http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [30.04.11] Wondering if I will ever see you again


[30.04.11] Wondering if I will ever see you again

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Время: вечер 30 апреля, 2011 г.
Места: ресторан «Amelia», съемное жилище Эвелис Роше
Герои: Tomas Green, Evelise Roche, Jean-Claude, Finn Becker (NPC)
Сценарий: чувствуя свою вину за то, что так некрасиво убежала из театра, Эвелис согласилась сходить с Томасом поужинать. Молодой бизнесмен не может усидеть на месте от восторга и не только потому, что проведет время со своей первой любовью - она станет его алиби в то время, как в город приедет Драко Барон. Только вряд ли Грин будет так же радоваться поняв, что мысли танцовщицы витают вокруг совсем иной личности. Еще меньше он обрадуется, когда эта личность совершенно случайно окажется в том же ресторане в тот же час. Жан-Клод приехал на деловую встречу с потенциальным партнером, которую организовала его дочь Софи и воздух снова заискрится от неожиданной встречи. Успеют ли Жан-Клод и Эвелис обьясниться или нежданный гость помешает им? Или все-таки те, кому суждено быть вместе, встретят друг друга снова?

0

2

В течение всего дня рыжеволосая покорительница сердец не выходила у бизнесмена из головы. Ее плавность движений, манящий голос, но главное – игривые изумрудные огни c янтарными хрусталиками, которые Грин хотел пленить уже долгое время, но безуспешно. До сих пор. Может, это было и наивно с его стороны, но ему казалось, что у него есть шанс начать все заново. Все же, после их последней встречи, Томаса тревожил некий Жан-Клод, который посылал Роше цветы и названивал на телефон. С другой стороны, может это был попросту какой-то спонсор и Грин зря так тревожился, но непредсказуемые части в уравнении ему никогда не нравились, так как могли нарушить его планы. Для самого Грина было странным, как простые мысли о ней могли на него так влиять. Их недавние встречи были действительно неожиданными, но тем не менее приятными. А сейчас, выслушивая отчеты своих подопечных, ренфилд даже не отчитал никого за их ошибки, что в любой другой день могло завершиться для кого-то увольнением. Эта молодая мисс могла влиять на бизнесмена даже просто тем, что существует где-то рядом. Забавно.
За пару часов до того, как Томас должен был заехать за Эвелис, мужчина подтвердил бронь в ресторане «Амелия» и позвонил в цветочный магазин, чтобы через несколько часов к студии где находилась Эвелис привезли букет только что срезанных цветов. На цветочном сайте его взгляд зацепился за простую, но в то же время яркую и красивую, как и сама Алиса, композицию, в которой находились помимо прочих украшений ярко-оранжевые розы. Прекрасная Роше наверняка привыкла получать множество цветов почти каждый день, но для Грина это было привычкой – всегда ходить на свидания с подарками. Никому не секрет, что представительницам противоположного пола нравится внимание.
Бизнесмен покинул офис на час раньше, так как решил заехать в салон, чтобы переодеться к свиданию. Недолго думая, он остановился на черном костюме с тонкими вертикальными полосками, черном галстуке и белоснежной рубашке. Грин выглядел безупречно. А напоследок он решил, что букета будет мало, поэтому зашел в ювелирный и купил цепочку с кулоном в виде ноты, надеясь, что сможет лично его нацепить на шею дамы вечера. Чуть раннее назначенного времени машина Грина уже стояла около студии, где сейчас должна была заканчивать репетицию Алиса. По привычке посмотрев на себя в зеркальце заднего вида, Томас с самодовольной ухмылкой покинул машину и направился забрать букет у только что подъехавшего курьера. Букетом ренфилд остался довольным, и отпустив мальца, направился к двери здания, спрятав букет за спиной.
Мужчина не стал заходить внутрь. Хоть погода и была пасмурной, пока не собирался лить дождь, поэтому бизнесмен решил не терять возможности дольше насладиться тем, как легкий ветер играет с локонами Эвелис, когда она выходит из здания, и думать, что это все может быть его. На лице играла почти искренняя улыбка, а хищный взгляд ждал, когда из двери появится та самая девушка, которая сделает его день особенным. И ему не пришлось долго ждать. Хорошо знакомая фигурка выделялась среди прочих людей выходящих из здания. Томас уверенно зашагал встретить свою даму.
-Эвелис. Стоит ли мне говорить, что великолепно выглядишь, или ты уже устала от этой фразы сегодня? – начал Томас подходя к Алисе, и бережно поднимая ее руку к своим губам, касаясь ими косточек изящной ладони танцовщицы. Затем он незамедлительно достал из-за спины букет из ромашек и роз и подарил их девушке. – Я знаю, что мы это уже проходили, но я все еще неверю, что ты согласилась со мной поужинать. – Грин встал рядом с Алисой и по-джентельменски предложил ей опору в качестве своей руки и повел хореографа к машине. – У меня будет одна просьба. Ни в чем себе сегодня не отказывай. Мы не виделись с тобой слишком долго и я хочу начать сегодня все заново. Позволите, мисс? – Томас изложил все это с шуткой, чтобы не усложнять встречу, но он действительно ждал положительного ответа. А тем временем, они уже подошли к автомобилю и Грин открыл для Алисы дверь чтобы девушка села.
Закрыв за Эвелис дверь, Грин уселся в кресло водителя и направился прямиком в ресторан, то и дело бросая на спутницу свой взгляд и поддерживая разговор.

+2

3

Очень многие считали дни до следующего отпуска и проклинали понедельники. Но Иви была не такой. Для нее работа наоборот стала самым настоящим спасением. Мысли о предстоящей премьере отвлекали от размышлений совершенно иного рода а физическая нагрузка позволяла организму выплеснуть всю энергию. В итоге, когда она возвращалась домой то засыпала практически без проблем, избегая разного рода мучительных мыслей, сомнений и переживаний, которые находят каждого из нас в темноте. Поэтому, на репетициях девушка проводила очень много времени, хоть для людей их круга это и было привычным. Подготовка театральных постановок никогда не проходила по строгому расписанию. И если она, как хореограф, еще позволяла себе уйти до темноты в некоторые из дней, то танцоры и актеры оставались на сцене еще по нескольку часов, отрабатывая то, чего от них просили днем.

Сама Эвелис все еще принимала участие в действе на сцене очень осторожно и избегала лишних нагрузок, потому что травмированную руку нужно было всячески беречь до премьеры. Поэтому для нее не было слишком утомительным заехать после работы еще куда-нибудь на ужин. Да и в целом, энергии в последнее время в ней почему-то было хоть отбавляй. Она просто не знала куда все это деть и как с этим справляться. Так что, она без особых сожалений переоделась в специально взятое с собой для этого платье и последний раз проверив свой внешний вид в зеркале, пошла на улицу, где скорее всего ее уже должен был дожидаться Томас. Наверное, он так и не разучился быть пунктуальным.

Мужчина уже дожидался ее, причем не в машине, слушая какую-нибудь музыку, а прямо около ступеней, чтобы сразу встретить. Это было довольно забавно, ведь она знала его еще мальчишкой, ввязывавшимся в драки, а теперь он носит костюмы, один из которых поди стоит больше чем весь ее гардероб. С благодарной улыбкой вместо очевидного ответа принимая букет цветов  и позволяя поцеловать свою руку, танцовщица поймала себя на том, что бизнесмен не ошибся – она скорее принимает это как должное в неких партнерских отношениях, чем как признак романтических побуждений. Может быть и правда, слава так ее избаловала? Выяснить это было бы грустным.

- Иначе ты бы не ушел, - весело отозвалась Роше, шуткой прогоняя какие-то непонятные мысли или предчувствия. Очень многие мужчины, особенно бизнесмены, уловили бы в этих словах практически едкость, но Иви знала Грина слишком давно. Он расценит это как комплимент своей напористости и упорности, что так важно для людей его сферы, поэтому такие шутки были допустимы.

- О, и не подумаю, - добродушно похихикала девушка и даже эти шутливые интонации слетали с ее уст крайне женственно, - я после репетиции, так что готова обанкротить и тебя и этот ресторан.

Удобно устроившись рядом с водительским сидением, Роше лишь беглым взглядом изучила салон автомобиля. Ее не интересовала успешность Томаса. Она и словам про какое-то там начало, особого смысла не придала. Эвелис считала, ну, или усердно убеждала себя в том, что нету ничего зазорного в ужине со старым другом. В конце концов он был единственным человеком в этом городе, с которым они были знакомы в Канаде и кто знал ее брата. С ним было о чем поговорить и о чем вспомнить.

Щелкая ремнем безопасности, пока Грин обходит машину, Алиса изучала взглядом вход в здание, на случай если оттуда выйдет кто-то из ее артистов, чтобы знать кто репетирует меньше. Но никто не выходил и широкие ступени одиноко пустовали с только-только начинающемся вечере. Именно на этих самых ступенях она сидела, перебирая в пальцах красивые запонки, пока Жан-Клод перевязывал ей ногу. Было ли это все на самом деле?

Хлопнувшая за спиной дверь и заурчавший мотор отвлекли Иви, да и вид за окном стремительно изменился, будто Томас и правда пытался в каком-то смысле увезти ее от мыслей или воспоминаний, не связанных с ним самим.

- Чем Вы сегодня будете нас угощать, мистер Грин? – ее изумрудный взгляд пробежался по профилю водителя и она невольно сравнила его с последними, кто возил ее на машине – братьями Ганди. – В последний раз мне очень понравилось во вселенной бургеров. – Совершенно без подколок напомнила Алиса, чувствуя себя несколько виноватой о том, что успела подумать уже о ком угодно кроме самого Томаса, который так хотел с ней пообщаться. Отругав себя за это, она строго решила не быть такой ужасной подругой.

Ресторан она не узнала, поэтому пока мужчина обходил машину чтобы снова открыть ей дверь, Роше осматривалась вокруг, подумывая не стоило ли ей принарядиться ко всему этому поводу посерьезнее. Впрочем, простота порой намного красивее и приятнее. Да и в последнее время ко всеобщему вниманию ей привыкать уже не приходится. Опираясь на предложенную ей руку она даже может слишком кротко проследовала за спутником, позволяя ему командовать всем происходящим, пока ее любознательный изумрудный взгляд изучал дорогое убранство очевидно вполне так популярного в Сент-Луисе ресторана. Иви даже притормозила недалеко от зоны где начинались столики и пока все присутствующие начали засматриваясь поглядывать на нее, сама девушка смотрела наверх, изучая освещение. В руках она при этом держала яркий подаренный Грином букет, который взяла с собой чтобы цветы не вяли в автомобиле.

+1

4

Даже спустя столько времени, Роше почти не изменилась. Но это в том смысле, что она все еще оставалась глотком свежего воздуха для Грина в этом корытсном мире. Именно поэтому, Эвелис с ее вполне таким простым, но элегантным платьем и хвостиком выгдялела как редкий и исчезающий вид человека в этом городе пустых и напыщенных индивидов. Ведь именно за нее зацепится взгляд в огромной толпе. По крайней мере взгляд Томаса - точно. Теперь, нежелание отдавать и даже видеть хореографа с кем-то другим с каждой минутой проведенной рядом, только возрастало.
И действительно, он воспринял слова Эвелис как комплимент и шутку, а не как язвительность. И надо признать, ему понравилось. Ведь в мире бизнеса, девушки смотрят лишь на богатства, поэтому лицемерят и лгут на каждом шагу. А вот Роше.. Томас сделает все, чтобы она осталась с ним.
По дороге в ресторан они поддерживали разговор и когда он зашел о еде и бургерах, Грин смекнул, что он уже сам не помнит когда последний раз был в какой-то забегаловке, а не в ресторане.
-Увы, за годы разлуки я так и не научился готовить, но шеф-повар ресторана превосходно готовит любую кухню мира. Как я слышал, он много путешествовал и набрался много опыта. – в его словах нарочно проскальзывали нотки напыщенности, но он сразу же оставил игру. – Именно вселенную я пообещать не могу, но два превосходных бургера с картошкой фри приготовит в лучшем виде. Правда смотреться мы действительно будем странно - два приличных человека, в ресторане, едят бургеры. Гости подумают что мы или с ума сошли, или участвуем в каком-то реалити шоу. Вы готовы к такому вниманию, мисс Роше? – с ухмылкой проговорил Томас.
После недолгой езды, наконец подъехав к ресторану, и выйдя из машины, чтобы открыть для своей дамы дверь и отдать ключи парню, который отгонит его машину на стоянку, Грин посмотрел на часы. Но не для того, чтобы узнать вовремя ли они приехали, а потому, что он отслеживал прибытие Барона. Совсем скоро, вампир окажется в городе.
Предложив Эвелис руку, бизнесмен повел даму в ресторан. Ему льстило, что она взяла с собой букет, и он надеялся, что он ей действительно понравился, нежели чем она посчитала это простой мерой вежливости. Пока ренфилд разговаривал с администратором насчет резервированного столика, Грин тайком поглядывал на Алису.  А заметив, что она оглядывается, решил что она волнуется и попробовал ее успокоить. Мужчина подошел к ней сзади, и пользуясь ситуацией, приобнял ее одной рукой и чуть наклонившись к уху и понизив голос слегка выше шепота, сказал:
-Надо было придти в треннингах. Тогда мы бы точно оставили незабываемое впечатление – какие-то люди в спортивных костюмах пришли поесть бургеров в ресторан. Были бы сенсацией.  И лишний пиар. Думаю, следющий раз так и надо будет сделать. – Томас, не отпуская Эвелис, подвел ее к столику у окна и отодвинул для нее стул.
Пока он усаживался сам, к ним уже подошел официант и раздал меню. Но прежде, чем отпустить его, давая Эвелис шанс выбрать себе блюдо, он спросил:
-Ты выпьешь? Или сразу кофе? – Он мог все заказать сам, но учитывая то состояние, в котором он недавно видел девушку, он допускал мысль, что она может принимать какие-нибудь медикаменты, поэтому рисковать не стал. – Что касается меню, кроме бургеров могу посоветовать курицу в кисло-сладком соусе. Невероятно вкусное блюдо, и если придерживаешься диеты – низкокалорийное.  – Томас был учтив, и заказав напитки, он на время отпустил паренька, и почти напал на Эвелис с расспросами.
-Ты конечно же, после тренировки, но я надеюсь ты не слишком устала, чтобы отказать мне позже в одном единственном танце? А пока я действительно хочу узнать, как ты жила в последние годы? Почему именно Сент-Луис?

Отредактировано Thomas Green (08.06.17 21:13:48)

+1

5

Ресторан был очарователен, хотя Иви не было особо много с чем сравнивать. Перед этим она побывала только в одном ресторане Сент-Луиса, в который ее водил Жан-Клод. Но, честно говоря, было ли дело в самом вечере или же в ее собеседнике, танцовщица не многое помнила и могла бы сказать о самом ресторане. Да, тогда сам ресторан был ей не интересен. Такое открытие могло бы расстроить Томаса, узнай он о подобных мыслях, если бы этого упрямого бизнесмена вообще можно было расстроить - он редко принимал поражения. Только вот Эвелис до сих пор не понимала, как она относится к Грину и к их сегодняшней вылазке. Что-то начинало ей подсказывать, что мужчина воспринимает эту встречу несколько иначе чем она сама, но в то же время... может ей стоило согласиться с его интересом? Почему нет?

Вздрогнув толи от резко прерванной цепочки мыслей толи от неожиданного и довольно интимного прикосновения Томаса, Алиса тихо рассмеялась, реагируя на его шутку, хотя в ее мыслях в этот момент проскакивало сразу несколько воспоминаний о похожих ситуациях и различных моментах их давних отношений. Подростком, он очень любил делать именно так. Очень часто они могли просто стоять так в компании друзей, когда он обнимал ее сзади и просто общаться, пока это не надоедало Алексу, который в шутливой манере растаскивал их по сторонам. От воспоминаний о счастливом времени дома в кругу семьи и друзей, душу девушки заполнили очень теплые чувства, приятной волной растекающиеся по всему телу, заставляющие расслабиться и наконец просто приятно провести время.

-Чаю, - благодарно поправила Эвелис мужчину, обращаясь к официанту, - и салат со знаменитой кисло-сладкой курицей. – Улыбнувшись официанту, она потянулась было к цветам желая попросить вазу, но тот успел ответить, что сейчас же ее принесет еще до того, как девушка заговорила, поэтому она просто пересела на своем стуле поудобнее.

- Хочешь сказать, ты наконец научился танцевать? – задорно улыбнувшись, Иви поспешила осмотреть зал ресторана еще раз, высматривая где там зона для танцев и не рискуя быть невоспитанной из-за того, что все время не смотрит только на собеседника. – Я приезжала сюда некоторое время назад с выступлением, поэтому у меня была возможность познакомиться со многими местными из интересной мне сферы, да и осмотреть город в целом. Я собрала побольше информации и решила, что будет неплохо начать с постановки именно тут. – довольно коротко пояснила она, слегка пожав своими округлыми плечами. – Ничего особенного на самом деле. Ты то как оказался так далеко от основного офиса отца?

Официант принес вазу и Эвелис опустила в нее букет, одним бережным жестом поправив цветы чтобы они стояли так, как ей казалось красивее. Она получила цветы очень часто, особенно после выступлений, но полагать, что в таком случае актрисам наскучивает слишком частое внимание было ошибочным. Да, все люди этим грешны – они привыкают к хорошему. Но некоторые букеты, или скорее их дарители, все-таки запоминаются очень хорошо.

- Я не сомневаюсь, что ты очень далеко пойдешь в этой сфере, - откровенно как обычно заметила Алиса, продолжая сидеть, прямо несмотря на то, что уже облокотилась на удобную спинку. Одной рукой она предварительно собрала все свои заплетенные в хвост волосы чтобы перекинуть через одно плече и не прижимать их к мебели. Этот водопад ярких волос каскадом, разбившийся о ее плечо привлек не мало внимания окружающих, но Иви умела игнорировать подобное уделяя все свое внимание собеседнику.

- Ну что, посмотрим, заслужено ли твоя курица такая хваленая, - вновь улыбнулась Эвелис, когда официант оставив еду на их столике удалился, пожелав приятного аппетита. На самом деле, может потому что она была после репетиции, а может из-за ее растерянного состояния в последнее время, она чувствовала себя несколько некомфортно в ресторане. Возможно, если бы Грин приехал к ней домой с теми самыми бургерами и они просто поели бы их за фильмом оставаясь в пижамах, ей удалось бы больше почувствовать что она отдыхает. Но было слишком непонятно что же именно происходит между ними, чтобы можно было расслабиться прям настолько. Пока она с этим разберется, тем не менее, можно же позволить себе отдохнуть и тут. Хоть немножко? – Мм, ладно, мистер Грин, признаю, весьма и весьма неплохо. – удовлетворенно пережевывая мягкое мясо, Роше наколола на вилку еще кусочек и осторожно протянула немного вперед, спрашивая хочет ли мужчина попробовать, при этом совершенно добродушно улыбаясь. Любому наблюдающему за этим со стороны и в голову бы не пришло что эти двое так давно не виделись. Казалось, они продолжают встречаться с тех пор, как увидели друг друга в первый раз.

+1

6

Грин ждал, когда они останутся одни. И даже кратковременное присутствие официанта раздражало мужчину. Пусть никто не думает, что он ревновал. Не к нему. Просто он как капризный ребенок или же эгоистичный деспот хотел получить все внимание Алисы. А то, что она воспользовалась его советом, погладило его самолюбие. Когда официант отлучился за вазой, Эвелис продолжила их беседу.

-Еще как! Учителя, получив кругленькие суммы сказали, что моим умениям могут позавидовать даже Голливудские профессионалы. А когда я грозно на них глянул, решив, что они насмехаются, так сразу стал единственным и неповторимым. Может, меня еще в свою труппу пригласишь, - Томас наблюдал за Роше, и когда осматривая зал, взгляд дамы должен был пробегать по немногочисленной флоре в вазонах, добавил, - побыть деревом на заднем плане. – Хитрая улыбка проявилась на лице Томаса. Могло ли быть это каким-то подтекстом? Возможно. Но затем бизнессмен внимательно выслушал рассказ хореографа. И в это время он думал, что девушка напротив него ему напоминает бабочку. Он помнит ее еще девчонкой. А теперь она настоящая, привлекательная и конечно же желаемая многими женщина.

-Жаль мне не посчастливилось побывать ни на одном твоем представлении. Я не хочу льстить банально сказав –о, я уверен, твои постановки великолепны, и падать в обморок от восхищения, но зная тебя, они должны быть оригинальными. Оставишь мне приглашение на ближайшую постановку? – Грин помолчал, пока официант ставил вазу, но в его словах не было лести. Он действительно сказал то, о чем думает. А когда Алиса начала поправлять цветы, продолжил. – Если бы у тебя были студии по всему миру, уверен, ты тоже изредка их посещала бы чтобы проследить за работой, исправить хореографию, дать советы, не считая других причин. Я не исключение. Главный офис находится в надежных руках отца, а я как герой или же как страшный босс для подчиненных, появляюсь накануне сомнительной сделки и ставлю все на свои места. Но, чтобы быть точнее, просто надо заключить пару важных сделок, а начальство тут недавно сменилось. Я тут просто для того, чтобы проследить, что условия будут для нас выгодными. Или же отказаться от сделки.

- Я не сомневаюсь, что ты очень далеко пойдешь в этой сфере.
-Я надеюсь я не утомил тебя разговором о работе. И нам очень вовремя несут наши блюда. – прокомментировал Грин, приметив официанта. И еще Роше не могла не заметить того взгляда, с каким он следил за тем, как падают ее волосы. – А помнишь, как мы шутили, когда были детьми, что твои волосы и в темноте светятся? Или же что они могут подпалить все, к чему прикасаются? Ты тогда так очаровательно притворялась, что дуешься. – Грин усмехнулся, глянув на свой стейк Веллингтон и снова возвращая взгляд на даму и ее блюдо. – Принимаю всю критику, которую потом изложу шеф-повару, угрожая твоей вилкой. – но этому не суждено было сбыться, ведь хореографу все же понравилась курица, хотя в принципе Грин и не сомневался, ведь он испробовал все блюда прежде чем он пригласил ее сюда.

Посмотрев на протянутую ему вилку, Томас сначала широко улыбнулся, а затем как бы тайком, не поворачивая сильно головы, осмотрелся по сторонам, будто за ним могли шпионить.

- Не откажусь, но т-с-с, -бизнессмен приложил палец к губам, - никому не говори. – Грин с улыбкой прищурился.  – У меня репутация. Не хочу чтобы мои подчиненные узнали бы и начали меня подкармливать. – взяв кусочек курицы и немного посмаковав, Томас прокомментировал. – Думаю, все же стоит поговорить с этим поваром. Она намного вкуснее чем та, которую подавали мне в прошлый раз, когда я тут был. Или это потому, что это не моя еда? Пройдемся по тарелкам других людей - посмотрим, что еще тут есть вкусного? – Грин давно так не расслаблялся. – Знаешь, я теперь не хочу есть свой стейк. Меняемся? Или нет, я придумал кое-что получше. – Мужчина решил своровать еще один кусочек из тарелки Эвелис, надеясь на продолжение веселья, будь то бой на вилках, или другую забаву. Но долго это продолжаться не могло, так как у Грина зазвонил телефон.

Достав мобильный из внутреннего кармана, он увидел, что ему звонит Барон. Он быстро перевел взгляд на Роше и извинился.
-Прости, мне надо поднять. Я скоро вернусь. – и отлучился ответить вампиру так как тот не любил, когда его заставляли ждать. Мужчина так же решил, что раз уж все идет по плану, то когда вернется за стол, он подарит девушке кулон.

+2

7

- Эй, между прочим сыграть дерево намного сложнее чем персонажа с репликами! – якобы нахмурившись Иви попыталась отругать Томаса, так как на самом деле думала именно так. Но так-то и она не была личностью, смыслящей особенно много в актерском мастерстве. Просто будучи хореографом понимала более или менее.

Очень быстро заразившись таким же самым заговорщицким настроением, как и ее друг, Алиса сделала вид что старается прикрыть свободной ладошкой то, как он с довольной улыбкой ест курицу прямо с ее вилки. Было в этом что-то совершенно привычное и обычное на самом деле. Как будто между ними не висело несколько лет без встреч и общений, полных личных драм и неприятностей. Вот они, очаровательная пара, которая наслаждается своим общением. На самом деле, может именно этого танцовщице и не хватало. Привычными шутками и мальчишеским поведением Томас очень удачно помог ей расслабиться и отвлечься от давивших на плечи мыслей с проблемами. Вампиры? Непослушный телекинез? Люди с автоматами в масках? Не, не слышала. Совершенно обычная девушка-человек, ужинает со своим приятелем в ресторане и пытается защитить свою тарелку от его атаки.

- Гражданин, что Вы себе позволяете? – поборов порыв осторожно стукнуть бизнесмена по руке, Роше подвинула свою тарелку поближе к себе и подальше от Грина, предупреждающе ткнув в его направлении указательным пальцем. – Осторожнее, мы, люди сцены, итак постоянно голодаем, так что за лишний кусочек мяса можем и покалечить! – и пару мгновений она и вправду очень мастерски выдерживала вид недовольной суровой девушки, до тех пор, пока мужчина не насторожится и она сможет беспрепятственно утащить кусочек помидора с его тарелки, так красиво дополняющий дорогой стейк.

От мести Томаса ее правда спасла незнакомая мелодия, которая тем не менее очевидно обозначившая телефонный звонок. Когда мужчина достал его из кармана чтобы проверить имя звонившего и начал извиняться, хореограф лишь добродушно улыбнулась и слегка махнула рукой, мол ничего страшного, она прекрасно понимает. В конце концов, не смотря на все их забавы и хорошее настроение, они уже все-таки были взрослыми и нагруженными работой людьми. А уж бизнес — это в целом дело крайне непредсказуемое. Не удивительно, что какое-то важное дело потребовало безотлагательного внимания Грина. Так что грубым или неуместным она это не нашла, вместо того принимаясь за свой вкусный салат, из-за чего она не увидела как двое только вошедших в ресторан мужчин и не знавших, что дама была не одна, обратили на нее внимание, когда один подпихнул локтем другого. К счастью, во всяком случае так сразу, они не стали к ней подходить.

Томас к тому времени отошел куда-то за угол совершенно исчезнув из поля зрения Эвелис, а есть она тоже вдруг передумала, так как было бы, наверное, странно скушать все самой пока он где-то ходит и потом смотреть как он ест один. Отложив столовые приборы, девушка сложила локти на стол, но сцепив пальцы не стала облокачиваться на руки. Она умела вести себя на людях и выказывать скучающее состояние не хотела. Вместо этого, ее изумрудный взгляд начал блуждать по танцполу и неспешно качающимся на нем парах. Что именно не вдохновляло ее сегодня станцевать? Место, музыка или партнер?..

К столику подошел официант и Иви поспешила спрятать свое печально-задумчивое состояние подальше, откидываясь обратно на спинку стула. Парень поставил перед ней очаровательную чашку, затем разложил салфетку, ложечку и сахар, а после, с позволения девушки осторожно налил ей ароматного чаю из чайничка и поставил его неподалеку, все это время закрывая ее от всего ресторана и скрывая ресторан от нее.

+2

8

*Сент-Луис: ресторан "Амелия"*

Бизнес есть бизнес. Несмотря на все невзгоды, личные утраты, болезни, разочарования, потери и даже смерть... шоу должно продолжаться. Дела не ждут, дела не приемлют халатного с ними обращения. Они, как и деньги, любят точность, счет и львиную долю ответственности. Именно поэтому Жан-Клод сейчас сидел в ресторане напротив одного крупного бизнесмена, а не восстанавливал свои силы, пребывая в Цирке Проклятых в окружении своих волков и тех, кто может утолить любой из его голодов на выбор.

Встреча была запланирована еще две недели назад, а такого рода инвесторам нельзя отказывать. Нельзя переносить встречи с ними, нельзя оправдываться, нельзя извиняться или хоть каким-то образом показывать свою несостоятельность в крупных делах. Такие рыбы очень быстро и просто срываются с крючка и больше никогда не попадаются в расставленные сети. Принц города понимал это намного лучше многих. На самом деле даже лучше самих этих бизнесменов, считающих себя чересчур важными. Считающих, что по одному лишь щелчку пальцев весь мир упадет к их ногам. Но Жан-Клода это никоим образом не задевало. Ему нужно было получить от них пользу, и он ее получит, даже если придется пускать в ход метафизику. Хотя, учитывая крайне выдающиеся способности вампира к дипломатии, ему не придется даже напрягаться.

Беседа была настолько же скучной, насколько информативной. Не сказать, что Жан-Клод испытывал какое-либо моральное удовлетворение от подобных встреч. Они все были для него скучны. Никакого реального интереса, никакого желания слушать и мастерски обводить зарвавшихся богатеев вокруг пальца. Все это уже проходилось вампиром не одну сотню, а то и не одну тысячу раз. Но, ради процветания бизнеса и всех его подопечных... ради их и своей свободы он был готов пойти и не на такие жертвы.

VIP-зона, в которой разместились двое мужчин, была сокрыта от посторонних глаз за стеклянными тонированными мудреным способом стеклами. Снаружи посетители ресторана видели лишь зеркальное отражение самих себя и ресторана в целом, а изнутри завсегдатаям VIP-зоны открывался вид на всех них вместе взятых. Тем самым, с одной стороны у мужчин складывалось впечатление, что они находятся в центре событий, а с другой - от посторонних звуков их отделяла прозрачная стена. И именно благодаря этой стене Жан-Клод и увидел Ее. Хотя, признаться, его метафизика ощутила приближение его человека-слуги намного раньше, чем темно-синий взгляд обозначил в ресторане ее фигуру... в сопровождении незнакомого мужчины. Это было несколько странно и неожиданно видеть Эвелис вот так, со стороны, когда она даже не знает, что за ней наблюдает внимательный и уже очень хорошо знакомый взгляд. Но Принц никак не продемонстрировал своему собеседнику, что тот теперь - не единственная точка сосредоточения его внимания. Жан-Клод умело продолжил ведение беседы, склоняя ее все больше в нужное ему русло, но при этом взгляд то и дело ненароком и как бы совершенно случайно скользил по паре, устроившейся за уютным столиком.

Мужчина не спешил делать выводы. Жизнь научила его первостепенно проверять все подводные камни, а уже потом делать выводы, но все же неприятный звоночек зазвучал где-то из глубин сознания, сообщая сварливым голосом о том, что, возможно, именно этот самый мужчина - и есть причина того, что Эвелис не ответила на звонок Жан-Клода. А после даже не перезвонила. У этого звоночка была крайне питательная почва, состоящая из всех тех образов, взглядов и движений, которые совершали молодые люди по отношению друг к другу. Еще немного богатой фантазии в лейку - и вуаля, расцветает огромный, красочный и невероятно ядовитый цветок ревности и недоверия. Но... в случае Принца, все было несколько сложнее и одновременно проще.

Встреча закончилась удовлетворительными улыбками с обеих сторон, а так же крепким рукопожатием. Этого проныру в мире денег и власти ничуть не пугало сотрудничество с вампиром, весьма сомнительной репутации, касающейся его личных увлечений и интересов. О Жан-Клоде ходила масса слухов, некоторые из которых забавляли даже его самого, но, как научил его один из адвокатов: "плохой пиар - тоже пиар". Мсье Дальтон вышел первым, а вампир остался дожидаться, когда принесут счет. И теперь, оставшись наедине с самим собой, он мог вдоволь насладиться открывающейся перед ним картиной. Только вот... зачем наслаждаться издалека, когда можно поучаствовать в процессе?

Оставив непростительно большую сумму для чаевых на столе, мужчина вышел из "випки". Все, без исключения, в этом ресторане обратили на него свой взор. А те, кто сидел спиной - получили пригласительный толчок локтем от соседа или соседки. Это было забавно, учитывая, что самому Принцу не было дела до любопытных глаз. Все его внимание сосредоточилось на одной единственной рыжеволосой девушке в этом помещении, которую от него закрывал своей широкой спиной в накрахмаленной белоснежной рубашке официант. Мужчина двигался медленно, со всей присущей ему вампирской грацией, которую не смогла бы повторить ни одна модель на мировом подиуме, неотвратимо и пластично сокращая расстояние между ним и его единственной целью. Столько слов могло слететь с языка за это время, столько мыслей могло родиться, хороших и плохих, пугающих и воодушевляющих, но нет... Эвелис все еще не видела его приближения. А когда официант отошел в сторону, Принц был уже слишком близко, всего в каких-то пяти шагах, которые он совершил уже под надзором ярких изумрудных глаз.

- Ma flamme, - уголки его губ приподнялись в улыбке, которую очень сложно было назвать просто вежливой. Это было и приветствие и обращение одновременно, но на этом инкуб не ограничился. Как бы то ни было, что бы он не думал и не додумывал, о хороших манерах и галантности забыть он просто не мог. Не умел. Кончики его пальцев легли на  тыльную сторону женской ладони, коснулись костяшек и тонких пальцев с идеальным маникюром. Принц преподносил много возможностей понять себя двусмысленно, но сейчас его рука подцепила женскую кисть, а сам он наклонился чуть вперед, чтобы коснуться губами бархатной кожи. Все это время взгляда от зеленых глаз он не отводил. С момента их последней встречи прошла, казалось бы, целая вечность, и это ожидание, длиною в нескончаемые столетия отразилось в бездонно-синем океане его глаз.

- Не возражаете, если я присоединюсь к вам? - ненавязчиво поинтересовался он, но ответ его, словно бы, совсем не интересовал. Он обогнул сидящую девушку, пройдя за ее спиной. При этом ладонь его прошлась по спинке не столь высокого стула, к которой Эвелиса прижималась спиной, так, будто Принц гладил спящего кота. Оказавшись с другой стороны, мужчина опустился на стул, который официант уже добавил к столу. Может быть, он был настолько учтив и понимал посетителей с полу взгляда, а, может...

Он расстегнул верхнюю пуговицу на своем приталенном черном пиджаке, как обычно делают все мужчины, которым так или иначе неудобно сидеть иначе. Темные полы разошлись, подставляя под лучи искусственного света кроваво-красный шелк мужской рубашки, который, хоть и не был прозрачен, не оставлял никакого простора воображению, идеально подчеркивая весь рельеф мужского торса. Жан-Клод прошелся взглядом по столу, словно бы что-то оценивая и делая какие-то выводы, но так могло показаться лишь снаружи. Он какое-то время молчал, хотя озвучить ему хотелось многое. Например, то, насколько сильное ему не хватало Ее все это время, но...

- Насколько хороша она на вкус? - как бы между делом полюбопытствовал он, кивая на тарелку с курицей, что стояла перед рыжеволосой девушкой. Впрочем, в голосе Принца проявился легкий оттенок того, что вопрос задан не просто так.

+2

9

Официанты в этом ресторане были чрезвычайно внимательны и возможно даже слишком хорошо понимали свою работу. Парень не спешил поскорее исчезнуть подальше от ее столика, как будто нарочно пытаясь помочь своему клиенту (Томасу) скостить то время, которое он отсутствует. И хотя вечность он не мог вертеться вокруг, его старание все же поспособствовало тому чтобы Иви проводила его той самой очаровательной улыбкой умиления, которая насыщала добродушными искорками ее изумрудные глаза.

Именно это выражение было на ее расслабленном личике, когда боковым зрением она заметила какое-то движение, по неизвестной причине потребовавшее всего ее внимания, несмотря на то, что это мог быть кто угодно из посетителей ресторана. И это движение манило ее словно волшебным магнитом, останавливая все процессы в ресторане, замедляя само время, которое она будто в замедленной сьемке поворачивала голову в сторону чего-то неимоверно важного, кого-то, кого нельзя просто пропустить мимо внимания даже если он и идет куда-то по своим делам. А она ведь каким-то волшебным образом уже предчувствовала кого именно увидит через менее чем долю секунды и все равно, когда все такой же обжигающе-внимательный и затягивающий синий взгляд встретил натиск ее зеленого любопытства Эвелис застыла в изумлении.

Провидение, а может даже он сам, подарили ей те пару мгновений что еще отделяли их небольшим расстоянием, которыми танцовщица могла воспользоваться чтобы побороть первоначальное удивление и собраться с мыслями, подготовиться к общению. Но у нее это не особо получилось. Она только и успела мысленно отругать себя за такие детские глупости. Что собственно так сильно ее поразило? Если так подумать, ничего ведь изумительного в том, что Жан-Клод продолжает жить так же, как и она сама. Занимается делами, встречается с кем-то, ходит в рестораны. Кто бы ему в этом отказал? По-видимому, все дело было в каком-то ее эгоистичном убеждении, что если он не пришел к ней и даже не позвонил, ему должно было быть очень плохо. Хотя на самом деле он ничем и не был ей обязан.

- Ma flamme, - обращение разлилось по ее телу подогретым и сладким медом, убирая с ее лица добродушную улыбку и поселяя во взгляде что-то совершенно иное, что-то, о чем официанту не стоило даже надеяться. Он коснулся ее руки, а она испугалась. Испугалась того, как сильно на самом деле влияет на нее его присутствие. Могла ли она забыть, какие чувства блуждали в ее душе каждый раз, когда он оказывался рядом? Такое забыть было невозможным, и, все-таки, когда его губы коснулись ее руки, несмотря на то, что у нее были основания на него обижаться, не смотря на все, чего она наслушалась от подруг или могла себе надумать, не смотря на все это и многое другое (даже то, что где-то неподалеку был ее первый в жизни мужчина), ее изумрудный взгляд смотрел только в его сапфировые глаза и в этот момент оглушающей тишины, в который она внимала только ему одному, казалось, что она не помнит даже собственного смятения.

- Какое совпадение, ведь я не видела Вас… давно, - вместо ответа на вопрос, который он задал, казалось бы, скорее из вежливости, отозвалась Алиса, возвращая свою руку обратно на столик и опуская свои расширенные зрачки на дорогостоящую скатерть. Это совсем не то, что она хотела сказать! Совсем не так она должна была поздороваться! И уж тем более она не собиралась превратиться в неприятном чем-то неясным недовольную и беспочвенно озлобленную особу. Эвелис не такой человек.

Пользуясь тем, что мужчина решил обойти столик, Иви позволила себе нахмурится, но это не стало ее постоянным выражением на приятном личике. Она готова была поклясться, что ощущение было, будто он провел пальцами по ее неприкрытым плечам, во всяком случае она почувствовала себя именно так, когда электрический разряд опустился от ее округлых плеч куда-то в недра совсем не защищающего ее платья к пояснице. Ее шея была заметно напряженной и собранные в хвост волосы не могли этого скрыть, придавая румянцу на ее щеках несколько иные смыслы. Пришлось сделать над собою усилие, чтобы отлепить взгляд от скатерти, но мельком оглянув зал и заметив, как сильно присутствующих интересуют события, разворачивающиеся возле одного и того же столика, она поняла, что это ей не поможет.

А еще она поняла, что просто реагирует как-то глупо. Чего она-то напрягается? Она вообще ничего не сделала чтобы внезапно так смутиться его появлению. К тому же, даже не смотря на все, она бы все равно не согласилась бы поменяться местами с двумя завистливо вздыхающими девушками, которые так легко забыли о существовании Томаса, стоило появится более манящей фигуре. Вздохнув чуть глубже обычного, Эвелис пересела на стуле чуть удобнее, пользуясь этим чтобы скорее расправить плечи и проследила за тем, как вампир изучает все на столике.

- М? – стоило ему спросить про курицу, как взгляд Иви стал более пристальным. Причем сама для себя она поняла, что она не интересуется тем, сколько времени он был в ресторане и что видел. Ее вдруг заинтересовало, что он об этом думает. Значит ли его интерес, что она все-таки ему не безразлична? Но напрямик такое не спрашивают. – Ой, простите… Вы уже… - вспомнив, что она не предложила ему ничем угоститься, Эвелис одновременно и чуть не подвинула ему свою тарелку и в то же время уже подумала повернуться позвать официанта, как вдруг будто совсем неожиданно вспомнила что он вроде бы и в пище-то как-то, не особо нуждается. В этот раз она позволила себе нахмурится, не скрывая этого. – Простите, я не знаю…ну… в прошлый раз Вы не ели. – осознав, как неловко все это ее бормотание прозвучало, она смирившись вздохнула, подарив ему виноватую улыбку и взяв свою чашку чая облокотилась обратно на спинку стула. В этот раз, та ее не обожгла.

Много же мыслей крутилось в этот момент в ее голове подобно маленьким чаинкам, плавающим в ее стакане. Она так сильно хотела его увидеть! Столько раз представляла себе, как столкнется с ним где-нибудь рано или поздно и как выскажет все, что ей пришлось пережить, расскажет, пожалуется, отругает, наконец. Как часто она прокручивала в своей голове все это в различных вариациях и сколько слов перебрала, чтобы выразить то, что думает и чувствует правильно и при этом не выглядеть истеричной избалованной артисткой… А сейчас когда он совсем рядом и мог бы услышать все, что она так хотела сказать, голова оказалась совершенно пустой. Ей уже совсем не хочется его отчитывать и возмущаться. Только одно единственное она чувствует достаточно отчетливо и реально, чтобы озвучить.

- Я рада видеть, что с Вами все хорошо, - совершенно откровенно, как и было свойственно ее натуре и возможно совершенно не к месту и разговору, призналась Иви, продолжая разглядывать свой чай. Никаких сомнений, что Эльза с Анитой потом обязательно скажут ей, что у нее нету никакой гордости, а может быть, он и сам сочтет ее жалкой, но это то, что она вдруг поняла очень ясно и раз она будет жалеть, не сказав этого, значит, как бы кто не подумал и не отреагировал, она поступит правильно, во всяком случае для самой себя. И уж вспоминая то ужасное состояние… - Я очень переживала, что что-то случилось, Жан-Клод. – Она наконец произнесла его имя и ее глаза поднялись к его лицу, тем не менее ничего на нем не выискивая. Это могло прозвучать как какой-то упрек, но два больших изумруда на ее лице были словно два бездонных колодца, переполненные чем-то таким, что испугало бы ее намного больше чем осознание значимости озвученного ею имени.

- У Вас была встреча в ресторане? – даже несколько резко она встрепенулась и отпила чаю, пытаясь свернуть с опасного пути на который сама же и вышла, обращая их разговор в обычное повседневное общение и точно не зная, кого именно она желает увести от этих смущающих, может даже постыдных мыслей - его, или же саму себя.

+2

10

Ее напряжение он ощущал буквально на кончике собственного языка... в горле, в груди и где-то внизу живота, как что-то свое собственное и неотъемлемое. Но Принцу подобные ощущения не были свойственны, как не свойственны демонам смущение или стыд. Но все же Жан-Клод прислушивался к своим внутренним изменениям, отмечая столь необычные их проявления.

Простите, я не знаю…ну… в прошлый раз Вы не ели.

Вампир улыбнулся, прислонив тыльную сторону ладони к уголку губ. Эвелис была все такой же... искренней и немного наивной. Была той самой девушкой, которая еще не успела заглянуть за завесу мира монстров, Тьмы, боли и отчаяния. Она все еще была человеком, далеким от той бездны метафизических ураганов и сворачивающих в темные леса тропинок со светлых угодий простой человеческой Жизни, куда инкуб ее неотвратимо завлекал, ведя за руку. Она была невинным зайчонком, а он - ядовитым змеем, желающим получить все то, что ему так хочется... Но Эвелис... она ничуть не изменилась.

- Не стоит беспокоиться, Вы все верно помните - меня не привлекает ресторанская еда, - ответил он и пожал плечами. Этот жест мог означать как все, так и ничего в принципе. - Я предпочитаю что-то более изысканное... например, - его взгляд на какое-то неуловимое мгновение потемнел, а живущая внутри метафизика напряглась и затаилась в нетерпеливом ожидании. Но вместо магического слова "кровь", с его губ слетело... - бокал красного вина, будьте любезны, - обратился он к официанту, который принес новому гостю персональное меню, и перевел на него взгляд. От меню Жан-Клод отказался, а юноша в белом смущенно удалился. Каждый видел в вампирском взгляде что-то свое, личное, тайное и сокровенное, что-то такое, о чем нельзя признаваться людям, о чем можно шептать лишь ночью на ухо самому искушенному любовнику. Интересно, что же в его взгляде видела Она? И инкуб вновь устремил свой взор на прекрасное женское лицо. Что же?

- Я рада видеть, что с Вами все хорошо. Я очень переживала, что что-то случилось, Жан-Клод.

Она говорила правду. Принц чувствовал это, и ничуть не сомневался ни в собственных ощущениях, ни в словах Евы. Он помнил свои первые часы после пробуждения от столь длительного сна. Он помнил, какой силы тягу ощутил, что ни шла ни в какое сравнение с жаждой после нескольких дней в обезвоженной пустыне. Но Эвелис не было рядом. Он не мог ни увидеть ее, ни прикоснуться к ней, ни дотронуться... Но он имел неприкрытую возможность сделать это сейчас! Взгляд упал на свои длинные бледные пальцы, будто бы без тотального контроля они не удержались бы на месте и непременно дотронулись бы до бархатистой женской кожи, но нет... Все эти годы вампир учился бороться с непреодолимым желанием. Тренировал сие умение десятилетиями и веками. И ему ничего не стоит удержать себя в руках и в это раз.

- Мне следует извиниться перед Вами за обещание, которое мне так и не удалось выполнить, - он оглядел ресторан еще раз, демонстративно скользнув взглядом по потолку с изящными люстрами. - Право, не на такую обстановку я рассчитывал, но, что ж, похоже, в последнее время удача никак не хочет вставать на мою сторону, - мужчина усмехнулся сам себе, и улыбка вышла не слишком радостной. Что он мог ей сказать? Каким образом оправдаться? Вылить на нее всю горькую правду и озвучить страшное: "я был мертв несколько дней"? "Я был без сознания, и все силы покинули меня"? Даже в мыслях эти фразы звучали совершенно глупо. Да, правда всегда звучит максимально неадекватно и неестественно. Но что Принц мог предложить взамен? "Я был болен"? "Уезжал по делам"? Еще более глупо. Неубедительно, хотя вампир смог бы убедить девушку в чем угодно, если бы хотел. Но он не хотел. Жан-Клод почему-то вообще не желал опутывать Эвелис сетями своей беспросветной лжи. Этого богатства в ее жизни будет предостаточно. - Я мог бы сказать Вам что угодно, назвать любую убедительную причину, которая бы целиком и полностью меня оправдала. Мог бы увильнуть от сути, сказав, что обстоятельства сложились не в мою пользу, и потому я не смог ни приехать к Вам, ни предупредить. Но... Я не буду, - мужчина не улыбался. Но при этом выражение его лица не выглядело чрезмерно серьезным. Дружественное и привычно-приятное... но выдавали лишь глаза. Но что именно они выдавали? Искренность. Только вот вампиры такого уровня, как Принц города, могли изобразить одним лишь своим взглядом любую необходимую эмоцию... Знала ли об этом Эвелис? Боялась ли на этого?
- Оправдания не добавят мне чести, и разговор оставит после себя совсем не тот осадок, на который я рассчитываю. Впрочем, единственное, на что я могу сейчас положиться, - это на Ваше доверие. Ничем не подкрепленное с моей стороны... Если бы у меня была хоть одна возможность предупредить Вас - я бы воспользовался ею. Звучит неправдоподобно, верно? Но у меня нет желания обманывать Вас. Я слишком сильно дорожу Вами для подобного рода проступков, - и вот теперь на его лице заиграла легкая улыбка... только вот серьезность взгляда никуда не исчезла. - Но Вы все же не ответили на мой звонок позавчера. Не перезвонили... Я предполагаю, что заслужил это. Но все же, если Вы еще на меня злитесь - я готов загладить свою вину.

+2

11

Он подвел все именно к тому, что и ожидалось, но не озвучил то самое, что Эвелис и без того услышала в своей голове. Он не сказал ничего о крови, хоть и построил свой ответ таким образом чтобы именно о ней девушка и подумала. И это ей не понравилось. Не разозлило, не обидело, но расстроило так точно. Иви мысленно ополчилась на себя за создание такой неприятной и некрасивой ситуации, в которой она будто бы нарочно указала ему на то, что он вампир, который питается кровью, на то, что это так отличается от всего, что она считает нормальным. Все-таки, что бы кто не говорил, что бы Анита с Эльзой не вбивали ей в голову всю ночь и еще многие разговоры после – Жан-Клод был исключительным. Он не упрекал ее в ее же неведении или необдуманности и даже если подумал, что она так сказала нарочно – не злился на нее. Вместо этого, он, как уже слишком привыкший к этому, нарочно сам подкинул ей эту мысль, от чего Алиса нахмурилась, все еще упрекая себя. Он не сказал ничего в слух, но обижаться на то, что вампир пьет кровь — это то же, что обижаться на себя за любовь к обычной еде. И ведь если бы он не навел ее на мысль о крови сам, она бы все равно предположила именно это в своих мыслях, а то что он ответил именно таким образом показало лишь то, что он прекрасно об этом знал. Все люди так подумают, все этого испугаются. И от чего-то Иви почувствовала себя еще паршивее, как будто была виновата перед ним за глупость всего человечества.

А затем, его взгляд изменился. Причем преобразился таким образом, что у Эвелис голова закружилась от слишком сильных и противоречащих эмоций, подобно чувству, которое девушки испытывают, когда знают, что если смотреть на парня еще чуточку дольше – тебя поцелуют и ты этого безумно хочешь, но в то же время ты понимаешь, что он это поймет, поймет, о чем ты думаешь, насколько сильно ты хочешь, чтобы он это сделал и тебе становится невероятно стыдно. Вот так и она начала утопать во взгляде, который затягивал, выражая что-то настолько отличимое от слов, но настолько более важное, что хотелось дотянуться пальцами и докопаться до истины и в то же время пугал ее, причем вероятно даже не этой самой истиной, а тем, насколько сильные чувства она хранит.

- Мне следует извиниться перед Вами за обещание, которое мне так и не удалось выполнить, - он заговорил о том самом, о чем она столько раз надеялась с ним поговорить. Это было вполне ожидаемой и вероятно даже вынужденной темой разговора, что заставило ее вновь опустить взгляд на чашку и отпить немного чаю. Несколько ночей подряд Иви засыпала все придумывая себе какие же могли быть причины случившегося и обдумывала что именно он мог бы сказать, чтобы она и правда успокоилась, но дело было в том, что у этой проблемы кажется не было идеального решения. Не было такой причины, обсудив которую они просто посмеялись бы с этого случая, и все забыли, оставив позади. И не потому, что он не приехал, это-то было мелочью, в сравнение с тем, какие мысли поселились в ее голове после общения с подругами.

Поэтому, когда он не стал оправдываться, бросая ей всякие причины рода «я был слишком занят», Алиса вернула свой изумрудный взгляд к его лицу и он стал искренне заинтересованным, в каком-то роде даже благодарным, вероятно. Более расслабленным. И тем не менее, остался таким же внимательным и незаметно для самой хозяйки все еще испытующим. Могло показаться будто она пытается решить стоит ли ей верить его словам. Оценивает, может ли она и правда доверять вампиру. Хотя на самом деле в ее голове витали мысли совсем иного рода и реши она их озвучить, вероятно даже Жан-Клод удивился бы насколько порой нестандартно мыслит это рыжеволосое создание, но сказать ничего она не успела.

Напротив, стоило мужчине заговорить о телефонных звонках, как лицо девушки совершенно открыто и неподдельно переменилось, и она даже пересела иначе, отталкиваясь от уютной спинки. С первого впечатления могло показаться, что она вообще возмущена подобной темой разговора, но это быстро отходило в сторону учитывая то удивление, что отразилось в ее зеленом взгляде. Она выглядела пораженной не менее чем в тот момент, когда вдруг увидела его приближающимся к столику.

- Возможно я и хотела бы разозлиться, но я не могла себе этого позволить, по крайней мере пока не получила от Вас хоть какого-нибудь пояснения. Я думала, что что-то случилось и была бы рада узнать в чем дело, поэтому не стала бы избегать возможности разобраться и лишать Вас шанса все мне объяснить. – Она заговорила очень осторожно, при этом поставив чашку и сложив руки на стол перед собой. Удивленный взгляд изучал лицо Жан-Клода, хотя по ней было видно, что она совершенно сбита с толку. Была конечно вероятность, что он не звонил никому вообще, просто решил придумать это как оправдание, но Иви не думала о нем подобным образом, да и если бы он хотел поступать так, придумал бы что-то правдоподобнее чем звонок, отсутствие которого она может показать на телефоне. – Вы уверены, что звонили именно мне? Знаю, вопрос нелепый, но последний пропущенный звонок от Вас который я видела, был когда я ночевала у Ганди и я перезвонила. А значит, номер у Вас точно был правильный… - То, что Жан-Клод просто случайно позвонил кому-то другому было единственным разумным пояснением, которое пришло ей на ум, хотя даже это казалось больно уж странным. Что-то совершенно не сходилось, и девушка на мгновенье отвлеклась, сосредотачиваясь чтобы вспомнить, что именно она делала позавчера и могла ли каким-то образом не увидеть пропущенный звонок.

Из-за всяких отрицательных мыслей и возможных догадок, которые начали закрадываться в ее сознание, она не заметила весьма интересный нюанс. Эвелис очень оживилась, желая на самом деле разобраться. Она даже не подумала озлобленно бросить, что никто ей не звонил и это какая-то идиотская попытка оправдаться. Она не стала сомневаться - если Жан-Клод сказал, что звонил ей значит так и было. Во всяком случае, он и правда так считает. Она так и не ответила ему ничего про доверие и в разговоре казалась сомневающейся, но стоило дойти до дел и ее доверие тут же проявило себя без тени колебаний, хотя девушка кажется, и сама еще этого не осознала.

+2

12

Жан-Клод был готов практически к любому словесному повороту событий. Он ведь действительно не знал, почему Эвелис не отреагировала на его звонок. Злилась ли, не хотела разговаривать или же просто... потеряла мобильный телефон. Такое случается сплошь и рядом в современном мире, и нет нужны лишний раз переживать по этому поводу. А еще он не мог на все сто процентов предвидеть ее реакцию на его слова. Однако кое-что он все же был способен предугадать. Сложить два и два, дорисовать недостающие детали цельной картинки. Ева ведь даже не понимала в полной мере, насколько хорошо Принц уже сумел ее изучить. Ее поведение, ее реакции... как на него самого, так и на весь окружающий ее мир в целом. Она была необычной девушкой. Необычной да него. Возможно, сама танцовщица с огненными волосами и не замечала своей исключительности, но вампир замечал. С того самого первого дня, как увидел ее еще в театре Фокс. В ней не было той маниакальной заносчивости, коей страдали очень многие девушки, которые хоть немного считали себя симпатичными. Конечно, не Принцу было судить о таких мелочах, ведь одно его присутствие могло осадить любую или любого, заставить думать о чем-то совершенно другом, отбрасывая все черты характера на задний план. А рядом с Эвелис необходимость в выравнивании эмоционального фона ему не требовалась. И Жан-Клода это невероятно разздадоривало. Он прекрасно знал, как на него реагирует девушка, видел это не только в ее изумрудных глазах и на пылающих краской щеках, но и где-то глубоко внутри, там, куда ни один из смертных никогда не сможет заглянуть. Но куда больше его интриговала своя собственная реакция на присутствие этого яркого огонька рядом. Он ведь был искушен... практически во всем. Удивить его было до неприличного сложно, а вызвать желание, плохо поддающееся контролю, - еще сложнее. Но у этой рыжеволосой бестии, очевидно, в рукаве был козырь, который прежде вампиру не доводилось ощущать. Он неосознанно возвращался к давно минувшим годам, что связывали его и Ашера с Джулианной, он пытался сравнивать, находить какие-то точки пересечения и делать выводы... А то ли это чувство? Это такое же, как давно утраченное и приправленное жгучей болью? И ответ был всегда одним и тем же - ныне было что-то совершенно иное. И железная логика и практичность Принца здесь ему мало чем помогали. Возможно, минув более шести сотен лет, вампир наконец-то осознал, что не все в этом мире стоит и нужно контролировать...

Но она не злилась на него. Она была встревожена, обеспокоена... обеспокоена его благополучием и... здоровьем? Это было... Принц мягко улыбнулся, никоим образом не демонстрируя клыков. Когда в последний раз кто-то из смертных переживал за вампира? Разумеется, у Жан-Клода существовали близкие, которые были совершенно искренни в своем отношении к нему, но среди них не было людей. Вампиры и звери, что сами по себе являлись порождениями мира Тьмы. А люди были всегда максимально далеки от детей Ночи. Они боялись их, не доверяли, как бы те не пытались доказать им обратное. Логика их казалась простой и понятной: если ты питаешься человеческой кровью - ты не можешь рассчитывать на какое бы то ни было снисхождение. Как удачно, что Принц не нуждался ни в чьем снисходительном отношении. Ему вполне себе нравилось проявлять снисхождение самому.

Он невольно коснулся своих воспоминаний относительно мисс Блейк, маршала и охотницу на вампиров, с которой какое-то время назад их свела судьба. Точнее говоря, этой судьбой был он сам, но этой маленькой деталью он не намеревался делиться. Так вот насколько сильно не принимала его Анита, не однократно грозясь пустить ему пулю в лоб, настолько искренне Эвелиса теперь о нем беспокоилась. Словно бы две стороны одной и той же медали... Наверно, если бы Жан-Клод знал, что Ева и мисс Блейк не так давно стали подругами, он бы неосознанно усмехнулся.

Вы уверены, что звонили именно мне? Знаю, вопрос нелепый, но последний пропущенный звонок от Вас который я видела, был когда я ночевала у Ганди и я перезвонила. А значит, номер у Вас точно был правильный

Вопрос заставил Принца едва заметно нахмуриться. Не то, чтобы он сомневался в собственной памяти, однако искреннее удивление со стороны девушки не мгновение заставило его уверенность отклониться в сторону. Но он не мог ошибиться.

- Я уверен, - кивнул он, немного озадаченно. Вампира сложно было удивить чем-то в этом мире, это верно... но если что-то касалось необъяснимой для него техники... тут он умывал руки и сдавался на растерзание технологическому прогрессу. Но все же пускать на самотек такое странное стечение обстоятельств мужчина не собирался. Его кисть плавно, с отточенной веками грацией, скользнула за лацкан черного приталенного пиджака, под которым находился внутренний карман, и вытащила тонкий телефон-раскладушку. Его взгляд на несколько мгновений прикипел к экрану, пока пальцы привычными жестами выполняли необходимые команды. На ярком поле открылась история вызовов, и инкуб промотал ее немного вниз, к нужной дате. Вечер, 18:24, семь гудков... неотвеченный вызов с номером телефона, определенно принадлежащим Эвелис Роше. Она не была записана по имени, как и никто в этом журнале вызовов. И именно эту картинку он показал девушке, развернув телефон к ней экраном, а потом и вовсе протянул ей свой мобильный. - Несомненно, этот номер принадлежит Вам, - заключил он и едва заметно приподнял бровь. В его картинке тоже явно что-то не складывалось, и он никак не мог понять почему. - Пожалуй, не стоит доверять современной технике настолько, насколько мы все уже привыкли, - с некоторой долей разочарования произнес он, ибо единственное объяснение случившемуся, по его мнению, крылось в сбое электроники. Вряд ли бы Эвелиса просто-напросто не заметила пропущенный вызов. Что-то подсказывало Принцу - это было за гранью возможного.

+2

13

Телефонный звонок затягивался, и хотя Грин был скрыт от посторонних глаз со стороны зала, то сам мужчина, если того пожелал, мог все еще оставаясь незамеченным спокойно следить за своей спутницей, что собственно и делал время от времени. У него и мысли не было, что она внезапно может сбежать, но надолго оставлять Эвелис ему не хотелось, даже ради Барона. И вот, в очередной раз, заглядывая в зал, чтобы проверить, чем занимается Роше, он увидел не желаемого гостя рядом с ней. А то, как она сидела, и вообще все в ее поведении для Томаса кричало, что рядом сидящий мужчина ей не просто знакомый, который узнал ее и подсел чтобы познакомиться. Сам Грин, внимательно изучив очертания незнакомца, вскоре опознал в нем Принца. С одной стороны, это ему играло на руку, но так же зная его истинную сущность, и некоторые способности, которыми обладали вампиры, Грин слегка напрягся, так как все это осложняло его положение с хореографом.

Но, не смотря на всю репутацию Жан-Клода, Томас ни на секунду не терял уверенности в себе. У бизнесмена были свои козыри в рукаве, ведь еще неизвестно насколько эти двое были близки. Да и вообще, хищник не будет ухаживать за добычей. И тут у Томаса было преимущество. Он ведь был таким же, как и Ева – человеком. Все же Грин привык быть победителем, и поэтому, вернув себя в прежнее расслабленное состояние, начал возвращаться к столику, как только разговор с хозяином закончился. Все шло по плану, и Барон должен был пересечь границу совсем скоро – даже чуть-чуть раньше намеченного времени. Но ренфилд был готов и к этому, так что машина должна была уже его ждать. А что касается Принца.. бизнесмену будет вполне любопытно и наверное даже забавно понаблюдать, как же Жан-Клод отреагирует на появление хозяина – сразу же почувствует? Почувствует ли вообще? А может ему это будет совсем неважно, и он предпочтет дальше вмешиваться в их с Эвелис ужин? В любом случае, Грину будет что сообщить Барону – действительно ли Жан-Клод так хорош, как ходят слухи.

С приветливой улыбкой, он подошел и сразу устремил свой взгляд на Роше, лишь мельком глянув на мужчину, сидящего у его с Алисой столика.

-Эвелис, я оставил тебя совсем ненадолго, а у тебя уже появился новый поклонник? – чтобы не показаться грубым, мужчина тут же обратился к Жан-Клоду, не утруждая даму представлять самого себя и вампира. – Томас Грин. Не стоит представляться, я о Вас наслышан, наши общие коллеги имеют длинные языки. – улыбнувшись своей голливудской улыбкой, в которой и намека не было на враждебность. - Приятно познакомиться лично. - Бизнесмен тут же протянул руку для крепкого рукопожатия. – Я так понимаю, очаровательная Алиса не оставила равнодушным и Вас? – не зря говорят, что каждый мужчина знает намерения другого. Томас не стал больше медлить и сразу занял свое прежнее место. Он не даст какой-то мелочи испортить вечер. Затем, он отрезал кусочек стейка и с легкой досадой прокомментировал:

-Эвелис, не стоило меня дожидаться, еда остыла. Даже ресторанные блюда теряют свой вкус, когда остывают. – а затем Томас вновь уделил внимание и другому мужчине.

-Примите соболезнования относительно вашего бизнеса. То, что произошло – ужасная трагедия. – Грин, который за словом в карман не полезет, не зря сказал, что сожалеет именно о бизнесе. Ему не было дела до каких-то людских жизней. Люди рождаются, а вот бизнес порой восстановить бывает очень сложно. А еще и слухи. Поэтому именно на этот аспект трагедии Томас надавил больше всего. Можно сказать, он мог ее прочувствовать. - К счастью, с вами обоими все обошлось. – Бизнесмен своим хищным взглядом посмотрел на лицо и руки Алисы и даже не пытался сдержать некую злобу и недовольство. Не отрывая взгляда от дамы, мужчина продолжил. – Если бы я только был там, ни за что не отошел бы от тебя и не позволил бы даже глянуть в твою сторону, ты же знаешь? – могло показаться, что эти слова несут скрытый мотив, упрек в сторону Жан-Клода, но Грин действительно не знал, что Принц так же в то время находился в клубе и слова Томаса могли быть восприняты им как колкий упрек. - Может будешь отныне брать меня в клубы с собой? Может и моя удача тебе поможет? – так бизнесмен свел разговор на более флиртующую тему и вспомнил, - Кстати, про удачу. Раз уж зашла речь, Алиса, хочу сделать то, что не успел перед тем, как ответить на звонок. – Грин поднялся из-за стола и достал из кармана кулон с клевером. – Я надеюсь ты примешь от меня этот небольшой подарок, и хочу, чтобы в будущем он принес тебе удачу, и оберегал, когда рядом нету достойного мужчины.

Отредактировано Thomas Green (25.07.17 00:21:08)

+2

14

- Я уверен, -  Жан-Клод нашел тот самый звонок и протянул ей телефон. И хотя Иви и без того не сомневалась в его словах, она все же взглянула на экран забирая телефон. Номер действительно был ее и значок красного цвета обозначал именно пропущенный звонок, только вот она тоже могла поклясться, что на ее телефоне пропущенных номеров не было.

- Как странно… - Эвелис даже не старалась не хмурится, возвращая телефон владельцу. Вся ее озадаченность была нарисована на слегка бледноватом лице. Как такое могло случиться было настолько непостижимым, что она не обратила внимания даже на то, что не записана у вампира по имени. Судя по другим звонкам, там ничей номер не был сохранен и это в любом случае не вызвало у нее еще больше вопросов чем самый главный. – В седьмом часу… - ее пластичные пальцы с ухоженными ногтями еле слышно перебрали по чистой скатерти, пока рыжеволосая танцовщица вспоминала что делала в то время, как ее телефон должен был зазвонить.

Пока она искала правильный ответ, из-за стены совсем напротив показался Томас, о котором она, честно говоря, уже чуть было не позабыла. Не считая это никаким прегрешением, Эвелис смотрела за тем как он подходит обратно к столику и внезапно поняла, что такого зацепило ее в этом молодом мужчине. Когда звонил Жан-Клод, у нее в гостях был Грин. Кажется, они как раз собирались пить чай… «Нет, Томас бы не стал… или все же?» - взгляд девушки стал более подозрительным и испытующим. Она еле-еле сдержалась чтобы не спросить бизнесмена прямо при Жан-Клоде, трогал ли Томас ее телефон, но это было бы крайне неловким. Хотя бы потому, что лазать по чужим телефонам казалось для хореографа слишком подростковой привычкой и обвинять в таком взрослого человека, особенно прилюдно, было бы очень неудобно. Особенно если бы оказалось, что она ошибается.

- Кажется у меня в это время были гости, - начала Роше, наконец повернувшись к вампиру и собираясь хотя бы поверхностно прояснить ситуацию, - но… - досказать, что она не уверена, в этом ли причина пропавшего звонка, рыжеволосая не успела из-за подошедшего к столику Томаса. Лицо девушки приняло несколько виноватое выражение и каждый из присутствующих мог истолковать это по-своему. Или же ей было неловко, что оба мужчины пересеклись, или же, что человек застал ее в компании вампира. И если Иви на самом деле было жаль, что она не успела окончательно разобраться в нелепости с телефоном, то посетители ресторана за соседними столиками конкретно оживились при возвращении Грина на поле действия.

На игривое замечание бизнесмена в этот раз она не ответила, но Томаса трудно было выбить из колеи самоуверенности. Она не хотела стать грубой, просто глядя на него все еще каким-то образом пыталась решить. Удалил он все-таки этот звонок или нет? Все время пока мужчины представлялись, а Грин усаживался обратно за столик, она так и не проронила ни слова, в основном наблюдая за человеком и только изредка поглядывая на вампира. Томас сказал, что знает Жан-Клода. Значит, если это был он, он знает кто звонил, и рыжеволосая надеялась увидеть что-нибудь в его реакции на эту встречу, что выдало бы – стоит ругаться по этому поводу или же нет.

Но даже если это и был Томас, совершенно ничего в поведении или мимике его не выдавало. Эвелис осталось только тихонько вздохнуть и временно отбросив эти мысли влиться обратно в разговор. И как раз услышать, как бизнесмен практически прямо спрашивает Жан-Клода, нравится ли ему танцовщица. Щеки ее зарделись румянцем смущения, а изумрудный взгляд одарил друга возмущением, которое скорее всего вызвало в нем довольную ухмылку. Все происходящее ей почему-то стало похожим на ситуацию из сериалов, когда лучший друг знает какой парень нравится девушке и вот они все трое оказываются в одном месте и этот друг не может удержаться не позлорадствовав. Вряд ли, конечно, сам Томас преследовал именно такие цели, но Роше увидела все именно так и поспешила сбить подобную тему разговора повернувшись к Жан-Клоду:

- Мы с Томасом выросли вместе в Канаде, - сказала она с уже смягчающейся улыбкой, показывающей, что этому молодому человеку, на правах давнего друга может быть прощено очень многое. Таковыми уж близкими выглядели их отношения.  – Он так нравился моему отцу, что любые наши с братом погрешности прощались нам, как только он узнавал, что Томас тоже причастен. – Воспоминания вернули в беседу прежнюю оживленность и сняли с девушки напряжение и наблюдатели со стороны постепенно переставали ее тревожить, поэтому пока бизнесмен перенял разговор, она вновь взялась за свой чай.

Если бы я только был там, ни за что не отошел бы от тебя и не позволил бы даже глянуть в твою сторону, ты же знаешь? – она не уловила намеков в словах друга, скорее всего потому, что в ее понимании, за ту пережитую ночь она должна быть благодарна Жан-Клоду, но разговаривать об этом Иви не стала. В основном потому, что она не хотела превращать свою благодарность из искреннего чувства в дешевое бахвальство.

- Безусловно, кто бы еще спас тебя оттуда если не я? – умело разыграв излишнюю самоуверенность, Эвелис пожала плечами как будто сказанное ею было очевидным. – Там было очень много людей, Томас, и спасти так много из них сразу успел бы не каждый. – Теплый изумрудный взгляд обратился к красивому лицу, обрамленному черными волосами. Она ведь не сказала Жан-Клоду, насколько ценила и то, что он ушел в зал. Он был вампиром, который мог спокойно убраться из того хаоса в безопасное место, как сделали бы многие влиятельные люди. Но он поступил иначе. И это несмотря на то, что были такие, которые продолжали винить во всем его и тех несчастных, которые сами полезли в «гнездо кровопийц». Возможно, если бы она рассказала Эльзе с Анитой именно это, хоть они реагировали бы хоть чуточку мягче на всю ситуацию.

- Если я буду ходить в клубы с тобой, это добром не кончится, не боишься? - вновь отшутилась Иви, и количество шуток, которые многие могли бы счесть оскорбительным отказом, только указывало на то, насколько на самом деле ей комфортно общаться с Томасом. Она по-прежнему считала его равным себе парнем подростком и свободно шутила даже так, как например по отношению к Жан-Клоду не стала бы.

- Кстати, про удачу. – Эвелис не поднялась со стула, так как не сразу поняла, чего именно хочет Томас. Но блеснувший в свете так понравившихся танцовщице люстр кулон, прояснил ситуацию и на время завладел ее вниманием.

- Томас… Тебе не стоило… - прекрасно зная размах бизнесмена, Иви даже боялась предположить сколько могло стоить это маленькое украшение и не решалась дотронуться до него. Она и в целом не ожидала получать подарки в этот вечер, поэтому чтобы понять насколько она смущена не нужно было и смотреть на ее розовые щеки. Изумрудные глаза хоть и удивленно, но все же несколько укоризненно поднялись к лицу Грина, и все-таки, оставлять его стоять посреди ресторана в ожидании было еще более неловким, поэтому осторожно оправив свое платье, Эвелис поднялась, поворачиваясь спиной. Кроме как на других посетителей ресторана смотреть было некуда, а тот ажиотаж, с которым те наблюдали за происходящим и перешептывались не помог ей почувствовать себя лучше.

Отредактировано Evelise Roche (25.07.17 15:04:12)

+2

15

А ведь он действительно мешал чужому ужину. Минуя все нормы приличия, он воспользовался случаем и подсел к девушке, которую уже пригласил другой кавалер. И даже то, что Эвелиса ничуть не протестовала его вмешательству - это ровным счетом ничего не меняло. Как, впрочем, никакие нормы этикета не меняли отношения вампира к своей избраннице. Да, он выбрал ее и теперь небезосновательно полагал, что дальнейшее развитие событий по больше части зависит лишь от него. Однако в действительности Принцу просто-напросто не хотелось обезнадеживать рыжеволосую танцовщицу тем, что все точки над i были расставлены еще тогда, в ту злополучную ночь, в том злосчастном клубе. Держа ее тогда, истекающую кровью, на своих коленях, он принял решение, которое теперь уже навечно изменит жизнь ничего не подозревающей Эвелисы. Оно изменит и его жизнь. Уже изменило... И по сути никакой Томас Грин уже не мог стать этому препятствием.

Комментарии на первые слова Томаса были излишни, да и Жан-Клод просто не считал нужным хоть как-то отвечать на вполне себе очевидные вещи, пусть и сказанные с явным намерением возвыситься в глазах девушки за счет другого мужчины. Это было не ново, это было понятно, и инкубу неоднократно приходилось сталкиваться с подобными проявлениями "самцовости". На его лице заиграла приятная вежливая улыбка, обращенная к мистеру Грину, который протянул руку вампиру. С такой улыбкой он умел встречать как давних врагов, так и дорогих друзей. Жан-Клод приподнялся, придерживая рукой края пиджака, дабы те не задели еду на стол, и пожал протянутую кисть. Он не стремился намеренно сильно сжать руку своего оппонента, как обычно это делают те, кто желает показать свою силу, власть или превосходство. Инкуб был максимально сдержан и галантен.

- Взаимно, - ответил Принц, усаживаясь на свое место. Можно было подстегнуть мистера Грина тем, что его имя, к великому сожалению, не было знакомо такой важной фигуре, как Жан-Клод, но мужчина благоразумно решил оставить свои ребяческие мысли при себе. Но если этот человек знал Жан-Клода, значит, он был и осведомлен о его, так сказать, не совсем человечности. Эта мысль должна была послужить пищей для кое-каких размышлений, но позже...

Я так понимаю, очаровательная Алиса не оставила равнодушным и Вас?

Вампир лишь вопросительно изогнул бровь, награждая мужчину несколько удивленным взглядом. Отношение к девушке, как к дарёной кобылице, вампира слегка удивило, но такой промах вполне можно было списать на растерянность Томаса, каким бы уверенным он при этом не выглядел. Впрочем, судя по общему и очень странному эффекту, что мистер Грин производил всем своим видом, своими фразами и действиями... именно вышеупомянутую "самцовость" он всячески и старался демонстрировать. Наверно, Принц мог бы сравнить его с павлином, распушившим свой огромный красивый хвост. Ну что ж, мужчина вынужден был признать, что приятель Эвелисы был весьма хорош собой.

- Мы с Томасом выросли вместе в Канаде. Он так нравился моему отцу, что любые наши с братом погрешности прощались нам, как только он узнавал, что Томас тоже причастен, - проговорила Эвелиса. И Жан-Клод заметил румянец на ее щеках, румянец, появившийся не из-за упоминания Томаса, а из-за упоминания вампира. И это уже могло считаться маленькой победой.

- Ах вот оно что, - снисходительно, но при этом очень вежливо проговорил мужчина. Ничто в его голосе не указывало на какой-то скрытый подтекст, однако сказанное действительно давало понять окружающим, что слова девушки пояснили Принцу все, что нужно. - Очевидно, что мистер Грин - исключительный человек, раз даже Ваш отец смог оценить его по достоинству, - улыбнулся он, словно бы знал отца Эвелисы лично. Возможно, Томас вполне мог посчитать, что после такого аргумента какой-то особенной угрозы для инкуба он более не представляет. Хотя, вполне возможно, это было не совсем так. Жан-Клод еще слишком мало знал давнего друга Евы, чтобы делать какие-то определенные выводы. Однако поведение мужчины ему не нравилось. Ему не нравилось то, как он демонстрирует себя, как надменно отрезает от своего остывшего стейка кусок и жует его, совершенно очевидно намекая девушке на разницу между собой и сидящим рядом кровопийцей, который вряд ли когда-нибудь сможет составить ей компанию за ужином.

- Примите соболезнования относительно вашего бизнеса. То, что произошло – ужасная трагедия.

- Благодарю, - кивнул вампир, отвлекаясь, - но бизнес имеет свойство восстанавливаться. Для этого всего-то и нужно, что некоторое количество безликих бумажек, решающих практически все в этом мире. Чего нельзя сказать обо всех погибших в минувших инцидентах. Никакие суммы, к сожалению, не смогут компенсировать их жизни.

Лицо вампира оставалось нейтральным. Для него человеческая жизнь не была чем-то особенным. Он не умел сокрушаться из-за смертей незнакомых ему людей, однако и безразличным оставаться не мог. Без людей вампиры не смогут жить. Без людей не было ни их, ни оборотней... не было бы всего этого развития и прогресса, поэтому относился к ним он как минимум уважительно.

Если бы я только был там, ни за что не отошел бы от тебя и не позволил бы даже глянуть в твою сторону, ты же знаешь?

Фраза вызвала улыбку на лице Жан-Клода. Ох уж это бахвальство, не подкрепленное чем-то стоящим. Будь он рядом - он бы просто умер. Без романтики и прикрас. Но Принц не спешил озвучивать свои мысли.

- Безусловно, кто бы еще спас тебя оттуда если не я? Там было очень много людей, Томас, и спасти так много из них сразу успел бы не каждый.

И вот тут инкуб осознал, что упрек Томаса был направлен в его сторону... Эвелиса рассказала ему, что Жан-Клод был в клубе и спасал всех тех, кого ему удалось спаси? Вполне возможно, но от того претензия Томаса казалась еще более нелепой. Да и сам вампир не был сторонником делать выводы, опираясь лишь на собственные догадки.

- Алиса, хочу сделать то, что не успел перед тем, как ответить на звонок. Я надеюсь, ты примешь от меня этот небольшой подарок и хочу, чтобы в будущем он принес тебе удачу и оберегал, когда рядом нету достойного мужчины.

"Алиса?" - забавно, но о таком сокращении имени девушки Жан-Клод не задумывался. Однако в голове тут же возникла интерпретация этого имени на французский манер. И она ему понравилась гораздо больше. Принц наблюдал за тем, как Томас застегивает на шее девушки кулон в виде клевера и думал лишь о том, что в Сент-Луисе уместнее было было дарить крест. Но взгляд его прикипел вовсе не к рукам мистера Грина, которые возились с застежкой, а к открытой спине и плечам девушки. "Слишком близко..." - и инкуб чуть склонил голову набок. Спектакль, что здесь разыгрывал Томас, предназначался для вампира. По крайней мере на это француз искренне надеялся. Если этот человек вел себя настолько же вызывающе и при личном общении, то ему стоило лишь посочувствовать Эвелисе. Лично он не выдержал бы и минуты.

Принцу стоило уйти. Действительно. Как бы сильно он не хотел остаться рядом с Евой. Она была нужна ему, как свежий воздух человеку, но Жан-Клод понимал, что такой крутой оборот его чувства приняли во многом из-за меток. И обострялись они, стоило ему оказаться рядом. Он знал, как они действуют, слышал рассказы очевидцев, но... при всем при этом кичиться собой перед этим совсем еще юным Томасом Жан-Клод просто не видел смысла. Если она хочет общаться с ним, гулять или дружить - это ее право. И своим неэтичным поведением инкуб вряд ли сможет что-то изменить. Скорее усугубить. Поэтому он спокойно ждал, когда мистер Грин и Эвелиса обменяются любезностями, чтобы после попрощаться с ними обоими.

- Очаровательное украшение, мистер Гринн, - одобрительно кивнул Жан-Клод. - Передайте мои комплименты ювелиру, что выполнил столь тонкую работу, - да, украшение было действительно хорошим. Не во вкусе Принца, но все же... он умел ценить даже то, что ему не нравилось. Взгляд перетек на девушку, теперь ставшую полноправной хозяйкой "листика, и вампир едва заметно приподнял бровь. - Теперь удача, несомненно, будет на Вашей стороне, - улыбнулся он.

+3

16

Томас не мог не заметить смущения и внезапной молчаливости Эвелис. Прервал ли он что-то важное? Или как раз выручил любимую из неприятной ситуации? А может все совсем наоборот? В конечном итоге все сводилось к тому, что он был здесь, и сможет все повернуть в нужное русло – остальное уже стало неважным. Все же, по дальнейшему поведению Роше Грин понял, учитывая то, насколько хорошо он знал ее с детсва, что Жан-Клод явно нравился его подруге. Было ли это простым влечением к его привлекательной внешности или же что-то большее? Томас ничем не выдал свою нарастающую зависть и негодование, хотя ему и хотелось как можно скорее избавиться от вампира. Не мог же мужчина показать Эвелис, насколько сильно он изменился за эти годы.

Сам Жан-Клод так же превосходно играл вежливого приятеля девушки. Но если вампир так же был недоволен компанией мужчины, как сам бизнессмен, то Грин явно мог поапплодировать Принцу за актерское мастерство. И надо признать, Жан-Клод был хорош собой. И только теперь он понял, как далеки были все рассказы о нем. Даже фотографии не могли передать той ауры присутствия вампира, которая сильно отличалась от того, что Грин чувствовал рядом с Бароном. Был ли это признак слабости? Верный знак, что им не стоит опасаться изменения в планах? Томас не хотел об этом думать. По-крайней мере не сейчас.

-Он так нравился моему отцу, что любые наши с братом погрешности прощались нам, как только он узнавал, что Томас тоже причастен. – Эти слова Алисы заставили искренне улыбнуться даже Грина, что нельзя было сказать о речи вампира, так как она показалась Тому вполне двуличной.

-Очевидно, что мистер Грин - исключительный человек, раз даже Ваш отец смог оценить его по достоинству. - была ли это искренность вампира или же просто его манеры? Вот только Грин воспринял это не как комплимент, а только как попытку угодить танцовщице. Возможно поэтому бизнесмен решил играть тем, чего у вампира небыло - общим их с Эвелис прошлым.

-Да, хорошие были времена. Бывало, что я как оказывалось позже, был причастен ко многим ситуациям, о которых сам даже не догадывался. – мужчина переводил свой взгляд то на Эвелис, то на Жан-Клода, пытаясь не упустить ни одного внегласного знака которые они посылали друг другу, возможно даже сами об этом не понимая. Ну а когда Жан-Клод заговорил о человеческих жизнях, Грину не оставалось ничего другого как согласиться.

-Разумеется. - Но ренфилд не мог заставить себя жалеть о них. Это было глупо. Человек человеку был врагом а не другом. Они то и дело ищут как тебя сломать и втоптать в грязь. Сложись обстоятельства по другому, и если бы Жан-КЛоду с Эвелис нужна была помощь им бы никто не помог. Зачем жалеть тех, кому на тебя наплевать? Опять - глупо.
На реплику о своем спасении от Роше Томас отреагировал лишь широкой улыбкой. Он отчасти понимал что не смотря на всю самоуверенность, страх и ужас все еще не покидали хореографа, и за ее улыбкой в глазах, тень ужаса все еще затмевала жизнерадостные искры.

- Если я буду ходить в клубы с тобой, это добром не кончится, не боишься? – Грин помолчал, а затем провел рукой по своим волосам.

-После того как ты в нас с твоим братом запустила свой маленький ботинок, я понял, что после этого мне ничего не страшно. Жан-Клод, вы когда-нибудь испытывали тот ужас, когда ребенок бросает в вас свои первые пуанты? Нет? Не советую. Настоящий ужас. Ничто с этим не сравнится. – Томас так же игриво посмотрел на Эвелис. Он готов был поспорить, что по воспоминаниям он ее обыграет. Думал ли он, что это заденет как-то Эвелис? Или что она подразумевала совсем другое, а Грин якобы отвлекся от темы? Нет. Изначально этот ужин не должен был никогда касаться темы клуба. Но обстоятельства в этот день не складывались в его пользу.

- Томас… Тебе не стоило… - и все же румянец и укоризненность в ее глазах были для него дороже всяких комплиментов. И многословнее. Однако почему-то, даже против своей воли, мужчине показалось, что он ненадолго задержал дыхание в тот момент когда Роше медлила, а когда спустя считанные секунды наконец поднялась и повернулась к нему спиной, бизнесмен наконец вздохнул с ему одному заметным облегчением.

Его руки нагло касались шеи девушки, когда Грин застегивал и поправлял цепочку. Если бы они находились сейчас одни, Грин позволил бы себе поцеловать шею Эвелис даже не смотря на то, что таким своим действием  заработал пощечину. Но поскольку он все таки был джентельменом, то не позволил себе никаких лишних действий. Мужчина просто подождал пока Эвелис повернется к нему лицом, чтобы увидеть, как кулон смотриться на теле девушки, а когда она повернулась, смог только вымолвить:

-Ты великолепна. - Затем, он просто взял руку девушки и снова ее поцеловал, позволив и себе и Роше вернуться за столик, перед этим отвечая на реплику Жан-Клода.

-Обязательно передам, и уверен, он будет вне себя от счастья, что такой уважаемый человек как Вы, оценил его работу. Он станет умолять чтобы я познакомил его с вами лично, но я что-нибудь придумаю, чтобы избавить Вас от лишнего внимания. - была ли реплика вампира об удаче сарказмом? Даже если это так, Грин больше ценил мнение Алисы.

Отредактировано Thomas Green (12.08.17 19:15:38)

+3

17

- Я все еще могу в тебя ими кинуть, хоть ты теперь и очень важный бизнесмен, - не смогла не пошутить Иви, когда ее щеки зарделись румянцем от слов Томаса. Правда это было не совсем благодаря хорошей шутке мужчины, скорее причиной было присутствие Жан-Клода. Эвелис сразу же вспомнила все те странные обстоятельства и чрезвычайно неловкие моменты при которых завязалось их знакомство. И Томас только что добавил еще одну черту ее характера в копилку знаний вампира. Ей просто нужно было хоть немного успокоить Грина и на это было даже несколько причин, которые вряд ли ему понравились бы.

Все-таки, возможно Роше можно было назвать наивной или слишком добродушной, но вот глупой ни при каких обстоятельствах. Даже если изначально она не подумала ничего дурного относительно знакомства Жан-Клода с Томасом и не желая тут же оклеветать человека поставив его в некомфортное положение прилюдно списала на нет возможность того, что он имел хоть какое-то отношение к пропавшему звонку. Чем дольше продолжалась эта странная встреча, тем более понятным становилось для Эвелис поведение обоих мужчин, которых она на самом деле не смела бы даже друг с другом сравнивать. И если Жан-Клод все еще оставался для нее мистической тайной, то вот Грина со всей его чрезвычайной разговорчивостью ее изумрудный взгляд видел насквозь. Что-то в нем все-таки никогда уже не изменится.

И то, что она начала видеть, основательно подпортило вечер. Танцовщица никак не отреагировала на то, что украшение на ее шее застегивалось возможно чуть дольше обычного и в том, что пальцы Томаса порой задевали ее кожу странного, не было тоже. А странное ощущение вызванное такой близостью хорошо знакомого ей мужчины ей помогло затолкнуть весьма отрицательное подозрение. Еще раз кротко поблагодарив за подарок, Иви уселась обратно за столик и наливая себе уже остатки теплого чая задалась вопросом почему Грин подарил ей украшение именно сейчас. Не сразу при встрече, не проводив ее домой, а именно в полном зале людей и при Жан-Клоде. А стоило ему ответить вампиру относительно подарка чуть в более грубой (так сочла сама Лис) форме, как она мысленно тут же поставила на свои подозрения жирную печать «доказано».

- Не хочу быть слишком ленивой и рассчитывать только на удачу, хочется чего-то добиться именно своими усилиями, - не без улыбки заметила Иви отвечая Жан-Клоду, - но в последнее время мне кажется я на одной удаче и выживаю. – Ее улыбка слегка переменилась, стоило ей подумать, что даже нынешняя встреча с этим чарующим мужчиной – чистая удача. Если бы они не пересеклись в этом ресторане, Жан-Клод вероятно продолжал бы ждать от нее вестей, а она ждала бы чего-то от него? Правда… Стал бы он ждать? Внезапно танцовщица только сейчас поняла, что он ведь мог просто поздороваться из воспитанности пройти мимо и не прерывать чужого ужина, а вместо этого она не успела и опомниться как он уже сидел рядом с нею за столиком.

Удивительный человек… Впрочем, может все дело именно в том, что он не человек? Изумрудный взгляд отправился в задумчивое путешествие по залу, отстраняя девушку от обоих мужчин. В мыслях же перед ее глазами дергались испуганные и обозленные лица Аниты с Эльзой, а в ушах то и дело звучали их напряженные голоса. Да, Жан-Клод совсем не человек. Но значит ли это, что он плохой в их понимании этого слова? Что они скажут про Томаса если Иви перескажет им его поведение? Скорее всего найдут ему оправдания потому что он человек…

- Я в этом городе уже достаточно давно чтобы решить, что жители Сент-Луиса любят жить в роскоши, - одернув себя задала новую тему разговора Эвелис. Некрасиво было скиснуть и уйти в свои философские размышления, когда с ней за столиком сидели два самых исключительных мужчины. Она буквально почувствовала ответственность за всех женщин, поглядывающих на них со стороны, будто должна была не ударить в грязь лицом хотя бы ради них и их грустной зависти. Знали бы они сколько ею пережито чтобы оказаться именно в этом моменте, перестали бы они завидовать? – А клубы уже открыты? Не уверена, что это будет очень просто, но я думаю мне нужно снова в них побывать. Перебороть… страх от случившегося что ли… - она вопросительно посмотрела на собеседников по очереди, как бы убеждаясь поняли ли они о чем она.

+3

18

Жан-Клод даже с некоторым любопытством наблюдал за тем, как общаются двое молодых людей в его присутствии. Сегодня он все-таки играл роль этакой помехи, ставившей Эвелис в смущенное и слегка неловкое положение, а мистера Грина, наоборот, заставляла распушать хвост. Он всем своим видом показывал девушке, что справится с любыми трудностями, что готов биться хоть с самими дьяволом за место подле нее, и уж тем более никакой вампир не представляет для него ни малейшей угрозы. Ну что ж, Жан-Клод был готов признать, чисто исходя из соображений мужской солидарности, что в этом плане Томас Грин был хорош. Его самоуверенности можно было позавидовать. Но что отличает самоуверенность от банального знания того, кто здесь в действительности владеет ситуацией? Принц едва заметно улыбнулся.

- Жан-Клод, вы когда-нибудь испытывали тот ужас, когда ребенок бросает в вас свои первые пуанты? Нет? Не советую. Настоящий ужас. Ничто с этим не сравнится.

Инкуба словно бы вырвали из густого киселя задумчивости, и он озадаченно моргнул, переводя взгляд на Томаса. Возможно, он не слишком хорошо понял прелюдию этого вопроса, и такое вполне себе могло случиться, учитывая, что вампир до сих пор не освоил все вариации современного слэнга. Но молчание послужило бы проявлением невежества.

- Думаю, я вполне могу себе представить такой поворот событий, - улыбнулся он, особенно учитывая все те предметы, которые за долгие века его жизни были брошены в него... но об этом инкуб благоразумно промолчал. В который раз. Разворачивающаяся ситуация все больше напоминала театр одного актера, которому лишь изредка нужна была чья-то помощь для собственного возвышения. Нет, Жан-Клод не был предвзят. Он не умел читать мысли и предугадывать масштабные события. Он не видел людей насквозь с первого взгляда и не умел на все сто процентов расшифровывать брошенные в его сторону взгляды... но он прекрасно делал выводы. Он был отличным наблюдателем, и сей навык тренировал не одно десятилетие. Как говорят... опыт приходит с возрастом. И того и другого у вампира было предостаточно.

Потому мужчине не стоило больших усилий подметить едва заметную смену настроения Эвелисы.

- Он станет умолять чтобы я познакомил его с вами лично, но я что-нибудь придумаю, чтобы избавить Вас от лишнего внимания

- Право, не стоит, - Принц шевельнул пальцами руки в небрежном жесте, почти что даже похожем на человеческий. - Я с удовольствием уделю время талантливому человеку. Быть может, именно он сможет воплотить одну мою задумку в жизнь, - мужчина кивнул Томасу в знак некоей благодарности за то, что, возможно, тот познакомит его с прекрасным ювелиром. А, возможно, ювелир окажется вовсе не так хорош, как могло показаться вампиру.

- Не хочу быть слишком ленивой и рассчитывать только на удачу, хочется чего-то добиться именно своими усилиями, но в последнее время мне кажется я на одной удаче и выживаю.

- Средства выживания не так важны, значение имеет лишь результат, - Принц улыбнулся и кивнул. Решение девушки было похвальным и, он бы даже сказал, по хорошему наивным. Да и откуда бы ей еще знать, что в этом мире далеко не все подчиняется одним лишь усилиям воли. Удача в жизни играет не последнюю и немаловажную роль. Уж Жан-Клод в этом что-то да понимал. На столе завибрировал мобильник, и инкуб протянул руку, дабы сбросить звонок. Ничего важного, разговор подождет, но во время движения руки вампира, манжет его пиджака чуть "отъехал" назад, скользя по красному гладкому шелку, и оголил манжет рубашки, который был украшен золотой запонкой с ониксовой вставкой. Это были те самые запонки, что Эвелиса держала в своих горячих ладошках, когда вампир оборачивал ее раненую стопу своим платком...

А клубы уже открыты? Не уверена, что это будет очень просто, но, я думаю, мне нужно снова в них побывать. Перебороть... страх от случившегося что ли...

- Да, открыты, - кивнул Принц, внимательно глядя на девушку. - Буквально пару дней назад были завершены последние реставрационные работы. В любое... ночное, разумеется, время можете посетить любой из них. Вы... - желанный гость, - вампир сделал неоднозначный акцент на слове "желанный", вроде бы, добавляющий некоторой пикантности собственной фразе и намекающий на собственные эмоции мужчины, никак не связанные с клубами. А, вроде бы, ничего особенно откровенного не навязывающий. Каждый был волен понимать и представлять все так, как считал нужным.

Мобильный снова настойчиво завибрировал, словно бы отчаянно намекая вампиру, что его присутствие в ресторане, подле двух молодых людей, неуместно. Что пора и честь знать - пора уходить. Он поднял свой синий взгляд на Эвелису и несколько лукаво улыбнулся, едва заметно дернув черной бровью. Его темные, как сама Ночь, волосы спадали по плечам и спине, и легким движением руки он откинул вьющиеся пряди назад.

- Я был счастлив узнать, что с Вами все в порядке, - мужчина плавно поднялся с места, убирая во внутренний карман свою тонкую "раскладушку", - потому не смею более мешать Вашей дружеской встрече. Я обязательно свяжусь с Вами в ближайшее время, - он подцепил тонкую кисть танцовщицы и оставил на ее изящных пальцах прощальный поцелуй. А после обратился к Томасу, - мистер Грин, - протянутая рука так же послужила знаком прощания. Принц умышленно не обратился к Эвелисе так, как обычно делал это, так, как ему бы хотелось. На то у него были свои причины. Он вышел из-за стола и направился в сторону выхода своей текучей походкой, не тратя ни капли своего драгоценного внимания на посетителей, кидающих ему вслед различной эмоциональной окраски взгляды.

+3

19

-Если тебе потом придется обо мне заботиться, я даже сейчас могу одолжить тебе свою туфлю. - отшутился мужчина, но он понимал, что атмосфера переставала быть непринужденной и расслабленной.

Не смотря на все усилия и мастерство Томаса, напряжение просто витало в воздухе. И Грину был недоволен, хотя внешне и не подавал виду. Не смотря на то, что это был вечер Томаса и Эвелис, он все равно чувствовал лишним именно себя. Подавила ли ситуация самоуверенность или самооценку? Ни в коем случае. Это лишь подтверждало, что он многое упустил, и ему надо стараться сильнее. Бизнесмен привык ко всему подходить как к бизнесу. Почти. Когда все под контролем, результаты никогда не будут другие, нежели какими он хочет их видеть. Но это была именно та ситуация, с которой у него были проблемы – он не чувствовал ее под контролем. И дальнейшее поведение хореографа после шутки, лишь доказывало, что ситуация уходит в другую сторону и мужчина перестал производить то впечатление, с которым началось их свидание.

Роше ненадолго отстранилась от них психологически, что Том не мог не заметить краем глаз, пока перекидывался несколькими фразами с Жан-Клодом.

-Да, конечно. Как пожелаете. Вот вам его визитка. - Грин расстегнул  засунул в карман руку и достал небольшую картонку, на которой с одной стороны было черным по белому напечатано название магазина с адресом, а на другой выдавленные изящные винтажные узоры, и положив ее на стол протянул вампиру.

Затем кратковременную тишину прервал приятный голос Алисы. Удача? Грин в нее не верил. Он ничего не добился бы полагаясь только на удачу. И в этом случае, он был согласен с Жан-Клодом, но он так же должен был поддержать хореографа, хотя и в его стиле.

-Жан-Клод прав, Эвелис. Забудь о том, что произошло. Какую это сейчас имеет разницу, если результат в итоге положительный. – он надеялся, что танцовщица не сочтет его слова грубыми, будто он пренебрег ее чувствами и мнением. А затем Грин услышал вибрацию телефона, и посмел позволить зародиться небольшой надежде, что вампиру придется их покинуть. Ему вовсе не хотелось чтобы у Алисы осталось плохое впечатление от вечера, а судя по тому, сколько времени было уделено разговорам о трагедии.. Кажется, Томасу придется договориться о новой встрече, только в этот раз спланировав ее там, где их никто не сможет потревожить. Внешне, конечно же, Грин оставался таким же добродушным мужчиной но с хищным взглядом бизнесмена. Поэтому его легкое разочарование, когда Жан-Клод просто скинул звонок, так же никто не заметил.

А вот фраза о том, какой Алиса желанный гость в клубах вампира, заставила бизнесмена оживиться.
-Хорошая идея. Может возьмешь меня с собой? На всякий случай? Научила бы меня танцевать наконец-то. А то мужчины – плохие учителя. – пошутил Грин, пытаясь разрядить обстановку и даже не скрывая намека на то, что он будет рад встретиться с ней еще раз и не отказался бы куда-нибудь сопроводить Алису.

Вампир же в это время снова занялся телефоном, но в этот раз он действительно собрался их покинуть. И Грин не смог не отметить как отличается Жан-Клод от Барона. Все его движения были мягкими и плавными – завораживающими даже. И он не мог не сравнить его со змеей. Красивой, гипнотизирующей, но не менее опасной. Но особенно в связи с последними событиями, мужчина все же был уверен, что он сделал правильный выбор, пойдя на сделку с Бароном.
Мужчина молчал пока Жан-Клод прощался, но когда обратились к нему, встал, и пожал руку вампира.

-Еще раз, рад нашему знакомству, Жан-Клод. Может нам еще повезет, и мы встретимся при других обстоятельствах. -  да, как мужчину его задевало когда прикасалтсь к женщине, которую он хотел считать своей. Но это так же добавляло ему азарта. Ему казалось, что далеко не все еще потеряно, не смотря что Алису И Жан-Клода явно связывала некоторая история.

-Я понимаю, что ты устала, но может потанцуем? Можно даже не в такт музыке. - улыбнулся он кончиками губ, ожидая ответа Роше, пока официант убирал стул только что покинувшего ресторан Принца.

Отредактировано Thomas Green (30.08.17 16:44:42)

+3

20

Столь быстро открытые ночные клубы вызывали в душе Эвелис довольно противоречивые чувства. С одной стороны, это значило, что даже если бизнес Жан-Клода и пострадал, то все уже налажено, он достойно оправился после такого потрясения и пережил удар скорее всего нацеленный и на его репутацию тоже. С другой же, ее поражало как быстро люди забывают о случившихся трагедиях и несчастьях. Не успели еще и синяки на ее теле пройти, а ссадины только-только затягивались, но клубы уже полноценно функционировали и однозначно не оставались пустыми. Скорее всего, там могло стать даже более людно чем обычно, как будто каждый человек старается всеми способами отвлечь себя от огромного букета разносортных несчастий, который можно было бы потрогать, стоит только протянуть руку.

- Общепризнанное мнение что научить танцевать можно кого угодно довольно обнадеживающее, - поддержала шутливые интонации Томаса девушка, уже не особо переживая будет ли это обидным подшучивать над ним перед Жан-Клодом, которого судя по всему бизнесмен воспринимал как некоего соперника. Правда и ругать его за это совершенно открыто Алиса тоже как-то не могла. От слова вообще. Это же Жан-Клод. Как бы она не пыталась убедить себя, что она очарована его внутренним миром, на самом деле в ней все еще теплился очаг сомнений по этому поводу. Как-то все касающееся мыслей и действий этого мужчины мутно. В один момент ей кажется, что он полностью открыт для него и их взаимопонимание пускает мысли практически в унисон, но в тот, другой, она настолько растеряна и сбита с толку, что даже понятое ранее внезапно кажется лишь ошибкой ее наивной самоуверенности. И когда она-то пытается хоть чуточку заглянуть в приоткрытую дверцу темного шкафа, Томасу, которому совершенно плевать на душу вампира в том смысле, в котором она так интересует Роше, все равно приходится иметь дело с еще и исключительной внешней оболочкой, окутанной такой аурой мистического романтизма, приправленной манерой речи и обоснованным достоинством, что даже в данной ситуации для Эвелис не особо доброе поведение Грина было в каком-то роде понятнее и ближе, чем до фантастичности правильная идеальность Жан-Клода. Что, впрочем, не значило, что она не осуждала поведения одного и не пыталась разгадать другого.

Мобильный телефон снова напомнил о себе, а танцовщица только тогда обратила внимание на то, что это не какой-либо дорогущий смартфон новейшей еще не выпущенной в массы модели. Ничего волшебного, но рядом с изящным и педантичным Жан-Клодом эта вещица почему-то показалась ей довольно забавной.

- Обязательно, - повторила Иви чуть кивнув своей огненной головкой и подкрепила прощание теплой улыбкой, - доброй ночи. – Провожать мужчину изумрудным взглядом она не стала, хотя в другой ситуации ей бы очень этого хотелось. Было в мужественной походке Жан-Клода что-то потаенно мистическое, что-то такое, что не могло ускользнуть от взгляда помешанного на своем деле хореографа. Но когда он удалялся от их столика Иви была слишком удручена поймав себя на странном чувстве будто она с Жан-Клодом пришла в этот ресторан и разговорчивый случайно повстречавшийся Томас подсел к ним, а не наоборот. Было ли это результатом опрометчивого поведения Томаса, самоуверенного спокойствия Жан-Клода или же предпочтений самой Эвелис, девушка не знала.

- Совсем ничего не стесняешься? Ты же не умеешь танцевать? – напомнила танцовщица, но хотя на самом деле танцевать ей что-то совсем не хотелось, она все же поднялась и позволила отвести себя поближе к остальным танцующим парам. Просто потому, что было бы слишком грубым и неблагодарным по отношению к Томасу, потребовать везти ее домой сразу после ухода Жан-Клода. Да, она на самом деле чувствовала себя утомленной, но со стороны это все равно выглядело бы неправдоподобным.

Некоторое время они ритмично двигались в танце сливаясь с общей массой танцующих пар. Любопытный для всех инцидент за столиком, с участием самого узнаваемого в городе вампира, в определенных рядах узнаваемого бизнесмена и очень мало кому известной девушки, постепенно всеми забывался. Томас оказался к ней достаточно близко и вполне знакомые ароматы его дорогого парфюма пошалили с ее воспоминаниями и воображением, несмотря на то, что к близости партнера во время танцев Иви давно уже привыкла. Возникло ощущение некой неловкости, хотя сам бизнесмен (который, кстати, танцевать очень даже умел) оставался таким же самоуверенным и беспокоящий Эвелис нюанс вновь засверлил под темечком.

- Ты был не особо учтив с Жан-Клодом, - слегка упрекнув как обычно делала это и в детстве, заметила девушка. Маленький комментарий, ничего особо не значащий, но сообщивший ему, что она это прекрасно заметила. Так или иначе, этот разговор теперь позволит ей прийти к вопросу, который ей так хочется задать на самом деле.

+3

21

Если бы не самоконтроль, который оттачивался годами, то после ухода вампира, Томас мог бы облегченно вздохнуть. Тем не менее, ему не позволяла успокоиться та мысль, что что-то пошло не по плану. Ведь в его строгом расписании крайне редко что-то шло не так. Однако, нюанс по имени Жан-Клод, даже физически уже не присутствуя за столиком, все равно пребывал с ними на каком-то моральном уровне. Его аура и то, как он себя преподносил были впечатляющими. Но для Грина сейчас нельзя было отвлекаться. Рядом с ним все еще находилась Эвелис, и хотя он чувствовал, что спутница хотела бы уйти вместе с вампиром, ее манеры и воспитанность не позволили девушке сделать это.

Хотя Роше и пыталась вести себя как в начале вечера, но что-то в ее взгляде было не так. Мыслями, она витала где-то в другом месте.. или же с кем-то другим? Теперь Томасу как никогда хотелось узнать, о чем же пара беседовала, пока он улаживал дела по телефону.

- Совсем ничего не стесняешься? Ты же не умеешь танцевать?

-Может я и не смогу показать таких па, как твои танцоры, не говоря уже о тебе, но простые вальсовые раз-два-три я вполне могу осилить. Именно это я и хотел тебе показать. Бизнесс? Это все прикрытие чтобы тайно от тебя научиться хоть немного танцевать. Я раскрыл перед тобой все карты. Теперь ты знаешь правду. Виноват. – конечно же мужчина заметил слегка изменившуюся интонацию Алисы. Поэтому решил слегка разрядить обстановку.

Надо признать, что хоть Томас и не являлся мачо, который одним своим видом мог распугать любого, который посмотрит ему в глаза, у него была своя аура которая заставляла другие пары держаться от них чуть-чуть подальше. Оказавшись так близко к Эвелис, ренфилд не стал демонстрировать какой он сильный и прямо вжимать девушку в себя. Наоборот, он позволил ей быть настолько близко, насколько приходилось или же как ей казалось, она сама хотела бы если только не тот факт, что его рука, лежащая на талии хореографа, не позволила бы ей отдалиться слишком далеко. Между ними возникла некая тишина, но Томас не стал ее нарушать, просто наслаждаясь их близостью, так как чувствовал напряжение танцовщицы. Он хорошо знал ее, поэтому просто ждал, пока она сформулирует вопрос или же наберется смелости. Сам Грин в это время, думал о том, чем сейчас мог быть занят Барон, так как знал, что Жан-Клод ушел именно из-за него.

- Ты был не особо учтив с Жан-Клодом.

Вот все и выяснилось. Все это время она думала о другом.  С одной стороны, было бы разумнее вернуться к столику и обсудить все без посторонних ушей, но Томас решил, что будет лучше если Алиса будет находиться ближе, чем на расстоянии стола.

-Ты ведь знаешь кто он на самом деле? Он не человек. Он вампир. Монстр, который питается кровью. Я не хочу никого оправдывать. Люди тоже бывают монстрами, но я боюсь за тебя. Даже если ты веришь, что он не причинит тебе вреда, но у них совсем другие правила нежели у нас, простых людей. И я просто не хочу, чтобы ты нечаянно из-за этого пострадала. - и отчасти это было правдой. Но была и другая причина, а в частности ревность. Но признаться Эвелис в этом он не мог. Поэтому пришлось выкручиваться благодаря общим знаниям известным об оборотнях и вампирах. Теперь Томас просто ждал как на это отреагирует его спутница. Напряжется, расслабиться, узнав причину, или же ее сердце начнет чаще биться, все это послужило бы для Грина ответом, даже если Роше промолчит. Ведь когда они так близко друг к другу, даже хорегораф могла чувствовать как его сердце стало биться чуть чаще прежнего.

+3

22

В каком-то смысле можно было все-таки говорить, что маленькая непоседа Иви выросла вместе с этим уже тогда немного зазнавшимся мальчишкой, благодаря его дружбе с ее старшим братом. Поэтому, какими бы на самом деле не были между ними отношения, чем бы там не закончилась романтическая ступень в их истории, несколько лет откровенной дружбы, а затем и близких отношений все-таки позволяли Томасу попасть в тот печально короткий список людей, остававшихся важными для Эвелис даже если они делали что-то, что особо хорошим она не считала. Это были люди, которым можно было говорить с ней более откровенно, и которым было дозволено попытаться отругать ее за что-то, по их мнению, очень глупое, при этом не потеряв расположения девушки, которая слишком рано научилась быть самостоятельной и независимой в принимаемых ею решениях.

Такое отношение, по мнению Роше ,всегда давало ей одинаковое право делать не менее неприятные комментарии или читать часовые нотационные лекции, если она считала, что человек в этом нуждается.  К тому же, хоть Грин и был довольно харизматичным, что уж говорить о его любви к вниманию, - он все же был успешным бизнесменом отнюдь не благодаря деньгам и заслугам своего отца. Переживать, что, если они начнут обсуждать неприятные темы прямо в сердцевине массы из танцующих пар, мог подняться шумный скандал было нечего.

Это было одной из черт всегда нравившихся танцовщице в ее бывшем парне, потому что конфликтной она не была по всей своей натуре. Постоять за себя, восстановить справедливость, выразить свою авторитетность или кого-то защитить, это она, конечно, всегда умела, но все е старалась совершать без повышенных тонов и плоских оскорблений ради унижения обидчика. Просто это совсем не ее. Возможно, так было потому, что в ее семье родителям очень редко доводилось повышать на детей голос, да и с братом они на удивление всегда слишком хорошо ладили чтобы ругаться до хлопающих дверей, но, так или иначе, стоило кому-то поднять на девушку голос и она как-то очень уж терялась от самого факта происходящего.

Вот поможет ли это стечение обстоятельств в нынешней ситуации Томасу… В этом, продолжая плавно двигаться в спокойный ритм мелодии по заданной партнером траектории, Иви все больше и больше сомневалась. Мужчина, конечно, не знал, что совсем недавно ее подруги итак сделали все возможное, чтобы убедить ее держаться подальше от вампира в качестве потенциального жизненного партнера. А ведь скорее всего, именно потому, что услышать что-то подобное ей довелось уже не в первый раз, на слова Грина Эвелис отреагировала многим более раздраженно, чем стоило бы. Набрав в легкие побольше воздуха, она вздохнула, отгоняя подальше первые отрицательные эмоции. Он ведь пытался, или говорил, что пытался ее защитить. Уберечь от неприятностей. Но проблема, скорее всего, была не совсем в этом. Она заключалась в его странных методах.

- Поэтому ты удалил его звонок с моего телефона? – напрямую спросила девушка, перестав небрежно скользить по другим кружащимся в танце парам, и переключая все свое полное недовольства и, хоть и очень очаровательного, но все-таки вполне откровенного упрека внимание на Томаса. Ее изумрудный с особенной проницательностью следил за его лицом, лишний раз напоминая мужчине, что некогда очень юная девочка, которую он так стремился оберегать, уже достаточно подросла и поумнела, поэтому, не оставалось места сомнению, - Иви упрекнула его, и помимо объяснений, которые вроде как и были озвучены, она желала услышать извинения.

То, что Жан-Клод очень спокойно отреагировал на такое странное обстоятельство как исчезнувший звонок, только подогревало возмущение Эвелис. Она не размышляла и не пыталась оценивать, насколько хорошо они оба разбираются в современной технике, но хватало же ей даже базовых познаний чтобы понимать, что уж звонки просто так исчезать не могли. В крайнем случае, ей прислали бы текстовое сообщение, информирующее, что кто-то звонил в таком-то часу. И если Жан-Клод был схожего с нею мнения относительно работы мобильной связи… Не хотелось даже узнавать, что именно он мог подумать, и какой ветреной и глупой она выглядела в его глазах. Так что теперь, ее крайне недовольный взгляд выжидающе смотрел на того, кто поставил ее в такое неловкое положение. Их роли как будто немножко даже изменились. Теперь, возможно, Томас предпочел бы, чтобы между ними оказалось безопасное расстояние столика, а вот Иви порадовалась, что ему некуда деться от упрека.

+3

23

Если Грин мог похвастаться тем, как легко он читает людей, и как хорошо в них разбирается, то в ситуации с Эвелис.. пожалуй, это единственная девушка, которая с годами становилась лишь еще более непредсказуемой. У мужчины не было и мыслей о том, что Иви может закатить скандал. Они были уже достаточно взрослыми и публичными людьми, чтобы не уметь контролировать свое поведение. Но видимо только сейчас он осознал настоящее отношение Роше к Жан-Клоду. И хотя она произнесла свой вопрос вовсе не в повышенных тонах, Грин просто почувствовал тот укор и бурю эмоций которые могла чувствовать хореограф. Один какой-то пропущенный звонок. Он был так важен для нее? Причем Томас мог бы понять и принять такую тревогу о пропущенном звонке от какого-нибудь спонсора. Но не от какого-нибудь.. вампира. Да и к тому же, если у них все было так серьезно, она всегда мог бы позвонить ей еще раз.

Все таки Грин не мог судить других лишь потому, что они не поступают так, как на их месте поступал бы бизнесмен. И все же, он медлил с ответом. Ренфилд уже не видел смысла скрывать этого, раз Алиса об этом догадывалась. Вопрос лишь в том, как он преподнесет ответ и какая будет ее реакция.

Томас еще раз повторил ее вопрос в своей голове. «Поэтому ты удалил его звонок с моего телефона?». Не совсем. Но.. поймет ли она? Не смотря на то, насколько мужчина хотел верить в то, что их общее прошлое сыграет немаловажную роль, он все таки сомневался.

-Я лишь пытался тебя защитить. – и не смотря на весь свой самоконтроль, Грин слегка напрягся и ухватил Иви сильнее. – Я не знаю, что между вами происходит или.. –Грин на секунду замолчал и его голос заметно стал суровее. –.. или уже произошло, но я просто не могу тебя потерять. Ты понимаешь, что мы по сравнению с ними уязвимы? Мы слабое звено. Что если кто-то причинит тебе боль пытаясь добраться до него? Или того хуже? Думаю ты не можешь винить меня в том, что я пытаюсь уберечь последних людей которые действительно что-то значат в моей жизни.

Он сказал все что мог ей сказать. Теперь дело было за Эвелис. Он был готов к тому, что она скажет что его ненавидит, даст пощечину или что еще девушки вытворяют в порыве гнева, но.. Эвелис была другой. Поэтому как раз таки снова он не знал как же она отреагирует. Все поймет и скажет что не нуждается в его опеке и попросит уйти из ее жизни? Возненавидит, но не покажет этого? Попросит вызвать ей такси чтобы немедленно отправиться домой? Вариантов было слишком много, и если их время заканчивалось, то он все еще пытался его удержать.

-Возможно мне не стоило этого делать. Но я был сам не свой. Мне надо было тогда с тобой об этом поговорить, но мы с тобой не виделись так давно, что я не хотел ничего знать о других мужчинах с которыми ты общаешься. Но я сделал бы это снова, зная что пусть даже если ты во мне разочаруешься, но останешься в безопасности.

Ненадолго Грин захотел чтобы его с мастером план воплотился в жизнь прямо сейчас. Тогда бы Эвелис точно была бы его. И она увидела бы насколько их мир жесток. И когда она будет настолько уязвима, только он сможет обеспечить ей безопасность. Только в нем она будет нуждаться. Но Роше всегда была сильной духом и к тому же очень умной. И вполне возможно что ей нужно будет время чтобы все обдумать. По крайней мере Томас очень на это надеялся – что Алиса не будет спешить с выводами.

+2

24

Эвелис выслушивала, хмурилась, продолжала размышлять, но ответить ей было нечего. Томас не был первым человеком заговорившим с ней об опасности знакомства с Жан-Клодом. Скорее всего, ему не быть и последним. И когда первые возмущение с обидой по поводу того, что ее считают слишком глупой и наивной чтобы принимать правильные решения самостоятельно, проходили, оставалась какая-то странная утомленность, в свете которой ей уже не хотелось ни спорить, ни пытаться переубедить. Возможно ли вообще убедить весь мир в том, что это именно он ошибается?

Напряженный бизнесмен продолжал сжимать ее сильнее, но танцовщица не придавала этому неудобству никакого значения, как не особо обратила внимание и на то, что музыка изменилась, а они, закончив танец, отправились назад к своему столику. Это было скорее машинальным поведением девушки, которая слишком часто танцевала в паре, позволяющее спокойно предаваться собственным мыслям.

- Я понимаю твое беспокойство, - наконец заговорила девушка, пока они дожидались официанта со счетом. Подбирая правильные слова, она блуждала взглядом по опустевшему столику. – но это мои решения, и это не повод тебе вести себя с кем-нибудь грубо или вмешиваться в мою личную жизнь так кардинально. Если Жан-Клод меня обидит, я обязательно приму меры, но так просто… Боже, Томас, ты же без спросу взял мой телефон и порывшись в нем стал удалять звонки! – вновь всплывшее возмущение, навеянное тем самым неловким чувством, которое ей пришлось испытать когда Жан-Клод показал ей звонок в своем телефоне, перебил приятный и еще более обходительный после визита вампира персонал ресторана, поэтому единственным, что выразило настоящую степень недовольства девушки, стало еле заметное покусывание нижней губы.

Она действительно не злилась, поэтому забрала с собой и красивый букет цветов, подаренный другом детства. Да и не устраивала каких-либо истерик и показательных номеров вроде требования вызвать ей такси и нежелания больше общаться. Напротив, хоть она и стала крайне молчаливой, Иви все же позволила Грину отвезти ее домой на машине. Все-таки, заканчивать хороший ужин такими тяжелыми настроениями ей казалось неправильным. Да, Томас повел себя не лучшим образом, но он слишком решительным и дерзким был еще с тех самых пор, когда они только знакомились. Вероятно, это черта всех бизнесменов. Может поэтому, перед тем как сесть в открытую для нее дверцу авто, Алиса постаралась вполне искренне улыбнуться мужчине, а когда он занял свое место за рулем, попыталась разрядить обстановку и отложить свое расстройство до момента, когда останется одна.

- Ресторан и правда очень красивый, только, наверное, еще и очень дорогой, - заметила она, поднимая пластичные пальцы к сверкнувшему в свете фонаря украшению на шее, - я бы подумала, что ты совсем забыл насколько я предпочитаю простоту, если бы не такой нежный подарок. Спасибо, Томас. Правда. - Изумрудный взгляд поднялся от маленького кулона к профилю сидящего за рулем мужчины и Эвелис не спешила отворачиваться, изучая, на самом деле скорее вспоминая, столь дорогого для нее когда-то человека.

Отредактировано Evelise Roche (03.12.17 18:11:46)

+2

25

Грин не сдавался. Мужчина попросту решил приостановить напор. Эвелис, как ему показалось, устала от всего происходящего вокруг. Даже в глазах девушки будто появилась некая отстраненность. Томас не произнес ни слова, за то время, пока они не вернулись за столик, и Роше не заговорила первой. Но он думал, что она просто попросит его отвезти домой и некоторое время не появляться в ее жизни. Хотя так поступила бы любая другая девушка. А Алиса.. Алиса была более красивой и разумной девушкой, чтобы попросту податься негативным эмоциям и послать кого-то на все 4 стороны без очень веской причины. Тем более, что хоть он и обидел хореографа, но это было не таким поводом, чтобы она сказала ему никогда больше не появляться.

Забавно, но пока Роше пыталась подобрать слова, и блуждала взглядом по столу, Грин делал тоже самое. Уже раньше он прочитал по ее изменившемуся поведению все, что он не хотел, чтобы девушка когда-либо чувствовала к кому-нибудь кроме него. И для него это было нестерпимо.

-Я тоже понимаю о чем ты говоришь, но если кто-то тебя чем-то обидит, до мер может и не дойти. Или они будут после.. После чего-то неотвратимого. – он нарочно пропустил эмоции танцовщицы и оставил их без комментария. Так как все, что он мог сказать, только ухудшило бы ситуацию. Просто ничего не могло изменить того факта, что Грин своей ревностью обидел свою любимую женщину. Эвелис не впадала в истерику, что только заставило бизнесмена еще крепче в нее влюбиться. Она действительно была той женщиной, ради которой в давние времена целые армии могли бы биться насмерть, лишь бы она одарила кого-нибудь взглядом.

И все же, Грин оставался джентельменом до конца. Он не мог знать, забрала ли Эвелис букет лишь из вежливости, или она действительно не злилась на него. Но что бы еще не хотел Грин сделать за вечер, это придется отменить. Как обычно, Томас держал для хореографа открытой дверцу машины, пока она удобно усаживалась. Но его действительно удивила и обескуражила улыбка Алисы. Именно она дала ему надежду, что еще не все потерянно. А когда ренфилд уселся за руль и Роше заговорила, у Томаса появился новый план.

-Ты меня знаешь, я не мог позволить тебе выбрать куда поехать иначе, это не было бы сюрпризом. И конечно, я не забыл твоих нравов, просто из-за партнеров, я успевал ходить только в рестораны, а вот гадать не отравят ли нас в том или ином кафе.. – хотя возможно, если бы он выбрал что-то менее дорогое, может они и не встретили Жан-Клода. – но надо признать, нам бы такое действительно запомнилось. Надолго. – мужчина улыбнулся. Он представил их обоих лежащими в больнице на соседних койках и страдающих с отравлением.

-Это тебе спасибо. За то, что согласилась встретиться. Я думал, что я для тебя прошлое, к которому ты, возможно, не захочешь вернуться. С тобой.. я могу быть собой, а не тем великим начальником, который должен знать выход из любой ситуации и даже ясновидящим, чтобы знать, когда и что случится.

Грин на некоторое время замолчал. Краем глаза он заметил, что хореограф смотрит на него, но не стал как-то нарушать тишину. Он пытался вспомнить, как быстрее всего доехать до пункта назначения. Пока Эвелис не догадывалась, что Томас ее везет вовсе не домой, а в одно особенное для него место.

-Прости. – оно было искренним. По крайней мере, так показалось даже самому ренфилду. Никогда так много раз за день он не извинялся. А за то время, пока они ехали, Алиса уже заметила, что они покидают город. – Не подумай ничего плохого. Я не собираюсь ничего делать, просто хочу тебе кое-что показать. И я был бы очень признателен, если ты на две минуты закроешь глаза.

Бизнесмен привез Алису на то место, куда он приезжал чтобы побыть одному. С этого холма весь город был как на ладони.
-Можешь открыть глаза. Мы на месте. – Грин вышел из машины чтобы открыть дверцу для Эвелис. Он не хотел, чтобы вечер окончился их ссорой. И хотя по дороге Роше сказала, что вечер был не самым ужасным, он не хотел, чтобы он оказался очередным. Он должен был запомниться. – Мне тут хорошо думается. К тому же, здесь спокойно. Смотришь на этот большой город и чувствуешь себя каким-то небольшим. И проблемы тоже кажутся маленькими.  Просто насладись со мной видом. Ненадолго.

Мужчина достал плед из багажника, и постелил его на капот машины. Все еще теплый капот не даст им замерзнуть и хореограф сможет удобно поставить каблуки на бампер, чтобы не соскользнуть. А далее последовала самая банальная фраза из кинофильмов.

-Ты первая, кого я сюда привез. – Грин был собственником и единоличником. Именно поэтому он не любил ничем и ни с кем ничего делить. Лишь единицы были исключением. И Алиса входила в это число. – Дай знать, и я тебя сразу после этого отвезу домой.

+2

26

Эвелис постаралась как можно осторожнее убрать букет на заднее сидение, что было не самой легкой задачей потому что обижать Томаса просто закинув его обратно ей не хотелось, а ползать по сидению в платье самой тоже было тем еще зрелищем. Кое-как она умудрилась осторожно и вроде бы надежно устроить букет на дорогом сидении, рассчитывая на то, что занятой разговором и дорогой мужчина не имел много времени чтобы приглядываться к спутнице. Чего она вообще сразу не положила букет назад, прежде чем залезть в машину самой? А, он ведь всегда держал для нее распахнутой дверцу. Даже забавно, как спустя столько времени с их последней встречи или отношений, общие привычки и заведенный порядок поведения легко и быстро возвращался, как что-то все еще повседневное и подразумеваемое для них обоих. Что-то в этом было. Что-то важное и теплое, что вероятно порадовало бы Томаса, но от чего-то очень озадачило танцовщицу. Или не это?

-Томас, куда...- изумрудный взгляд начал вопросительно блуждать по сменяющемуся ночному виду, стоило Иви вновь усестся поудобнее и заметить, что пока она возилась с цветами бизнесмен свернул куда-то в сторону с хорошо знакомого ей маршрута ведущего до дома. Не было трудным уловить ее смятение и подрастающую настороженность, поэтому Грин поспешил объяснить что происходит, и Алисе осталось лишь молчаливо вздохнуть.

Эту вот часть отношений она начинала успешно забывать. Томас всегда решал все сам и для себя. Безусловно это был очень красивый и романтичный поступок, который был предназначен для того, чтобы сгладить сложившееся напряжение, поэтому, возможно было немного некрасивым со стороны Эвелис подобно избалованной подарками девчонке не оценить такого жеста внимания, но все-таки она знала этого парня наверное даже слишком хорошо и они ругались в прошлом уже так много раз, что она просто не могла про себя отметить то как просто он в очередной раз принял решение и за нее. Правда, может это она не права и накручивает сама себя какими-то старыми воспоминаниями, ведь на самом деле можно было понять, почему Томасу так хочется завершить вечер приятнее и не просто ужином. Добродушно прикрыв глаза, девушка постаралась в очередной раз за вечер отогнать постоянно одолевающее ее отрицательное предрасположение. Да, ей не нравится его поступок, но в каком-то смысле мужчина был прав - беду лучше предотвратить до того как она случится. К тому же, Анита с Эльзой тоже были определенного мнения относительно вампира в числе знакомых Эвелис, и их она за это не спешила выставлять из своей жизни.

Мягкое торможение и хлопающая водительская дверца сообщили девушке о прибытии на место и понадобилось очень большое количество терпения и мужества чтобы не подглядеть куда именно Грин ее привез. Не потому, что она считала его для себя опасным, скорее потому, что... просто потому что это был он. Те, кто его знают, не нашли бы это странным. К счастью, он и разрешил ей осмотреться сразу, поэтому у нее было время на то чтобы отреагировать на открывшийся вид в совершенном одиночестве, пока он обходил машину.

- А мне казалось, ты не любишь казаться небольшим, - шутка не показалась язвительной только благодря мягкой улыбке и все еще застывшему на лице девушки изумлению. Все-таки, хоть она и любила пошутить в компании Томаса и частенько пыталась его подтрунивать, злой Алиса не была никогда, да и вид был достоен того впечатления, которое с лихвой отражалось на ее открытом личике, не смотря на все попытки отшутиться. На какое-то мгновение они застыли около открытой дверцы автомобиля и смотрели друг на друга, пока девушка вроде как решала, есть ли у нее причины отказываться.

Таковых судя по всему не нашлось, поэтоу Эвелис прошла поближе к краю площадки, пока Грин остался с чем-то там возиться позади. Вид на город и правда открывался изумительным. Живой организм с яркими мигающими огнями не засыпал даже ночью. Напротив, жизнь самой захватывающей и все еще такой таинственной для Иви части этого существа, ночью только оживала. Завороженная собственными рассуждениями и ассоциациями, девушка подошла к самому краю и не облокотилась на перила только потому что прохлада вокруг заставляла ее приобнять себя руками.

-Как ты нашел это место? - не глядя на Томаса задумчиво спросила Роше, когда тот подошел ближе. На ответе бизнесмена разговор и закончился, но через некоторое время девушка нарушила тишину вновь. - Алексу бы тут понравилось... - ветер подхватил такое важное для нее имя и взвил его вместе с прядками ее огненных волос. Как давно она уже не произносила имя своего брата вслух, особенно когда кто-то рядом? Кажется это стало такой редкостью, что она практически смаковала его звучание, пока между молодыми людьми пристраивалась аура комфортных спокойствия и доверия. Все-таки, сколько бы они не ссорились, некоторые обьединяющие их вещи уже наверное навсегда останутся общим, связующим их звеном.

+1

27

Цели Томаса были ясны самому Томасу. Как хищная птица он готов был продолжать вести длительную охоту за Роше. Хотя.. птицы как раз таки быстро ловили своих жертв. А вот само преследование и ожидание было присуще более земному виду. Только вот Алиса не была жертвой. Она скорее тоже была хищником, если бы только этого захотела. А пока.. девушка просто спокойно выжидала, что будет происходить дальше, но в то же время способная предотвратить любую инициативу, которая придется ей не по нраву. Но хореограф делала это не физическими усилиями. Эвелис всегда находила какое-то слово, фразу или же могла выдать целое повествование чтобы поставить все на свои места.

- А мне казалось, ты не любишь казаться небольшим.

-Даже большим шишкам вроде меня, надо напоминать, что они не всемогущие и не являются центром всей вселенной. Я мог бы поспорить, что являюсь исключением. – Грин улыбнулся. И эта улыбка все же показалась слегка натянутой, так как он прекрасно осознавал, что это далеко не так. Хотя он отдал бы все за абсолютную власть. И хотя даже помогая вампиру, он не добьется абсолютной высоты, но это большее, чум он смог бы когда-либо добиться только своими усилиями. Но улыбка Алисы.. Она всегда была искренней. Даже такая небольшая и мягкая, но все же искренняя. Сам Томас думал, что он не против бы простоять так всю ночь, но мягкий ветерок и смена выражения в глазах Роше отвлекли его заняться настоящим делом, из-за которого они здесь.

Бизнесмен не сразу заметил, как Эвелис отошла от машины. Он даже не спешил ни присоединиться к ней, ни позвать в тепло пледа. Ему захотелось прочитать ее мысли – нравится ли ей здесь, что то напоминает или возможно она уже была тут или неподалеку.

-Тебе нравится? Меня это место всегда заставляет задуматься. Это все тот же город, только в разное время суток. Днем он кажется серым, скучным и однообразным. Ночью же просто переодевается и завлекает своими немыми огнями. Город кажется более праздничным, но тем не менее не становится более опасным. Прям как живые существа. Никогда не узнаешь, каковы они до самой последней минуты. – Грин намерено не сказал люди. Ведь это относилось ко всем. Не только к нему но и вампирам, оборотням и другим видам живности. Даже к животным.

-Как ты нашел это место?
Томас подошел поближе и накинул на Роше свой пиджак. Никакой задержки его рук на ее плечах. Просто жест внимания.
-Сначала я заблудился, а потом у меня сломалась машина. Как назло, еще и сигнала не было, так что мне пришлось его искать. Я знал, в какой стороне находится город, поэтому пошел в эту сторону и по счастливому случаю нашел это. Но в итоге, я не думаю что я зол на всю сложившуюся ситуацию.

Оба человека поглузились в тишину, прерываемую только звуками далеких машин, шумом леса и криками животных.

-Алексу бы тут понравилось...

Алекс. Каким бы бесчеловечным бизнесмен порой не был, но когда-то этот самый Алекс был его лучшим другом. До.. до трагедии.

-Да, он наверняка придумал бы что-то вроде традиции для нас, собираться тут каждый месяц. – небольшая улыбка отразилась на лице Томаса, которую Алиса не могла заметить, так как он стоял слегка позади.

Грин отошел обратно к машине и оперся на нее, давая Роше некоторое пространство. Они спокойно могли вести разговор на таком расстоянии, не повышая голоса. А Эвелис сама решит, хочет она постоять еще немного там, или присоединится ненадолго к нему на капот машины. Но все же ночь не была бесконечной, и у обоих были дела утром, так что насладившись компанией Алисы, ренфилд решил, что невежливо задерживать девушку еще дольше.
-Думаю, нам пора. – негромко проговорил Томас.

+1

28

Открывшийся им ночной вид влиял на общее настроение. даже такой прагматик как Томас не мог не смягчиться, проникаясь комфортной тишиной ночи, в отдалении от шумного, способного любого сделать одиноким мегаполиса. В такие моменты Иви всегда казалось, что она удостаивалась шанса видеть настоящего Грина. Не идеального, человечного и задумчивого. Не скрывающегося за своей спелой и блистательно пустой улыбкой бизнесмена. Наверное, именно этот Томас когда-то зацепил ее настолько, чтобы стать первым парнем. Именно такой он должен был остаться, под влиянием своего лучшего друга Александра Роше. Но брата не стало и что-то пошло совершенно не так у них всех. Может, они просто выросли, совсем иначе, без такого нужного им влияния Роше старшего и поэтому, амбициозный бизнесмен стал в Томасе более настоящим и частым проявлением.

- Очень может быть, - согласилась Эвелис, кутаясь в пиджак, который пах все еще знакомыми ей ароматами. А затем она тихо рассмеялась. - Конечно, стоит начать с того, что он не позволил бы тебе нигде заблудиться изначально.

Вернувшись к машине, Иви прислонилась к капоту недалеко от мужчины. Она была благодарна ему за желание исправить ситуацию и закончить вечер на более приятной ноте. Все-таки, она не умела или не хотела долго вынашивать обиду на кого бы то ни было, тем более что все обошлось. Может, конечно, Грин просто слишком хорошо знал ее и психологию, чтобы уметь и молчать, и действовать в самые подходящие моменты. Так, например, тишина на обзорной площадке пришлась весьма к настроению и их собственным мыслям.

- Думаю, нам пора, - нарушил тишину Томас, через некоторое время, и это как всегда был идеальный момент. Ни минутой раньше, ни минутой позже, чем девушка сама начала бы об этом думать. В такие моменты в пору бы повспоминать, почему идеальная канадская пара оказалась не такой уж и совершенной.

- Пожалуй, - кивнув, Иви выпрямилась, возвращая Томасу его пиджак, и поспешила обратно в машину, пока ночной холодок не добрался до нее.

- Все-таки, надо было заказать что-то покрепче чая. Кто же знал, что вечер будет настолько впечатляющий, - по-доброму усмехнулась Иви, отшучиваясь от всех впечатлений и подводя итог, когда они уже подъезжали к дому, в котором она теперь поселилась. Можно было потянуться за вещами и не заставлять Грина даже вылезать из машины, но по определенным, совершенно не тайным причинам, она не любила ползать по авто, пока то было в движении. Так что, Томасу пришлось самому наклониться к заднему сидению. чтобы достать оттуда ее спортивную сумку и букет, после того как он открыл дверцу для самой танцовщицы.

- Говорить, что меня не обязательно отводить за ручку бесполезно, да? - наигранно возмутилась Алиса точно так же, как делала это когда-то в Канаде. По припаркованной машине и сумке, которую Грин не спешил ей вернуть, она итак все понимала.

+1

29

Думал ли Грин, какой могла быть его жизнь, если бы он смог остаться с Алисой и Алексом? Иногда. Просто в какие-то моменты, мысли принимали различные образы, над которыми он не всегда мог иметь контроль. Но к счастью или сожалению, Томас не был человеком слишком сосредоточенным на прошлом. Ведь оставаясь в нем, невозможно идти вперед.
-Только в случае, если бы он сам был за рулем. Иначе, ты же знаешь, я бы все равно сделал по своему, а затем добровольно выслушивал «Я ведь тебе говорил». – каким бы порой прагматичным и холодным не был бизнесмен, но все же некоторых людей он умел ценить. Вот только именно людей. Он может уважать некоторые личности других представителей жизни, или же побаиваться, но вряд ли кто-то смог бы назвать это дружбой.
Ренфилд действительно наслаждался тишиной и компанией уже рядом стоявшей женщины. А когда она вернула ему пиджак и поспешила в машину, мужчина надел обратно на себя пиждак, который уже успел впитать аромат духов Роше, и теперь приятно щекотал рецепторы Грина новым запахом. Эвелис уже сидела в теплоте машины, пока Грин складывал обратно в багажник плед, а затем без какого-нибудь промедления усаживался снова за руль.
Бизнесмен не был привыкшим к тишине. Если молчат его клиенты, это значит что-то идет не так и у них есть сомнения. А моменты, когда он был предоставлен только самому себе, были достаточно редким явлением. Не говоря о том, чтобы молчать будучи в компании с кем-то. Возможно, это последствия их дружбы. А может, просто мужчина не решил рискнуть испортить вечер, ляпнув что-то лишнее.
Он пока что не сказал Алисе, что вскоре покинет город. Может он оставит это для какого-нибудь звонка. Или же скажет перед уходом. Томас так еще и не решил. Но его раздумья прервала Эвелис, пытаясь закончить их вечер на позитивной нотке.
-Фортуна сегодня повернулась ко мне не лучшей стороной. Именно сегодня у меня не оказалось украденных напитков из мини-баров отелей. Знаешь, мы могли бы провернуть небольшую аферу по пути домой, если бы ты намекнула на это чуть раньше. Мы совсем недавно проехали одну гостиницу. – поддержал юмор Эвелис Грин. Но правда была в том, что он мог попросту купить гостиные заведения и у него появился бы нескончаемый запас напитков из мини бара.
Припарковав машину напротив входа, Грин обошел машину спереди и открыл дверцу для хореографа, пока сам доставал ее вещи и вернул ей только букет.
- Говорить, что меня не обязательно отводить за ручку бесполезно, да?
-Очевидно, миледи. Я не смогу спокойно уснуть, зная, что тебя могли украсть, как только я сяду в машину. Нет, конечно я не сомневаюсь в твоей способности напугать недоброжелателей своим прекрасным сердитым личиком, но подумай обо мне. Я забочусь о своей безопасности. Когда кто-нибудь увидит, что я с тобой, никто даже не посмеет ко мне приблизиться. – улыбнулся Грин и дернул плечами, в несколько шагов догнав Иви и теперь шествуя рядом с ней.
-Я бы хотел когда-нибудь повторить этот вечер. Конечно с другими мелочами, но я бы не отказался от встречи с тобой. Когда-нибудь в недалеком будущем. – начал разговор Грин по пути к ее двери. - Мне придется на время покинуть город. И я не знаю когда вернусь. Поэтому я проявлю истинный эгоизм и попрошу тебя оставлять каждый день по несколько часиков для моего внезапного возвращения. – все с тем же юмором сказал Томас. - Или мне придется прибегнуть к нелегальным методам и попросту тебя украсть. Но тогда тебе пришлось бы меня навещать в месте заключения.
Когда они стояли уже у двери Роше, и Грин должен был просто отдать ей сумку и попрощаться, его победило желание получить от Алисы нечто большее. Когда она взялась за ручки сумки и слегка потянула на себя давая понять, что она ее уже держит, Томас не отпустил ручки, а поддался силе притяжения и зажал Эвелис около двери, опираясь на одну руку и все еще держа сумку в другой. Они находились достаточно близко чтобы Грин без труда смог получить от Эвелис долгожданный поцелуй. Он все еще помнил  вкус ее губ и теперь воспоминания были настолько сильны, будто целовал ее совсем недавно. Вызовет ли поцелуй сейчас ту же бурю эмоций что и в прошлом? Сердце бизнесмена ускорило пульс, его взгляд на несколько секунд задержался на ее губах, но затем переместился на изумрудные глаза, которые Грин никогда не сможет забыть и..
Мужчина сделал шаг назад и отпустил сумку. Передумал? Нет. Он все еще хотел, чтобы Алиса была с ним. Но сейчас было неподходящее для этого время. День был слишком заполнен разными событиями, чтобы добавить в него еще одно, хоть и самое приятное.
-Спокойной ночи, Алиса. Спасибо за еще один незабываемый вечер с тобой.– так, попрощавшись с Роше и убедившись, что она закрылась в своих апартаментах, Грин вернулся к машине и поехал домой.

Отредактировано Thomas Green (19.02.18 22:50:04)

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [30.04.11] Wondering if I will ever see you again