http://forumfiles.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumfiles.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Предисловие » SpyMasters


SpyMasters

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Время: 13 cентября 1939 года
Места: США, Новый Орлеан, тайный джаз-бар
Герои: Seleste Vega, Cole St. Clair
Сценарий: У Селесты Веги есть опасная работа в это неспокойное предвоенное время. И кажется только у Коула Сен-Клера нет никаких проблем с тем, как вмешиваться в чужие дела. Просто потому что "хочу".

+1

2

- Ах, твою ж мать, Айк…
Тягучие джазовые мелодии очень приятным образом сглаживали человеческие голоса и порой слишком громкий смех. Селеста обзавелась второй натурой хищника еще слишком недавно, чтобы все кошачьи способности вроде чутких слуха и нюха перестали мешать ей, но вместо того чтобы страдать из-за их недостатков она училась сосредотачиваться на всех бонусах жизни оборотня. В какой-то мере ведь это именно они сделали ее быстро возрастающим в ранге военным офицером, несмотря на то, что она женщина. И именно они направили ее по пути шпионской участи, а уже та, в свою очередь, притащила американку в подпольный бар, где уже порядком захмелевший Айк не залил ее одежду дешевым пивом только благодаря ее быстрой реакции.

Компания из двоих американских военных не только не прельщала ей. Их общество досаждало и было довольно неприятным, но девушка прекрасно справлялась с притворным интересом. Талант выглядеть заинтересованной в любой ерунде что несут мужчины все-таки был врожденным качеством большинства женщин. Только у Веги тактика была слегка иная. Она даже не пыталась скрыть того, что считает себя более высокопоставленным человеком чем большинство присутствующих в пропитанном табачным дымом подвале. Даже в том, как она сидела, закинув одну стройную ножку на другую, облокотившись лишь одним локтем на столешницу и удерживая между двумя маленькими пальцами мундштук с сигаретой – все в ее образе походило на кошку. Свободолюбивую, сильную и независимую девушку, которая могла себе позволить относиться к офицерам с пренебрежением, слушая их разговор лишь в пол уха.

- Военная служба научила тебя ругаться, - не без удовольствия в голосе заметил очевидно тот самый Айк, но девушка лишь молчаливо затянулась и скрыла свои мысли в витиеватых узорах дыма. Тот, кто на самом деле был ей нужен, сидел менее чем на расстоянии вытянутой руки по правую сторону от нее – за соседним столиком.

Со стороны может и казалось, будто эта компания просиживает в тайном баре Нового Орлеана каждый вечер, но на самом деле, Селеста приходила сюда одна и только затем, чтобы очередной ее визит уже никому не казался подозрительным. А сегодня, она позволила этим незнакомцам подсесть только в качестве прикрытия (одиноко просиживая в таком месте она привлекла бы слишком много внимания), причем именно двоих, чтобы, когда она отойдет, они остались выпивать вдвоем и никто не мешал ей работать. И то, что она отойдет, было ей известно с самого начала, ведь совсем недалеко от нее сидел давно подозреваемый в шпионаже для Германии мужчина, который именно этой ночью и именно в этом баре доступном лишь людям из определенных сфер, должен был передать сообщнику сверток с важными военными бумагами, предназначенными для немедленного вывоза из США.

Учитывая всю важность ситуации, Вега попала в клуб без каких-либо затруднений – ей просто пробили это место, а вот остальным сюда приходилось вклиниваться самостоятельно. Но все это было совершенно не важным, особенно если она не справится со своим всего лишь третьим заданием. Ведь не смотря на ее внешнее спокойствие, очередная война была уже совсем на пороге, и девушка все еще не верила в то, что могла бы сыграть в истории нескольких стран далеко не последнюю роль.  И что заставило их выбрать еще зеленую девчонку для такого ответственного дела? Сначала она очень удивлялась, но потом внезапно осознала. Опасность. Сверток нужно было получить, причем сделав это так, чтобы предатель выжил и считал будто его просто кто-то обокрал. Если у нее не получится, родная страна просто выставит ее незадачливой воришкой и история закончится ее расстрелом.

- Ладно, парни, поздороваюсь ка я с парой знакомых, - наконец оживилась Селеста, решив, что медлить в принципе было уже незачем. Она улыбнулась мужчинам довольно миловидной улыбкой и на прощание опустила руку с сигаретой на плечо одного из них, как бы оставляя надежду что вернется, как только ей станет скучно.

Убедившись, что не смотря на все сожаление, никто за ней не должен последовать, она на удивление предыдущих собеседников сделала всего пару шагов до соседнего столика, не спрашивая разрешения и ничего не поясняя резко развернула стоявший к ней спинкой стул и уселась почти в ту же самую позу за столик к другим двум мужчинам. Те безусловно насторожились и замолчали, но очаровательная улыбка девушки, которая в хорошем настроении (вероятно даже благодаря внушительному количеству алкоголя) и жаждет компании, сбила их с толку. Воспользовавшись этим замешательством, Вега прислонилась поближе к нужному ей подозреваемому, отодвигая руку с мундштуком подальше от их лиц, но зато придвигая свои накрашенные губы достаточно близко к его уху.

- Простите за резкое вмешательство, но я буду вашей должницей если позволите мне пересидеть за вашим столиком хотя бы пару песен… Видите-ли, те господа за вашей спиной слишком назойливы и мне пришлось соврать, что мы очень хорошо знакомы….

Нельзя было сказать, поверил ли ей мужчина или нет, но ему это явно все равно не понравилось. Ему выпала важная работа, а тут эта подвыпившая девчонка… И все-таки она красива и от нее так приятно пахнет, не смотря на уже неизвестно которую сигарету... Возможно, он сможет передать документы где-нибудь в туалете или под столом, а после отметит свою свободу с этой явно распутной незнакомкой, свалившейся на его голову?

Так или иначе, Селеста осталась за их столиком и это уже стало для нее некой победой. Конечно, добивайся она законного задержания, ей нужно было бы поймать мужчин с поличным и убедиться, что она видела, как передавались документы, но так как власти давно уже знали у кого они и что это за документы, никаких доказательств и церемоний уже не было нужно. Завязывая оживленный разговор и прикидываясь совершенно безмятежной (даже глуповатой), Вега поинтересовалась не угостят ли ее каким-нибудь напитком и проводила своего героя такой гордой и кричащей улыбкой от которой любой почувствовал бы себя самим президентом США. Жаль только, что на душе у нее при этом скребли родственницы. Может все дело было в грустной музыке, так мешающей ей создать атмосферу веселья?

+2

3

Попасть в этот тайный клуб помощников нацистского Санты-Клауса было весьма легко. Особенно если ты вампир. И не важно, что не все подряд были верны завоевателю с Европы, а скорее наоборот, Коул не без труда наткнулся на того самого. Стоило немного поприходить сюда подольше, чтобы стать постоянным клиентом, которому доверяют. В этом помогло также его умение игры на музыкальных инструментах. Сейчас ценилось то, что ты умеешь делать руками. Сен-Клеру даже было приятнее играть на сцене, чем вмешиваться. Он любил наблюдать, развлекая себя зрелищем.

С Джерри он познакомился на третий день своего визита в бар. Тот играл роль весельчака и говорливого парня, пряча на самом деле личность очень темную. Коул, играя роль точно такого же простака, быстро нашел с ним общий язык, и вот теперь они уже просто сидят за одним столом и выпивают. Разговоры у них, конечно, были отстраненными. Джерри намекнул, что не особо любит общаться по поводу работы, и сюда он пришел отдыхать. Сен-Клер согласился, но даже с той малой долей информацией и своей любовью к внимательным наблюдениям он уже знал, что выбрал того самого человека. Он весь пропах ложью и нацистским влиянием.

- Твоя влюбленность в Сьюзанн тебя погубит, - философски сообщил Сен-Клер Джерри, заправляя трубку табаком из своей табакерки прямо за столом. Джерри смотрел не на него, а на девицу за соседним столом, которую Коул тоже приметил. От нее веяло оборотнем, и это тоже было интересно, учитывая то, что она, наверняка, не понимала, что рядом сидит вампир, который прикрывается камуфляжем. Она явно была кем-то из военных, но была ли она заодно с Джерри? Она явно приходила сюда раннее, потому что Коул помнил ее лицо.

- Кто такая Сьюзанн? - Джерри улыбнулся, подмигивая Коулу. Тот лишь усмехнулся, наконец, раскуривая трубку. Сьюзанн была шикарной блондинкой с алыми губами. Она была простой певичкой, и Коул иногда играл ей на саксофоне. Или она ему... Она много слушала и знала, так что иногда Сен-Клеру приходилось работать с ней. Именно от нее он узнал про Джерри, но в отличии от вампира она не придала этому никакого значения, решив, что Джерри просто выставляет себя кем покруче.

Кажется, Джерри обладал какой-то магией, потому что девушка-оборотень, которая сидела за соседним столиком, вдруг поднялась и пересела к ним, хотя до этого тоже была в компании двух молодых людей. Сен-Клер без интереса скользнул по ним взглядом, замечая недовольные взгляды. А Джерри вот обрадовался, когда девушка села рядом с ним. Коул мог его понять. Темные волосы, выразительный взгляд, гибкое тело, которое выглядит хрупким, хотя на самом деле внутри бурлит энергия, которую не сломить такому человеку, как Джерри. Коул не удивился бы, если бы именно эта девушка завалила Джерри. Хорошо, что она его не интересовала. И он ее. Кажется, у нее просто был предлог сбежать с соседнего столика.

Она наклонилась к уху предателя родины и что-то прошептала, но Коул не особо вникал, уверенный, что не услышит из-за звуков трубы и барабанов. По лицу Джерри Сен-Клер понял, что тому это не понравилось, но он все равно сделал вид, что рад услужить. Коул выдохнул табачный дым и снова зажал трубку между зубов, делая вдох и провожая Джерри взглядом до барной стойки. Взглянув на девушку, которая на вид была не старше него, Сен-Клер приметил, что она, кажется, была очень довольна своей работой.

- Ты же понимаешь, что не интересуешь его никаким боком? - Без всякой официальщины поинтересовался Сен-Клер, вытащив трубку изо рта и глядя на девушку с сомнением. - Джерри Хастингс любит только свою единственную девушку - работу.
Вампир не улыбался, но его взгляд говорил все за него. Она дал ей подсказку, хотя она об этом даже не просила, а он даже не знает ее истинную цель.
- Коул Сен-Клер, - представился он, не размениваясь на поцелуи рук и рукопожатие. Ему этого хватило в Средние века.

+1

4

Интересующий ее мужчина отправился за напитком и как положено преданно заинтересованной только им женщине, Селеста провожала его своим болотным взглядом до тех самых пор как ее отвлек голос другого парня. Она подождала еще немного, чтобы обернувшийся в ожидании напитка мужчина видел, что она продолжает смотреть только на него, но как только фальшивый ритуал флирта был завершен, подозрительно умные и проницательные глаза пронзили оставшегося с ней за столиком посетителя бара.

Вега и на миг не допустила варианта, что парень был просто настолько глуп чтобы не задумываясь выдавать ей такие зацепки и его небрежное подыгрывание незнакомке которое могло оказаться опасным для них обоих не указывало ни на какие логичные причины.

- Да уж, не больше чем он интересует тебя, - заметила девушка, напуская на себя такой же небрежный вид и усаживаясь чуть удобнее. Аура веселой болтушки испарилась так быстро будто растворилась в завитушках кружащегося вокруг них дыма. Они все еще курили и казалось, будто дым и музыка заполняли пустоту между ними, размывая образы, сглаживая мысли и превращая любое напряжение в далекий сон. Но кошачий взгляд американки не расслаблялся и что-то ей подсказывало, что новый собеседник тоже каким-то образом видит больше других. Возможно это какое-то кошачье чутье заставило ее сразу прервать игры подобного рода и даже смело сообщить ему, что его замечали точно так же, как он замечал других.

На что он надеялся? Что временно заставит Селесту врасплох тем что сразу откинет все формальности? В таком случае он или очень сильно ее недооценивал, или же и правда просто не хотел вообще ничего добиваться. И все-таки, просто так рассиживать и демонстрировать ему какая она на самом деле, девушка не собиралась.

- Где твоя самооценка Коул Сен-Клер? – удивительно интригующая улыбка показалась на ее лице, с первого взгляда вроде бы не созданного для никаких подпольных игр и словесных поединков. Возвращая удар прямолинейности обратно она и не подумала представиться в ответ, даже фальшивым именем. – Кто сказал тебе, что я пришла за ним?

Блеклый зеленый взгляд вернулся к мужчине, который уже шел обратно и вновь начал наполняться прежним интересом. Вряд ли парень знал, что офицерская дочка в форме когда-то была завсегдатайкой современных баллов и покорила там не одну черствую душу вояки. У них с подругами даже разные тактики для этого были – так они развлекали себя в те редкие вечера, когда родители выпускали их в люди. Например, можно было выбрать друга того, кого тебе хотелось заинтересовать и полностью игнорируя объект воздыхания уделить как можно больше внимания его приятелю, путем зависти привлекая к себе внимание их обоих. Ох и глупые же это были забавы! Кто бы мог подумать, что спустя всего пару лет она будет сидеть в таком виде, таком месте, да и в такой компании, а эти хитрости, созданные только чтобы развеять скуку все еще будут действенны и применимы? Конечно, только не в этой ситуации. Но это может хоть немножко запутать и Коула.

- Что это вы раздобыли мне, Джерри? – поинтересовалась Селеста без страха отпивая из бутылки столь ужасного вида, что ее маменьку, не знающую о достоинствах оборотней, хватил бы удар от столь большой вероятности подхватить несколько инфекций сразу. – О да, я уже знаю, как вас зовут, - она тихонько хихикнула, показывая тот же кардинально отличающийся характер и продолжая удерживать в руках бутылку ткнула указательным пальцем в сторону Коула, перекидывая всю вину на него. Не смотря на слова парня, Вега не собиралась заговаривать с ними о работе. Это сразу же напрягло бы мужчину и могло вызвать подозрения. – Ох, вы, господа, просто спасаете мою ночь! За знакомство! – не оставляя возможности отказаться она будто слишком навязчивая и энергичная дама удостоверилась что оба собеседника обязательно с ней чокнутся.  Пила она тоже так, чтобы было видно, что она готова напиться до беспамятства – пьяная девушка может помочь в качестве прикрытия любому шпиону, а сама не особо опасна. Если ты не знаешь, что она оборотень, который от такого не опьянеет.

- Знаете, Джерри, один из тех мужчин, - она слегка кивнула себе за плечо, указывая на тех самых военных, от которых сама же недавно ушла, и ее поразительно маленькая рука легла на мужское колено, когда она вновь пригнулась чтобы говорить только с ним. И что, что при этом немного даже насмешливый взгляд следил за его приятелем Коулом. -  Он так груб с девушками, настоящий осел! Как хорошо, что я могу спокойно расслабиться под вашей защитой. – И она отстранилась еще до того, как ее близость станет осознанным или неприятным нарушением личного пространства. – Вы же не грубите девушкам, Коул? – поинтересовалась она со скрытым вызовом, вдавливая свою не идеально скрученную сигарету прямо в деревянный стол чтобы потушить остатки и лишь еле заметно подмигнула Джери, показывая, что объектом шуток может стать даже его приятель, но никак не такой серьезный и привлекательный мужчина как он сам.

Отредактировано Seleste Vega (25.08.17 22:26:25)

+1

5

Стоило Джерри исчезнуть из их поля зрения, хотя краем глаза Коул замечал его взгляд, который он изредка бросал на них с девушкой, между этими двумя появилось напряжение. Однако Сен-Клер оставался расслабленным и улыбчивым парнем, чтобы у Джерри не возникло проблем. Ведь им не нужно, чтобы предатель родины что-то заподозрил, да? И если бы эта леди была также настроена, как Коул, это намного упростило им работу. Кажется, она и правда видела больше остальных, если не воспринимала его улыбку и взгляд также, как их воспринимали Джерри, Сьюзанн и другие. Тем не менее, она вызвала ухмылку на его лице, которая не несла в себе оскорбление. Скорее одобрение. Даже если она не пыталась его заработать.

- Где твоя самооценка Коул Сен-Клер? Кто сказал тебе, что я пришла за ним?
Ее голос, взгляд, тело... все было будто бы создано именно для этого. Для соблазнения. Даже не смотря на то, что Сьюзанн могла похвастать формами получше, у нее не было способности говорить так. Сьюзанн не могла говорить так, чтобы мужчина услышал и пошел за ней, даже если она умела петь. Эта незнакомка умела работать языком...
Но вместо того, чтобы изобразить удивление, Коул рассмеялся. Совсем не мягко или приятно. Это был самодовольный смех. Смех того, кто прекрасно знает, каков он на вид для других. Того, кто знает себе цену. Но того, кто по-настоящему понимает, что эта женщина здесь не для него. Потому что он пока что ее не хочет, а не совсем потому что он ей не нужен.

Он ставил ее без ответа, глядя на нее все также насмешливо, потому что к ним вернулся Джерри, который недоуменно смотрел на развеселившегося Сен-Клера. Тот лишь покачал головой, махнув своей трубкой, мол развлекайся со своей цыпочкой. Они друг друга явно стоили. Только Коулу было интересно, какое ей все-таки дело до этого парня. Может быть, она как раз одна из тех, кто разыскивает Хастингса?

На самом деле, Коул еще не решил до конца кому помогать - предателю, который, вероятно всего, будет в выигрыше, потому что судя по докладам шансы на успех у Гитлера высоки или же янки, которым он не принадлежал, но к которым прикипел. Ему нравилась эта страна свобод и легких нравов. Это не холодная и сдержанная Англия. Коулу будет очень жаль, если Америка прогнется под гнетом нацистов.
Но это не значит, то он собирается ее спасать.

Джерри бросил возмущенный взгляд на Коула, но тот лишь с улыбкой пожал плечами. Раз уж он представился Сен-Клеру этим именем, значит оно для него безопасно и девушке он представился бы также. Решив не делать из этого трагедию, что было весьма умно с его стороны, Хастингс улыбнулся девушке.
- Раз уж вы знаете нас, то как нам называть вас? - Спросил он, в отличии от Коула, который не собирался этим озаботиться, а лишь отложил трубку, вытряхивая из нее пепел, затем поднимая свою бутылку, чтобы чокнуться с собеседниками, продолжая лукаво смотреть своими такими же зелеными глазами на девушку, явно вызывая у Джерри недовольства. Но кого это волнует, да? Просто, кажется, Коул впервые нашел достойную своему острому языку спустя несколько столетий.

Ее вопрос вызвал очередной смешок, который Сен-Клер даже не попытался подавить в присутствии Джерри, тем самым вызвав у него недоумение на лице. В современном обществе определенно запрещалось грубить женщинам, если ты не прославленный бандит или захватчик страны. Кем был Коул? Ни тем, ни другим, но он предпочитал избегать слов с женщинами, общаясь с ними на языке прикосновений и движений. Обычно они оставались довольны и больше не связывались с Коулом, либо пытались повторить с ним то же самое.
- Предпочитаю, чтобы девушки сами грубили мне, - усмехнулся он, взглянув на нее с огоньком озорства в изумрудных глазах.

Он услышал свист со сцены и оглянулся, увидев как один из джаз-мэнов подзывает его, прося заменить. Коул посмотрел на своего "приятеля" и его новую подружку, убирая табакерку и трубку по карманам своего пиджака.
- Работа не ждет, а? - Он подмигнул Джерри, а затем с вызовом посмотрел на леди рядом с ним, поднимаясь со своего места и направляясь на сцену, чтобы принять в руки саксофон.

+1

6

Селеста прекрасно осознавала где она находится и ради чего ее сюда занесло уже не первую ночь на неделе. Она стремилась к своей цели ответственно и с подготовкой, просчитывая разные варианты развития событий и различные неожиданности. Так, например, за ее спиной продолжали сидеть двое мужчин, которые стали бы ее алиби, а в тусклом и грязном отхожем месте являющимся этим местом туалете высокое окно, в которое ни за что не пролез бы взрослый мужик было уже не запертым. У нее так же была готова и хорошо отработана личная легенда, ведь она еще неделю назад знала, что ей предстоит общаться с Джерри и скорее всего кем-то еще. Тем несчастным, что составит ему компанию решающей ночью.

Казался ли Коул Сен-Клер несчастным? Напротив. Он совершенно не воспринимал ее должным образом. Нет, он конечно видел все то, что она так талантливо вытягивала на поверхность и показывала, бросая другим сродни пыли в глаза, но Вега видела его реакцию. И все эти насторожившие Джерри смешки были далеко не такого рода, как он подумал. Девушка вот прекрасно разглядела это в направленных на нее насмешливых глазах. Может ли по натуре теплый зеленый взгляд казаться опасным? Если спросите вот эту начинающую шпионку, узнаете, что не менее опасным чем любой другой. Особенно если он приправлен такой ощутимой щепоткой кровожадной хитрости. До этого в своей жизни взгляд более непредсказуемого человека ей доводилось видеть только у Адаларда. Несчастным Коул не был, но что-то с этим парнем было совершенно не так. Она понимала это, но ведь он и не скрывал. Как будто нарочно повышая ставки в игре он закидывал ей эту откровенную наживу и развлекался результатом.

- Я назову Вам свое имя, но только если обещаете не смеяться, - не смотря на всю настороженность, свою роль девушка не забывала и вновь разыграла очаровательное смущение, в котором было намного больше от соблазнительного чем от скромного, - почему-то моей матери очень понравилось имя Селестии, - с удрученным вздохом, она провела взглядом по бару как бы избегая нужды видеть привычную реакцию собеседников на ее имя, а заодно и проверяя обстановку – Коул мог не верить ее игре потому, что он изначально знал о том, что это фальшь.

- Это правильная позиция, - согласилась Вега, кивая в ответ на его реплику, вполне способную завести остроумных собеседников на кривую дорожку полную пошлостей. К счастью, ее остроумие было намного выше этого. Хоть он и не купился на разыгранную ей драму, это не значит, что ему удастся все испортить. Кошки не просто хорошие игроки, кошки – игроки азартные. – Ведь вам так и хочется нагрубить. Может дело в лице? – и она жестом полным истинно кошачьей грации провела пальцами по краю своей кудрявой челки отодвигая ее с глаз, которые из-под руки укололи Сен-Клера не менее насмешливым отпором, но стоило руке опуститься, как Селеста уже вновь прижималась к Джерри с самым очаровательным выражением лица, на котором свою работу мастерски выполняли даже глаза, а ведь последние так хорошо лгут очень редко.

На самом деле, Селеста никогда не была ходячей язвой с подвязанным языком. Она знала силу словам и осознавала какие последствия они могут нести, именно поэтому предпочитая беречь их и экономить. Только кому какое дело до твоей прирожденной натуры и принципов, когда на дворе грозит развернуться очередная война? Еще очень юная и неопытная, она пока что с легкостью поступалась своими принципами и интересами, меняя их подобно хамелеону. Поэтому ей так легко удавалось разыграть из себя кого угодно. Потому же она стала вполне успешной шпионкой так быстро и в таком раннем возрасте. То, что этому помогал и ее внутренний монстр, Вега не верила. Во всяком случае пока что – он ей больше мешал.

Совсем недалеко кто-то резко свистнул и резкий поворот головы выдал бы острый слух Веги если бы сам Коул вдруг не отреагировал так же скоро как она. Отпивая из принесенной Джерри бутылки и провожая парня глазами, она, наконец, поняла, что и правда видела его раньше. Он уже как-то был на сцене, когда она приходила сюда в прошлый раз и привлек ее внимание тем, что с его выступлением музыка в этом месте стала на короткое время приятней. Селесте по-своему нравилось, что она прямо по работе обязана обращать внимание только на Джерри и не интересоваться никем другим.  Больно уж интересным оказался его приятель и это раздражало как девушку, так и все еще не особо подконтрольного ей зверя. Смотреть на Коула, с почти пружинистой легкостью вскакивающего на сцену и забирающего саксофон было приятным зрелищем, но интересоваться им и странной начатой игрой ей было нельзя. И что этому парню нужно?

Тот факт, что ей по молодости казалось более веселым и интересным победить его в остроумии или же чем-то со словами совсем не связанным, немного даже подбешивал. Они ведь оба понимали, что не за сердце Джерри тут пойдет соперничество и осознание того, что он тоже это понимает ее злило больше, чем настораживало. Внезапный собеседник шпиона, оказавшийся намного более подозрительным и опасным чем сам предатель? Так можно и когнитивный диссонанс заработать. Ведь с одной стороны, а вдруг в начальстве ошиблись. А с другой, может Джерри потому и выглядит совершенно не привлекающим внимания что ему есть больше что спрятать. Нет, поддаваться слишком многим мыслям и подозрениям нельзя, иначе она только загонит себя в параноики. Хочет Коул поиграть? Вот и поиграет.

- Я вдруг придумала, как отплатить тебе за выпивку, Джерри, смотри внимательно, - томно шепнула мужчине на ухо Вега. В другой миг она уже неспешно лавировала между столиками и делала это с такой плавной легкостью будто бумажный кораблик по безмятежному озеру. Даже эффект тумана присутствовал благодаря количеству курящих. Специально для саксофониста в баре стало еще темнее чем было, но вот тут-то и проступила редкая польза ее новой сущности – ночное зрение. «Хорошо, что Джерри не жует табак, не знаю, как я тогда скрыла бы свое отвращение», - успела подумать Селеста, выныривая из облаков табачного дыма. Зная, что в ее фигуру сзади впился как минимум один из мужских взглядов (который ей было важно удержать), двигалась она так, как вряд ли в этом грязном месте будет когда-либо ходить еще хоть одна девушка.

Не спрашивая разрешения подняться на сцену и блеснуть талантами, она просто взошла по ступенькам и будто не замечая удивленных взглядов музыкантов, подтащила к единственному слабо работающему микрофону стул. Игравшая все это время музыка постепенно стихла, барабанщик, который заслуженно считал себя важным участником джазового движения, поднялся со своего места очевидно считая, что это его долг прогнать девушку со сцены, но почему-то не решался. Возможно, их останавливала ее военная форма, а может, что-то еще. Ее же, не останавливало ничего вовсе. Придерживая платье, Селеста уселась на стул и оправляя под взорами всех присутствующих свои коричневые волосы, устремила затягивающий зеленый взгляд на саксофониста, не то требуя от него чего-то, не то предварительно доказывая, что он не может толком играть.

А тогда, она отвернулась к залу, ее глаза на миг сомкнулись, улавливая некую одной ей слышимую мелодию, маленькие пальчики сжали микрофон и Селеста запела. Слишком глубоким и тягучим голосом для легкомысленной молодой девушки, но с идеально подходящим под джаз тембром. Сначала она запела негромко и медлительно, спокойно позволяя музыкантам послушать мелодию так же, как и всем еще не спившимся присутствующим, чтобы если кто-то решится мог попытаться ей подыграт

+1

7

Музыка еще даже не начала звучать, потому что именно Коул должен был задать ее ритм и ее легкие нотки, но когда он поднял взгляд от своего музыкального инструмента, в темноте, которую создали специально для него, чтобы внимание присутствующих концентрировалось на импровизаторе, вампир увидел легкую покачивающуюся миниатюрную фигурку и, безусловно, узнал ее сразу же. Скользнув взглядом за нее, он увидел своим вампирским зрением довольное выражение лица одинокого Джерри, взгляд которого не поднимался выше поясницы Селестии. Именно она направлялась в сторону сцены, и Сен-Клер подумал о том, что она отлично умела привлекать к себе внимание. Также как он делал это с женщинами и любыми заядлыми любителями джазовой музыки.

Опомнившись раньше других, Коул, который на самом деле и не был особо заворожен подобным зрелищем, в отличи от других представителей мужского пола, успел протянуть руку девушке, чтобы помочь забраться ей на сцену. В отличии от остальных, он был вовсе не против, если какая-то незнакомка устроит им здесь что-то новенькое. Ему было любопытно. И жаль, что тут нет привычной певички, которую все привыкли слушать. Сьюзанн затеяла бы истерику. Сен-Клер, безусловно, не отказался бы посмотреть на это тоже.

Селестия придвинула к микрофону стул, когда Коул с легкой ухмылкой выпустил ее руку. Услышав, как поднимается барабанщик, вампир повернул к нему голову и блеснул своим взглядом не очень-то добро. Взгляд вышел весьма выразительным, поэтому возражений ни от кого не послышалось. И даже если все на сцене посчитали Сен-Клера за главного, девушка же давала знать своим взглядом, что его авторитет она не принимает. Или же это просто было предложение начать играть для нее. Коул решил, что второй вариант ему нравится больше.

Дождавшись, когда Селестия запоет, вампир вслушался в тембр ее голоса, который приятно обволакивал слух всех присутствующих. Коул, как натура творческая, позволил себе пару мгновений, чтобы насладиться ее голосом и войти в ритм ее мелодии, а затем открыл глаза, снял пиджак, бросив его на стул столика, что был поближе, и притянул сакс к своим губам, выдыхая первые протяжные ноты, которые отлично легли на тембр девушки и ее мелодию. Протянув несколько сольных нот, Сен-Клер взглянул в сторону барабанщика, чтобы он добавил немного звука тарелок, а затем и на остальных музыкантов, заставляя их разморозиться от неожиданной колдовской мелодии. Будто бы опомнившись, они взялись за свои инструменты и стали поддерживать песню Селестии. Коул, довольный проделанной работой, усмехнулся и погрузился в состояние легкой эйфории, которая всегда присутствовала с ним на сцене.

Вдруг девушка поднялась со своего места, подхватив микрофон, и направилась обходить мужчин на сцене. Им, безусловно, прельщало это внимание. Песня Селестии не кончалась, а вот пальцы у музыкантов явно пошли куда-то не туда. Острый слух вампира уловил, как гитарист пошел по струнам мимо нот. И даже его лицо, которое он старался оставить невозмутимым, выдало его с головой, когда девушка случайно задела его бедром. Сен-Клер усмехнулся и отвел от нее взгляд, пытаясь понять, о чем же сейчас думает Хастингс. Тот наблюдал за Селестией так, словно она уже была его. И Коулу казалось, что если бы кто-то из музыкантов посмел ее коснуться, то Джерри позаботился о нем после концерта. Мысленно усмехнувшись самому себе, Коул ощутил, как Селестия прижалась к его спине своей. Выдохнув игривую ноту в ответ, он покосился на нее своим зеленоглазым взглядом, позволяя немного о себя потереться. У него все равно ничего не было с собой, чтобы вот так не позволить легкомысленно прижаться к себе. Слишком уж было приятно ее миниатюрное тело на ощущения. Увидев в ее взгляде легкое недовольство, Сен-Клер подмигнул девушке и проследил за тем, как она спускается со сцены по направлению к Джерри. Либо она послушалась совета вампира, либо, не помня о нем, сама додумалась до этого.
Безусловно, Коул разгадал это представление. Но прерывать его не видел смысла, тем более, что все им наслаждались.

Сен-Клер продолжал играть до тех пор, пока девушка обхаживала Джерри и не вернулась обратно на сцену. И в тот момент, когда песня полилась к логичному концу, Коул внезапно почувствовал опасность, которая вдруг нагрянула за дверьми тайного бара. Его взгляд метнулся к Джерри, который все еще сидел так словно был околдован Селестией и не знал проблем. Значит это не от него...
Стоило мелодии утихнуть, Коул отбросил саксофон и схватил девушку за руку, притягивая к себе, накрывая ладонью ее нос. И в тот же миг в бар ворвался вооруженный отряд, открывая огонь без предупреждения. Сен-Клер скрыл Селестию в своих объятиях и повернулся спиной к людям с оружием, уже чувствуя сладко-металлический запах крови.
- Нужно уходить, - прошептал он ей на ухо, давая вдыхать вместо аромата алого нектара свой собственный запах.

Отредактировано Cole St. Clair (23.09.17 21:29:39)

+1

8

Особо знаменитой и талантливой певицей Селеста себя не считала никогда, но образование положенное леди, которой пророчили успешное замужество, обеспечило (скорее даже навязало) ее многими творческими умениями, которыми девушке из такого круга было положено обладать. Сама она никогда не считала, что у нее какие-либо выдающиеся вокальные данные, пока одним тихим вечером не поймала на себе зимний взгляд любопытствующего офицера. Интерес к нему, позволил ей поверить, что у нее все-таки есть некие задатки, но стоило исчезнуть этому вампиру, как и жизнь ее пустилась по совсем иному руслу. А пение, внезапно, так и осталось полезным навыком. Особенно если приходилось петь чувственную джазовую балладу, предназначенную для того, чтобы заставить мужчин хорошенько попотеть и оживить их фантазию. Низковатый, приправленный вибрацией кошачьего урчания голос девушки полностью охватил не такое уж и большое пространство бара, повергая всех присутствующих в одинаковое настроение. И зачем нужны вампиры, когда есть голос, саксофон и подходящая песня?

Периферийным зрением Вега уловила как Коул избавился от своего пиджака и в зале все тоже приготовились услышать первые ноты музыкального сопровождения, но парень тут был уже узнаваем, а она относительно новенькое личико, которое, ввиду своей особенной цели, не собиралось позволять музыканту перетянуть внимание. Повернувшись к микрофону и слушателям полу-боком, Вега закинула одну стройную ножку на другую, открыв всем желающим на обозрение еще и прямую осанку с соблазнительными даже под строгим платьем формами. Такое положение позволяло ей поглядывать на Сен-Клера, но в целом, им обоим хватало чувства ритма и хорошего слуха, чтобы слова и ноты слились в единое волшебное звучание без каких-либо жестов и неприятных казусов с паузами. Что ж, у это дерзкого приятеля Джерри не только руки хорошо работали, но иного Селеста почему-то и не ожидала, а потому не особо и удивилась.

Дав музыкантам достаточно времени подстроиться к новенькой мелодии, девушка поднялась чтобы направиться в зал, но перед этим не смогла отказать себе в маленьком развлечении. Не нужно было прятать внутри себя смертоносного хищника, чтобы замечать реакции музыкантов, которым редко достается такое отвлекающее удовольствие. Хватит просто быть внимательной женщиной. Правда, кошачьим слухом, конечно, легче различить выбивающиеся из гармонии звуки, которые несколько рушили опускающуюся на бар гипнотизирующую ауру. Такое развитие событий Вегу не устраивало, ей ведь нужно было совсем иное, поэтому, довольно быстро покончив с такой забавой, она вернулась к краю сцены поближе к саксофону и его талантливому хозяину. Кульминация всей песни – жаркий припев и сольная мелодия саксофона – вот что должно было добить зрителей и, почему-то… Коул подыграл ей в этом. Их зеленые, но такие разные взгляды встретились над микрофоном и саксофоном, и даже просто только глазами он сумел с легкостью отшутиться. Где бы он не развивал свою харизму, на тренировках шпионов ему были бы крайне рады. Может, она бы даже решилась пригласить его на службу… Если бы он не раздражал так своими широкопрофильными талантами.

Уже без посторонней помощи спустившись со сцены прямо в зал, Селеста медленно, но все же не пытаясь скрыть целенаправленности, направилась прямо к Хастингсу. Пришлось немного повозиться с длинным проводом микрофона, но маленькие заминки она прикрывала касаясь того или иного подвыпившего вояки, тем не менее подолгу не задерживаясь. В конце концов, у каждой песни был свой лимит времени, а ей нужно было еще кое-что успеть. Джерри повернулся на стуле чтобы лучше видеть и новую знакомую, и своего собутыльника, поэтому Веге было совсем не трудно прижаться к нему поплотнее. Не нужно было даже перекидывать ногу через него. Мужчина был многим шире, поэтому ее хрупкий силуэт не мог полностью заслонить его от всего зала, но темнота, опьянение и приподнявшаяся юбка, открывшая для зевак очень даже аппетитные ляжки, сделали свою часть работы. Шпионке не нужно было даже приподнимать голову офицера – он впился голодающим взглядом в ее лицо, уже чувствуя себя полным победителем и обладателем того, чего у него еще и не было. Рука девушки медленно скользила по сильной, и почему-то ей думалось, что очень волосатой, груди, а жадный взгляд мужчины уже опустился на ее мелькающие за микрофоном губы…

Оставив музыкантам заполнить короткую пустоту импровизированным соло, американка отодвинула микрофон и лишь склонилась ближе к мужчине, а уж Джерри сам сделал свое дело. Поцелуй получился слишком уж откровенным и наглым, к счастью, Вега хорошо владела собой, и никто не смог бы обвинить ее в брезгливости, но на самом деле, она не очень-то об этом и думала. Пока в зале все оживились, а кто-то даже ободряюще засвистел, ловкая рука шпионки выудила из камзола нащупанный ранее конверт и скользнув ниже в якобы соблазнительном обещании продолжения шоу успела спрятать его где-то в складках юбки. Как только маневр был закончен, она практически оторвала себя же от вошедшего во вкус Хастингса и по пути подмигнув паре особо выпивших мужчин вернулась обратно на сцену, пока кто-то с завистью хлопал раскрасневшегося и самодовольного офицера по плечу.

Вернувшись на сцену, Селеста решила допеть песню стоя, при этом старательно игнорируя присутствие саксофониста, потому что очень уж ей думалось, что его нынешний взгляд или игра в гляделки с этим парнем ей сейчас бы совсем не понравилась. А ей было не до этого. Дело было сделано и нужно было придумать как быстро и без риска на погоню убраться из бара, пока Джерри не опомнился и не решил похлопать себя по карманам. Самым лучшим вариантом на данный момент было просто закончить песню и сразу же свернуть в грязную комнатушку с унитазом, где можно будет выскочить через уже открытое окно. С другой стороны, с лестницы ведущей с улицы слышался какой-то шум, перекрывающий даже ее собственный голос, а значит, даже если бы она попыталась уходить как обычные люди, что бы там ни было оно ее задержит.
Все больше понижая голос и растягивая ноты девушка дала музыкантам понять, что песня подходит к концу, и они тоже начали закругляться со своими партиями. Если бы супруги понимали друг друга так, как музыканты, разводов не случалось бы. Допев последние пару слов, Вега приготовилась к аплодисментам или хотя бы гробовой тишине, но вместо этого, почему-то громыхнул брошенный на пол саксофон. Коул кинулся в ее сторону, и кошка инстинктивно приготовилась обороняться ожидая нападения, но он оказался прямо около нее очень быстро. Слишком быстро для простого музыканта, и слишком подозрительно для того, кто не знал бы о случившемся сразу за этим.

Загромыхавшие в слишком тесном для такого мощного оружия выстрелы отвлекли американку от подозрений. Сен-Клер практически собой отпихнул ее подальше от края сцены, но ей и видеть не надо было, чтобы понять, что на самом деле происходит за его спиной. Зажатый лишь частично пропустил запахи настолько резкие и неприятные еще непривыкшей к войне девушке, что даже от этого у нее заслезились глаза как будто она заплакала от страха. Выстрелов было слишком много для пистолетов, а зал был очень маленький, кто бы там не ввалился в помещение с лестницы, он собирался перебить всех и вся. Оглушивший чувствительный кошачий слух грохот избавил ее от неизбежности услышать вопли и предсмертные ругательства, но на мгновенье мир все-таки поплыл куда-то не туда, и Селеста инстинктивно ухватилась за Коула практически так же сильно как он за нее, как за единственное, что во всем этом было устойчивой опорой.

- … уходить, - как через искаженное эхо донеслось до ее пострадавшего слуха, но даже если голос был обманчиво знакомым эта мысль все равно ей понравилась. Было бы замечательно глянуть парню за плечо и как следует оценить обстановку, но это стоило бы пары лишних секунд, которых у них не было изначально. Ничего не отвечая и не привлекая к себе внимания в поднявшейся панике, Вега резко развернулась и, не выпустив из пальцев рубашку музыканта, с кошачьей грацией соскочила со сцены по другую стороны от стрелявших, утаскивая парня за собой. Ноздри тут же полыхнуло массой запахов или уже наступившей или очень близкой смерти (что практически заставило ее тут же затосковать по сравнительно блаженным мужским ароматам Коула), но отвлекаться в такой момент значило пополнить их колорит, так что продолжая пригибаться, Селеста юркнула в не менее вонючую уборную.

- В окно, - командным голосом потребовала она, резко захлопывая дверь за Сен-Клером и, встав так чтобы видеть и окно и дверь, задрала платье чтобы выхватить небольшой, но, судя по ловкости маленькой ручки девушки, очень опасный нож. – Поймаешь меня, - пояснила она такую очередность. За дверью раздался очередной залп безжалостно пущенных в дело патронов, и шпионка отшатнулась подальше, не доверяя обычной деревянной двери.

+1

9

Две режущие буквально насквозь пули пришлись ему в спину. Коул лишь дернулся два раза, шипя на ухо девушке. Он чувствовал металл также отчетливо, как он мог ощущать женское тело в своих руках. И если последнее ощущение было приятно, то металл, касающийся его изнутри, не приносил ему удовольствия, и он был бы рад от него избавиться. Чем скорее, тем лучше. А для этого нужно было увести звезду сегодняшнего вечера, которая вцепилась в него кошачьей хваткой, куда подальше.

Уж неизвестно, что сработало на Селестию, но она вдруг взяла все в свои руки. Коул надеялся, что она не начальном этапе оборотничества, иначе ему придется наблюдать за тем, как люди спасаются от огромного дикого зверя, и возможно, помогать ей, чтобы ее не прикончили. Хотя вряд ли тут у кого-то есть серебряные пули. Тем не менее, ему не хотелось, чтобы она дышала кровью, и надеялся, что его запах сейчас заполняет ее ноздри больше, чем все остальное, потому что сам он начинал слегка пьянеть от ароматов. У вампира потемнели глаза от голода, поэтому он тут же ускорил шаг, следуя за девушкой, буквально притянувшись ближе, чтобы нос касался ее волос, вдыхая ее аромат, мягкий и перебивающий кровь. И когда они оказались в уборной, Сен-Клер выдохнул с облегчением.

Удивительно, как быстро она поменялась из мягкой обаятельной соблазнительницы и певицы в строгую армейскую даму. Коул невольно усмехнулся, выглядя при этом так, словно внутри него не было двух пуль, рубашка не окрашена  алым, а волосы не растрепались, хотя до этого были тщательно прилизаны. Производители геля обещали, что волосы останутся нетронутыми двадцать четыре часа, какая бы тряска не ожидала. Кажется, производители геля не предполагали, что их пользователи работают шпионами, и могут попасть в центр военных действий.

Скользнув взглядом по быстро обнажённому бедру, Коул уловил блеск ножа, а затем посмотрел в глаза Селестии.
- Я думал, что такие как ты предпочитают оказываться первыми в гуще событий, - мягко проговорил Сен-Клер, намекая больше на ее сущность решительной девушки, потому что теперь она выглядела именно такой. Но, конечно, он не был бы собой, если бы не намекнул на ее сущность Зверя внутри. Однако дальше язвить ему не дали дальнейшие выстрелы за дверью. Становясь моментально серьезным, вампир отвернулся от девушки к окну и открыл его. Не глядя больше на девушку, он ловко скользнул вниз, оказываясь ногами на земле. Когда он повернулся, Селестия уже летела к нему в руки, Коулу оставалось их только вытянуть и поймать свою ношу.
Когда она оказалась в его объятиях, он даже не охнул, лишь усмехнулся, одаривая ее взглядом. На улице становилось легче дышать, и ни он, ни она не были одурманены ароматами.
- А я уж думал, что перешагнул черту Средневековья, - хмыкнув и опустив ее на ноги, Сен-Клер с тоской подумал о табаке, который остался в пиджаке. – Надеюсь, у тебя есть куда идти, - мрачно предупредил вампир, глядя на окно, из которого они только выбрались, потому что ломились там в дверь весьма настойчиво. – И надеюсь, ты нашла, что искала, потому что вряд ли удастся вернуться в это место.

То, что Хастингс мертв, и теперь это место будет проверяться постоянно даже после такого разгрома, не было сомнений.

+1

10

На какой-то момент их взгляды в провонявшей такими запахами, источники которых лучше даже не узнавать, уборной встретились и казалось будто пальба и смерть воцарившиеся за совсем тоненькой дверью были в ином, не связанном с ними мире и их вообще не касались. Взгляд девушки в очередной раз стал слишком цепким и внимательным для заурядной человеческой шпионки. Было ясно, что она пытается определить, на что именно ей намекали и как было бы правильно ответить. Чего он от нее хотел? Он догадался только что она шпионка или каким-то образом понял, что она еще и не человек? Как ей нужно отвечать на его комментарии чтобы не выдать того, что он еще не знает? 

Американка предпочла вообще не отвечать. Даже если бы существовал более-менее безопасный для них обоих ответ, не могло быть ничего лучше, чем промолчать вовсе. Кто бы там не устроил разнос прямо за дверью, это был не простой псих, заглянувший в тайный бар по собственной прихоти. Столько шагов, столько патронов, столь радикальные действия в преддверии очередной войны… Кем бы эти хорошо оснащенные люди ни были, за ними стоял кто-то еще свыше. А это значило, что или это ее соперники пришедшие за тем же самым, что она получила более тихим и мирным путем, или, еще хуже, это были «свои» ребята, которые все-таки не доверились еще ничего не показавшей зеленой шпионке и не пожалели пустить ее на такой же корм. И в любом из случаев, никто не мог бы ей доказать, что Коул не является приверженцем одной из этих сторон. Причем, судя по стонам и запахам пробивающимся сквозь невидимые человеческому взгляду щелочки, будоражащим ее внутреннего монстра до дрожи, он ей не нравился, не смотря на выбор любой из сторон. Может, он просто не нравился ей?

Парень уже выпрыгнул в окно, а она отчетливо уловила среди массы других звуков чьи-то шаги по осколкам и лужам (вряд ли только из спиртного) стремительно приближающиеся к двери. Времени проверять готов ли почти незнакомый музыкант поймать ее с той стороны уже не было, но вот он и еще один положительный подарочек от оборотничества – вряд ли ей так уж опасно выпрыгивать в это окно, даже если он просто побежит прочь один. Не задумываясь, девушка с ловкостью проворной кошки выпрыгнула в окно, вовремя убрав в сторону руку с ножиком, чтобы лезвие не задело действительно поймавшего ее Сен-Клера. Причем, поймавшего чрезвычайно легко, будто он обладал такой силой, наличие какой в его скорее худощаво-подтянутом, чем накачанным с силовым упором теле не ожидалось.

- А я уж думал, что перешагнул черту Средневековья, - зеленые глаза оправляющей платье девушки вновь поднялись к его лицу с чрезмерной придирчивостью. Она, конечно, и сама платье поправляла только потому, что надобность не потерять и не показать никому украденные документы оставалась для нее почему-то критичной, но эти его разговорчики… Вега была готова упрекнуть парня в том, что его шутка слишком похожа на правду, но что-то, будь то его собственная мимика или чутье ее беснующегося зверя, шептало ей, что он и не думал придуриваться, а тогда, все было еще более странным и бессмысленным.

Очень долго обычная дверь, не удерживаемая ничем изнутри не могла продержаться под натиском пары военных сапог, поэтому устроить разборки прямо на месте было бы неразумным, тем более что там, в клубе, ягуар испытывал одинаковое желание носительницы штамма обеспечить себе безопасность, а теперь, оказавшись слишком далеко от стимулирующих запахов и свежего мяса он был вне опасности взять на себя контроль и жаждал вернуться обратно чтобы полакомиться и поохотиться на охотников. Нужно было убираться так или иначе, но так просто расставаться с Коулом, который мог бы ответить на парочку ее вопросов Селесте не хотелось. Поэтому, в очередной раз ухватив его за бедную рубашку, она поспешила за угол, утаскивая его за собой практически в тот же момент, как выбитая дверь в уборную отлетев стукнулась о стену.

Знакомого ей только по рабочим документам Хастингса, девушка вообще не жалела. Он сам влез во всю эту подпольную политическую деятельность, прекрасно осознавая все возможные риски. А вот подсевших к ней двоих офицеров, которых она так бесцеремонно оставила одних за столиком, кошка почему-то продолжала промельком вспоминать. Вдруг, если бы она не согласилась с ними выпить, они ушли бы намного раньше и остались бы живы? Разницу между тем, кто сам влез в неприятности и теми, кто пострадал зря, шпионка ощущала прекрасно. Но какую роль во всем этом играл Сен-Клер?

Завернув за угол, она перестала тянуть парня за собой как маленького ребенка которого боялась потерять, но почти неслышно продвигаясь по темной улице они вне гласно оставались вместе, возможно, оба ожидая вероятной погони или собираясь узнать друг от друга больше. Странным для нее было только то, что ягуар внутри продолжал брыкаться и драть когти, как будто запах свежей крови поселился у нее в ноздрях навеки, хотя на самом деле, она просто все еще не умела полноценно его укрощать. Кошачий слух уловил приближающуюся им навстречу парочку, и Селеста подтолкнула Коула в более темный закоулок, хотя он вроде, как и сам уже начал сворачивать туда, будто обладал чутьем не хуже кошачьего. Можно было, конечно, прикинуться такой же любвеобильной и подвыпившей парочкой, но лучше всего было бы чтобы их вообще никто не увидел и особенно вместе. Почему? Потому что шпионка и сама не знала, кто он такой.

Нож оказался около бока Сен-Клера в тот же момент, когда свободная ручка лишь слегка подтолкнула его поближе к стене, у которой они итак безмолвно решили спрятаться. Для полноценного клише надо было конечно подставить ножик к горлу, но парень был выше и это было бы не только более рискованным для нее, но и закрыло бы обзор. А видеть его лицо Селеста очень сильно хотела. Оно так умело выражало массу эмоций, на самом деле, не выдавая ничего истинного, что ей просто нужно было видеть каждый малюсенький нюанс в надежде ухватиться хоть за что-то.

- Кто ты такой на самом деле? – без обиняков прошипела она еле слышно, почти в самое его лицо и шипение это не было человеческим. Хищник внутри осклабился, предвкушая очередную схватку, ожидая эмоционального всплеска, малейшей слабости со стороны девушки чтобы содрать куш и вырваться наружу. Невооруженным взглядом было видно, что неудовлетворенный в баре зверь жаждет продрать себе путь и противостояние Селесты скоро станет столь же отчаянным, сколь и безнадежным. Возможно, ощущая именно это, она так ускорила развитие событий. А может, именно потому, что преследующий ее пестрый аромат продолжал застилать сознание алой пеленой, отнюдь не помогая самоконтролю…

Девушка ослабила хватку и тряхнула своими накрученными каштановыми кудрями, опустив взгляд ниже. Пора было признать, уже прошедшая мимо безмятежная парочка не могла бы унюхать кровь даже если бы Вега помахала перед ними стаканом. Она не их боялась, и не Коула, она была в напряженном страхе перед самой собой. Той сравнительно новой частью себя, что так сильно оживилась в баре, не смотря на изнурительные тренировки для шпионажа. Зверь был так голоден, что запах крови продолжил преследовать ее до самого этого темного переулка. Он бесился, ведь…

- Huh? – уже некоторое время гипнотизирующий, но не замечающий мужскую грудину взгляд, наконец сфокусировался на испорченной рубашке, которую она столько раз дергала. – Ты ранен. – Это не ее дебильное воображение достает ее воспоминаниями о запахе, это Коул ранен и поэтому она всю дорогу чует засыхающую на его одежде и плоти кровь. Селеста вспомнила как при первых выстрелах парень практически закрыл всю ее собой, и чуть не сошла за самую настоящую сумасшедшую, поборов торжествующий смех, который просился наружу вместе с облегчением. Она не сошла с ума! Она не проигрывает зверю! – Где? – Нож остался на месте, но вторая рука уже не прижимала музыканта к стене, опускаясь по его руке до локтя, пока шпионка начала осматривать его тело и оценивать ситуацию.

Отредактировано Seleste Vega (23.10.17 13:07:24)

+1

11

Нет времени объяснять - хватай меня за руку. Видимо, именно этого принципа придерживалась шпионка американцев. Коула даже спрашивать не стали, хотя он не был особо против. Просто поддался, ухмыляясь сам себе, прямо ей в затылок, наверняка, раздражая только больше. Сен-Клер был даже отчасти рад, что она тянула его за собой неизвестно куда, потому что это намного интереснее того, если бы он отправился обратно в свое убежище, которым пользовался в редких случаях.
В этот раз ему, возможно, даже и не придется возвращаться. Что было также привычно. Коул предпочитал уходить в обществе девушек, и чаще всего такой девушкой была Сьюзанн.
Интересно, увидит ли он ее снова после этого налета? Коул на это не рассчитывал. Даже если она и осталась жива, он не вернется в тот бар.

Всю дорогу, что она вела его за собой, как маленького, у которого нет способности двигаться самому, Коул чувствовал ее напряжение, и сам слегка ощущал его в своем теле, но двигался удивительно легко, лишь изредка обращая внимание на то, что у него в спине застрял свинец. Радовало то, что сейчас не то время, когда люди опасаются быть проклятыми или обращенными в кого бы то ни было, поэтом серебро больше ценилось в украшениях и всякого рода безделушках, которые нужны только их хозяевам.
Для них обоих дело было в крови. Но то была кровь Сен-Клера, поэтому он был напряжен меньше, чем девушка.

Оказавшись прижатым к стене, вампир подавил легкий смешок, рвавшийся наружу, и подставил ладонь прямо туда, куда направлялся нож, легко выскользнувший из пальцев шпионки. Конец лезвия ткнулся прямо в его линию жизни, но не до крови. Ее носовым рецепторам и так хватало приключений. Свободная рука, в отличии от ее руки, не пыталась что-то с ней сделать, прижать к чему-то или оттолкнуть. Нет. Коул был мужчиной. И как любой мужчина, который любит опасность и игры с огнем, он решил, что будет весьма разумно положить ладонь ей на бедро, показать что не такой уж он страшный, что он не пытается причинить ей вреда, и в нем нет ни капли опасности.
Сен-Клер был сложен тем, что у него не было того, что можно у него отобрать. Только жизнь, за которую он даже не держался.

- Не люблю говорить в агрессивном тоне, - не ответил на ее вопрос юноша, улыбнувшись своей ослепительной улыбкой. - Почему бы тебе немного сбавить тон? - Дипломатично предложил он. - Может быть, тогда я буду намного сговорчивее? Понимаю, тебе сейчас сложно думать, невообразимо приятно пахнет и хочется есть. Мне тоже. Я бы предложил вернуться назад и продолжить трапезу в том баре, но нас не поймут. Да и идти далеко. Лучше прихватим что-нибудь по пути.

Кажется, его речь возымела эффект, потому что ее хватка стала слабее, и Коул смог перехватить оружие, ловко сложить его и вернуть ей прямо в руки, показывая, что он не собирается нападать в ответ или брать ее в заложники. Не то, чтобы он пытался завоевать ее доверие. Просто ему не было смысла брать ее в плен или калечить. Все равно заживет быстро, а камеры для задержания оборотней у него не было.
- Успокоилась? - Осведомился он без интереса, и только после этого обратил внимание на свои ранения снова. - На спине, - протянул он, медленно поворачиваясь, чтобы ей показать, потому что там явно начиналось зарастание. Кожа невообразимо чесалась. И Коул был вовсе не против, если Селеста подерет о него свои коготки. Может быть, именно это зрелище поможет ей самостоятельно осознать, кто перед ней. Коул любил объяснять не очевидные вещи, которые не понимали многие, но уж это-то она должна была понять.
Ну, а если она не встречала вампиров...  Что же, Коул рад побыть ее первым.

Оказавшись спиной к оборотню, он вовсе не беспокоился о том, что она может сделать что-то непоправимое. Например, убить его. Поэтому он стал спокойно расстегивать рубашку, хотя спокойно мог ее спокойно разорвать или скинуть через голову. Но тут же была хорошенькая девушка, которая просто с ума сходила по крови. Почему бы немного не поиграть на ее голоде и его воображении?
Когда все пуговицы оказались расстегнуты, Коул чуть откинул рубашку с плеч и опустил руки, позволяя ткани самой скатиться вниз или помочь шпионке снять ее с него.
Две пули точно угодили ему в спину - одна прямо под лопаткой, настолько, что пробилась на перед, а вторая внизу прямо у позвоночника.
- Ну как? - Не без ухмылки осведомился он у Селесты.

+1

12

То, что самоуверенности в своей неотразимости в Коуле было слишком много для простого человека Селеста подозревала изначально, но поддразнивать ее и заигрывать с итак еле поддающимся контролю хищником было опасно даже для него. И без того матерившийся инстинкт самосохранения завопил во все легкие, стоило парню так небрежно заговорить о ее голоде, и напряженная рука буквально зачесалась всадить ему этот маленький ножичек по самые ребра. Судя по всему, убило бы его это вряд ли, но хотя бы оставило такой же неприятненький осадок, какой оставляла у нее на душе эта безразличная усмешка.

Только эта поразительная невозмутимость и не дала их свиданию в подворотне превратиться в более пикантную и болезненную потасовку. Он не мог узнать кто она такая, как не мог просто ощутить и ее голод, если сам не был кем-то похожим, но она не ощущала в нем зверя даже не смотря на такую близость и опустившуюся ей на бедро руку. Бедой зараженной Веги было то, что оборотни, оставившие на ее красивой коже шрамы, были сволочами и насильниками, которым не было дела до того, приживется ли в оставленной умирать девчонке штамм ягуара. У нее не было знакомых, чтобы научить, как не было и альф, чтобы помочь полноценно понять новую себя, что уж говорить о других. Единственным, что помогло ей самой не кинуться к священникам за помощью и не сойти с ума от ужаса, стала многим более важная встреча с Адалардом, раскрывшим всю правду перед нефритовыми глазами хорошо опекаемой родителями девочки – монстры, которых она боялась, высматривая в темноте, настоящие. Только вот о нем ей сейчас думать совсем не хотелось.

Ей понадобилось еще некоторое время чтобы окончательно убедить себя в том, что немецкий офицер и правда был не таким уж и единственным в своем роде, а кто-то очень уж похожий на него стоит сейчас перед ней. Сен-Клер воспользовался этим замешательством и перехватил нож, что заставило Селесту тут же инстинктивно отскочить на шаг назад, но он протянул ее игрушку обратно ей, и, хоть и не без опаски, она ее забрала. В конце концов, выходило, что нож в упор вряд ли чем-то ей помог против такого противника, хотя именно противником он ей не был, да и стать не стремился. Все так же небрежно подставленная ей спина служила тому только очередным доказательством.

- Паршиво, - негромко отозвалась Вега слегка осевшим голосом и шумно сглотнула. Она обеими руками оттянула ворот мужской рубашки еще ниже по спине и склонилась ближе к прямо у нее на глазах постепенно затягивающимся дырочкам. Не мудрено, что она не сразу поняла, что это он ранен – раны уже не кровоточили так, как продолжали бы истекать у простых людей. – Слишком быстро заживает, - не наблюдая ничего подозрительного за самой собой, как будто поглощенная этим завораживающим зрелищем, девушка склонилась настолько ближе, что ее голодное дыхание хищника начало задевать чужую кожу меж лопаток, а вскоре и один из пальцев совсем не осторожно коснулся края верхнего ранения. – Ножиком не поддеть, пули где-то слишком глубоко… А пока что-то найдем… Затянется совсем. – Вероятно она надавила слишком сильно, а может очень уж прижалась к парню со спины, но он пошевелился будто недовольный тем, что свежим мясом привлекает ее больше чем молодым мужчиной и это спугнуло кошку, заставив отстранится.

- Может, там будет что-то подходящее? – Селеста ткнула пальцем на вывеску с изображенным фотоаппаратом по ту сторону улицы, которую она слишком усердно изучала пока Коул поправлял одежду. – Если тебе везет, там будет закрыто и нас некому будет заметить…

+1

13

Кажется, зрелище затягивающейся плоти не очень-то ее впечатлило. А Коул-то думал, что девчонка еще девственница в этом плане. То есть, конечно, ее обратили, и она уже имела хоть какое-то представление об этом мире, но встретить кого-то подобного тебе просто так - разве это не очередное поражение прямо в лоб? Было даже немного обидно, что его не оценили должным образом, но Коул, как всегда, не зацикливал на этом много внимания. У него пара пуль в спине, вообще-то. И их лучше вытащить.

Сен-Клер ощутил дыхание девушки на своей коже и удержался от легкой дрожи и возбуждения. Лишь прикрыл глаза, делая глубокий вдох и выдыхая с шипением, когда ее ноготок поддел его кожу там, где плоть была разорвана.
- Я, конечно, бессмертный, но не железный, так что давай обойдемся без экспериментов над моей плотью, ладно? Иначе я не знаю, что сделаю с твоей приятной и мягкой кожей, - с усилием промурчал он себе под нос, будто бы вовсе не пытался ей угрожать. А пытался ли? - Обещаю, что когда мы закончим... - он многозначительно сделал паузу, чуть усмехаясь, - то найдем тебе перекусить.

Вампир ощутил, как девушка отстранилась, а затем повернулся, снова натягивая на плечи рубашку, но не застегивая ее. Он проследил за ее пальцем и обнаружил вывеску фотостудии. Вздернув брови, он попытался прикинуть, что там может оказаться, кроме стекла, что в состоянии им помочь.
- Не думаю. Но вариантов все равно нет, - тихо проговорил он, направляясь следом за ней в ту сторону, давя внутри себя вопрос, который так и вертелся на языке. Пусть сначала доделает дело, а потом они уже поговорят.

Закрыто было давно. Ночь была поздняя, чтобы подобное заведение работало в такое время. Коул мог легко сломать замок одним движением руки, но он привык работать тихо и чисто. Он был уверен, что девушка рядом тоже, поэтому он молча посмотрел на нее, выражая своим лицом лишь ожидание. Селеста явно поняла, чего от нее ждут и принялась разбираться с замком, пока Сен-Клер всматривался в ночную тьму, ожидая их возможных преследователей или же каких-то ночных зевак. Селеста справилась быстрее, чем кто-либо появился.

Оказавшись внутри, Коул занавесил окна и перебрался на стул, куда сажали клиентов, чтобы сделать фото. Снова сняв с себя рубашку, он посмотрел на девушку, которая принялась искать, чем раздербанить его спину.
- Так как тебя зовут на самом деле? - Поинтересовался он, рассматривая ее.

Отредактировано Cole St. Clair (18.11.17 23:08:56)

+1

14

Отвечать на двусмысленные и вызывающие слова Коула Селеста не стала, вместо этого складывая нож и прикидываясь слишком занятой поиском решения. Возможно, он намекал на что-то интимное, а может, учитывая все приключения этой ночи, он ей даже угрожал. Отвечать на угрозы она предпочитала сразу действием, но как несчастному, которому предстояло пережить операцию с Селестой в качестве хирурга, первый вариант был для него логичнее. Самой же кошке, которая без спросу решила помочь только потому, что пули эти он перехватил за нее, первый вариант нравился еще меньше. Гораздо проще убивать кого-то, кто является для тебя угрозой, а вот кого-то с более безобидными намерениями немного… не этично?

И все-таки, отсутствие ответа не значило, что она его не слышала и не извлекла полезную для себя информацию. Вытянув из волос заколку подозрительной формы и присев с нею перед немного поржавевшим замком, Вега размышляла над всего одним словом. Бессмертный… не как она. Совсем как… Адалард. У нее было не так много знаний и опыта чтобы решить часто ли в жизни встречаются вампиры, ведь возможно, и она видела их намного больше, но не знала об этом. А когда ты не можешь решить особенная ли это встреча – еще труднее понять, как ты относишься к этому всему. Где-то на закромах женской глупости ей даже подумалось спросить Коула не знает ли он одного похожего на него офицера, но что-то не давало ей заговорить об этом мужчине.

Замок поддался, и они проскользнули внутрь, включая свет (хотя кошке-то и он был не нужен) но, естественно, не открывая окон. Шпионка принялась искать, не особо расстроенная очередным поводом не смотреть на слишком спокойного для дважды подстреленного человека саксофониста. Девушка надеялась, что в такие неспокойные времена бизнес местного фотографа (как он вообще оказался востребованным?) хотя бы экономии ради остался традиционным.

-Тебе бы рот чем-нибудь заткнуть, - задумчиво отозвалась Вега, исчезая за странной тяжелой шторой, заменяющей дверь в какую-то комнату. –В смысле пули могли застрять в кости, будет неприятненько, так или иначе. – Рыскать по чужому строению пока парень просто рассиживает притворяясь моделью тоже было слегка неприятненько. Впрочем, такая работа ему бы правда подошла, нужно было признать. И как они только оказались в такой ситуации…

То, что поиски затягивались начинало раздражать американку еще больше. Даже простой человек был бы опасен во время извлечения чего угодно из его плоти, а Коул был еще сильнее и быстрее, и это еще как минимум. Пока где-то совсем рядом ее усердно разыскивают, ей каким-то образом нужно выколупать свинец из заживающего вампира и не получить от него самой. Время никогда не было на ее стороне, но этой ночью что-то вовсе от нее отвернулось. А ведь нужно было так мало! У нее даже свой нож имеется! Осталось только найти в этой странной комнате с какими-то подносами с жидкостями что-то, чтобы…

-Кажется, это твоя ночь, - со вздохом она вновь вышла к Сен-Клеру и показала ему пинцет как дорогой трофей. – Тебе лучше было бы лечь, - «а мне это было бы безопаснее», - мысленно добавила она и оглядевшись, выбрала длинный прилавок в качестве самого подходящего ложа. Небрежно спихнув с него все, что плохо лежало (все равно взлом обнаружат, надо же оставить им хотя бы кавардак), она широким жестом руки церемонно пригласила Коула устраиваться. Сначала, это и было ее тактикой, но как-то высота прилавка оказалась совсем неудачной, поэтому девушка с легкостью вскочила на него и села прямо на парня, хоть немного ограничивая его движения своими сжимающими коленями с обеих сторон.

- Готов? – поинтересовалась Селеста подозрительно мягко, при этом склонившись с одной стороны, чтобы повернув голову Коул мог встретиться с ней взглядом, однако, сила с которой ее свободная рука прижала его плечо к столешнице такой уж нежной не казалась. Хорошо, что хоть одну пулю она должна бы вытащить со спины, так он хотя бы не схватит ее руками, а вот насчет второй она беспокоилась многим больше – слишком глубоко прошла. Громко в повисшей тишине ожидания сглотнув слюну, Вега подняла нож, - на три, - но просовывать нож в рану и прорезать уже основательно заживший путь до пули она начала конечно же на два.

+1

15

На просьбу или даже простой вопрос об имени, девушка весьма многозначительно нашла предлог предложить Коулу заткнуть рот. Тот усмехнулся, сидя на своем месте, ни чуть не думая о том, что ему надо заткнуться или помочь ей в поисках чего-то, что могло распороть его затянувшуюся после ран кожу.
- Тебе разонравились мои сладкие речи или мой страстный голос? Ах да, ты же не в курсе какой он на самом деле. Я же не пел... - проговорил вампир, глядя в потолок, будто бы пытаясь вспомнить события, которые происходили не так давно. - Чертов саксофон и джаз-бенд.
Тем не менее, он свернул свою рубашку в что-то наподобие жгута, чтобы потом применить его по назначению. Да и время терять даром тоже не стал, хотя за ним постоянно есть такой грешок. Так как сидеть ему было удобно и приятно, Сен-Клер поднял свою прелестную задницу и обнаружил подушечку, чтобы особо нежные клиенты не жаловались, что твердый стул мнет их задницу. Она могла пригодиться, чтобы во время извлечения свинца Коул порвал ее, а не девушку.

Селеста нашла пинцет, на что Коул изобразил аплодисменты. Найти пинцет у фотографа, который, наверняка, пользовался им в проявочной, это же такое достижение. Но он улыбнулся, показывая, что доволен ее находкой.
Послушно поднявшись, он направился за девушкой к прилавку, наблюдая за тем, как она все с него сбрасывает.
- Хозяин студии будет очень доволен на утро, - с легкой усмешкой заметил Сен-Клер, наблюдая за тем, как одна из частей товара катится под стол. Улегшись на живот, вампир сжал руками подушку перед собой, а затем ощутил легкий вес Селесты на своем теле.
- Может мне все-таки лечь на спину? - Самодовольно промурчал он, чуть повернув голову, чтобы видеть ее краем глаза.
Дохлый номер. Она слишком переменилась, стоило ей оказаться не на задании. Вампир лишь вздохнул и скучающе закатил глаза.

- Рожден готовым, - тихо проговорил он, не особо обращая внимание на силу ее нажатия на его плечо, затыкая себе рот рубашкой. Все, что он мог сделать для ее безопасности, он сделал. Тем более ему уже не сотня лет, чтобы не вытерпеть то, что могут вытерпеть обычные люди.

Счет был обманкой, и Сен-Клер взвыл раньше трех. Его челюсти чуть сомкнулись, и он мысленно сказал себе спасибо, что запихнул рубашку в рот, иначе бы клыки вонзились в нижнюю губу. Весь напряженный, от чего рельеф его тела стал ощутимее и виднее, Коул сжал пальцами долбанную подушку до такой степени, что ее практически не было видно под силой сжатия и его кулаками. Запах крови снова полоснул по носу, заставляя зрачки оголодавших зверей расшириться.
Определенно стоит перекусить после всего этого.

Когда Селеста перестала копаться в его плоти железками, шпион выдохнул с облегчением, медленно расслабляясь. Выплюнув жгут изо рта и выпустив бедную подушку из рук, он дождался пока оборотень соскользнет с него, Коул медленно принял сидячее положение, весь покрывшийся испариной, дышащий так, словно его загнали по полной. Взглянув на девушку своими потемневшими глазами, он чуть повел плечом, ощущая отсутствие свинца внутри тела, все еще приходя в себя и не желая подавать голос. Немного не то, что он ожидал, продолжая вдыхать глубоко запах крови и пота в свои легкие, пристально наблюдая за Селестой слегка возбужденно.

Отредактировано Cole St. Clair (03.12.17 22:28:28)

+1

16

Для шпионки вид свежих ран и крови не должен был стать чем-то особенным, ведь она смогла бы спокойно вытаскивать пули даже сама из своих же ран, но вот ягуару слишком часто всего за одну ночь приходилось сталкиваться с манящим ароматом пищи. Единственное, что помогало девушке не зарыться носом в ею же прорезаемое заново ранение так это осознание того, что под ней лежит самый настоящий вампир, который если что, наверное, смог бы убить ее раньше, чем она даже начала бы перекидываться. Иначе, импровизированная операция на прилавке фотографа могла закончиться чем-то трагичным, когда вампир и оборотень завершили бы то, что не удосужились сделать стрелки в баре.

К счастью, хотя бы полнолуние было относительно далеким. Насколько полнолуние вообще можно назвать далеким, ведь для хищника оно на самом деле всегда где-то рядом, прямо за плечом. Вега прилагала все усилия чтобы не думать ни о чем кроме проклятого свинца в чужом теле, который нужно было вытащить с совершенно не подходящими инструментами. Она отгоняла мысли огромного кота о том, что тело под ней сильное, красивое и однозначно очень вкусное. Старалась не концентрироваться на запахах его крови, боли и чисто мужском аромате кожи, которые буквально били по ноздрям. В ход пошла самая надежная военная выдержка какая у нее только имелась, чтобы мысли не мешались, а руки не дрожали, ведь разрезанные раны тут же затягивались обратно стоило только хоть немного сдвинуть пинцет не туда.

Стоило остаткам последней пули упасть на пол, как Селеста только убедившись, что это вроде бы все, тут же беззвучно соскользнула с Коула следом. Теперь, когда нечему было ее останавливать, ей не хотелось задерживаться на таком близком к нему расстоянии. Ее потемневший нефритовый взгляд проследил за тем, как парень медленно садится и разминается, проверяя состояние своего тела. Она тоже, прислушиваясь к своему учащенному дыханию, дожидалась вердикта – все ли она нашла. Но глаза не могли не замечать, как играют под кожей размеренные мышцы, когда он двигается, или как поблескивает на свету гладкая кожа, покрытая свежей испариной…

Их взгляды встретились, и девушка поспешно опустила глаза, как это постоянно делают люди, которых поймал на взгляде незнакомец. Приподнятые руки, в одной из которых все еще был пинцет, были перемазаны свежей кровью так сильно, что хватило бы, наверное, как минимум на стакан. Судорожно вдохнув еще немного меди, Селеста резко развернулась и скрылась все в той же проявочной, оставляя Сен-Клера наедине с его собственными мыслями и отходняком.

Оказавшись в комфортной темноте, хищница открыла кран и судорожно выдохнув прислонилась к одной из тумбочек, прикрывая глаза. Журчание непокорной воды всегда ее успокаивало, позволяя чуткому слуху оборотня отдохнуть от других посторонних шумов, а незнакомые запахи каких-то химикатов, хоть и неприятным, но действенным образом вытесняли из ее сознания манящие запахи. Пульс ее постепенно начал успокаиваться, точно так же, как и подрагивающие от разных мыслей собственные мышцы, но один тусклый аромат все еще давал о себе знать.

Ее зеленые глаза распахнулись в темноте так же резко, как это делали затаившиеся в листве хищники, учуявшие добычу. Селеста шагнула к раковине, в которую небрежно уронила пинцет, но одна из ее рук не остановилась на пути и поднялась выше, прямо на уровень девичьего лица. Темнеющий взгляд шпионки застыл на алой капле, скатывающейся по ее ладони поверх общей кровавой массы, подобно лодке в океане. Сердце пропустило удар, будто даже оно не хотело спугнуть тайные мысли, с которыми губы девушки вожделенно разомкнулись. Она уже так хорошо знала запах его крови, ничего ведь страшного не случится если она попробует… совсем немножко…

Селеста резко подсунула обе руки под холодную воду, а голову вскинула вверх с тяжелым вздохом. Не стоило таким шутить. Совсем не стоило играться с голодом и самоконтролем. Вода постепенно смывала чужую кровь с ее ладошек, унося вместе и такой возбуждающий хищницу запах, а потолок в проявочной оказался таким же пустым, как и ее собственная голова в этот момент, заполненная лишь каким-то неприятным гулом.

+1

17

Коулу показалось, что прошел всего лишь миг, но на самом деле время тянулось слишком медленно. Для обоих хищников прошло пару секунд, но контакт их взглядов, переполненных голодом и желанием продлился слишком долго. Сен-Клер видел, что Селеста хочет именно того же, что хотел и он. Крови. Крови и плоти. А ближайшая плоть и кровь были они друг для друга. И когда вампир сделал легкое движение в ее сторону или просто подумал о нем, она уже неслась от него подальше, быстрее совладав со своими желаниями и инстинктами. Не то, что у Сен-Клера были с этим проблемы, но он разочаровался, что она не поддалась. Из его груди вырвался тихий смешок, когда он с удовольствием проследил за тем, как она скрывается в проявочной.

Вампир вдохнул свободнее, чувствуя, как заживают раны, пусть кровь до сих пор была свежа на его теле. Подхватив рубашку, он скомкал ее и вытер то, что могло вытереться. Алые разводы сложились на его бледной коже в собственный узор, подобный тому, который мог бы носить Мастер вампиров. Отбросив бесполезную одежду в урну, Коул осмотрелся по сторонам, прикидывая, как удивится хозяин фотостудии. Все равно приближение войны уничтожит его бизнес.

Сен-Клер бесшумно двинулся в сторону проявочной, чтобы проверить как там его спасительница. Или это он был ее спасением? Вопрос был весьма спорный, но Коул не любил спорить.
Он вошел как раз в тот момент, когда девушка почти поднесла палец к своим губам, желая испробовать его крови. Вампир замер, в предвкушении наблюдая за ней, ожидая, что алая жидкость коснется ее языка и взорвет ее вкусовые рецепторы, а Зверь издаст довольный стон и тихо заурчит, все же поддаваясь.

Однако ничего этого он не услышал.

Селеста принялась отмывать его кровь со своих рук, а вампир разочарованно вздохнул, чтобы показать, что он стоял здесь уже некоторое время и наблюдал за ней.
- Девственницы тоже сначала боятся, а потом втягиваются, - с сожалением в голосе заметил он, а затем пропустил Селесту мимо себя, чтобы войти внутрь и отмыть свое тело от крови. - Знаешь, после таких перестрелок, секс самое то. Никогда не пробовала? Сколько ты уже работаешь в разведке?
Закончив отмываться, Сен-Клер попытался найти, что бы накинуть на себя, но здесь не было никакой больше одежды.
- Я снимаю квартиру недалеко, - он вдруг перешел на серьезный тон, направляясь на выход. - Мы можем заявиться туда, чтобы переждать. Нам нужен отдых. И там есть еда.
Остановившись у двери, он обернулся к девушке.
- Предлагаю передвигаться быстро и в тенях. Можешь обратиться, если необходимо. Где поспать у меня найдется. Если не доверяешь мне, то не вижу смысла тогда, почему ты все это время со мной нянчилась.
Но затем он усмехнулся.
- Я тоже люблю охотиться, но вроде правилами запрещено жрать людей просто так. А прекрасных лесов с отменной дичью поблизости нет.

Отредактировано Cole St. Clair (07.01.18 20:28:56)

+1

18

Услышав вздох совсем неподалеку, Селеста неприятно вздрогнула как маленькая девочка, которую родитель застал за попыткой стащить с холодильника вкусную конфету, а едкие комментарии Коула только усугубили ее смятение. Вместе с неудовлетворенным голодом хищника, такие развлечения грозили превратиться в очень сильное раздражение, но почему-то не превращались. Может быть дело было в том, как спокойно вампир поддразнивал ее, а может, в чем-то совсем другом.

- Если ты к каждой из них выходишь полуголый и вымазанный в крови не удивительно, что они тебя пугаются, не задумывался? – не смотря на довольно быстрый ответ, который ей не пришлось долго придумывать, она все же не смогла скрыть и нотки удивления в своем голосе, подпуская Сен-Клера к раковине. – Я не говорила тебе, что я в разведке. – Заметила она задумчиво, но не это вызвало в ней то удивление, что заставило ее даже остаться в проявочной, разговаривая с ним. Кто-то, кто так спокойно говорит о сексе с практически незнакомым человеком. Может, не все вампиры думают только об этом, но вот мужчины так в подавляющем большинстве, только вот не все они так открыты по этому поводу. Она не была наивной дурнушкой и понимала, что даже там, откуда она родом, в огромных поместьях полных напыщенными богачами, секс был самым влиятельным движущим механизмом, даже чужой, в качестве сплетен. Но никто так просто и открыто этого не признавал. Особенно в армии, где она проводила последние годы.

Молчаливо наблюдая за тем, как парень прямо перед нею пытается смыть с подтянутого тела уже подсохшую кровь, как от работы напрягаются его мышцы под гладкой кожей, Вега не думала о том, что уже запомнила даже запахи этого скорее всего вкусного мужского торса… Она признавала сама для себя, что может быть это даже хорошо, что Сен-Клер относится к такому очень легко и просто, не скрывая того, что все обычно итак замечают, как бы не пряталось. Разве так зато не выходит более честно?

Пока она погрузилась в усердные размышления, да не, о чем бы то ни было, а именно о сексе, парень внезапно уже снова оказался рядом, хоть и шел он к выходу, а не к ней. Мысленно отругав себя за то, что очень уж расслабилась в компании незнакомого вампира, Селеста подтянулась и сосредоточилась на более важных вопросах. Перекидываться перед ним она не собиралась по многим причинам, включая и ту, что тогда он знал бы еще и какой именно она зверь, но вот спрятаться на время в его квартире было неплохим вариантом. Она пока еще не знает точно, кто отдал приказ и почему всех в баре расстреляли не смотря на то, что там были свои люди. Если ее предало собственное начальство, то они уже знают, что в баре она не умерла и возвращаться в собственное жилище для нее не вариант.

- Ты не похож на того, кого интересуют правила, - усмехнувшись кошачьей улыбкой, которой не хватало только более хищной формы клыков, Селеста ловко юркнула в дверной проход мимо Сен-Клера. На какой-то миг их ароматы снова слились в единую массу, а кончики ее волос щекотали его влажную кожу, но это могли уловить только такие существа как вампиры и оборотни. – Но поесть мне и правда нужно. – Прислонившись к стене недалеко у входной двери, девушка выглянула наружу через небольшую щелочку у окна, одновременно прислушиваясь к происходящему на улице. – Так что раз ты угощаешь... веди. – Учитывая, что Коул закрыл ее от пуль в перестрелке, она не беспокоилась по поводу того, что он может быть для нее сейчас опаснее, чем сама армия США.

Хотя почувствовав за спиной передвижение этого все еще полураздетого вампира, она внесла мысленную поправку в эту уверенность. Может и не такую опасность, к каким она была привычна, но все-таки представлял.

+1

19

Коул лишь закатил глаза на очередную остроту. Показательно, конечно. Ему нравилось, что Селеста отвечает на его подколы.
- Неужели ты думаешь, что я в том баре сидел просто так? - Промурлыкал вампир, усмехаясь оборотню в лицо. - Да и стала бы ты красть ценные бумажки у Джерри для себя? Ты не выглядишь так, будто бы в этом заинтересована.
Подмигнув девушке, Коул пропустил ее вперед на улицу.
- Я может и равнодушен к правилам, но я не дурак. И не люблю выдавать себя слишком многим. Сегодня я выдал себя тебе. Завтра выдам кому-то еще. - Проговорил он, невольно проводя ладонью по коже, где волосы девушки коснулись его. Весьма приятное ощущение, от которого он не отказался бы, если предложат снова.

Решив, что им действительно нужно поесть и отдохнуть, двое хищников двинулись в тенях по направлению к квартире одного из них. Квартира была небогатой, не смотря на сбережения вампира. Он не считал, что будет задерживаться. Она была нужна лишь для того, чтобы пережидать дневное время суток. Дом, в котором она была, находился в темноте и тишине. Когда они поднялись и вошли внутрь, то оказались в прихожей, которая вела в мало освещенную комнату, благодаря свету фонаря через жалюзи, а также на небольшую тесную кухню около смещенной душевой с туалетом.
- Душ там, и полотенце любое, - сразу бросил вампир, направляясь на кухню, чтобы посмотреть, что у него есть в холодильнике для хищницы. Было негусто. Несколько яиц, сырое мясо в собственной крови, кетчуп и газировка. Достав мясо, он сразу же бросил его на сковородку, а оставшуюся кровь на тарелке вылизал, морщась от противного вкуса.
- Пиздец.

Когда Селеста освободилась, яичница и чуть подогретое мясо было готово.
- Все что есть, - мрачно оповестил вампир, ставя рядом с тарелкой бутылку кетчупа и банку газировки. - Приятного аппетита.

Отдавая Селесте во владения свою кухню, Коул прижался к косяку плечом, сложив руки на груди, ощутив, как от девушки веет не совсем ее запахами. Наблюдая за тем, как она ест в той же одежде, что и была, он вздохнул.
- Я могу одолжить тебе свою одежду, если нужно. - Правда будет выглядеть это не очень. - Или купить тебе новую завтра вечером.

Она ела слишком аппетитно, а он был голоден. Сен-Клер тихо выругался, глядя на девушку потемневшими глазами. Обойдя ее, он направился к окну и чуть приоткрыл его, чтобы вдохнуть свежего воздуха.

Отредактировано Cole St. Clair (20.01.18 19:42:04)

+1

20

Хоть и оставаясь все время предельно бдительной по отношению ко всему окружению, включая самого вампира, ведущего ее предположительно в какую-то квартиру, Селеста все же воспользовалась надобностью оставаться тихими и молчаливыми, чтобы в очередной раз взвесить всю ситуацию. Коул был прав сказав, что она не крала бумажки для себя, но это теперь, кажется, конкретно изменилось. Особенно если собственное правительство решило предать ее, скинув как пока что не очень опытное шпионское мясо, что было бы не удивительным, ведь шпионы умирали чаще представителей любых других отраслей, то ценные документы отныне и правда принадлежали ей, и она уж точно хорошенько обдумает как именно и кому на пользу ими воспользуется. Так что, если Сен-Клер сейчас так услужливо предлагал ей свои услуги все-таки пригрев тайные надежды возложить руки на эти бумаги – его ждало очень большое разочарование.

Не дожидаясь повторного приглашения и не давая шансов передумать, Вега изучив квартиру Коула лишь беглым взглядом тут же занырнула в душ. Хотя бы частично избавиться от витавших вокруг запахов было не только приятной, но и полезной идеей. Ничем подпирать дверь она не стала, даже не потому, что ее смутило бы если бы хозяин услышал такой грохот недоверия к нему, а скорее потому, что там просто не было ничего, что по ее мнению могло бы хоть на немножко задержать вампира. Поэтому, она просто постаралась не слишком расслабляться под журчание теплой воды и не прощалась со своим любимым ножом.

- Зачем ты брал даже это? – хмуро прочеканила Селеста своеобразные благодарности, усаживаясь за стол. Так как это был явный намек на то, что еда эта для Коула вроде как не подходила, девушка в то же время задумалась, а хочет ли она получить откровенный ответ.

Еще немного подсушив мокрые волосы, которые начали высыхать в причудливые кудри после влаги, кошка оставила полотенце на спинке стула и принялась за еду. Не ресторан, конечно, но ей доводилось выживать и на условиях куда более худших. В каком-то смысле, кулинарный талант Сен-Клера, учитывая и его собственную натуру, можно было даже как следует похвалить. Чего она, безусловно, не сделала. Вместо этого, она молчаливо заморила уже одичавший голод, прежде чем начинать задавать вопросы, что интересовали ее уже пару часов.

- Чистая рубашка помогла бы мне скоротать время, - признала Селеста, так и не воспользовавшись кетчупом. Ей как хищнице в целом подошло бы и просто мясо, так что даже нетронутый соус она считала комплиментом повару. – Но мне нужно платье. Что-то неприметное, подходящее домохозяйке, кричащее «здравствуйте, я ваша соседка, испекла пирог, приходите поиграть с моими ребятишками». – Картина созданная ее словами настолько не подходила реальности, что трудно было представить, как шпионка справится с такой ролью. Сейчас, в окровавленной военной форме, с взлохмаченными и влажными волосами поедая недожаренный стейк на грязной кухне вампира, на домохозяйку она не походила вообще. Он отошел и выругался, причину чего оборотень не сразу поняла, но приоткрытое и впустившее в комнату дуновение свежего воздуха подсказало ей. Будто ничего не заметив, Вега наполнила кухню другим запахом и тихим шипением, от открытой ею газировки. – Так чем именно занимаешься ты сам? – Она старалась поддерживать атмосферу довольно небрежного разговора, хотя само построение вопроса подразумевало необходимость четкого ответа без обиняков.

Все еще притворяясь слишком занятой едой, девушка запрокинула голову расправляясь сразу с минимум половиной газировки. По ее стройной сглатывающей шее еще скатывались последние капельки влаги из недостаточно просушенных волос, а длинные ресницы подрагивали на щеках. Очаровательное зрелище, которое она разрушила с шумом поставив газировку на стол и вытирая подбородок тыльной стороной ладони. Ни грамма присущей ей соблазнительной женственности, которую она излучала в баре каждой своей клеточкой. Ни капли и доброжелательной домохозяйки, которой она собиралась стать. Вопрос заключался в ином, какая же из них настоящая?

- Хорошо, - вдруг будто что-то решив для себя или же скорее решившись на что-то неприятное вообще, американка чуть отодвинула посуду с газировкой, но в итоге словно передумав снова, вообще поднялась из-за стола. – Иди сюда, - интонация ее голоса была достаточно напряженной и почти угрожающей, явно неподходящей для того, чтобы приглашать кого-либо для чего-то интимного. От такого выражения лица можно было скорее ожидать получить ножиком под ребра, поэтому зачем именно она позвала его ближе понять было слишком трудно.

+1

21

- Ты думаешь я не вожу к себе людей? Должен же я создать видимость того, что я такой же как они, - мрачно произнес Сен-Клер, отвечая на вопрос Селесты, не поворачиваясь к ней, чтобы снова посмотреть на нее и осознать то, насколько он голоден после потери крови. А время, тянувшееся к рассвету, совсем не способствовало к тому, чтобы он почувствовал себя лучше. Скорее наоборот. Поэтому вампиру ничего не оставалось, как судорожно вдыхать прохладный уличный воздух и дожидаться, чтобы девушка ушла в его комнату и немного поспала.

- Платье? - Тихо фыркнул Коул, выслушав ее пожелание в одежде и лишь еще разок повернул голову в ее сторону, чтобы приметить ее размер. Он уже представил ее в этаком цветочном платье до колен, которое пестрит, что аж глаза режет. А влажные кудри будут уже собраны в прическу, которые обычно носят домохозяйки. Ни одна прядь не выпадает и не свисает. Ни одна приличная домохозяйка себе подобного не позволит. Вряд ли эта роль подходит такой девушке, но образ перед глазами Сен-Клера появился очень живо. И он бы с удовольствием отыграл бы ее мужа. Костюм у него и так был подобающий. Правда придется заменить на новый.
- Как скажешь, - лишь согласился он, отворачиваясь.

Между ними повисло недолгое молчание, потому что Коул думал: а чем он занимается? Чуть нахмурив брови, вампир вслушался в ночные звуки, будто бы ждал, что услышит что-то, что касается того места, где на них напали. Но ночь отвечала тишиной и дуновением ветра, касаясь полуголого Сен-Клера.
- Жду во что это все превратится и смотрю, где стоит оказаться мне, - честно, тихо признался он, все еще не глядя на девушку у себя за столом. - Это, наверняка, менее благородно чем то, что делаешь ты. - Невесело усмехнулся. Он никогда не стремился быть каким-то доброжелателем. 

Он, наконец, повернулся в тот момент, когда она пила газировку, и весь напрягся, наблюдая за тем как она делает глотки, как чуть подрагивает из-за этого ее шея. На ее щеках появился румянец, который он мог видеть даже в темноте, потому что предпочел не включать свет, чтобы никто их тут не искал. Коул закусил губу, наблюдая за ней, и очнулся лишь когда она ударила дном банки о стол.
– Иди сюда, - будто бы приказала она, заставляя вампира вздернуть брови. Это не звучало как приглашение присесть рядом и поболтать по душам. Скорее как приказ на расстрел, но разве ему было, что терять? Глядя в глаза Селесте, Коул сделал к ней несколько шагов, пока не подошел почти вплотную, способный ощущать тепло ее тела своим, а аромат, как свой собственный.

+1

22

Ответ Коула о его занятиях был довольно уклончивым, но учитывая, что он был вампиром невесть какого возраста, Селесту это не удивило. Уж в ее-то короткой жизни было достаточно моментов само-копания и блуждания в потемках, так что делать тем, у кого есть вечность? Что с ней делала бы сама кошка?

Упоминание благородства заставило ее вспрыснуть еще более невесело, чем усмехнулся сам парень. Если вспомнить хотя бы обстоятельства ее становления ягуаром, когда рядом не было никого чтобы хотя бы сказать ей, что она не слетевший с катушек мутант, но должна уехать чтобы в первое же полнолуние не сожрать своих же родителей и слуг… Ну, у нее было очень своеобразное понимание таких вещей как честь и благородство. В конце концов ее безжалостно лишили первой, пользуясь полнейшим отсутствием второго.

Сен-Клер подошел к ней такой же напряженный и ей нравилось, что они отбросили предрассудки, намекающие на что-то интимное. Хотя бы временно. Она очень не много знала о вампирах, но того, что успел рассказать ей Адалард, было достаточно чтобы она понимала зачем вдруг вампиру так захотелось свежего воздуха и почему вся пропитанная флиртом харизма испарилась, стоило ей начать есть. Понимать это, будучи еще и оборотнем, еще более чутким к запахам и особенно пище, было не трудно. Но вот озвучить это понимание, духу ей все-таки не хватало. А стоило парню подойти ближе, исходящим от него запахам вновь защекотать ей временно отвлекшийся на еду нюх, как вся решимость выпорхнула в открытую форточку и еще за собой ее захлопнула. Ведь в отличии от нее, Коул пока так и не принял душ, да и найти новую рубашку что-то не спешил. Не нарочно ли?!

И все же, если Адалард не врал ей о том, что голодный вампир не контролирует себя и в жажде является самым опасным существом на свете, Вега предпочитала хотя бы иллюзию того, что она все-таки контролирует ситуацию. Пару раз громко вдохнув и выдохнув, она заставила себя поднять глаза к лицу парня, пока он не истолковал ее растерянно блуждающий по его торсу взгляд, да как-то очень по-свойски. Ей пришлось еще раз вздохнуть и прокашляться, прежде чем подняв указательный палец прямо к его лицу, скорее для своего же спокойствия, она смогла заговорить.

-Только столько, сколько нужно, - сказала она и принялась собирать свои еще влажные локоны с шеи и плеч, чтобы убрать назад. Ее взгляд опасливо скользнул по его губам и нарочито внимательно увлекся кухонной утварью, а руки упали вниз, скрывая напряжение в складках платья. – Или, честное слово, я сломаю тебе все кости одну за другой. – Чтобы казаться более угрожающей, она снова посмотрела ему в глаза, но пульс уже бился по венам легкой пташкой и осознание того, что он тоже это слышит, напрягло ее еще больше. Немного помедлив, она склонила голову, показывая свою тонкую шею не менее опасному хищнику чем она сама, и отвела взгляд в сторону окна.

+1

23

Она нервничала. Нервничала так, как может нервничать девственница перед сексом. Коул слышал, как трепещет сердце девушки, которая сидела около него и дышала своим горячим дыханием ему на живот, вызывая волну легким мурашек. Коул и забыл, когда в последний раз их ощущал. Особенно, когда был так голоден.
Она предлагала ему утолить жажду своей кровью. И кто такой Коул Сен-Клер, чтобы отказываться?
Он не мог придумать точное слово к этой ситуации. Нелепо? Мило? И то и другое? То, как она пыталась ему угрожать, при этом подставляя шею, заставило его улыбнуться и на миг позабыть о жажде. Но первое правило вампиров гласило: "Никогда не отказывайся от крови, когда ее предлагают".

Немного помедлив, будто бы нарочно и взяв ее за подбородок, Коул заставил гостью посмотреть себе в глаза. Второй правило вампиров гласило: "Заставь их ощутить удовольствие". И он уж точно не хотел заставлять Селесту чувствовать то, как клыки разрывают ее кожу, а затем зудели болью, пока он наслаждается вкусом ее крови. В конце концов, она сама предложила ему утолить голод, и заслуживала хотя бы немного получить удовольствия от процесса.
- Тебе очень понравится, - пообещала он, рассматривая тускло-зеленые глаза. - Такого удовольствия ты еще никогда не получала.
Коул не особо любил прибегать к гипнозу, но не мог отрицать, что он бывал полезен.

Убедившись, что Селеста готова подпустить его ближе, вампир наклонился к открывшейся шее, которая пахла лишь свежестью чистоты и легким шлейфом мыла, и оскалился, мягко вводя клыки в нужном месте на шее, чуть приобнимая девушку за талию. И теперь уже это не выглядело так болезненно, особенно, когда из горла девушки вырвалось удовлетворенное мычание. Она больше не волновалась о том, что он сделает ей больно или выпьет больше положенного. Теперь это было приятно настолько, что отрывать его от себя совсем не хотелось. Правда же?
Коул прикрыл глаза, наслаждаясь алым живительным эликсиром, чувствуя, как с каждой каплей к нему возвращаются силы и способность ясно мыслить. И он честно пытался выпить не больше положенного, все же он был здравомыслящим и уже не зеленым юнцом, только что обращенным, но, наверное, все же выпил на несколько капель больше.

Отстранившись, он провел языком по двум точкам от своих клыков, все еще удерживая девушку в своих объятиях, которая прижималась ближе, явно желая продолжение процесса, который был намного приятнее, чем ее первый секс. Сен-Клер усмехнулся.
- Приди в себя, - посоветовал он, когда она посмотрела на него.

Отредактировано Cole St. Clair (01.03.18 21:28:06)

+1

24

В один неспокойный миг она еще подставляет ему свою шею, подавляя инстинкты самосохранения, вопящие бежать из этой квартиры как можно скорее, а в следующий, она уже готова убить любого, кто прервет околдовавшее ее чувство нескрываемого кайфа и жмется к нему всем своим телом подобно воде, все еще капающей с ее волос, желающей обогнуть каждый изгиб, задержаться на каждой мышце и найти каждую впадинку. Внушаемый вампирами самообман столь приятен, что Селесте обязательно стало бы стыдно, если бы не было так хорошо.

Еще один миг и она уже снова видит грязную кухню вполне отчетливо, осознает где находится и чувствует обнимающие ее руки, прекрасно понимая чьи они, хоть и не помнит как оказалась в их кольце. Ее пульс все еще зашкаливает, а дыхание наоборот жадничает мешая восстановить обычный ритм и где-то в подсознании просыпается дикий страх, при осознании, насколько беззащитной она только что была.

Голос Коула звучит самодовольно и внезапно даже его чем-то похожие на ее собственные глаза очень привлекательны. Они напоминают ей другие, и кошка невольно задается вопросом, все ли вампиры с бессмертием обретают эту странную соблазнительную харизму или это какой-то странный подкол судьбы лично для нее. Возможно, ей лучше и не знать правильного варианта.

-Надо же, - выдохнула Вега, что могло быть и восхищением пережитым всплеском, и удивлением по поводу того, что Сен-Клер и правда напитался не потеряв меру, и чем-то еще, совсем иным и слишком личным, чтобы угадать так просто, но шпионка тут же уронила свой лоб на плечо парня и волосы скрыли остатки ее лица. Хищный зверь в ней рвался наружу, как и было положено после очередного эмоционального всплеска, поэтому ей казалось, что темнота перед глазами станет лучшим решением.

Может, так оно и было, но сам обнимающий ее вампир от этого никуда не делся. Только ее одежда защищала ее от все еще испачканного кровью голого торса, а запахи били в барабаны обостренного обоняния. Приятные, мнящие, очень мужские и опасные. На мгновение ее пальцы сильнее сжали его руки, хотя она не помнила, когда они там оказались, а затем, тяжело выдохнув, будто нехотя прощаясь со всеми дразнящими воображение картинками, Селеста подалась назад, одновременно чуть отталкивая и самого Коула.

- Тебе тоже стоит принять душ, - негромко заметила она в тот самый момент, когда напоролась на стол позади, о существовании которого успела успешно забыть. Вынужденная обернуться на него, она избежала искушения лишний раз глянуть на вампира или заметить его собственную реакцию на ее прогулку по самому краю самоконтроля.

+1

25

Коул выжидал действий Селесты, будто бы она могла захотеть продолжения. Того же или иного рода. И кем он будет, если вдруг откажется от чего-то подобного, особенно с такой девушкой. Особенно с оборотнем. Особенно...
Сен-Клер невольно притянулся ближе и провел носом по ее волосам, выдыхая аромат, более глубокий, который определенно принадлежал ей, а не кому-то еще. Хотя казалось, если вдохнуть еще глубже, то ощутишь запах кого-то, кто слишком часто касался этих волос, кроме нее еще очень давно.
Это настораживало.
Возможно, ее это насторожило тоже, поэтому она решила оттолкнуть его.

Коул отступил на шаг, внимательно рассматривая девушку, что пыталась прийти в себя. Очевидно никакого продолжения, на которое он так надеялся, не предполагалось. Хотя Селеста, наверняка, была близка к этому. Вампир выдохнул печально и тяжело, будто бы его лишили чего-то очень важного, и послушно последовал в душ.
- Присоединяйся, если захочешь, - мелодично пропел он, все еще не теряя надежды, она на самом деле не такая серьезная, как ему кажется.
Хотя, наверное, все-таки не кажется. Она действительно такая.

Он избавил себя от запахов и крови без энтузиазма, наблюдая за тем, как вода меняет цвет с прозрачного на ржавый, утекая вниз по водостоку, прочь с его глаз. Его тело становилось белее и белее, чище, пока на нем совсем не осталось темных, запекшихся пятен. Мокрый, в одном полотенце, потому что эти брюки уже было не спасти, он направился в комнату, чтобы переодеться, лишь взглядом намекая, что Селеста может посмотреть.
Он не знал действительно ли она смотрела, как он избавляется от полотенца со своих бедер и одевается, но она определенно должна была взглянуть хотя бы один раз.

Избавив себя от лишней влаги, чувствуя приближение рассвета, Коул задернул шторы, одетый во все черное, думая о том, что так хотя бы кровь не будет видна в следующий раз.
- Чем займешься? - Поинтересовался он у девушки чуть усмехаясь, когда решил все же отдохнуть, раз солнце решило о себе напомнить. Показывая в очередной раз, что ему все равно на то, что она может убить его, пока он спит, Сен-Клер лег на постель, выжидательно на нее глядя. Селеста присоединяться явно не собиралась. Вампир вздохнул без энтузиазма в очередной раз и закрыл глаза.

+1

26

Селеста безусловно не стала ни отзываться, ни присоединяться к парню в душе. Вместо этого, прислушиваясь к успокаивающему шуму воды за непрочной дверью, девушка воспользовалась моментом фальшивого уединения чтобы успокоиться и хоть немножко подумать. Кто же именно и почему ворвался в бар? Кто отдал жестокий приказ разнести там все и не щадить даже ни в чем не замешанных людей, у которых могли быть семьи, друзья, будущее… Когда Коул показался в дверном проеме, кошка сидела в единственном в этой квартире потрепанном кресле, как раз мысленно снова и снова переживая тот же момент, в надежде вспомнить какие-нибудь ранее ускользнувшие от ее внимания мелочи. Визуализация событий была частой практикой уже многие годы, но в этот раз, она не очень-то ей помогала, ведь не так-то много что удалось и увидеть. Среди всех немногочисленных деталей намного четче проступали запахи, теперь уже знакомые мужские ароматы вампира, ощущение его рук и касание рубашки о ее щеку, пока вокруг гремели первые выстрелы.

Сен-Клер без смущения сбросил полотенце и в очередной раз подстрекнул те мелочи оборотневской жизни, с которыми Вега еще не могла полноценно смириться – нагота все еще оставалась для нее делом интимным. Особенно такая. Но и возмутиться особенно было не чему, когда они сидели в одной не особенно блещущей вариантами комнатушке. Точнее, она сидела, а он стоял к ней спиной, вытираясь полотенцем. Ему бы, наверное, понравилось знать, что ее зеленый взгляд и правда прошелся по его бледной коже. Ничего такого, конечно же! Девушка просто подмечала для себя как хорошо ее кровь помогла ему заживить раны. Ну и что, что ее взгляд подметил намного больше и совсем другого. Зато они, в принципе, были в расчете.

- Чем займешься? – молчаливо пожав плечами, шпионка закинула обе ноги на подлокотник кресла, пристраиваясь спиной на противоположном. Она, как и положено кошке, не могла сидеть в обычной человеческой позе дольше нужного.

- Может быть придумаю. И тогда, когда ты… проснешься, меня уже не будет, - сцепив пальцы замком, Селеста вытянула руки ладошками к потолку, потягиваясь так сладко, как могли только такие существа как она. А ведь она и правда допускала, что определится с планом действий и к следующей ночи ее уже не будет в этой странной квартире, с еще более странным новым знакомым. Только вот услышал ли эти ее слова сам Коул…

В какой-то момент слишком затянувшегося молчания, она вдруг осознала, что не слышит его. От слова вообще. Некоторое время она все так же сидела на кресле, поглядывая на вампира с подозрением, пока все же не решилась подойти поближе. Невероятно, но с ней в комнате был самый настоящий бездыханный труп, с которым не так давно она еще обменивалась колкими словесными репризами. Для девушки, которая о вампирах знала лишь некоторые мелочи, в основном благодаря одному из них, или легендам, которыми начала интересоваться только из-за того же немецкого офицера, этот странный феномен казался столь сюрреалистичным, что она так и не решилась дотронуться до парня. Более того, она даже ушла на кухню, чувствуя себя не в своей шкуре при такой компании.

Однако, день только начинался, толковых занятий не было и постепенно, Вега осознала себя клюющей носом слишком близко к кухонному столу. Немного помешкав и пару раз вернувшись обратно к нему, она все-таки вернулась в единственную комнату. Коул лежал все там же, на таком расстоянии слишком похожий на манекена, и можно было поклясться, что даже волосок в его покое не сдвинулся с тех пор, как кошка видела его последний раз. Постепенно смелея, становясь все громче, хоть периодически и поглядывая на реального покойника, девушка начала обходить комнату, заглядывать в разные шкафчики, рассматривать вещи, которые на самом деле ничего полезного ей не выдали. Жилище слишком очевидно было временным прикрытием и варианты шпионки, что еще рассмотреть и чем себя занять, иссякли еще до полудня.

Даже если она собиралась уходить, сделать это посреди белого дня, да еще и в той же грязной окровавленной форме было бы просто нелепо. Да и оставлять парня, заслонившего ее от пуль вот так, практически... беззащитным, тоже было бы свинством. А свиньей она не была. Она была кошкой. Так успокаивая себя, американка открыла небольшой шкаф, из которого шлейфом запахов на нее полыхнул довольно скудный выбор из мужской, хоть и качественной одежды. Переодеваться прямо перед Коулом, даже днем, она не решилась. Ей почему-то ну очень так казалось, что стоит рядом с ним начать раздеваться, как этот мерзавец восстанет даже в полдень. Проверять эту гипотезу, правда, не хотелось, поэтому переодевшись в ванной и оставив грязную форму там, Вега вернулась все в то же одинокое кресло одетая в чистую рубашку, которую заправила в джинсы.

Соотношение размеров, конечно, оставляло желать лучшего, но такое несоответствие привлекло бы меньше внимания на улице. В расцвет женской силы и власти, ее просто примут за очень преданную сторонницу феминизма. Довольная таким результатом, скорее от скуки с голодом, чем усталости, Селеста очень легко заснула, прислонившись к спинке все того же кресла, и глубокий сон не отпустил ее, пока чутье хищника внутри его не укусило.

Солнце уже не светило сквозь плотно задернутые шторы, а внизу, у входа на лестничную площадку кто-то очень приглушенно спорил. Осторожно выглянув в небольшую щелочку, Вега увидела два автомобиля, один из которых был с выключенными фарами не смотря на равномерно урчащий мотор. Все мужчины, скрытые плащами, а некоторые и смешными шляпами, спорили собравшись около второго, но сколько их именно девушка не могла сказать, потому что они как нарочно скрывались за деревьями. Она их, конечно, слышала, но даже у кошачьего слуха были свои пределы – определить сколько именно там голосов и о чем конкретно они говорят было невозможным. Нужно было уходить. И уходить поскорее, было лишь одно но.

Когда это «но» проснулось, о чем кошку заведомо предупредили возвращающиеся дыхание и пульс, она сидела рядом с ним на кровати, со своим любимым ножом, заткнутым за пояс джинсов. Украшенное лунным светом лицо склонялось к Коулу достаточно близко, чтобы падающие из-за уха взлохмаченные кудряшки пощекотали его кожу. Как только ее особенно глубокие в ночном свете глаза поймали отклик его взгляда, его лицо согрел ее шепот:
- Нас нашли, нужно сматываться.

+1

27

Засыпая, Коул думал, что Селеста его не обманывает. Она легко могла исчезнуть, также как легко появилась перед ним и Джерри за столиком рядом. Но еще ему казалось, что это будет не окончательное ее исчезновение. Если эта война никак не затронет ее, не вопьется в ее грудную клетку еще глубже, не достанет до ее жизни или даже не война, а что-то иное, то они еще увидятся. Может быть, не в этом столетии, которому осталось доживать свои жалкие лет шестьдесят, чуть больше, но в другом, которое ознаменует начало нового века.
Коулу казалось, что это будет прекрасное время.

Снятся ли вампирам сны? Коул не имел понятия, потому что сам никогда их не видел еще будучи человеком. Раньше, когда он спал, ему в голову приходили идеи и открытия, которые его отец-алхимик мог использовать для экспериментов. Которые использовала его Мастер. Которые стал использовать сам Коул, поумнев со временем и решив, что ему никто не нужен и он никому не обязан.
Было так приятно пользоваться своими собственными идеями самостоятельно, никогда и никому не раскрывая, что же на самом деле движет Коулом Сен-Клером.
Наблюдать за реакциями окружающих было еще веселее. Кто-то им восхищался, кто-то начинал его ненавидеть. И Коул, который был лишен некоторых эмоций, наслаждался теми, которые ему дарили окружающие.

Проведя в мертвом забытье некоторое время, пока солнце полностью не исчезло, а тело вампира не ощутило, что можно просыпаться, Коул открыл глаза, вдыхая воздух в легкие, снова погружая себя в окружающие запахи, которыми он и Вега наделили эту комнату. Это могло бы быть типичное пробуждение вампира, если бы он перед своим взором не увидел женское лицо, слишком близко, слишком маняще, с этими соблазнительными ароматами и теплом. Волосы Селесты касались его лица и шеи, заставляя вспомнить о том, что такое жизнь, особенно, когда ты просыпаешься не один.
И это действительно могло бы быть романтично и иметь продолжение, если бы не ее слова.
- Умеешь же ты испортить настрой, - прохрипел вампир, откликаясь на ее шепот, но это нисколько не остановило его от того, чтобы коснуться еще не совсем потеплевшими пальцами мягкой кожи лица и провести по линии скул к подбородку. Казалось, он совсем не торопился, учитывая слова девушки. Давая ей отстраниться, Коул усмехнулся и опустил руку, наблюдая за тем, как она недовольно смотрит на него. Показушно потянувшись, Сен-Клер одним легким движением поднялся с кровати и прислушался к чужим голосам. Нашли все-таки... Недолго он тут пожил. Оглянувшись, он осмотрел квартиру, чтобы озаботится о чем-то, что стоит действительно забрать, но все-таки Коул был не дурак, и не хранил ничего такого важного в таких местах, поэтому посмотрел на Вегу и пожал плечами. Приметив ее нож за поясом и что она одета в его одежду, он лишь усмехнулся.

- Как у тебя дела с лазаньем по домам? - Проговорил он, подходя к окну, раскрывая шторы и открывая замки. Распахнув окно и вдохнув ночного воздуха, Коул обернулся к девушке и осмотрел ее. Он выглядела довольно гибкой и ловкой, но кто знает этих оборотней наверняка? Сен-Клер был уверен только в лисицах, а от этой зова не шло.
Не дожидаясь ответа, вампир выбрался наружу, когда людей, которые пришли за ними уже не было под окнами. Зацепившись за край подоконника, вампир присмотрелся к автомобилям, на которых они приехали.
- Украдем их машину, - довольно заявил он Веге с горящим взглядом и, самодовольно хохотнув, спрыгнул вниз.

+1

28

Возможно Селесте и довелось встречать в своей жизни вампиров и оборотней, открывших для нее двери в спрятанный за ночной завесой мир и без спросу превративших милую дочь беднеющей аристократии, помешанной на пузырчатом вине, в опасную неусидчивую хищницу, которой шампанское уже ни поможет, ни навредит, но вот пробуждение вампира, или чем бы этот процесс ни был, по-прежнему оставалось для нее за гранью человеческой реальности. Им нужно было убираться из квартиры до того, как в нее ворвутся вооруженные и готовые убивать люди, но жизнь, спокойно и размеренно возвращающаяся в тело, которое девушка сама видела мертвым, заставляла медлить и ее, вторя странному спокойствию Коула. Будто происходящее в затхлой комнатушке было многим важнее и интереснее, чем нервные шаги где-то на лестничной площадке.

Голоса постепенно становились ближе, хотя к квартире никто еще не подходил, что заставило Вегу подобно кошке повернуть голову, лучше улавливая шуми снаружи. Именно в этот момент пальцы и слова вампира нашли в темноте ее лицо. Когда она поворачивалась обратно, мысленно гадая от чего именно его голос звучит ниже, прохлада его руки чертила на ее коже осторожную линию и одна бровь девушки изогнулась в субтильный микс удивления с возмущением. Он еще плохо соображает? Или наоборот?

Чтобы заставить парня поторопиться, шпионка беззвучно слезла с кровати и пока тот осматривался, забрала свою форму. Не известно, кого из них нашли и обоих ли, поэтому оставлять подсказки ей не хотелось. Она считала достаточным бонусом то, что итак все еще оставалась в компании очень странного саксофониста.

- Лучше, чем у тебя со сценой, - автоматически хмыкнула Вега в ответ, прикидываясь под изучающим взглядом Сен-Клера будто ей вообще не интересно, и она не ведется на провокации. Она же настоящий шпион!

Вместо этого, пока парень изучал обстановку на улице, Селеста, прислушиваясь к голосам уже почти у двери обсуждающим план действий, скрутила украденные документы и тоже заткнула их за край джинсов – не хотелось потерять их где-нибудь на ходу выронив из платья.

- Украдем их машину, - блеснувший на фоне открытого окна с небольшим лоскутком звездного неба взгляд, подавил ее возмущение. Вампир давно уже был на улице, а она все еще видела его завораживающий взор в окне. Она была еще не опытной, но умной и многообещающей шпионкой, которая ни за что не брала би ни одну из тех машин, но взгляд мертвеца был в сто раз более живой и полный азарта, чем у большинства встреченных ею людей. Он тащил на поверхность ту веселую, подвижную и любящую приключения девушку, которой Селеста не успела побыть особо долго, и она вдруг подумала, а почему, черт возьми, нет?!

Под ободряющее урчание голодного зверя лишь мельком выглянув в окно, чтобы прицелиться к месту посадки, Вега сначала перекинула ноги и, покрепче прижав к себе платье с документами, выпрыгнула в окно еще до того, как кто-нибудь начнет ломиться в дверь.

+1

29

Оказавшись ногами на земле, будто бы не спрыгивал с верхнего этажа, Коул поднял голову к окну своей квартиры, чтобы увидеть там появляющееся и исчезнувшее лицо девушки. По лицу вампира прошлось быстрой волной беспокойство, и ему пришлось немного напрячь слух, чтобы убедиться, что квартиру еще не ворвались, и она не схвачена.
В этот самый момент Вега спрыгнула из окна.
Буквально на автоматизме Сен-Клер вытянул руки, оценив позу, в которой она летела. Ей бы не хватило времени для маневра. Она слишком заботилась о документах и о платье, чтобы те не выпали у нее из рук. Она могла повредить себе что-то, если бы Коул ее не поймал.
Но он поймал.

Легкая для его вампирского организма, она была весом подобна девчонке лет двенадцати, поэтому легко оказалась в его руках, совсем не заставляя его прогнуться, лишь немного покачнуться. Коул посмотрел в глаза Селесты с победоносной ухмылкой, и казалось, что время снова для них замерло. В такие моменты обычно случалось некое волшебство между мужчиной и женщиной.
Но они не были обычными мужчиной и женщиной... Поэтому Сен-Клер позволил девушке легко, будто бы в танце, соскользнуть с его рук, оказываясь ногами на земле, игриво касаясь своим бедром его бедра. Позволив ей обойти себя, он лишь усмехнулся, провожая ее взглядом, и как только она оказалась на пассажирском сиденье, прокатился по капоту машины, чтобы оказаться у места водителя.

Усевшись за руль Мерседес-Бенц Нюрбурга, который имел, кстати говоря, хорошую защиту, Коул быстро оценил как тут проводится зажигание, и услышал как сверху началась суета. По крыше автомобиля будто бы что-то царапнуло. Словно металл об металл.
- Уже стреляют. Поимели бы совесть, я даже не завелся, - проговорил быстро Сен-Клер, кидая взгляд на бардачок. - Проверь, может кто-то из них оставил оружие. Знают же, что защита хорошая, и тратят пули...

Покопавшись немного в кармане брюк и ворча на людскую тупость, Коул достал отмычку, ковыряясь в зажигании. Через минуту мотор уже ревел.
- Поехали! - С довольством заявил вампир, вдавливая педаль газа в пол, положив ладони на руль. И стоило им немного отъехать, как послышался резкий хлопок снизу, и автомобиль немного просел. - Колесо!
Тем не менее, Сен-Клер продолжал давить газ, довольно хохоча.

+1

30

Постоянная потребность почти незнакомого ей Коула защищать ее и оберегать ее тело от различных травм, странным образом забавляла саму Селесту, которая в отличии от него прекрасно знала, что всегда приземляющиеся на лапы кошки в такой ответственной заботе не нуждаются. Может, правда, ее скорее забавляло само его поведение, потому что будучи шпионкой она была скорее расходным мясом, изначально натренированным на то, чтобы умереть незначительно и незаметно, поэтому то, что кто-то пытается не дать безымянной американке даже немного пораниться, казалось и ироничным и по-своему… милым?

Все еще не отделавшись от странного эффекта его юношеского взгляда и радуясь тому, что в очередной момент близости между ними были платье с документами, Вега плавно обошла вампира, возможно слишком спеша уйти от зрительного контакта, но за ними ведь была погоня, так что в чрезмерной спешке ее нельзя было обвинять при этом не выдавая собственных посторонних мыслей.

- Не любишь, когда капот грязный?- с мастерски выдержанной серьезностью Вега проглотила ухмылку, которую в ней вызывало поведение Сен-Клера, но скрыть общее настроение, которое он с легкостью задавал этому вечеру и которое по каким-то непонятным причинам находило некий отклик в ее собственной душе, у нее уже не получалось.

- Они не виноваты, что тебе надо так много времени чтобы завестись, - почти пропела в ответ Селеста, бросив замотанные в платье документы на заднее сидение и начиная копаться в бардачке, который обычной девушке не хватило бы силы даже просто открыть. Вроде бы ничего такого и не сказала, но в обществе Коула все фразы как будто сами собой приобретали сразу несколько различных и не очень приличных смыслов. Может это была его особенная вампирская способность?

Мотор автомобиля взревел как упустивший добычу кот в тот самый момент, когда рука девушки нащупала поглубже запрятанный пистолет и полагаясь на инерцию резкого движения она позволила физике откинуть ее обратно на сидение, пока коленка с тихим щелчком захлопывает бардачок. Проверяя заряжено ли оружие, но оставляя его пока на предохранителе, она лишний раз мысленно повторила себе, что потом обязательно нужно будет спросить, кто же он все-таки такой, этот Коул Сен-Клер. В баре он может и сидел себе просто так ради развлечения, но вот отмычки в карманах простые музыканты не носят, да и автомобили тоже не угоняют. Их и в целом-то не так много, чтобы каждый второй желающий знал, как хотя бы водить.

Их преследователям требовалось время чтобы вернуться в машины, но очевидно пока кто-то стрелял прямо из квартиры, другие бежали вниз, поэтому, одна машина за ними все-таки увязалась, что Селеста без труда заметила по новым выстрелам и мелькающим в зеркалах огням фар. Перевернувшись на своем сидении и усевшись на коленки, она сначала присмотрелась к виляющей позади них компании через маленькое заднее стекло. Машина была точно такой же, а значит стрелять прямо в них пытаясь подстрелить водителя практически не имело смысла, поэтому ей нужно было открыть свое боковое окно чтобы попытаться попасть в их колеса. При удачном выборе момента она могла бы вообще попытаться их развернуть или опрокинуть. Но для этого были нужны время и внимание, из-за которых шпионка не могла оглядываться назад и предугадывать, когда Коул будет притормаживать, газовать или поворачивать.

Машина превратилась для нее в бесплатный аттракцион по американским горкам, потому что приходилось хотя бы одной рукой крепко держаться если она не хотела вылететь в ею же открытое окно, в которое нужно было высунуться чтобы прицелиться и выстрелить. В какой-то момент Сен-Клер вообще, кажется, решил, что если резко свернет в переулок, то сможет отделаться и от погони, и от самой Селесты (она-то не видела даже если там и было что-то что преграждало ему дорогу вынуждая принимать решения слишком быстро, чтобы предупредить). В один миг она еще видела передние колеса преследующего их мерса, а в другой ее уже как в вакуум засосало обратно в машину и швырнуло боком прямо вампиру на колени.

- Нельзя было без этого?! – Более вразумительно возмутилась девушка, когда за невнятным потоком ругательств, пришедшимся куда-то одежду Коула, в которую впечатался ее нос, наконец появилась возможность подняться, облокачиваясь рукой о его ногу. Учитывая, что машина продолжала нестись по улицам все это время, а вторая рука Веги была занята пистолетом, сесть обратно было не так просто, но необходимо, чтобы не мешать парню видеть дорогу.

И тем не менее, не смотря на ругательства, саркастичные комментарии и возмущенный взгляд, искрилось в ней непонятное и скорее всего ею самой даже неосознанное удовольствие, вторящее веселью. Ее забавляло все, начиная адреналином с колкими шуточками и заканчивая даже мотней по салону чужой машины подобно кильке. Редкая возможность растрястись без всяких угрызений совести и возможно насолить своим же предавшим ее сослуживцам, то и дело рисовала на ее лице такие редкие в искренности улыбки.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Предисловие » SpyMasters