http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [31.03.11] A Waltz with Rotten Lovers


[31.03.11] A Waltz with Rotten Lovers

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время: ночь с 31 марта на 1 апреля, 2011г.
Места: Сент-Луис: Цирк Проклятых
Герои: Vanessa Martel, Evett Degre, Jean-Claude, Roger Gandy, Micaella Oha, Jason Schuyler, etc.
Сценарий: Стоило Принцу Сент-Луиса вернуться из злоключений в городской камере, как не желающие нарушать правил гости тут же решают его навестить. И ведь Жан-Клод был предупрежден об их прибытии, но стали ли они его спрашивать, успеет ли город подготовиться к тому, что его ожидает? Нет, конечно... нет. Когда дело касается Ванессы и Эветта - вальсировать всегда приходится спонтанно.

+2

2

*Сент-Луис: Цирк проклятых*

     Стоило солнцу скрыться с весеннего неба над штатами, а главным воротам Цирка начать впускать толпы посетителей, как на парковку завернул черный, бронированный хаммер с тонированными стеклами. Нагло заняв место под знаком «VIP» автомобиль затих, а его пассажиры не спешили вылезать в толпу зевак. Точнее, все сидевшие в нем ожидали знака от женщины, которая не стерпела бы дерзости принятого за нее решения. Наконец, она убрала тонкие пальчики, обтянутые бархатной перчаткой с руки водителя. За все время пока он вылезал и обходил огромную машину, она даже не шелохнулась. Только когда дверь открылась, она проверила прическу в зеркале заднего вида и опираясь на предложенную руку, соизволила показать посетителям свое роскошное платье.

    Как только она вылезла, с заднего сидения хаммера через одну и ту же дверь вынырнула еще одна пара. Были они визуально примерно одного возраста – лет эдак по двадцать, не более – но из толпы выделялись скорее не этим. На девушке была лишь полупрозрачная туника, сидящая крайне ненадежно, будто девушка нехотя обвязала свое богатое пышными формами и бронзовой кожей тело, черным шарфом. Юноша же, был столь бледен, что казался болезненным на фоне слишком узких брюк из латекса. На сильных шеях обоих из них, плотно сидели ошейники с шипами. А от каждого из них тянулась сверкающая под яркими огнями цепь. Женщина в вечернем платье, приподняла правую руку, и водитель защелкнул на ее кисти инкрустированный драгоценными камнями браслет, к которому вели цепи с ошейников.

- Merci, - чистый французский, с ласковым кивком головы. Она подбирает полы платья правой рукой, левой берет под руку своего кавалера, и вся процессия направляется ко входу для особых гостей.

   Безусловно они привлекают массу внимания, но посетители считают их частью самого странного Цирка и не удивляются, пока они не вливаются в толпу и всем почему-то становится дико не по себе. Молоденькая девчушка роняет где-то выигранную игрушку прямо под ноги черноволосой женщине. И где ее родители? Гостью это явно не волнует. Выпуская ткани, она наклоняется за игрушкой и тянет ту маленькой девочке. Ребенок радостно сжимает плюшевого мишку и... заходится рыданием. Ведь у доброй тети посерело лицо, глазное яблоко закатилось в глазницу, а щека начала провисать скукоженной тряпкой. Однако, когда женщина медленно выпрямляется, ее лицо совершенно обычное, а спутники невозмутимы.

    В остальном же, они совершенно культурные гости – сообщают о своем прибытии, позволяют себя обыскать почему-то дрожащим от страха рукам (даже ничего не сказав, когда по вине неловких рук охранника, обнаженная грудь молодой девушки выскальзывает из под туники), и идут только туда, куда их провожают – в гостиную в подземельях Цирка Проклятых. Их мягкие шаги слышны издалека, а взгляды, скорее оценивающие, чем любопытные, улавливают каждую мелочь. Женщина идет по коридорам первой и хотя ничего противопоказанного не делает, в самой ее плавной походке сквозит подозрительный подвох. Звенящие же при каждом ее шаге цепи, ничем не помогают разыгрываемой безобидности.

   В гостиной, совершенно не заинтересованная дорогим интерьером, гостья сразу же полулежа устраивается на белую софу. Ее прекрасное платье сверкающим водопадом разливается до самого пола, открывая прелестные ножки в серебристых туфельках. Молодые игрушки замирают по обе стороны от нее, с совершенно безучастным взглядом. Пока ей не интересно, их тут будто и нет. А вот чтобы ей стало скучно, им очень уж не хочется. Сама же женщина молчаливо наблюдает за свободно перемещающимся вампиром и на ее устах играет с виду ласковая и добродушная улыбочка. И только их встретившиеся взгляды передают сцены далеко не безобидных страстей, которым они предадутся, как только уедут отсюда.

Отредактировано Vanessa Martel (20.02.15 00:16:54)

+5

3

*Сент-Луис: Цирк проклятых*

Заглушив мотор автомобиля, и небрежно склонив голову в сторону, вампир терпеливо ожидал безмолвного решения своей непревзойденной спутницы. И она не заставила себя долго ждать. Знак подан. Рука сползает. Мужчина выходит, поправляет жилетку, и легкой, неторопливой походкой обходит машину. Открывая дверь, и с играющей улыбкой предлагая даме руку, он в очередной раз оценивал ее платье. Если оно было бы предназначено для него, он засыпал бы женщину комплиментами. Но она пришла показать себя Жан-Клоду. Ревнует ли он? Чертовски. Он считает ее своей. И вампирша неоднократно отдавалась ему, доказывая свое небезразличие. Они только приехали, а эта чертовка уже заставляет его завидовать. Если Принц будет касаться ее больше необходимого, он сомневался, что с цирка все уйдут спокойно. И точно он не даст им остаться наедине. Игрушки в свое время, прекрасно зная порядок, последовали их примеру. Они не имеют права заставлять своих хозяев ждать безнаказанно. А на наказания они были щедры. Пара сразу же, не поднимая голов, предложила браслет, который вампир незамедлительно застегнул на тонкой кисти. На ее словесную благодарность он игриво шепнул на ухо, «позже отблагодаришь», и, встав рядом с ней с другой стороны, предложил уцепиться за его руку.

Они шли, словно не замечая окружающую их толпу, но верней было бы сказать, что они не считали их достаточно важными для уделения какого-либо внимания. Цирк. Люди его обожают. Особенно дети. Их было полно кругом. На выступления их может и не пускают, но американские родители достаточно тупые чтобы все равно притащить их хотя бы поглазеть на уличные развлечения. Как знать, может существует и детская ночная программа, но мужчина в этом сомневался. Испорченное, безнадежное поколение. Вампир с трудом подавлял желание напустить на них страх. Детский животный ужас - это как кровь высокого качества. Но для начала они взяли на себя роль гостей, и безупречно отыграют ее до того момента, пока не решат, что уже достаточно. Однако, следующий миг цирк преподнес им подарок. Ребенок обронил свою драгоценность у самых ног его любимой. И он сразу же понял, что сейчас произойдет. В предвкушении маленького представления его глаза недобро блеснули, и вампир застыл, ожидая момента наивысшего ужаса. Пара секунд. Из прекрасного Ванесса превращается в монстра, и это сводит его с ума. Лицо девочки из улыбающегося быстро меняется в испуганное. Он получил свою закуску. Дикого ужаса ребенка было достаточно, чтобы по телу прошлась легкая дрожь, призывая его действовать и повергнуть все в хаос. Но этот призыв перебило другое чувство. Он хотел наброситься и взять этот гниющий труп прямо здесь, чтобы все видели и ужасались, в то время, пока оба вампира будут наслаждаться друг другом.

Увы, Ванесса предупредила его вести себя прилично, по крайней мере до того, как они не поговорят с принцем. Женщина как ни в чем не бывало возвращает свое тело в исходное состояние, и они продолжают свой путь по цирку. Стиснув зубы, он следил за каждым движением охранников, которые трогали его любимую. Когда они будут покидать цирк, он не забудет оставить им подарок. Когда формальности безопасности закончились, мужчина с присущим ему безразличием обсматривал коридор, по которому их вели. Правда он совершенно не подходил этому интерьеру. Тут было все так светло, что его темное одеяние выделяло его и привлекало к себе внимание. Если же вампирша своим образом внушает восхищение, (такой уверенности и знания себестоимости даже артисты цирка могли бы позавидовать), то от мужчины исходили холод и угроза, которые он не старался скрыть.

Войдя в гостиную, цепкий взгляд мужчины сразу же застыл на столике с цветами. «Какая безвкусица». И он быстрым шагом направился к столику, переставляя свечи с него на камин, а цветы и вовсе поставил между двух кресел. Он еще несколько раз передвигал эту вазу, в итоге оставил ее в изначальном положении и развалился в кресле напротив дивана, чтобы не поворачивая головы, мог отлично видеть и Ванессу, и Принца, когда тот соизволит появиться. Подпирая правой рукой свой подбородок и, наконец, довольствуясь обнаженной частью тела устроившейся на софе спутницы, он опять нахмурился, представляя, как другие будут оценивать ее. Но он отбросил эти мысли, заглядывая в глаза любимой. По его взгляду женщина с легкостью поняла, где и как именно он бы ее взял. Блаженное чувство. Но у них были дела. А поскольку манеры им до того времени, пока с ними обращаются подобающим образом, присущи, он продолжал раздевать ее взглядом, занимая свой разум хоть чем-то приятным, до появления хозяина цирка.

Отредактировано Evett Degre (20.02.15 04:09:36)

+5

4

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Была какая-то скабрезная ирония в том, что датой своего прибытия Ванесса выбрала именно первое апреля. День дурака. Забавно... Тонкий юмор, случайное совпадение или намеренная отсылка к ничего в действительности не значащему числу? Принц двинул бровью и зацепил волосы последней золотой невидимкой, по всей длине инкрустированной бриллиантами. Его взгляд пробежался по отражающемуся в зеркале идеально продуманному образу. Определенно, в нем было что-то от прежнего и неизменного Жан-Клода, но основной акцент ставился на нечто совершенно для него нетипичное.

Волосы... нет, они не струились на плечи привычной волнистой мягкостью черного шелка. Они были убраны назад жесткими с виду и будто бы смазанными гелем волнистыми прядями. Но ни в коем случае не прилизанными! Слегка поднятые на макушке, они создавали эффект чрезвычайно профессионального начеса, который умудрялся выглядеть естественно и вызывать зависть у любых моделей с громкими мировыми именами. А вот на висках черные волосы были плотно прижаты к голове и заколоты парой золотых невидимок с каждой стороны. И начиная от затылка, переходящего в шею все это чернявое произведение искусства собиралось в плотную французскую косу, доходящую длиной до середины лопаток. Безупречно красивое лицо вампира было полностью открыто, и никакая лишняя прядь волос не мешала наслаждаться этим совершенством. Так что особо внимательный взгляд мог вполне заметить на верхней части левого уха вампира небольшую золотую клипсу, широким и плоским кольцом обхватывающую хрящ.

Однако все внимание гостей должно было акцентироваться не на волосах, а на выбранной вампиром одежде. Замшевые черные сапоги до середины бедра и того же цвета кожаные штаны с разрезами по бокам бедер и шнуровкой в тех же местах. Но это ладно... На Принце был самый настоящий черный камзол их плотной ткани, прямого кроя и расшитый по манжетам, полам и воротнику золотыми нитями. Он не был застегнут, более того, - надет прямиком на полностью обнаженный торс мужчины, оголяя полоску в меру мускулистого тела от самой шеи до пояса штанов, которые, надо сказать, были с заниженной талией и не оставляли никакого простора воображению, очень эффектно обтягивая и выделяя все пикантные места ниже пояса. Буйство вампирской фантазии добавило к этой полоске оголенной кожи "четки" из черных ониксовых и золотых бусин, последняя из которых (причем единственная сделанная из синего сапфира) висела прямо на уровне пупка инкуба.

Он двигался по подземным коридорам Цирка так, словно идет по красной ковровой дорожке под непрестанным наблюдением видеокамер и вспышек фототехники. Каждое его движение, каждый его шаг были наполнены той неприкрытой сексуальностью, что и весь его образ сегодня. Попадающиеся ему навстречу вампиры или оборотни замирали от удивления. Каждый из них. Исключений не было... Тонули в его синих глазах и смущенно отворачивались.

Но все же... Жан-Клод не намеревался представать перед гостями в гордом одиночестве. Потому через пару минут после выхода из своих покоев, к нему присоединились двое волков - Микаэлла и Джейсон. О их нарядах инкуб позаботился заранее и самостоятельно. Это представление было устроено Жан-Клодом и для Жан-Клода, поэтому их мнение относительно "тряпок" его не интересовало. Слева и чуть сзади от инкуба встал Джейсон, облаченный в виниловые штаны, рубашку с коротким рукавом и на молнии. А справа - Микаэлла в виниловых леггинсах и не уступающем им по сексуальности корсете на молнии. На ногах у первого волка были ботинки с высоким голенищем и шипами, а у Мики - туфли на шпильке... и тоже с шипами. Впрочем, по сравнению с инкубом оба оборотня выглядели достаточно одетыми.

Обе широкие двери гостиного зала открылись одновременно, пропуская внутрь помещения разодетую троицу. Все они синхронно двинулись вперед, медленными и размеренными шагами, а вместе с ними в зал ворвалась тяжелая аура сексуальности. Нет, Жан-Клод не использовал метафизику, просто таким был он сам. Одним лишь взглядом, одним жестом умеющий преподнести свою агрессивную сексуальность такого уровня, что остальным просто и не снилось. Ох уж эти показные мероприятия!

Его взгляд встретился с красивым и давно знакомым женским лицом, губы тронула ласковая улыбка, только вот обещала она далеко не нежные ласки. А потом синие сапфиры обратили внимание на передвинутую вазу с цветами. Взгляд снова поднялся на уровень глаз сидящих гостей, в частности на темные радужки спутника Ванессы в самой посредственной белой рубашке. И Жан-Клод усмехнулся, едва заметно приподняв уголок губ. Разумеется, он сделал это намеренно, но при этом не выказав никакой провокации, если, конечно же, не считать весь его внешний вид одной сплошной провокацией!

- Добро пожаловать в Сент-Луис, Ванесса Мартел, - сказал Принц на чистом французском и развел руками словно в приглашающем жесте. И от этого движения полы его камзола разошлись чуть шире, оголяя все больше мышц живота и груди, а так же ненавязчиво висящую сбоку на бедре самую настоящую, сложенную в несколько колец, плеть. - Monsieur Degre, - очень официальное приветствие-обращение, сразу устанавливающее дистанцию, но лицо Жан-Клода при этом выглядело весьма воодушевленным.

И в этот момент из коридора, из-за спины Принца, вдруг появился огромный черный волк с пронзительно-голубыми глазами.  Наряду со всеми остальными оборотнями он казался самым настоящим монстром, который, оценив помещение безразличным холодным взглядом зверя, остановился между Жан-Клодом и Микаэллой, послушно подсунув голову под руку Принца с золотым перстнем на безымянном пальце.

+6

5

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Известия о том, что «Цирк» ожидает гостей на Джейсона впечатления не произвели. То, что это будут древние вампиры, обладающие такими же древними силами, само по себе было способно до икотки напугать кого-угодно одной лишь возможностью встречи с ними. Отсутствие волнения, как такового, лично у себя, Джейсон объяснял тем, что после того что с ним делала Райна и после всех тех бесчисленных выступлений в «Запретном плоде», будет очень трудно найти хоть что-то, что он не смог бы сделать для Жан-Клода. Или чего не захотел бы делать. Да и сам Принц Города, кстати говоря, был своеобразной гарантией того, что от его подчиненных вряд ли будут отпиливать сегодня ночью кусочки. Может и будут, но это же Жан-Клод: можно было бы рассчитывать, что он хотя бы попробует этого не допустить. А хоть какие-то гарантии – всегда лучше, чем вообще никаких. И как всегда, для тех, кто потенциально опасен, Принц Города устраивал приватное шоу. Это вызывало некоторое предвкушение. Какими бы древними вампиры не были, а все же не реагировать они вряд ли смогут, если Жан-Клод устроит по ним двойной или даже тройной залп секса. Джейсону всегда нравилось, что при виде Жан-Клода большинство замирало с открытым ртом, ну или хотя бы на какое-то мгновение теряли ориентацию в пространстве. А еще нравилось и самому оказывать такой эффект. На посетителях «Запретного плода» обычно работало. Да и сам Джейс уже привык к стилю одежды, который своим подчиненным навязывает Жан-Клод. И даже выбирая себе одежду сам подбирал все в том же стиле: кожаное и со всевозможными разрезами.
Жан-Клод ясно дал понять, что все должны быть готовы вовремя, и потому собираться нужно было максимально быстро, а Джейсон едва не опаздывал, только-только явившись в «Цирк». На кровати уже лежала коробка с одеждой, когда он пришел. Только Жан-Клод представлял свои приказы в подарочных упаковках… Заметавшись по комнате, вылезая из кожаных штанов и футболки, Джейсон для вида причесал светлые вихры… хотя на самом деле этим еще больше взъерошил их. По крайней мере, прическа в стиле "после секса" всегда отлично ему удавалась… и очень шла. Стивен было предлагал прийти помочь с волосами и макияжем. Но Джейсон был не любитель всей этой косметики. Не потому, что считал наложение грима чем-то позорным и немужественным, а просто потому что ни один грим не мог на нем удержаться в первозданном виде дольше, чем на двадцать минут. Так какой тогда смысл? Влезть в виниловые штаны оказалось вообще делом нескольких минут. Джейсон часто одевал нечто подобное на свои представления в «Запретном плоде» и аудитория – особенно женская – обычно высоко оценивала соблазнительно медленное расстёгивание молнии на обтягивающих штанах. В комплекте к штанам должна была бы идти черная рубашка… Но Джейсон был бы не Джейсон если бы не одел ее по-своему, оставив расстегнутой, демонстрирующей – сбегающий вниз от груди к краю низко посаженных штанов – рельеф мышц. По большому счету выглядел он именно так, как нужно было для сегодняшнего вечера – сексуально упакованной игрушкой. И даже не сомневался, что успел вовремя, когда присоединился к процессии, шагающей в приемный зал «Цирка».
Жан-Клод выглядел как всегда: сметающим все и вся ходячим сексом. И Джейсон с Охой, шагающие по обе стороны от него, оба выглядели как телохранители из порнофильма: гладкие, черные, блестящие… От взгляда на Микаэллу челюсть вообще отваливалась. Тем более, что такой одежды Джейсон на ней вообще никогда не видел, и теперь думал сможет ли уговорить ее одеть тоже самое только на их исключительно приватный вечер.
Когда они вошли в зал, то ощущение было такое будто кто-то открыл баллоны с газом. Дышать стало трудно, спина покрылась потом, волосы на загривке встали дыбом. Впрочем вида, что исходящая от Жан-Клода энергия хоть как-то его волнует, Джейсон не подал. Он уже давно был собачкой Принца и привык к слишком многим вещам, чтоб терять покер-фейс только от того что хозяин излучает чистый секс. А вот Микаэлла могла такого и не ожидать… Было бы любопытно посмотреть на нее сейчас, если б только желание поглазеть по сторонам не угрожало бы развеять весь эффект, старательно созданный Жан-Клодом. Впрочем, Джейсон должен был встать чуть позади, и эта позиция давала ему возможность – немного скашивая взгляд – рассматривать, что происходит вокруг. Когда волосы на загривке зашевелились уже так, словно жили своей жизнью, и он спиной почувствовал приближение еще одного ликои, Джейсон в очередной раз скосил взгляд. Здоровенный черный оборотень пробирался от входа в зал к Жан-Клоду. И ничего удивительного, что он был в форме зверя. Жан-Клод любит пафосные демонстрации. А этот оборотень - весь в черной шерсти, огромный и мощный - выглядел, как меховой пафосный танк. И вся эта умильная сцена с подсовыванием головы под руку Принца, не могла никого обмануть. Вот уж каким этот оборотень не был, так это умильным, особенно сейчас. Даже в форме человека можно было учуять, что этот ликои стаей не пахнет. А может сбивало с толку присутсвие Охи. В любом случае если этот волк на их стороне, то и неважно кто он такой. Главное это какое впечатление он произведет на гостей. Джейсон спрятал усмешку, демонстрируя, что появление пушистого тарана в комнате его ни капли не удивляет. Он старался вообще не смотреть на него. Примерно так же, как старался не разглядывать и шикарную женщину, полулежащую на белой софе. Хотя адски хотелось рассмотреть. После Жан-Клода, она была вторым прекрасным субъектом в комнате, к которому стремился вернуться взгляд, в какую точку ты его не отводи. Но привлекательным казались не смоляные локоны и не роскошное платье, и даже не лицо, прекрасное, как у античной статуи. А драгоценный браслет от которого тянулись тонкие цепи к молодым людям, стоящим рядом с диваном. Они казались неживыми. И изо всех сил старались делать вид что их здесь вообще нет. Плечи и спина у Джейсона напряглись от дурного предчувствия. Он перевел взгляд в сторону, случайно бросив его на еще одного незнакомца в комнате. И пусть Джейсон сумел не встретиться с ним взглядом, но вид этих темных глаз, в глубине которых нельзя увидеть ничего для себя хорошего, вызвал волну мурашек, пробежавших по спине.
Тут Джейсон понял, что не хочет играть в эту игру. Но деваться было некуда.

Отредактировано Jason Schuyler (21.02.15 00:00:50)

+5

6

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Гости в Цирке? По честному, ей не было до них никакого дела, очередные вампирские разборки и игрища, которые, как Мика уже поняла, тут являются почти что основной программой. И тем лучше, что оповестили ее о занятости на сегодняшний вечер в форме приказа, приказы в нужный тактический  момент действую лучше всяких психологов.
Она едва встала на ноги, восстановление заняло меньше времени, чем она сама ждала, но больше, чем было нужно. Распространяться, что случилось не пришлось: все кому было нужно знать уже были прекрасно осведомлены и по счастью, этих "кто нужно" было немного. Но даже эта горстка била по ее самолюбию и находится среди них было тем еще испытанием, не говоря уже о том, чтобы к кому-то прикоснуться. Теперь тяга к кинестетике стала настоящей проблемой.
Микаэлла несколько раз надевала и снимала принесенную одежду.  Леггинсы были откровеннейшим кошмаром и мечтой фетишиста, будь они хотя бы кожанными, то это дело бы поправило, но это...Впрочем, она все равно их одела, потому что ей опять таки было плевать. Это игрища Жан-Клода, он и заказывает антураж, тем паче, что корсет был неплох, а каблуки великолепно дают нагрузку на колени, которые сейчас было необходимо разработать, иначе танцевать она больше не будет :фантомные боли, ничего серьезно  на самом деле, но Мика чувствовала себя слабой, а слабой она быть не любила.
Волосы были взбиты в крупные кудри и уложены на левую сторону, открывая смуглую кожу на шее, никаких серег или украшений в принципе она не одела, оставив место только коже, да шипам на туфлях. У Джейсона в таких делах опыта было побольше, только он сейчас профессионально делал вид, что ему до лампочки то, что может произойти, а с ней все действительно было так, ее все еще не отпустило, но она скорее была готова откусить себе язык, чем кому-либо об этом сказать.
Жан-Клод, в одном из виртуознейших своих явлений, коих у него в запасе были, наверняка, тысячи тысяч. В том, как и какой эффект стоит произвести он знал толк. Едва ли в Америке был шоумен талантливее, едва ли кто-то мог пустить пыль в глаза лучше, чем он. Их обволокло душным, густым как патока одеялом сексуальности, лоскутами которого они, собственно, и являлись. Эдакие послушные, очаровательные собачки на привязи. Каблуки негромко стучали по полу, задавая ритм сердцу, которое в последнее время перестало биться часто. Мика загнала зверя внутрь себя поглубже, не давая ему и малейшего спуску, чтобы не драконил и могла с уверенностью сказать, что контролирует она себя прекрасно. Еще одна волна пробежалась по локтям толпой мурашек, краем глаза цыганка заметила матерого ликои, подошедшего к Жан-Клоду и промелькнула предательская мысля, а не тот ли?..Но она была задушена в зародыше, затоптана до смерти:она не хочет знать, совсем не хочет.
Гости, надо сказать, расстарались на славу, явились эффектно, ошейники пристегнутые к браслету только чего стоили. Мика проследила взглядом змейку металла, скользнула взглядом по цветам платья и иглам каблуков, отвлеклась на игру драгоценных камней вокруг тонкого запястья -тщательно подобрано, не подкопаешься.  Потом  нашла чернильную тьму жилетки второго гостя, идеальную прямоту стрелок на брюках и блеск начищенных туфель. Действительно, прямо соревнование "кто-кого- пережмет-в -блеске". Ничем хорошим от гостей не пахло, угроза, какая-то игра, правил которой ей не объяснили. Ну и черт с ним. ей на это, опять таки, наплевать.

+4

7

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

     В гостиной повисла совершенная тишина, в которой можно было прислушиваться к размеренному, если не вовсе флегматичному, сердцебиению единственной живой. Трое вампиров не были голодны лишь благодаря привычке вампирши, везде возить с собой свои игрушки. Учитывая, что хозяин Сент-Луиса не смог встретить их и предложить свое гостеприимство вовремя – данная привычка спасла многие жизни и избавила обе стороны от лишних проблем. Хотя, какие это обе стороны. Они с Жан-Клодом ведь давние, очень близкие друзья. Из него получалась прекрасная забава. Белль Морт умеет выбирать подарки.

      Приближающиеся шаги были слышны издалека, но женщина никак на них не реагировала. Они с ее любимым спутником играли в крайне непристойные гляделки. Точнее, Эветт просто пожирал ее глазами, а она демонстрировала ему свое спокойное снисхождение. Всем известно, что запретный плод становится более желанным. Широко распахнутые двери, наконец, заставили ее довольно медленно, но перевести взгляд на вошедших. Это был надменный, годами шлифованный жест царицы. От чего нет? Тот, кто властен над чужими судьбами разве не царь? Синие в таком освещении глаза, спокойно, очень внимательно и оценивающе ощупывали Жан-Клода. На его сопровождающих женщина даже не глянула. Незначительные пешки, как те, что были у нее на цепи и на которых принц тоже не смотрел. Сейчас не их время.

    Именно Он тут был важной фигурой. Произвел ли он впечатление? Неизгладимое. Но гостья знала его достаточно, чтобы ожидать подобного эффекта, поэтому смогла ничем себя не выдать. Она сравнивала юношу с ее постели, с этим возмужавшим от своей силы и власти инкубом. Услышав приветствие, вампирша, наконец, зашевелилась, реагируя на собственное имя скромной, но удовлетворенной улыбкой, будто сообщавшей «да, это я». Родная французская речь порадовала ее слух. Одна из многих причин, по которой Жан-Клод не страдал в ее объятьях как многие другие.

- Le petit Prince, - Ванесса здоровается с легким кивком головы и одним, грациозным движением соскальзывает с софы, - мы очень рады, что нам не довелось видеть тебя в форме заключенного. – Очень великодушно с ее стороны, не упрекать его за дерзость сидеть в тюрьме, когда приезжает сама Мартел. – Хотя, тебе к лицу даже оранжевый, - она сделала несколько плавных шагов к пришедшим. Платье зашелестело тканями, а цепи громко звякнули. Она не выпускала ни части своей силы, но казалось, будто приближаясь она давила на всех своей невидимой аурой. Ничего не поделаешь, если Жан-Клод был ходячим сексом, заставлявшим все вокруг кипеть, то вокруг этой женщины все вокруг кукожилось и чернело, ибо она несла только смерть. Может поэтому ее присутствие всегда ощущалось тяжелым весом за плечами.

    Но ей плевать. Она протянула принцу руку, все еще скрытую перчаткой. Стоило заметить, что двое молодых людей не двинулись с места. Очевидно, они прекрасно изучили возможности и длину цепей. Вампирше совершенно не приходилось беспокоиться по этому поводу. Игрушка или хороша, или попадает на стол. Она шагнула ближе, не дожидаясь пока возьмут ее руку, чтобы довольно привычным и отчеканенным для французов движением, трижды расцеловать мужчину в бледные скулы. Конечно, эти поцелуи всегда были фиктивными, простое соприкосновение щек, но третий из них, женщина превратила в настоящий, вполне ощутимый и до жути не приятный, учитывая холод ее губ и то, на что они были способны. Затем, она отшагнула, ничем не обещая угрозы, и опустила взгляд на огромного монстра под рукой Жан-Клода. Было видно, что она что-то вспоминает.

- Был у меня как-то один такой, - кивнула она своим мыслям и развернувшись, совершенно не брезгуя подставить спину, поплыла обратно к софе. – Сильный, упрямый… но глупый. – Последнее прозвучало как приговор и женщина снова уселась, поправляя платье. И как только она умудрялась не запутывать цепи? – Эветт, любовь моя, что с ним случилось, ты не помнишь?

     Ванесса была совершенно расслаблена, но сидела как подобает леди – с прямой спиной и сложив руки на коленках. Она сделала легкий жест рукой, приглашающий принца сесть. Не то, чтобы она пыталась дерзить и выставлять себя королевой в данной игре. Просто в обществе в котором она выросла, мужчины никогда не садились раньше дам, а вампиры всегда чтили традиции. Когда Эветт напомнил ей, что сталось с тем самым волком, вампирша рассмеялась прикрывая рот тонкими пальчиками. Холодным, опасным смехом, от которого не могло сквозить ничем приятным, хотя саму ее казалось так и распирало от ласки и добродушия.

- Он действительно был глуп, ты же помнишь! – и она с прежней улыбкой, снова повернулась к Жан-Клоду. Обращаясь именно к нему, она перешла обратно на французский, - мы приготовили тебе подарки, гости всегда приходят с подарками, - сердце девушки на цепи пропустило удар, очевидно, она понимала этот язык и знала, что была одним из тех самых подарков, лицо Мартел же, с завидной резкостью стало совершенно серьезным, - но ты был занят, а мы проголодались и заскучали… словом, я сама с ними уже немного поиграла. – тонна будто бы искреннего сожаления. Она действительно считала, что эти ребята теперь испорчены. Правда и вампир, к которому она смела обращаться на «ты», мог догадываться, что Ванесса лучше других умеет испортить любые вещи. – Но мы сделали тебе другой! – и она снова улыбнулась, молниеносно преображаясь и переключаясь на английский. - Ты знаешь, в Сент-Луисе не так-то просто найти мужчину похожего на тебя. Эветт с ним немного побеседовал, - она вздохнула как мать, рассказывающая о напакостившем ребенке, но после этого худощавый мужчина удостоился такой пошлой и кровожадной улыбки, что о сожалении не могло быть и речи, - мы рады, что это помогло. – Были ли они действительно рады и в чем был мотив содеянного, оставалось только гадать. Так уж было всегда, когда приходилось иметь дело с Ванессой.

Отредактировано Vanessa Martel (21.02.15 20:39:19)

+6

8

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Сделать цирк пристанищем ужаса мешала только вампирша. Именно она не давала ему заскучать. Мужчина надеялся, что принц не будет таким же скучным, как его обитель. В коридоре уже слышались шаги, но от Ванессы Дегре оторвался лишь тогда, когда она первая перевела взгляд в своей величественной манере. Жан-Клод вошел эффективно, показывая свою сущность. Но его одежда Эветту была не по вкусу. На себя бы он такое не одел даже под предлогом смерти. Для выступлений такое вполне подобающе - дерни за шнурок, и одежда тут же станет бесформенной кучей тряпок на полу. Вампира что-то подначивало попробовать, так ли это на самом деле, но его опять же ограничивало присутствие Мартел. Она хоть и своенравная, но все-таки женщина. Вдруг ей понравится новый, открывшийся перед нею вид. Все же, принцу наряд подходил, надо отдать ему должное. Но с сексуальной аурой он переборщил. Эветту казалось, будто он попал в зоопарк, в самый разгар периода спаривания. Этакий кошачий март в самом его пике. Он знал, на что способны потомки крови Белль Морт, и понимал, что это еще цветочки.

-Принц. – формальность. Просто одно слово, сказанное монотонным, без каких-либо интонаций, даже мертвым голосом, и никакого ответного жеста. Странно было обращаться к Жан-Клоду как к более-менее равному, учитывая их давнее знакомство при котором карты лежали совсем иначе.

В отличии от любимой, он обратил внимание и на игрушки. Какой контраст. Он никогда не отказывал себе в возможности поиграть с чужими разумами. Но оставался вопрос, окажутся ли они достаточно сильными, чтобы хоть как-то его развлечь или же Дегре без труда их сломает? Второй вариант навязывался сам собой. Не такая уж и хорошая компенсация, за потраченное время. Правда вот волк его заинтересовал.

-Я смотрю, команду к ноге они тоже превосходно освоили. Какие еще зрелища нас ожидают? – Может в голове одного из них он и найдет что-то интересное. Но вампира снова отвлекла Мартел.

-Мы очень рады.
- Безумно. – понять его каждый мог по-своему. Сарказм? Или мужчина говорил на полном серьезе? Это можно было прочесть лишь по глазам. Он не пытался скрыть некую насмешку. Кроме этого, ни одна мышца на его лице не пошевелилась. Иногда он ненавидел привычку вампирши вот так здороваться. И Жан-Клод, похоже слишком этим наслаждался. Что ж, хотя бы реакция его питомцев на них с Ванессой могла хоть чем-то порадовать. Чем дальше, тем больше гостиная становилась домом. Перед тем, как ответить женщине, он еще раз оценил ее взглядом. «Тебе дьявольски идет это платье, ты знаешь?»

-И не слишком выносливым. В последние моменты своего никчемного существования, он, забившись в угол, скулил от ужаса и боли, пока ты медленно сдирала с него шкуру. Будь он в форме человека, нам пришлось бы выслушивать его жалкие мольбы о помиловании. Так забавно не позволять им перекидываться и исцеляться, – искреннее безразличие было фишкой мужчины этим вечером. Но он не мешал их разговору. Особо не мешал. Пока не мешал. Ванесса была королевой этого вечера, поэтому вампир поглядывал на трех потенциальных жертв. Он не скрывал многообещающего взгляда, вот только если в случае с француженкой, он бы обещал наслаждение, то всем другим - адские мучения.

«Мы не делаем одолжения просто так. И тебе еще предстоит в этом убедиться.»

Вампирша одушевлённо рассказывала об их маленьком приключении, но как обычно, детали оставались в тени. Эветт мысленно умилялся с того какой безобидной и ласковой она умела прикинуться в нужных ей ситуациях. Мужчина же решил наглядно продемонстрировать свое мнение на счет этой ситуации.

-Дело новичка. То, что твоя свита так долго копошилась, настораживает. Ты же разбираешься почему они не спешили? – вопрос был риторический, и Эветт знал на него ответ. Так же, как и его любимая, он прикинулся соболезнующим старшим собратом, который предлагает менее опытному собеседнику дельный совет, хотя были тут и те, кому стоило принять это как упрек. - Но сделал я это не для тебя. – он знал, что вампир прекрасно все понял. Ванесса. Все для Ванессы. Вся ситуация его до сих пор раздражала. К тому же, ему становилось скучно. Любимую развлекал давний хахаль, а вот его подзабыли.

Мозголом не пытался обращать на себя внимание без особого повода, но раздражение нуждалось в лекарстве. Он прокрутил перстень пару раз, думая, как развлечься. Дегре глянул на девушку с ошейником. Лишь почувствовав его взгляд, она вздрогнула и напряглась, будто бы ожидая ужасного приступа боли, посылая легкие вибрации по цепи. Взгляд был недолгий, но этого хватило, чтобы ее сердцебиение участилось, и она тяжело сглотнула. Эветт усмехнулся. Слишком просто. Нужно что-то свежее. Более сопротивляющееся. Мужчина еще раз повернул перстень и, скользя взглядом по всем возможным вариантам, остановился на девушке, пришедшей за Жан-Клодом. Но девушек сломать проще. Вампир решил прощупать их мозги. Кинуть жребий, как он зачастую называл это действие. Чья реакция ему понравится больше всего, тот и станет первым. Быть первым – это большая честь. Хотя, что по этому поводу думали избранники – еще ни разу не удалось спросить. Либо никто не выживал, либо были не в состоянии связать и двух букв. Слабая, еле ощутимая волна покачнулась в сторону волчат. Он не собирался пока что наносить никому вреда. Это «пока что», может очень резко превратиться в несколько секунд или же растянуться на час, все зависит, от реакции и поведения всех участников в комнате. Слегка надавив метафизикой, он внимательно изучал реакции, отмечая, кто самая легкая добыча, а кто сможет стать десертом. Зловещий страх пополз по комнате оплетая туфельки его любимой и ноги ее собеседника. Их Дегре обошел стороной. Иначе, Мартел разозлится.

+6

9

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Ванесса была все той же, какой Жан-Клод ее помнил со дня их последней встречи. Ничуть не изменилась... в то время, как его сила, уверенность и непоколебимость в правоте своих поступков увеличились в разы. Но Принцу был не интересен этот контраст. В столь стремительно меняющемся мире хоть что-то же должно радовать своим незыблемым постоянством. Нечто в повороте женской головы, в простом, казалось бы, ее жесте дало инкубу наводку - женщина с багажом опыта в более чем тысячу лет оценила его личный профессиональный рост.

- Отрадно, что тюрьмы для вампиров - ныне непозволительная роскошь, - улыбка искусителя тронула губы инкуба. Это он так спокойно говорил о своей смерти? Или же настолько был уверен в собственных силах, что даже казнь от лица простого смертного его не пугала? Но все это было не важно и меркло в свете приближающейся к нему женщине. Находил ли он ее красивой? Безусловно. Опасной? Более чем... Однако вся эта вырисовывающаяся мрачными тенями ситуация Жан-Клода забавляла. И он даже сам не понимал почему.

Он взял ее за руку одной рукой, а ладонь второй легонько коснулась женской талии, когда Ванесса изображала поцелуи приветствия. Все это было намного лучше тех установленных норм, которые прописали когда-то вампиры из Совета. Но она, ни он не требовали друг от друга доказательств собственной доминантности и силы. Хотя... то ли еще будет. Жан-Клод ни секунды не сомневался в изворотливом уме этой женщины. Когда она отстранилась, его ладонь слова легла на голову стоящего по правую руку волка, а пальцы начали успокаивающе перебирать черную жесткую шерсть привычным жестом. Этими своими действиями инкуб без слов сообщал вервольфу, что обращать внимание на всякие напыщенные небылицы ему не стоит. "Я не реагирую, и ты не реагируй". На своего верного слугу он мог положиться, ибо тот прекрасно понимал степень своей ответственности. Так же он рассчитывал и на Микаэллу с Джейсоном. Его волчата были невероятно умны, однако, на случай непредвиденного, все равно были предупреждены - ни при каких обстоятельствах нельзя поддаваться на провокации приезжих вампиров.

- Мы приготовили тебе подарки, гости всегда приходят с подарками...

- Само появление столь редкого бриллианта в моем городе - уже впечатляющий сюрприз, - Жан-Клод так же мастерски переключался с одного языка на другой, создавая для Ванессы более приятное общение, ну и, разумеется, намеренно стараясь расположить ее к себе. Со стороны это казалось обычной вежливостью - не больше (ведь и к Эветту Принц, вроде как, был настроен положительно), но в действительности... инкуб точно знал, как подать то, что ему было выгодно. Он намеренно заменил "подарок" на "сюрприз", пользуясь данным оборотом, как простым красивым акцентом, но на деле же первое слово абсолютно точно сошло бы за вопиюще наглую ложь. Ох уж эти вампирские игры. - Но не стоило беспокоиться... Право, Ванесса, такое внимание с твоей стороны мне невероятно льстит, - и его взгляд скользнул по напряженно-заскучавшему лицу Эветта. Он запудрил мозги того бедолаги, чтобы Жан-Клода выпустили на свободу?

- Должно быть, мсье Дегре таким образом утолил свою жажду к приключениям? - инкуб снова улыбнулся. Да что там, обольстительная улыбка просто не сходила с его лица! Его все это представление как-то неожиданно развлекало. Ванесса всегда относилась к нему иначе, нежели к прочим своим любовникам, но Принц-то, как никто другой, был осведомлен о ее тонкой и многогранной натуре. И прекрасно знал насколько ей приятно такое вот его трепетное внимание. И насколько оно неприятно ее спутнику. А еще... Жан-Клод таким образом очень тонко намекнул на маленькую неловкость, которую они допустили (правда, вампир не верил, что вышло это случайно)... - правила приезда в другой город, к другому Мастеру... они ведь распространяются не только на вампиров, но и на остальных людей на принадлежащей Принцу территории. Промывание мозгов кому бы то ни было без разрешения - это уже своего рода нарушение, но, право, какие мелочи! Инкуб сделал широкий жест и не заострил на этом внимания. Пока.

- Дело новичка. То, что твоя свита так долго копошилась, настораживает. Ты же разбираешься почему они не спешили? Но сделал я это не для тебя.

- Современное общество предполагает обращение к букве человеческого закона в случае подобных нелепых ситуаций, мсье Дегре. И, надо отметить, что нынешние адвокаты работаю просто изумительно... просто не так быстро, как вампирские умения, - совершенно галантный тон, но за привычной улыбкой все же скрывался еще один тонкий намек. Они приехали в его город, и теперь должны следовать установленным здесь порядкам.

А дальше произошли сразу две вещи. Принц уловил взгляд Эветта, направленный на еще не совсем окрепшую после пыток Микаэллу, и одновременно с этим почувствовал приближающуюся волну метафизики. Такой знакомой и вселяющей самый настоящий страх. Жан-Клод знал эту способность. Он сталкивался с ней не раз, чтобы уметь с первых нот угадывать нужную мелодию... Его рука медленно поднялась и совершенно спокойным и по-королевски размеренным жестом огладила плечо Микаэллы, даря ее вынужденное спокойствие на всякий случай. Но этим Принц не ограничился. Пускать в ход метафизику... - это уже другого масштаба игры, потому ему только и оставалось, что ласково улыбнуться и совсем легонько ослабить поводок ardeur. Гостиная в один миг наполнилась липким желанием (хотя спутники мужчины ощутили это в меньшей мере), а голос Жан-Клода разлился по коже горячим и густым медом, стремясь пробраться в такие места, где ни один даже самый искусный любовник еще не бывал.

- Уверен, вы прибыли ко мне не для того, чтобы мериться силой... Так для чего же, ma cherie? - и хоть говорил он одно, обращаясь уже непосредственно к Ванессе, ощущения от голоса были совсем другими. И это была лишь маленькая часть того, что о мог им показать. Но не стал бы показывать. В данный момент ему важно было всего лишь усмирить спутника Ванессы и не дать ему натворить дел.

+7

10

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Оба гостя поначалу, казалось бы, не замечали никого, кроме Жан-Клода. И, наверное, все остальные в комнате радовались этому. Пока вампиры развлекают себя беседой – более кровавые развлечения не светят всем остальным. А разговоры, которые велись в гостиной вовсе не были приятными. Вот только Джейсону ничего не оставалось, кроме как стоять и слушать. Также, как и всем остальным волкам присутствующим здесь. Можно было только гадать, что сделали эта Ванесса и Дегре с тем оборотнем, чтобы пытать его. Накачали лекарствами? Или может у кого-то из них, как у Жан-Клода, есть способность призывать волков? Может они заставили какого-то альфу пытать его? Джейсон незаметно скосил глаза на черного волка, но фон иномирной энергии не изменился, разве что пошел тихой рябью от прикосновений Жан-Клода, успокаивающего своего зверя. Легкие колыхания, как от камешка, соскользнувшего в воду. Но все же они были весьма ощутимы. Джейсон обычно не испытывал солидарности к своему племени. Никто в стае в свое время и пальцем не шевелил, если какой-то волк доставался на потеху Райне. Но что если то, о чем говорил Дегре могут сотворить с кем-то в этой комнате? Эти мысли кажется прочно поселились в голове, насыщая будоражащим страхом и злостью.
Ванесса и Жан-Клод "мило" беседовали, обмениваясь шпильками, как две язвительные старые подружки. А может быть от нервов Джейсон становился слишком едким. Жан-Клод, конечно, как всегда с каждым словом посылал свои флюиды, и его голос скользил по каждому в комнате. Ощущение было такое, словно кто-то запустил пальцы в шерсть и гладит, почесывая за ухом. Но это Джейсона ни капли не успокаивало, пока взгляд спутника вампирши скользил по всем присутствующим. Оценивающе скользил, неприятно. Да и трудно было не почувствовать, как от этого занервничали все в свите Ванессы Мартел. Девушка – из тех людей которых привели вампиры – явственно задрожала, когда взгляд Дегре скользнул по ее фигуре. Но Джейсон раньше почувствовал ее страх, чем увидел мелкую дрожь цепочки, пристегнутой к ошейнику. А затем взгляд Дегре пополз к Микаэлле, как отвратительный паук ползет по паутине к бабочке. Если бы Жан-Клод не велел стоять и не двигаться, Джейсон, наверное, взял бы Мики за руку и оттащил немного назад, подальше от Эветта Дегре и его мерзкого взгляда. Только вряд ли бы успел…
Началось все с легких звуков: сбившееся дыхание, шелест тканей, скрип винила и кожи. Но что было важнее – нельзя было увидеть глазами. И даже люди ощущали это так, словно множество маленьких насекомых забегали по коже царапая ее крохотными лапками. Сила. Как буря в стакане – прилив энергии, который казалось был слишком велик для небольшой гостиной. Тени игравшие на светлых драпировках, закрывающих каменные стены гостиной, заиграли, как живые от призрачного порыва ветра. И по комнате заскользил страх. Нет, не страх. Ужас. Как бутафорский туман, он расползался тонкими ядовитыми завихрениями в разные концы комнаты. И Джейсон мог поклясться, что видел, как его языки лижут ноги, взбираясь вверх по сапогам. Спустя секунду он понял, что затаил дыхание, как сделал бы любой, если бы видел, как по его ногам взбирается нечто жуткое, выбравшееся из самых ужасных ночных кошмаров. Но Джейсон не видел. Он вообще ничего не видел. Он весь был в воспоминаниях.
Где-то темная комната… красивая девушка… секс… и ее ногти вытягиваются… деформируются, превращаясь в длинные когти… ужас затапливает от осознания того, кто она и чего она хочет… такой сильный ужас, что не пошевелиться… и она улыбается, омерзительно счастливая его ужасом, размахиваясь и почти срывая лоскут с его груди, как непоседливый ребенок – ярко-алую ленту с подарка… а он даже не слышит своего крика от бесконечной боли, когда еще по живой ране когти скользят и рвут, выхватывая из груди все новые и новые куски, полосуя кожу и плоть, словно бумагу, на ленточки… везде кровь, ошметки… дышать невозможно, изо рта течет – с бульканьем, оставшимся от хриплого крика – пузырящаяся кровь, но он все еще чувствует… он все еще в ней, и ее мышцы сжимают его внутри… а жуткий лающий смех разносится по комнате, беспрерывный, словно визгливая запись на пленке… неужели этот звук - последнее, что он услышит перед смертью?.. Неужели…
И Джейсон вздрогнул, как будто очнулся от гипноза. Как будто бы кто-то только что столкнул его в горячую ванную, уютную и приятную, а он по глупости нахватался воды и теперь выныривая – делает первый вздох. Да… вздох. Джейсон приглушенно сдавленно вздохнул, втягивая в себя запахи. Странно змеиный запах вампиров. Запахи шерсти и мускуса. Акаций. Мыла. Запахи грима, кожи, винила… Мела, белых драпировок на стенах… Почти все знакомое. И ощущение присутствия Жан-Клода, его голоса и успокаивающего тепла – тоже очень знакомо. Но Джейсон все еще помнил… все еще видел перед глазами улыбающуюся Райну, хоть и не так явственно ощущал телом. Пальцы сами собой поднялись и незаметным движением растерли грудь, чтобы убедиться, что там нет дыры, что его внутренности не доступны каждому желающему, как промежность шлюхи. А потом – проверив – рука быстро опустилась вниз и расслабленный кулак прижался к бедру. Лицо разгладилось, став невозмутимым и спокойным. Не пустым как у куклы, но спокойным. Если Жан-Клод сказал не двигаться, то Джейсон не сделает ни одного шага назад. И ни единым выражением не покажет, что эти так называемые гости пугают его до чертиков.

Отредактировано Jason Schuyler (25.02.15 14:35:22)

+6

11

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Честно сказать, она очень старалась не слушать, отвлечься на самые обыденно-бытовые темы : ну подумаешь, каждый день тут по три раза она обдумывает покупку продуктов и новых карандашей, одновременно стараясь поддержать Жан-Клода в куртуазной перепалке с какими - то супер старыми вампирами. С кем не бывает, в семье брюнетов не без крашенного, что называется, ее так повеселила эта мысль, что Мика едва не дернулась посмотреть на Джейсона-единственную светлую голову среди них.
Но увы, не слушать и не соображать было очень сложно, как и не свистеть Жан-Клоду. Какой же буквоед, ты подумай! И что, у их племени всегда так?
-Оскорбление, вслух не высказанное-оскорблением не считается? Ну-ну.
Микаэлла случайно задела взглядом скованных ребятишек, которых с собой притащили вампиры и  хотела бы фыркнуть, да только, чем они с Джейсоном отличаются от них? Разве что относительной свободой, ну и не трясутся от страха, как мыши под веником.Правда, последнее гости решили немедленно исправить, вернее, один из них.
Взгляд Мика почувствовала сразу, но старательно на него не реагировала, как послушная девочка, которой Жан-Клод велел не вестись на провокации, мол, только этого от них и ждут. На нет и патронов нет, Бога ради,но откровенного хамства с порога она не ожидала.
Волчица вдохнула полной грудью, чувствуя, как воздух наливается спертыми запахами подвала, старых медяков и серебра. Они к ней ползли, прилипая осклизкими лохмотьями на каждый оголенный миллиметр кожи, давили на плечи, возвращая в треклятый подвал. Вот, перед ней уже не хлыщ в скучной жилетке, а чертова тварь из угля, с белой маской из косточек на месте, где полагалось бы быть лицу. Снова пытки, снова побои и серебро, много серебра! Мика сжалась, прикрывая глаза цвета самого крепкого йеменского кофе, даже задержала дыхание:нет, только не снова, только не опять! Она ведь уже выиграла у него, оставила с носом, почему ей придется снова через все это проходить?! Сердце пару раз стукнулось в горле, пока не подоспела помощь. хотя и не совсем такая, на кот которую она рассчитывала. Как по ней, расстрелять обоих к чертям, но Жан-Клод вроде как и внимания не обращал на то, что этот Дегре творил, вроде как...А потом положил свою руку на ее плечо и мир сузился до вспыхнувшего участка под белой ладонью. Знал ли Принц, что сделал еще хуже? Навряд ли. На цыганку тут же накатили еще более тошнотворные запахи:силикона, спермицидов, чужого пота...Она практически явственно ощутила грубые руки на бедрах,болезненные удары и судороги, скручивающие живот, меньше всего, из того, что с ней сделали. ей хотелось вспоминать именно изнасилование, чтоб его. Меньше всего ей хотелось, чтобы к ней прикасались сейчас, даже инкуб, даже Джейсон,любая мысль о чем - либо таком ввергала ее в истерику. И отлично отвлекала от всего остального, в чем цыганка и нашла спасение.
Смуглая рука с выкрашенными в черный цвет ногтями скользнула по тонкой, бесконечно-плавной линии пальцев вампира в жесте нежном, совершенно не характерном. Это отрезвило и заставило сосредоточиться не на запахах, а на ощущении. Жалость к себе ей бы уже не помогла, только ослабила волю, так что Мика сосредоточилась на смирении. Да-да, именно на нем, не любимом и не типичном для буйной невадской шевелюры: ей придется с этим жить, что случилось-то случилось, и ей никогда не вернуться в то же самое. Изменить она ничего не может, задачу свою выполнила, так не стоит ли побыть малек эгоисткой от того, что  сумела и выдержала, да еще и на своих двоих стоит спустя два дня? Гордыня-страшный грех, но если он является лекарством от этого приступа панического страха, то она предаваться ему будет до конца дней своих!
Цыганка открыла глаза, лениво смотря на вампира. Медленным, донельзя размеренным движением переложила волосы с плеча на спину и сложила руки на груди, заставив кожу корсета скрипнуть, как ей показалось-оглушительно громко, и с загнанной решимостью окунулась в ощущение кинестетики, которой сейчас не хотела больше всего на свете. Как говорится: хочешь избавиться от чего-то неприятного-сделай что-то еще более неприятное. Щит встал с мягким шелестом, но не тот твердый и упрямый, какой цыганка обычно носила, а текучий, как вода, гибкий, легкий. Да, он не мог защитить ее полностью, но там, где удушающий страх давил, щит проходился струящимися потоками и давал облегчение на драгоценную секунду. Не панацея, конечно, но она это перенесет. Главное, убеждать себя, что тот всепоглощающий секс, который Жан-Клод разлил по комнате-всего лишь мера предосторожности, что к ней лично это не относится. И не поворачиваться к Джейсону, ни в коем случае: как бы не сорвало на еще одни воспоминания.

Отредактировано Micaella Oha (25.02.15 15:49:05)

+5

12

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*
Роджер был прекрасно осведомлен о том, что Жан-Клод ожидает гостей. Это означало то, что оборотню снова придется подготовиться и пробыть в шкуре волка некоторое время. Его Мастер любит импозантные появления перед публикой, и с тех пор, как они с Хъюго стали Зверями Зова вампира, пришлось подстраиваться под его приоритеты. Не то что бы мужчине было невмоготу, ему даже нравилось быть Зверем чаще, чем человеком, но иногда Роджер не понимал зачем эти рюшечки, бусинки, платочки... В общем-то, это не его дело. Главное, что его так не одевают.
  Прибыв в Цирк ближе к вечеру, телохранитель Мастера направился прямиком в комнату, которую ему отвели на время, так как прибывал с Жан-Клодом он большую часть времени, чем Хъюго. Мужчина подошел к столу, обнаружив записку от Мастера, в которой сообщалось, что сегодня Эр-Джей играет роль послушного питомца. Это в трактовке Ганди. Сам вампир описал все более поэтично. Немного отдохнув от дороги, а затем почувствовав, что его хозяин пробудился, Хантер разделся, оставив свои вещи на кожаном кресле в аккуратно сложенном состоянии и перевоплотился. Вместо человека в помещении появился огромный волк, больше своих сородичей. Он встряхнулся, чтобы избавиться от белой жидкости на шерсти цвета вороного крыла, а затем спокойно покинул комнату, чтобы встретиться со своим хозяином.
  Проходя по темным коридорам, волк лишь изредка осматривался по сторонам, чтобы приметить не изменился ли состав в Цирке. Оборотни, сновавшие вокруг, обходили Ганди стороной, узнавая питомца Жан-Клода. Хъюго бы это понравилось. Но Роджеру было все равно. Эр-Джей лишь тихо присоединился к троице, идущей впереди, не показываясь им на глаза и слегка отставая. Кто бы мог подумать, что Принц возьмет с собой в свиту не только его, но еще и Джейсона с Микаэллой? Сам Ганди не был уверен, что стоит брать этих двоих на встречу с двумя старыми, сильными вампирами. Обычно старые сильные вампиры еще и злобные ублюдки. Но маршал привык доверять выбору инкуба.
  Уже подходя ближе к гостиному залу, оборотень чувствовал, что гостей четверо. Куда же без свиты? Погодя немного, волк сделал шаг, чтобы встать рядом с Жан-Клодом, подсунув голову ему под руку, как и подобает послушному мальчику. Взгляд голубых глаз прошелся по помещению, оценивая обстановку. Вампирша, вампир и их игрушки. Женщина привлекательна собой, так и приковывает взгляд. Видно, что она любит внимание к себе. Мужчина мрачен и недоволен. Выглядит опасным. Но вряд ли опаснее женщины. Обычно внешность обманчива. Игрушки запуганы, бесполезны, слабы. Прикованы к хозяйке. Пока ничего, что могло бы навредить безопасности его компаньонов, но разве это надолго?
  Женщина по имени Ванесса, соскользнула с софы, приближаясь к Мастеру, чтобы поприветствовать его, как подобает в вампирском обществе. Оборотень терпеливо позволил руке Жан-Клода соскользнуть с его шерсти, а затем вновь вернуться обратно. Волк ощущал напряжение своего хозяина через их связь, но вел себя безразлично, не давая гостям повода как-то усомниться в непоколебимости огромного зверя. В отличии от Микаэллы и Джейсона, Ганди мог позволить себе немножко больше, чем они. Его голубые глаза встретились с глазами Мартел лишь на миг, поэтому он не успел ощутить хоть какие-то эмоции по поводу нее, но стоило им заговорить про волка... Роджер все также продолжал смотреть вслед потешающейся вампирше, ощущая как волна гнева поднимается внутри него. У волка дернулась верхняя губа, слегка обнажая белоснежные клыки, но успокаивающие касания Мастера заставили вспомнить Роджера о долге. Ганди успокоился.
  Наигранные речи раздражали слух оборотня, но он уже давно привык не обращать внимания на эти игры. Его взгляд вновь обратился на игрушки вампиров, а затем на Эветта, что внимательно изучал взглядом свиту Жан-Клода. Роджер ощутил давящее чувство страха, будто бы сжимающее мозг в его голове, а затем тягучий и приятный ardeur своего хозяина. У Ганди была огромная чаша терпения, но эти игры ему сильно надоедали. Терпеливо вздохнув, волк зевнул.

Отредактировано Roger Gandy (25.02.15 16:52:35)

+6

13

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

    Ванесса продолжала изучать взглядом принца Сент-Луиса. Когда он только попал к ней, его не особо интересовали чужие судьбы. Если говорить еще откровеннее, оставаясь наедине с Мартел, любого начинала беспокоить лишь собственная шкура. Но Жан-Клод вылез из замкнутого круга в роли прислужника Белль и обретя свободу не пропал в пучине соблазна. За это, он сейчас с лихвой получал внимание и некое уважение от вампирши. Она снисходительно улыбалась в ответ на его хитрые речевые обороты. Сам факт, что он стал искусным политиком, являлся очень приятным женщине, которой очень давно не хватало собеседника, способного не уступать в ее играх. Не считая Дегре, конечно. То, что принц оным стал, в разы продлевало спокойное существование присутствующих.

   Обратила она внимание и на то, как Жан-Клод защищал своих преданных «детишек». Ценили они это или нет, не известно, но любой, кто пытался хоть как-то оградить слабых, рискуя при этом разозлить двух тысячелетних вампиров, заслуживал, чтобы за него отдавали жизни. Сие все означало, что принц конкретно обозначил свою территорию и был готов за нее сражаться. Хм. Сент-Луис город прибыльный? Расположение вроде-как удачное. Может…

   Не сейчас. Ванесса стремительно вернулась в разговор, грациозным движением стягивая с рук перчатки. Синий взгляд пробежался по гостиной с недовольным высокомерием оценивая ситуацию. Волки сжались под влиянием Эветта, кожу ощутимыми касаниями ласкает редкий дар Жан-Клода. Мартел даже слегка насупилась, будто недовольная, что мужчины пустили в ход силы, хотя она, смиренно сдерживала свою. А ведь она была голодна.

- Господа, господа… - женщина покачала кроткой головкой, изображая возмущение прилежной дамы, ввиду этого замечания позволяя себе временно проигнорировать вопрос принца, но собираясь ответить на него позже. - не заставляйте меня напоминать вам о манерах. - при этом она посмотрела на своего спутника, ничуть не сомневаясь, что провокацией послужил именно он, а затем, впервые обратила взор к игрушкам принца, чтобы определить насколько велик ущерб.

- Не сердись на него, le petit Prince, мы не получили и возможности выбрать себе кого-нибудь вкусного, хотя живем тут уже несколько дней. – она произнесла это с беспокойством рассматривая оборотней и интонации ее голоса очень умело передавали извиняющийся тон. Но Жан-Клод знал, что не предоставив им по приезду по выбранному оборотню или вампиру на пропитание, он уже нарушил правила, и Ванесса упрекнула его еще очень снисходительно, для ее-то натуры. Конечно, правила можно было выкручивать по-разному, но именно это, она обернула в свою пользу первой, и теперь, лучше не пытаться ей перечить. – Мы, конечно, по старой дружбе потеснились, ослабив собственную охрану, но тебе же известно, кровь не единственная наша потребность. – еще один камень в чужой огород. Правда в этот раз, она вздохнула вполне искренне. Если Дегре и Жан-Клоду легко было питать свою метафизику, то Ванесса испытывала постоянную потребность в чьей-либо смерти. Только дайте ей повод.

- Ах, Эветт, смотри, что ты наделал. Испугал бедных волчат, - она даже смогла сдержать тень улыбки. Глупо со стороны принца приводить на встречу кого-то столь слабого. Разве что он привел их в качестве еды гостям? Тогда наоборот, умно. Но тогда, не стоит обижать хозяина и отказываться. – Милый мальчик, поди сюда, - Мартел поманила единственного блондина и браслет у нее на руке звякнул, - не бойся, я не могу тебя обижать, ты же знаешь. Смотри, - она поднялась с софы и подвела парня к девушке в черной тунике, - она тебе нравится? Хочешь, я тебе ее подарю? Как тебя зовут? – вопрос с невероятно хитрым подвохом. Если он решит пожалеть девушку и попросит ее в качестве подарка – он ее освободит. Но если он возьмет подарок от вампирши, должен будет подарок взамен. Почему? Просто потому, что она так захочет.

     Ванесса подтолкнула оборотня ближе к своей игрушке, при этом оставаясь у него за спиной. Девушка покорно смотрела прямо в лицо парня и не отвела взгляда даже когда рука Мартел раздвинула в стороны черную ткань, открывая взору волка упругую, смуглую грудь. Женщина молча пробежалась пальцами, леденящими даже через одежду, по его руке, подняла ее и накрыла мужской ладошкой всю эту соблазнительную красоту, заставляя сжать. Девушка дрогнула, ее ресницы задрожали и вампирша, чтобы освободить себе вторую руку и не путаться в цепях, кинула перчатки своей второй игрушке.

…И он не успел их поймать…

   Услышав шлепок, женщина застыла, продолжая удерживать оборотня перед собой в хватке, которая неожиданно стала железной. Юный вампир в страхе подхватил дорогое имущество, но было уже поздно. Осторожно отпустив вервольфа, предоставляя его девушке, Ванесса выцепила нерадивого пылающим надменной агрессией взглядом. Царица стала смертоносной фурией, вмиг перевоплотившись.

- Отрепье, - гостиная задрожала, но не от метафизики и скрытых способностей. Такой эффект возымел один ее голос, обрамленный гневом и силой многолетнего опыта.

   Она больше не шевелилась и ничего не делала, лишь фиксировала взглядом вампира, ужасом которого провоняла вся комната. В совершенной тишине он пошатнулся, затем закашлялся будто чем-то давился. Он попытался судорожно заскулить, но вместо этого, ноги его подкосились, он упал на четвереньки и выплюнул что-то черное и смердящее. Возвышаясь над ним, Ванесса смотрела как вампир гниет изнутри и от этого ей становилось легче. Постепенно она расслаблялась, пока не успокоилась окончательно. К этому времени, юноша уже лежал скрутившись в жалкий комок на полу, отхаркивая собственные сгнившие органы.

- Мы приехали почтить память нашего друга, - вдруг женщина повернулась обратно к Жан-Клоду, с таким безобидным и спокойным лицом, будто страдала какой-то формой амнезии и только что случившаяся неприятность в ее памяти не имела места.

+5

14

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

«Вы оба льстите друг другу. Кому в комнате это еще не понятно? Ванесса, какой в действительности интерес ты к нему питаешь?»

-Я уверен, ты сам прекрасно знаешь ответ на свой вопрос, Принц. Твою жажду простой поцелуй не сможет утолить, не так ли? -  Самоуверенность явно распирала Жан-Клода. Все эти комплименты для Ванессы. Чего он добивался? Не хотел вывести вампиршу из себя? Завоевать ее благосклонность? Его поведение Мартел явно льстило. Дегре начинал считать эту встречу партией в шахматы. Пешки, королева, короли. Выиграет тот, кто сможет просчитать ход другого наперед. Но разве с их непредсказуемостью это возможно? Вряд ли.

Принц «контратаковал» способности  Эветта. Было бы очень интересно посмотреть, что смогли бы сделать их способности, под более сильным действием. Зрелище было бы, что надо. А вот реакция тех, кто попался на их пути? Наверняка всем бы снесло крыши. Но Жан-Клод казался ему слишком правильным, чтобы пойти на такое чисто ради эксперимента. Или он просто боялся. Хотя, если и так, то единствнное, что это доказывало – он умен.

Все же, не смотря на вмешательство Жан-Клода, реакция оборотней на прощупывание, мозголома порадовала. Он нашел то, что искал. Правда сначала, его вновь дико начала раздражать эта никчемная ваза. Вампиру не пришлось вставать, чтобы до нее дотянуться. Как бы упрекая Жан-Клода за то, что он не дал ему повеселиться чуть дольше, он с громким стуком поставил вазу на стеклянный стол. И как это он не треснул? А тут еще и Ванесса сконцентрировалась на том, что оба вампира задействовали способности. И Дегре знал, что она жаждет того же, чего и он. Удовлетворения. Только вот если знакомство с метафизикой Эветта еще можно было так или иначе пережить, его любимую было лучше не провоцировать даже ему.

- Господа, господа…

О, этот взгляд. Мартел без труда определила, кто из них был зачинщиком. Эветт в ответ лишь пожал плечами. Пойман на месте преступления. Она слишком хорошо его знала. Если парочка и была известна, так именно тем, что в любой момент могут перестать следовать правилам, поэтому позволить себе некоторые развлечения, они вполне имели право. И как только вампирша заговорила с оборотнем Жан-Клода, мужчина приковал все свое внимание к возлюбленной.

-Любимая, если это намек на то, что я должен покаяться, то, сама знаешь – я всегда готов. Только как ты и сказала, нам положена компенсация. – все трое знакомых прекрасно знали, какие и когда правила были нарушены. Но разве цель не оправдывает средства?

Дегре продолжал следить за начинавшимся шоу. Если кто-то по-настоящему и умел устраивать представления, так это Ванесса. Принц может впечатлить своим внешним видом, вызвать похоть, но Мартел.. Она может посеять панику и хаос, и никто не догадается что произошло. Вампирша ничего не делает просто так. Ровно, как он сам. И как только она переключилась на игрушки, мужчина знал, что кому-то достанется. Никто не умеет читать ее мысли. И многое может не понравиться вампирше. Мозголом не знал, как Принц относится к своим подопечным, но их спутники были лишь игрушками. И делиться они умеют. Любимая дала волку Жан-Клода право выбора. Забавная игра. Волк даже не представлял, какой груз падает на его плечи. Оборотень не мог знать, какой ответ от него требуется. И тем забавнее казалась ситуация.

-Парень. Хорошенько подумай, прежде чем ответить. Но не тяни. Мы не любим долго ждать.

Пока Ванесса забавлялась, Эветт тоже решил, что оборотни Принца – подарок. И он не стал спрашивать, так ли это на самом деле. Мозголом подразнил свой horreur, и теперь, тот требовал удовлетворить его жажду. Дегре прощупал щит, который прогнул со сладкой улыбкой и без всяких усилий. Именно это означало, что хиленькая волчица Жан-Клода сделала ему вызов. И мужчина на него ответил. Что увидела она? Вампир медленно встал и подошел к Микаэлле. Затем просто содрал с нее корсет и прижал к стене. Он не любил долго играться. Никаких любовных прелюдий. Не смотря на ее протест, крики и царапанье, оставшаяся одежда полетела с тела так же быстро и сделав пару шагов назад, его темно-карий взгляд будто ощупывая прошелся по женскому телу. А вслед за ним – и руки. Грубо, жестко, не церемонясь. «Интересно, а он сам ее трахал? Или брезгует?»

Раздался шлепок. Это упали на пол перчатки Ванессы. Иллюзия, которую видела только девушка прервалась, так как Эветт отвлекся на любимую, и только тогда Микаэлла смогла увидеть, что на самом деле никто к ней не подходил, а одежда ее осталась не тронутой.

Пока он наблюдал за маленьким представлением, которое обещало взять размах позже, случилось то, что заставило его глаза вспыхнуть. Хищная улыбка проявилась на лице вампира. Ванесса покажет парню его место. Они их хозяева, и сделают с ними все, что захотят. Мужчина не раз копался в их мозгах и знал, что девушка ему не безразлична. А любимая, такой дерзости, как пренебрежение ее вещами, не простит. Он не раз видел, как кто-то гниет. Мало того, мозголом видел каждый гнилой орган Мартел. Да что там. Не только видел, но еще трогал и чувствовал. И сейчас ему не составило труда представить, как деформируются внутренности, и как много боли это доставляет. Многим это противно, но только не ему.

-Красота так мало значит в этом мире. В итоге все мы станем кучей прогнившего мяса.  – при этом он как бы задумчиво и философски посмотрел на Принца Сент-Луиса, будто говорил именно о его внешности. – И мы ее почтим. Сполна, – адское пламя в его глазах показывало, что это обещание они исполнят любыми способами.

Отредактировано Evett Degre (28.02.15 23:15:50)

+4

15

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

…Стоять красивой статуей посреди элегантной гостиной и просто молчать…
Казалось бы – проще некуда. Но когда долго молчишь, то возникает ощущение будто губы постепенно срастаются и разомкнуть их уже не получится. Джейсон даже замечал, как облизывает их, опасаясь, что они и правда останутся сомкнутыми. Но как бы не было непривычно для Джейсона держать язык за зубами, он точно знал: сейчас молчать лучше, чем участвовать в подобном разговоре. Все равно, что идти по минному полю и точно знать, что у тебя под ногами где-то лежат мины, но не знать где. В этом плане Жан-Клод мог бы дать любому из своей свиты сто очков вперед. Впору было размахивать флажками в знак поддержки, но этого тоже нельзя делать и поэтому Джейсон пытался себя развлечь с помощью воображения, одновременно не отвлекаясь от происходящего. Если вот так вот… да, вот так… прикрыть глаза, и пустить в ход фантазию, то вполне можно было увидеть, как в освещенном центре скользят три фигуры. Танго на троих. Как поэтично получилось. Но спорить было невозможно. Для вампиров танцы словами – это правда жизни. Часть их вампирской политики. Но для любого оборотня, находящегося здесь, все эти словесные – пусть и опасные – пируэты были очень далеки. Если не сказать бессмысленны. Даже Джейсон, пробывший pomme de sang Жан-Клода довольно долго и понимавший, что все это – необходимость, в глубине души ощущал, что нервничает. Он, как и любой оборотень, предпочел бы просто избавиться от угрозы. Ешь, пока тебя не съели. Даже хорошо, что Жан-Клод не умеет читать мысли. Иначе бы он вдобавок прочитал Джейсону лекцию на тему того, что лучше все решать миром и оставить голодных псов вообще ни с чем, чем пытаться их убить голыми руками. Это конечно все правильно, но Джейсон был уверен, что знает секрет Жан-Клода, который буквально лежал на поверхности…
"Вы только посмотрите на них. Они же этим наслаждаются. Он этим наслаждается".
Джейсон чувствовал. Может быть интуитивно. Жан-Клод наслаждался разговором, как обычный человек мог бы наслаждаться излюбленным хобби. Ему нравилось кидать этот словесный мячик и блистать собственной ловкостью и остроумием. И осознание этого для Джейсона было не слишком-то приятно, если учесть, что вместе с мячиком Мастер кидает не только свою жизнь, но и жизни всех остальных тоже.
А вот и к слову о красивых статуях... Мартел вспомнила о его присутствии. Джейсон не сомневался, что о нем и не забывали, но старательно до этого времени делали вид, что он пустое место. А может быть сейчас делают вид, что он что-то значит. В любом случае, Джейсон на нежное воркование не купился. Но тем не менее – show must go on. Сейчас его очередь выступать.
К несчастью, не только Мартел решила, что пришло время для более тесного знакомства. Раздался женский крик, зазвеневший как стекло разбитого зеркала, и каждый такой осколок падал где-то внутри Джейсона и резал, резал, резал… Джейсон очень старался не испортить все и не посмотреть на Микаэллу. Можно было поклясться, что Ванессу взбесит, если ей не уделят должного внимания. Но… Иисусе!.. Не обращать внимания на крик Мики было чертовски трудно! И даже не оглядываясь Джейсон знал, что с ней происходит. Дегрэ. Вампирская падаль… Как бы Джейсон хотел, чтоб сукин сын подавился своей же кровью… Но в то же время нельзя было заставлять вампиршу ждать. И Джейсону пришлось двинуться ей навстречу.
Кто-то говорит, что первый шаг навстречу опасности трудно сделать. Неважно, что за первый шаг: фигуральный или реальный. Просто трудно. Но нет. Ничего подобного. Джейсон покачнулся и шагнул вперед. Вот так просто. Как там это называется? "Прыжок в пасть льва"? Вампирша была прекрасна, но ее красота была пострашнее пасти любого хищника. А он все шел к ней, двигаясь танцующе и с завораживающей животной пластикой. Он же сюда именно для этого пришел. И это просто очередное шоу. Работа для Жан-Клода. А Ванесса Мартел – очередная клиентка. И Джейсон постарался сосредоточить все свое внимание на ней, мысленно отрешиться от ужаса, пробравшего до глубины души, едва Микаэлла закричала. Ему не привыкать брать себя в руки, когда вся сущность сопротивляется и хочется только одного – сбежать к чертовой матери. Нужно было только посмотреть на Ванессу Мартел другими глазами. Посмотреть, как на прекрасную, волнующую незнакомку, выглядящую в своем роскошном платье как мечта глянцевых журналов. Постепенно ленивая, фирменная улыбка сама собой расползлась на губах Джейсона, и не сошла с них, даже когда могильный холод тела вампирши коснулся его руки.
- Я Джейсон, - он действительно сделал это! Его голос звучит так невозмутимо! Черт, это круто!  – И спасибо, конечно, за предложение, но обычно девушки хотят быть со мной по доброй воле, - вот так. И не согласился, и не отказался. Жан-Клод мог бы им гордиться.
А пальцы тем временем коснулись мягкой смуглой кожи, ощущая под ней стальную твердость. Ну прямо бронзовая статуя, обтянутая бархатом. Но не поэтому он не стал смотреть на грудь девушки. Вместо этого он ловил ее взгляд и улыбался ей. Не сексуально и интимно, а ободряюще, почти смеясь. Его взгляд словно говорил: "Ой, прости, я кажется наступил тебе на ногу. Смешно, правда? Давай просто переживем это. Может быть после ты дашь мне свой номер телефона…" И все бы кончилось вполне сносно, если бы парень, которого привели вместе с девушкой вампиры, не уронил перчатки. Джейсон видел какой ненавистью у него полыхнули глаза, как сжимались кулаки, когда он пытался скрыть, что смотрит на то, как рука Джейсона касается пышного полушария груди девушки. Его можно было понять. Джейсон мог это понять. Но именно в этот момент о грудь парнишки ударились перчатки и просто упали на пол, никем не пойманные, жалкой кучкой дорогой материи. И до боли громким был этот звук.
Почувствовалось напряжение, исходящее от вампирши. И едва Ванесса оставила его, как Джейсон тут же отдернул руку и отступил, ощущая, как внутри все сжалось от предвкушения бури. Но ее не последовало. Это был просто голос, довольно ужасающий, но вполне обычный. Вот только вместо того чтоб ударить проштрафившегося или попросить Дэгре сделать с ним что-нибудь, она просто… смотрела до него. И в первые секунды ужас происходящего до Джейсона не доходил.
Но потом парень начал давиться и отхаркивать черную жижу. Мерзостную, вонючую жижу. И спустя несколько страшных мгновений Джейсон понял – это его внутренности. "Господи, этот парень отхаркивает свои же гниющие внутренности!" Глаза Джейсона расширились, и он бы попятился от сжавшегося в комочек, блюющего гнилью вампира… если бы не был парализован ужасом. Ноги словно приросли к полу, а глаза – к человеческой фигуре на полу. Все было забыто. Это был безотчетный ужас, лишающий способности думать. Такой, что внизу живота все свело судорогой, будто он сам сейчас начнет отхаркивать свои органы, и Джейсон в страхе сдавленно заскулил и схватился за свои живот и горло, словно это движение могло бы все удержать как есть. Схватился и ощутил, как трясутся руки. В этом парне он увидел свою участь. Хрупкая надежда, как изящный парусник летящий на скалы, разбилась об осознание, что никаких "может быть не…" и "только не со мной…" уже не будет. Он уже не видел прекрасную незнакомку, Ванессу Мартел. Он видел монстра. И все что отделяло его от этого монстра – это пара каких-то шагов и Жан-Клод.

Отредактировано Jason Schuyler (02.03.15 15:43:19)

+4

16

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Ей-Богу, она не оскалилась, только потому что боялась зайти дальше. не рычать, не поддаваться, ни шагу вперед, прежде "дорогих" гостей. Наверное, невысказанным оставался зависший в воздухе саркастичный вопрос :" А в какой конкретно валюте эти гости дорогие?",- но даже такой отважный придурок, как Микаэлла знала, что за подобный юмор Жан-Клод ее потом отлупит. И даже Больно.
Она могла выдержать и смотреть на идущего в ловушку Джейсона спокойно, даже с интересом-выдержит или нет? В реальности же, она не обладала таким садистским эмпиризмом и предпочла бы не подвергать Джея таким испытаниям, потому что...Потому что. Потому что он не альфа и не обязан держать удар. Счастливец.
Сердце стукнулось несколько раз быстрее. чем следовало, цыганка не смотрела Дегре в глаза, а и вообще старательно делала вид, что он (или она?) мебель и вроде как  глаз у этой мебели нет. Изо всех сил она себя уговаривала не улыбаться, не скалиться и вспомнить, что хуже они уже сделать не могут, о нет, шуруповерт они не переплюнут... Но попытка была, еще какая!
Темные очи успели разве что расшириться от удивления и страха и в следующую секунду Мика так явственно ощутила рывок и удар лопатками о холодную стену, что все это свое "не скалься-веди себя прилично" слетело с нее, словно и не бывало и цыганка закричала. Руки дернулись в защитном жесте, на удивление-закрываясь не столько от сексуального посягательства, сколько защитить горло и хрупкие ключицы, через которые при желании можно и до сердца прогрызть. Ее передергивало от отвращения, колотило крупным ознобом, целых три секунды она рычала. в кровь кусая губы и впиваясь ногтями в ладони. И до какого, простите, момента  ей не поддаваться на провокации? Когда он горло ей перегрызет?! Увы,  даже в жестоких ментальных атаках оборотни в первую очередь боялись больше за свою шкуру.
Она себе пообещала, когда опускала руки и выпрямлялась, наперекор тому паническому страху, что скрутился подлой змеей в животе, что по завершению ночи устроит грандиозную истерику. Запрется в ванной и навоется, пожалеет себя, наконец. за все эти трое суток, смоет с себя омерзительный фантомный запах и насильника, и всех вампиров в этой комнате, но ей станет легче. А сейчас ей придется терпеть, пока Жан-Клод не даст отмашку. Так что цыганка выпрямилась, все еще сотрясаясь от отвращения к чужим рукам на ее теле... И через пару секунд хлопнула глазами, чувствуя, что все на месте, что никакой стены под лопатками нет и в помине, что одежда на ней, а этот тлетворный гаденыш к ней даже не подошел.
Здесь был бы уместен удивленный свист, но Мика плохо свистела с окоченевшими от натуги губами. Иллюзия, и только. Вампир, наверное, залез ей в голову и подсмотрел все самое мерзкое. Дрянь!
Она еще не отошла от прежнего ужаса, как увидела новый. Кутаясь в щиты, как в шубу (новые, разумеется, старый развеялся в метафизическую пыль), Микаэлла скользнула взглядом по тому, как пацан из свиты приезжих  начал корчиться в судорогах и до носа долетел отвратительный смрад гниющего мяса, Мика прикрыла глаза, ментально посылая стерве в абсолютно не идущей ей платье сонм трехэтажных матов, преимущественно-на цыганском. Мерзость какая,  пусть только попробует провернуть такое с ней! Уж лучше она вытерпит наказание Жан-Клода, чем это.
-Держись, Джейсон, нужно же когда-нибудь начинать быть альфой.

Отредактировано Micaella Oha (03.03.15 13:57:57)

+4

17

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Лицо вампира ничего не выражало. К нему приклеилась привычная многим пустая маска напускной сдержанности и мирового спокойствия. Впрочем, Жан-Клод и был сдержал... Он был спокоен и даже бровью не повел от всего того хаоса, что вдруг начал происходить вокруг. Чего, конечно же, нельзя было сказать о его спутниках. Как бы Принц их не предупреждал, как бы не принуждал вести себя спокойно и не поддаваться на провокации - они все равно оказались недостаточно сильны для столь оригинальной встречи. И попали в плен собственных страхов благодаря мсье Дегре, но Жан-Клод не мог винить их за это. Тот факт, что Эветт влиял своей силой на всех, кроме Принца и Ванессы, лишь в очередной раз подтверждало опасения инкуба - гости были чрезвычайно находчивы и прекрасно представляли последствия своих поступков. Это было занятно, учитывая, что Жан-Клод до сих пор не знал истиной цели их визита, но был абсолютно уверен, что такая старая вампирша привезла с собой свою любимую игрушку уж точно не для того, чтобы сказать одному из своих старых знакомых вежливое "привет".

- И правда... какая неловкость, - вампир обратился к Ванессе сразу после ее слов о старой дружбе, словно бы и правда согласился с собственной неосмотрительностью, но нет, увы... законы - они на то и законы, что везде можно найти лазейку. Стоит только правильно присмотреться. - Я могу лишь догадываться в какой невероятной спешке вы собирались в Сент-Луис... иначе бы непременно привезли с собой всех необходимых доноров, - в его глазах блеснул задорный огонек. Вампиры не получали ответа от Принца, а, значит, ехали сюда на свой страх и риск. И в этом случае никто не обязан был предоставлять им пропитание, но Жан-Клод же играл роль хорошего хозяина. - Но не волнуйтесь, - продолжил он, как ни в чем не бывало, - без крови гостей никто не оставит. На то она и нужна... старая дружба. Только вот с экзотическими вкусами все же придется повременить до завершения вашего визита, - и Принц мягко улыбнулся. 

А затем женщина подозвала Джейсона. Этого следовало ожидать, потому лицо Принца не изменилось. Более того, в нем засквозили нотки интереса. Его волчата пребывали здесь не только ради украшения, у вампира на них были свои собственные планы, за которые никто не посмел бы его обвинить. Посвящать в них Джейсона и Микаэллу он не планировал, да и лишние знания юным созданиям были ни к чему. После они могут что угодно думать о своем Мастере (его все равно это вряд ли расстроит), но сейчас они должны правильно играть свои роли. И они играли.

На визг Микаэллы Принц даже не обернулся, а лишь продолжал перебирать тонкими пальцами шерсть волка, наблюдая за разворачивавшейся впереди картиной. Он ведь прекрасно представлял на кого в первую очередь обратит внимание Эветт. Это было не сложно, учитывая его вкусы и предпочтения в сексе. А Микаэлла почти что идеально им подходила. Темные волосы, наглый и дерзкий взгляд, и жизненное кредо - никогда не сдаваться. Жан-Клод был почти уверен - она сделает нечто такое, что раззадорит Дегре и заставит его вступить в игру. И не ошибся. Девушка попыталась закрыться от волны страха своими щитами, словно бы не доверяя защите собственного Мастера. Тем самым она бросила вызов гостю. Такому гостю, который ничего не спускает на тормозах. И вот раздался крик. Можно даже было сказать, что инкуб его ожидал, иначе... вся его задумка рушилась. То, что произошло с цыганкой несколькими днями ранее, безусловно, было ужасно, и если бы инкуб мог что-то изменить - он бы сделал это без раздумий. Но он не мог. А мог лишь воспользоваться тем, что у него было. И Микаэлла не подвела его. Ее ужас от иллюзорных прикосновений был таким искренним и честным, что Дегре должно было это понравиться. Он должен был потешить свое эго.... Разумеется, все для гостей. "Надо будет обзавестись бОльшим количеством ваз..."

Оставался Джейсон, который потому и был выбран, что непременно заинтересовал бы Ванессу своими голубыми большими глазами и внешней наивной непосредственностью, во взгляде которой читался достаточный опыт, чтобы вызвать чувства более разнообразные, чем просто желание поиграть в гляделки. И единственное, чего Принц не мог предугадать - это реакцию Джейсона на гниение. Нет, он не думал, что Шуйлер должен обязательно справиться со столь мерзопакостными видами. Что уж говорить, Принц и сам не находил радости в подобных зрелищах, но его маленькая фобия была навязана слишком длительными контактами с гниющими вампирами.

И вот вампир Ванессы начинает гнить и отхаркивать собственные внутренности. Да, зрелище по истине пугающее, но в полной мере достойное Мартел. Она всегда умела произвести "правильное" впечатление, в этом ей не было равных. У Жан-Клода у самого узел в животе свернулся от проблеском нелицеприятных воспоминаний, связанный с разного рода гниениями, но он ничем себя не выдал. Он и тогда терпел, а сейчас... Ерунда. Вся эта показуха ничего не стоила, но, увы, была необходима. Принца сейчас больше беспокоил Джейсон, замерший и заскуливший рядышком со скорчившимся на полу вампиром.

Инкуб вдруг ожил и перестал изображать из себя мраморное изваяние. Полы его камзола зашевелились от движения ноги вперед, снова показалась часть массивной плети на бедре, а четки заманчиво качнулись, рассекая обнаженный торс подобно маятнику часов. Принц сделал шаг вперед, сохраняя выражение лица совершенно нейтральным. Да что там, он не собирался никому вредить, он даже двигался нарочито медленно, с чувством и демонстрацией. Его ладонь легла на плечо Джейсона в жесте абсолютно собственническом, по крайней мере именно таким его увидели гости. Инкуб четко обозначил свои владения. И этот блондин-волк входил в их число. Он потянулся к нему, как и к Микаэлле, по той ниточке, что связывала Мастера и зверя, и принялся усиленно подавлять страх, делать его бесполезным на фоне зова вампира.

- Бесподобное представление, Ванесса, - и нет, в этом он тоже не лукавил, - но они мои... pommes de sang, - снова улыбка, которая могла бы растопить айсберги при желании. Да, Принц не ошибся, употребляя слово "они", ибо оба вервольфа кормили его вампирскую сущность. И если Джейсон решил, что его с этой должности сняли при появлении Микаэллы в Цирке, то теперь ему пора было снова свыкаться с этой мыслью. Взгляд инкуба лениво скользнул в сторону произнесшего речь Дегре. Затем вновь вернулся к Ванессе.

- Не сомневаюсь, что у вас невероятное количество друзей по всему белому свету, однако же, кто именно заставил вас приехать? - и грешным делом инкуб подумал о Николаос.

+5

18

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

- …Только вот с экзотическими вкусами все же придется повременить до завершения вашего визита.
     Ванесса с любопытством слушала ответы принца. Она ожидала их с предвкушением и каждый раз, когда Жан-Клод успешно парировал тот или иной намек, женщина не скрывала получаемого удовольствия. С одной стороны, это отвлекало ее от волков и было хорошо для них же. С другой, если игрушки нравятся – с ними играют дольше и изощреннее. Вампиру стоило быть осторожным, чтобы не понравиться ей слишком сильно.

- Ну кто-то спешит приехать, а кто-то очень торопится город и покинуть!.. – Мартел сделала жест рукой, как бы убавляя значимость своих слов, и этот жест затмил бы грацию любой королевы. Она вроде бы не имела ввиду вообще ничего. А может, косвенно намекнула на особу, покинувшую Сент-Луис прямо перед встречей с гостями. С этой женщиной никогда не можешь знать, где опасный намек, а где простой каприз. – Но спасибо за щедрость, обещаю, мы не лишим тебя самых…вкусных. Заберем кого-нибудь менее значимого.

       И точно не этих двоих, - игрушки принца слишком легко поддались на самые простецкие провокации. Если взять их с собой, целыми они не вернутся, а это нарушение правил. Ванесса посмотрела на блондина, который от своего страха выглядел еще более страдающим, чем вампир, регенерирующий у нее на цепи. Какое неожиданное совпадение! Кажется, гниль – его истинная слабость. А тогда ему стоило отдать должное, он хотя бы не вопил. Пока.

- Эветт, меня раздражает ее визг, - поморщилась вампирша, но кареглазому красавцу послала улыбку, демонстрирующую самые кончики клыков. Это был не упрек мозголому, это был очевидный комплимент. Если девчонка сама нарывалась на неприятности, ей стоило иметь стойкость справляться с последствиями.

  Цепи снова зазвенели, когда женщина обернулась наблюдая за тем, как принц идет по комнате. Сколько раз он пытался отработать эту походку в ее покоях при дворе Белль Морт? Ванесса удовлетворенно кивнула и даже обошла его полукругом, будто сама научила данному трюку, а теперь собиралась вынести вердикт. Но, конечно, именно в этом достижении, ее заслуги не было. Бледная рука, со спины потянулась к боку инкуба, прямо между ним и его волчонком. Убирая мешающую ткань, Мартел пробежалась пальцами по орудию, которое в этой хрупкой ручке могло стать настоящим смертоносным оружием.

- Все твои игрушки такие…милые, - выпуская плеть, женщина вышла обратно вперед, - к тому же, их много. Милый, ты слышал? Две pomme de terre! – оговорка? Ну уж. Мартел даже оговаривается по особой причине. Вот и сейчас, из яблок она сделала… картошки. Даже жаль, что волчата, как видимо, не понимают французского. По гостиной снова разлился ее густой и совершенно недобрый смех. - Le petit Prince, чьи-то потребности очень возросли. – синие глаза плавно сошли на оборотня рядом с Жан-Клодом и этот взгляд засасывал в ворох ужасных обещаний. – Но если у тебя их двое…- Ванесса шагнула прямо к вервольфу, который на свое несчастье умудрился ее заинтересовать, - ты же не откажешь старой знакомой в чести, разделить с ней одно? – холодная рука с браслетом, схватила парня за подбородок и Мартел подалась ближе к его лицу, будто оценивая товар. – Или предложим Эветту волчицу? М? А ты, как думаешь, Джеки?

  Вампирша, которая даже не помнила имени блондина, затеяла опасную для них игру. Она оставила всем перманентным обитателям Сент-Луиса выбирать, которому из двух яблок принца, придется повеселить гостей. Очень приятная ситуация для них с Дегре. Жан-Клод мог отказать с обоими, но то, что никому не стоило бы злить Мартел, отказывая ей особенно в чести, было очевидным уже для всех. А может, в ком-то из волчат обитал геройский дух, и кто-то из них сам согласится пожертвовать своими страхами ради второго? Женщина самодовольно улыбалась, мысленно вспоминая считалку, которой ее давным-давно научила Кровавая Мэри. Кто же это будет?

- Ты же не думаешь, что кто-то мог заставить нас приехать куда-либо? – почти проворковала женщина, снова возвращая взгляд к принцу. – Я люблю путешествовать, а в Америке я не бывала уже некоторое время. Или тебя тяготит наше присутствие? – Ванесса пожала плечами, - Так что, mes amis? Лично я голосую за мальчишку.

  Мартел снова потянулась холодной рукой к лицу волчонка. Ее не останавливало то состояние, в котором он пребывал уже. Она была голодна, а кровь была совсем близко. Длинные пальцы прошлись по юношеской скуле и в этот миг сами собой прогнили, оставляя на щеке грязную полоску слизи.

Отредактировано Vanessa Martel (05.03.15 14:28:02)

+4

19

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Ardeur. Horreur. Такие разные и такие похожие. Казалось, такая свежатина, как недавние приключения Микаэллы, должны были дать Дегре повод для насыщения своей второй жажды. Но если Оха что-то и сделала, то это можно было назвать лишь обломом. Где азарт? Нет, его позабавили новые щиты волчицы. Да и интерес сначала к ней был. Такие возможности открывались для опытов. Столько всего можно было напридумывать. Но она поддалась с такой легкостью, что кроме как скукой, это назвать было нельзя ничем еще. Баловство, да и только. Это как сдувать карточный дом. Строишь долго, из множества карт, а подует слабый ветерок – и все сносит нафиг. Эветт не сдержался и повернув голову вправо, проскользнув ребром указательного пальца расслабленной руки по брови, оперся в таком положении на свою руку. Его личный, своеобразный жест. Современные подростки называют что-то похожее фейспалмом. Мужчина вздохнул. Играть с волком в «принеси палку» и то было бы интереснее.

Он спокойно выполнял роль постороннего, лишь изредка отвечая на речи вампиров или просто высказывая некоторые замечания. Жан-Клод же, все время держался подозрительно спокойно и даже... мило? Да, все для Ванессы. Умно. Из всех ухажеров его возлюбленной, именно Принц Сент-Луиса показал ему нечто неординарное. Дегре начал понимать, чем он так привлекал вампиршу. Была в нем некая напыщенность, но мозголом видел за этой маской тактика. Насколько хорошего, он сразу сказать не мог, но они ведь не сегодня уезжают из города. А вот как это проверить, Дегре уже прикидывал парочку вариантов.

- Я, пожалуй, откажусь, если они такие же, как твоя девчонка. – Пожалуй, это все, что с нее можно было взять. Она пыталась состроить из себя кого-то, кем ей быть не суждено. Что сказать, здоровей видали. Каким бы сообразительным вампир не был, но он не мог понять, чем этот оборотень так угодил Принцу, что дослужилась до яблока? Да, внешность у нее была. Но это все. А Дегре ценил ум, которого волчица сейчас либо не использовала, либо по приказу просто прятала. Какие щиты могут помочь против такого старого вампира? И это когда Мастер рядом, который может защитить. Она ему так не доверяла? Сомневалась в нем? Может у Жан-Клода и были свои интересные методы воспитания игрушек, но подобное поведение было очень весомым вызовом. Ведь блондин хоть и был слабее девушки, но держался намного лучше. И того, у них тут остался еще один, более взрослый и опытный волк. Еще один мужик. Его любимая сорвала куш, а вот Дегре на развлечения этой ночью не везет. Пока Мартел ворковала с Принцем, вампир обратил внимание на плетку. А Ванессе она приглянулась.

-Да дорогая, меня тоже. – мозголом ответил любимой такой же улыбкой, обещающей компенсировать ущерб якобы нанесенный слуху. Ему вообще порядком уже все надоело. Цирк, что еще сказать. Только вместо того, чтобы радовать, он разочаровывает. В добавок ко всему, Принц, наконец, отлично отточенной походкой направился на помощь к своему волчонку.  – На выступлениях ты так же ягодицами крутишь, или это специально для Ванессы? Знаешь, она видала походки и получше.

Мозголом усмехнулся. «Да, картошка явно описывает этих волчат.» Специфический юмор вампирши всегда забавлял Эветта. Просто в нем было нечто, что не всем понятно. Так сказать, проверка на развратность ума, вот только в их случае - на сообразительность.

- Я бы уступил тебе в пиршестве, Ванесса, но ведь я могу заставить девчонку замолчать надолго. Это такая возможность… - и хищным взглядом ощупывая уже виданное им тело Микаэллы, мужчина очень медленно провел языком по губам, чтобы этого нельзя было не заметить. На самом деле она уже не была ему интересна, но подобный спектакль должен был спровоцировать более стремительные решения. - Принц ведь не откажет даме в скромном завтраке? – приметить чужого pomme de sang, было очень смело. Как поступит Принц? Вампирша только  что продемонстрировала, как быстро милость она может превратить в гнев. Не то, чтобы два старых вампира нуждались в этом доказательстве. Они итак это знали. А вот для других в помещении, это стало наглядной демонстрацией, что шутки с Мартел добром не заканчиваются. Даже если это она та персона, которая пытается пошутить.

-Обижаешь, Принц. Последний, кто намекнул на то, что нам пора, сейчас… Ну, скажем так, смерть ему была бы приятнее. – коварная улыбка показалась на лице Дегре. Он даже ожил, вспоминая, что они сотворили с бедолагой. Надо бы его навестить. Но вампир уже точно и не помнит, куда они засунули того наглеца. – Тяготит? Но мы ведь были прилежными гостями. Как нас можно не любить? – сплошной сарказм. Как это они еще продержались так долго без кровопролития. Заслуга искусного мастера слова – Жан-Клода. Он подставил своих волков и сам же их спасал. Хотя, еще не поздно было исправить всю ситуацию.

- ..Лично я голосую за мальчишку.

Мозголом промолчал. Ванесса уже решила, а он никогда ей не возразит. Только Принц может ее остановить. Или нет. «Станет ли? Посмотрим.» Ванесса исказила свою руку, и Эветт наслаждался зрелищем, которое перед ним разворачивалось, подавляя откровенное желание подойти и расцеловать эти пальчики.

+3

20

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Жуткие картины боли, страданий и беспомощности все еще проносились перед глазами. Казалось бы, что трудно придумать для оборотня что-то более ужасное, чем могли бы придумать для него его же сородичи, но Джейсону никогда и в голову не приходило, что может существовать что-то настолько отвратительное и мерзкое. Только в самых жутких кошмарах, о которых обычно забываешь с пробуждением. И возможно он бы так и остался стоять, оцепенев от страха, чувствуя, как свои же пальцы сдавливают шею, прижимаются с усилием к животу помогая справиться с собственным ужасом, удержать себя на болезненной грани и не захлебнуться в нем.

А потом ладонь Жан-Клода сжала плечо и Джейсон сразу почувствовал, что стал увереннее. Нет, он все еще боролся со страхом и привычное нахальное обаяние к нему не вернулось, но он сразу почувствовал, что он не один. Рядом не было никого из стаи, но зато был Жан-Клод. И внезапно Джейсон подумал о том, что если Жан-Клод знает эту… Ванессу Мартел, то он должно быть и не такого насмотрелся. И не только… насмотрелся. Это было с одной стороны жутко, еще более пугающе, а с другой… осознание, что есть кто-то, кто просто понимает, что ты чувствуешь – стоит любых слов сочувствия и поддержки. И как будто этого оказалось мало, постепенно Джейсон осознал, что Жан-Клод зовет его волка. Заставляет его успокоится, покорно улечься где-то в глубине. Это было настолько не подсознательно знакомым – насколько может быть знакомой колыбельная из детства. Спина расслабилась и руки скользнули вдоль тела. Кулаки снова прижались к бедрам, а черты лица разгладились, как у ребенка. Вместе со зверем улегся и страх. Не исчез, но затаился где-то глубоко внутри. Даже зная, что Жан-Клоду не стоило бы растрачивать силу по пустякам, Джейсон был рад, что он сделал то, что сделал. И очень вовремя, и Джейсону не пришлось самому разбираться с этим. Мастер словно напоминал, кому на самом деле все они принадлежат, и кто в своем праве, а кто нет. Действительно. Гости не имели права причинять вред кому-либо во владениях Жан-Клода, особенно тем, кто находился под его защитой и относился к его свите.

- Бесподобное представление, Ванесса, но они мои... pommes de sang.

И снова это ощущение, будто кто-то запустил пальцы в мех и почесал за ухом. Как жаль, что жмуриться и поддаваться на вампирские чары сейчас было не время. Насколько знал Джейсон – Жан-Клод ни разу не позвал его с тех самых пор, как в Цирке появилась Микаэлла. А теперь он заявил этим вампирам, что у него не одно главное блюдо, а целых два. Но Джейсон сдал этот экзамен на пять с плюсом, не поведя и бровью на это заявление, даже после всего случившегося. Разве что плечи слегка напряглись, но Жан-Клод мог и без того почувствовать его удивление. И надежду. Можно было не ломать голову над тем, почему Принц Города внезапно обзавелся двумя pomme de sang. Он хотел защитить его, Джейсона. И трудно было себе в этот момент не позволить надежду, что, когда гости уедут – Мастер от своих слов не откажется. Но даже если он сделал это только ради того чтоб защитить своих подопечных, то уже за одно это можно было быть благодарным. Тот факт, что это именно Жан-Клод привел сюда оборотней, тем самым допустив все, что уже было, не казался чем-то ужасным. В конце концов он мастер, а они звери его зова. И его pomme de sang. Джейсон и не знал до этого момента, что этот… титул будет так согревать душу.

Но снаружи веяло могильным холодом. И хотя оборотни имеют повышенную температуру тела, Джейсон буквально кожей ощущал холод, и как по телу ползут мурашки величиной с палец от одной только близости вампирши. Она говорила на французском, но по ее смеху Джейсон понял, что всех присутствующих только что полили отменным дерьмом. А Мартел тем временем – уже отсмеявшись – ощупывала Жан-Клода, и явно собиралась переключиться на Джейсона. Он скашивал глаза, следил за ней, стараясь не встречаться взглядом и не попасть в плен вампирских чар, но, когда ее ледяные пальцы коснулись лица, он непроизвольно вздрогнул и скользнул быстрым взглядом по точеному, бледному лицу, тут же отводя глаза. Он уже не видел в ней ни клиентку, ни тем более красивую женщину. А она тем временем снова пыталась поймать его в ловушку выбора, умудрившись при этом назвать его совершенно другим именем. Наверное, ему стоило быть польщённым: возможно он первый, чье имя вампирша хотя бы попыталась запомнить, да еще и при первой встрече. Одно Джейсон знал наверняка: выбирать между Микаэллой и своими страхами он сейчас хотел бы меньше всего. Мики слишком многое пришлось пережить за последнее время, и он почти был готов согласится. Уже даже приоткрыл губы, чтоб сказать свое слово, которого только и ждали от него вампиры. Но в этот момент касание ледяных пальцев стало влажным, оставляя на коже след. Безотчетная, быстрая, как пуля, мысль, буквально прорезала мозг, и он сразу понял, что это такое. Не хотел верить, не хотел смотреть…  Но потом все же скосил глаза и увидел пальцы Мартел, похожие на скользкие, влажные обрубки с отслаивающейся осклизлой кожей.

Реакция была мгновенной. Глаза округлились, а зрачки расширились от страха, как у загнанного зверя, и если бы не ладонь Жан-Клода, удерживающая на месте, то Джейсон бы попятился. Или хотя бы отступил. Но вместо этого он резко задрал голову, чтоб избежать прикосновения, и судорожно втянул в себя воздух. Этим невольным движением демонстрируя беззащитный кадык вампирше, он даже не думал о самосохранении. Волна отвращения и ужаса прошлась по телу ощутимой дрожью. Дышал Джейсон так часто, что в легких появилась резь от избытка кислорода, вот только остановиться уже не мог, ощущая, что все равно задыхается. Грудь тяжело, быстро поднималась и опадала. Но глаза Джейсон старательно отводил, чтоб не дать увидеть в них как сильно он боится. Боится больше всего не гнили и слизи, а своих прежних мыслей о том, чтоб самому прикасаться к Ней… быть с Ней, как мог бы только мужчина быть с женщиной. Сама мысль об этом причиняла ему столько страдания, что за одну только возможность избавиться от этого сейчас, Джейсон мог бы дать на отсечение руку. След на его щеке напоминал о себе, и каждый раз, когда он думал об этом – его передергивало от отвращения. Если бы Ванесса Мартел не показала бы ему свою истинную силу, он бы наверняка согласился. Но теперь Джейсон надеялся – молился – отделаться только этим мерзостным ощущением сползающей по щеке слизи.

Отредактировано Jason Schuyler (07.03.15 00:49:22)

+4

21

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

-Ах, какая досада! Простите, что разочаровала, хлыщ мерзотный!,-Мика подумала прежде, чем усомнилась: а не умеет эта смердь читать мысли, но было уже поздно.
О. они могли перемывать ее визг и ее никчемность, сколько им влезет, цыганка могла напоказ изваляться в дегте и перьях, лишь бы ее не трогали больше. Хотели супер-бронебойного подопытного-взяли бы кого из своих,  а она не рыдает и не захлебывается в ужасе-и на том спасибо.  Но теперь она поняла всю глубину отвращения и реверансы Жан-Клода, особенно после того, что дамочка устроила своему мальчику на поводке. Заставлять гнить заживо и получать от этого кайф могут только в край долбанутые безумцы.
-У него, в отличие от тебя, хоть есть чем крутить, завидуй молча,- назвать походку Жан-Клода не лучшей мог только завистник, все нижние округлости у Принца были что надо и на месте. Подвеска, плеть, естественная свобода краев одежды-сегодня  Его Высочество Жан-Клод даже не способной глядеть на мужиков Мике нравился. Особенно плеть на бедре, да. тут волчица даже с психованной вампиршей в платье а-ля "сыр с плесенью" была согласна. Можно было даже услышать, как бы свистело кнутовище в воздухе, желательно, чтобы оно потом оставило жгучий шрам на морде кого-либо из этих.
Мика стояла и наблюдала за представлением, пытаясь сопоставить  в своей цыганской башке частички, казалось бы, двух разных мозаек. Дело было скорее в недостатке знаний о всех этих правилах проезда и кто кому мог быть доминантом. у хладнокровных  все было перевернуто с ног на голову и без специального руководства томов на пять тут было не разобраться.
Она даже не среагировала на угрозу заткнуть ее на веки вечные, все ее внимание было приковано только  к Жан-Клоду и Джейсону: не в недоверии было дело, когда она подняла щиты, а в незнании. Что-то из разряда :" А что, можно было доверять?!". Джейсону она всеми возможными мыслями посылала призывы к стойкости, она бы его с радостью избавила от этой пытки, уж лучше будет одна в край замученная, чем двое, но со спокойствием куда лучше ее справлялся Жан-Клод, без прикосновения к коже она его силу восприняла куда как лучше и была очень благодарна за нее.
-А на диету тебе сесть не пора, красотка? А то вон, от переизбытка вот-вот развалишься.
Она не знала, что придя в Цирк заняла чье-то место, с удивлением узнала, что раньше pomme de sang Жан-Клода был Джейсон и не знала, как к этому относиться. То есть, по-хорошему, ей было наплевать, кормится ли Принц еще от кого-то, не знала она только, как Джейсон относится к такому "рабочему" соседству. Может быть, их бурное свидание на крыше особо ничего и не значило, но Джей был хорошим, светлым парнем. не то чтобы прямо другом. но побольше, чем просто знакомым и отдавать его на расстерзание из-за каприза этой суки ей не хотелось. Но она внезапно осознала одну занятную вещь : гости-то недовольны. Вернее, как:не доволен остался Дегре, не играбельная жертва ему попалась, кричит и плачет, а что же Джейсон? Ему, значит, наоборот полагается трястись в ужасе и это будет замечательно? Жан-Клод портил этим двоим малину как мог, но у любой изворотливости есть свой дипломатический тупик. Микаэлла не отрываясь смотрела на то, как вампирша ходит, подобно акуле, вокруг волчонка и ничего не могла сделать. Призови она волка и потянись к нему метафизически-все заметят, она, возможно, порушит Жан-Клоду игру, даст повод для чего-нибудь еще, может и более ужасного. Откроет рот-будет то же самое. Твою мать, никакого маневра, чтоб их.
-Да хоть  опять на сутки в тот блядский подвал, только отпустите его!,- цыганка судорожно вздохнула, все еще ощущая силу Принца и  еще крепче сжимая руки на обтянутой коже груди, не отрывая взгляда от друга.

+4

22

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*
  Продолжая стоять на месте в обличии огромного Зверя, Роджер имел возможность наблюдать за всем со стороны под чуткими пальцами своего хозяина. Мартел играла этакую пассию обоих вампиров, которая не могла выбрать одного, поэтому флиртовала с обоими. При этом, оборотень прекрасно понимал, кому она отдаст предпочтение. Интриганты. Хотя без этого в этом мире никуда, и Ганди сам иногда прибегал к таким мерам.
  Гости приехали явно для того, чтобы поиздеваться над Жан-Клодом, вынуждая его предоставить им доноров, словно у них давно не было собственных. Волк глянул на Мастера, а затем вернул взгляд на вампиров, что стояли напротив. Микаэлле и Джейсону следовало бы спокойнее отреагировать на выходку Дегре, но казалось, что они забыли подготовится к этому визиту. Или попросту не успели. Ощущая спокойствие инкуба, маршал решил, что это опять-таки очередная его задумка. И снова доверился.
  Все внимание Роджера обратилось на Ванессу, когда та подвела Джейсона к девушке, что была одета в какую-то полупрозрачную тряпицу. Легкое негодование прошлось по телу хищника, но в этот раз он не стал рычать, как это было при истории с волком. Он лишь молча  ожидал того, как же выкрутится парень. И стоит отдать ему должное — юноша был достойным учеником Жан-Клода. Вздохнув в очередной раз, Роджер сделал шаг вперед — рука Мастера скользнула по его жесткой шерсти назад, но все еще оставалась на спине.
  Хорошо, что внимание вампирши было на Джейсоне недолго. Эр-Джей уловил ту секунду, как прислуга Мартел не успел подобрать ее перчатки, и в этот же миг волк ощутил его страх, что взвился в помещении столбом запаха. Это означало лишь то, что Ванесса не побрезгует применить что-то из своих способностей, и на удивление, Ганди не терпелось взглянуть на то, что же способна сделать эта женщина. Виновный упал, скорчившись в собственной агонии, тихо скуля, подобно слабому щенку. Живой, но холодный взгляд черного волка не сходил с вампира, ожидая результата. Тот гнил изнутри, извергнув что-то из своего организма. Что-то свое, что было бы ему необходимо, будь он человеком. Запах гниющей плоти, заставил зверя презрительно взглянуть на орган вампира. Волки не были падальщиками.
  Маршал не обратил внимание на крик Микаэллы также, как и его Мастер, прекрасно понимая, что творится. Гости пытались докопаться до волчат хозяина, не трогая при этом Ганди. Они прекрасно понимали, что из троих волков он сильнее. Хотя будь он на их месте, то докапывался бы именно до себя. Сломать бетонную стену, вместо деревянной — вот высшее наслаждение триумфа и удовольствие от проделанной работы. Но видимо Дегре и Мартел просто хотели подоставать Принца города. И хотели они кое-что еще — кровь его подчиненных, словно собственные доноры их больше не прельщали, и они катались по миру, чтобы пробовать pommes de sang своих знакомых вампиров. Зверь Зова посмотрел на инкуба, который взялся за защиту блондина, с ожиданием. Он понимал, что тот не отдаст ни Оху, ни Шуйлера. Тогда кого? Ванесса уверяла, что они заберут кого угодно, но заберут. С кем готов был расстаться Жан-Клод? Это оборотня волновало больше, чем гниющая плоть мадам Мартел.

Отредактировано Roger Gandy (08.03.15 23:03:17)

+5

23

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Этот грамотно-выдержанный политический концерт уже порядком опостылел. Жан-Клод мысленно вздохнул. Забавно, столько лет прошло, столько сил потрачено, чтобы стать наконец-то свободным от этих глупых вампирских игр, но он все равно был вынужден их терпеть. Хотя... Он был Принцем на своей территории, никаких законов не нарушал, предоставил гостям еду и даже кров, о которых пока что умалчивал, вытерпел никому не интересное приветствие и демонстрацию сил, так почему он не мог просто взять и выпроводить гостей? Да потому что они славились своей слишком буйной непредсказуемостью. И нещадно это демонстрировали.

Вампир то и дело переводил свой синий взгляд с одного вампира на другого. Их слова ему не нравились, ибо коверкали суть. Инкуб ни разу не сказал, что его тяготит присутствие гостей, более того - ни одним своим словом или жестом не намекнул на это, так с чего бы им спрашивать? Специально. Исключительно ради игры, в которой они преуспеют куда больше, чем он. Ответить неправдой он, разумеется, тоже мог, но ложь тут же вскроется, как переспевший плод. И раз они гнули свою палку, то почему бы и инкубу не сделать то, в чем он преуспел лучше многих. Действительно лучше. В разы.

Рука вампира плавно скользнула с плеча напряженного, как каменное изваяние, Джейсона, и Жан-Клод сделал шаг вперед, в очень плавном и тягучем движении уже оказался перед Шуйлером и приблизился к Ванессе. Он оставил позади себя Микаэллу, Роджера, Джейсона... Интересно, они хоть понимали цену вот такого жеста? Однако, это не имело значения. Синий взгляд с интересом разглядывал некогда хорошо знакомое красивое лицо Мартел. Она ставила на мальчишку? Но Принца словно бы по щелчку пальцев перестали заботить все находящиеся в зале, кроме стоящей перед ним женщины в зеленом. О, поверьте, такое он умел демонстрировать одним лишь своим взглядом. Походка его не отличалась показным пафосом... более того, она словно бы сдерживала плескавшуюся на поверхности сексуальность, которая вот-вот хлынет через край и затопит всех вокруг. Принцу не надо было кичиться своей внешностью, движениями, жестами... он и так знал насколько эффектным мог быть, а Ванесса... она и безо всех напускных сюртуков, украшений и облегающих платьев знала, на что инкуб был способен, что так хорошо умел делать в те времена, когда они только познакомились. А сейчас, по прошествии почти половины тысячелетия, - умеет еще лучше.

- Ma charmante Vanessa, - его пальцы подцепили тонкое запястье женщины и сжали в практически любовном жесте, - кому интересно ломать так легко ломающиеся или вовсе уже сломанные кем-то другим игрушки? Когда есть куда более интересные вещи, на которые можно обратить свое драгоценное внимание... - говорил он на чистом французском, чтобы никто, кроме Ванессы и Эветта, не смог его понять. А потом мужчина поднес женские пальчики к своим губам, чуть склонился и медленно поцеловал их, не отрывая при этом взгляда от безупречно накрашенных глаз Ванессы. Мало, кто мог понять этот взгляд, но Мартел абсолютно точно его узнала. И если в те разы у Жан-Клода не было выбора с кем делить постель, то сейчас он определенно точно был. И Принц очень явно продемонстрировал, как Ванесса по-прежнему будит в нем желание.

- Здесь, в Цирке, в вашем полном распоряжении будут полнофункциональные гостевые апартаменты... - его губы тронула мягкая улыбка, намекнувшая на что-то недосказанное. Возможно, что-то из серии: "но если пожелаешь, можно организовать и отдельную комнату", а потом он посмотрел на Эветта. - Я распоряжусь, чтобы там не было ваз с цветами, - и Принц улыбнулся и ему. Не было в его словах или взглядах ни сарказма, ни даже намека на него. Как уже говорилось - все для дорогих гостей.

+5

24

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Ванесса сделала грациозный шаг назад, убирая руки от запуганного волчонка. Ее мудрое лицо даже не пыталось скрыть всплывшее изумление. Принц целого города, нет, Жан-Клод пошел на такой риск ради парочки без труда заменимых игрушек? В обычной ситуации, конечно, это было вполне нормальным решением, но данных гостей нельзя было назвать нормальными и мужчина, шагнувший к ней, прекрасно осознавал возможные последствия. Женщина еле удержалась чтобы не цокнуть языком в разочаровании. Жизнь такого вампира и в окружении тех, кто даже друг за друга не решился заступиться! Недостойные… Может, сделать принцу одолжение и всех их…

Женщина одернула себя, прогоняя возмущение и расплываясь в улыбке, в ответ на соблазнительные обещания инкуба. Если бы только слова. Старой вампирше не могло не льстить, столь откровенное желание бывшего любовника. Светлый взгляд смягчился, она позволила принцу оплести свою руку тонкими пальцами. Каждая женщина хочет знать, что однажды восхитившийся ею мужчина, никогда в последствии не перестанет этого делать. Когда мягкие уста коснулись ее кожи, губы вампирши слегка разомкнулись с тихим выдохом. Она вспоминала, и это было видно в ее взгляде. Она знала эти губы и их касания, даже к намного более интимным местам на ее теле.

- Какое щедрое предложение, le petite Prince, - Ванесса почти проворковала, вторя тону, заданному Жан-Клодом. Все игрушки, кроме двоих самых интересных мужчин, перестали существовать. Шагнув ближе к их принцу, поднимая руку чтобы коснуться его, она забыла о волках с такой легкостью, будто их тут никогда и не было. – Это многое меняет, - да хоть и были, Мартел и Дегре приехали в город не для того, чтобы пугать подчиненных принца. Им нужен был кое-кто иной.

Пальцы вампирши уже опустились к приглашающе открытой бледной коже француза. Она словно продолжала утопать в воспоминаниях. Эти представители Прекрасной Смерти постоянно пользовались подобными фокусами соблазнения. Ванесса знала Белль Морт лично, да и Жан-Клод с тех пор тоже научился еще большему, в этом сомнений нет. Еще очень многие женщины падут к его ногам. Она тоже могла бы прямо сейчас выяснить, как много изменилось с их последней встречи и ей бы очень понравилось… только вот беда! Это была не простая женщина. Это была Ванесса Мартел.

Нежные пальцы начали гнить и царапать костяшками красивую мужскую грудь, пока ее рука опускалась ниже, уродуя бархатную кожу дорожкой вонючей слизи. Но ее взгляд стал лишь еще более томным. Принц знал, с кем имеет дело и от чего именно эта женщина получает удовольствие. Пока он задабривает свою метафизику страстными телами, покрытыми испариной, Мартел возбуждают дела совсем иного рода. Он это начал, он сам шагнул вперед и теперь, пусть только даст ей повод. Малейший признак неприязни, еле заметный проблеск во взгляде, хоть что-либо и в этой гостиной развернется истинный ад.

А пока, перепачкав инкуба, ее рука потянулась взять вновь очень близко оказавшуюся плеть. Вампирша же подалась вперед, будто окончательно потеряв голову под натиском этого искусителя. Они приехали за кое-чем другим. И в этот миг, Ванесса искренне жалела, что… не за ним.

- Спасибо за встречу, мы спешим по делам, - настоящее зловоние обдало скулу инкуба прежде, чем гнилые губы коснулись ее на прощание, и женщина отстранилась, прибрав к рукам и чужую плетку. – В городе как-раз сдавался уютный домик, мы решили остановиться там. – Теперь уже ее голос звучал скорее снисходительно, будто они всю ночь обсуждали обычное прибыльное дело и теперь собирались разъехаться по домам. На самом деле, для гостей так оно и было. Пока велись все эти поверхностные и бессмысленные разговоры, они с Дегре успели выяснить то, что им было нужно на самом деле. – Так что ваши гостевые апартаменты могут отдыхать. Было приятно увидеть, насколько ты вырос, как-нибудь мы навестим тебя еще.

Как это весело, когда у настоящего дела есть своя, очень приятная прелюдия, - сладко улыбалась, Ванесса протянула полученный «трофей» Эветту и позволила ему уводить всю их приехавшую компанию обратно к выходу. Она сама не задумывалась над тем, куда они идут, ей надо было сделать то, за чем они в действительности пожаловали. Когда ты поймешь, в чем был подвох, будет поздно, mon petit Prince, но я рада, что научу тебя еще кое-чему полезному, - продолжая идти, Мартел потянулась сквозь многочисленные стены цирка к двум леопардам. Котятам не повезло так, как волкам, этой ночью – они были ключом к самому нужному.

Отредактировано Vanessa Martel (13.03.15 23:54:57)

+5

25

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Дегре не мог спокойно наблюдать за подкатом бывшего любовника Мартел. Жан-Клод, конечно, просто пытался быть хорошим хозяином, или это издержки его способностей, но мозголом знал, что из-за их с вампиршей славы, ни один вампир особо не рад их компании. Только разве кого-то из пары это волновало? Конечно же нет. Напротив, их это радовало. Их боялись. А значит уважали. А поскольку из них двоих большей непредсказуемостью обладала Ванесса, и была сильнее его, то было понятно, почему задобрить Принц решил именно ее. Не считая момента их общего прошлого. Поэтому Эветт ничего не предпринял. Ванессе ведь все это нравилось и льстило, и он не посмел им мешать. Дегре видел, что если бы они с вампиршей приехали сюда не по делу, а допустим, просто проезжая мимо, то Мартел, возможно, сейчас и придалась бы любовным утехам с Принцем, не обращая внимания ни на кого в комнате. А может быть всех в комнате сначала окутала бы волна ardeur, а за нею и такой уместный carnage. Его любимая вполне могла бы это сделать, просто чтобы развлечь себя. И мозголома это совсем не радовало. Но гадать, что могло случиться, вампиру сейчас не хотелось, поскольку если будет хоть малейший намек на подобное сейчас, хоть и за плату быть позже наказанным, но он предотвратит эту потеху Ванессы.

На данный момент игрушки отошли на второй план. Все вампиры понимали ставки игры, и цену ошибочного действия. И Жан-Клод его совершил. Но только по отношению к мужчине. Когда гость не один, трудно угодить всем сразу. Но мозголом не стал устраивать сцену прямо тут же. О нет, он умел наслаждаться игрой и выжидать подходящего момента. Поэтому, он глянул на Принца, и мысленно пообещал, что за Ванессу он его не простит. Инкуб надолго запомнит Дегре, если догадается, что он сделал.

-Так щедро, Принц. Но мы вежливо откажем. Скучновато. А вазы действительно уродливы - и одним, практически эфемерным движением вампир попросту свернул вазу со стола. По гостиной эхом пронесся оглушающий звон, а тяжелый ботинок еще и небрежно прошелся про мельчайшим осколкам. Но злоба не покидала глаз мозголома. Как только Принц отвлечется от гостей и успокоится, Дегре обязательно оставит ему подарок. Может даже следующей ночью. Это не будет что-то простое и предсказуемое. Мужчина пока не знал, что именно, но он вскоре что-нибудь придумает. Очень интересное.

В итоге Ванесса уже сама начала открыто заигрывать с Жан-Клодом. Не смотря на то, что она это делала весь вечер, с каждой новой минутой, сама ситуация раздражала все больше и больше. С наслаждением и ревностью одновременно, Эветт следил за знакомыми движениями Мартел, и в голове моментно всплывали воспоминания в которых вампирша гнила на нем самом. Он сейчас должен быть на месте Принца. Дегре мог бы вмешаться, и он бы с радостью позже стерпел обиду Ванессы. Однако, в данной ситуации ему приходилось бездействовать. Ущерб, нанесенный прямо сейчас будет слишком заметен и станет очевидным нарушением правил. Да и ночь подходит к концу. Поэтому, чтобы "нечаянно" не свести с ума всех находящихся в помещении, мозголом заглянул в глаза большому волку. "Скучаешь?" – спрашивал его темный взгляд, будто у старого собутыльника. Правда чуть позже, Эветт нахмурился глядя в эти голубые глаза. Под черепушкой зазвенела какая-то мысль, но к счастью оборотня, мужчина никак не мог добраться до ее сути. Вскрыть бы собственный мозг… вампир недовольно повел плечом, отвлекаясь на женщину. Слишком много разочарования за один вечер.

Когда, как он посчитал, Мартел наигралась более чем достаточно, Эветт встал, и шагнул к парочке. Вампирша, как будто читая его мысли, взяла плеть Принца и передала ему. Дегре в любом случае хотел прихватить плеть как сувенир их визита. Но Ванесса облегчила эту задачу. Плеть – не самая оригинальная и изощренная игрушка. Сама ирония заключалась в том, что если они успеют, уже сегодня испробуют реквизит Жан-Клода на его же «людях».

Все-таки, не смотря на такой сувенир, он покажет вампирше, как умеет обижаться, сразу же после того, как они вернутся в свой временный дом.

-Навестим. Обязательно. Только в следующий раз лучше подготовьтесь серьезнее, - как великодушен он этой ночью, - Принц, - кивнув Жан-Клоду, мозголом медленно повел Мартел на выход. Их игрушки поспешили следом, нисколько не сковывая движений хозяев, а практически регенерировавший вампиреныш постарался поправить одежду девушки, прикрывая ее грудь, пока на них не обращали внимания. Открыв для дамы дверь хаммера, Дегре, медленно обошел автомобиль, дожидаясь пока явятся леопарды. Усмехнувшись и хлопая своей дверцей практически одновременно с выдрессированным для синхронных действий парнем, Эветт глянул на них всех в зеркало заднего вида, и повез "домой".

Отредактировано Evett Degre (16.03.15 23:55:48)

+4

26

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Все верно... Он это начал. И, если потребовалось - закончил бы. Горячие пальчики Ванессы скользнули по его груди... слишком горячие для простой вампирской кожи. Слишком влажные... Все внутри инкуба замерло словно бы в предвкушении чего-то ужасного, а взгляд так и норовил сползти вниз и убедиться в этом кошмаре лично, но Жан-Клод не опускал головы. Его глаза с прежним вызывающим приглашением смотрели на госпожу Мартел в то время, пока ее руки гнили прямо на его коже. И вместе с первой волной запаха Принц ощутил, как тягучая капля теплой слизи совалась с обнажившейся кости и поползла по груди вниз, прокатилась по торсу, животу, и остановилась лишь у кромки пояса штанов. Затем по тому же маршруту последовали еще несколько капель, и вампир едва-едва удержал себя от судорожного вздоха. О нет, его это ничуть не возбуждало. Наоборот... каждая такая зловонная дорожка была схожа с порезом ножа с серебряным лезвием. А этот удушающий запах... Увы, далеко не один Джейсон страдал фобией гниющих вампиров, но, в отличие от волка, у вампира была фора в шесть столетий.

Он ничем себя не выдал, даже бровью не шевельнул. И на это ушло все самообладание Жан-Клода. Осталось совсем немного... потерпеть лишь минуту, а потом сжечь к дьяволу эти пропитанные вонью штаны и поскорее смыть с себя остатки серо-зеленой слизи. Но Ванесса не спешила, а Принц не торопил. Он даже соблазнительно улыбнулся, когда его лица коснулись ее сгнившие губы. Несомненно, будь Жан-Клод человеком - у него в тот же миг защипало бы глаза от жуткого запаха, но он не был... Не препятствовал он и "похищению" плети. Это была лишь капля в море, за которую Принц будет переживать меньше всего. Если вообще будет.

- Было приятно увидеть, насколько ты вырос, как-нибудь мы навестим тебя еще.

Инкуб улыбнулся. И только... Невежливо было вот так просто не ответить на прощание? Кто знает... Но вежливости с него на сегодня предостаточно. Поэтому он молча проводил взглядом удаляющиеся фигуры. Его не трогали ни заявления про вазы, ни отказ от предоставленных апартаментах - все это было лишь пустым колыханием воздуха. Лишь крайне безнадежный индивид стал бы пытаться задеть вампира какими-то словами... Был ли Эветт таким? Инкуб сомневался. Эта парочка заставила инкуба обеспокоится их появлением в городе. Они не просто так приехали, и Принц догадывался, что в очень скором времени весь Цирк узнает истинную причину. А раз Мастер не мог предугадать действий этих тысячелетних безумцев, то ему просто необходимо было постараться обезопасить себя и своих подопечных от их пагубного влияния.

Синий взгляд обратил свое внимание на разлетевшиеся по полу осколки вазы, но стал вдруг совершенно пустым. Полоски слизи... они все еще холодили его торс, поэтому, стоило гостям покинуть гостиную, как Принц сделал несколько шагов по направлению к камину. Подошвы его сапог так же, как и обувь Эветта, безразлично захрустели рассыпанными по полу фарфоровыми осколками, словно бы разбитая ваза и не была бесценным раритетом. Пальцы практически судорожным жестом выдернули из салфетницы, стоявшей на камине, несколько больших салфеток, которыми Принц в тот же момент коснулся своей разукрашенной щеки. А после принялся стирать полосы вонючей жижи с открытых участков тела.

Он ненавидел это. Все напускное позерство и любовь этих вампиров к разложению, но терпел. Раз за разом, словно ничего в его жизни и не менялось. Бусины четок вымазались в жиже и влипли в зеленоватую гущу, все никак не позволяя стереть всю эту гадость до конца... и Жан-Клод резким жестом сдернул их со своей шеи, чтобы откинуть в сторону, прямо на пол. Его уже нисколько не волновало место их приземления. 

- Вы можете идти, - обратился он одновременно ко всем сразу и ни к кому конкретному, при этом продолжая оттирать мерзость от своего живота.

+5

27

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Тяжело объяснить чувство облегчения столь явственное и инстинктивное. Подобное последней волне прибоя, когда спасенные после кораблекрушения выбираются на берег и понимают – они живы… Волна тошнотворных ужаса и опасности утекала вместе с гостями. Оставив после себя то, чего они и желали добиться: смятение, страх, неприятные, мерзкие воспоминания...

Голубые глаза Джейсона скользнули с двери – в которую вышли гости, уводя подчиненных вампиров – на Жан-Клода, который отошел ото всех. Кто угодно хотел бы остаться один после такого. Вся эта вежливая фраза в переводе на общечеловеческий означала – оставьте меня. В любой другой ситуации Джейсон бы ушел, как велено.  Но не тогда, когда пять минут назад Жан-Клод вступился за него. Мало было таких людей, которые могли бы вступиться за Джейсона.

Можно пафосно распространяться о долге и верности, но на самом деле все куда проще. Став ликои Джейсон осознал, что чувство преданности бывает инстинктивным. Это не какая-то мысль или порыв. Это необходимость. Это то, что происходит раньше, чем ты успеваешь подумать. И может быть даже для Жан-Клода Джейсон не мог бы покорно стоять и терпеть прикосновения гниющих вампиров, но он мог прямо сейчас остаться. Мог отплатить самим собой и всем что у него есть.

Перед тем, как сделать, что задумал, Джейс взглянул на Микаэллу. И с серьезным выражением качнул головой, давая понять, что никуда не пойдет, а она пусть поступает как захочет. Рубашка полетела на пол. Вместе с ней сапоги и штаны. Люди думают, что стриптизеры умеют только медленно и сексуально снимать одежду. На самом деле они просто никогда не переодевались в гримерке со скоростью реактивного самолета. Но сейчас Джейсон раздевался и не для шоу, а чтоб не порвать одежду. Смешно, но ценить собственную одежду у оборотней входит в привычку очень быстро. Многим людям такое бы пригодилось. Оставшись обнаженным, Джейсон чуть ссутулился и расслабился. Послышался треск и хруст костей, хрящей, сухожилий, меняющих свое положение. Со сдавленным стоном Джейс повалился на колени, ощущая, как мышцы болезненно дергаются под кожей, как покрывает кожу теплая вязкая жидкость, а затем мех. Чуть привстав на лапах и встряхнувшись, сбрасывая ошметки прозрачной слизи, Джейсон медленно пошел к Жан-Клоду, переступая осторожно, стараясь не повредить подушечки лап на осколках вазы. Когда до Мастера оставалось шага два – лег на живот и пополз, поскуливая, пока не смог положить морду на замшевые сапоги, пытаясь устроить ее поудобнее, то и дело бросая робкие взгляды вверх, вопросительно дергая ушами.

Может не прогонит?

Джейсон знал, что полностью и безотчетно Принц Города на самом деле не верит никому. Разве что самому себе. И вряд ли нашелся бы тот, кто его мог за это упрекнуть. Но даже если Жан-Клод не собирался с кем-либо делиться воспоминаниями, то это не повод оставлять его с ними наедине. Особенно с такими воспоминаниями, которые могут навеять остатки гниющей слизи на коже. Фыркнув и лизнув сапог, Джейсон снова сочувственно проскулил, прежде чем окончательно устроится и затихнуть. С содроганием он вспоминал, как гниющие – вплоть до кости – руки вампирши и ее сгнившие губы касались Мастера и не мог себе представить, как сам мог бы такое вытерпеть. От мыслей что кто-то может заниматься сексом с этой женщиной пока она… она… От этого просто сводило живот и перехватывало дыхание. Зверь тоже был напуган и сконфужен. Настолько противоестественные вещи пугали их обоих, и давали лишний повод для взаимосвязи и понимания. Джейсону даже не приходилось договариваться с внутренним зверем или принуждать его, чтоб показать Мастеру Города свои покорность и поддержку.

Отредактировано Jason Schuyler (22.03.15 09:49:56)

+3

28

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Чем тише омут, тем профессиональнее в нем черти, и эта не прописная истина относилась к Дегре, словно он был рожден для нее. Мика изо всех душевных сил желала этой пакости мерзотной споткнуться и свалиться в промышленный горн, только вряд ли бы он вдруг материализовался под дверями Цирка. Даже после ухода этой парочки чувствовался тяжелый и  отвратительный запах, не только из-за сгнившей красотки, но и из-за их давящей силы, которую даже ardeur не смог до конца вытеснить, витала мутным осадком в стакане желания, портя бочку меда своей ложкой дегтя.
Смотреть на Принца было страшно. Нет, без дураков: естественно, не он сам был страшен , а то, что он сейчас переживал. Или вспоминал. Или о чем думал. Как иначе было объяснить это состояние? Цыганке оставалось надеяться, что она когда-нибудь обретет подобное самообладание, увы, сегодня ее хватило только на то, чтобы не свалиться на колени и не ползать у ног Дегре  на брюхе. Да и этого оказалось мало. Стыдно? Ей?Нет, ей было хреново, ей хотелось убежать к себе и зарыться в самый темный угол, под тепло одеяла, а еще лучше в ванную, горячую, чтобы едва рука терпела...А она смотрела удивленными глазами на Джейсона, у которого смелости, оказывается, бывало и поболее, чем у нее.
Цыганка потупила взгляд, рассматривая носы собственных туфель и злилась. На себя, на Джейсона, на Жан-Клода, на этих психопатов, приехавших так не вовремя, да и бывает ли это "вовремя" для маньяков-извращенцев? Больше всего ее доканывала ее собственная слабость, потому что при всем ее хорошем отношении к Жан-Клоду, она содрогалась от мысли, что снова придется кого-то касаться.
Но пришлось бы ему переносить это, если бы она была покрепче? Вряд ли. Так что в какой-то мере, она была ему должна, и  туфли полетели в сторону. Но перекидываться она не стала, сомневалась, что не пойдет потом выть от широты волчьей души. Или не грохнется в долгий и болезненный сон. В конце-то концов, не все ли равно, в каком обличии зверь? Микаэлла прошлепала босыми ступнями по полу и опустилась возле Принца, по другую сторону от его ног,эдак взяв вампира в своеобразные волчьи тиски. Девушка обернула руку вокруг ноги француза, потеревшись щекой о кожу штанов и привалилась к ним лбом. У Джея был пушистый бок, а у нее-пушистая голова, разнообразие,так сказать.

+4

29

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*
  Иногда терпение Жан-Клода и Роджера очень поражало Хъюго. Когда этот Зверь Зова готов был бы уже порвать этих двоих, второй Зверь и Мастер мягко осаждали его, подсказывая, что время еще не пришло, ситуация не та. Вывод был один — отправлять одного близнеца на более действенные задания, пока второй находится рядом с Принцем.
  Когда гости все же покинули гостиный зал, Роджер напоследок уловил взгляд Эветта Дегре, и мысленно ухмыльнулся, правильно расшифровывая этот взгляд. Склонив голову на бок, совсем в не враждебной манере, скорее нейтральной, волк как бы согласился с вампиром. Будто бы он не приехал навредить кому-то здесь в зале, а пришел мирно и по-приятельски пообщаться с Ганди.
  Огромный зверь отошел в сторону, позволяя гостям покинуть гостиный зал, а затем перевел взгляд голубых глаз на своего хозяина, что отошел в сторону от своих волков, приказывая им покинуть комнату. Для Зверя Зова было ясно, что он остается. Роджер перевел взгляд сначала на Микаэллу, потом на Джейсона, чтобы оценить их состояние, но тяжело вздохнул, увидев, что собирается сделать Шуйлер. Когда тот перекинулся и пополз к ногам вампира, маршал терпеливо выдохнул, ощущая весь каскад эмоций инкуба. Затем и девушка, что до этого стояла рядом с волком, босиком направилась к Мастеру. Ганди решил, что эти двое прекрасно справятся с работой антидепрессантов, а у него была работа, которую нужно было закончить. Так что Эр-Джей даже был благодарен этим двоим, что они остались.
  Тихо тенью выскользнув из зала, хищник направился по запаху вампиров, следуя на улицу. Скрытность была превыше всего. Роджер скользнул за угол и лег в тени, внимательно наблюдая за гостями, что садились в машину. А затем появились еще двое. Ганди резко поднял голову, навострив уши, рассматривая двух юношей. Бюр и Грейсон. Так вот что за подарки решили прихватить с собой Дегре и Мартел. Взгляд пронзительно голубых глаз тут же уцепился за номер машины, досконально запоминая его, а потом, когда вампиры покинули территорию Цирка, маршал подорвался и побежал в свою комнату.
  Перевоплотившись и встав на обе ноги, мужчина решил, что стоит дома ввести номер в базу данных, чтобы пробить перемещение машины. София явно расстроится, если пропадут ее коты. Записав номер на листке, Роджер прошел в душевую, чтобы отмыться от остатков перевоплощения. Со стороны Жан-Клода было весьма осмотрительно предоставить его волкам эту комнату для личных нужд во время прибывания в Цирке. Ганди пустил воду, вставая под теплые струи в душевой кабине, прекрасно понимая, что сегодня ему больше не придется стоять на четырех лапах. Скоро утро, вампиры лягут отдохнуть, а у него будет время, чтобы продумать как спасти леопардов. Может даже успеют до того, как вернется Риччи.
  Отмывшись, мужчина протерся полотенцем и надел свои черные брюки, провел руками вдоль стрелок, будто бы разглаживая их, хотя благодаря тому , что он складывал одежду аккуратно, брюки даже не помялись. Облачившись в белую рубашку, закатав на ней рукава, затем надевая черный жилет, маршал, наконец, обулся. Он склонился над столом, глядя на бумагу, на которой его почерком был написан номер машины Дегре. Мысленно произнеся его пять раз, оборотень окончательно его запомнил, как и марку машины.

Отредактировано Roger Gandy (25.03.15 18:14:30)

+5

30

*Цирк Проклятых: Гостиный зал*

Принц уже очень давно научился не рассчитывать на чью-либо поддержку, не нуждаться в чьем бы то ни было сочувствии или ободрении. Вампирская жизнь она такая... выстроенная желтым кирпичом одиночества и недоверия ко всему окружающему миру. И как любое другое существо – человек учился к ней адаптироваться, принимать, как данность и играть по ее правилам. Да, как бы невероятно это сейчас не звучало, но Жан-Клод тоже когда-то был человеком. Возможно, не самым хорошим и добрым, но был же. По правде говоря, вампирская жизнь сделала его даже лучше, привила какие-то новые эксклюзивные качества и, определенно, научила дисциплине, как одному из способов выживания.

Однако же... с появлением в его жизни Софи, безграничное одиночество отошло на второй план, но даже ей Принц не мог рассказать все. Он был для нее отцом, наставником, учителем, и не мог позволить себе роскоши показаться ей слабым или уязвимым. Безусловно, у всех есть свои сильные и слабые стороны, у всех есть нечто такое, на что можно было надавить и тем самым вызвать боль. Но Жан-Клод не рассказывал о них Софии. Может, в том была его ошибка, а, может, и нет, но вампир считал, что поступает правильно, ограждая свою дочь от ненужного знания его личного и не самого завидного прошлого.

И если маленькая синеглазая вампиресса периодически баловала его своим безграничным пониманием и даже сочувствием в сложных ситуациях, то от Джейсона и Микаэллы он подобного ну никак не ожидал. Потому коснувшаяся его сапога косматая волчья голова заставила вампира забыть о своем занятии, которое до этого момента казалось просто жизненно необходимым. Он посмотрел вниз и, пожалуй, слишком внимательно начал следить за действиями своих pommes de sang. Ощутил, как влажный язык прошелся по замше его сапога, как с другой стороны его ногу обняли изящные руки волчицы... и это все всколыхнуло в нем какие-то странные чувства, из-за который Принца даже немного растерялся.

Он опустил руки вниз, уже давно откинув куда-то в сторону испорченные салфетки. Он подманил пальцами Джейсона, чтобы тот поднял голову и коснулся ею протянутой человеческой ладони. Со стороны же Мики все обстояло куда проще – Мастер мог легко дотронуться до ее мягких черных волос, ведь голова девушки находилась примерно на уровне его бедра. В этот момент он не был для нее простым мужчиной, которого она, наверняка, не желала бы касаться... Он был чем-то гораздо большим для обоих своих волков. И они вдруг стали для него так чем-то большим, нежели простыми зверями, которых он мог призвать да хоть из самых разных уголков Сент-Луиса. Сила откликнулась на их прикосновения, на ощущения под пальцами шелка волос девушки и грубоватой шерсти волчонка, и Принц почувствовал всю их безграничную преданность, которую прежде еще ни один волк так открыто для него не демонстрировал. Ни Хъюго, ни даже Роджер.

- Вы сегодня хорошо постарались, - и мужской голос окутал теплым мехом и подарил ощущения стаи, хоть на деле вампир и не мог к ней принадлежать. Жан-Клоду не требовались ответы волчат, он просто пожелал выразить им свою благодарность таким вот своеобразным способом.

+4


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [31.03.11] A Waltz with Rotten Lovers