http://forumfiles.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumfiles.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [09-11.01.11] Skin of the night


[09-11.01.11] Skin of the night

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

Время: поздний вечер
Места: квартира Маркуса, клуб «Черная орхидея»
Герои: Marcus Benson, Roxanne
Сценарий: Маркус наконец решил, что нашел себе новое идеальное место обитания. Он здесь всего две недели и пока все складывается хорошо, однако мужчину начинают преследовать непонятные сны и впервые за 10 лет, он понимает, что перестает контролировать своего зверя так же хорошо, как раньше. Нужно разобраться с этим как можно быстрее, особенно учитывая, что приближается полнолуние.

Отредактировано Marcus Benson (24.12.17 23:34:47)

0

31

Принцесса жадно облизнула губы, выдавая, что вкус крови оборотня ей по нраву и она хочет еще, но она очень долго не получала больше возможности снова вкусить ее. И Роксана не делала ничего, чтобы полностью захватить власть в данной ситуации, продолжая терпеть свою жажду. Тому была вполне конкретная причина: женщина дала Маркусу полную свободу действий, прикинувшись одной из тех пассий, что у него уже были, позволяя ему в полной мере развернуться и проявить себя и свой характер доминанта.
Разумеется, дочь Нила не отказывала себе в легчайших попытках дотянуться до вен и артерий ликантропа, в ярких реакциях и податливости, заняв привычную ему пассивную роль женщины снизу. Ей даже не нужно было притворяться - умелые ласки англичанина пускали яркие импульсы удовольствия, даря волшебные минуты...но это все было не то. Не то и не так. Ни разу за все это время, даже учитывая два полноправных оргазма, Роксана так и не потеряла голову и не забылась, без лишнего напряжения контролируя ситуацию и все происходящее, но не давая Бенсону это понять.
Ни сила, ни желание, ни страсть, ни наслаждение не дали Принцессе перестать чувствовать жажду, причем жажда эта касалась не только крови (а в этом смысле с каждой минутой она лишь росла из-за того, как много сил тратила вампир), но и секса, власти и данного конкретного мужчины. Несмотря на то, как полно заполнял ее Маркус и как ярко она его чувствовала, ей не хотелось его меньше, напротив. Однако ее любопытство...было уже более чем удовлетворено, когда мужчина потянулся к ней в третий раз.
- Черт...ну почему ты носишь чертово серебро...
Роксана негромко и томно рассмеялась, все с той же плотоядной улыбкой, будто между ними до сих пор ничего не успело произойти, глядя на оборотня. За время их близости он услышал несколько ее стонов, но ни единого вскрика, а совершенно черный взгляд сейчас только подтверждал, что, несмотря на все старания, Маркусу так и не удалось достигнуть определенной планки, что Принцесса ему, похоже, поставила. И именно в этот момент, взглянув в ее глаза, ликантроп осознал, что все это время ему только казалось, будто он здесь главный. Принцесса обвела его вокруг пальца, толком даже ничего не сказав и не сделав - она всего навсего позволила ему думать, что он имеет какую-то власть рядом с ней и в ее постели.
Довольный оскал дочери Нила мелькнул и тут же исчез, и мужчина ощутил, как ласковая рука скользит по его затылку, шее и плечу, а затем пальцы с неожиданной, как всегда, силой сжимают его и толкают назад, лишив возможности ласкать женское тело. Маркус оказался лежащим на спине, и пальчики Роксаны, что села рядом, прошлись по груди и животу оборотня, опускаясь к паху и ощутимо, но довольно жестко приласкав. Несмотря на легкий болезненный импульс, удовольствия меньше не стало - Принцесса не хуже своего любовника знала, как доставить удовольствие.
- Моя очередь... - прошептала женщина, нагнувшись к уху англичанина, глубоко втягивая запах его тела, но усилием воли удержавшись от того, чтобы закончить все одним укусом. Роксана ничего не приказывала Маркусу, но это уже и не требовалось, ведь он отлично знал, что если будет сопротивляться - она заставит его слушаться.
До слуха ликантропа донесся шорох, а затем Принцесса выпрямилась, и он увидел в ее руках тяжелую кожаную плетку - и то была отнюдь не секс-игрушка, а настоящий рабочий хлыст, каким обычно погоняют цирковых лошадей. О безобидности и безболезненности данного агрегата не могло быть и речи. В руке Роксаны этот предмет смотрелся на удивление...к месту. Особенно когда она улыбалась так порочно, как сейчас.
Тем не менее, удара не последовало, как и дразнения в ином ключе - вместо этого Принцесса умелым жестом коротко взмахнула хлыстом, так что тот с приятным скрипом кожи с несколько колец обернулся вокруг ее собственной талии. Все это произошло за считанные секунды, и через еще миг Роксана ловко оседлала ликантропа. Но...вновь не так, как, возможно, Маркус ожидал: колени вампира однозначно прижали его собственные руки чуть выше локтей к постели, а влажные нижние губы настойчиво требовали глубокого поцелуя. О желании Принцессы так же сказали и руки - одна уперлась в изголовье постели, другая чуть направила голову оборотня. У мужчины просто не было выбора, ему его больше никто не собирался предоставлять, равно как и свободы действий. Он ясно понял, что отныне будет только так, как хочет Роксана...впрочем, так было и раньше.
Вскоре до слуха Маркуса донесся довольный вздох Принцессы, ее тело чуть вздрогнуло от удовольствия, еще через несколько минут прозвучал сладкий, будоражащий стон. У оборотня не было ни шанса изменить ситуацию до тех пор, пока женщина не испытала новый оргазм...оставив его самого без сливок от слова совсем. Роксана даже ни разу не коснулась его как-то иначе помимо того положения, в которое его поставила с самого начала. И тем не менее, когда ее тело вздрогнуло, а бедра чуть сжали его голову, у мужчины мог появиться шанс вновь взять над вампиром верх...
Этого не произошло. Принцесса посмотрела ликантропу в глаза долгим, темным как бездна взглядом, прежде чем сесть к нему на грудь. Что бы он ни говорил, чего бы он ни хотел, о чем бы ни просил, даже если бы он умолял - Роксана только улыбалась той улыбкой, что обычно приписывают дьяволицам похоти и соблазна, не отвечая. А в то мгновение, когда колени дочери Нила перестали удерживать его руки, хлыст, обнимавший талию ненасытной, оплел его запястья, подтянув вверх. Маркус не успел и опомниться, как оказался привязан к постели и распростерт перед и под госпожой, причем она прекрасно знала, что он может вырваться и не отдавала приказа подчиняться, словно бесконечно испытывая его терпение на прочность. Он и сейчас мог не сомневаться, что, нарушь он правила ее игры, расплата последует незамедлительно. Но пока ему в зубы просто безапелляционно вложили рукоять хлыста.
- Ммм...это заводит не меньше, чем когда ты был распростерт у моих ног... - не удержалась от комментария Принцесса, и можно было только поразиться, как возбуждающе это прозвучало. Вампир облизнулась, когда увидела эту самую реакцию в виде напряженного члена, видя также и то, что буквально все тело оборотня требует разрядки. Но Роксана не собиралась так просто заканчивать игру - она намеревалась вести свою линию до тех пор, пока Маркус и его тело не начнут ее умолять.
Дочь Нила склонилась к груди мужчины, сама скользнув ниже, и оставила пару легких поцелуев на коже, которые тут же сменились прикусываниями. Клыки прокалывали кожу до крови, заставляя алые бусинки выступать и скользить по телу, но и сейчас Роксана показывала чудеса выдержки, не останавливаясь ни на мгновение, так что вскоре весь торс ликантропа оказался покрыт неглубокими укусами. Язык вампира скользил по коже, собирая отдельные капли, и вскоре Принцесса добралась до паха уже губами.
Ласка могла показаться англичанину благословением после всего того времени, что Принцесса нагло игнорировала его возбуждение, но наслаждаться ему пришлось не долго. Оказалось, что женщина и не думает давать ему расслабиться. Минет оказался жестокой пыткой, сводящей с ума - Роксана прекрасно чувствовала и знала, когда надо изменить ритм или скорость, чтобы не дать ему кончить. Тут скорее оказалось не положение женщины, желающей доставить партнеру удовольствие, а положение госпожи, упивавшейся своей властью с садистским наслаждением. Именно теперь дочь Нила полностью отдалась их близости, не скрывая, как ей нравится мучить Бенсона, и как далек он был от того, чтобы добиться такого результата сам.
Напряжение тела Маркуса говорило Принцессе о многом, но она не собиралась ему уступать. В какой-то момент дочь Нила как будто сжалилась, дав мужчине передохнуть, подняв голову и посмотрев на него, выпрямляясь. Клыки были видны между полных губ, взгляд выдавал сильную жажду, но Роксана определенно ждала, когда ликантроп сдастся - в отличие от человеческих женщин ей не грозило устать или потерять терпение, она могла пытать его очень и очень долго, и пытка эта могла перерасти из извращенного удовольствия в нечто куда более кровавое и жестокое. А вот случится ли это, уже зависело от самого оборотня.

+1

32

Никогда. Ни разу за всю свою жизнь Маркус не ощущал себя настолько глупо. Каким-то непостижимым образом этой женщине удавалось раз за разом его обставлять. Даже сейчас, когда ее тело податливо изгибалось под ним и дарило наслаждение, ей хватило одного взгляда, чтобы он ощутил себя как неопытный юнец, хотя все женщины, которым довелось побывать в постели оборотня уже почти никогда не могли получиться наслаждение в руках обычного человека. То чувство, когда ты паришь на грани реальности и забытья, между самой жизнью и смертью.
Но успев поймать лукавый взгляд Роксаны, Маркус понял, как далека она сама была от этой черты, хоть и ей было приятно. Очевидно, именно поэтому она не спихнула его с постели, как надоевшего кота.
Все, что он успел сделать, упав на спину и тут же инстинктивно пытаясь приподняться, и бросить на нее еще один темный взгляд. И вновь там было именно то сочетание эмоций, которое она увидела, когда впервые попыталась приказывать ему: ненависть и желание. Похоже, именно эти эмоции и делали его таким желанным для нее. Он не попытался дергаться, даже без ее приказа, словно принимая справедливость ее желания оказать ответную услугу и она прекрасно слышала его рык и протест, когда проделав такой эффектный фокус с хлыстом, она заставила его ласкать себя, а сама и пальцем не шевельнула.
В голове оборотень изрыгал на проклятую женщину самые изощренные проклятия, желая ей сдохнуть в мучениях, оставаясь неудовлетворенной до конца своей долгой жизни...

Когда она встала с него, то натолкнулась на такой же острый как и его клыки, взгляд, которым он убил ее, если бы мог. Кожа оборотня блестела от пота, а все мышцы свело от напряжения. Он уже не был спокоен, не был в силах дышать ровно. Оборотень зашипел, когда его руки оказались связаны и дернулся, так что Роксана услышала соблазнительный скрип кожи. Но стало очевидным две вещи — он никогда не подчиниться ей до конца, это противостояние всегда останется, не в открытом виде, так в мелочах. Ягуар и мужчина всегда будут скалить зубы как сейчас, даже если при этом она будет получать то, чего хочет. Такого опыта у нее еще не было, обычно все ее подчиненные единожды признав ее крепкую руку, больше не подымали головы, но явно не этот англичанин, который, кажется, уже начинал терять свою невозмутимость.
В этом она смогла убедиться, пусть и не сразу. Каждый поцелуй-укус заставлял ликантропа сдавленно постанывать сквозь зубы, но как только горячий рот принцессы обхватил его, выдержка и так перевозбужденного тела отказала. Стоило ее клыкам чуть сжать его, оборотень вздрогнул и Роксане достался протяжный, тяжелый стон, а сильное тело выгнулось, умоляя не прекращать, но бросив взгляд на мокрое от пота лицо, а на котором углями горели глаза Маркуса, начавшие снова менять оттенок на ядовито-желтый, Роксана видела, что упрямец держится, хотя его уже трясет.
Однако новые прикосновения, будто нарочно бившие в самые чувствительные точки на его теле, наконец, качнули чашу весов в сторону хозяйки этой постели. Когда Роксана чуть отстранилась, выпрямляясь, то поняла, что голова оборотня запрокинулась, он выпустил рукоять хлыста и искусанные клыками что-то сбивчиво шепчут, но голос прерывается глухим рычанием. Пришлось склониться ниже, чтобы разобрать, что именно он говорили или о чем просит. Когда дочь Нила приподняла его голову, он вновь поддался ближе, порывисто, словно готов укусить, но даже в таком состоянии, не упустил момент, замирая и потираясь носом о ее висок, как огромный хищник.
- Пожалуйста... - ему пришлось схватить воздуха, чтобы продолжить. - Пожалуйста, принцесса... сделай тоже, что с тем оборотнем...я видел...его лицо... - Роксана поняла, что Маркус уже просто не может связно мыслить, но отметила про себя, что выдержит он еще довольно, чтобы она смогла реализовать все, если все же дать ему поблажку.
Маркус просил, но просил не своего удовольствия, а по сути предлагал компромисс, что тоже было весьма занятно, учитывая, какой единоличник в нем угадывался, но тем приятнее могло стать продолжение для них обоих. Язык оборотня мягко лизнул мочку ее уха, снова обжигая ее горячим дыханием и она видела, что больше никаких попыток перечить ей не последует, по крайней мере сегодня.

+1

33

Роксана вынуждена была про себя признать, что выдержка и поведение Маркуса ее восхищают и заводят. Разумеется, делиться подобным открытием с самим ликантропом она не намеревалась. Она почти урчала от удовольствия прогибать англичанина под себя, не переставая черпать энтузиазм в том, что он напрочь отказывается принять ее власть до конца. Это могло обещать месяцы, если не годы игры без потери интереса.
Так или иначе, она добилась, чего хотела, по крайней мере сейчас. Мужчина просил ее о чем-то, и Принцесса подалась ближе, желая слышать каждое произнесенное им в экстазе слово. И вновь оборотень удивил ее, прося не о том, чего ожидала вампир. Она полагала, он будет умолять ее не мучить его больше, что он сдастся, но...от прозвучавших слов по спине Роксаны прошла волна непривычных мурашек.
Бенсон видел, как женщина оскалилась, напрягшись всем телом. Он не мог знать, какой эффект произведет его приглашение отведать собственной крови как следует. Вампир, даже в ранге Мастера, даже самый сильный, не способен не принять такой подарок. От подобного предложения не отказываются, никогда. И Маркус, сам того не ведая, попал в точку невозврата - с этого момента он сам отсек себе любые возможные пути отступления.
- Маррркус... - выдохнула дочь Нила, прикрыв темные глаза, но уже не пытаясь прятать оскал, хотя англичанин видел, что она не уступает ему в выдержке даже сейчас.
Произнести что-либо еще он не успел. Принцесса вновь оседлала его, и на этот раз горячее лоно с готовностью вновь приняло напряженный член в себя, ярко контрастируя с прохладным темнокожим телом. Хлыст отпустил руки Маркуса и оказался отброшен в сторону, что без слов давало понять, что Роксана желает прикосновений мужчины к себе. Однако сменить положение ему вновь не дали - дочь Нила хоть и даровала ему определенную свободу, но возвращать доминирующую позицию не собиралась.
Принцесса чувствовала всем телом, как Бенсон ждет уже любого подвоха и нового облома, и тем контрастнее было то, что женщина взяла определенный ритм, с которого уже не сбивалась. Несколько точных, невероятно чувственных движений, и Маркус не мог поверить своему счастью - на этот раз Роксана, похоже, готова была позволить ему разрядку.
И сразу же ликантроп ощутил, как вампир склоняется к нему. Радужка заняла собой весь белок, набрасывая на мужчину легкий гипноз, благодаря которому любые неприятные ощущения заменялись невероятным удовольствием, и Маркус на границе сознания понял, что Принцесса не собирается поцеловать его - кончики ее клыков уже коснулись его шеи. Роксана ощутила на языке соленый привкус пота англичанина, а также приближение собственного оргазма, четвертого по счету. И она промедлила еще пару секунд, заставляя оборотня забраться на самую вершину его наслаждения, четко поймав этот момент перед тем, как он должен был сорваться вниз.
Клыки Принцессы прокусили кожу Маркуса и впились в его заходящуюся в бешеном пульсе артерию, добивая и принося ни с чем не сравнимое удовольствие, никогда ранее не испытываемое англичанином. В этот же момент его кровь наполнила рот Роксаны, сделавшей крупный жадный глоток и не сдержавшей стона. Ее собственный оргазм догнал ликантропа, рот наполнил второй глоток его крови, и только через мгновение дочь Нила поняла, что что-то не так, распахнув глаза и почти разом трезвея.
Ее собственная метафизика, подобно ее же оргазму, как будто взорвалась, заполнив вокруг собой все пространство комнаты и смешиваясь с похожим выбросом силы Маркуса. Две силы сплелись, да так прочно, что ничто уже не могло их разъединить, даже мысленный окрик Принцессы: "Нет! Не может быть!.." Мастер вампиров уже выпустила из клыков шею оборотня, резко выпрямляясь на нем, и по широко распахнутым глазам, радужка которых занимала все пространство, стало ясно, что выброс силы и происходящая метафизика происходят не по воле Принцессы.
Бесконечно долгую минуту воздух едва не искрил для них обоих, перековывая ликантропа изнутри, даря ему бессмертие и прочно и навсегда привязывая его к Принцессе Мемфиса, в то время как та чувствовала и осознавала, что только что против своего желания приобрела Зверя Зова, а значит - и непростительную слабость.
На ее месте, Маркус мог быть уверен, какая-нибудь другая женщина пришла бы в бешенство или психанула, но он видел и, что важнее, чувствовал, как Роксана буквально душит в себе зарождающийся подобный всплеск. Стальная выдержка Принцессы сейчас сыграла серьезную роль, заставив ее остаться на месте - собственно, на ликантропе - и глядя в его лицо. Она, определенно, не спешила что-либо объяснять англичанину, пытаясь для начала сама поверить в то, что произошло. Наконец, напряженное молчание достигло своего апогея в улегшейся энергетике и тишине:
- Черт! - вслух выругалась дочь Нила, соскользнув на постель с Маркуса, но удержать ее на месте едва ли что-то могло. Женщина мгновенно оказалась на ногах, подхватывая с пола махровый халат англичанина и накидывая его на свое тело, рывком завязывая пояс на талии. Ее глаза вновь приобрели нормальный вид, жажда угасла, отступив, а тело вновь источало легкое тепло, порожденное жаром крови оборотня. Но ничто не могло скрыть напряжения Принцессы, которая, кажется, впервые за много лет просто не знала, что делать со сложившейся ситуацией.

+1

34

История знает весьма много комичных и не очень случаев гибели во время секса. Но сейчас  Маркус не был уверен, что именно станет причиной его смерти, если Роксана не сжалиться или хотя бы не решит, что он ей хоть сколько-нибудь еще пригодится. Он уже плохо соображал, когда открыл рот, и подсознание в агонии выдало то, что так зацепило его сутки назад и чего ему сейчас действительно хотелось больше, чем получить удовлетворение традиционным способом.
Хотя и тут он уже понял, Принцесса весьма изобретательна и так быстро ему никто не позволит расслабиться. Звук собственного имени, произнесенного с рычанием, не хуже чем его собственное, заставил его вынырнуть к реальности ненадолго, встречаясь желтыми глазами хищника с темным взглядом вампира. Неужели она услышала? А может снова только сделала вид?
Думать уже было трудно, поэтому, когда она снова позволила ему стать единым с ней, мужчина дернулся скорее инстинктивно, чем осознанно, хрипло и громко застонав от ощущений.
Он уже не мог расслабиться, прикрыв глаза и стараясь ничем не спровоцировать ее остановиться. Но чем увереннее и ритмичнее становились ее движения, тем призрачнее становился страх. Низ живота болезненно стянуло, и жар растекся по всему телу, покалывая сотней мелких иголочек. Маркус готов был просто скулить от счастья, но спустя пару секунд он понял, что это не все.
На него напало странное легкое марево, и он рискнул приоткрыть глаза, видя лишь, как колыхнулось сильное тело женщины, и она склонилась, притягивая его ближе. Краем сознания он знал, что сейчас случиться, но ему не только было не все равно теперь, он страстно этого желал, еще не признаваясь до конца перед самим собой.
Еще одно сильное движение бедрами заставило его войти в нее на всю длину и мышцы ее лона крепко сжали его, подстегивая и без того слишком долго ожидаемый пик удовольствия, он уже почти отпустил себя, когда пылающую огнем кожу обжег холодок ее дыхания, а затем она укусила его. Он мог только догадываться, как это будет, но не угадал даже приблизительно. Все его тело в миг будто стало одной открытой эрогенной зоной, усиливая ощущения во сто крат. Кажется, он закричал, звук потонул в хороводе ощущений, запахов и чувств. Это было невыносимо и в тоже время самое прекрасное, что он когда-то испытывал. Он ощущал, как она тянет из него кровь и вместе с тем какую-то силу, видел незримые золотисто-черные потоки, которые вдруг начали закручиваться вокруг них. Он видел, как вокруг нее золотом горит свет, хотел спросить, но не мог произнести ни звука. Ее тело также вздрогнуло в истоме и последней яркой вспышке оргазма. Вдруг поток света колыхнулся, пронзая его насквозь, и темная дымка собственной силы начала закручиваться, на глазах пораженного оборотня сплетая поразительный по красоте узор из сотен мелких звеньев.
- Рррооо… – хрипло застонал оборотень, не понимая, что происходит и вдруг его тело с хрустом выгнулось и вампира, все еще сидящая на нем, смогла увидеть, как под кожей резкими движениями проступают мощные ребра, словно началась трансформация. Пальцы, которые до этого ласкали ее спину, сжались на ее бедрах, и она ощутила, как когти впились ей в кожу. Сила вливалась в Маркуса, и на какой-то миг могло показаться, что она сломает его пополам. Голова оборотня запрокинулась, рот с внушительными клыками приоткрылся в немом крике, а затем все стихло, и ликантроп тяжело рухнул обратно, жадно хватая губами воздух, пытаясь совладать с обрушившейся на него непонятной силой и пережить последствия самого мощного в своей жизни оргазма. Наконец, Маркус открыл глаза и Роксану ждал сюрприз, вместо привычной желтой радужки, теперь ее собственный Зверь Зова смотрел на нее изумрудными глазами, горящими как два драгоценных камня.
В голове по-прежнему шумело, тело сладко тянуло, но усталости не было. Напротив, ему никогда еще не было так хорошо и это было странно.
Но посмотрев на Роксану, мужчина сразу смекнул, что здесь что-то не чисто. Он сел на постели, убирая со лба прилипшие пряди и потирая лоб. Что-то точно было не так. Именно между ними.
- Что…что это было? – осторожно уточнил англичанин, пару раз моргнув, но понимая, что ему не мерещится. Он прекрасно видит золотистую ауру с черными вкраплениями, которая охватывает женщину и, переведя взгляд на свою руку, понял, что свечение исходит и от него. Но было еще что-то. Та невидимая преграда между ними, которую он до сих пор ощущал, как будто стала мягкой, податливой. Он вдруг понял, что все эмоции принцессы теперь для него куда понятнее. Ее раздражение и растерянность сейчас ощущались, как собственные.
- Ро? – впервые обратился он к ней так вольно, тоже поднимаясь и приближаясь к ней, легко положив горячую ладонь ей на плечо и смотря внимательно. Действительно пытаясь понять то, о чем просто, скорее всего, не мог знать, иначе никогда бы не позволил зайти так далеко. В этом была своеобразная ирония, Принцесса хотела поиграть с ним…и слишком заигралась, зато одно было абсолютно точно, теперь черный ягуар не покинет ее, никогда.

+1

35

Если бы Роксана курила, то сейчас, несомненно, ее пальцы высекли бы искру из зажигалки, а губы сжали бы фильтр сигареты. Однако она не только не курила, но даже кофе не пила. Простые человеческие радости подобного рода были для нее чужими. Принцесса откинула с лица вьющуюся прядь волос и отметила, что у нее даже руки не дрожат. Ничто не выдавало ее внутреннего состояния, как и всегда...но был рядом с ней один мужчина, который чувствовал ее отныне лучше, чем ей бы хотелось. Ему не нужно было смотреть на нее сейчас, чтобы знать, что она испытывает, и это непривычно бесило.
Дочь Нила была так зла и растеряна, что даже не обратила внимания на безапелляционно сокращенное имя. Его прикосновение заставило ее обернуться и вновь встретить его взгляд. Ни лице Принцессы отразилась легкая досада, и она коротко ответила:
- Ты стал моим Зверем Зова.
Видя, что Маркус по-прежнему ничего не понимает, Роксана чуть поморщилась и уверенным жестом, что так не вязался с внутренним состоянием, скинула его руку с плеча и повела подбородком в сторону одной из дверей:
- Ванная там. Примешь душ - и я постараюсь тебе доходчиво все объяснить.
Ванная комната оказалась весьма внушительных размеров, облицованная черным с серо-белыми прожилками мрамором. Здесь были большая ванна с джакузи, вместительная душевая, широкая раковина. Пара сложенных черных полотенец лежала рядом, в узком зеркальном шкафчике обнаружились гель для душа, шампунь, пара новых зубных щеток и другие гигиенические принадлежности, а также пена, соль и масла для ванн.
Принцесса оставила постель смятой и, когда англичанин скрылся в ванной, стала мерить шагами комнату, сжав пальцами виски и стараясь унять свое беспокойство, разочарование и злость. Ну, почему, почему столь увлекательная и приятная игра должна была закончиться именно так?! Роксана не желала становиться уязвимой, а потому не искала себе даже человека-слугу, не говоря уже о Звере Зова...и вот к чему привело ее нежелание подпускать к себе кого-то так близко: силы распорядились сами, вопреки ее желанию, что только усугубило положение.
Занятая собой и своими мыслями дочь Нила упустила момент, когда шум воды стих и в комнате вновь появился ликантроп. Ощутив его рядом, Принцесса резко остановилась, перестав метаться от стены к стене, круто развернулась вновь лицом к англичанину и, смерив его взглядом, указала рукой в сторону дивана и кресел:
- Сядь и слушай внимательно, - произнесла она. Когда Маркус послушался, Роксана начала говорить, вскоре вновь ходя туда-сюда, совсем как сам Бенсон, когда она впервые позвала его к себе. Принцесса сделала краткий экскурс в физиологию и питание вампиров, чуть подробнее остановилась на метафизических способностях и рангах, территориях и линиях крови. Дочь Нила не вдавалась в подробности и рассказывала только информацию, достаточную для понимания ликантропом положения вещей. Гораздо более детально вампир остановилась на своих собственных способностях, объяснив, что может призывать трех зверей, а не одного, и объяснила, почему. Рассказала о создании человека-слуги и, наконец, о Звере Зова, коих у нее самой могло быть два, а не один, а также о триувирате.
Роксана замолчала, остановилась и посмотрела на мужчину, а затем опустилась в кресло, вздохнув. Она рассказала достаточно, чтобы Бенсон имел представление о том, во что вольно-невольно ввязался, но это было еще не все. Принцесса прикрыла глаза, уже спокойнее продолжив:
- Как правило Мастера вампиров создают человека-слугу и Зверя Зова, делая самостоятельный выбор. Однако Мастер может получить Зверя Зова и против собственной воли...просто потому, что так распорядились силы. Так получилось у нас с тобой...я не желала иметь Зверя Зова и в принципе не собиралась его заводить...
Принцесса вновь прямо смотрела на мужчину, и он чувствовал, что она говорит искренне. Вообще за время свой речи Роксана несколько успокоилась и, похоже, смирилась с неизбежным.
- Зверь Зова обретает бессмертие своего Мастера. Он может чувствовать Мастера, общаться с ним мысленно. Неопытные ликантропы и вампиры часто врываются в сознание друг друга и видят прошлое и мир глазами друг друга...чтобы этого не происходило спонтанно, необходимо научиться ставить метафизический щит... Все это применимо отныне и к тебе, Маркус... - закончила женщина, чуть сжав пальцами подлокотники кресла и вновь расслабив руки. Кажется, она сказала все, что было нужно, и уже от всего этого потока информации у англичанина должна была кругом пойти голова. Столь прочная связь и все сопутствующее, включая внезапно обретенное бессмертие... Однако оборотень ощутил, что что-то еще Роксана не договаривает. Какую-то важную для нее деталь, из-за которой, собственно, и пребывала несколько минут назад в таком непривычном для себя состоянии. Ведь до сих пор Маркус не услышал ничего такого, что могло бы настолько выбить Принцессу из колеи - значит, было что-то еще.

+1

36

События последних суток сменяли друг друга так стремительно, что наступившая вдруг тишина заставила ликантропа насторожиться. Впрочем, виной тому была, прежде всего, Роксана. Выдержав его взгляд, она без всякой радости сообщила ему, что он стал ее зверем Зова. Однако если она рассчитывала увидеть хоть какую-то реакцию, Маркус только вопросительно склонил голову, ожидая продолжения, но вместо этого был безапелляционно отправлен в душ, хотя тут он и сам не упорствовал. Все таки, беседовать  лучше с комфортом, а тело неприятно чесалось.
Оглядев ванную комнату и справедливо решив, что джакузи сейчас было бы отличным вариантом, но оно явно не подразумевает разговоров на серьезные темы, он шагнул в душ, подставляя тело горячим струям, и блаженно заурчал, отфыркиваясь от летящих в нос брызг. Впрочем, долго нежиться он не стал.
Поскольку Роксана самовольно лишила его халата, пришлось просто обмотать вокруг бедер черное полотенце и вернуться к хозяйке «Черной орхидеи». Бенсон не спешил и не перебивал ее, пока женщина терпеливо рассказывала и поясняла ему все тонкости жизни вампира, а также особенности ее самой. По мере того как хмурились его брови, Роксана могла оценить, как отчаянно мозг оборотня пытается все это переварить.
В этом плане с одиночками больше возни – стая берет на себя воспитание и обучение себе подобных, а тут полный ноль, хоть и довольно взрослый альфа-самец. Когда она замолчала, ликантроп закрыл глаза, сложив ладони лодочкой, и склонил голову, уткнувшись в них лбом, замерев так на пару минут.
Роксана могла ожидать любой реакции, например, как раньше, ярости, паники, но… Теперь она тоже чувствовала его куда лучше и новым открытием стал тот факт, что зверь и человек абсолютно спокойны, словно она сообщила ему, что берет его на работу.
- Так… – наконец выдохнул англичанин, не пытаясь встать и смотря на нее, склонив голову на бок, подперев подбородок рукой. – Могу я подвести некое резюме, а ты поправишь, если я что-то не так понял… Теперь я связан с тобой…я бессмертен, я могу тебя чувствовать и общаться телепатически…а также и ты и я можем…мм – он попытался сформулировать на свой манер, пощелкав пальцами – Можем проникать в воспоминания друг друга непроизвольно? Так?
Получив ответ, он задумчиво потер висок, смотря куда-то сквозь Принцессу.
- Так  значит, ты будешь меня учить? Раз я теперь, вроде как с тобой … - голубые глаза теперь, наконец, посмотрели на нее с легкой ухмылкой, и у Роксаны возникло странное ощущение «правильности», пришедшее от Маркуса. Зная его прошлое, было легко понять, что пусть и  насильно, но Принцесса поставила его, как оборотня, на нужный путь. Такому как он, нужна была женщина – альфа. А раз крупных трайбов, где царил у ягуаров матриархат, не было, ничего удивительного, что ему неосознанно необходимо было ощущать на себе властную руку, пусть гордость и не позволяла признаться. Зато сейчас он впервые был действительно спокоен, что неожиданно стало очень заразительным.
Роксана поймала его взгляд и легко смогла теперь его расшифровать. Ему было интересно с ней ничуть не меньше и одной ночью этот интерес ему было не утолить.
Пусть впереди будет весьма нелегкий путь «притирки», но перед ней действительно сидел сильный ликантроп, способный поделиться с ней свой силой и кровью, если потребуется. А она теперь уже будет вынуждена примерить на себя новую роль, как раз в тот момент ее долгой жизни, когда она еще сама не поняла, что та начинает ей приедаться. И вот тут мужчина задал весьма скользкий вопрос, сам того не понимая. Несмотря на обилие информации, тонкий ум англичанина выхватил важные детали:
- Ты сказала, что мы можем чувствовать друг друга…а что будет, если кому-то из нас получит травму? Другой будет ощущать его боль? – вопрос был задан совершенно спокойно, просто для сбора информации и явно в голове оборотня уже рисовался план, как подстроиться под новый формат жизни. Он был в этом вопросе весьма практичен, что делало их даже похожими. Роксане предстояло взвесь все «за» и «против», но учитывая тот факт, что метафизика вспыхнула так внезапно, ей повезло, что ее зверем стал тот, кто в случае чего может о себе позаботиться, а значит, при определенных условиях, ее существование не подвергалось столь серьезной угрозе, как если бы напротив нее сидел не спокойный финансовый эксперт, а какой-нибудь байкер или охотник за головами.

+1

37

Принцесса рассчитывала, что такой, как Маркус, сможет достаточно прочно все понять, и эмоции не возьмут над ним верх. Она оказалась права - ликантроп, прежде чем поддаться каким бы то ни было эмоциям, резюмировал для себя все вышесказанное. Роксана не сочла нужным повторяться и просто кивнула, поймав себя на том, что опять любуется мужчиной. Сейчас это вызвало уже не столько раздражение, сколько усталое смирение - теперь она, даже если захочет, не сможет избавиться от англичанина. Никогда, пока жива.
- Так значит, ты будешь меня учить? Раз я теперь вроде как с тобой...
Принцесса Мемфиса поморщилась как от зубной боли и снова кивнула, едва удержавшись от того, чтобы фыркнуть, когда ощутила, как легко и даже почти радостно воспринял все эти новости оборотень. Вампир могла бы разозлиться, но она уже перегорела - эмоции отступили на второй план или даже вовсе растаяли, если не считать единственного пункта, о котором Роксана до сих пор молчала, что не давал ей покоя сейчас и не даст о себе забыть еще много веков, отпущенных ей. В остальном же женщина легко поддалась спокойствию Маркуса, не лишившего, правда, дочь Нила внутреннего напряжения.
Принцесса мысленно чертыхнулась, когда оборотень задал вполне логичный вопрос. Конечно, было хорошо, что он далеко не такой безбашенный, как многие ликантропы, но с аналитическим умом англичанина ей придется считаться, хочет она того или нет. Обмануть или скрыть что-то будет теперь весьма проблематично.
- Если боль будет сильной и вызовет соответствующие эмоции - да, мы это почувствуем, - расслабившаяся и успокоившаяся было Принцесса вновь встала из кресла и обхватила себя за локти, сделав несколько шагов в сторону и добавив. - Ты также почувствуешь, если я умру. Не знаю, что именно, но после того, как моя жизнь оборвется, ты получишь определенную свободу и не утратишь бессмертие... Скажем так, ты мало что теряешь от своего положения. И, если хочешь, можешь жить в клубе - это довольно удобно, так что тебе не придется каждый раз идти на мой зов через весь город.
Маркус отчетливо ощутил, что Роксана считает разговор оконченным. А еще она ощущает себя сейчас несколько неуютно под его взглядом, сама ситуация ей совсем не нравится, но принята как факт, настроение Принцессы явно заняло нейтральную отметку, но все же ближе к отрицательному, а внутри ей как будто...зябко. Дочь Нила спокойным, как прежде, и легким жестом развязала пояс халата, и выглядела она прекрасно и невозмутимо, похоже, собираясь одеться и вернуться к делам, о которых на эту ночь почти забыла.

+1

38

Маркус снова кивнул, но легкий прищур на том моменте, когда Принцесса заговорила о смерти, четко дал ей понять, он отметил это, однако, надо было отдать должное его уму и наблюдательности – новых вопросов не последовало…пока…
- И, если хочешь, можешь жить в клубе - это довольно удобно, так что тебе не придется каждый раз идти на мой зов через весь город…
- Ну, это разумно… у тебя тут много места, пожалуй, действительно стоит выбрать себе тут уголок… но мне нравится моя квартира, так что часть времени я все же буду проводить вне твоего клуба – он чуть усмехнулся. – Днем ты все равно будешь отдыхать, а если мне повезет, все мои деловые переговоры и встречи планирую совершать до заката…
Этим ликантроп тоже дал Роксане понять, что хотя он теперь принадлежит ей, он не ждет от нее содержания и полного пансиона. Скорее, пока он воспринимает это как взаимовыгодное партнерство.
Мужчина чуть дернул подбородком, вставая и теперь куда легче считывая оттенки ее чувств и эмоций. Когда она сбросила халат, он тут же поднялся, оказываясь рядом, и подхватил его, втягивая носом ее запах с ткани, смотря на нее сверху вниз, но, не касаясь, хотя возможно ему и хотелось.
- Ладно, не буду тебе мешать…
Он скользнул мимо нее в ванную, очевидно, чтобы вернуть полотенце на место, но сразу не вышел, а Роксана, занятая теперь собой, переодеваясь и приводя мысли в порядок, попросту забыла о нем, как забыла и в прошлый раз, вспомнив лишь когда она чуть не поужинал ее барменом.
А между тем спустя какое-то время дверь  ванной бесшумно распахнулась, и мягко ступая по ковру, в комнату вышел огромный черный ягуар, сверкая изумрудными глазами. Кошка превосходила обычного зверя в размерах, достигая почти полутора метров в холке. Ягуар сейчас был расслабленно-спокоен, поведя носом и прошел через спальню в кабинет, где обнаружилась Роксана, что-то проверявшая в бумагах, переступая босыми ступнями по полу. Маркус тихо фыркнул, прогибаясь под столом, и вдруг потерся теплым боком о ее ногу, а затем и вовсе лег. На ощупь шкура была мягкой и удивительно теплой.

+1

39

Роксана внутренне вздрогнула от жеста Маркуса, видя, с какой жадностью он впитывает в себя запах ее тела, и улыбнулась ему, прикрыв глаза. Может, это не так уж плохо, что у нее появился Зверь Зова...раз эта участь выпала именно этому англичанину? Если бы только не его прошлое...придется приглядывать за ликантропом, хочет она того или нет.
Принцесса прошла в гардеробную и неспешно оделась. Ее тело скрыли уже знакомые Бенсону джинсы и свитер, но обуваться женщина не стала. Ночь уже перевалила за середину, так что проверять клуб смысла не имело, и Роксана прошла в свой кабинет, заколов волосы черепаховой заколкой. У нее еще было несколько дел, которые она могла закончить, не выходя из-за стола.
Когда в кабинете появился ягуар, о котором Принцесса успела позабыть, проверяя цифры в счетах за последнюю неделю, раздался звонок одного из ее мобильных телефонов. Отвечая, женщина краем глаза заметила крупную черную тень, но даже не шелохнулась, когда он забрался к ней под стол. По ее губам скользнула улыбка, когда Маркус потерся о ее ногу, и Роксана зажала телефон плечом, потянувшись за другим документом.
- Донателла, я все понимаю, но мы ведь договаривались. Вот, в нашем договоре стоит дата...завтрашнее число. Если я не получу костюмы в срок, то они не появятся в субботнем шоу, а значит не будет и рекламы. Деньги на счет вашего модного дома переведены давным-давно, клуб в праве ожидать выполнения контракта, - Принцесса отложила договор обратно, так и не выпустив счета, и машинально уперлась тонкой ступней в теплый бок оборотня под столом. На том конце ей что-то отвечали, но дочь Нила осталась совершенно невозмутима.
- Мы с вами уже это проходили...я прекрасно знаю, что Голливуд жаждет ваших творений, но они не платят столько, сколько плачу я. Либо завтра ночью костюмы будут в "Черной орхидее", либо вы возвращаете нам деньги. Доброй ночи, Донателла.
Роксана отключила телефон, тихо фыркнув и подумав о том, что дом Версаче слишком уж высоко держит голову. Ее артисты нуждались в неповторимых и дорогих костюмах, так что Принцесса заключала договоры с различными дизайнерами, тем самым делая им определенную рекламу.
- Войди, - вдруг произнесла дочь Нила, переступив ногами по боку Маркуса, и дверь в кабинет осторожно открылась. Посетитель не успел даже постучать - это оказался один из вампиров, работавших в клубе, как выяснилось через пару секунд - художник по свету. Он сообщил о выходе из строя двух прожекторов.
- Закажи, что нужно, и предоставь мне все данные и счет... - спокойно отозвалась Роксана, кивнув, и отпустила вампира. Еще несколько часов она работала за компьютером, пару раз ее тревожили, но Принцесса как будто забыла о ягуаре под столом, хотя так и не убрала ног с его теплого тела.
Уже ближе к утру Маркус уловил, что перестал слышать какие-либо звуки от Принцессы, включая дыхание и сердцебиение. Похоже, она закончила работать, но не встала из-за стола, а о чем-то задумалась. Роксана, действительно, погрузилась в далекое воспоминание. Она вспомнила, как стояла звездной ночью на палубе старинного корабля, кутаясь в легкую шаль, и смотрела на воду и небо. Горизонт постепенно начинал светлеть, но человеческому глазу уловить это было трудно. Ее путь был долгим, и впереди еще много дней путешествия...а она так хотела увидеть солнце, ощутить на себе его тепло. Глаза заслезились, но дочь Нила упрямо стояла на месте, глядя на горизонт, пока боль не стала невыносимой. Тогда она вынуждена была отступить в каюту.
Принцесса моргнула, выныривая из своего воспоминания, и тут же снова вернулось неспешное сердцебиение. Сложив аккуратно бумаги, Роксана отодвинула рабочее кресло, но не поспешила встать, посмотрев на черного ягуара у ног. Маркус ощущал, что она не сожалеет о том, что является вампиром, но все же чего-то ей в ее долгой жизни не хватает.
- Уже утро, Маркус...я собираюсь лечь спать.

+1

40

Со стороны могло показаться, что Маркус смирно забрался под каблук и притих, но так могли подумать только те, кто совсем не знал англичанина. Устроившись так, он, как истинный ягуар по своей природе, занялся наблюдением и сбором информации. Он теперь был частью Принцессы Мемфиса, жил в ее доме, а значит, должен был понимать, кто и чем тут дышит, пусть  даже в мелочах. Временами Роксана вспоминала о звере лишь по тихому урчанию, когда начинала неосознанно поглаживать его бок босой ступней, что неожиданно было приятно для обоих. Слушая разговоры с персоналом, а также очень профессиональный тон в общении  с капризной модной дивой, Бенсон только усмехнулся себе в усы, что ни говори, с этой женщиной никто не смел расслабиться. Но, как ни странно, ему это даже нравилось, хотя одновременно заставляло его свободолюбивое «Я» недовольно скалиться. Впрочем, он не был бы собой, если бы не умел найти подход и к такой как она.
Увлеченный размышлениями, Маркус не заметил, как произошло то, о чем говорила Роксана. Но он бы не назвал это ощущение словом «падение». Он как будто видел сон наяву, смотря со стороны на фигуру женщины на палубе, отмечая, как зябко она поводит плечами. Странное желание – увидеть солнце, которое многие так не ценят при жизни. Оборотень никогда бы не подумал, что Роксана способна на такие сантименты…а может уже и не способна, кто знает.
- Уже утро, Маркус...я собираюсь лечь спать
Зверь легко повернул к ней головой, перекатившись, и потянулся всем телом, но вопреки ожиданиям Принцессы, не ушел прочь, а последовал за ней. Когда дочь Нила разделась и вошла в спальню, то с удивлением обнаружила черного хищника в своей постели. Ягуар лежал так расслабленно что казалось,он идеально вписывался в интерьер. Роксана ощутила его пристальный взгляд, а потом в голове сперва слегка зашумело и раздалось тихо рычание, а затем вкрадчивый голос англичанина, даже мысленно сохранявшего этот его необычный акцент.
«Иди сюда, Принцесса… я не дам тебе замерзнуть… не только наша кровь на это способна…теперь я понимаю, почему ты предпочитаешь питаться кровью оборотней»
Сказано это было без издевки, просто наблюдение и констатация факта, что еще раз подтвердило тот факт, что ее Зверь весьма умен и со временем может принести ей пользу. Тем более, что для новичка, Маркус поразительно быстро освоил мыслеречь.
Когда она устроилась рядом, ягуар повернул к ней морду, проводя по ее лодыжке кончиком хвоста и чуть сощурился.
« Я не могу тебе указывать… но если уж мы связаны так прочно… может, стоит сказать мне о том, что будет с тобой, если меня убьют…впрочем, судя по твоей реакции, тебя именно это и тревожит, Принцесса…не бывает абсолютного бессмертия, верно?»
Его голос сейчас был удивительно приятным, хотя говорил он о совсем неприятных вещах, но видимо тут вмешалась его кошачья природа, а еще все то же живое тепло, которое хотелось удержать, но судя по всему, мохнатый хищник и так никуда не собирался.

Отредактировано Marcus Benson (13.01.18 10:55:48)

+1

41

Принцесса не стала сразу прогонять ягуара, хотя ее слова и были достаточно прямым намеком, что ему следует убраться подобру-поздорову. Она рассчитывала, что, пока находится в ванной и гардеробной, Маркус примет человеческий облик, оденется, благо его одежда так и лежала аккуратно сложенной на табурете у ее туалетного столика, и уйдет. Но не тут-то было...
Шагнув в спальню и уже развязывая пояс черного уцелевшего шелкового халата, Роксана с удивлением воззрилась на лежащего поперек ее постели хищника. Естественно, она тут же нахмурилась - подобную вольность Принцесса никому не позволяла.
- Маркус, я ведь сказала, что собираюсь спать. Какого черты ты забыл в моей постели?
Не понятно было, от чего чуть заметно вздрогнула женщина следом - от звука голоса англичанина в ее голове или от слов, которые он произнес. Ликантроп видел, что Принцесса готова разозлиться и, возможно, даже вспылить, однако она сдержала порыв. Приходилось признать, что Маркус прав, причем она сама виновата, что он понял ее - надо лучше контролировать свои мысли и действия, раз теперь есть тот, кто может пробраться под привычный щит. Еще одно подтверждение ее уязвимости - Роксана поморщилась и развязала пояс, сбрасывая халат.
- Я не скучаю по солнцу, - сочла она необходимым пояснить, приближаясь к постели и уже не собираясь выгонять оборотня из своих покоев. - Я родилась и выросла в Африке, так что видела я его достаточно...но я скучаю по солнечному жару и теплу. Вампиры не мерзнут...нам вообще не важна окружающая температура.
"Это лишь мое внутреннее состояние..."
Принцесса сочла, что уже достаточно разоткровенничалась, поэтому просто скользнула обнаженной в постель, ощущая, как она нагрелась от ягуара. Однако едва она хотела расслабиться и просто привычно уснуть на шесть-семь часов, голос Маркуса резко снова пошатнул ее внутреннее равновесие. Роксана напряглась всем телом вновь, мысленно зарычав - ум оборотня доставлял определенные проблемы, когда она хотела о чем-то умолчать. И ведь даже не прибьешь теперь...
"Если Зверь Зова погибнет, его Мастер также умрет."
Нехотя отозвалась Принцесса мысленно, ни слова не произнеся вслух. Конечно, вряд ли кто-то мог подслушать ее здесь, но лишняя предосторожность не повредит. Роксана ненавидела иметь слабости, а обретение Маркуса в качестве Зверя Зова незамедлительно ставило ее под удар. Тем более с таким "послужным списком", как у него. Но теперь дочь Нила уже ничего не могла изменить.
Спустя некоторое время Принцессе Мемфиса все же удалось немного расслабиться благодаря теплу и негромкому урчанию ликантропа, и она уснула, в определенном смысле опасаясь, что не переживет этот день. Но тут она вновь ошиблась, и с наступлением вечера только раздраженно фыркнула, обнаружив себя в одиночестве. Маркус так и не узнал, что Роксана не простила ему его выходку, так что по возвращении он услышит, какое наказание ему придется понести. Довольно усмехнувшись, женщина провела пальцами по ошейнику и поводку-цепочке, что лежали в ящике ее стола, и занялась делами, на время забыв о своем Звере Зова, до его возвращения к ней.

+1

42

На ее замечание о солнце, зверь тихо фыркнул, поведя мордой, что можно было истолковать
«Ну как скажешь»
Но одновременно с этим огромный зверь легко придвинулся ближе, так что недостатка в тепле теперь не было. Маркус не был уверен, что его вопрос не вызовет гнев Принцессы, но он ошибся, она ответила. Впрочем, это было скорее ее благоволение к нему, нежели действительная необходимость.
« Ну значит я постараюсь еще пожить» отозвался ликантроп, наблюдая за женщиной рядом, которая словно сдав последний рубеж, выдохнула чуть свободнее и позволила всем событиям идти своим чередом, а в данном случае, позволила себе отдых.
Вскоре ее дыхание и сердцебиение снова стали тише, а потом и вовсе замерли, и только тонкая рука женщины вдруг потянулась, проводя по мягкой шерсти зверя и потянула к себе, словно ей не хватала тепла. Маркус удивленно выдохнул, разглядывая зелеными глазами лицо Принцессы, с которого ушло напряжение. Она была расслабленная и спокойна, этого выражение он еще не видел и тщательно посмаковал, наклоняя морду, и мягко потерся о ее щеку, ложась ближе, так что вскоре она потянулась, устраиваясь на нем головой вместо подушки, запустив ногти глубже в шкуру и улыбнулась сыто и довольно.
« Посмотрим, что из этого выйдет, Ро, посмотрим» про себя мурлыкнул зверь, позволив себе подремать немного, но затем все же осторожно поднялся, не разбудив хозяйку и легко перекинулся, набросив на ее тело покрывало, чтобы сохранить тепло. Маркус оделся в ванной и, пригладив волосы, вернулся в кабинет, открывая листок и взяв перьевую ручку, оставил короткую записку, покидая ее покои и поднимаясь наверх, уже приветливо кивая нескольким вампирам, которых видел из-под стола, а те лишь гадали, что это было.
Когда Роксана проснулась, Маркус был уже дома, собрав минимум необходимых вещей, чтобы можно было с комфортом оставаться в «Черной орхидее».
Странное дело, она не звала его, ведь он никогда бы не забыл этот неприятный зуд на коже. Но ему самому ужасно хотелось назад, хотелось снова вдыхать ее запах, который будоражил все его инстинкты, хотя он прекрасно понимал, что одной ночью их противостояние не кончится, учитывая что, взяв записку, Принцесса прочла весьма фривольное:
«Доброе утро, Принцесса. Охранял твой сон, как мог. Вернусь к полуночи, если я понадоблюсь, просто позвони. +3XXXXXXXXXXXXXXX. М.»
Теперь жизнь могла показаться Роксане не такой уж однообразной.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [09-11.01.11] Skin of the night