http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [20.03.11] Клетка


[20.03.11] Клетка

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Время: ночь, день и вечер 20 марта 2011 года
Места: Сент-Луис
Герои: София Риччи, Хъюго Ганди, НПС
Сценарий: В следующий же вечер после подписания Спонсором кое-каких бумаг, дочь Жан-Клода и его Зверь Зова возвращаются домой, в Сент-Луис, на частном самолете, принадлежащем корпорации JC. Полет и посадка прошли более чем успешно благодаря мастерству пилотов. И осталось всего ничего - добраться до Цирка Проклятых на служебной машине, но в пути возникли кое-какие сложности, справится с которыми оказалось не так-то просто даже сверхсуществам...

Отредактировано Hugo Gandy (17.12.14 10:26:37)

0

2

*Улицы Сент-Луиса*

   Возвращаться домой обычно было крайне приятным событием. Особенно для такой девушки как София Риччи, ибо за все время своей жизни под покровительством Жан-Клода, покидая его она попадала только в неприятности. Собственно, по большей степени потому, что уезжала она только из надобности или под принуждением. И эта поездка не стала исключением. Кто-то напал на Эстель с Роаном оставшихся в гостинице, и никто все еще не знал чьих рук это дело. А поскольку было не известно, кто настоящая цель нападающих, Лукасу вместе с другими людьми Бенджамина пришлось сопровождать ее котов обратно домой, дабы в случае чего не привести опасных преследователей к хозяевам. Кроме того, близился рассвет, и София никак не могла отправиться вдогонку своим подчиненным. А это сулило еще одни, «радостные» сутки в компании ее якобы бойфренда. Так в этот раз ведь и Мереш с Бюром не было, чтобы отвлекать их от желания чем-либо насолить друг другу.

    Вид города, постепенно становившегося ей родным, несколько успокоил и даже порадовал вампирессу. Тем более, что возвращаясь домой, они с Хъюго могли с превеликим наслаждением откинуть придуманную Принцем легенду. Больше не нужно было друг друга касаться, выдавливать глупые и фальшивые улыбки и сдерживать едкий сарказм используя ласковые обращения. За время визита в Даллас, произошло столько всего (часть чего Риччи так никогда и не вспомнит), что ей казалось, будто они с Ганди исчерпали годовой запас общения друг с другом. Возможно именно поэтому, во время полета ни один из них даже не смотрел в сторону второго, полностью занятые своими делами и мыслями.

     Темноволосая была уверена, что она не хочет даже частично знать, что за тараканы ползают по черепушке вервольфа. Она же, хотела поскорее добраться до цирка и первым делом, конечно, увидеться с отцом. Сначала, она как обычно поцелует его в щеку, а потом в мирной и привычной для них двоих обстановке переполненной комфорта, она подробно расскажет ему обо всем, случившемся в Далласе. Ведь ее хитрый ум политика и цепкий сапфировый взгляд, не упустили ни одной мелочи. Тогда, ей придется задобрить Принца, прежде чем она сообщит ему, что через месяц ей предстоит вернуться в Даллас. Ну а потом… потом она пойдет к своим леопардам, убедится, что они так же сыты, как и здоровы… и сообщит им ту же «приятную» новость.

     Молчаливого возвращения домой было сполна достаточно, чтобы тактик внутри Софии разложил все по полочкам. Поэтому странные звуки, которые начали доноситься из-под капота джипа, на котором их с Ганди встретили в аэропорту, совсем ей не понравились.

- Что такое? – вампиресса выглянула из-за сидения водителя, за которым сидела, так как ее чуткий носик уловил в воздухе примесь гари. И действительно, кажется, машина сейчас загорится. – Вы издеваетесь... – сказать, что прежнее раздражение мигом вернулось, значило еще практически ничего не сказать. Цирк уже был так близко, но стал снова таким далеким, когда водитель перестроился на крайнюю полосу и заехал в небольшой дворик, в поиске парковки. Девушка тут же вылезла из джипа, готовая пройти остаток пути пешком, если мужики окажутся достаточно криворукими, чтобы не исправить это дело. Она дико хотела вернуться домой.

+2

3

*Улицы Сент-Луиса*

Ганди без раздумий оторвал бы руки, ноги и головы тем, кто устроил засаду леопардам в пентхаусе. И нет, не потому что его прям-таки волновала сохранность их пятнистых шкур. Причина крылась в другом. В то прекрасное дневное время, пока София изображала из себя мертвую тушу на кровати новых выделенных апартаментов под крылом Бенджамина, вервольф торчал рядом с ней. На законном месте Бюра и Мереш. Он никогда не претендовал на это "вакантное" место. Обычное положение дел, когда леопарды с принцессой пребывали в одной комнате, а он - в совершенно в другой, его более чем устраивало. Но Софи же вздумалось отослать своих мяукающих телохранителей обратно в Сент-Луис перед самым рассветом! И те свалили. Понятное дело, что ослушаться приказа Мастера они не могли... и, пожалуй, то был один единственный раз, когда Ганди пожалел, что имеет в крови штамм волка, а не леопарда.

Ладно хоть в спальной был диван, и ему не пришлось отсыпаться на полу. С другой стороны, этот самый диван, который по размерам напоминал скорее софу, оказался не таким длинным и даже в половину не таким удобным, как выглядел по началу. Изогнувшись буквой "зю", волк кое-как на нем уместился, однако, выспаться ему все равно не удалось. И последующие несколько часов до заката он общался с охраной Принца Далласа и его человеком-слугой на тему нападения. Как и следовало ожидать - никто и ничего о нем не знал. Более того - даже догадок не строил.

В самолете Хъюго и София преимущественно молчали. Ганди, развалившись на два кресла, читал журнал и лишь изредка поглядывал в окно. Летать он не боялся, однако, спать в самолете не любил. Ему нужно было держать под контролем все, включая эту чертову громадину. В аэропорту их встретили. Улыбчивый водитель галантно открыл дверь для Софии, а вервольф просто залез сам на переднее сидение. В Сент-Луисе ему не надо было изображать из себя махрового кавалера. Уткнувшись носом в телефон, Ганди всю дорогу проверял то почту, то читал новостные ленты... даже успел отправил пару смс-сообщений Роджеру. Однако, пришедший ответ прочитать ему не удалось. Машина свернула куда-то вправо и стала съезжать на обочину, примыкающую к лесу. В салоне запахло гарью, Софи начала психовать, и вервольфу только и оставалось, что вопросительно посмотреть на водителя.

- Что за дела, мужик? Тачка ж совсем новая.

- Сейчас проверим, - ответил тот и поспешил выскочить на улицу, как только машина припарковалась. При этом забыл включить аварийку. "Странно..." - подумал было вервольф, но развития мысль не получила. Ганди вылез следом за вампиршей, которая очень умно поступила, решив в машине больше не оставаться. Мало ли, а вдруг и правда взорвется. А вампиры, как известно, очень быстро воспламеняются, и их потом хрен потушишь...

Водитель открыл капот, и грязно-сизый дым повалил огромными пышными клубами. Ганди, в отличие от принцессы, напоминающей сейчас скорее нахохлившегося воробья, начал предпринимать хоть какие-то попытки справится со всем этим нахлынувшим безобразием. И почему не догадался сразу Роджеру позвонить? Загадка из загадок... Наверняка же, просто не ожидал такого подвоха в собственном городе.

Первым на асфальт повалился водитель. Причем, Хъюго услышал лишь звук грузно падающего тела (видимость ему конкретно так подпортили клубы густого дыма), а потом что-то пробило кожу меж его лопаток. Ну как что-то... это были дротики с какой-то гадостью. Вервольфа хватило только на то, чтобы обернуться и различить расплывающиеся перед глазами три силуэта. Однако, стоило ему сделать это движение, как в бок прилетело еще три дротика. Доза в каждом была способна уложить льва в считанные секунды, а Хъюго получил в общей сложности сразу пять таких доз. Тело отказалось слушаться в доли секунды и повалилось на землю. Последней мыслью вервольфа, за исключением мата, было: "Беги!", обращенной к Софи. Жаль только, что озвучить ее он так и не успел.

+2

4

Статус: наемники
Группа: девять ликантропов
Инвентарь: оружие, святая вода, кресты, какие-то амулеты, машина скорой помощи, ящик, серебряные цепи и кресты более крупных размеров.

Помимо трех оборотней, остановившихся около Ганди, с другой стороны зашли еще четверо, один из которых пустил дротик в вампиршу. Но вещество, запертое в нем, было не таким действенным, как то, что досталось волку. Цель нападавших была простой - одного вырубить, а вторую замедлить, но дать ей ощутить всю прелесть пленения. Все оборотни были обвешаны крестами с ног до головы, аки новогодние елки в преддверии Рождества, а один так и вовсе держал в руках большой детский водный пистолет. Это было бы даже забавно, если бы не святая вода, плещущаяся в его резервуаре.

Принцессу они окружили быстро, и все попытки ее вялого (из-за снотворного) сопротивления были очень грубо предотвращены. Впрочем, девушка-вампира все равно никак бы не справилась с семью обученными ликантропами. А когда на угнанной машине скорой помощи к ним подъехали еще помощники - стало ясно, что и Ганди в одиночку не смог бы поубивать их всех.

Пока четверо держали брыкающуюся девчонку, вместо докторских носилок из машины скинули не слишком габаритный ящик, в который тут же начали укладывать обездвиженное и бессознательное тело Хъюго. Его подтащили поближе, собирая им же пыль и грязь обочины, и пару раз пнули в разные болевые точки. Возможно, проверяли в сознании ли он, а, возможно, пинали просто так, для веселья. Затем, качественно врезав вампирше по лицу, принялись тащить и Софи туда же.

- Дернешься еще раз, - прорычал мужик с водным пистолетом, - и твой Принц в подарок получит твое милое личико, обезображенное святой водой. Я сам лично сниму с тебя скальп - не сомневайся!

И оборотень не врал. Совсем не врал. Сзади звякнули серебряные цепи, которыми и обмотали ящик с двумя телами внутри. И если девчонка вошла в него идеально, то вот с ее сопровождающим пришлось повозиться, укладывая его ноги так, чтобы он наконец-таки влез в этот чертов самодельный гроб!

Когда с дочкой Жан-Клода и ее кавалером было покончено, оборотни загрузили ящик в машину и двинулись в путь...

0

5

*Улицы Сент-Луиса*

  Запуская руки за спину, и сцепляя пальцы в замок, вампиресса осматривалась по сторонам, пока Ганди пытался помочь никудышному водителю разобраться с мотором, или чем там еще. Чем дольше оттягивалось возвращение в цирк, тем больше девушка напрягалась. Как будто сломавшийся автомобиль был неприятным знаком. Вот и все окружение было каким-то подозрительным, не смотря на то, что город был хорошо ей знаком. Вообще никаких зевак, и тишина такая, что даже ее вампирский слух смутить совершенно нечему…

  Они вынырнули из-за угла, профессионально организованным отрядом. Даже вампиру показалось, что они взялись из ниоткуда. Вдалеке слышался еще один автомобиль, но обращать на это внимание было некогда. София в это время смотрела назад на джип, потому что ей показалось, что оттуда всего пару мгновений назад донеслись странные звуки, однако чертовы дым и треск мотора не позволяли ей выяснить, что именно там происходит. Если бы только она умела читать мысли Хъюго…

  Она опоздала осознать, что к ней кто-то приближается с другой стороны, всего на считанный миг. Когда сапфировый взгляд метнулся в сторону оборотней, дротик с отвратительным содержанием уже отозвался неприятным уколом над сердцем девушки. Кто мог предполагать, что подобное решатся сотворить почти под самым носом у Принца?

  Оборотней не стало вдвое больше, но темноволосой показалось именно это, а чертовы кресты, которые сверкали от одного ее существования, вдруг стали нестерпимым раздражителем чуткому зрению. В какой-то жалкой попытке самообороны, Риччи запустила в одного из ликантропов дротиком и попыталась пнуть другого под коленную чашечку, чтобы скривившийся от боли мужчина выпустил хотя бы одну из ее только что плененных рук. Она не попала по ноге! Мир просто поплыл, и даже связать пару слов в логичную угрозу или предложение сделки не удавалось. Чем бы не была вколотая ей дрянь – она была мощной.

  Настолько мощной, что Софии даже почудилось, будто к ним подъехала самая настоящая скорая. Продолжая бесцельно копошиться в кругу чьих-то тренированных солдат, краем глаза вампиресса приметила как мимо протащили совершенно бессознательного вервольфа. Затуманенным разумом осознавая, что от Ганди никакой помощи тоже не последует, темноволосая предприняла еще одну отчаянную попытку к бегству, которая к слову удалась значительно лучше, чем все предыдущие, но ее тут же скрутили снова, да еще и предложили полить святой водицей.

  Схлопотав по лицу, девушка повисла в руках оборотней и позволила оттащить себя в неизвестном направлении. Она только и успела подумать, - почему всегда по лицу, - а затем, снова, увидев куда они дели Хъюго, - только не ящик опять, - но разве кого волновали ее мысли? Крышка закрылась с отвратительным скрипом, не смотря на ночь снаружи, погружая вампирессу в еще большую темноту.

  Так, под вой сирен (скорая оказалась реальной), София начала приходить в себя в очередной темнице, под кучей цепей, крестов и еще невесть чего. Первые попытки позвать на помощь кого угодно с треском провалились, что в принципе ее не удивило. Кто бы не нанял этих ребят, они были готовы к любым нештатным ситуациям.

  Пульс Ганди был еле заметным в сфере происходящего и припоминая как его будто какой-то мешок оттащили в сторону, она поняла, что его должны были накачать еще больше. Немного попыхтев, вампиресса все же смогла повернуться на бок, чтобы пихнуть оборотня рукой. Так лежать было более тесно, но если сравнивать ее с хвостатым – она в первоклассной коробке еще.

- Хъюго? –
сентиментальности в этом черном ящике места уже вообще не осталось, поэтому София не обратила внимание на то, что впервые без подтекста позвала мужчину по имени. А он-то бессознательный даже не огрызнулся в ответ. Надо их и правда почаще укладывать зубами к стенке. Вампиресса облизала почему-то иссохшие губы и с удивлением распознала привкус крови, – Хъю!! – девушка понятия не имела, что с ним сделали там, за джипом, а вариант, в котором он вообще не просыпается вовремя, ей крайне не нравился, поэтому, она попыталась его потормошить.

+2

6

*Улицы Сент-Луиса*

Он лежал неподвижно, пребывая в состоянии, куда более глубоком, чем просто сон. Он не видел ни картинок, не ощущал даже собственных мыслей - кромешная тьма и забытье навалились на него своими тяжелыми киселеобразными телами... прижали к толстому дну деревянного ящика и устроили пиршество в его голове. Кто знает, проснулся бы ли Хъюго в принципе, не будь в его крови штамма ликантропии, а в его мастерах - мощного Принца города. Похитителей сей факт никоим образом не волновал. И после вервольф обязательно поймет почему. Никто в городе, окромя приближенных Жан-Клода, не знал о связи волков Ганди с Принцем. Многие считали его просто наемным телохранителем, а с такими особо не церемонятся. За них не просят выкуп, их не пытают. Их просто убивают. Странно, что Хъюго до сих пор был жив. А вот о Софи знали многие... и, черт подери, раз от раза пытались ее то похитить, то убить, то еще что. Не везло девчонке...

Тьма все никак не хотела выпускать сознание оборотня из своих удушающих объятий, однако, зверски быстрая регенерация делала свое дело. Постепенно мозг начали заполнять мысли, образы, а обонятельные рецепторы вновь смогли улавливать запахи. И первый запах, что учуял Хъю, принадлежал Софи. Аромат ее духов и волос, перемешанный с медными нотками крови, свежей древесины и раздражающим привкусом дорожной пыли.

Хъю!!

В этот момент у волка чуть голова на две части не разломилась. То, что он ощутил было схоже со звоном колокола прям над его все еще не совсем трезвой башкой.

- Не ори... - прохрипел он, все еще не решаясь открыть глаза, - у меня и без тебя сейчас голова взорвется, - в черепушке до сих пор гудело от резкого звука, и волк концентрировался только на своих ощущениях. Не до конца прояснившееся сознание даже и не думало обо всем произошедшем. Ганди просто расслаблено лежал на боку и все свои усилия прилагал, чтобы только не позволить голове развалиться на куски. Он набрал в грудь воздуха и хотел было повернуться на спину и вытянуть от чего-то согнутые в коленях ноги, и... Понеслось...

Глаза он открыл даже для самого себя слишком резко. Темнота... немного разбавленная искусственными разноцветными пятнами. Хъюго дернулся, но толку-то? Плечи, спина и его ноги убирались в деревянные бортики. Он не мог развернуться, не мог вытянуться, не мог как следует пошевелиться и вылезти из этой хреновой западни! И, черт подери, сейчас это взволновало его больше всего на свете.

Зрачки расширились едва ли не на всю радужку. Он чистого льдисто-голубого цвета глаз волка не осталось и следа. Все потемнело опять. Он смотрел перед собой, но нихрена не видел. Еще одна попытка освободиться - вервольф долбанул по крышке ящика все длинной предплечья, но от этого лишь пыль посыпалась сверху. Кровь снабдилась ядерной дозой адреналина, сердце застучало так, что заглушило шум крови в ушах. Дыхание сорвалось с ритма, и Хъюго смог лишь стиснуть зубы, стараясь хоть как-то перебороть свою чертову клаустрофобию. Он никогда не боялся. Никого и ничего! От него никогда в жизни так не воняло страхом, как сейчас. Он просто не контролировал это, не контролировал себя, и ничем хорошим это не сулило. Каждая клеточка его тела жаждала освобождения. Это чувство даже сравнить было не с чем, но Ганди даже в таком состоянии знал, что если он начнет дергаться, то все. Его будет уже не остановить. Он начнет превращаться и сносить все на своем пути.

"Нельзя, нельзя, нельзя!" - крутилось в его голове. Он старался концентрироваться. Зажмурился даже, но не получалось. Он жадно вдыхал воздух, стараясь думать только о лежавшей рядом с ним девушке, думать о том, что будет, если он не успокоится и не возьмет себя в руки. Но сам он никогда не брал. Никогда не выходило!

"Мастер!" - в последних отголосках отчаяния он мысленно потянулся к Жан-Клоду. Только он мог его успокоить. И Ганди не знал, как в тот раз это произошло. Он просто слушал его голос, французскую речь, что так успокаивала и снимала наваждение, меняя его на что-то другое... Но ответ не пришел.
"ЖАН-КЛОД!!"

Рвущееся наружу нутро жаждало свободы, и тело оборотня снова дернулось, а потом замерло в молчаливом и угрожающем напряжении.

- Я не могу... Не могу! Не могу здесь находиться! - голос сорвался на рык, и Ганди вдруг распахнул уже волчьи глаза. - Мне жаль, Софь, мне так жаль... - за что он извинялся? Вопрос на миллион. Тело снова скрутила судорога, и оборотень вновь со всей дури долбанул по крышке ящика.

+2

7

*Ящик, который вывозят из Сент-Луиса*

  София пыталась растормошить Ганди, и на удивление это получилось. Хотя в действительности заслуга это была далеко не ее, девушка все же бросила монетку именно в свою копилку. Вервольф конечно не был напарником ее мечты, но в этой коробке выбирать не приходится, а две головы всегда лучше, чем одна. Тем более, он ведь профессионал. Можно было даже порадоваться его пробуждению, ведь редко когда вампиресса оказывалась украденной вместе с кем-то. В честь такого нового открытия, она даже не стала огрызаться в ответ на заявление Хъюго, терпеливо дожидаясь пока он окончательно очухается.

  В жизни не бывает, как в фильмах. В жизни, даже у таких профи как братья Ганди, есть свои слабые стороны. По началу, Риччи спокойно прислушивалась как пульс оборотня ускоряется до обычного ритма, но на этом тот не остановился. София нахмурилась, предчувствуя, что сейчас будет какой-то подвох, и она пожалеет, что вообще пыталась разбудить Хъюго. А ее чувства ошибались крайне редко. Она уже понимала, что происходит с мужчиной, но по странным прихотям собственной психологии, не могла этого признать некоторое время. Это пульс Ганди отстукивает в ее ушах, перебиваемый только его паническим дыханием? Она даже было сначала убедила себя, что это ее страх наполнил злополучный ящик – не может же Ганди так бояться.

  Все же, когда вервольф начал пытаться хоть как-то раздолбать ящик, вместе с ним дергая и вампирессу, пришлось признать, что злой и страшный волк поддался самой настоящей панике. И еще более проблематичным было то, что Риччи понятия не имела, что именно было раздражителем. Он боялся проигрывать? Испугался, что их поймали? Боялся темноты? Тесного пространства?.. Спрашивать было нельзя. Еще осталось только заставить его озвучить собственные страхи. Некоторое время девушка была полностью поглощена мыслительными процессами, а за это время, Хъюго кажется достиг той еще кондиции.

  Он извинился. Лицо вампирессы вытянулось, и нижняя челюсть отвисла в совершенно искреннем удивлении. Говорят, у страха глаза велики, но, как оказалось, у изумления они ненамного меньше. София понятия не имела, чего именно Ганди было жаль, но почему-то ей даже не хотелось об этом узнавать. Было что-то не правильного в том, что он напуган и извиняется. Совершенно нестандартного и напрягающего до жути. Настолько, что после ступора, девушка ощутила, как его паническое состояние собирается захлестнуть и ее подобно волне.

  Ну уж нет, - упрямство и целеустремленность не раз спасали ей жизнь. Вот и сейчас она не собиралась киснуть, понимая, что стоит ей хоть немного поддаться состоянию волка – они пропали. Нельзя демонстрировать страх перед зверем. А помимо хвостатого запертого с ней, еще не ясно кто их ожидал снаружи. Что бы не доводило Ганди до такого состояния, его надо было отвлечь от этого. Но чем скажите на милость отвлечь мужика в этом пустом, беспросветном ящике? Против большинства ее вампирских способностей у него иммунитет, спасибо Жан-Клоду, простыми речами панику не уймешь, хотя бы потому, что Хъюго ее сейчас просто не услышит. И как заставить его прислушаться? Нужно чтобы он офигел как я, когда он извинился….

  Мысленно ударяя себя по лбу за то, что она додумалась сделать, София кое-как умудрилась пододвинуться ближе к волку. Парадокс. Если некуда бежать, будем наступать в упор. Ганди метался по ящику и взгляд его уже далеко не был человеческим, поэтому вампиресса, долго не раздумывая ухватила его за руку и сделала то, чего он не ожидал бы от нее даже под прицелом винтовки – прижала мужскую ладонь к своей груди. Не просто положила поверх, а конкретно так сдавила собственную грудь его рукой, хоть и довольно импульсивным, небрежным жестом. Однако, ей было плевать, как Хъюго отнесется к прелестям ее тела и насколько он это заценит. Ей нужны были хотя бы пара секунд его отупения, чтобы вместо слепой паники он мог ее послушать. Как только ей показалось, что он более-менее притих, София сразу подала голос:

- Зачем ты здесь? – вряд ли он понял смысл вопроса, поэтому вампиресса придвинулась еще ближе. Он не мог видеть ее в темноте, но она видела прекрасно и заявляла ему о своем присутствии как можно более ощутимо, практически терроризируя запахом при такой близости, соприкосновениями, а теперь еще и шелковым голосом. – Думаешь, инвестору я понравилась потому, что умная или из-за чувства юмора? Да ладно. Ему просто по кайфу моя оболочка. Как бездушная кукла на которую приятно смотреть и которую приятно трогать. И меня это бесит, но ради дела я сыграла свою роль. А ты? Почему ты со мной в этом ящике? – София помолчала некоторое время. Она не думала за ранее, что скажет Хъюго, и к чему ведут ее речи. Она не обиделась бы даже если бы он совершенно не вникал в смысл ее слов, а просто концентрировался на звучании голоса и завидно спокойных интонациях.

- Ты должен вернуть меня своему хозяину, помнишь? Тебя отправили защищать меня. Думаешь, если скажешь Жан-Клоду «извини, я не смог», это прокатит? – Риччи усмехнулась, хотя даже на таком близком расстоянии вряд ли Ганди мог рассмотреть ее лицо. Правда, глаза к темноте-то привыкают. А она, хотя не говорила этого вслух, мысленно уже практически заклинала мужчину, чтобы хоть что-то из всего, что она делает ему помогло, что делало ее сапфировый взгляд еще более настырным. – Вот и я думаю, что нет. Так что хватит думать о посторонних неудобствах и давай доведем это тупое дело до конца. Я с тобой, вот и ты меня не подведи, ладно?

+2

8

*Улицы Сент-Луиса*

Да, перед Софией лежал кто угодно, но точно не Хъюго Ганди. Известный всем, как знатный засранец и безбашенный тип, которому все нипочем, он даже под страхом смерти не должен был вести себя так, как сейчас. Ни в коем случае! И основное веселье заключалось в том, что смерти-то он как раз и не боялся... Даже в такой ситуации он скорее всего спас бы свою шкуру. Обратился бы прямо в этом мелком ящике, круша своим телом деревянные стенки и разрывая цепи. И насрать, что они были серебряные, - одичавшего волка это бы не остановило. Однако, при этом он с вероятностью в двести процентов убил бы Софию. Убыл бы самое дорогое существо своего Мастера. Мог ли он допустить это? Он - нет, а вот зверь, бушующий внутри и требующий свободы, - легко.

Его внимание привлекло касание женской руки к его пальцам. Первая мысль - "Чертовски плохая идея приближаться! Здесь и так пиздец как тесно!", но вторая в одну секунду провалилась куда-то в бездны сознания, стоило Софи прижать его широкую ладонь к своей груди. В этот момент человек просто щелчком пальцев переборол зверя, потому как волку не знакомо состояние полного и откровенного отупевания. Волк не знал, что делать с этим чувством, потому тоже замер, следя через чужие глаза за едва проглядывающими сквозь тьму чертами женского лица.

Хъюго озадаченно моргнул, откровенно пытаясь вглядеться в то, что ощущал под своей правой рукой. Какая-то часть него понимала, что вот оно - спасение! Он смог переключиться на что-то другое, и, черт подери, оборотень готов был прикинуться самой обыкновенной и послушной домашней псиной, только бы зацепиться за этот островок надежды. А все остальные его части просто афигевали от того, что сейчас происходит.

- Зачем ты здесь?

Вопрос загнал мужчину в еще больший ступор. Ганди снова озадаченно моргнул, и в следующее мгновение на Софи смотрели два абсолютно человеческих глаза. Наемник поддался гипнозу ее голоса, пусть в нем на деле и метафизики-то не было. Она говорила что-то странное, задавала такие вопросы, на которые мозг почему-то усиленно пытался найти ответы. Хъюго и сам не заметил, как бешеный темп, в который пустилось его сердце, начал стихать, да и дыхание казалось уже не таким частым...

- Ты должен вернуть меня своему хозяину, помнишь?

Он кивнул, как самый настоящий натренерованый пес, которого просили выполнить выученные команды. Что-то в мозгу Хъюго переключилось и нацелилось только на одну простую вещь - выполнение приказа Жан-Клода. Он вдруг отчетливо вспомнил его слова: "Она должна вернуться ко мне. Живой!". Это ведь был прямой приказ, которого Ганди не мог ослушаться, однако, его внутренний волк каким-то чудом умудрился проигнорировать данный факт. Было ли все дело в амулетах, развешанных по всему периметру ящика и блокирующих любую метафизику? Возможно... но оборотень не знал о их существовании, зато сознание было убеждено, что ослушаться наемник не может.

- Если скажешь Жан-Клоду «извини, я не смог», это прокатит?

- Нет... - тихо ответил он, - если это произойдет - я не смогу вернуться, - он озвучивал свои мысли, и в данный момент считал это самым правильным решением.

- Я с тобой, вот и ты меня не подведи, ладно?

Ганди кивнул. Согласиться-то он согласился, только вот скрюченная поза все время давала о себе знать, шептала в темноте о том, как здесь тесно, как здесь плохо, душно и жарко. Но с другой стороны тактильные ощущения подсказывали, что в этом ящике есть кое-что куда интереснее дурацких страхов. Ну да, тут на руку сыграла типичная мужская реакция. Он просто не мог как следует не пощупать предложенную грудь, особенно обтянутую одной лишь тонкой тканью платья. Хъюго было совершенно наплевать, что грудь-то, собственно, принадлежала пигалице-Софи. Он просто пытался концентрироваться на чем угодно, лишь бы не на своей фобии.

Ему вдруг ой как стало надо ощутить своей рукой обнаженную кожу... но даже в таком состоянии под платье вампирши он бы не полез. Мужчина двинулся Софи навстречу и, немного приподняв и повернув голову, умудрился ткнуться своими носом, губами и подбородком в ее шею. Ноздри жадно втянули воздух, наполняя разум и легкие тонкими запахами девушки. Рука, которая только что изучала грудь вампирши, сменила местоположение и обняла хрупкие плечи Софи, коснувшись ладонью шеи. Пальцы забрались в черные волосы девушки на затылке и сжали их... почти нежно, но с откровенным намеком на кроющуюся в них силу.

- Не останавливайся... - прошептал он, но в низком с хрипотцой голосе не было и намека на сексуальность. - Продолжай говорить. Не важно что... просто продолжай, - Хъюго прикрыл глаза. Он даже и на пятьдесят процентов не осознавал, как все его действия выглядят со стороны, но ему было все равно. Он цеплялся за единственную соломинку, которая могла спасти их обоих. Он слушал биение ее сердца, ощущал тепло ее тела, и, как ни странно, от этого становилось спокойнее...

+1

9

*Ящик, который вывозят из Сент-Луиса*

   Не известно, что именно из всего предпринятого, но что-то кажется помогало. Вервольф постепенно успокаивался, и чем тише и спокойнее он становился, тем более уверенной в себе и своих методах становилась вампиресса. Хъюго даже начал откликаться на ее вопросы и возмущенные доводы, причем довольно разумно и покорно. Как же порой любое существо способен изломать страх.

   И тем не менее, было бы ложью не признать, что Софии понравилась сложившаяся ситуация. Не потому, что Ганди оказался слабым, а она исправляя ситуацию узнала одну из его слабостей. Если они выберутся из этой западни, впоследствии можно будет даже позлорадничать на эту тему, но сейчас, девушка даже не подумала об этом. Это только в кино, рядом с потерявшейся в страхе душой появляется смелая и отчаянная, чтобы вытащить обе. Риччи не была далеко такой уж склонной геройствовать. Просто поскольку неожиданная паника первым накрыла волка, ей пришлось проглотить свою и не дать им обоим потерять головы. А успокаивая и отвлекая его, она автоматически внушала непоколебимое спокойствие и себе самой.

  Насколько бы эта идиллия спокойствия и безопасности не была бы накрученной, главное, она им помогала. Хъюго кивком головы пообещал ее не подвести, и как не странно, она ему поверила. София даже замолчала сменив свою импровизированную речь на относительно расслабленную и довольную результатом улыбку, как всегда не показавшую ее острых клыков. Девушка даже великодушно проигнорировала тот факт, что мужская рука, кажется, решила очень так по-хозяйски поселиться на ее груди. Если это то, что помогает ему быть спокойным, так у нее еще есть вторая. Ей в принципе не привыкать, что мужская натура всегда играет в ее пользу тягой к женскому телу. Оставалось только игнорировать тот факт, что это был не страстный любовник, а придурок Ганди. Но… идеально ведь не бывает, да?

   Однако, как только вервольф подался вперед, Риччи молниеносно напряглась, и улыбка на ее губах застыла стальной маской. Никто в мире животных не любит, когда другой, крайне опасный зверь лезет к шее. Благо оборотень не мог видеть перемен на ее лице, а как только вампиресса поняла, что собирается он делать все несколько иного характера, она одернула себя и расслабилась. Ну как, расслабилась. Точнее будет сказать, что опасности своей жизни она больше не ожидала.

   Зато горячее мужское дыхание ровно, как и щетина, щекочущее чуткую девичью кожу, далеко не способствовало отдыху. И зачем она додумалась выбрать платье именно с открытой шеей? София даже немного скосила глаза в сторону, чтобы посмотреть на Хъюго, но не известно, что она надеялась рассмотреть с такого ракурса. Сапфировый взгляд уставился в ничем не помогающую темноту, а по спине прокатилась волна приятных покалываний от мужских пальцев в собственных волосах. Она ничего не могла с собой поделать, не смотря на то, что это был тупой и противный Ганди. Ей всегда до мурашек нравилось, когда кто-то касался ее длинных локонов. Сознание вампирессы унесло куда-то далеко, от этого клятого ящика, под далекие звуки сирены, и голова, казалась совершенно пустой, без единой мысли.

- Не останавливайся... Продолжай говорить. Не важно что... просто продолжай, - девушка невольно вздрогнула и облизала губы, получив еще одну порцию кровавого привкуса. Ей, видимо, очень так не хило разбили губу, но теперь она уже не болела. Даже странно, как оказавшись в напряженной ситуации, так ненавидящие друг друга существа, способны неожиданно превратиться в самую надежную опору на свете.

- Я конечно понимаю, что я девушка, но нести всякую пургу со скоростью сотни слов в секунду все же не один из моих талантов, - в тихом возмущении пробурчала София в так успешно ею освоенных интонациях капризной принцессы. Однако, после плачевной попытки выдать что-то хоть немного близкое к саркастичной шутке, она все же поняла, что разговоры действительно полезная штука. – А ведь Эстель вообще не разговорчивая, ты заметил? Мне порой даже интересно, какой Армагеддон должен случиться, чтобы она сказала больше пяти слов в одном предложении…

  Темноволосая уронила голову на бок, облокачиваясь на стенку идиотской коробки, и может ей не было особо идеально, зато для Хъюго – целиком подставленная шея. Ему вообще хоть кто-то в жизни доверял настолько? Хотя, он скорее просто был меньшей угрозой, чем ребята снаружи. София-то это сделала потому что в ящике сидеть еще предстояло не известно сколько, вот она и искала хоть какие-то вариации комфорта. Ей с этим было полегче, чем оборотню. Свободную руку, на которой она не лежала, вампиресса просто перекинула на талию волка, ибо между ними больше даже конечности было некуда деть. Заполняя ящик бархатными звуками собственного голоса, она начала рассказывать ему всевозможные причуды, как и про ее котов, так и других обитателей цирка.

   Вспоминать разные истории, и забавные и наоборот, нарочно придерживаясь темы знакомых ему обитателей Сент-Луиса. Вервольф мог бы слушать ее рассказы об этом хотя бы потому, что информация об обитателях цирка могла бы впоследствии оказаться даже полезной. К тому же, она надеялась, что дабы понять про кого именно она говорит, Ганди начнет вспоминать этих знакомых, что унесет его еще дальше от этого ящика. Множество мелочных, незначительных историй лились в уши оборотня на приглушенных тонах, пока маленькая ручка несколько автоматизированным движением поглаживала его по спине, не лишая тактильного напоминания о своем существовании.

   Постепенно, правда, София кажется сама увлеклась этими разными воспоминаниями, так удачно помогающими убегать от реальности, и ее голос зазвучал более оживленно и эмоционально. Его можно было бы использовать как приятный задний фон для собственных мыслей. Тише и спокойней она стала тогда, когда поняла, что по цепочке событий дошла до одного из ее похищений.

- Только в том гробу, я была совершенно одна, - задумчиво протянула вампиресса, но тут же поняла, что если замолчать на этом, Ганди снова может начать думать о том, где он находится и что его так пугает, поэтому она приподняла голову немного отстранившись, очевидно желая на него посмотреть, - Ты там как?

+2

10

*Ящик, который вывозят из Сент-Луиса*

Зверь внутри наконец-то перестал буйствовать и уложил свою косматую голову на передние лапы. Похоже, даже эту метафизическую зверюгу тронуло такое доверие со стороны Софии, и потому он признал в ней частичку стаи. Девушка не сопротивлялась, не пыталась взять верх, она своими действиями признавала волка главным. Ну и ладно, что пахло от нее кошками... среди их запахов все равно угадывалось ощущение чего-то знакомого - тонкий аромат Мастера города.

Хъюго прикрыл глаза и удобнее устроил голову на шее вампирши. Он прижался к гладкой коже ухом, а носом и подбородком уткнулся в женское плечо. Интересные все-таки были ощущения... Он в буквальном смысле слова слышал вибрации женского голоса, и они расползались по его телу, оставляя после себя весьма приятное послевкусие. Даже без метафизики. Было это действие линии крови Белль Морт или же особенностью самой Принцессы - Ганди не знал, но был вынужден признать, что голос у Софи был действительно приятным.

И сейчас ему пришлось засунуть свой эгоцентризм в задницу и строить из себя побитого щенка, которого приютили и спасли от ужасов одинокой ночной жизни, из которой так хотелось вырваться и сбежать в лес, параллельно заливаясь победоносным воем. Как-то этой вампирше удалось показать зверю, что и в тесноте бывает не так-то плохо... Собственно, потому-то Ганди и концентрировался на том, что ему сейчас очень даже хорошо, очень явно стараясь избегать мысли о том, в компании кого именно к нему пришли эти ощущения.

Она говорила... А он слушал, но практически никак не реагировал. Старался дышать ровно, старался слушать свое и чужое сердце, улавливать меняющиеся интонации в столь длительном повествовании. Кто знает, сколько времени прошло с тех пор, как их закрыли в ящике. Но за все эти долгие-долгие минуты он так и не пустил свое сознание в свободное плавание. Не поддался больше ни страху, ни панике, а это дорогого стоило.

Признаться, не все, что рассказывала Софи, было принято к сведению. После столь щедрого выплеска адреналина, волка одолела невероятная слабость. То самое чувство, сравнимое с долгожданным расслаблением мышц после многих часов их зверского напряжения. Потому Ганди просто поддался этой эйфории и задремал, осознав, что в таком состоянии ему хотя бы не придется себя контролировать.

Нет, это был не глубокий сон. Просто полупрозрачный туман морока, сквозь который проглядывали звуки голоса, ощущения вибраций и биения сердца. Наверно, многим показалось бы странным такое поведение, но ведь от еще более странных существ глупо ожидать нормальных реакций. Открыть глаза Хъюго заставила последняя фраза Софи. Концентрация была на уровне, ведь стоило ей обратиться к наемнику напрямую, как он тут же очухался.

- В норме, - ответил он еще более низким после полусна голосом. На какое-то время замолчал, словно к чему-то прислушивался, но даже не пошевелился. Он по-прежнему опасался совершать хоть какие-нибудь движения, дабы невзначай не напомнить своему телу о том, что тут невероятно тесно, а все мышцы уже неизвестно как затекли. - Я все еще не могу связаться с Жан-Клодом. Нас словно кто-то или что-то блокирует... - но договорить мужчина не успел - машина вдруг остановилась. Тело машинально напряглось подобно натянутой струне, готовой вот-вот сорваться и уничтожить любого, кто откроет крышку этого чертового ящика. Хъюго даже позволил себе приподнять голову над шеей Софии и уставиться невидящими глазами в пустоту. Все его чувства уступили место лишь одному - слуху. Чуткое ухо старалось уловить как можно больше деталей, однако ж, кроме тарахтения двигателя, шагов, скрипа дверей и лязга каких-то канистр ничего интересного не обнаружилось. "Глупо же вот так просто взять и открыть крышку ящика сейчас..." - последнее о чем подумал Хъюго, прежде чем отключиться.

+2

11

Статус: наемники
Группа: семеро ликантропов
Инвентарь: оружие, святая вода, кресты, какие-то амулеты, противогазы, баллоны с усыпляющим газом, машина скорой помощи, черный седан, ящик, серебряные цепи и кресты более крупных размеров.

*Лесополоса близ Сент-Луиса*

Машина скорой помощи выехала за черту города и сразу свернула на проселочную дорогу. У похитителей все было продумано до мелочей, что казалось даже слишком странным, поскольку грубые мужланы не отличались ни умом, ни сообразительностью. И как только им удалось все настолько хорошо организовать? Ответ был до неприличия прост - у похитителей был свой наниматель. Возможно, их даже было несколько, но каким-то чудесным образом они умудрились сложить все кусочки пазла так, что даже неотесанные мужланы с катастрофически низким IQ ничего не испортили.

Машина остановилась на опушке. Трое повскакивали с передних сидений и притормозили у багажного отделения скорой. Они дожидались вторую машину, где ехал основной состав наемников. Надо отметить, что всю достаточно длительную дорогу водители скорой посматривали в салон, на ящик, через зеркало заднего вида. Мало ли что. У них были четкие указание - не спускать с обоих похищенных глаз.

Подъехавший черный седан изрыгнул из своего зева четырех людей в противогазах. Они выдали маски остальным и только потом открыли задние двери скорой. Разумеется, никто не собирался открывать ящик и выпускать двух скорее всего озверевших опасных существ, поэтому наемники сработали на совесть. Они пустили в салон машины убойную дозу усыпляющего газа. Да, люди от такого бы просто не проснулись, но, похитители же прекрасно понимали, с кем имеют дело. Газ всего лишь усыпит вампиршу и ее дружка, а когда они очнутся - будет уже поздно.

Усыпляющая дрянь подействовала мгновенно, и когда оборотни убедились, что оба пленника спят, аки младенцы, четверо из них подхватили ящик и потащили в глубь леса. Да, даже место в лесу было подготовлено. Достаточно обширная поляна, окруженная лесным массивом, посреди которой стояла... клетка! Вместительная, высокая (в два человеческих роста) и состоявшая из частых толстенных серебряных прутьев. Клетка, которая должна была стать могилой для одного из пленников.

Когда ящик вскрыли, парочка лежала неподвижно, фактически обнимая друг друга. Один из наемников брезгливо ухмыльнулся и сплюнул на землю рядом с ними. Первым в клетку затащили Хъюго, держа его преимущественно за одну ногу и волоча башкой по земле. С девчонкой тоже не сильно церемонились, просто закинули внутрь. Однако ж, задранное случайно платье заставило одного из оборотней непроизвольно облизнуться. Он уже было потянул к ней руки, как тут же получил оплеуху.

- А че такого-то? Она ж без сознания!

- Оставь ее! Если она выживет - тебе еще предоставиться возможность...

Мужик промычал в ответ что-то невнятное и еще раз разочарованно поглядел на осветившиеся миру женские ноги и часть ягодиц, но все же отступил, Естественно, не озаботившись тем, чтобы прикрыть вампиршу хотя бы ее же платьем. Клетку закрыли, да так, что выход из нее просто исчез, как будто его и не было. Остались лишь серебряные прутья, прикоснуться к которым не смог бы ни вампир, ни ликантроп... А еще через считанные минуты на поляне остались только двое нелюдей, окруженные серебром, лесным воздухом, светом звезд и кругом силы, очерченным вокруг клетки.

Отредактировано Maître (21.12.14 19:13:21)

+1

12

*Ящик, который вывозят из Сент-Луиса*

    Черный ящик действовал на этих двоих получше тугих смирительных рубашек. Пленников накрыло неестественной пеленой спокойствия, будто каждый погрузился в безмолвную прострацию. Как будто лишившись свободы и вампиресса и оборотень лишились и собственных бушующих характеров. Ирония всей ситуации была в том, что попав в эту странную коробку, они оказались более слаженной командой, чем были на самом приеме, где сотрудничество в принципе было обязательно. София даже усмехнулась, да вот только стенки ящика давили тяжелой усталостью и никак не располагали к веселью или даже сарказму.

- Да я пыталась позвать… - Риччи даже перебила Хъюго, желая ему сообщить, что она тоже пыталась достучаться хотя бы до котов еще как только очнулась, но ничего так и не вышло. Однако они оба одновременно замолчали и напряглись, поскольку машина остановилась, а это означало, что вскоре что-то должно было произойти.

   София прислушивалась, вглядывалась в темноту и даже пыталась принюхаться, но ничего кроме уже порядком въевшегося собачьего запаха Хъюго она не различала. Да и то, что она слышала, как кто-то рыскает вокруг машины ей особо не помогало. Непонятное звуки приготовлений никак не внушали надежд. Да и было ли там место надеждам? Запахи ликантропа начал перебивать другой аромат, сначала еле ощутимый, а затем, настолько мощный, что вампиресса могла бы описать цвет газа, заполнившего остатки пространства. Если это конечно не померещилось ее засыпающему организму. Она только и успела перебрать пару родных итальянских ругательств, уже не способная их озвучить, и провалилась в очередную темную невесомость.

*Клетка посреди леса*

    София поняла, что она где-то на природе еще до того, как сознание окончательно вернулось и протрезвело. Некоторое время она лежала совершенно неподвижно, понимая, что это далеко не ее любимый и уютный гроб с мягкими подушками, где она просыпается большую часть ночей. Наконец, она все же решилась и резко распахнула глаза, чтобы увидеть перед собой… Ганди. Рядом с этим вервольфом она вообще никогда не просыпалась, поэтому его небритое лицо вызвавшее легкое удивление, заставило вампирессу протащиться по нити воспоминаний, восстанавливая предыдущие часы ее существования.

    Да они же в плену! Странная мысль о том, что рядом с ней может быть валяется всего лишь труп волка, заставила девушку попятиться, но разум тут же успокоился указав на размеренное сердцебиение. Тормошить ликантропа в этот раз она не стала, так как все еще точно не догадывалась из-за чего у него был приступ паники, а усмирять еще один подобный ей пока не хотелось. Тем не менее, то, что он жив, еще не значило, что они оба не умрут пару мгновений спустя. Риччи села и попыталась пару раз сглотнуть чтобы избавиться от противного привкуса усыпляющего газа, но от этого только кашлянула пару раз, чтобы прочистить горло.

    Тонкой рукой откидывая с лица растрепанные волосы, - отмечая по состоянию одежды и волос, что с пленными явно не церемонились, - она огляделась по сторонам, чтобы выяснить, где они теперь. Если в ящике она могла видеть не смотря на темноту, то теперь, ей показалось, что зрение ее подводит.

- Что?.. – вампиресса даже прищурилась, но ошибки быть не могло. Она была в огромной клетке, без малейшего просвета к выходу, и судя по звукам, единственным способным хоть чем-то помочь живым существом на многие километры был Хъюго. – Что?.. – она даже повторилась, так как подходящих слов просто не было. Их что, сперли и усыпили, чтобы оставить сидеть в этой клетке? А как же пытки, угрозы, шантаж и все дела? Зачем их посадили в эту самодельную камеру посреди леса? Отсюда же все видно на многие…Сапфировый взгляд поднялся к верхушкам деревьев, граничащим со звездным небом. Там, где несколько часов спустя будет подниматься солнце…

- Нет. –
Возмущенно мотнув головой, София поднялась на ноги и подошла ближе к прутьям клетки чтобы лучше осмотреться, не смотря на то, что еще не пришла в себя окончательно и пару раз чуть не подвернула ногу на высоких-то шпильках. Она уже было потянулась руками к металлу чтобы прильнуть поближе, но вовремя остановилась присмотревшись. Это не было простое железо. Чертова клетка была из серебра!

    Подавив напряженный возглас, девушка с отвращениям попятилась, практически на середину новой тюрьмы. Ее взгляд медленно поплыл по кругу, инстинктивно изучая каждую железку по очереди, выискивая хоть малейшие шансы на слабое звено, похожим действием она изучила и потолок, постучала каблуком по днищу. Бесполезно. И ведь она даже снова попыталась призвать если не своих преданных, то хотя бы любых других леопардов на помощь, в надежде, что круг силы был очерчен неверно и не работал – все впустую. Чем больше времени она тратила на поиски выхода, тем меньше надежд, что оный там имелся, у нее оставалось.

   Наконец, София уселась поджав ноги, обнимая коленки бледными руками и устремив синий взгляд в одну точку попыталась сосредоточиться. Впадать в панику или психовать еще было не время. Жан-Клод учил ее не этому. Вампиресса застыла, похожая на неживую куклу, мысленно восстанавливая все снова и снова, вспоминая каждые мелочи и нюансы их поездки и похищения, в надежде уцепить что-то упущенное и найти выход.

+2

13

*Клетка посреди леса где-то около Сент-Луиса*

Эта ночь запомнится ему надолго... Осознание себя живого и невредимого пришло вместе с пульсирующей головной болью. Она охватывала все: виски, лоб, переносицу, затылок... и уходила от шеи вниз по позвоночнику. Ни с чем не сравнимые ощущения. Ганди сглотнул вязкую слюну, которая прокатилась по засохшему горлу подобно шипастой колючке. Но сдержался - не кашлянул. Желание пошевелиться и вытянуть ноги было просто неимоверным, но пока сознание полностью не прояснилось, Хъюго не просто не шевелился... он даже глаза не открывал.

Чувства и ощущения реальности возвращались постепенно. Последним, что он помнил, были запахи бензина, пыли и выхлопных газов, а теперь... теперь волк вдруг так ярко ощутил свежесть лесного воздуха. Такую приятную, знакомую и такую родную Зверю. Хъюго резко поднялся с места. Настолько, что даже у него перед глазами поплыли цветные звезды. Грузно навалившись на руку, ладонью упертую в землю, он снова погрузился во тьму и потер свободной рукой переносицу. Дерьмовое пробуждение. Хуже просто не придумать. Однако, Ганди умудрился отметить для себя несколько определено положительных моментов. Во-первых, он и София (да, ее запах он чувствовал и знал, что вампирша рядом) были живы и даже не ранены, а, во-вторых, их вытащили из этого треклятого ящика. Теперь Ганди мог не только вытянуть ноги, но еще и сесть, и даже встать.

Когда вертолеты прекратились, волк предпринял вторую попытку и открыл глаза. В этот раз говна не случилось, однако ж, смотрят что называть говном. Ганди пару раз моргнул, пытаясь осознать то, что видел перед собой. Частокол из толстенных прутьев. И даже не приближаясь, он точно знал, из какого металла они сделаны. Серебро. Взгляд тут же устремился вверх - та же история. Крышка клетки ничем не отличалась от ее боковин: повсюду этот губительный для вампиров и оборотней металл.

- Какого хуя? - он поднялся с земли и встряхнулся, подобно собаке, стряхивая с себя пыль и грязь. Взгляд то и дело перехватывали отливающие в свете звезд прутья серебряной решетки. Потому волк поддался искушению и приблизился к самому ее краю. Под ногами хоть и была земля, но под небольшим ее слоем ощущалось днище. Забавно, что похитители так позаботились о своих пленниках и дали им возможность устроиться с комфортом на дне этой нерушимой клетки.

Взгляд быстро пробежался по периметру в надежде выявить с ходу хоть одно слабое место, но бесполезно. Прутья были, как один - гладкие, ровные, угрожающе поблескивающие. Но для Хъюго этого было недостаточно. Он начал обход клетки по тому же пресловутому периметру. В первом же шаге случайно наступил на подол платья сидящей по центру Софи, но внимания на это не обратил. Кому нужен этот подол, когда вокруг происходит полный пиздец?

Обход клетки завершился ровно с таким же счетом, что и начался, - один-ноль в ее пользу. Ни входа, ни выхода, ни даже примерного подобия замка, петель или стыков. Кто бы их не поймал, действовал он предельно профессионально. Хъюго остановился около Софи и еще раз огляделся по сторонам, но концентрировался уже не на прутьях, а на окружающей природе. Где-то вдалеке лес, лес и только лес... и они посреди поля. И, признаться, Ганди вообще не понимал смысла вот такого вот их пленения. Сейчас он думал только о том, как можно вылезти из клетки, а не о том, что им, возможно, придется встречать в ней рассвет.

- Эй? - позвал он Софи, которая с момента его пробуждения так и не пошевелилась. - Ты давно очнулась? Что-то видела? Или, может, слышала?.. - призрак надежды мелькнул в его словах. Ну а вдруг? Возможно, девушке удалось узнать хоть что-то до того, как волк пришел в себя? Да, разумеется, находиться в клетке было куда приятнее, чем в тесном ящике, однако, не настолько, чтобы радостно сложить ручки и сидеть тут до победного конца. Связь с Жан-Клодом или Роджером по прежнему блокировалась, и это никак не способствовало решению проблемы, особенно беря в расчет тот факт, что посреди огромного поля София и Ганди тупо превращались в открытую мишень для всех желающих.

Отредактировано Hugo Gandy (27.12.14 22:16:00)

+1

14

*Клетка посреди леса где-то около Сент-Луиса*

   Может Хъюго и почувствовал себя значительно легче и увереннее перебравшись в более просторную клетку, а вот София, если бы ей предоставили выбор, вернулась бы в ящик с плотными стенками, защищающий от такой открытой местности. Даже сама закрылась бы. Только вот никакого выбора ей не предоставили. Никогда не предоставляли. Вот хоть бы раз дали что-нибудь в жизни выбрать самой. А еще говорят дочь Принца, столько свободы, столько счастья. Сидит вот посреди клетки, прям нарадоваться не может.

  На то, что Ганди очнулся и начал двигаться, вампиресса ничем не отреагировала. Пока он отправился в точно такое же исследование клетки, как и она прежде, девушка продолжала так же неподвижно сидеть, поглощенная своими мыслями. Вервольф отсюда никуда не денется, нечего было на него и отвлекаться, когда есть проблемы поважнее. Хотя, если бы оборотень сейчас нашел какой угодно вариант смыться из этой тюрьмы, Риччи обязательно обратила бы на него все свое драгоценное внимание. Даже если бы это было какое-нибудь фантастическое умение проходить сквозь серебро – главное выйти, а там, выберись один, он сможет позвать и на помощь ко второму.

   Только вот к великому разочарованию, Хъюго не обладал никакими волшебными прибамбасами. Такой же обычный оборотень, как и все, который, наконец, тоже понял, что так просто наружу не выбраться и с некой надеждой засыпал вопросами Софи. Что она могла ему сказать? Она очнулась тут точно так же, как и он, делала практически все то же самое, и судя по тому, что он у нее спрашивал, результат они получили тоже очень схожий. А раз сказать было нечего, она и не говорила. Только молчаливо покачала головой, давая мужчине понять, что ей тоже ничего полезного увидеть или узнать не удалось.

   То, что ей пришлось признать подобное наемнику, несколько даже возмутило. Ну вот как так – то их угораздило? Что за проклятые игры судьбы? Стоило только расслабиться и уже настроиться на то, что они с Ганди смогут наконец-то снова разойтись каждый по своим делам, так их вообще запрятали от всего мира оставив наедине. Кто бы этого не сделал, у него хорошее чувство юмора.

- Итак, что мы имеем… - вампиресса выпрямила ноги и потянулась, наконец, подавая более весомые признаки жизни, - выхода отсюда не видно, связаться и позвать на помощь не выходит. Призвать леопардов у меня не получилось, а ты, как я понимаю, тоже ни до кого не можешь достучаться? – на всякий случай она вопросительно посмотрела на хвостатого, хотя ответ его уже в принципе и не требовался. – Нам не оставили выхода, но нас и не убили. Значит, есть вероятность, что мы все-таки заложники. – София понимала, что Хъюго достаточно опытный наемник и прекрасно справится с подобными догадками и сам, но ей всегда нравилось рассуждать вслух, это каким-то образом помогало лучше разложить все по полочкам. К тому же, ее мысли могли натолкнуть оборотня на какие-то дополнительные догадки, или наоборот, его мысли, могли дополнить ее идеи.

- Кто бы нас не похитил, они понимали, что нас очень быстро хватятся и будут искать. Возможно, они решили потребовать выкуп или что-либо еще взамен на информацию о нашем местоположении. Тогда, в любой момент за нами могут прийти.

   Последние слова почему-то показались ей похожими на надежды маленького ребенка, поэтому девушка замолчала. Сапфировый взгляд поплыл по верхушкам деревьев и не было в нем ничего доброго или радостного. Все только что прозвучавшее, просто кричало крайне болезненным для нее вопросом – «а если нет?». Вампиресса озвучила крайне удачный вариант, но был и еще один. Совершенно ей не импонировавший. Значительно больше подходящий к жестокому миру ночных существ. Она не решилась озвучить его. Не позволяла себе даже думать об этом, подсознательно блокируя самый отвратительный и трагичный исход событий. Нет, еще не время. Рано паниковать.

- Fottere! * - София поднялась с места и сделала пару шагов по клетке. В очередной раз чуть не заработав вывих, обычно хорошо контролировавшая себя девушка не на шутку разозлилась и сняв туфли кинула одной в сетку из серебра. Расстояние между прутьями было столь незначительным, что даже обувь не вылетела наружу. Это разозлило еще больше. Риччи терпеть не могла, когда что-то выходило из-под ее контроля и сейчас она совершенно ничем не контролировала ситуацию. Вампиресса резко развернулась на волка, так, что аж легкие ткани подола взвились в воздух опутывая ее стройные лодыжки. – Скажи, что у тебя есть хоть какая-нибудь идея? Даже самая безумная? – синие глаза смотрели на мужчину так требовательно, будто он сейчас должен был хоть из трусов, но вытащить напильник и спасти их обоих.

*Fottere (ит.) - fuck.

+2

15

*Лесополоса близ Сент-Луиса*

Когда София подала признаки жизни, Хъюго осознал всю плачевность сложившейся ситуации. Дело - дрянь. Он сдвинул широкие брови к переносице привычным жестом и чуть прищурился, оглядывая местность. Правая рука машинально потянулась за спину в надежде ощутить привычный холод рукояти пистолета, но оружия за спиной уже давно не было. Хъюго похлопал по карманам: ни мобильника, ни кошелька... Черт подери, они забрали даже пачку сигарет! Да, они непременно помогли бы им выбраться из клетки! Ганди выругался про себя и принялся вновь ходить по кругу, максимально близко к прутьям, в надежде найти хоть какое-то слабое место в этом огромном серебряном недоразумении.

Размышления Софии он не то, чтобы не слушал. Просто пропускал мимо ушей. Ничего важного от нее он пока что не услышал, да и все сказанное уже не раз прокрутил в своей собственной голове. И это ни на йоту не приблизило его к решению проблемы. Раз за разом он огибал клетку по периметру, всматривался в окружающие пейзажи и не находил ответов на интересующий вопрос: как же отсюда выбраться? Остановился он лишь в тот момент, когда вампирша чуть не зашибла его туфлей и хмуро посмотрел сначала на упавшую на землю обувку, а потом на Софи...

Он хотел было уже высказать все, что думает о ее несвоевременных истериках, как вдруг осознание еще одного печального факта догнало его и треснуло по затылку огромной такой дубиной.

- Вот черт... - не вселяющая надежду фраза. Взгляд метнулся за пределы клетки, в густые леса и широкие поля, затем поднялся к небу и вновь вернулся к синим глазам девушки. А вот теперь, пожалуй, было самое время для истерик. И Хъюго со всей дури дал всей длиной предплечья по серебряным прутьям. Клетка ответила глубоким гулом, но не больше. Руку, затянутую в кожу куртки, прострелила тупая боль, но это было ничто по сравнению с теми ощущениями, что испытывал Ганди сейчас. Опять! Снова это тупое чувство, когда ему надо спасти задницу принцессы любой ценой! Хоть из шкуры своей выпрыгнуть, но вернуть дочь Жан-Клода в родной Цирк. И ведь Хъю не может поступить иначе. Не может вернуться к Принцу и, пожав плечами, сказать, мол, "ну извиняй, не вышло...".

- Вот скажи мне, каким, блядь, местом я похож на гребаного рыцаря!? - вдруг вызверился он и, повернувшись спиной к Софи, грузно оперся обоими предплечьями на прутья клетки. Мозг уже готов был лопнуть от кучи мыслей и бесполезных вариантов. Нихрена он не знал, как вызволить девчонку из западни. - ...не нужен им выкуп, принцесса, - в его голосе проскользнул язвительный смешок. Ирония над самим собой-идиотом. Ганди повернул голову вбок, подобно ворону, и уставился на девушку лишь одним своим глазом, а спустя пару секунд уже полностью развернулся к ней лицом. - Если бы они хотели денег, то ты сейчас лежала бы в тесном гробу, обвешанном цепями и крестами, а я был бы глубоко мертв. Поверь мне, ни один тупорогий бандит не станет заморачиваться и сооружать все это, - он развел руками, обозначая границы клетки, - ради какого-то выкупа! Так что либо у этого массовика-затейника крайне изощренное чувство юмора, либо... - он замолк на мгновение и злобно дернул ноздрями, - он решил устроить показательную казнь... Но на кой черт при этом оставлять в живых меня? Надеется, что в порыве отчаяния мы тут примемся обсуждать все тайны и секреты? А вот хуй! - Хъюго фыркнул и, стиснув зубы, сложил руки на груди. Кто знает, какие еще сюрпризы их ожидают. Возможно, вся земля вокруг микрофонами утыкана, а им двоим действительно есть, что скрывать. А, возможно, похитители решили, что он и вовсе человек-слуга дочери Жан-Клода... тогда все в принципе складывается в одну линию, но Ганди не намеревался обсуждать это и снабжать преступников информацией. Обойдутся.

+3

16

*Лесополоса близ Сент-Луиса*

     Сняв вторую туфлю, София внимательно проследила за Хъюго. Она видела, как к нему приходит осознание того самого варианта, что она не хотела озвучить. Он понял в чем тут дело, и девушка встретила его злобный взгляд. Когда он попытался сломать клетку нафиг, в синем взгляде вампирессы на какое-то мгновение проскользнуло что-то вроде надежды. Шагнув в сторону она на расстоянии заглянула за Ганди, чтобы оценить результаты его стараний. Как бы он не психовал, как бы он не матерился – даже погнуть не смог. Ей значит не стоило и пытаться.  Стадию отрицания всей ситуации, кажется, они оба уже прошли.

- ...не нужен им выкуп, принцесса, - Риччи заметно напряглась, мраморная ручка сжала туфлю так, что дорогая ткань скрипнула под тонкими пальцами, а обычно манящие губы превратились в тонкую и строгую линию на фарфоровом лице.

- А ты тут чего орешь-то?!- сапфировый взгляд полоснул вервольфа крайне недобрым огнем. – Это между прочим твоя долбаная забота была, чтобы мы не оказались в подобной ситуации! – вампиресса подняла туфлю и потрясла, обращая к Ганди, как будто угрожала что вот-вот поколотит его. Впрочем, желание засадить острую шпильку ему куда-нибудь под ребра действительно присутствовало. От заботливой и успокаивающей девушки из ящика не осталось и следа.– Хороший же из тебя охранник! Тебе может компания моя не нравится? Ну так свали нахрен раз такой умный! Может хоть найдешь как это сделать. – возмущенно фыркнув, она сдула с лица иссиня-черный локон и начала ходить по клетке, продолжая сжимать несчастную туфлю. Сейчас скорее София была похожа на мечущегося зверя, который не мог найти ни себе, ни своим чувствам выхода. Она, наконец, поняла, как чувствуют себя ликантропы, вынужденные сдерживать зверя. – Как будто я вечный кайф ловлю каждый раз, когда меня кто-то ворует или пытается убить, - дальше она бубнила тихо, но не менее злобно, - и ведь я уверена, что дело даже не во мне, скорее всего кто-то просто хочет насолить papà или что-то в этом роде.

    Продолжая так слоняться по клетке, девушка в итоге стихла и перевела все свои рассуждения и возмущения в мысленную форму. Она и сама знала, что никакого выкупа за них не потребуют, просто, когда Хъюго вдруг озвучил это – будто только тогда все стало реальным, а не каким-то далеким табу. Время идет и рассвет приближается, ей предстоит встретить солнце в этом чертовом саркофаге из серебра! Софи отбросила в сторону туфлю и еще раз прошлась взглядом по горизонту. Бесполезно. Она не могла установить сколько часов до рассвета осталось. Но то, что не так уж много – было очевидным. Черт, да разве в таком случае может быть достаточно времени вообще?!

   Вампиресса прилагала все усилия, чтобы не поддаваться панике, и даже усмирила бесполезный гнев, направленный на Ганди просто потому, что больше тут никого не было. Она не хотела бояться и тем более не хотела показывать страха перед этим засранцем. Почему он вообще был тут? Что станет с ней на рассвете, было понятно, но вервольфу-то солнышко не грозит. Посидит, подождет, рано или поздно его смогут найти. Время скорее на его стороне, чем на ее. А ей он в данной ситуации ничем помочь не…

- Ты меня убьешь? – вдруг совершенно спокойно спросила София, поворачиваясь к Хъюго, чтобы не упустить его реакции. Она не стала пояснять, к чему этот вопрос. Они порой доставали друг друга настолько, что желание загрызть второго было у них нормальной повседневностью. Но насколько нездоровой не была бы эта мысль, если ей предстояло умереть этой ночью, единственное с чем ей мог помочь этот мужчина – сделать это быстро и почти безболезненно. – Если будет нужно, ты убьешь меня? –повторила она еще раз, как будто сама желала убедится, что ей действительно пришлось задать Ганди подобный вопрос.

   С одной стороны, ей стало бы легче, если бы он сразу и с ходу сказал, что сделает это. В чем-то была ее удача, оказаться в клетке с человеком, который убивает без тени сожаления и не испугается сделать то, что нужно. К тому же, перспектива сгореть заживо давила значительно большим весом, чем любая другая смерть. С другой же стороны, было что-то крайне тяжелое и неприятное в том, что ей пришлось задать ему подобный вопрос. Даже болезненное. Как-то печально было осознавать, что возможно, последняя ночь в ее жизни пройдет наедине с тем, кто даже не пожалеет о ее смерти.

+2

17

*Лесополоса близ Сент-Луиса*

- А вот хрена с два, принцесса. Моей задачей было доставить тебя в Сет-Луис целой и невредимой. Так что технически я сделал это. Но кто виноват, что даже в родном городе ты не в состоянии постоять за себя? Как с таким везением ты полторы сотни лет-то протянула? Объясни мне! КАК?! - Хъюго злился. И еще как злился. Внутри все буквально тряслось от подкатывающих приступов гнева. Мало ему забот с клеткой, так еще и эта пигалица на нервы действует. И если она наивно думала, что может вот так просто и безболезненно орать на Ганди, то жестоко ошибалась. Его характер и так был не сахарный, а в такие моменты волк становился просто невыносимым.

- Охранник ее не устраивает... Ну так, блядь, выпроси у Жан-Клода более подходящего! Можно подумать, я тут кайф ловлю, таскаясь с избалованной девчонкой. Возила бы своего Бюра и дальше рядом. От него тебе сейчас наверняка было бы больше пользы, - язвительно рыкнул он в самом конце. Хъюго смотрел на вампиршу злобным взглядом. Его ноздри раздувались и иногда нервно дергались. Если она думала, что ей одной так хреново в этой клетке в предвкушении рассвета, то и тут она ошибалась. Хотя, безусловно, как бы Жан-Клод не был расстроен или разозлен смертью Софи, Хъюго он не убьет. Возможно, покалечит, придумает еще какое-нибудь наказание, но не убьет. Потому, в принципе, принцесса имела полное право на истерику и выплеск эмоций... Только вот Хъюго ни в жизнь бы не признал этого.

Он уже не фильтровал слова девушки. Для него все они были обращены в его волчий адрес и вызывали только злость и раздражение. Но на деле Софи лишь подливала масла в огонь, а не создавала его. Она была единственным живым и разумным существом на ближайшие несколько миль, на которое можно вызвериться и которое при этом реагирует. А сам волк бесился из-за ситуации. Он терпеть не мог оставаться в дураках или еще того хуже - беспомощным, неспособным что-либо сделать и тем самым хоть как-то изменить ситуацию.

- Что? - наемник решил, что ему послышалось. Его льдисто-голубой взгляд резко сфокусировался на безразличном лице Софи. И она повторила вопрос. Нет, ему не послышалось. Густые брови изобразили мимолетное удивление, но и только. В следующее мгновение Хъюго уже нахмурился.

- Нужно кому? - по слогам произнес он, все еще буравя девушку недобрым взглядом. Ему прям не верилось, что она спрашивает его о подобном. Да, он убивал без сожаления и оглядки, но каждый раз на то были причины. И он, мать вашу, не был маньяком и тупоголовым убийцей!.. Неведомая сила заставила его сдвинуться с места и начать медленно и угрожающе приближаться к вампирше. Он остановился в полуметре от нее, навис грозовой тучей. От него исходила тяжесть метафизики - силы оборотня, которой у Ганди было хоть отбавляй. И если София не могла пользоваться своей из-за развешенных по периметру крестов, то у волка такой бонус оставался. От него разило опасностью. Неудержимо приближающейся тихой злостью, плещущейся у самого основания льдов его глаз.

- Я не твоим приказам подчиняюсь, принцесса, - зловеще процедил он сквозь зубы, глядя сверху вниз на вампиршу, - и не для того терпел твои приставания, твоих котов и этого выскочку-Мартина, чтобы просто так сейчас взять и перегрызть тебе глотку, - казалось бы, она была лишь девушкой, на которую по уму не стоило бы вот так давить одним лишь своим видом, но Ганди точно знал насколько крепким орешком она была. Настолько, что пыталась использовать его? Вывести его из себя и заставить совершить непоправимое?..

Отредактировано Hugo Gandy (19.01.15 15:28:53)

+4

18

*Клетка*

    Не смотря на то, что стремительно приближалось утро, казалось, будто сумрак сгущался только еще больше, и вся темнота собиралась в клетке вокруг этих двоих. Оба переполненные собственными мыслями и проблемами, вервольф и вампиресса кидали друг в друга обидные фразы будто швыряясь молниями. Единственное что не позволяло их силам сцепиться в этом замкнутом пространстве и всколыхнуть землю вокруг холодными волнами - кресты и какие-то амулеты, ограничивающие Риччи в возможностях. Если бы не это, девушка отчетливо представляла в разозленном сознании, как столкнулась бы метафизика еще больше наэлектризовывая то небольшое пространство которое оставалось между ней и Хъюго.

   Но этого не случилось. Она злилась не меньше волка, но его силе с которой он неожиданно решил на нее надавить, ей не было что сопоставить кроме собственных волевых качеств. И тем не менее он ее не напугал. Можно было продолжить подобную игру слов и в итоге добиться того, чтобы итак вспыльчивый оборотень уже не соображая, что делает, свернул ей шею, но сдаваться и умирать еще было рано. Вот было бы обидным, если бы он убил ее ровно за пару минут до того, как из леса выскочила подмога. Кроме того, если София не боялась Ганди, то смерть была противником совершенно иного уровня. Возможно именно поэтому, ее злоба не выплеснулась чем-то столь откровенным.

  Даже наоборот. Она стояла перед ним, не отступив ни на шаг и выдерживая взгляд. Было что-то в его глазах по странному не дававшего ей покоя, но она никак не могла понять, чем именно это было вызвано. Несколько мгновений девушка стояла совершенно неподвижно, будто фарфоровая статуя, пока сила Хъюго практически клубилась вокруг как дым, которого она не видела, но ощущала так четко, что протяни руку и казалось -  могла коснуться. Покалывание ласкавшее кожу помогло ей осознать, что все это время ее руки были сжаты в кулаки. Можно было подумать, что так они простояли как минимум минуту. А затем… Затем София ожила. Она не сделала никакого резкого и очевидного движения, но почему-то перемена в ее позе, мимика и даже взгляд, заставили прочувствовать весь вес ее присутствия.

- С рукой на моей груди ты, кажется, был не таким крутым, - довольно тихо и с виду совершенно спокойно протянула девушка голосом, который мог обернуть самым дорогим шелком даже без метафизики. Вампиресса слегка улыбнулась, не показывая клыков. Она прекрасно понимала, что это напоминание ужалит намного больнее и глубже, чем любые иные слова и попытки переиграть Ганди в данном словесном сражении. Ей это надоело. Она не хотела продолжать спорить и выяснять кто находчивее. Она, вроде как, скоро собиралась умирать.

   Будто фитиль всего скандала перегорел, и с этой фразой София преобразилась. В Цирке ее привыкли видеть такой, какой она всегда себя и показывала. Тот самый образ, который так раздражал вервольфа. А сейчас эта роль стала непосильной ношей в преддверии утра. Мраморная маска разбилась вдребезги и слетела с ее лица, вместо озорной игривости и капризов, наружу проступил многолетний опыт – жизнь, за которую она пережила множество таких вещей, которые Хъюго мог только увидеть в фильмах. Вампиресса опустила взгляд, и хотя смотрела она на мужскую грудь, было очевидно, что ее не видела. Могло показаться, что она постарела, но это невольное взросление как не странно сделало ее только еще более красивой. Умная, женственная и кроткая девушка, которую в ней позволялось рассмотреть только Жан-Клоду, хмурилась.

- Я не хочу сгореть заживо, - тихо, но четко выговорила София, поднимая свои большие и синие глаза обратно к ледяному взгляду волка, поясняя ему наконец, что это был не задиристый приказ, а просьба, с которой решаются обратиться далеко не к каждому. Признание, которое она произнесла вслух так спокойно, что ей даже самой захотелось себя встряхнуть в некоем возмущении.

   В итоге она снова опустила взгляд, избавляя его от надобности видеть в нем предстоящее утро. Чего чего, а жалости ей сейчас не нужно было. Да и не был Хъюго кем-то таким, чтобы от него ожидалось поддержки или воодушевляющих речей. Скорее, девушка просто погрузилась в собственные мысли, предоставляя вервольфу успокаивать самого себя, и спасая его от надобности среагировать на ее признание.

+3

19

*Клетка*

Хъюго никогда не испытывал угрызений совести по поводу своих методов воздействия. Как говорится, на войне все средства хороши. Но София очень зря думала, что волк теряет над собой контроль, и что вся эта давящая на нее метафизика - результат одной лишь его злобы и ненависти. Жизнь не научила его жалеть или рассказывать о своих чувствах. В этом он был полным деревом. И, надо сказать, такое положение дел его устраивало. Хъюго действовал так, как умел... так, как подсказывал ему его и без того скверный характер. А она... Она серьезно собиралась вот так просто сдаться, при этом еще и подставив его перед Жан-Кодом? Пожалуй, осознание этого заводило Ганди больше всего. И он жуть как хотел выбить всю дурь из этой бестолковой черноволосой головы, но... В действительности он бы никогда не поднял на девушку руку. Как бы она не старалась, как бы не кривлялась, что бы не говорила. В этом была вся правда. И не только из-за Жан-Клода. В конце-концов, у Ганди тоже были свои принципы. Ему незачем было распускать руки, чтобы казаться больше, сильнее, страшнее... Он не приемлил такого поведения. А ту пощечина, которую Софь получила в особняке, Хъюго не учитывал. С тем же успехом можно было возненавидеть всех полевых, и не только, врачей, приводящих пациентов в чувство подобным образом. Удар наотмашь хорошо помогал при наваждениях, предобморочных состояниях и истериках... оказалось, он еще и крайне эффективен против ardeur. Забавно все-таки, как вампирская способность, которая типа не поддается контролю, быстро уступает место здравому смыслу в целях выживания ее хозяина. Но сейчас не об этом.

- С рукой на моей груди ты, кажется, был не таким крутым.

В этот миг шестеренки времени со скрипом затормозили свой ход. Весь мир, казалось, перестал вращаться и сузился до небольших размеров девичьего лица. Зрачки голубых холодных глаз сжались в точки, сделав взгляд еще более хищным, словно бы затаившимся в кустах зверем, готовым сорваться с места в любой момент. Язвить в ответ не было смысла, хотя на языке волка созрел как минимум десяток едких и колких выражений, которые задели бы Софи ровно так же сильно, как она сейчас пыталась задеть его... Но Хъюго ничего не сказал. Сдержался и лишь продолжил сверлить взглядом вампиршу. Ему в пору было отвернуться и отойти к другому концу клетки, оставить ее наедине со своими мрачными мыслями, но он не сдвинулся с места. Не мог он так просто отступить и продемонстрировать свою слабость. У него не было слабостей. Их, черт подери не было! Именно такими словами всегда орал его внутренний голос. А в том ящике волк предстал перед девчонкой в не самом лучшем свете (причем во благо ее же спасения!). В том облике, который мог видеть только Эр-Джей. И никто больше. Но теперь, наверняка, это станет еще одним камнем преткновения меж волком и вампиршей... Если она выживет.

Но потом Софи опустила взгляд... и что-то поменялась. Поменялось на то, с чем Ганди совсем не ожидал столкнуться. Эта наглая девчонка в миг стала другой, и что хуже - заставила Хъюго растеряться. Сказанная ею фраза уничтожила его любые попытки к сопротивлению. Страшная-престрашная метафизика сошла на "нет". Быстро и резко, словно вервольф щелкнул выключателем. А когда взгляды противоестественных существ снова встретились, но ни один из них не был похож на свои прошлые воплощения. Но на лице волка не читалась жалость, там было что-то другое.

Хъюго сделал шаг назад, затем еще один. Он глубоко вздохнул и неспешно повернулся спиной к Софии. Руки сами сложились на груди в крайне надменном со стороны жесте, но так Хъю лишь отгородился от внешнего мира. Может быть, он и хотел ей что-то ответить, но в раздумьях провел достаточно времени для того, чтобы ответ потерял всякую актуальность. Волк глянул на часы. До рассвета оставалось меньше часа. Впрочем, даже без секундных стрелок он мог определить это. Как зверь Зова принца города, Хъю улавливал эти временные изменения, а София, будучи вампиром, также прекрасно их чувствовала. Времени оставалось все меньше, а Хъюго до сих пор не был уверен, что у Роджера получилось поймать сигнал, исходящий от вмонтированного в его наручные часы маячка. Ведь часы были достаточно старыми, а телефоны, принимающие сигналы, уже несколько раз поменялись... Однако ж, сомнений у волка не было - их хватились. И теперь все зависело от поисковых навыков Жан-Клода, его свиты и Роджера. Только вот надежды на то, что они успеют меньше, чем за час почти не было. Как и смысла говорить об этом Софи.

- Хм, - вдруг волк усмехнулся, и смешок даже издевательским не вышел, - пожалуй, от Бюра сейчас и правда было бы куда больше толку, чем от меня, - глупо было отрицать очевидное, вот Хъюго и не пытался. И еще более тупым оказалось выяснение отношений в преддверии чьей-то смерти. И не одну Софи глодала мысль о приближающемся рассвете. Как бы то ни было... что бы не говорил Ганди, в действительности он не желал ее смерти.

+4

20

*Клетка*

   София не стала ничего отвечать вервольфу. Не только потому, что Бюра с ними не было и этого было уже не изменить, но и потому, что упоминание о веселом леопарде отозвалось очень угнетающими чувствами. Хъюго отошел и смотрел в одну сторону, вампиресса же глядела в противоположную. Ее взгляд скользил по деревьям уже без особой надежды увидеть кого-нибудь поспешно выбегающего на помощь. Не смотря на то, что она была итак ослаблена кучей метафизической ерунды вокруг клетки, самой слабой ее делало небо, которое становилось светлее с каждой минутой.

   Сидеть на месте ей не хотелось, и в этой мрачноватой тишине девушка принялась практически беззвучно передвигаться по кругу клетки. Погруженная в свои мысли, она будто привидение медленно парила по периметру. Она с такой легкостью превратилась в мудрое и даже умиротворенное создание, что даже смотреть было трудно. Однако, ей можно было отдать должное. Вампиресса не паниковала, не рыдала взахлеб и не сходила с ума. Внутри теплился только страх, который зарождался постепенно, и по мере того как она ощущала приближение восхода солнца, противное чувство страха одолевало ее все больше.

- Даже прожив сто пятьдесят лет, у меня ощущение, что я оставляю кучу всего незавершенного. И как люди уходят спустя восемьдесят? – она остановилась и посмотрела на Ганди с довольно печальной улыбкой, будто действительно ожидала от него пояснений. – Ну, судя по тому, что орды спасателей на поле не появилось, скоро начнется мое файер шоу. – сапфировый взгляд еще раз пробежался по окрестностям, и София даже с каким-то пренебрежением развела руками. Будто речь шла не о ее болезненной смерти, а о каком-то ежедневном деле. – Достанется же тебе от мастера…

   Вампиресса снова посмотрела на Хъю, и в этот раз она словно осознала, что она уходит, а он-то останется. Его заберут из клетки, просидевшего в ней с тем, что останется от нее, и приведут в Цирк. Ему надо будет отвечать перед Жан-Клодом. Рассказывать и пересказывать всем, что произошло. Сказать об этом Роану и Эстель. Синие глаза стали серьезными, девушка вытянулась и пошла ближе к волку. Было очевидно, что она решила сказать ему что-то серьезное и важное.

- Скажешь Эстель, чтобы она никуда не уезжала. Papà  оставит ее в Цирке, даже без меня. Пусть оставит себе все оружие и продолжает тренировать Роана. Она прекрасный телохранитель. – София напряглась, замечая, как светлеет небо за спиной оборотня. Озвучивать такие вещи было не легко, и ее страх постепенно начал заполнять клетку, но не смотря на его парализующее действие, она облизала губы и продолжила. – Не смейте издеваться над Ро, иначе, когда он станет альфой, а он им станет, ты увидишь, он не будет вам помогать. Не ломайте его позитив только потому, что ваш в жизни уже кто-то разбил. – При этом она даже ткнула в Ганди пальцем, как будто это замечание касалось именно его. – Он собирается записать альбом, пусть papà  ему поможет. Музыка Бюра прекрасна. Пусть добавит его песни в новую программу.

   На некоторое время девушка замолчала, опустив взгляд. Она раздумывала, что еще и кому нужно сказать и передать. Выбирая какие дела самые важные, а без каких можно было бы и обойтись.

-А papà … Нужно что-то передать ему… - вампиресса заметила, что ее руки дрожат, поэтому сжала их в кулаки, как бы не собираясь поддаваться наплывающим эмоциям. – Скажи, чтобы не отыгрывался на тебе за мою смерть и…

   Что она могла передать Жан-Клоду? Об одной мысли о нем хотелось реветь.  У этого мужчины было все, что ему нужно. Если бы не он, ее не стало бы еще лет в шестнадцать, так что она могла быть только благодарна ему. София усердно размышляла, но не могла придумать совершенно ничего, что могло помочь Принцу Сент-Луиса легче справиться с ее потерей. Это еще больше выбивало почву у нее из-под ног. Появилось чувство, будто она ужасно его подвела и это непростительно.

   Девушка издала что-то похожее на всхлип, но слез на ее щеках все еще не было хотя даже плечи ее начали подрагивать. Она продолжала упрямо пялится куда-то на Хъюго. Потому, что София Риччи не собирается умирать как последняя неудачница и истеричка. Если ее время пришло, она примет это достойно.

- Я не хочу ничего передавать… Я не хочу с ним прощаться… Я ни от кого не хочу уходить! – в этот раз ее голос сам дрогнул и выдал рыдания, сдерживаемые слезы, сожаления, слишком много всего.

+5

21

*Клетка*

То, что Хъюго вел себя, как мудак, никого не должно было удивлять. И даже не скотская жизнь была в том виновата. Он сам был таким... в силу характера, личностных убеждений, надуманных стереотипов и еще каких-то личных качеств. Ганди мог признать себя редкостным козлом, но он не мог меняться. Не хотел. Просто не умел... Его не учили этому, не говорили, что это может пригодится. Хотя, еще ни разу и не пригодилось. Насколько самодостаточным он был, настолько в его голове не хватало осознания необходимости хоть раз пойти против себя. И как результат... Хъюго никак не способствовал успокоению Софи. Следовало бы поддержать ее, как поступил бы любой нормальный человек, но волка еще ни разу никто не смел обвинить в нормальности. Да он и не знал как. Сказать ей, что все хорошо и образуется? Но это, черт подери, будет наглой ложью, в которую и сама вампирша не поверит.

Сейчас вервольф напоминал скорее напряженную гору мышц, обращенную к верхушкам деревьев. Шестеренки его мыслей крутились с такой скоростью, что казалось - вот-вот, и голова треснет на две части, а гайки и винтики выплеснуться из нее тяжелым металлическим дождем с привкусом меди. Он думал... Думал-думал-думал, как бы выбраться из этой чертовой ловушки, как бы спасти... и если не себя, то хотя бы эту глупую девчонку, которая вместо адекватной помощи только злила волка. Странно, но даже в такой ситуации раздражению Хъюго не было предела. И он мог по праву гордиться этим, мол не растерял свое эго даже сейчас, однако ж, реальной причиной тому были самые настоящие и никем не навязанные нервы.

Фраза о Мастере заставила внутреннего волка Ганди отреагировать предупреждающим рычанием. Он, да и сам Хъюго прекрасно понимали, чем им обернется смерть любимой и единственной дочери принца. Если бы он мог, то без сомнений поменялся бы с Софи местами. Он не боялся умереть... и не важно как именно, но ради Жан-Клода он бы пожертвовал собой, не раздумывая. Слишком сильно было влияние вампира на волка, да и он был не одним единственным Зверем Зова. У Жан-Клода был Роджер, куда более подходящий на эту должность, а Хъюго... Хъюго вполне устраивала роль цепного пса, которого спускают с поводка, когда нужно. По крайней мере, именно такими словами Ганди убеждал самого себя.

София приблизилась, и мужчина резко развернулся к ней. Лицо его было напряжено, челюсти плотно сжаты, да так, что желваки выступали острее обычного. Он не хотел ничего слушать, не хотел ничего знать, но был ли выбор? Да и угораздило же вампиршу выбрать такую... тему. Слова про Мереш и Бюра Хъюго успешно пропустил мимо ушей. Разумеется, все равно запомнил, просто не хотел сейчас акцентировать на этом внимание. А вот изречения о Жан-Клоде возымели обратный эффект. Черты лица вервольфа смягчились, и взгляд больше не пытался прожечь в вампирше две огромные дыры.

- Я не хочу ничего передавать… Я не хочу с ним прощаться… Я ни от кого не хочу уходить!

И вот... случилось то, чего Ганди не ожидал. Точнее, наверно, это было бы предсказуемо, но он до последнего отказывался верить, что это произойдет. Черт возьми, но он понятия не имел, что делать с женскими слезами! Вот так тупо он и смотрел на стекающие по бледным щекам кроваво-красные дорожки слез и не мог поверить, что они принадлежат Софи. Той самой задиристой, наглой, вредной, дурной... веселой и вечно улыбающейся Софи.

- Арр... черт тебя подери! Глупая девчонка! - хрен его знает почему, был ли то инстинкт или что-то другое, но после сказанных словно бы в оправдании своего поступка слов, Хъюго вдруг сгреб в охапку хрупкую девушку, прижал ее к себе и обнял своими громадными по сравнению с ее ручищами. Его тело было в разы теплее, больше, а метафизика вокруг смягчилась и попыталась создать вокруг ореол спокойствия. Хотя, где-то глубоко внутри волк прекрасно понимал, что Софи предпочла бы сейчас обниматься с бездушной деревяшкой, однако ж, и тут ей облом вышел.

Оборотень не считал стремительно пробегающие минуты, заставшие их объятия. Он гладил женскую спину широкой ладонью так, словно успокаивал самого настоящего ребенка, который умудрился вымочить всю его белую футболку на груди слезами. И хорошо понимал, что желание касаться Софи и растворять всю ее печаль в спокойствии своего голоса не принадлежит ему. Оно выдернуто из воспоминаний Жан-Клода, которые периодически просачивались сквозь дыры в метафизических щитах. И если обычно Хъюго стряхивал их, как дурное наваждение, то сейчас на это просто не было сил. Все щиты были опущены в надежде зацепиться хотя бы за малейший проблеск метафизической связи, потому и лезли всякие воспоминания, которые Ганди скорее предпочел бы забыть. Он молчал, осознав наконец, насколько тупиковая выдалась ситуация, и что теперь вместо действий ему приходится просто стоять и ощущать женские рыдания всем своим телом. Дела... Он в очередной раз провел ладонью по ее спине, краешком сознания удивляясь, насколько в действительности девушка была миниатюрной. Казалось бы, одно неловкое движение - и она сломается, а он и вовсе может закрыть ее целиком...

Волк вдруг замер, отчетливо повторяя про себя последнюю свою мысль. Черт возьми, и как он раньше не догадался? И правду ведь говорят, что из-за бабских слез мужики тупеют...

- У меня есть идея! - он резко отстранился, флер уюта в момент испарился, возвращая волку привычный деловой подход. Он пробежался взглядом по небосклону, - время еще есть, - и принялся... раздеваться! Быстро снял с себя кожаную куртку и кинул ее Софи. - Накинь на плечи для комфорта... и ложись, - затем за ворот стянул футболку, обнажая миру рельефное тело, и откинул ее в сторону. Когда пальцы ловко расстегнули ремень и принялись за пуговицы джинсов, Ганди вдруг остановился, осознавая, что София не двигается, и поднял на нее искренне не понимающий взгляд, мол, "че тормозишь-то?" - Чего встала? Куртку надевай, говорю! И ложись.

+4

22

*Клетка*

  В данный момент, Софии было совершенно наплевать кем посчитает ее Хъюго, какой он ее увидит и что подумает. Она понимала, что даже Роджер в подобной ситуации выслушав ее заявления обязательно сообщил бы ей, что все сделает как она просила, и она бы ему поверила. А вот этот брат… Да даже если бы он ей что и сказал, она все равно до конца не была бы уверена, что он поступит именно так, как ей было нужно. Более того, учитывая его уже прекрасно ей известный характер, вампиресса и не ожидала от него никакой поддержки. Психовать из-за того, что с ней в клетке был именно Ганди, не только не оставалось времени, но не несло и никакого продуктивного смысла. Вместо этого, она старалась по возможности оставаться как можно более спокойной и сосредоточилась на том, что хотела передать всем, кого ей оставлять действительно не хотелось.

  Он мог прикинуться, что не слышит ее и проигнорировать все сказанное, мог спрятать свое неумение вести себя в подобных ситуациях, под колючим раздражением. Девушка готова была поклясться собственной под влиянием восхода быстро утекающей жизнью, что как только она заткнется и даст возможность – волк обязательно нахамит, взорвется очередным потоком возмущенных ругательств, отнекиваясь и напоминая ей, что это вовсе не его проблема, ну, или если очень сильно повезет, он просто промолчит и отойдет от греха подальше. И хотя она попыталась вбить в его тупую вервольфовскую башку, что и кому передать, Риччи прекрасно осознавала, что даже если он это сделает – никому это не поможет.

  Девушка почувствовала, что прятать взгляд за челкой и хмуриться ей больше не помогало. Щеки сами собой намокли. Слезы никогда не поддавались приказам, пробиваясь наружу. Самым забавным было то, что вампиресса не считала их проявлением слабости или же глупости. По правде говоря, не смотря на то, что Жан-Клод не был ей настоящим отцом, принц не просто подарил ей эту жизнь, он помог устроить ее именно так, что София практически вообще никогда не сожалела и не плакала. Верьте или нет, но столь длительная жизнь и без слез, штука очень редкая. Неожиданное осознание этого, даже заставило уголки ее губ дрогнуть будто она хотела улыбнуться.

  Ганди должен был психануть. Серьезно, она ожидала, что такой чокнутый наемник как он, точно не будет нянчится с плаксой, поэтому собиралась с остатками своего хрупкого спокойствия, чтобы встретить его взгляд и увидеть, как он в очередном нервном порыве вскидывает руки, матерится, отправляется мерить периметр клетки тяжелыми и пугающими шагами.

- Арр... черт тебя подери! Глупая девчонка! – вампиресса практически успела подумать «как знала». А вот и руки волка взметнулись в воздух. Неужели она правда уже знает его характер так хорошо? Нет, мужские руки, эти две машины для убийств, способные сдавить фуру, метнулись не куда-то, а в ее сторону.

   София дернулась, будто хотела уклониться. Она ожидала какого-нибудь удара, или еще чего-нибудь грубого, но по-настоящему удивилась, когда ничего подобного не последовало. Хъюго дернул ее на себя, и в следующее мгновенье девушка поняла, что оказалась в кольце его рук, а грозного и сулившего смерть восхода стало не видно за широкой грудью в которую она ткнулась своим заплаканным лицом. Первое время она оставалась напряженной до предела, но постепенно это изменилось.

   Под ее правой ладошкой, которую она успела вскинуть в тухлой попытке самозащиты, билось его живое сердце. Мужской запах, хоть и искаженный пережитыми событиями, бил прямиком в ноздри, и София с удивлением для себя осознала, что запах этого вервольфа она знает. Если бы она просто сказала, что теперь может узнать его по запаху это значило бы, что он ей знаком, но за эту поездку ей столько раз довелось оказываться к нему так близко, что теперь этот аромат она сможет поднять из закромов памяти – не просто знаком, она его знает. Этого еще не хватало. И тем не менее, у Хъюго было то, что в ее случае было только имитацией –жизнь. Даже его волчья сила была живой, клокочущей и теплой, она баюкала и успокаивала не меньше чем рука с крайне неожиданной для такого эгоиста как он осторожностью.

  Вампирессу сотрясло еще одно рыдание. Это было результатом морального воздействия. Как когда маленький ребенок упадет, и проверяет не видел ли кто его падения. Если нет, он просто бежит дальше, а если рядом оказывается мама, он не может ничего с собой поделать и начинает плакать. Нет, Риччи не посчитала Ганди своей мамой, даже не думала об этом. Просто если тебя обнимает такой засранец как Хъюго, ты понимаешь, что ситуация больше чем дерьмовая. Поспорить с этим девушка не могла. А вот волк, неожиданно смог.

- У меня есть идея! – он так резко отстранился, что София пошатнулась от неожиданности, и чуть не проворонила поймать брошенную в нее куртку. Однако, девушка была крайне сильна духом, и поэтому очень быстро переключилась со страданий на возможные перспективы. Ее взгляд с удивительной быстротой стал холодным и сосредоточенным, пока она начала одевать великоватую куртку.Если она удивилась, когда оборотень обнял ее вместо того, чтобы убить, то, когда она увидела, что он раздевается, вампиресса решила, что сдурела окончательно. Степень изумления была такой, что она так и застыла с задранными в воздух руками, с курткой, натянутой только на одну из них.

- Какого хрена ты делаешь?? – София ругалась редко. Еще реже на английском. Но этот волк порой умудрялся довести ее за одну секунду. Настроения и мысли менялись со скоростью света. Слишком быстро даже для такой девушки как она. Что за бредовая идея ради которой нужно раздеться? А куртку одевать зачем? Никогда еще за свои 150 лет жизни, Риччи не оказывалась в ситуации, когда она одевалась все больше, а мужчина, наоборот, раздевался. Она натянула на себя его куртку, понимая, что практически тонет в ней и могла только представить, как глупо это выглядит. – Нет, серьезно, я не хочу, чтобы последним, что я увижу в этой жизни стал твой…мини-Хъю. – и неожиданно, умирать стало еще страшнее.

+3

23

*Клетка*

Идея Хъюго была ровно такой же, как и он сам. Странной, безбашенной и наверняка способной разрушить и без того шаткие отношения с дочерью принца, но при этом сумеющей продлить ее бесценную жизнь на как минимум еще одни сутки.

- Расслабься, тыкать тебе им в лицо я не собираюсь... а то понравится еще. Видишь, как здорово, что ты меня не возбуждаешь, - Хъюго осклабился и нарочно выдернул ремень из всех шлевок одним резким движением, словно бы тренировался заранее.

То, что он собирался сделать вскрывало все те карты, которые он усиленно прятал в рукаве для более подходящего момента, надеясь, что этот момент никогда не наступит. Собственно, вот сейчас должна была открыться та самая тайна, над которой ломают головы едва ли не все приближенные к вампиру нелюди - почему место рядом с принцем Сент-Луиса занимает Роджер в то время, как Хъюго играет роль мальчика на побегушках. Ведь, наверняка же, с охраной принцессы второй брат справился бы не хуже... а то и лучше. И уж точно не стал бы нервировать ее и ее котов одним лишь своим присутствием. Разгадка крылась в том, что Хъюго пытался убить Софи в день их первой встречи. Тогда он не был зверем Зова принца, более того, он даже не был знаком с инкубом, но разве ж это повод для Жан-Клода не наказывать его за такой проступок?

Вообще, у этого вампира были очень странные методы воздействия, которые Ганди совсем не понимал... да никто не понимал! Но после того инцидента принц точно дал понять своему волку - пока тот лично не признается Софи в содеянном, он будет беспрекословно исполнять любые просьбы, приказы и пожелания инкуба. Черт его знает, может быть, Жан-Клод был экстрасенсом, но он точно предугадал реакцию Хъюго. Как бы сильно не воздействовал на своего волка вампир, его мерзкий характер даже ему было не под силу сломить. Ганди не признался. Сначала не считал это целесообразным, ибо налаживать контакт с обитателями Цирка был просто-напросто вынужден. Даже не сколько он, сколько Роджер, а козлить брату - последнее дело. А потом... потом этот же Роджер сдружился с синеглазой пигалицей, и мрачная тайна оказалась не только персональным наказанием Хъюго. Опять же, подставить брата он не мог, потому уже и готов был смириться со своей не завидной ролью и даже искать в ней плюсы. На ненавистных ему заданиях он вел себя так, как заблагорассудится, и никто ему и слова поперек не смог казать. А если скажет... то сам напросился. Он даже намеренно добивался такого к себе отношения, чтобы в следующий раз народ бежал умолять Жан-Клода заменить "этого мудака" на кого-то более адекватного.

А теперь... теперь у него появилась возможность скинуть с себя это тяжкое бремя. Весь мир был ЗА эту затею, даже перспектива слезть с крючка своего приемного отца. Единственное что - Софи не дура (как бы Хъюго не хотелось верить в обратное), она сразу сложит два и два и догадается, что ее великолепный спаситель на той лесной дороге - не более, чем такой же огромный черный волк, пытающийся ее убить. Да, звероформу братьев Ганди, кроме Жан-Клода, никто в Сент-Луисе не видел. Да что там... мало кто вообще знал, что они оборотни. Но теперь список видевших расширится, а Хъюго больше никогда не придется возиться с этой папенькиной дочкой. Как минимум, потому что она его возненавидит. К сожалению, Хъюго понимал это лучше многих. Наверно, даже лучше самой Софи, потому и начал нагнетать обстановку еще до своего обращения.

- Ладно, шутки в сторону. То, что ты сейчас увидишь - тебе не понравится, - его голос и лицо вдруг стали несвойственно ему серьезно-спокойными. Сомнений не оставалось - он знал, о чем говорил. - Я бы предложил тебе просто лечь и закрыть глаза, но ты же все равно этого не сделаешь, поэтому тебе просто придется довериться мне. Иного выбора все равно нет. Я закрою тебя от солнечных лучей... - Хъюго снова осклабился и дал вампирше возможность увидеть свои уже трансформировавшиеся в клыки зубы. Она должна была без лишних слов понять, что Ганди собирается принять форму зверя. В конце-концов, никто еще не отменял вероятность их прослушки. И еще он старался хоть как-то подготовить почву, дабы Софи не шарахнулась от него на серебряные прутья, - просто имей ввиду, что какой бы занозой в моей заднице ты не была, я не причиню тебе вреда... - в его взгляде вдруг мелькнул злорадный огонек, - по крайней мере в этой клетке, - он усмехнулся. Да, вся ситуация его теперь уже просто забавляла. Он повернулся спиной к вампирше и наконец-то стянул с себя джинсы.

- Помнишь тот день, когда вы с Роджером впервые встретились? - ни с того ни с чего мертвенно-спокойным голосом поинтересовался он, не поворачиваясь и не поворачивая головы. Эта фраза должна была пробудить в вампирше определенного рода воспоминания. Но ответ волку был не нужен. Тело его вдруг содрогнулось, и процесс начался. Под кожей затрещали сухожилия, мышцы задвигались плотными узлами, раздался хруст костей и треск связок. Зрелище не самое приятное, особенно на таком близком расстоянии, но никто никого и не заставлял смотреть. В какой-то момент плоть вдруг лопнула, и огромный антропоморфный волк заменил тело человека, разбрызгав вокруг горячую вязкую жидкость. Впрочем, наверняка, не одному Хъюго она каждый раз напоминала сперму.

Волк, облаченный в черную, как смоль, шкуру все еще стоял спиной к Софи на двух уже лапах. И возвышался над ней подобно черной смертоносной горе. Его хвост мерно двигался из стороны в сторону, а потом... потом случились финальный метаморфозы... Хъюго опустился на все четыре лапы и повернулся мордой к вампирше, так чертовски медленно, что могло показаться будто само время замедлило свой ход.

Его холодные льдисто-голубые глаза встретились с ее сапфировым взглядом, прямо как в тот самый первый раз, когда он засек ее наблюдающей за его пиршеством. Единственное отличие крылось в том, что сейчас они не сулили ей смерть. Они не выглядели пустыми и безразличными глазами убийцы, но и тут Хъюго умудрился все испортить, не дав вампирше возможности как следует прочувствовать это самое важное отличие.

- Это был я, - в голосе волка не было ничего человеческого, слова угадывались вперемешку с рыком, но угадывались же. И эти самые слова прозвучали, как громогласное подтверждение всего того ужаса (наверняка же, ужаса), что до этого мог казаться лишь глупой шуткой.

Отредактировано Hugo Gandy (30.01.15 11:07:47)

+3

24

*Клетка*

   София раздраженно выдохнула уже даже не пытаясь отвечать вервольфу на его словесные выпады. Она снова закатила глаза к небу, как бы показывая, что считает его полным придурком и уже устала это повторять. Если бы они с Роджером раскалывали какого-нибудь маньяка, Хъюго однозначно играл бы роль плохого копа и даже переигрывал.  Сейчас было не время для сарказма. Он подал ей надежду, и девушке хотелось подскочив вмазать ему по морде и заорать, чтобы поскорее перешел уже к делу. Утро-то вот-вот наступит!

- То, что ты сейчас увидишь - тебе не понравится, - вампиресса нахмурилась, удерживая себя от очередного комментария. Вряд ли вообще хоть что-то связанное с Ганди и порожденное в его голове, смогло бы ей понравиться. Но чем больше он говорил, тем больше она смотрела на него как на совершенного идиота. Он вообще взвесил свои слова? Сначала кинул ей свою куртку, как дешевый стриптизер, начал раздеваться, а теперь предупреждает, что ей не понравится то, что она увидит и предлагает лечь и закрыть глаза?! Он закроет ее от солнца, ага, как же.

   И только зубы, уже далеко не ровные и человеческие зубы, дали ей понять, что он серьезно собирается принять звериную форму и попытаться ее спасти. Девушка в тот же миг отбросила все посторонние мысли, обдумывая подобный вариант. Черт возьми, это ведь действительно могло сработать! У нее правда появился шанс. София стала самым чутким и внимательным созданием. Она вышла ближе к середине клетки, чтобы серебряные прутья были как можно дальше от нее, с каждой стороны, при этом пытаясь оттереть свои щеки от кровавых слез, слишком длинными рукавами мужской куртки.

   Она уже усаживалась на траву и прикидывала насколько сильно может скрутиться в клубок. Как не крути, она знала, что Хъюго обратится в волка, и хотя оборотни бывали значительно побольше обычных волков, ненароком подпалить собственную руку и все-таки сгореть ей не хотелось. Правда теперь в этом был и плюс. Если загорится она, пламя скорей всего перехватит и мех вервольфа. На самого оборотня она избегала смотреть, даже не смотря на то, что он отвернулся. Вот уж чего Риччи не хотелось узнать даже на пороге смерти, так это был ли мини-Хъюго действительно таким уж мини. Это желание оставаться в упоенном неведении волновало ее даже больше, чем сам факт перевоплощения. У нее были ее коты. Она влипала в очень разные истории и процесс перекидывания видела не один раз. К сожалению, она видела вещи и ужаснее, вроде деревень, проеденных чумой и разлагающихся вампиров, но Ганди это знать было неоткуда и незачем.

   Вопрос о Роджере был настолько неожиданным, что окончательно отвлек ее от неприятного процесса, через который в это время проходил волк. Да, она помнила, когда впервые увидела второго брата Ганди. Тогда она практически выкатилась прямо под его машину, израненная и до жути запуганная. Только благодаря тому, что мужчина той ночью проезжал именно по той самой дороге, вампирессе удалось выжить. Того огромного и черного волка так до сих пор никто и не нашел, не смотря на то, что его ледяной взгляд порой ее преследовал, как какое-то кошмарное наваждение. И как ему удалось скрыться? Ведь Жан-Клод был мастером волков. Забавно, что Хъюго напомнил об этом именно сейчас, ведь он тоже…

   София застыла уже полу лежа на боку, облокачиваясь на локти. Ее длинные волосы рассыпались по плечам и касались завитыми локонами земли. Большими, еще более большими чем обычно глазами, она уставилась на огромного зверя, который теперь, особенно из ее положения, казался настоящим великаном. Эти размеры, этот черный мех… Девушка никогда не прибегала к молитвам, но сейчас, в затормозившем времени, под тяжелыми вибрациями накатывающего утра, она взмолилась так, как умела. Она молча просила, чтобы Ганди не оборачивался. Потому, что уже прекрасно знала, что увидит, когда он это сделает.

    Вот почему не только глаза Хъюго, но и обычно дипломатичный взгляд Роджера, постоянно не давали ей покоя. Вот, что такого странного она постоянно видела за этими глазами и никак не могла угадать. Вот почему, того огромного волка, который почти не убил ее в лесу, никто так и не поймал. Зверь перед ней, начал медленно оборачиваться, а вампирессы уже будто не стало. Она превратилась во что-то невесомое и практически эфемерное, под всем тем ужасом, который свалился на нее за одну, всего одну, черт ее побери, ночь. Она не дышала, ее сердце не хотело стучать, его будто защемило в надежде, что если остановится оно, то и волк перед ней тоже застынет. Волк, которого той ночью не поймали.

   Сапфировое пламя, распаленное ужасом, напоролось на такой ему знакомый прожигающий лед. Их взгляды встретились, а то, что он прорычал, свалилось на нее сверху, ударило тяжелым весом неожиданного осознания. Он чуть ее не убил. Все это время он был рядом с ней зная об этом, и даже не сознался. А Роджер, великий добродетель Роджер, выходит, вовсе ее не спасал. И Жан-Клод обо всем этом знал? Знал. Знал и постоянно отправлял с ней именно Хъюго. В остановившемся времени, они смотрели друг на друга совершенно не двигаясь. София даже не заметила, как по ее щеке прокатилась всего одна, но самая болезненная за эту ночь капля, размывая предыдущие, уже обсохшие дорожки. Она не могла закричать, она не могла пошевелиться, даже ее бездонные глаза, кажется, не были способны передать того треска, с которым что-то внутри сломалось.

   Но утро никого не ждало. Оно не спрашивало, хватило ли девушке времени на осознание и осмысление всего, справилась ли она с этим, хотела ли она охладеть в компании такого надсмотрщика. Жаль. Оно бы очень сильно удивилось узнав, что вампиресса искренне порадовалась его приходу. Этого было слишком много. Этого всего вдруг стало просто слишком много. Очень осторожно, не покидая ловушки хладнокровного взгляда, София опустилась на землю, скручиваясь калачиком и обнимая себя руками, теперь просто потому, что ей было тошно от всего.

- Vile codardo*, - еле слышно проронила она, укрываясь курткой прежде, чем солнце возьмет свое и унесет с ее тела всю жизнь. Плевать, что Хъюго никогда не узнает их смысла, она была бы вполне не против, чтобы эти сказанные ею слова преследовали его, даже если она уже не проснется.

*подлый трус (ит.)

+4

25

*Клетка*

Первым, что ощутил волк, был страх. Он ударил в ноздри и заставил сердце стучать быстрее... Хъюго ожидал подобной реакции, более того, от этого он ощутил прилив гордости. Распаленное эго ликовало и словно подначивало к продолжению. Жертва должна бояться зверя. В этом ее суть. В этом его суть - догнать и поглотить!

На какие-то считанные мгновения взгляд Ганди утратил всякую и без того мимолетную человечность, но осознание вернулось быстро. Хъюго со странным удивлением обнаружил, что эти мысли не принадлежали ему. Они принадлежали зверю, который за сегодняшний вечер и так настрадался. Его травили, запирали в тесном ящике, лишали свободы, скручивали мышцы и сухожилия от невозможности выбраться, затем травили снова... И вот наконец выпустили! Дали возможность встряхнуться и размять кости, но больше всего зверь хотел отыграться! Хотел!.. но не мог. 

Будь вервольф моложе, слабее... не только физически, но и метафизически - он бы ни за что не удержал живущего внутри монстра, требующего пищи после появления на свет. А еще - хищники же так бурно реагируют на страх. Но Хъюго сдержал порывы. Он смотрел на полулежащую на земле Софию и убеждал зверя в ее неприкосновенности. Она - семья Жан-Клода, их общего Мастера. Она - часть стаи. Ее нельзя трогать, ее нужно защищать... как и себя, как Роджера, как Жан-Клода... И волк поверил. Присмотрелся, склонил голову набок подобно удивленному псу, которому подсунули совсем не тот же самый мячик, с которым он только что играл. Волк сделал шаг вперед, потом еще один и еще. Приблизился к сжавшемуся в комок существу и ткнулся носом в выступающие позвонки округленной спины девушки. Шумно втянул воздух, ткнулся еще раз... но во второй раз не в кожаную защиту куртки с привычным запахом, а в тонкую ткань платья. Холодным и влажным носом. И, черт подери, Хъюго это доставляло слишком много сомнительной природы удовольствия. Он ведь понимал, что тем самым пугает Софию еще больше, но не мог остановится. Как минимум из-за того, что зверь должен был знать ее запах. Он должен был его вспомнить, понять, кто успокоил его в ящике... и запомнить его навсегда. Дабы никогда больше даже не помышлять о желании причинить ей вред. Странного рода мазохизм. Да, Хъюго всегда и всем было сложно понять.

Он поднял черную морду и перешагнул девушку, оказался стоящим прямо над ней, как огромная дьявольская гончая, охраняющая свою хозяйку. Однако ж в действительности не было в этом ничего романтично-поэтичного. Ему сейчас предстояло укрыть вампира от дневного света и пролежать в одной единственной позе до того эпичного момента, когда их не соизволят найти и вытащить из треклятой клетки. И Ганди собирался с духом. Он мирился сам с собой... и когда подгибал лапы, опускаясь своим горячим телом на тонкую женскую фигурку, думал о том, как лучше лечь, чтобы осилить эту неподъемную для ненавистника тесных пространств ношу. С другой стороны, он же пережил куда более тесный и душный ящик. Переживет и этот сраный день.

София все еще была в сознании, когда он устроился на ней. Подогнул хвост и уложил широкую волосатую шею на ее голову. Теперь единственной вещью, свидетельствующей о пребывании в этой клетке кого-то еще, помимо волка, была лишь полоска фиолетовой ткани, торчащей из-под его лапы. Хъюго больше ничего не говорил. Он даже ни о чем не думал, хоть мысли и лезли в голову. Просто ворох всего, но ничего конкретного... Хотя, одно все же промелькнуло. Совсем ясное осознание того, что покинет это место при свете дня он только в качестве трупа.

Первые лучи солнца тронули его мех спустя считанные минуты, а, может, и секунды. На небе не было и облачка, и Ганди неожиданно ясно осознал, насколько жарким для него окажется этот новый день.

+5

26

*Цирк и улицы Сент-Луиса*
  Времени прошло уже достаточно, а от  Хъюго и Софии не было вестей, что конкретно напрягало Роджера, пусть этого и не было заметно. За время проведенное  вместе с Жан-Клодом, да и по натуре своей, Ганди был сдержаннее брата в плане эмоций. Поэтому его напряжение мог видеть только Мастер. Однако оборотень видел, что себе нервы трепит не только он, но и леопарды, что прислуживали Риччи. Особенно это было заметно по Бюру, который, как и Хъю, не скрывал своих эмоций. Эти двое любили лепить все, не подумав. Эстель, в отличии от своего напарника, спокойно терпела, замерев каменным изваянием рядом с таким же каменным Роджером.
  Было решено отправляться на поиски. Каждому отряду по леопарду, чтобы те, если что, откликнулись на зов Софии. Эр-Джея поставили в отряд с Эстель, за что он был безмерно благодарен — если бы ему достался Роан, оборотень оставил бы его связанном в первом же темном переулке. Пантера в плане операций по спасению принцесс и братьев казалась вервольфу бо'льшим профессионалом. Хотя что тут говорить - так и было.
  Мужчина выбрал свою машину — черный массивный джип, доверху набитый оружием. Ганди он напоминал его самого: вроде смотришь, обычный такой из себя, но все же внушающий некое уважение, а внутри еще столько всего припасено.
  Оборотни двинули туда, где в последний раз была связь — где-то на улицах Сент-Луиса. За всю поездку они с Эстель не обмолвились ни словом, думая каждый о своем. Думая о том, что с его братом что-то произошло, Ганди ощущал неприятную дрожь, проходящую по его крепкому телу. Казалось, ощути он сейчас боль, что принадлежит не ему, и он сломается, словно хрупкое дерево, моментально истлевшее в огне. Роджер скосил взгляд в сторону Мереш. Наверное, она думает тоже самое по поводу Софии. Волк безусловно думал и о ней тоже, все же она была дочерью его Мастера и его другом, но Хъюго, безрассудный, безбашенный, чокнутый Хъюго был частью самого Роджера. Ганди. Эр-Джей ведь знает, какой его братец непоседа, может все испортить одним лишь неправильным рыком. Не смотря на всю силу большого черного волка, Эр-Джей все равно волновался.
  GPS-устройство неприятно пищит, заставляя оборотня отвести взгляд от пантеры на дорогу. Роджер замедляет джип, глядя на машину, что стоит впереди. Хотя уже было раннее утро (все говорило о том, что стоит поторопиться), Ганди даже включил фары, чтобы убедиться, что зрение его не подводит. Тусклый свет освещал знакомые номера, заставляя сердце оборотня бешено колотиться, а челюсти крепко сжаться, заостряя скулы.
  - Сообщи куда следует, - попросил волк у девушки, сидящей рядом, а сам выбрался из джипа, чтобы убедиться в том, что машина принадлежала Цирку. Дверца поддалась, и Ганди заглянул в салон, вдыхая запахи. Его внутренний Зверь зарычал, раздражаясь, потому что он чувствовал запах Хъю, запах Софии, но их самих тут не было. А еще... смесь запахов чужих ликантропов. Из-за этой мешанины маршал не мог понять сколько их было. Захлопнув дверь, что машина покачнулась, Ганди провел рукой по лицу и упер руки в бока, глядя на светлеющее небо.
  - Они были здесь. Это их машина, - проговорил он для пантеры, что была уже рядом с ним. Да она и сама уже прекрасно понимала это. Волк пытался прощупать близнеца, достучаться до него. Почему ты не позвал меня?! Где ты?! Сучий потрах...
  Роджер дергал за ниточки свою внутреннюю метафизическую паутину, что связывала его с Хъюго, выискивал его, словно корабль, идущий в штормовую ночь, маяк... Маяк...
  Ганди распахнул глаза и достал из кармана телефон, набирая нужную комбинацию.
  - Давай же...давай... - он плотно сжал губы, ожидая увидеть на дисплее спасительную красную точку и отвратительный сигнал прослеживания. И когда тот прозвучал, это была самая прекрасная мелодия для ушей оборотня.
  - Поехали-поехали! - поторопил мужчина пантеру, садясь обратно за руль, - У Хъюго был маячок в часах. Они недалеко отсюда. В лесу.
   Роджер поддал газу.

+5

27

*Цирк Проклятых и улицы Сент-Луиса*

София, сама по себе хоть и была натурой непредсказуемой, но такого, чтобы она пропадала, никого об этом не оповестив, еще не было. Возможно, в ее пропаже были частично виноваты и оборотни, поскольку они вернулись с Далласа одни, без нее. Мереш точно себя винила. Но причитать из-за этого она не собиралась. Это делу не поможет. Хотя, если бы она сейчас на ком-нибудь или на чем-нибудь вызверилась, может ей стало бы чуть легче. Но такое поведение более свойственно Роану. Бюр, в свою очередь, хоть и бесился, но, к счастью, не встал и не побежал на все четыре стороны сломя голову на поиски вампирессы. Так, пытаясь сохранять всю трезвость ума, оборотень стояла рядом с другим Ганди, который так же, как и она, ожидал малейшего намека о месте нахождения обоих персон. Ей было интересно, что сейчас творится у него в голове, поскольку если она так переживала за Софию, то для Роджера неизвестность о его брате, должна была быть не менее мучительной. Но своим внешним спокойствием он не мог не внушать уважения.

Она считала Роджера тактиком, тем, кто дергает за нужные нити именно в тот момент, когда ситуация становится безнадежной, и каким-то образом переворачивает все в свою пользу. Когда она услышала, что ей в напарники поступает именно он, она понадеялась, что так будет и в этот раз.

Волк сразу же направился к своей машине, Мереш - следом. Будь это другая ситуация, она бы заценила его арсенал, но сейчас ей было явно не до этого. Поездка прошла в тишине. В принципе, и разговаривать особо было не о чем. Они могли бы утешить друг друга, но оба хорошо знали, что они не в сказке, и просто сказав, что все хорошо, они живы, не значило, что так и будет. Пантера была готова выпрыгнуть из машины, лишь бы не чувствовать себя бесполезной. Ничего иного, как стиснув зубы ждать пока они прибудут на место, не оставалось. Поездка казалась слишком долгой. Время тянулось как минимум в три раза дольше, чем обычно. «Если их похитили, находится ли волк сейчас рядом с хозяйкой? Что если они найдут только одного из них?» Эстель отвернулась к окну.

Резкий писк притянул внимание кошки, поэтому она резко обернулась на источник звука. Затем, заметив, что вервольф смотрит куда-то вперед, она посмотрела на дорогу и увидела машину. "Неужели..." пронеслось у нее в голове, но прежде, чем она успела выскочить, Ганди попросил сообщить другим, что они нашли. Зверь заурчал, но она сделала, что надо было. Разговаривая по телефону, она не сводила глаз с Роджера, пытаясь не упустить малейшего намека на то, что он обнаружил. "Скажи, что они рядом." Но пантера не чувствовала Риччи, поэтому особой надежды у нее не было. Выскочив из машины, она подбежала к Ганди, и поскольку ветер уже по пути донес до нее родные и чужие запахи, зверь внутри уже изрядно бесился. Ведь начинало светать, и солнечные лучи поднимали в ней панику. Если София находится где-нибудь снаружи, она просто-напросто сгорит.

-Они были здесь. Это их машина.

-Черт. Я ее не чувствую. - пантера обошла машину кругом, пытаясь заметить любые следы - будь то примятая трава, остаток ткани или даже такой очевидный след как отпечаток ботинка, куда они могли направиться. Но, увы те, кто это сделал, явно знали, как запутать след. "Черт бы вас подрал, сволочи." - выругалась про себя пантера. Они могли бы разделиться, но если они нарвутся на эту шайку, то в одиночку могут и не справятся. София с Хъюго не справились. Она вернулась к Роджеру и хотела сказать, что часы могли обронить или выкинуть специально куда-нибудь, но черт побери, это была их единственная зацепка, поэтому Мереш в очередной раз промолчала и лишь надеялась, что это не окажется пустышкой.

Эстель одним проворным движением кошки влетела на сиденье, и внедорожник погнал к лесу. Бросив машину там, где уже на ней невозможно было проехать, оборотни помчались сквозь лес к месту нахождения двух важных им существ. Солнце уже вовсю светило, и кошка очень надеялась, что София каким-то чудом находится укрытой от солнца. А если она привязана к каком-нибудь дереву или еще что -  она уже мертва. В таком месте, лучше было бы если бы они нашли только Хъю. Ему свет не опасен.

Девушка все сильнее хмурилась, скользя за Роджером как беззвучная тень. Им обоим не составляло труда быстро передвигаться по лесу. Никто ни разу не споткнулся и не затормозил. Оборотни приближались к поляне, на которой вырисовывался контур чего-то похожего на клетку, и Мереш увидела в ней огромного черного зверя. По запаху она определила бы, что это именно Хъю, но это был первый раз, когда она видела его в обличии зверя, поэтому уверенно сказать не могла. Вокруг больше не было вообще никого. Но почему и он один? Лучше бы Софии не было там изначально, чем ее уже не стало вообще. Пантера слегка отстала от Роджера, судя по скорости которого там действительно был его брат, выискивая хоть какой намек о местоположении Риччи, и выскакивая на поляну заметила странно примятую траву, а присмотревшись, уловила блик металла.

-Стой! - рванувшись к Ганди, Эстель успела перехватить его за предплечье прежде, чем тот смог залететь на что-то, что бы там ни было. Может, он конечно и заметил возможную подставу, но рисковать и проверять станет он это перепрыгивать или нет, пантера не стала, в конце концов, кошачий взгляд тут был только у нее. Мереш осторожно подошла ближе, и опустилась на одно колено перед небольшой ловушкой. Осмотревшись, она заметила, что такие были расставлены еще в нескольких местах. Доставая из керза охотничий нож, она подчистила землю вокруг крышки. Бросив взгляд на клетку, она уже вблизи посмотрела на волка. Запах Софи откликнулся сам собой, будто насильно залез в ноздри, но саму хозяйку видно не было. Чтобы не начать на кого-нибудь орать, оборотень оставила разговоры братьям, а сама начала осторожно поддевать землю краем лезвия, чтобы вскопать взрывное устройство. Если она сейчас услышит хоть что-то, что ей не понравится, они все разлетятся к чертовой матери.

+5

28

Предчувствие скорой встречи с братом, надежду к которой ему вселял какой-то старый маячок в часах, заставляло Роджера ощутить нетерпение, словно пса на охоте, который ждет приказа хозяина доставить ему с болот дичь, что он подстрелил. Волк внутри человека скалился, проводя языком по клыкам, щетинился, царапал больно когтями по плоти, поторапливая, заставляя втягивать воздух полной грудью, чтобы уловить знакомые запахи.
  Когда Ганди и Мереш оставили джип на лесополосе и соскользнули в лес, петляя между деревьями, ведомые всего лишь какой-то красной точкой на мобильном устройстве, Эр-Джей уже отключил его, когда они были всего лишь в нескольких милях от клетки, чтобы лишние звуки не выдали их, если вдруг оборотней поджидала засада.
  Мужчина узнал своего брата еще до того, как его увидел. Близкий запах Ганди заставил его собственного Зверя будто бы поднять голову, навострить уши и высунуть язык, радуясь встрече. Но маршалу пришлось осадить волка, рассматривая округу. Уняв дрожь, он высматривал Софию, которую не было видно издали. Неужели... Оборотень прикусил губу и шагнул вперед, но был остановлен цепкой рукой Эстель. Оглянувшись на девушку, он вернул ногу на исходную позицию, посмотрев вниз. Ганди так увлекся тем, что нашел своего близнеца, что забыл - они все еще в опасности — поблизости, почти кругом, были ловушки. Их металл блестел на солнце, болезненно покалывая глаза.
  - Спасибо, - поблагодарил он пантеру, а затем аккуратно вышел из тени деревьев, потому что не ощущал чужого присутствия рядом. Хотя Роджер мог ошибаться — сейчас все его внимание было приковано к клетке, что было глупым с его стороны. Но мужчина снова осмотрелся по сторонам, а затем плавно двинулся к клетке еще ближе, не попадая на ловушки, останавливаясь прямо на краю круга, что был начерчен на земле.
  - Хьюго, - голос звучит тихо, словно Роджер боится спугнуть огромного волка. Все тело маршала напряжено, пока он смотрит в глаза собственному брату в теле дикого зверя. Оборотень заметил неприметное движение хвостом, что сделал зверь. Ганди облегченно выдохнул, все еще глядя на близнеца.
  - Где София? - запах девушки стоял такой же плотной стеной, как запах близнеца. Главным облегчением для Джея было то, что не пахло паленым. Это означало, что никто не сгорел. Новое движение хвостом — мужчина заметил край фиолетовой ткани и, наконец, позу, в которой неудобно лежал огромный зверь.
  - Ты гениальный сукин сын, -  вырвалось с облегчением у Роджера, и он провел рукой по лицу, - Прости, мама.
  Но и осознание еще кое-чего пришло к мужчине с опозданием. София теперь знает их маленький секрет на троих: на братьев Ганди и Жан-Клода. До всего этого, кажется вечность назад, принцесса чуть не стала мертвой принцессой. Волки тогда не были Зверями Зова ее приемного отца. Им было плевать. У них был заказ. А теперь вампирша все знает. И Ганди показалось, что внутри него отрезали канат с огромным валуном, который рухнул, разрушая все кругом своими осколками.
  Но сейчас было не до этого, коробить себя можно и после. Нужно было вытащить этих двоих отсюда.
  - Это они, Эстель, - оборотень оглянулся на пантеру, что уже закончила свои дела, а затем присел на землю, сосредоточив свое внимание на круге силы, вокруг клетки. Потянув носом воздух, Роджер не почувствовал опасности, кроме той, что исходила от серебряных прутьев клетки.
  Слышишь меня? Брат не откликался, Ганди нахмурился. Круг перекрывал метафизику. Посмотрев на Мереш, оборотень сделал слегка безрассудное действие — шагнул внутрь круга. Замерев на месте, Роджер не ощутил ни боли, ни чего-либо еще. Глянув на испуганную пантеру, он невесело улыбнулся.
  - Круг предназначен, чтобы удерживать, а не не впускать.
  Осмотрев еще раз клетку, Роджер нажал на кнопку в хендс-фри устройстве, чтобы позвонить в Цирк и сообщить, что им понадобится помощь в виде пилы или чего получше. Когда разговор был окончен, Эр-Джей кинул очередной взгляд на волка и незаметную под ним Риччи. Им все равно теперь до ночи так лежать. Ганди вернул внимание к Мереш.
  - Обезопасим местность до наступления темноты, - в очередной раз мужчина огляделся, как параноик, а затем поддел землю ногой, сыпанув ею на круг, разрушая его.

+4

29

В ответ на благодарность Ганди, Эстель проговорила, что они сочтутся, и пока волк рассматривал клетку, деактивировала еще одну ловушку, которая была неподалеку.  Осторожно оглядываясь по сторонам, она снова вернулась к клетке. Что-то в виде этого волка ее настораживало. Это был не страх и не удивление, что волки бывают такими большими. У нее было предчувствие, что она должна что-то вспомнить, но вот что именно, пока ускользало из ее мыслей. Bерлеопард все еще переживала за хозяйку, ведь Риччи не было нигде видно. Но когда пантера наконец подошла к Роджеру, тут же учуяла запах Софи. А прежде, чем она поинтересовалась, удалось ли Ганди разузнать что-нибудь от брата, оборотень сказал, что они там.

-Они? Но где?.. - тут кошка заметила, что волк лежит как-то странно и обо всем догадалась. – Софи из ванны неделю не вылезет.

Нельзя словами описать, как полегчало пантере узнав, что Риччи жива. Теперь ее волновал другой вопрос. Цела она или же сильно ранена? Она даже была готова спустя время выслушивать ее возмущения по поводу того, как Хъю ее спас, но, когда твоя жизнь находится на волоске, пойдешь и не на такое. С трудом подавляя инстинкты быстрее увидеть хозяйку, Мереш начала осматривать круг. Он защищал пленников от внешнего мира, и без гаджетов Ганди, они вряд ли нашли бы двух нелюдей. Ни один оборотень не смог бы их учуять, если бы не находился достаточно близко.

-У тебя случайно справочника по кольцам с собой нет?

И тут, неожиданно, Роджер сошел с ума. Они не знали какой круг силы был очерчен вокруг клетки. Он мог делать что угодно, даже убить. Но не успела кошка остановить волка, как тот уже был в кругу и еще посмел улыбнуться.

-Следующий раз, перед такими поступками, оставь хотя бы завещание. - А затем недовольно пробубнила скорее себе, чем Ганди, -все мужики такие безрассудные или они только в цирке особенные?

Но с другой стороны, он остался жив. Везунчик. Не хватало еще и "спасателя" спасать. Когда Ганди вызвал бригаду с инструментами и разрушил круг, Мереш подошла к клетке и присела на колено напротив волчьей морды Хъюго.

-Она в порядке? - затем инстинктивно посмотрела на Роджера, будто ответу первого Ганди доверяла не настолько. Хотя, чего будто, так оно и было. Если бы ее с Софией связывала такая же связь как волков, жить стало бы намного легче.

-Разделимся. Я налево. - Эстель тщательно прочесала свою сторону поляны. Ловушек было не так и много, но с ними пришлось повозиться, чтобы обезвредить. К приезду команды с нужными инструментами, солнце давно перекатило за зенит. Учитывая, что серебро - метал в принципе мягкий, пантера понадеялась, что долго с разрезанием они не затянут, и как только солнце сядет, она сможет забрать Софию домой. Когда люди начали ломать и пилить клетку, Эстель присоединилась к братьям.

-У тебя случайно не осталось еще маячков? Полезная штука. - это был намек о том, что если бы не он, то не факт, что они бы сегодня нашли эту парочку. Еле заметно улыбнувшись вервольфу, она решила пройтись по окрестностям, в поисках какой зацепки о похитителях, так как отряду еще было очень много дел, и к тому времени как они закончат, она точно успеет вернуться. К тому же, от всего этого громыхания, чуткие уши кошки сворачивались в трубочку.

Бросив работающим – «Я осмотрюсь.», кошка ушла в лес. Прошло уже достаточно времени, чтобы  запахи оборотней улетучились, но у кое-каких деревьев, которые кто-то из них трогал, несильный запах ощущался. Мереш принюхалась. Она попыталась запомнить его, чтобы столкнувшись в толпе, могла распознать, но это не было надежным способом. Прошло слишком много времени, с тех пор, как они были здесь.

После того, как переживания по поводу Софии более-менее улетучились, она даже сумела немного насладиться лесом, но при этом помня об осторожности и возможных сюрпризах. Когда Эстель вернулась, уже начинало вечереть, и кажется, она была как раз вовремя: клетку удалось разломать настолько, чтобы из нее можно было выходить.

+4

30

*Клетка*

Хъюго лежал и правда в неудобной позе. Увы и ах, но к сожалению грудина зверя была выгнутой, а не вогнутой формы, и ему постоянно приходилось изгибать хребет, чтобы не раздавить Софию. Хотя, наверняка ведь, ничего бы этой девчонке не стало, но волк не мог рисковать. Слишком много своих ресурсов он уже на нее потратил, чтобы вот так просто взять и пустить дальнейшее развитие событий на самотек.

Он не шевелился. Прошло уже четыре часа с того момента, как солнце показалось из-за горизонта, а Ганди даже головы поднять не мог. Он не мог двигаться, не мог спать и должен был все время думать о чем-то совершенно отвлеченном. Задачка не из легких, но... и не в такую задницу он умудрялся попадать за свою жизнь. Справится. Определенно... справится.

Каждый последующий час давался сложнее. В какой-то момент Хъюго даже осознал, что уже не чувствует заднюю лапу. Зверь обеспокоенно встрепенулся, но наемник удержал себя на месте. А теперь, как говорится, попробуй докажи зверю, что ты не мудак. Объясни ему, на кой черт ему надо лежать здесь в корявой позе и ждать, пока все части тела отнимутся?! Однако ж, он и волк были одним целым, монстр стал частью его самого с самого рождения, и теперь надо было лишь убедить его не дергаться, обещая в скором времени две, а лучше три сочные туши оленины.

Когда чуткий слух оборотня уловил знакомые голоса, прошло уже порядка семи часов с момента рассвета. Но, как ни странно, запахов он не ощущал. Он слышал шаги и голос Роджера, слышал интонации Мереш, но до сих пор не чувствовал их. Это было странно. Видимо, круг силы каким-то образом блокировал и его обонятельные рецепторы. Солнце палило так, что Хъюго уже начало казаться, будто бы он сам сейчас вспыхнет подобно вампиру, выпрыгнувшему на солнечный свет. Он тяжело и часто дышал, высунув язык, но когда брат оказался в поле его зрения, Ганди захлопнул пасть и едва заметно дернул хвостом. Для Эр-Джея ему не надо было распинаться и пытаться что-то объяснить не приспособленной для человеческого общения пастью, тот и так все понял, и Хъюго удовлетворенно прижал уши. Круг силы оказался разрушен, и Ганди мгновенно восстановил все свои метафизические щиты, прячась за ними от Роджера, однако ж, такая близость с братом, которых помимо родственных связей связывала еще и метафизика, наполнила тело волка новой силой.

Но даже при всем при этом сейчас его мало волновали действия прибывших на помощь. Его мозг был уставшим, а тело - измотанным. Он дико хотел спать и уже почти ничего не чувствовал, потому просто радостно предоставил Роджеру и Эстель спасать их с Софи задницы самостоятельно. Морда Хъюго лежала на земле, и когда пантера опустилась перед ним на колено, он лишь поднял на нее свои светло-голубые глаза.

- Знаешь, что самое важное в работе телохранителя? - едва различимо прорычал волк. Жаль, что пасть зверя не была предназначена для членораздельного произношения человеческих звуков, иначе Хъюго вложил бы в интонации куда больше сарказма, чем вышло сейчас. - Крепкий мочевой пузырь, - волк на что-то явно так намекал, его глаза смеялись... и он совсем не показывал виду, насколько ему было хреново в действительности, скорее наоборот, всячески отвлекал от себя любое внимание. - Давай уже, вали в лес. И помочись там за меня.

Спустя еще хренову тучу часов клетку наконец-то удалось разломать. Прибывшая подмога оказалась вооружена всем, чем надо. Ганди как никогда в жизни был рад услышать звук пилы по металлу. Такой отвратный и зубодробящий... однако ж, напрочь отбивший желание спать. А потом, за пару, а, может, и тройку часов до рассвета он и вовсе ощутил, как пробудился их с Роджером Мастер. И стало значительно легче. Метафизический контакт восстановился, и Жан-Клод принялся отвлекать Хъюго от размышлений. Расспрашивал, что-то говорил совершено спокойным и умиротворенным голосом. Он спрашивал о произошедшем, и волк ему рассказывал, не гнушаясь демонстрировать воспоминания. Но не все. Кое-что он все же предпочел оставить при себе.

Солнце медленно стекало за горизонт, но лишь в тот момент, когда Хъюго почувствовал под собой движение, он поднялся с места. Ну как поднялся... отвалился куда-то в бок, освобождая Софи из ловушки своего тела, потому как лапы совсем не слушались. Сколько он пролежал в одной позе без возможности пошевелиться? Около шестнадцати часов! И теперь ему нужно было время, чтобы снова встать на свои четыре.

+5


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [20.03.11] Клетка