http://forumfiles.ru/files/000d/56/27/41147.css
http://forumfiles.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление

П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Hugo Gandy

Roan Bures

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

31.08.17
 Конкурс августа '17!

31.08.17
 Результаты проверки и напоминания!

22.08.17
 Список кандидатов на вылет!

17.08.17
 Игра "Town of Meresh" началась!

13.08.17
 Запись на игру "Town of Meresh"!

28.07.17
 Появилась тема Хочу к Вам!

28.07.17
 Внимание! Обновился СЮЖЕТ!

28.07.17
 Новый раздел Организации и Акции!

28.07.17
 Новая тема Коротко о расах мира!

28.07.17
 Июльский конкурс '17!

29.06.17
 Июньский конкурс '17!

29.05.17
 Майский конкурс '17!

08.05.17
 NEW! Срочно заполняем дневники! ;)

02.04.17
 Мартовский конкурс '17!

28.02.17
 Февральский конкурс '17!

06.01.17
 Произведена чистка форума!

29.12.16
 Декабрьский конкурс '16!

26.11.16
 Ноябрьский конкурс '16!

03.11.16
 Новое Оформление подписи!

02.11.16
 Ивент «Town of Halloween» открыт!

31.10.16
 Запись на новый ИВЕНТ!

31.10.16
 Конкурс: Happy Halloween '16!

26.10.16
 Октябрьский конкурс '16!

27.09.16
 Сентябрьский конкурс '16!

29.08.16
 Августовский конкурс '16!

26.07.16
 НАМ ИСПОЛНИЛОСЬ 6 ЛЕТ!

26.07.16
 Июльский конкурс '16!

01.07.16
 Июньский конкурс '16!

01.06.16
 Майский конкурс '16!

03.05.16
 Апрельский конкурс '16!

30.03.16
 Мартовский конкурс '16!

28.02.16
 Февральский конкурс '16!

29.01.16
 Январский конкурс '16!

27.12.15
 Happy New Year '16!

26.12.15
 Декабрьский конкурс '15!


П Л Е Й Л И С Т

П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все, столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все истории и легенды о вампирах, ведьмах, оборотнях и прочих мифических существах - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая настоящая реальность.

Помимо вампиров и оборотней, в мире встречаются и другие противоестественные создания. Гули, зомби, тролли и прочее... - не редкость в наши дни. Институты уже давно обзавелись факультетами по сверхъестественной биологии и явлениям, а среди людей практикуется викканство (культ ведьм), аниматорство (поднятие зомби), магия Вуду и многое другое. Удивляться здесь совершенно нечему.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и нужных. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается "оживить" акционных персонажей.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор следующих героев

(кроме нужных и акционных персонажей):


   наемники, наемники-оборотни и маршалы-оборотни!

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [02-04.05.11] All deine Wunden


[02-04.05.11] All deine Wunden

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: обе ночи со 2 на 3 и с 3 на 4 мая, 2011 г.
Места: особняк для гостей Поцелуя на окраине Сент-Луиса.
Герои: Draco Baron, Gabriel Winter, Sophia Ricci, Hugo Gandy, оборотни Драко (NPC) и оборотни Жан-Клода (NPC)
Сценарий: Знаменитый коллекционер собрал словно в своем убежище всех, кто ему нужен для того чтобы завершить план. Софи в надежной ловушке вместе с наблюдающим за ней котом и осталось совсем немного до того, как Драко сможет вывезти ее из города заполучив навсегда. Единственный кто не входит в его планы - один из волков местного Принца который счел себя слишком живучим чтобы переходить ему дорогу. Ничего, Барон и ему найдет свое применение. Большая ошибка, господа. Вот только чья? Время покажет суждено ли маленькой леди избавиться от двух преследующих ее кошмаров за одну ночь.

Отредактировано Maitre (16.06.17 21:10:52)

+2

2

Имя: Draco Baron
Раса: вампир в ранге Мастера линии крови Морте де Амур
Статус: состоит в Поцелуе Присциллы Цепеш
Инвентарь: все, что ему нужно - всегда получит
Внешность: бледнокожий мужчина высокого роста и подтянутого телосложения. Волосы светлые, обычно аккуратно уложенные. Глаза серо-голубые, взгляд обманчиво открытый. На вид около 40 лет. Предпочитает одежду без излишеств.
Способности: более сильный гипноз, чем у других вампиров, carnage, сокрытие силы.

[ava]http://sd.uploads.ru/t/ymc74.jpg[/ava]
Люди не любят утро. Утро заставляет их чувствовать себя никчемными, контролируемыми. Утро существовало, чтобы унижать людей, подвластных порядку и тому, что вынуждало их идти и зарабатывать себе на пропитание. В то же время вампирам нужно было мало для собственного счастья. Капли крови и что-то, что утолит иной голод, если это необходимо.

Драко Барон обожал вампирские утра. Каждая ночь была новой возможностью испытать и испробовать что-то иное. Одна только мысль о том, что сегодня его ждет ночь приятнее предыдущей вдохновляла его жизнью, которая присуща людям. Он бы мог поспорить, что вампиры живут полнее, чем ходячие пакеты с кровью, но не будем отнимать у них последние радости жизни. Людям нужно хвататься за что-то, чтобы не помнить о том, что по утрам они все еще поднимаются, потому что им это необходимо, а не потому что они того хотят.
Не всем дано подниматься позднее полудня.
Кому-то не дано проснуться вообще.

Сегодня был мальчишка, заменивший сегодня Тома. Ах, бедняга. Он попал в паутину Барона и вовсе не хотел из нее выбираться. Ему нравилось утопать в ее легких, мягких шелках, и Драко только крепче его в них укутывал, касаясь своими холодными губами его загорелой кожи на правой руке. Одно неправильное движение, и мальчик снова дрожит, предвкушая легкую боль. Его страх еле уловимый, практически не ощущаемый в воздухе, но обладатель carnage был намного чувствительнее к потокам страха. Конечно, он утолит этот голод через час или около того, но мелкие крупицы тоже были ничего. И он забрал все до единой, распарывая кожу оборотня клыками, давая себе возможность ощутить алый огонь на языке, который заставлял горло, наоборот, погаснуть.
Все это было бы намного красочнее, если бы в руках Драко была фарфоровая ручка Софии Риччи.

Будто бы вспомнив о чем-то важном, Барон собрался быстрее обычного направился в комнату, где оставили его вещи. В шкафу можно было найти одежду именно для Барона. В этот раз он выбрал для себя не любимую классику. Софие кажется она не пришлась по вкусу. Теперь ноги вампира облегали черные джинсы, а торс черная майка. На шее появилась подвеска в виде тонкой иглы, которую он одолжил у одного из своих подчиненных, а сверху на плечи легла черная кожаная куртка. Мужчина осмотрел своих оборотней, чтобы убедиться, что наряд вполне приемлемый, только вот не задача - все боялись взглянуть ему в глаза. Ах, где же Томас, когда он так нужен.
Барон смог наткнуться только на единственный отвечающий ему взгляд. Этот оборотень был смелее остальных и умел молчаливо общаться с вампиром. Судя по всему ему пришелся по вкусу новый образ хозяина. Драко довольно улыбнулся, выходя из комнаты и направляясь в ту, где спала вампиресса.

Солнце только-только село, когда мужчина вошел в комнату, в которой спала юная Спящая Красавица. Кошачий запах заставлял Барона недовольно морщиться, но любое недовольство тут же исчезло, преобразуясь в некое недоумение с нотками злости. Леопард, которого он привез в подарок маленькой вампирессе, лежал на постели у нее в ногах, охраняя ее сон и спокойствие. Что правильно, ведь сам Драко заставил его стать лучшим другом Софии.
Только Барону это вовсе не помешает на него злиться.
Устало выдохнув, словно имел дело с маленьким ребенком, вампир бесцеремонно взял пятнистого кота за хвост и резко стащил на пол.
- Доброй ночи, котик, - поприветствовал он его, когда тот очнулся от падения. - Хорошо спалось? Я уверен, что да. Мне бы тоже хорошо спалось после дня с такой девушкой.
Накрутив его хвост на кулак, Барон потащил кота за собой к камину, который давно не горел. Привязав кота хвостом к решетке камина, Драко разжег огонь.
- Будет горячо, мяукнешь.
Но не факт, что он его услышит.

Вампир моментально оказался около постели, усаживаясь сверху Софии, весьма ощутимо надавливая на нее своим весом, который можно было бы счесть приятным дополнением в сексе, которого еще не было, если бы не отношение Риччи к Барону. Наклонившись, мужчина очень нежно поцеловал девушку в шею, положив ладони ей на плечи.
- Просыпайся, draga, - прошептал он, поглаживая пальцами ее нежную кожу. - Нас сегодня ждет много интересного.
И будто бы вспомнив кое-что, он вытащил ее руку и провел по ней губами от сгиба локтя до запястья, останавливаясь там, где обычно кровь бежала быстрее всего. Рука девушки была намного холоднее, чем рука золотокожего мальчишки, но это лишь потому что она еще не успела поесть. Коснувшись кожи кончиками клыков, Барон усмехнулся, покосившись на Риччи.

Отредактировано Maitre (20.06.17 14:25:32)

+3

3

Ночь сложилось так же весело, как и в последние несколько дней. Но в этот раз кота практически навязали в друзья девушке, всего лишь посмотрев в глаза. Чертов вампирский гипноз, от которого практически не было спасения. Да и иммунитета у Габриеля не было ни в каком виде. Хотя наверное и это ему не особо помогло от Барона, но ведь кто знал как он отреагирует на такой сюрприз? Вряд ли радостно, так что в какой-то степени можно было сказать за это спасибо. Но  это положение кота не радовало. Тем более что кроме охраны девушки мало что оставалось, раз уж Винтер был в форме леопарда и в одном помещении. Так что заняться было особо не чем и грех было не воспользоваться возможностью вздремнуть некоторое время. Уж лучше было так, чем бесцельно ходить по комнате или же за пределы. Тем более, что ему не особо понравились оборотни Барона. Конечно, может кто-то может и оказался во власти Барона силой, но всё же не сильно верилось, что со всеми так было.  Но вот парень пользовался тем, что слушал разговоры оборотней, силясь что-либо услышать. Во всяком случае, до тех пор, пока парень не заснул в ногах у девушки.
И проснулся ближе к ночи, поскольку за дверью слышался шум от других оборотней. А там и не подошел Барон. Хотя его кот почуял незадолго до того, как тот вошел в комнату. Ответить ему кроме как неопределённого рыка, Винтер ни как не мог, после того как вампир с лёгкостью стащил его с кровати за хвост. Сильно Барон любил дарить страх, раз уж с лёгкостью позволял такое обращение с теми, кого лично загипнотизировал и подарил. И возможно не только с ними. Незавидная у девушки была судьба, раз приходилось ей иметь дело с этим вампиром на протяжении долгого времени. Сейчас же несладко приходилось коту, поскольку барон, намотав хвост на руку, силой потащил  его за собой, привязал оборотня к каминной решеткой. И после этого  зажег камин. Было страшно, поскольку огонь мог оставить ожог на теле оборотня, который мог окончательно не зажить. И леопарду было страшно, поскольку огонь хоть не успел разгореться, но это было впереди, так что нужно было попытаться выбраться.

+3

4

Очень многие живые существа любили сон, который воспринимали не только как средство безмятежного отдыха, но и способ убежать от суровой реальности. У вампиров же, которых можно было назвать полноценно живыми существами с особым сомнением, сон порой был очень неуместным и раздражающим дополнением ко всем недостаткам, которые несло с собой дневное время суток. Вампиресса на данный момент оказалась именно в такой ситуации, опускаясь на чужую по ощущениям кровать, которую даже не могла разглядеть, и прилагая все усилия чтобы не впасть в истерическое бешенство от того, что вместо действий или хотя бы возможности обдумать какие-либо способы борьбы с неожиданным гостем – она просто отключится.

Барон был умен и слишком много наслаждения получал не только от ее страха. Ему всегда очень нравились эти игры с нею как с маленькой беззащитной пташкой, которая столь вкусная что ее хочется поглотить немедля, но ты постоянно борешься с собой потому что стоит сделать это и ее уже никогда не никто тебе не заменит. Поэтому он так искусно находил методы терзать ее при этом испытывая личную выдержку. Не раз в Румынии она оказывалась почти при смерти, а он с блаженным трепетом наблюдал за тем как она цепляется за жизнь пока не вернется окончательно, в глубине души с содроганием и страхом все же надеясь, что она порадует его carnage и в этот раз умрет. Нельзя было сказать, что в какой-то момент София не желала того же самого.

Новый человеческий вечер или вампирский день, начался для нее довольно занимательно, учитывая, что Драко, явно ощущая, что девушка возвращается к жизни, подарил ей довольно нежное касание к шее. Сколько девушек почувствовало бы себя самыми счастливыми на свете, просыпаясь подобным образом под сопровождение ласк любимого? Даже с вампирессой сознание сыграло подлую шутку, по ходу привычки обманывая ее будто бы это мог быть преданный и не угрожающий никакой опасностью Роан, которому внезапно стало скучно. Эти парочку волшебных мгновений она еще наслаждалась неведением и беспамятством, обманывая себя и отказываясь вспомнить предыдущую ночь, внять всем окружающим признакам, таким как совсем иные запахи.

А потом, она не смогла открыть глаза. И с этим неудобством, тут же напомнившим о неприятном давлении от режущей ткани дорогого галстука, к ней вернулось совершенно все. Прямо в тот самый момент, когда эти губы обладателя, которых она не могла видеть, скользили по внутренней и особенно чувствительной части ее руки, она вбирала в себя все из окружения, что только могла. Не видела, как, но Барон явно сидел на ней, держа ее за руку, а где-то в стороне подозрительно часто дышал зверь. Почему он вообще был там? Кажется, итальянка узнала так любимое людьми потрескивание древесины под жаром сжирающего ее пламени, и оно было так близко к сердцебиению леопарда, что на миг совершенно ужасные и отвратительные мысли прокрались в ее подсознание, которые, правда, очень своевременно откинула логика – ведь кот был жив.

Что-то более колкое коснулось ее кисти, заставив девушку вздрогнуть и резко повернуть голову хотя бы примерном направлении, что оставалось инстинктивным поведением, несмотря на то, что увидеть ей это ничего не помогло. Но ей в принципе и не надо было. Уж кто-кто, а вампир, особенно обладающий таким монстром как ardeur распознает, наверное, любые части тела и даже предметы, стоит тем коснуться его кожи. Просто слишком богатый опыт соприкосновений.

Слишком много неудобств от этой чертовой повязки. Так намного меньше шансов что-то предпринять и правильно сориентироваться в обстановке. Никак не избежать приближения или других касаний Барона, если ты их даже не видишь предварительно. Просто так скинуть его и пытаться убежать тоже не получится, ведь даже если бы ей больше повезло в этот раз, ослепленная она просто налетит на ближайшее препятствие. Нужно избавиться от галстука каким бы то ни было способом.

- Мне нужно умыться, - тут же перешла к делу вампиресса. Положение ее было более чем плачевным, что было понятно еще предыдущей ночью, ведь Драко однозначно не приехал просто для того чтобы пару ночей погостить и поразвлечься с Софи а потом попрощаться и отправиться дальше. Только пока что она не знала что именно собирается предпринять он сам (или точнее, как именно он это сделает) и как ей пытаться избежать этой участи. А поэтому, любые, хотя бы самые маленькие вещи вроде возвращения зрения ей были очень нужны. – У меня ведь на глазах был макияж. – Даже если он не позволит ей ходить без этого галстука постоянно, хотя почему даже, она была уверена, что не позволит, но может она хотя бы временно уединится и сможет подумать о чем-то более глобальном вроде полноценного побега вместо того чтобы каждую минуту думать, как не позволить ему себя покалечить прямо сейчас.

+3

5

Имя: Draco Baron
Раса: вампир в ранге Мастера линии крови Морте де Амур
Статус: состоит в Поцелуе Присциллы Цепеш
Инвентарь: все, что ему нужно - всегда получит
Внешность: бледнокожий мужчина высокого роста и подтянутого телосложения. Волосы светлые, обычно аккуратно уложенные. Глаза серо-голубые, взгляд обманчиво открытый. На вид около 40 лет. Предпочитает одежду без излишеств.
Способности: более сильный гипноз, чем у других вампиров, carnage, сокрытие силы.

[ava]http://sd.uploads.ru/t/ymc74.jpg[/ava]

Ощутив как тело Софии пробрала быстрая, мгновенная дрожь, Барон усмехнулся, ощущая это мгновение, как долгое перечисление вагонов поездов. Дети, видя поезд, любят останавливаться и считать вагоны, и этот момент для них был подобен волшебству, когда время замирает до последнего вагона. Для них последний вагон был подобен развязке в интересной книге, и дети абстрагировались от общества и мира. Также и Барон, только причина была иной и вовсе не в поездах.

Драко тихо засмеялся, заставляя ладонь Софии скользнуть по его груди. Тонкие бледные пальчики коснулись холодного кулона в виде иглы, а затем оказались под ним, чтобы ощутить вибрации смеха Мастера. Он продолжал тихо посмеиваться от нервных движений вампирессы, а сам скользил пальцами свободной руки по ее щеке, давая им стать более бесформенными и пахнущими отвратительнее, чем прежде.
Она преждевременно заметила, что ей нужно умыться, чем вызывала смех веселее, чем прежде.
- Действительно, нужно, - протянул мужчина осторожно подбирая с ее лица гниль, которая медленно начинала стекать вниз, издавая тихий, возможно, неприятный для чужих ушей звук. Но не для Барона. Все же это была часть его самого.

Поднявшись с девушки, Драко не выпустил ее руки, а потянул ее на себя, заставляя приподняться, и взял ее на руки, прижимая к своей груди.
- Как тебе мой наряд? - Промурлыкал Барон, тихо обращаясь к Риччи, касаясь губами ее ушка. - Я знаю, что ты ничего не видишь, но я также знаю, что ты чувствуешь... - Вампир игриво прикусил мочку ее уха, когда нес ее в сторону ванной комнаты. Остановившись около камина, он внимательно посмотрел на леопарда, которого к нему привязал, а затем на огонь, который не был настолько зол, чтобы сжечь оборотня. Барон вздохнул, будто бы устало, глядя на мальчишку в теле огромного кота выжидательно, словно тот мог понять, что вампир хочет, чтобы леопард обжегся и хотел выполнить этот не озвученный приказ. Мужчина пожалел, что не может приказывать силой мысли.
- Обожгись, - все же велел он леопарду, чтобы... ну просто! Запах паленой шерсти пойдет Софии на пользу.

Донеся вампирессу до ванной комнаты, Барон осторожно, бережно, будто бы она состояла их хрусталя, опустил ее босыми ногами на холодный кафельный пол, давая ей оказаться перед зеркалом. Привалившись боком к дверному проему, мужчина сложил руки спереди и скрестил ноги, чтобы было удобнее стоять.
- Хочешь снять мой галстук? - Продолжал мурлыкать Драко, выдерживая паузу перед тем, как назвать ей условие, благодаря которому она все же сможет это сделать. О, у него было столько мыслей в голове... Он бы мог заставить ее встать перед ним на колени и... Только вот не хватало кое-чего. Да-да, так совсем не годится. Мужчина недовольно осмотрел ее внешний вид и вздохнул. Придется все же поддаться. Но так даже интереснее. - Снимай.

Отредактировано Maitre (17.07.17 21:10:08)

+3

6

Он смеялся. Конечно, упиваясь ее страхом и тем нервным подрагиваем что вызывает в ней каждая мелочь ввиду искусственной слепоты заставляли его не менее оживленно дрожать от порывов смеха. Он развлекался, а ей, не знающей даже что хуже – когда он зол или слишком доволен, было до чертиков страшно. Казалось бы, что такого сложного в надобности дотрагиваться до мужчины, особенно для естества маленького суккуба, но те, кто знали Барона и насколько извращенными порой бывают его игры даже будучи зрячими боялись бы сейчас за Софию, наблюдая за всем происходящим со стороны.

Все дело было в перевязанных глазах. Да, она прекрасно узнавала материю и ту часть его тела которой он заставлял касаться ее маленькой ручкой и если в этом тихом моменте могло быть очень много интимного, на самом деле даже такая игра была опасной. Потому что в случае с этим вампиром, в любой миг ее рука могла внезапно коснуться вместо полутеплой кожи пламени свечи. Или спускаясь с широкой и вполне твердой груди ниже, она могла вдруг утонуть прямо в эпицентре его гниющих внутренностей, запутаться пальцами в вонючих и почти прогнивших, липких и вязких кишках. И при этом она даже не могла хоть мигом ранее увидеть, что именно он готовит ей в этот раз, вздрагивая и готовясь побороть вскрик, стоило поверхности под ее пальцами измениться в температуре или составе.

Но ничего подобного он не делал, как будто нарочно. Кажется он решил играть иначе, надавливая на ее воспоминания о Румынии, на то, что она уже прекрасно знает на что он способен и будет ожидать от него этого подвоха каждый раз. Он будто затеял с ней эту знаменитую игру в месть, когда жертва в ожидании нападения сама изводит себя страхом и паранойей, а мстителю не приходится и пальцем пошевелить. Он даже спокойно согласился с тем, что ей нужно привести себя в порядок, что одновременно породило в ней и маленькую надежду и в то же время подозрение, которое оправдало себя почти тут же, когда холодная и влажная слизь с ее мраморной от голода щеки ужасно отвратительным слизнем лениво поддалась гравитации, помимо волос с подушкой частично попадая и в ухо вампирессы.

Тошнотворный ком застрял где-то в горле и лучше не стало, когда он потянул ее куда-то вверх. Оставаясь в темноте уже более суток, она почти познала, что такое настоящая невесомость и в то же время как именно людей укачивает в автобусах. Барон поднял ее на руки и в этот момент София даже не догадывалась насколько была похожей на дорогую фарфоровую куколку, которая безвольно сидит где и как велено, совершенно не мешая вампиру своим эфемерным весом. Его рука слегка придавила ее длинные не расчесанные локоны, но она даже не думала попытаться сообщить ему об этом по удачному болезненном стечении обстоятельств.

Она даже не думала делать ему какие-либо комплименты, несмотря на то, что какой бы мразью ни был, он и правда всегда выглядел педантично и со вкусом. Он все продолжал с ней нежничать, как создатель со своей лучшей работой, бережно и ласково ухаживая за ней и это, если честно, заставляло ее чувствовать себя хуже всего. Знал ли он об этом? О, безусловно. Именно из-за этого бережного обращения она когда-то сделала свою самую роковую и поучительную ошибку в жизни, а после, они проходили это раз за разом. Каждый раз, почти сломав ее, он превращался в саму ласку и любовь, заставлял ее привести себя в порядок, помогал залечивать чуть ранее им же нанесенные раны, взращивал эту мизерную надежду на то, что Ад когда-либо закончится…. Но все только затем, чтобы в совершенно неожиданный момент снова продолжить свою игру и снова пройти все это противостояние, выйти победителем, который почти смог сломать ее, почти освободил ее от пут этой якобы бессмертной жизни, а после, почувствовать себя ее божеством, силой возвращая обратно.

- Ты теперь предпочитаешь более современную одежду? – она поинтересовалась слишком поспешно, сделав очевидным, что она просто отвлекает его от кота, на самом деле не особо интересуясь что он там надел. Так или иначе, всего один ожог оборотню можно было спокойно пережить. Но это все равно в очередной раз дико напрягло хрупкое тело Софи – не секрет, что огонь вампиры отнюдь не жалуют.

- Хочешь снять мой галстук? – вампиресса напряглась еще больше, вытягиваясь во весь рост и прислушиваясь к окружению. Он ведь перенес ее куда-то. Судя по холоду под ногами и легкому эхо его голоса это была ванная. Но кто знает, что может ждать ее в этой комнате?... И с чего это он так расщедрился?

Получив разрешение больно похожее на приказ, она не вздохнула с облегчением. Будь она человеком, ее маленькие руки дрожали бы весь медленный и напряженный путь до галстука, а затем и стягивая его с глаз. Некоторое время она стояла с закрытыми глазами, наслаждаясь тем, что давление от слишком туго затянутой ткани пропало и только тогда постепенно открыла глаза, вынужденная сразу же хорошенько проморгаться и с тихим стоном прикрыть их руками. Хоть она и была уверена, что не плакала, ресницы все-таки слегка слиплись, а она знала, что оставшихся на ее ладонях маленьких оттенков алого в макияже изначально не было.

Лишь мельком попытавшись оглядеться, итальянка поняла, что ее глаза под размытым макияжем и присохшей кровью отказываются видеть отчетливо, поэтому тут же перекинула все волосы через одно плечо и склонилась к холодной воде как к источнику спасения. Она, конечно, хотела остаться в ванной одна, но судя по всему Драко вряд ли ей такое позволит. Оставалось довольствоваться малым, хоть она и не сомневалась, что он сказал ей снять повязку со своим личным умыслом. Возможно именно поэтому она собиралась умываться дольше положенного, вместе с размазанным макияжем смывая с лица и частички этого вампира. София не решилась только начать вычищать от его гнили свое ухо. Что-то подсказывало ей, что его это не обрадует.

+3

7

И что могло быть хуже, чем приказ обжечься? Ну конечно не сгореть, оставшись на месте, но кто знал, как повернётся дело в следующий момент. Тем более что огонь разгорался, как и паника кота. Оборотень даже панически рыкал не в силах ничего сделать. Во всяком случае, до тех пор, пока огонь не доберётся до хвоста. И чем больше разгорался огонь, чем сильнее разгоралась паника. Это могло чувствоваться я и в другой комнате, как и испуганный рык.
Тем временем огонь разгорелся так, что не обжечься было достаточно сложно. Что собственно и случилось, от чего верлеопард болезненно вскрикнул думая как вытащить свой хвост из камина. Но хотя бы пламя было не настолько обширным, чтобы оставить серьёзные ожоги. Ну, или чтобы сгореть в нём.  И если бы не приказ, то кот бы сразу же вытащил свой хвост или же выдернул решетку из камина. Так что пришлось обжечься, постаравшись сделать это так, чтобы не возникло сомнений, что было достаточно чувствительно. Хорошо хоть ситуация позволяла сделать это как можно более естественнее. Да и чтобы ожог потом зажил  максимально быстро.

+3

8

Имя: Draco Baron
Раса: вампир в ранге Мастера линии крови Морте де Амур
Статус: состоит в Поцелуе Присциллы Цепеш
Инвентарь: все, что ему нужно - всегда получит
Внешность: бледнокожий мужчина высокого роста и подтянутого телосложения. Волосы светлые, обычно аккуратно уложенные. Глаза серо-голубые, взгляд обманчиво открытый. На вид около 40 лет. Предпочитает одежду без излишеств.
Способности: более сильный гипноз, чем у других вампиров, carnage, сокрытие силы.

[ava]http://sd.uploads.ru/t/ymc74.jpg[/ava]

Из горла вампира вырвался мягкий смешок, словно ему не требовался ответ Софии по поводу его внешнего вида, но ему было интересно откликнется ли она. И он весьма умело разгадал ее уловку того, что она пытается его отвлечь от маленького котика у камина. Только вот вонь паленой шерсти уже прокралась в ноздри двоим представителям детей ночи. Барон снова позволил вырваться смеху из своей груди, не громче, но более ощутимо, чтобы Риччи почувствовала в очередной раз его превосходство над ситуацией. Она не может помочь какому-то бродячему коту, что тут говорить о ней самой...

С нетерпением и упоением Драко смотрел за тем, как вампиресса снимает с себя его галстук, который все это время жал ей на глаза, оставляя неглубокие следы на коже на висках. Ее руки дрожали, словно это происходило от его дыхание. Барон даже мог вообразить, что оно было настолько сильным и настолько индивидуальным, что действовало только на нее. Вампир с нетерпением ждал, когда она откроет глаза, и когда она это сделала, он получил какое-то эстетическое удовольствие. Ведь настолько темно-синий и алый так прекрасно сочетались... Вдруг в Бароне проснулось художественное начало. Глубоко вдохнув в легкие воздуха, отравленного паленым, мужчина ощутил, как к нему пришло вдохновение. Он резко остановил девушку, схватив ее за руку, вставая напротив и притягивая к себе. Те краски макияжа и крови, что она еще не успела смыть, смешались с водой и стали стекать по ее белоснежному личику, что было подобно полотну, на котором ему всего лишь осталось творить... Барон провел пальцем свободной руки по ее щеке, собирая свои "краски" и оставляя их на ее шее. Но его взгляд предвещал что-то более занимательное...

Не выпуская руку девушки, мужчина снял со своей шеи подвеску. Перехватив кулон в виде иглы так, чтобы она была зажата в кулаке, Барон вытянул руку Софии в длину и вонзил иглу в кожу, распарывая ее вдоль руки, давая холодной крови выход наружу алыми, густыми, неторопливыми ручейками. Взгляд серо-голубых глаз, напоминавших о хмуром небе, пристально наблюдал за тем, как кровь рисует узоры на белоснежной коже, опадая каплями на пол, вырисовывая там новый узор, который не понять никому, кроме таких хищников, как они с Софией. Барон сжимал руку девушки так, что у нее не было ни единого шанса выбраться из его плена. Будто бы зачарованный, Драко наклонился и провел языком по ране, которую сам же нанес, размеренно покрывая ее поцелуями после, томно вздыхая от вкуса на языке.
- Твоя кровь стала только лучше, draga, - с размазанной кровью по своим губам оценил он, явно распробовав. - Твоя очередь... Раздень меня по пояс.
Барон усмехнулся, пристально глядя на девушку, которая просто не могла ослушаться. Он мог бы просто сделать то же самое с собой, но резать себе руку он не стал. О нет... Это слишком легко. Слишком... равноправно. За курткой на пол полетела майка, и вот перед Риччи остался полуголый вампир. Притянув девушку практически вплотную, переложив руку ей на талию, он заставил ее пронаблюдать, как он проводит иглой, все еще в объятой ее кровью, по своему животу от груди до пупка. И вместо того, чтобы там проступила кровь, вышла гниль, которой так славятся представители линии Морте д'Амур.
- Пробуй, - приказал он, глядя прямо в глаза итальянки.

Отредактировано Maitre (22.07.17 20:53:28)

+5

9

Приятная вода, которую вампиресса нарочно оставила холодной освежала ее измучанные глаза и хоть немножко проясняла мысли. Она всегда пользовалась только косметикой особого качества и сейчас это пришлось ей очень полезным, ведь нужно было очень долго возиться чтобы все это смыть. Далекой и блаженной мечтой конечно оказался бы вдохновляющий на иной склад мыслей душ, но на него надеяться не приходилось вовсе. Рядом с таким маньяком как Барон даже возможность умыться казалась невероятным даром Божьим.

В последнего он правда никогда не верила. Да и в том, что Драко маньяк она тоже не была уверена. Он просто вампир. Слишком старый. Слишком долго проживший в качестве гнилого и всем отвратного мужчины, чтобы упустить возможность получить себе птичку, которая благодаря ardeur может испытывать истинное удовольствие от его уничтожающих игр. Нет, если он и был помешанным, было в его сумасшествии что-то пугающе разумным и расчетливым.

Будто в подтверждение мыслям девушки в нее вцепилась стальная рука и еще до того, как она успела пару раз моргнуть, сгоняя раскрашенную остатками косметики и размытой крови воду с ресниц, они уже оказались друг другу лицом к лицу. И когда ее сапфировые очи наконец прозрели, они напоролись на светлый взгляд мужчины, настолько опороченный неведомой ей идеей, что все волоски на ее теле встали дыбом. «Вот оно… Начинается…» - промелькнуло в окунающейся в панику головке маленькой итальянки, пока рука Барона сползала ей на шею, а затем стянула украшение, которое ранее он кажется заставлял потрогать. В ванну через открытую дверь просочился запах, которого вампиресса к счастью своему доселе не знала, но очень быстро разгадала благодаря болезненному воплю – в комнате горел несчастный леопард. Даже его Барон не оставил в покое.

Еще мгновение… и весь мир для двоих вампиров сошелся на всего одной, кроткой и очаровательной ручке истинной итальянки, на гладкой мраморной коже под которой цветным узором плясали жилки. О, каковыми же разными были их эмоции, отражающиеся в столь же противоположных взглядах! Лишь неведомый инстинкт самосохранения, будто кто-то неведомый нашептывал ей подсказки, не позволял Софи оторвать синие бездны полные страха от собственной руки, чтобы взглянуть на трепещущее от восторга и восхищения лицо Драко. И не было это ранение хоть и достаточно глубокое да болезненное столь ужасным, сколь пугающим была ее искренняя реакция на созданную маньяком картину. Не малых усилий стоило бы признать самой себе, что это надругательство над всем живым, этот причиняющий ее телу боль садизм, эти влажные звуки с которыми он собирает нынче ее, а некогда чужую кровь своими ненасытными губами – все это в каком-то роде чрезвычайно притягательно и восхитительно. Такова сила крови для вампира, будь она чьей угодно. Такова истина детей ночи, людьми окликаемых монстрами. И то, что Барон вытянул на свет мирской эту истину задело и поранило вампирессу больше всего.

Как же проклинала она столь многое, осторожно, но без всякого усердия стягивая с мужчины дорогую куртку. Как же она досадовала о своей унаследованной линии крови, благодаря которой каждое ее движение в этот момент казалось сексуальным в некоем темном смысле этого слова, несмотря на то, что для стоящего перед ней вампира ей вовсе не хотелось быть даже чуточку привлекательной. Как же она молила кого-то ей неведомого, чтобы послал ей на помощь всего одну крепкую душу, принимаясь за белоснежную майку! Ей нужно было всего одно действующее лицо, которому Драко не успел промыть мозги чтобы можно было хоть как-то действовать, ведь сама она, кидая на пол часть одежды уже понимала, что из дома ей не ступить и шагу. А значит, ей нужен был хоть кто-то, кто сделает это за нее.

Так глубоки были ее злобные мольбы, а может быть, с такой легкостью к ней вернулись те мучительные дни в Румынии, что она будто бы под влиянием уже некой привычки покончив с одним приказом, подняла к лицу вампира глаза ожидая нового. О чем дважды просить его и не нужно было. Она даже усмехнулась бы, такой своей незадачливой проницательности, если бы не новый приступ отвращения, который сковал ее от нового зрелища. И все-таки Барон настоящий псих. Глядя на собирающуюся в пупке и стекающую ниже вонючую жижу, сомневаться в этом не приходилось. И если кому-то этого вместе с отвратительной влажной вонью с легкостью, заглушившей даже запах паленой шерсти еще было мало, то уж София знала, что это он не просто так.

- Пробуй, - мир сошелся клином на ее окровавленной руке? Ха! Да что есть вид и вкус источника жизни по сравнению с его верной противоположностью! Итальянка громко сглотнула внезапно совершенно пересохшим ртом. Даже весьма очевидный голод как последний предатель улетучился, уступая место тошнотворным ощущениям. Сознание панически перебирало варианты выискивая любые, даже самые унизительные способы избежать такого развития событий, а болотистая жижа продолжала приглашающе сползать. Вот она уже добралась до его ремня и от чего-то стала лишь еще противнее. Чтобы она могла исполнить требование, вампирессе позволили слегка отстраниться, но она лишь продолжала будто загипнотизированная смотреть на это месиво, которому не хватало только начать булькать. Это как слишком хороший фильм ужасов, когда жизнь стынет в твоих жилах настолько, что ты даже забываешь о способности закрыть глаза или отвернуться.

Cлишком долго медлить и провоцировать этим Драко было нельзя, но и заставить себя даже не смотря на приказ было почему-то невероятно трудным. Хотя на самом деле она и не могла особо сопротивляться, для Барона это были всего пара секунд, которые она якобы примерялась, но для нее они превратились в целую вечность страданий, которых так и не хватило чтобы собраться с мужеством. Ей даже почти не нужно было склоняться и вот, они с отвратительной заменой крови уже один на один. В мыслях все кричит, остатки крови пульсируют в возмущенном мозгу, руки готовы судорожно заколотить кулаками вжимая ногти в ладошки, но сознание повинуется приказу и маленький розовый язычок вампирессы уже собирает гнилые порождения всех тайных фантазий вампира с его кожи.

К счастью она могла позволить себе не дышать так долго как это только было нужно. Помощи ждать было неоткуда. Высшим идиотизмом было вообще тратить время на мысли о чем-то похожем. Много раз Жан-Клод ее учил, что намного больше и намного лучше порой можно сделать самостоятельно, тогда как надежды и томительное ожидание других может обернуться тратой бесценного времени. А Жан-Клод был прав всегда.

Она не знала, не смотрела выше чтобы выяснить, прикрыл ли Драко свои светлые глаза. Скорее всего нет. Он хотел выпить ими весь ее страх. Скорее ее естество современного суккуба подсказало ей, когда мужчина достиг того слегка притупляющего чувства наслаждения, которое могло замедлить его и помочь ей. Его кожа еще хранила влажное тепло ее языка там, куда стекала несобранная до конца жижа, а София уже была в комнате прямо около леопарда, хватаясь за что-то позади него. Опасным было подходить к огню. Еще опаснее было злить Драко. Но правда была в том, что как бы он не избил и не покалечил ее за это в итоге, от отвратной трапезы она уже сбежала. Но надо было отвлечь его еще больше. Нужно было дать ему то, чего он жаждал на самом деле, вытворяя все эти садистские вещи – ощущений и эмоций.

Тяжелая рука вампира неким грузом всего его разочарования уже ложилась на ее плечико, но это было слегка острое плечико не любой перепуганной девчушки. Это была София Риччи, которая сама помогала отцу обустраивать особняк и знала его не хуже, чем мужчину за ее спиной. И сейчас эта обозленная итальянка была крайне опасной в своем молчаливом протесте против гнойных угощений. Правда глупо было полагать, что она и спокойная-то не опасна.

Все произошло так же искрометно. Драко возможно полагал, что у решетки вампиресса пыталась отвязать хвост верлеопарда, поэтому даже не смотрел вниз, на ее руки, когда она так же резко обернулась к нему. А она вовсе не горела желанием поступиться всем ради бессмысленной глупости. И как удачно, что кот был привязан к дальнему краю камина от ванной, как будто бы специально, чтобы он был последним, София оказалась посередине, а мужчина подошел к ней со спины, оказываясь прямо около стены. Даже не задев кота и краем своей юбки, все рассчитавшая София предварительно схватила кочергу. И когда не без подачи руки Барона она резко развернулась, встречаясь с ним лицом к лицу и разворачивая их еще больше, а ее сапфировый взгляд обжег его холодным пламенем отвращения, тяжелый и раскаленный от близости к пламени металл вспорол ему живот прямо над пупком. Итальянка всадила кочергу под идеальным углом, прямо там, где совсем недавно ее язык собирал гадкую гниль и сделала это с истинной вампирской силой, которой хватило на то чтобы всадить показавшийся позади вампира конец железа еще и в стену.

- Не только моя кровь стала лучше, cabron*, - с пламенной ненавистью, на которую способно только истинное дитя Италии с примесью крови  Белль Морт выплюнула вампиресса, лишний раз наслаждаясь тем как ее рука почти ушла в его живот вслед за кочергой и утонула в чужой крови.

Каковым приятным же было это зрелище, которое портил только отнюдь не болезненный и совсем не расстроенный взгляд Барона. Впрочем, чего-то подобного дочь гениального инкуба и ожидала, главное, она прекратила предыдущее развлечение вампира. Теперь, чтобы ее маленькая и наивная победа не оборвалась так же резко, ей нужно было поскорее исчезнуть, пока Драко не озвучил никакого нового приказа. И вновь лишь ее взлохмаченные волосы взвились, а в комнате осталось витать лишь изобилие запахов, когда София, все еще слишком возбужденная для вампира ее возраста, с запачканым лицом и покрытыми свежей кровью руками вылетела в коридор так стремительно, будто за нею гнался сам Аид.

*козел (ит.)

+4

10

День на удивление хорошо начинался. Ему не нужно было никого спасать, никого перевозить, даже убивать сегодня никого не требовалось! Просто праздник какой-то. Единственное что - Жан-Клод попросил его подежурить в его новом особняке на окраинах города. День или, может быть, два назад туда заселился гость с пресловутой вампирской рожей, и теперь от Ганди требовалось лишь одно - последить пару-тройку дней за этим выпознем из дальнего зарубежья, дабы тот не натворил глупостей и не воспользовался хозяйским радушием и гостеприимством в свою пользу. В общем, чтобы гость не "обосрался" перед начальством.

Маршал даже особо не протестовал. Посидеть в особнячке подальше от цивилизации - это даже не работа, это так... его личный отпуск на несколько неспокойных деньков. Красота, да и только. Мужчина собрал спортивную сумку, аккуратно сложив в нее свои вещи и несколько запасных обойм с серебряными пулями. Вообще, Ганди пользовался самыми обычными пистолетами, без какой-либо особенной ударной силы, без какого-то особенного гигантского калибра, после которого дыра даже в слоне останется. На такие вот простецкие задания вполне себе хватало да хоть того же Глока. В принципе, справиться с вампиром он, в случае чего, смог бы и обычным ножом с серебряным напылением, но... Но вампиры всякие бывают, поэтому стоило подстраховаться. Не до паранойи, конечно, но все же.

В комнату, которую он сам себе выделил, Хъюго заселился еще до обеда. Размеренным и неторопливым шагом он осмотрел особняк, прошелся по его коридорам, заглядывал в разные комнаты, общался с охраной, уже приставленной к особняку. Но не особо долго и не слишком задушевно. Ему еще предстояла кое-какая работа, поэтому времени зря он не терял. Завершив вполне стандартный обход, но при этом не найдя тело гостя, который, по идее, должен был притворяться хладным трупом в период солнцестояния, маршал уселся за стол в своих апартаментах и раскрыл ноутбук. Весь подвал был забит разными гробами, на любой вкус и цвет, и маршалу что-то не особо улыбалось открывать каждый из них в поисках гостя. Он нажил на кнопку "power" и откинулся на спинку стула. Что бы там Жан-Клод ему не говорил, что бы не просил, на какие бы задания не посылал - у братьев Ганди была своя собственная работа, на которой они уже сколотили неплохое состояние. И от этой работы мужчина не собирался отказываться. Ни ради мастера, ни ради кого бы то ни было еще.

Вечер подкрался незаметно, за окнами стемнело, и маршал лениво приоткрыл глаза. В комнате было темно и на удивление тихо, хотя... острый слух оборотня все же улавливал кое-какие звуки за ее пределами. Он вырубился и, судя по времени, высветившемся на экране мобильного, который грозил того и гляди выжечь сонные глаза мужчины, проспал не больше двух часов. Не много для человека, которому придется всю ночь патрулировать особняк, но все же лучше, чем ничего. Хъюго полежал еще пару минут с открытыми глазами, привыкая к темноте и фокусируясь на мелких предметах, а потом неохотно поднялся на ноги. Однотонная темно-темно-синяя футболка-поло ни капли не помялась. На нее даже не налипли ни пыль, ни шерсть, ни прочие мелкие ошметки не пойми чего, которые непременно встречаются, как бы тщательно ты не убирался. Он потянулся, плеснул в лицо прохладной водой из-под крана в ванной, сунул за пояс штанов ствол и вышел в коридор. Холодный металл приятно прижался к разгоряченной после сна кожи поясницы, и маршал с трудом подавил желание вернуться в комнату и проспать еще несколько часов. Ганди провел рукой по черным жестким волосам, а потом поскреб ногтями щетину на подбородке. Его не сильно заботил собственный внешний вид сегодня. Впрочем, не заботил потому, что маршал прекрасно знал - внушительным и самоуверенным он может выглядеть даже... даже... да хоть в платье! Если бы кто рискнул такое предложить.

Он шел по направлению к звукам, которые все никак не давали ему покоя. Причем шел, скорее, неосознанно, ведомый каким-то своим шестым чувством, полагаясь на него целиком и полностью. Оборотень доверял своим ощущениям, как бы пакостно они порой себя не вели. Там, где порой не спасал здравый смысл, - всегда помогало нечто иное. Маршал привык называть это что-то "волчьим чутьем". Возможно, в какой-то мере так оно и было. И волоски у него на загривке внезапно встали по стойке "смирно" ровно за мгновение до того, как дверь в паре метров от него спереди резко распахнулась. И оттуда вылетела принцесса. Эти какие-то два метра она преодолела с такой скоростью, что, наверно, будь Ганди даже и готов к такому повороту - он все равно не успел бы среагировать. Она налетела на него, со всей инерцией врезавшись своей маленькой фигуркой в его широкий мускулистый торс.

От неожиданного толчка мужчина выставил ногу назад, дабы удержать равновесие, а с языка уже почти что сорвалось нечто колкое и возмущенное, но... слова застряли в глотке, стоило только взглянуть на лицо Софии. Перепачканное, с размазанным макияжем по щекам, что для дочери Жан-Клода было совершенно неприемлемо. Она всегда тщательно готовилась к чему бы то ни было. Даже в коридор растрепанной, без какой-то веской и жизненно важной причины, она не ступила бы, а тут... Но размышления, промелькнувшие в голове наемника за считанные доли секунды, прервала волна запахов, так же стремительно ударивших в ноздри. Или, может, оборотень только сейчас начал их различать из общего месива всего подряд? Кровь, старая и свежая, и ничуть не похожая на человеческую... кровь с привкусом тления и запекшихся сгустков. Мужской запах. Совершенно незнакомый, сплетенный в тугую косу с запахами парфюма и чем-то совершенно отвратительным. Запах разложений. Гниения и брожения. Все сразу, всего в кучу... но вовсе не обилие запахов заставило его нахмуриться. Его широкие грубые ладони уже лежали на ее плечах, чуть выше локтя, фиксируя вампиршу на месте. Наверно, неудачная была идея, и логика подсказывала, что не от второго пришествия Иисуса она так отчаянно пыталась убежать.

А в следующее мгновение он уже действовал. По инерции, автоматически, так, как его учили... так, как он умел лучше всего и лучше всех. Ганди упустил этот момент, как в его руке оказался заряженный пистолет, а второй он уже прятал Софию себе за спину. На то, что от нее разило страхом, как от алкоголика - перегаром, волк сразу обратил внимание, но страх - дело привычное в мире животных, поэтому его послевкусие пришло в самом конце, когда весь букет отвратительных ароматов наполнил рот, нос, горло и легкие. Взгляд голубых глаз сфокусировался на открытой двери. И если в ближайшие пару мгновений никто из-за нее не появится - маршал лично пойдет проверять.

Отредактировано Hugo Gandy (27.07.17 18:36:48)

+4

11

Имя: Draco Baron
Раса: вампир в ранге Мастера линии крови Морте де Амур
Статус: состоит в Поцелуе Присциллы Цепеш
Инвентарь: все, что ему нужно - всегда получит
Внешность: бледнокожий мужчина высокого роста и подтянутого телосложения. Волосы светлые, обычно аккуратно уложенные. Глаза серо-голубые, взгляд обманчиво открытый. На вид около 40 лет. Предпочитает одежду без излишеств.
Способности: более сильный гипноз, чем у других вампиров, carnage, сокрытие силы.

[ava]http://sd.uploads.ru/t/ymc74.jpg[/ava]

Какая ирония… Барон, которому сама София пророчила только самое худшее, вкушал ее кровь, и не было в ее вкусе ни единого изъяна, в то время, как самой Софии нужно было испробовать то, что должно было вызвать в ней отторжение. Драко не сводил с вампирессы взгляда, выжидая, когда она приступит к выполнению его приказа, который звучал как умоляющая прелюдия, может быть, лишь со стороны. Риччи и те, кто успел подвергнуться гипнозу Барона прекрасно знали, что он не умоляет.

- Поторопись, - взгляд вампира недобро сверкнул, когда его собственная гниль добралась до бляшки его ремня. Барон терпеть не мог чрезмерную грязь на себе. Если жижа доберется до ткани его новенькой одежды, если хоть капля окажется на вещах, которые уже были на полу, то Софии не поздоровится. Она была в ловушке со всех сторон. И она прекрасно это осознавала.

Наследница крови Белль Морт была хороша в паузах. Особенно в коротких. Хоть она и пыталась сопротивляться его гипнозу, но все же делала это так, словно сама получала от этого удовольствие. По времени прошло всего пару секунд, но для них это была вечность. Барон успел захотеть ее больше за то время, что она наклонялась ближе к нему, а когда ее язык коснулся его гнили, упираясь в твердый живот, вампир ощутил то мгновение и ностальгические чувства, которые не ощущал со времен их времени в Румынии. Особенно в совокупности со страхом вампирессы. Для него это было лучшее состояние на свете, пусть даже не хватало одного штриха — его присутствия в ней.
Он слишком расслабился…

Проворная итальянская принцесса выскользнула из под его влияния, когда он оказался в этой неге воспоминаний. Барон широко распахнул глаза, буквально на автомате бросаясь следом за ее темной тенью, шмыгнувшей у него под носом. Теперь ему было плевать, что он действительно запачкал свою одежду собой же. Более того, ему было плевать, что возможно за поворотом его ждет что-то, что навредит ему, если у этой прелестницы появился какой-то план. Его это только будоражило. Пташка продолжала биться о стенки своей золотой клетки, закрытая там со змеей.

София не убежала далеко. Как только Драко вышел своей бесшумной, будто бы плывущей походкой из ванной комнаты, Риччи оказалась прямо перед ним, стоя к нему спиной, кажется намереваясь спасти пятнистого друга. Только вот в этом не было смысла, потому что он все равно был привязан приказом к ней, и не уйдет из этой комнаты также, как и она.

Опрометчиво было думать, что она пытается спасти кого-то одного…

Как только ладонь Барона опустилась на плечо Софии, он почувствовал небывалую острую сталь, которая вызвала на его лице безумную улыбку удовольствия от предвкушения чего-то, что он еще никогда не получал. Сильный отпор. Он видел это по ее взгляду до того, как разгоряченный металл вошел в его плоть.
Вампир закричал от боли. Это был не удивленный, не разъяренный вопль. Это был вопль боли, с легкой примесью наслаждения, а затем он превратился в смех. В веселый, удивленный, задорный смех, словно Риччи хорошенько его разыграла, что самому наследнику Морте д'Амур понравилось.
Ему действительно понравилось.
Маленькая птичка пробила клетку.
Боль прошлась по всему его телу, пока он смеялся и не стихала, пока он не перестал. За своим смехом он не заметил скрежет металла и то, что леопард рядом вырвался, помчавшись следом за вампирессой, как ему и было приказано. Мужчина усмехнулся, рассматривая конец кочерги, который девушка всадила ему в живот. Кровь стекала медленно, не хотя туда же, где была гниль. Барон провел рукой по низу живота над ремнем, поднося руку к носу, чтобы вдохнуть собственные запахи. Это будто бы придало ему стимула последовать за Риччи. Стряхнув жидкость с руки, он прижал ладонь к стене, а второй взялся за металл, и замер… Среди ароматов, ощутимо витавших в спальне, стал прокрадываться еще один, незнакомый. Ни один из оборотней так здесь не пах, но также ни один из оборотней не стал бы приходить в эту часть особняка. В любом случае ему не нужны были свидетели. Барон нахмурился, а затем взглянул на кочергу у себя в теле. Его губы медленно расползлись в ухмылке.

Вампир, весь серый от потери крови, неровным, шатким шагом медленно вышел из комнаты и тут же рухнул на колени, выглядя обречено, встречаясь взглядом с мужчиной, который целился в него. Удерживая кочергу, что все еще торчала у него в животе, он заметил краем глаза шлейф темных волос, что скрылся за углом. Сбежала. Ненадолго. Взгляд Барона вернулся к глазам мужчины…
- Мисс Риччи, она… - жалобно прохрипел он, но в этой жалобе было столько силы, что невозможно было не поверить. - Мы просто развлекались… Кажется, она слегка перестаралась, - Драко слабо улыбнулся, выглядя так, словно незнакомец должен был отлично понимать о чем идет речь.

+4

12

В этом, казалось бы, безлюдном коридорчике, Софи кажется была единственной перепуганной и измучанной настолько, что не заметила появления еще одного действующего лица. А может виной всему конечно был тошнотворный вкус, оставшийся у нее во рту. Если кого-то угораздит попробовать, то же самое, они обязательно узнают, что жижа гниющих вампиров настолько ужасна не только из-за своих запаха и вкуса. Эта отвратительная слизь еще и ужасно липучая и какой бы склизкой она не была, сейчас у вампирессы было такое ощущение, будто все эти комки просто застряли у нее в обычно белоснежных зубах. Избавление от них – было единственным, о чем она думала помимо избавления от самого их источника, поэтому выскочив за дверь она не останавливалась. Ей нельзя было убегать из дома или даже сделать что-то, записку написать или предупредить какого оборотня – ничего нельзя было делать ради побега, а в этой захлопнутой ловушке рано или поздно Драко ее догонит. Так что уж лучше очень-очень поздно.

Неизвестно как именно это произошло (глаза у страха так же слепы, как и велики), но она прямо вмазалась в кого-то так сильно, будто могла не заметить самую настоящую стену. Мужчина был менее запуган чем она, точнее, вряд ли он вообще мог испугаться чего-то помимо ее внешнего вида и поэтому, когда не узнающая ничего на свете вампиресса собиралась уже начать паническое нападение в целях самообороны, он уже схватил ее. Когда же София узнала широкую спину, ее уже пихали себе за спину, и она не могла определить, какие именно эмоции в ней вызывает данное появление.

Хъюго, а у нее почему-то не было сомнений относительно того, который из братьев был перед ней, стоял к ней спиной и та его рука, которую девушка не могла видеть, была поднята и направлена куда-то в сторону открытой двери, как видимо и его взгляд. О, она лучше всех знала, кто выйдет оттуда и повторной встречи так скоро не желала. Догадывалась она и о том, что именно держал в руке Ганди, а в комнате он наверняка уже слышал движения вампира, чей смех все еще не затихал в ее ушах…

Она просто развернулась и так же быстро кинулась прочь. Почти беззвучно ее босые ножки уносили ее прочь, за угол, из виду и как можно дальше. Она могла бы остаться за спиной маршала и проследить за развитием событий, но останься она там – Барон тоже остался бы. Нельзя было дать ему повод о чем-то разговаривать с Хъюго. Нельзя дать ему и намека на то, что он чем-то может отличаться от других, охраняющих особняк оборотней. Малейшее подозрение со стороны вампира и не известно, что он внушит Ганди, который сейчас был единственным «чистым» от влияния Драко обитателем особняка. Нельзя было и ему давать повода пытаться пристрелить на месте того, кто считается гостем Жан-Клода и кому пули все равно вряд ли принесут и подобие смерти…. Столько чертовых запретов! А люди еще говорят, что жизнь вампира сулит свободу и каждую дверь делает открытой!

Одну не закрытую дверь вампиресса таки нашла, тут же бросаясь к раковине в ванной чтобы выполоскать рот. Ей не нужно было оглядываться или прислушиваться – она знала, что за нею по пятам следует леопард, которому Драко приказал не отходить от нее. Гниль никак не хотела просто поддаваться воде и итальянке пришлось даже пальцем тереть зубы, но сколько бы она не старалась отвратительный вкус кажется останется с ней на целую невыносимую вечность.

Неизвестно, сколько она пыталась от него избавиться, но прошло уже некоторое время прежде чем она наконец сдалась и вышла обратно в комнату, все еще продолжая оттирать тыльной стороной бледной ладони рот. Она даже не заботилась глянуть на себя в зеркало или попытаться смыть растекшийся макияж. На это не было времени. Теперь в особняке появился Хъюго. Теперь, что-то можно было сделать и ей нужно было хорошенько подумать, что именно. Барон чрезвычайно умен, любая импровизация только лишит ее единственной возможности на свободу и на долгую передышку от его присутствия рассчитывать не стоило. Поглядывая на леопарда, София продолжала лихорадочно размышлять, запихнув мешающий страх куда подальше, пока звуки снаружи ее не отвлекли. Сначала она подумала, что это Драко уже идет за ней и снова испугалась. Затем, она узнала эту походку и напряглась еще больше.

«Не сейчас… Еще рано… Я не придумала…» - панически взмолилась вампиресса, принимая иную позу, но это было ни к чему. Конечно Ганди не пройдет мимо. Он увидел какую-то совершенно необъяснимую кровавую постановку и у него есть вопросы. Подтянувшись и вздохнув, скорее приободряя саму себя, Софи приготовилась и как только дверь начала открываться попыталась сигануть мимо Хъюго, чтобы избежать объяснений, которые сейчас для них обоих были опасны.

+4

13

Это было внезапно. Даже с учётом того что оборотень только собрался развязывать свой хвост из камина. И только подумал, что это сделает девушка, но события приняли весьма крутой поворот, от чего кот даже ошалел, на пару мгновений забыв об огне. Девушка взяла и всадила в Барона кочергу, а затем убежала из комнаты. Можно было восхититься этим, чем ликантроп обязательно займётся, если удастся выжить. Но сейчас кот, испугавшись того что может последовать за этим погнался следом за девушкой, выдернув решетку, не обращая внимания на привязанный хвост и не думая про то, что она могла кого-то или что-то задеть по пути. Хоть какая-то польза от гипноза. Уж была надежда что такое неповиновение могло хоть к чему-то привести. Но пока оно привело лишь к тому, что Винтер оборотень следовал по направлению девушкой ориентируясь на запах. И лишь мешалась решетка, из которой Винтер так и не вытащил хвост. Ну и по закону подлости она застряла в дверях, заставив кота, остановится и освободить хвост. Ну и затем рысцой вслед за девушкой. Тем более что ликантроп не хотел встретиться с Бароном в данный момент, после того как девушка всадила в него кочергу. Потому что было страшно.
Во всяком случае, до тех пор пока на пути не встретился неизвестный мужчина с оружием. По крайней мере, его леопард не припоминал, за то время пока находился рядом с девушкой. Но это еще ничего не значило, тем более. И это было одним из факторов, почему Габриель настороженно отнёсся к нему. Второй фактор наставленное на выход оружие. Неудивительно конечно с учётом ситуации, но всё же оборотень осторожно обошел незнакомца, словно чуя что тот был не менее опасен. Хотя перспектива получить пулю в лоб по сравнению с тем, что мог устроить Барон казалась спасением. Но тем не менее верлеопард последовал за девушкой и поудобнее устроился, ожидая пока она закончит приводить себя в порядок. И уж что-то подсказывало, что с появившимся человеком дело обстояло не всё так просто. Но всё же он побаивался неизвестности, ощущая настроение. И весьма обеспокоенно наблюдал за попыткой девушки пробежать мимо, приготовившись следовать за ней. Да и пришибить незнакомнца, если потребуется.

+4

14

Первым, в сопровождении металлических звуков, в проходе появился... леопард. Леопард, тащивший на своем хвосте каминную решетку. И когда предмет интерьера застрял между двумя дверными косяками, Ганди на секунду усомнился в том, того ли персонажа всей этой комедии он спасает в данный момент. Он, конечно, уже много чего успел повидать за все время своего проживания в Сент-Луисе, где его с головой окунули в мир вампирского существования, но решетка на... хвосте? Серьезно? Тут где-то пробегали фанаты "Том и Джерри"? Впрочем, ладно... не ему было судить о вампирских извращениях, однако он наверняка мог сказать, что вряд ли бы принцесса стала издеваться над своими пятнистыми зверьками. Над каждым из них она наоборот слишком сильно тряслась по мнению Хъюго, а из-за парочки особо отличившихся - и вовсе чуть его самого не угробила. Наверно, осознание именно этого факта заставило Ганди замереть в достаточно неестественной для человека позе, особенно с оружием в вытянутой руке. Правда, наличие штамма ликантропии в крови давало ему ряд преимуществ. Например, долго... очень долго держать ствол и при этом целиться. У любого другого человека, пусть даже и профессионала, уже бы начало сводить руку. Он смотрел на проходящего мимо леопарда точно так же настороженно, как и леопард на него. Хъюго почти наверняка знал, что тот мужской запах принадлежит вовсе не ему. Впрочем, единственное, что можно было ожидать от кота - это запах кошачьего наполнителя.

Маршал был максимально собран, пропуская мимо себя неизвестного оборотня. Если бы тот вздумал на него прыгнуть сбоку или напасть со спины - он был бы готов. В конце-концов, ему уже доводилось убивать леопардов-оборотней, да и с Мереш они периодически устраивали тренировочные драки. Так что при всей своей сообразительности и умению все схватывать на лету, он уже подучил кое-какие кошачьи привычки. При всем при этом он еще и следил за дверным проходом, ибо в той заветной комнате все еще находилась причина всех происходящих странностей. Иначе описать данную ситуацию вервольф просто не мог.

И вот когда леопард ускакал вслед за своей хозяйкой, в проходе появился Он. Вампир. С кочергой в ж... животе. И разыгралась очередная комедия. Или драма. Маршал смотрел на мужчину серьезным взглядом, оценивая его поведение с математической точностью. Одно только неверное движение - и он, не задумываясь, выстрелил бы. Но вампир не делал неверных движений, да и в принципе выглядел достаточно безобидно, а учитывая кровоточащую рану... практически жалко.

- Мисс Риччи, она... Кажется, она слегка перестаралась.

И испугалась того, что ранила гостя принца? Как-то с трудом верилось. Но в словах раненого Ганди не ощущал лжи... впрочем, вампиры - мастера Слов. Они умеют любую ситуацию вывернуть в свою пользу. И София была лучшей в этом. Маршал все еще неотрывно смотрел на корчащегося в муках кровопийцу, и с каждым мгновением его подозрение только набирало обороты. Ситуация была какой-то двоякой, и оборотню это не нравилось.

- Добро пожаловать в клуб, - плоско ответил маршал. Если Риччи действительно нарушила правила и первой нанесла вред гостю Сент-Луиса, этого самого гостя провоцировать не имело никакого смысла, как бы маршалу не хотелось обратного. - Я разберусь с этим, - пообещал он, опуская оружие. И он действительно намеревался это сделать. Оборотень повернулся спиной к гостю и зашагал в ту самую сторону, которую выбрала принцесса для своего бегства. Найти ее он легко мог, даже не пользуясь способностями оборотня, однако, следуя по шлейфу "ароматов", он оставался начеку. Показать спину возможному противнику - признак доверия... или же непроходимой тупости. Вот наемник и проверял, в качестве глупца или союзника мог оценить его вампир. Хотя... какие союзники могут быть у вампиров?

Дверь по своему обыкновению отворилась в лучших традициях Хъюго Ганди. Если вам не хватает пафоса - можете смело маршировать к нему за мастер-классом. Но, черт подери, эта мелкая пигалица уже была готова и к этому. Насколько хорошо она уже успела его выучить? Но маршал среагировал быстрее. Если бы не среагировал - грош ему цена. Он перехватил ее рукой. Повезло, что пистолет успел убрать за пояс после того, как вампир не предпринял никаких попыток к нападению. Вторая рука тут же зафиксировала вампиршу, не давая ей возможности воплотить свою идею в жизнь и смыться.

- Серьезно блядь? Бегство? Очень умно! - выпалил он на автомате и оттолкнул ее от себя вглубь комнаты. Он не сделал это от злости. Он сделал это из соображений практичности. Как только у него появилось пространство для маневра, он тут же закрыл дверь и привалился к ней спиной, чтобы никакой возможности сбежать у Софии больше не было. Наливающийся раздражением взгляд устремился на леопарда, который, казалось, был не шибко доволен сложившейся ситуацией. Возможно, он ничего и не собирался предпринимать, но взгляд хищных нечеловеческих глаз наемнику не понравился.

- Если он рыпнется - я его пристрелю, - предупредил Хъюго, сразу пресекая все возможные необдуманные и опрометчивые поступки. Для пущей достоверности он еще и пистолет вложил в руку. А после вновь обратился к девушке. - Всадить мужику кочергу по самое "небалуйся" - это, мать твою, конечно, похвально, но... - он осекся, словно бы пытался подбирать слова. Получалось крайне хреново. И он плюнул на эту затею. - Нахрена? Что он сделал? - и не было тут никаких "Чем ты думала?", "Совсем сдурела калечить гостей?". Хъюго не был идиотом. Или... по крайней мере, думал, что не был.

Отредактировано Hugo Gandy (11.08.17 17:39:05)

+4

15

Стремительная попытка к бегству и в этот раз закончилась практически не начавшись. Безусловно, если бы Хъюго не был способен ловить подгоняемых адреналином вампирш, он бы не оказался столь приближен к Жан-Клоду… Впрочем, об этом еще можно было спросить самого инкуба и она отдала бы очень многое чтобы сейчас вернуться к нему даже ради еще более глупых и бессмысленных вопросов.

- А поймать убегающую от тебя девушку много ума не надо! – огрызнулась Софи, отскакивая от мужчины намного дальше, чем он на самом деле ее пихнул и не пытаясь скрыть того, что хочет оказаться как можно дальше. – Небось часто они от тебя носятся. – Она процедила это сквозь зубы и хотя при этом злобно осматривалась в комнате, наличие клыков придало короткой реплике поистине опасный окрас. Столь откровенная демонстрация эмоций итальянки, которую скрывать их учил никто иной как Мастер данного дела Жан-Клод, только лишний раз подчеркивала в каком состоянии находится вампиресса.

Ее сапфировый взгляд буквально потрошил комнату выискивая любой способ к отступлению, учитывая, что из-за приказа Драко просто выскочить в плотно зашторенное окно она не могла, а ударить Хъюго каким-нибудь тяжелым предметом, во-первых, просто так не получится, во-вторых только разозлит его. А София… Трудно было бы конечно это признать, но на самого Ганди злиться она не могла. Было совершенно логичным, что увидев подобное он хочет во всем разобраться. Это ведь в какой-то мере было его работой, без чего он бы нипочем не интересовался ее отношениями с кем бы то ни было. Вся беда была именно в том, что итальянка сама не могла дать ему ни одного ответа на вполне ожидаемые вопросы. Даже если бы она попыталась обойти внушение и подобрать иные слова чтобы хоть что-то сообщить маршалу, она понятия не имела, не внушил ли Барон уже чего-нибудь ему самому. А если и нет – малейший намек на что-то подозрительное, даже самые с виду безобидные мелочи, и Драко узнает об этом тут же. Если не расспросит ее саму, так вытрясет это из леопарда.

Угроза пристрелить кота чуть не вызвала на ее обескровленных губах усмешку. О, отсутствие свидетеля могло позволить им поговорить, но беда была еще и в том, что вампиресса не только не могла обсуждать все с Хъюго. Она еще и не хотела. Неизвестно, как именно оборотень рассудил ту чертовщину что только что увидел и каковым бы сейчас ни было его мнение о ней самой, оно никогда не помешает волку Жан-Клода в первую очередь сообщить о подозрениях самому Принцу. И хотя это могло нести в себе надежду на освобождение для Софи, это было чрезвычайно опасным для ее приемного отца. Даже не потому, что Барон был достаточно старым представителем практически не убиваемой лиги гниющих вампиров. Он был не менее хитер чем ее Мастер и приезжая однозначно рассматривал и появление Жан-Клода на своей шахматной доске. Глотать отвратительную жижу или рисковать Принцем? Подайте ей целую ванну!

- Это не мой кот, - итальянка небрежно повела своим плечиком, но на маршала не смотрела даже когда отвечала ему, - пристрели, сделай гостю еще одолжение. – Ответ мог показаться крайне жестоким, но Риччи и не была богоматерью. Возможно, ее слова даже задели ни в чем не повинного леопарда, только на обиды у нее не было времени. Она прекрасно знала, что острый ум того, от кого ей сейчас очень важным было скрыть как можно больше, уже заглотил эту банальную истину – вместе с ними в комнате находится чужой.

Барона уже несколько минут не было рядом и вампиресса начала постепенно возвращать контроль над собой и ситуацией. Если у Ганди к ней были свои вопросы, то у нее в голове крутились не менее важные свои. И главный из них, удивил бы, наверное, его не меньше, чем сейчас поражал ее саму. Только на эти вопросы ей придется узнавать ответы самостоятельно, сначала принимая решение и сталкиваясь с последствиями правильного или нет выбора, а вот Хъюго мог просто спрашивать. И слова о кочерге, несмотря на то, что в другой ситуации могли бы стать даже неким комплиментом или шуткой, которую после было бы забавно вспоминать подобно поводу для гордости – саму итальянку разозлили. Они, или это пресловутое «но» последовавшие сразу следом. Она не знала, что злит ее больше, то, что он кажется собирается отчитывать ее за содеянное или то, что она еще не готова с ним разговаривать, а выбора он уже не предоставляет. Она еще не могла решить, что она может ему доверить, а чего не стоит. Как ей поступить чтобы было правильнее всего, чтобы в первую очередь Жан-Клод никак не пострадал. Не зная, что ответить и не имея возможности избежать этого разговора, она уже заочно злилась, настраиваясь на конкретный скандал с оборотнем и будь она человеком, металась бы сейчас по комнате как лев в клетке. Но Софи стояла как вкопанная. Бездвижная, безжизненная статуя, бледная от голода и растрепанная. Только большие темные глаза, которые упорно отказывались смотреть на мужчину продолжали пылать невероятной жизненной силой.

- Нахрена? Что он сделал?
В комнате ничего не изменилось. Даже воздух остался таким же пресным варевом неприятных запахов. Ни одного движения и ни одного звука не нарушило тяжелой атмосферы… Но София наконец подняла свои синие глаза на Хъюго. Они не пронзили его холодом и не пырнули под бок презрением. Это были все те же бездонные глаза, которые выражали некое сомнение, подкрепленное вызовом. Маленькая итальянка сделала беззвучный шаг в сторону мужчины, продолжая внимательно изучать его взглядом. Он не ругал ее? Он не решил, как это сделало бы большинство, что распутный ручной суккуб Жан-Клода просто развлекался с новой мужской тушей и перестарался? Он предпочел считать, что у нее была причина?.. София шагнула еще ближе и делала это так осторожно, как подходят к готовому накинуться хищнику, только она в свою очередь боялась отнюдь не этого. Она боялась, что подойдя ближе убедится - ей показалось. Что он все-таки предпочел думать так, как могли бы остальные.

- Он что-нибудь сказал? – тихо спросила вампиресса. Если она не ошиблась, если только она не ошиблась! Ведь это был Хъюго! Тот самый, которого она видит и понимает совсем иначе чем другие. Так почему же ей по прежнему так странно поверить в то, что и он знает ее не такой? – Что он тебе сказал?

+4

16

Ситуация казалась всё чудесатее и чудесатее. Хотя какой еще она могла быть, после того как девушка умудрилась сбежать с помощью кочерги? Недалеко правда, но всё же подальше от Барона. Правда был один плюс, можно было перевести дух и посмотреть на подпалённый хвост, который как надеялся Винтер - скоро заживёт. Всё же он не настолько долго был привязанным к решетке, чтобы остался незаживающий ожог. Это был плюс, хотя и временный. Другим плюсом было то, что оба оказались знакомы. Только вот Габриель не знал насколько это было хорошо или плохо. Так что не стал строить каких-либо иллюзий, раз уж ситуация могла повернуться не в лучшую сторону. Тем более, что про Барона, пленившего обоих забывать было опасно.
Но всё же кот саркастично фыркнул на угрозу с позволением. В другое время, конечно же это и могло задеть, но не в данной ситуации. Если его и пристрелят, то точно одолжение сделают. Вопрос только кому оно пойдет на пользу. Но если и коту, то он не увидит того, что сделают с его телом в таком случае. Во всяком случае, парень на это надеялся. Хотя кто знал, что взбредёт в голову вампира в таком случае. Хотя обязательно взбредёт что-то плохое, раз кота загипнотизировали, причем без возможности рассказать об этом кому-то. Да и с легкостью бы приказали пойти в костёр просто так, и ведь с этим нельзя было ничего поделать. Что злило, ведь просто так леопард тут бы точно не оказался. Да и от мысли от того, что он так запросто попалчя оборотень нервно царапнул кафель на полу, рыкнув про себя. Тем более что Габриель слушал разговор громко выдохнув. А ведь рассказать что было, если бы возможность была. Хотя у вампирши возможностей было чуть больше. Если конечно повезёт и незнакомец не работает на вампира. Ну или что-то иное, ведь для Винтера он был неизвестной составляющей. Так что кот решил внимательно наблюдать за происходящим и исходить из ситуации.

+3

17

Брошенная фраза принцессы его разозлила. Буквально за какую-то долю секунду все его самообладание смылось в унитаз одним лишь нажатием на кнопку "София". Черт, как же его все это злило. Не от хорошей, мать его, жизни он тут носится за ней, как гребанная горничная, желающая выяснить, а все ли в порядке у ее госпожи. И от реализации этого образа в воспаленном мозгу ярость подступила к самой глотке маршала. Зрачки сузились в микроскопические точки, готовые прожечь вампиршу насквозь.

- Не трудно предугадать совершенно линейное поведение, - прорычал он в ответ машинально, практически не задумываясь. Слова сами пустились в пляс по его длинному и острому на сарказм языку. И, честно говоря, вот сейчас ему уже было совершенно начхать на то, в каком состоянии находится принцесса. Она скалилась на него, шипела на него, огрызалась на него... и его нрав просто не позволял спускать с рук подобное. Может быть, в другое время и в другом месте он бы подумал о причинно-следственных связях и поступил бы как разумный Роджер или Жан-Клод... - сначала оценил бы ситуацию и попытался сохранить спокойствие, но... Было не то другое время и не то другое место. Он уже потратил свой лимит сдержанности и рассудительности на то, чтобы не наорать на Софию с ходу, обвиняя в причинении вреда гостю Принца. Он все-таки додумался - может быть, виновата здесь вовсе не она. Только вот она почему-то не задумалась, что он не языком почесать за ней увязался.

Она крутилась, как уж на сковородке, при этом особо не двигаясь на месте. Ее глаза бегали по комнате, словно она искала любую возможность смыться отсюда. Ее настолько раздражало и нервировало его общество? Что ж, придется потерпеть. Плевать он хотел на ее мнение. Плевать он хотел и на свое собственное. Он был верен Жан-Клоду и только поэтому выполнял всю эту "грязную" работу. Да, именно так он частенько себя оправдывал в минуты бурного раздражения. У этой пигалицы чертовски хорошо получалось выводить его из себя. Казалось, его злит каждое неверно сказанное ею слово.

- Это не мой кот. Пристрели, сделай гостю еще одолжение.

Ну вот, пожалуйста. Получите, распишитесь. У Ганди аж шерсть на загривке встала дыбом, а внутренний волк предупреждающе зарычал. Осталось понять на кого именно. Ее красивое лицо перекроила кривая усмешка, которую в нынешнем состоянии Хъюго просто не мог... не хотел истолковывать правильно. Это было похоже на вызов. Самый настоящий вызов, который ничуть не успокаивал зарождающиеся все новые и новые волны гнева. Практически молниеносным движением он выпрямил руку и направил ствол на бедного леопарда, который, в общем-то, ничего особенного не делал и, по всей видимости, не собирался. Да он вообще ничего не сделал! Но разве ж наемнику было дело?

- Смотри потом не плачь, - безразлично сказал он, но его голос сполна выдавал все его эмоциональное состояние. Впрочем, он и не пытался его скрывать. Нет, Хъюго не медлил и не сомневался, он смотрел на принцессу и ждал... Если она не пойдет на попятную - он так же не сделает этого. Она не с тем волком связалась. Неужели она все еще не поняла этой простой маленькой истины?

- Он что-нибудь сказал? Что он тебе сказал? - тихий женский голос заставил маршала немного повременить с убийством леопарда, на которого он даже внимания-то толком не обращал. Однако, волк всегда помнил и знал, что чей бы то ни был кот все еще находится в комнате и в любой момент может сменить свое равнодушное настроение на агрессивное и напасть.

- Что, типа заслужил смену гнева на милость? Чертовски великодушно! - и если София сосредоточилась и успокоилась, то маршалу этого делать не хотелось. Гнев ведь куда импульсивнее прозаичной рассудительности. - Сказал, что ты заигралась, принцесса, - он выдержал паузу. Даже при всем своем не слишком стабильном эмоциональном состоянии маршал продолжал анализировать и оценивать обстановку. И наличие совершенного чужого леопарда в комнате мешало ему задать тот самый правильный вопрос. Да банально - он мешал ему тупо встряхнуть Софию за плечи и в буквальном смысле вытрясти из нее всю правду. Хъюго терпеть не мог все эти секретики. Они, вроде как, уже давным давно выпустились из средней школы. Он чуть повернул голову в сторону пятнистого, а затем снова опустил взгляд на вампиршу. Левая часть его верхней губы раздраженно и непроизвольно приподнялась. Так он выражал свое мнение по поводу всего происходящего.

- Какого рожна он таскается за тобой, если это "не твой кот"?

Отредактировано Hugo Gandy (29.08.17 13:54:01)

+3

18

Темный взгляд вампирессы полыхнул будто перед ним кто-то поджег залитые бензином щепки. На данный момент их заменителем и основным раздражителем служил не кто иной как Хъюго Ганди, как всегда появляющийся в самые неугодные моменты. Если сначала натолкнувшись на него в коридоре София готова была бы даже его расцеловать на радостях подвернувшейся возможности, то с каждой новой брошенной ей в ответ репликой она делала все более широкий прыжок по направлению к совершенно противоположному действию. Может она и понимала, что он злится имея на это все основания, но это отнюдь не означало, что она собирается стоять тут и распинаться оправданиями перед Ганди, когда с минуты на минуту может зайти Барон. Тем более… она ведь не могла ничего сказать или сделать! Как бы он тут не пыхал паром из ноздрей и не старался вытянуть из нее хотя бы суть событий, она просто не может ничего с этим поделать и это злит и выводит из себя еще больше. Уж Хъюго мог бы и не сомневаться, будь у нее такая возможность, она бы в лицо ему выплюнула как тут все обстоит по-настоящему и предложила бы утереться своей злостью в качестве полотенца, да спасибо внушению Драко и присутствию леопарда не могла даже намекнуть каким-то образом.

- Иди в ванну, - лишь слегка повернув голову в сторону кота, злобно процедила София. Хотя скорее всего леопард и сам послушался бы ее совета, учитывая направленный на него пистолет, ее метафизика все равно очень грубо и холодно полыхнула его, не оставляя выбора. Не было у нее ни сил, ни настроений сейчас беспокоится еще и об этом. Если о леопарде она не знала совершенно ничего, и он мог быть даже подставным надзорным от Барона, то вот маршала она знала, во всяком случае, достаточно для того чтобы не сомневаться – если только будет дан еще малейший повод… коту просто не жить.

Все остальное время она играла в начавшиеся гляделки с вервольфом и тратила на то, чтобы справиться с собственным эмоциональным состоянием. Пространство между ними резонировало без помощи магии любого рода и было в этом что-то неестественного, если смотреть со стороны. Гнев оборотня был практически осязаем, он клубился в его дыхании и пульсировал в самой крови, а вот вампиресса все больше походила на бледную и бездвижную статую, на которой живыми были только большие и яркие глаза.

- Сказал, что ты заигралась, принцесса, - приливом морской волны, по этим сапфирам яркой и отчетливой волной прокатилась эмоция. Неуместная, непонятная и совершенно не свойственная черноволосой итальянке, одновременно связанная и с тем, что было сказано, и с тем, кто это сказал. Хъюго был зол и недоволен, что и без очевидного можно было понять даже по тому, как он снова ее обзывал, но он практически всегда, рано там или поздно, приходил в бешенство в ее присутствии и она не могла бы сказать, что это не бывает взаимным. Только вот нравилось ему это или нет, наследница Жан-Клода уже все решила. Ее логическое мышление уже выполнило свою задачу пока она была слишком занята злостью и другого развития событий не нашло.

Напряжение моментально схлынуло с ее хрупкого на вид тела и поскольку не было на то очевидных причин, было ясно, что это результат насильственного противостояния эмоций и ума в ней самой. По комнате будто волшебный ветерок пронесся, унося оставшуюся живость из каждой клеточки ее тела и она превратилась в ту самую маленькую леди, которой ее считает большинство. Маленькая копия Жан-Клода, одновременно выражающая так много, но не выдающая совершенно ничего. Ранее ввиду растрепанных эмоций распахнутую книжку, кто-то захлопнул перед самым носом мужчины и оставил стоять на месте лишь красивое взгляду изваяние, которое так часто витает по цирку избалованной помощницей Принца.

- Значит ему понравилось и он захочет еще, - заметила эта кукла и чудом голос не выдал той обнаженной опасности, которую ей сулило данное развитие событий. Нельзя было так делать. Нельзя было подобно Жан-Клоду спускать в никуда злость Хъюго и нельзя было просто болтать о своем игнорируя вопросы. Не потому, что она не умела такого выделывать или не могла бы. Просто потому, что она для Ганди вообще не Жан-Клод и такое поведение с ее стороны скорее только еще более яркая красная тряпка быку. Риччи никогда не была дурой и прекрасно это понимала, но также она понимала и то, что она не просто не может, ей и нельзя пытаться сейчас что-то объяснить маршалу, если она не хочет, чтобы от неправильно переданной информации он просто пошел к Жан-Клоду. Ей нельзя поддаваться эмоциям и продолжать скандалить, если Драко скоро придет за ней. Ей нельзя позволять Хъюго продолжать стоять между ней и выходом из комнаты подобно чертовой Берлинской стене.

Она расскажет ему что сможет и как сможет, но слабость в игре против Барона чревата смертью им всем. Болезненной и отвратительной. Поэтому, хотя где-то в глубине своего почти не бьющегося от голода сердца она и прятала эгоистичное желание предпринять что-то прямо сейчас только чтобы Драко уже не входил за ней в эту дверь и ей не пришлось уже переживать все то, что он теперь устроит для нее так сильно раззадоренный, но у нее были те, ради кого подобное стоило стерпеть. Жан-Клод хорошо обучил ее терпению и выжиданию подходящего момента. Может быть, даже слишком хорошо. И теперь, Ганди тоже придется ждать, даже если он сам этого не знает. И будет он дико раздражен в этом ожидании, и, вполне возможно, будет ее ненавидеть, но она уже все решила. Остается только надежда, что она не просчиталась и за это время никто кроме нее не пострадает.

- Я так думаю его привезли для меня, в качестве некоего подарка, - слишком равномерным и бесцветным голосом отозвалась София. Повернувшись к вервольфу спиной, она тоже пошла к двери в ванную комнату, выискивая пальцами боковую молнию на своей юбке. Говорить, что от нее воняет и если гость и правда скоро зайдет ей нужно поскорее помыться она не стала. Хъюго было очень трудно обмануть, и она не пыталась рисковать этим. Чем дать ему понять что-то правильно или нет и позволить действовать, лучше было именно не дать ему понять ничего вообще. Возможно, этот маленький конфуз выиграет ей немного времени, а оное было критически необходимым.

Остановившись уже практически в дверях, вампиресса расстегнула молнию, не сомневаясь в том, что оба оборотня могут видеть и немножко ее атласной кожи и ткань дорогого кружева на ней, при этом не забывая о существовании друг друга. Это выглядело как безвкусная девичья попытка соблазнить обоих и возможно заставить ревновать, но на деле являлось ничем иным, кроме как созданием неприязни ко всей картине и ситуации в целом. Итальянке было необходимо, чтобы Хъюго ушел.

- Кто потрет мне спинку? – более оживленно поинтересовалась она и скрылась с глаз вервольфа до того, как ожидаемая при таком вопросе улыбка все-таки не проступит на ее лице. Чем дольше он находится недалеко от нее, тем больше вероятности, что он все-таки поймет все неладное и решит что-то для себя. Тем больше опасность, что она сама не выдержит этот фарс, а маршалу для понимания не так много признаков будет и нужно. Много чего он бы сейчас высказал и сделал, но точно не о том, чтобы нянчится с ней и помогать ей приготовиться к приходу другого мужчины крутятся его мысли. Он оставит это на нее саму, в крайнем случае, еще и на кота. Во всяком случае, на что-то похожее София рассчитывала, начав шелестеть тканями одежды и крайне озадачив леопарда, который прекрасно видел, что раздеваться на самом деле она не спешит.

+4

19

О, это ее задело. Задело за живое, и маршал увидел это отчетливое, полыхающее синим пламенем отражение собственной ярости в ее нечеловеческих глазах. И осознание увиденного бальзамом пролилось на душу, согрело и потешило бесконтрольное волчье эго. Он мог бы счесть это своей маленькой победой, счет которым уже давным-давно перестал вести. Перестал считать и свои поражения, к которым относился, ну разумеется, более легкомысленно. Но для более удовлетворительного результата наемнику одного лишь опасного взгляда было мало. Ему, как воздух, требовалось продолжение и, конечно же, яркий финал, свидетельствующий о том, что принцесса вышла из себя. Он ждал этого... Молча, терпеливо и до предела натянуто сдержано. Словно бы затишье перед бурей, словно бы отлив перед величественным цунами.

- Иди в ванну, - и кривая усмешка превосходства вырисовалась на его губах. Кто бы сомневался, что она не позволит коту, ее или не ее - не важно, погибнуть. И вот, уже почти... еще немного - и маршал получит то, ради чего и затевался весь этот неосознанный спектакль.

Но вместо взрывной и вполне ожидаемой реакции (все-таки, хоть Ганди никогда и не задумывался об этом, в своих неосознанных порывах, в своем не желании уступать они были чертовски похожи друг на друга), он получил лишь пустое спокойствие и разочарованно воющее эго. Исходящая от Софи аура по какому-то неслышимому чутким ухом оборотня щелчку вдруг изменилась. Так резко оборвалась вся рокочущая между ними атмосфера, что в комнате внезапно стало совершенно пусто. Пусто и тихо.

- Значит ему понравилось и он захочет еще.

Ганди не среагировал, все еще буравя принцессу своим тяжелым взглядом льдистых насмешливых глаз. Он ждал, прощупывал почву, проверял ее разыгранную смену настроения на прочность. А действительно ли она вот так просто успокоилась и начала его игнорировать? А действительно ли она этого хочет на самом деле? Но маршал знал... маршал все прекрасно знал. Она бы не упустила возможности, не дала бы наемнику такой поблажки, не уступила бы. Даже несмотря на чужого леопарда. Хъюго не вчера родился, он что-то в этой жизни уже научился понимать.

- Я так думаю его привезли для меня, в качестве некоего подарка.

И чутье не обмануло. И гнев пролился на мягкую женскую кожу новой колючей волной. Но вектор этого гнева был направлен вовсе не на обитателей этой комнаты. Его острая стрела с дьявольской силой воткнулась в непробиваемую стену вампирских правил. С какой-такой радости гость Принца, совершенно случайный и никому доселе неизвестный, привозит в Сент-Луис подарки для дочери Жан-Клода? Привычный взгляд чуть сузился, словно бы нащупав тот самый камень преткновения на дне широченной реки блядских непонимания, молчания, догадок и витьеватостей. Он молчал, нервно дергая верхней губой и раздувая ноздри. Молчал и смотрел на то, как она разворачивается к нему спиной... намеренно подставляет ему спину! Как плавно и протяжно движется по комнате, словно бы играя с ним. С ним. Волком. Наемником и маршалом. Как с любым другим мужиком традиционных взглядов? И вот снова гнев... Он вернулся и сжал толстую шею Хъюго своими мраморными пальцами. Оборотень бесился. В глазах заплясали все дьяволы Ада, а само тело застыло в совершенной неподвижности хищника, которая не сулит совершенно ничего хорошего.

Полоска кожи и последняя фраза стали последней каплей, звонко плюхнувшейся в не такой уж и большой стакан терпения. Она так хочет, чтобы он ушел? Ну что ж. Wie du willst. Но радости от его ухода она уж точно не получит.

- Тронешь ее, и я вырву твои гланды, - пообещал он, едва ли не переходя на рык, и фраза предназначалась отнюдь не принцессе. А затем последовал простой и самый нервный хлопок дверью, звук от которого повис где-то под белым потолком.

+5

20

И похоже мужчина точно не намерен был шутить, приставив к голове кота пистолет. И оборотень даже не шелохнулся, посмотрев в глаза. Конечно, без страха не обошлось, но что такое была пуля в лоб? Тем более, что Винтер вряд ли бы чего-то добился, кроме бесславной смерти если бы попробовал напасть. Тем более что от мёртвого "подарка" толку было никакого. Но большего страха, чем перед бароном кот не чувствовал.
- Какого рожна он таскается за тобой, если это "не твой кот"?
И кот громко фыркнул, не имея никакой возможности рассказать, какого хрена он за ней таскается. Да и таскался бы, будь у него выбор. Хотя, пожалуй будь воля самой девушки, парень бы точно потащился, если бы они встретились в другом месте. Но не в этой ситуации, когда его решили использовать в качестве подарка, заманив в ловушку воспользовавшись определёнными талантами кота.
- Иди в ванну, -
И пришлось подчиниться и уйти встать, ненароком задев пистолет хвостом. Да и залезть в саму ванную поудобнее, словно прячась от всего этого. Но оборотню всё равно было всё видно, и он прислушивался к происходящему и к ощущениям. Всё напоминало какой-то дешевый фарс с непредсказуемой составляющей. Причем кот с явным вопросом во взгляде смотрел на действия девушки, чувствуя некий подвох в этом деле. И только взглядом кот спрашивал "Что ты творишь?". Хотя судя по реакции мужчины можно было что-то заподозрить. Но ведь не всегда вещи казались такими, какие есть на самом деле. Хотя сперва парень подумал уж не было тут чего-то еще, кроме старого знакомства. Правда, уточнять никакого желания не было. Н было видно, что мужчину это задело и не известно было хорошо это или плохо.
- Тронешь ее, и я вырву твои гланды
Оборотень шумно выдохнул. Можно было подумать он собирался хоть как-то навредить девушке по собственному желанию. Но кто знал, что может случиться, если он окажется меж двух огней, что его совсем не радовало. Лишь ужасало, стоило только подумать об этом.

+3

21

Импровизированно дергая свою юбку, чтобы шелестели ткани, София никак не могла заставить свою спину расслабиться, будто она все еще подвергалась испепеляющему гневом взгляду оборотня. Возможно, ее измучанное сознание играло с ней злую шутку, а может, дело было в том, что она уже все-таки неплохо знает самого Хъюго, но ей казалось, что его злость клубится вокруг нее подобно его же метафизике, жаркой и побуждающей к необдуманному сопротивлению, так отличающейся от магии почти не живых. Правда, еще одна – две ночи, и вампиресса  и правда станет достойной невестой Франкенштейна с холодной восковой кожей. А до тех пор… Самые опасные волки Жан-Клода умели так же прекрасно выражать свои эмоции, как при надобности и скрывать, и Риччи не требовалось ни грамма всей ее проницательности для того, чтобы это переполненное яростью лицо Хъюго заняло место когда-то поселившегося в ее кошмарах взгляда огромного черного волка.

- Тронешь ее, и я вырву твои гланды, - даже не предназначенная ей угроза, пробежалась каскадом неприятного напряжения по всему телу. Итальянка перевела взгляд на тихо сидящего леопарда, как будто проверяя не решил ли он и правда что-нибудь сделать. Верьте или же нет, а Хъюго она, кажется, доверяла больше. Вид огромного кота, восседающего в дорогой ванне, мог бы позабавить ее в какой-нибудь иной ситуации, больно уж неуклюже и забавно это выглядело, но этой ночью девушка не была способна уловить ничего более-менее безобидного и смешного. Безусловно, леопард и не думал ничего предпринимать, да если бы вдруг и решился, София ведь могла просто его остановить. И от осознания этого, брошенная Ганди угроза, свалилась на нее как нарочно опрокинутый ушат помоев.

Он пришел за ней и пытался выпытать у нее суть происходящего, несмотря на то, как все это выставил Барон. Кот мог себе думать как ему хочется, но вампиресса, побывавшая с Хъюго во множестве разных ситуаций, слишком уж часто включавших в себя наличие близкой вероятности смерти, отдавала себе отчет в том, насколько это было важным поступком. Она путешествовала с Жан-Клодом не год и не два, чтобы стать мастерицей завуалированных высказываний, скрытых мыслей и плетеных узоров различных характеров, нюансов которых порой не осознавали сами их обладатели. Именно поэтому в том, что служило угрозой для любого другого, для себя она видела предостережение, которое явно не было в нынешней ситуации навязано приказом Принца. Была, конечно, и вероятность, что она просто дура, сошедшая с ума из-за приезда Барона, ведь это все-таки был Ганди, которого, возможно, она теперь оправдывает в качестве зла меньшего, чем одержимый вампир… но она уже все решила. В мире вампиров слишком редко все подчиняется самым банальным и легким логическим пояснениям, а уж без инстинктов и вовсе можно стать ничем. Так что отступаться от своего решения ввиду навеиваемого опаздывающими сомнениями страха, она не собиралась.

Дверь хлопнула, оповещая о том, что Хъюго благополучно ушел, и Софи оставалось только надеяться, что до того, как она выждет подходящего момента для задуманного, никто не умрет. Это, пожалуй, было самой пугающей и нестабильной частью ее плана, так как подобный момент мог и вовсе никогда не наступить. Будь она недальновидным человеком без способностей, развиваемых более сотни лет, уход маршала позволил бы ей выдохнуть спокойнее и прислониться к стене ради хотя бы кратковременного отдыха. Но дочь Принца человеком не была уже давно, и чувствовала себя еще более грязной и мерзкой чем когда слизывала гниющие сгустки с живота Барона. Она знала, что на самом деле ей не удалось обмануть Хъюго ни на йоту, и это было еще хуже, ибо ушел он, прекрасно понимая, что она хочет именно этого. Он пришел разобраться во всей этой идиотской ситуации, а она выставила его, не желая ни о чем разговаривать. Тут не нужно обладать и таким запасом самоуверенности как у Зверей Зова Жан-Клода, чтобы почувствовать всю низость подобного пренебрежения. И страшнее всего то, что он прекрасно осознавал – она сделала это нарочно, даже не из злости или обиды. Уж в чем, чем, а в умственных способностях и догадливости Хъюго, Риччи не сомневалась. И то, что он теперь считал ее глупой девчонкой именно такого рода, от чего-то было для нее равно падению в целый прорубь из грязи, в равной мере составляющей и тело и душу Драко Барона.

- Он ведь и правда скоро придет, - угрюмо подала свой еле слышный голос вампиресса, все еще терзаясь своим бессилием по поводу сложившейся ситуации. А ведь она всегда ценила свою возможность свободно высказывать мнение, выражать мысли… где же все это, когда на самом деле нужно! – И что мы с тобой будем делать? – зажатая внутри злость за собственное бессилие прорвалась наружу с уходом наемника, и София впервые в жизни застегнула свою юбку с такой агрессией.

На самом деле, леопарду, которого Драко точно может и поспрашивать, было лучше и не знать ничего о том, что она собирается делать. Одно его присутствие значительно усугубило их пересечение с Ганди, а ведь она уже могла попытаться сказать ему хоть что-то. Вернувшись обратно в комнату, итальянка остановилась в ее центре уперев руки в свои худощавые бока, и ее взгляд вновь опустел, стоило ей погрузиться в водоворот собственных мыслей. Она могла бы и присесть, но вампиры не нуждались в такого рода передышках, поэтому девушка так и осталась стоять посреди комнаты, пока не заметила, что леопард от чего-то к ней не присоединился.

- Можешь вылезать оттуда, - опомнившись разрешила София, и ее насторожившийся сапфировый взгляд вновь обратился к двери, ведущей из комнаты. Послышались ли ей неприятно знакомые шаги, или же кто-то просто пройдет мимо?

+3

22

Имя: Draco Baron
Раса: вампир в ранге Мастера линии крови Морте де Амур
Статус: состоит в Поцелуе Присциллы Цепеш
Инвентарь: все, что ему нужно - всегда получит
Внешность: бледнокожий мужчина высокого роста и подтянутого телосложения. Волосы светлые, обычно аккуратно уложенные. Глаза серо-голубые, взгляд обманчиво открытый. На вид около 40 лет. Предпочитает одежду без излишеств.
Способности: более сильный гипноз, чем у других вампиров, carnage, сокрытие силы.

[ava]http://sd.uploads.ru/t/ymc74.jpg[/ava]

Вампир все еще изображал из себя радостного пострадавшего от женской прыти и страсти, пока мужчина не скрылся за углом следом за Софией и леопардом, которому он велел следовать везде за ней. Хороший мальчик. Только после того, как широкая спина исчезла из его поля зрения, Драко изменился в лице, становясь тем самым хладнокровным чудовищем, коим его привыкли видеть те, кто хорошо его знал.

Медленно поднявшись со своего места, все еще глядя вперед, Барон взялся за кочергу и резким движением выдернул ее из своего тела, оставив зеленоватые пятна гнили на полу. Притянув конец кочерги к своему лицу, он рассмотрел его и усмехнулся, будто бы на ней были следы не от него, а от Софии. Он, конечно же, ощущал ее аромат, исходивший от рукоятки в том месте, где она держала ее, но он постепенно рассеивался под натиском запаха Барона. Также он бы хотел, чтобы она сама прогнулась под его натиском, подобно своему собственному аромату. Увозить ее силой было глупой выходкой, неразумной. Нужно было сделать так, чтобы она сама поехала с ним. Чтобы никто не посмел ее преследовать и пытаться спасти.

Мастер прошел внутрь комнаты, направляясь к ванной комнате, где они с Риччи так мило развлекались вдвоем. Кидать кочергу обратно в камин было бы так опрометчиво, поэтому он вонзил ее прямо в то место, которое было использовано девушкой. Молния не ударяет дважды в одно место, не правда ли?
Дверь в ванную была распахнута и на полу несуразной грудой лежали его куртка и майка, и на этой горе, будто бы победоносно тускло отсвечивала его подвеска в виде иглы в остатках его гнили и ее крови. Барон наклонился за ней, желая оставить ее такой навсегда, но мысли о том, что кто-то ее увидит и подумает о чем-то не том заставили его передумать. Драко взял иглу в рот, чувствуя, как нотки сладковатой крови Софи смешиваются на языке с его гнильцой. Это было предназначение для них двоих.

Подняв с пола майку, он натянул ее на себя, скрывая под ее тканью перепачканный пупок и бляшку ремня. Сейчас Барон был слишком занят мыслями о незнакомце, который ушел за Софией, чтобы беспокоиться о своем внешнем виде. Поэтому даже его куртка осталась лежать на полу ванной, когда он вышел и вытащил иглу изо рта, надевая ее на шею. Он не обращал внимания на то что делает, но выйдя из комнаты, Барон направился прямиком по запахам, с которым его оставили, цепляясь лишь за один из них. Ему нужно было увидеть того мужчину, поговорить с ним, чтобы понять, кто он и как себя вести с ним.

Однако когда он пришел в комнату, к которой его вело, Мастер увидел лишь Риччи и леопарда. По началу он просто встретился своим взглядом с ее, словно ничего плохого не произойдет ни для нее, ни для ее подарочка, а затем его губы растянулись в добродушной улыбке.
- Ну разве так обращаются с гостями? - Промурлыкал мужчина, проходя внутрь комнаты, закрывая за собой дверь, осматриваясь по сторонам. Здесь все пропахло тем суровым незнакомцем с оружием. Взгляд Драко был настороженным, пока он не понял, что его здесь нет. Осознав это он оказался у Софии и схватил ее за шею, притягивая к себе, заставляя посмотреть в глаза. - Кто это был? Что он хотел?

+3


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [02-04.05.11] All deine Wunden