https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [31.03.11] Taste of Madness


[31.03.11] Taste of Madness

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время: ночь с 31 марта на 1 апреля, 2011г.
Места: роскошная вилла и дом в разных частях Далласа
Герои: Sophia Ricci, Hugo Gandy, Esthel Meresh, Мартин Вудс (НПС) и его люди, змеелюды
Сценарий: как и было условлено, уже засветившимся перед Мартином Софи и Хантеру приходится возвращаться вновь. Ни один из них не горит желанием снова повидаться со спонсором, но договор все еще нужен, а Жан-Клод неожиданно очень настойчиво возжелал выслать их из города именно в этот день. Уже только после отъезда они узнают от Роана, что в Сент-Луис приехали подозрительные гости. Но как переживать за Принца, когда приходится спасать собственные шкуры?

+1

2

*Даллас: вилла на окраине города*

     Возвращаться в этот проклятый город совсем не хотелось. Она приезжала в Даллас не впервые, но тогда и ее скитания по миру носили совершенно иные цели. Да и последствия. Вот предыдущий визит, закончился самым настоящим крахом, переломав очень многое. Большую часть этого они уже никогда и не отстроят. Случившееся не изменить. Особенно случившееся между ними с Хъюго, с которым не то, что об этом, а вообще разговаривать не хотелось. Одно счастье – прилетели они днем, поэтому особо контактировать не пришлось.

     Пробудившись, наверное, вслед за отцом, вампиресса первым делом созвонилась со своим преданным котом. Конечно, узнать новости можно было и от Ганди, но после всего случившегося ей вообще не хотелось давать даже намека на то, что у него есть что-то ей нужное. Голос Бюра был очень напряженным, хотя он и пытался это скрыть. В цирк собирались пожаловать какие-то влиятельные гости и София сразу поняла почему Жан-Клод отослал ее в Даллас раньше условного времени. Таким уж был ее гениальный отец. Девушка вздохнула улыбаясь своему отражению, сбрасывая звонок. Она простила принцу очередное умалчивание. Было очевидным, знай они с вервольфом о подобных гостях заранее, никто бы никуда не уехал.

     Этой ночью вамиресса была еще прекраснее, чем обычно. Это должен был оценить даже угрюмый оборотень, ибо просто не было иного выбора. Когда девушка хороша, как бы вы друг друга не игнорировали, ее это не испортит. А София постаралась на славу. Если в прошлый раз она покорила окружающих алым нарядом, то сейчас, понимая, что дважды этот же трюк не сработает, она выбрала совершенно иной мотив. Она превратилась в настоящую маленькую леди, как называл ее Роан. Платье на викторианский манер, закрывающее тонкую шею и руки, от самых плеч, до костяшек на пальцах, но демонстративно открывающее прелестную ямочку на ключице, которая так и просится быть поцелованной, так же, как и неприкрытые острые лопатки. Из-под кружевных юбок выглядывали очаровательные чулки, на каждом из которых красовалось по бантику над коленкой. Очень похожий на них, только больше, насыщенного синего цвета бант, она заколола на прямы в этот вечер локоны. Он был нужен еще и для того, чтобы скрыть серебряный подарок Жан-Клода, украшенный настоящим рубином. Мартину нужна была эта оболочка и ее подали в самом сочном виде, интригующе скрыв все пикантные подробности.

    Тот же лимузин, тот же водитель. София даже не пытается дотрагиваться до Хъюго для поддержания легенды. Всю дорогу она изучает игру теней на своем лице, в маленьком зеркальце. Ей не нравится, что это красивое лицо стало товаром из-за Мартина. Она относилась к нему с презрением и выражала это недовольство сотнями синонимов за этот вечер. Чудо, что Эстель и Ганди молчали по этому поводу. Ну, Мереш просто была так же возмущена, а Хъюго, наверное, было пофиг.

     Их привезли на ту же виллу с кучей дорогих коллекционных вещей. Девушка напряглась еще больше. Очередной оргии ей не хотелось, а в свете недавних признаний… Подпишем этот чертов контракт и сразу домой. Тот же самый мужчина в глупом костюме, после первого знакомства приветствовал их с некой ехидной улыбкой. Риччи, спрятав в сумочку винтажное зеркальце, практически насильно включила очаровательную и влюбленную натуру. Ей это далось с таким трудом, что казалось, можно было услышать щелчок как от переключателя.

-Это один из самых странных домов, что я видела, - громко и с широкой улыбкой заявила она Хъюго, опускаясь на диван и прикидываясь перед закрывавшим за ними двери провожатым, что собирается так и беседовать со своим ухажером. – Почему они тебя не обыскали? – почти одними губами спросила она, как только их с вервольфом оставили наедине, дожидаться хозяина. Ганди ее без проблем расслышит, но ответа у него естественно тоже нет. Странно. В прошлый раз его обыскали. Что изменилось в этот?

+4

3

Имя: Мартин Вудс, именуемый "Спонсор"
Раса: вампир в ранге мастера
Статус: весьма влиятельный в определённых кругах
Инвентарь: всё, что понадобиться, может попросить принести
Внешность:

в точности так:

http://www.theplace.ru/archive/julian_mcmahon/img/jmm_20.jpg

*Даллас: вилла на окраине города*

Такие люди как Мартин, всегда знают, чего хотят. Положив взгляд на понравившуюся вещь или существо, они не остановятся ни перед чем, чтобы это заполучить. Спонсор договорился встретиться с Риччи на той же вилле, с которой она так поспешно  сбежала. Мужчина с предвкушением ожидал предстоящую встречу. Если в прошлый раз его планы были разрушены, то в этот, все пройдет идеально. Он лично за этим проследит. Но Мартин не спешил. Медленными, размеренными шагами он шел по коридору, наслаждаясь приближением к своей цели, и остановился перед нужной дверью. Мужчина провел руками по волосам, поправил костюм. Готов. Он распахнул дверь, и шагнул к ожидающей его паре. Один. Совершенно один. Даже слуг за дверью не было. Те, кто лично с ним знаком не один год, знают, что это никогда не предвещало ничего хорошего.

-София. Хантер. - он нарочно подчеркнул своим тоном имя ее спутника. - Добро пожаловать. -и сделав краткую паузу, продолжил. - Еще раз. - он кивнул мужчине и подошел поцеловать ручку Софии. Ее кукольный наряд он оценил как только распахнул дверь, но именно теперь, вблизи, он смог хорошенько разглядеть все маленькие детали, задерживая свой взгляд на обнаженных частях ее тела. "Идеальна. Сегодня ты станешь моей." Он готов был поспорить с кем угодно, что без одежды она выглядит еще лучше. "Посмотрим. Скоро. Только будь паинькой. Ты же не хочешь пострадать?" Мартин создал уютную атмосферу. Если вообще нахождение в этом месте рядом с ним можно назвать приятным. У него на лице было как буд-то написано: вам тут все очень рады, я исполню любую вашу просьбу. Но пришла пора  показать кто тут всем руководит. Если кому-то и было позволено контролировать ситуацию, так это ему.

-Надеюсь, в этот раз вы задержитесь тут подольше. - после этих слов, через другие двери вошла толпа его людей. - Какой сюрприз, какая неожиданность, что же тут происходит? -Мартин развел руками в стороны и начал смеяться. Но его смех скорее походил на наигранный, нежели искренний. - Хантер, будь послушным и сдай оружие. Каким бы ревнивым ты ни был, не думаю, что хочешь рискнуть и нечайно попасть в Софию? Я тоже так думаю. - Он жестом приказал одному своему человеку подойти и забрать "добровольно" отдаваемое оружие. - Должен предупредить, если мне что-то не понравится, то все тут взлетит к чертям. Вообще, вы не смотрели в окно? У меня сегодня очень много помощников. - его тон сменился с более-менее нейтрального на угрожающий, и он вновь засмеялся. Мужчина, стоявший рядом с ней его не просто раздражал, а бесил во всех смыслах этого слова. Один его вид, вызывал в нем желание если не покалечить, то избавиться от него как можно быстрее. Он был стеной разделявшей Мартина и Софию, и от него нужно было избавиться как можно быстрей. А поскольку сейчас все было в его руках, вампир решил сделать Риччи скромное предложение.

-Coфия. Нам с тобой так много есть что обсудить. - Он обошел девушку и, оказавшись за ее спинкой, вдохнул аромат женских волос. Затем, наклонившись к ее ушку, и обдав дыханием шею, прошептал, - пойдем, уединимся? Поговорим без твоего бойфренда и может, он переживет эту ночь.

+2

4

*Даллас: вилла на окраине города*

Сидя на заднем сидении роскошного авто, которое послал за гостями Мартин, Хъюго расслабленно пялился в планшет, заткнув уши черными наушниками-каплями с силиконовыми вкладками. Звук был отменный! Но фильм - полное дерьмо. Однако, даже такой огрызок кинематографа радовал волка куда больше, чем отвратительно знакомые пейзажи.

С какого-то момента Даллас для наемника встал на первую ступень списка ненавистных городов. Наверно, с того самого, когда Жан-Клод вновь отправил его туда вместе с Софией. Ее общество должно было тяготить вервольфа, но даже если это и имело место быть - ни одним своим действием он себя не выдал. Вел себя как обычно. Возможно, даже хуже обычного. Однако... тут он откровенно лукавил, не желая признавать очевидного. Единожды он все же сам себя подвел... когда увидел наряд Софи.

- Не знал, что Мартин склонен к педофилии, - среагировал он мгновенно, когда вампирша предстала перед ним вот в таком вот виде. Короткое кукольное платье и эти совершенно бесцеремонно выглядывающие чулки... И теперь, следуя за девушкой по коридорам идиотской вилы, его взгляд то и дело цеплялся за их края. И Хъюго за это уже готов был самому себе глотку перегрызть, но они вовремя свернули к нужной двери. Встретили их как и в прошлый раз - галантно, вежливо и невероятно скучно, и оставили ждать в зале для гостей... да таком зале, что сама королева Англии обзавидовалась бы.

В этот раз Ганди даже не пытался играть лицом, не пытался строить из себя ревнивого кавалера. Его и без того все невыносимо злило, и ничего с этим поделать он не мог. В Сент-Луис прибыли какие-то гости, древние вампиры, а он сидел тут и, делая невероятное усилие над собой, рассматривал совершенно безразличные ему картины. Жизнь порой была так несправедлива. Подумаешь... всего-то один раз попытался сожрать дочь Принца! Эта мысль даже вызвала на его лице мрачную и несколько злорадную ухмылку, только пришлась эта ухмылка как раз на фразу Софи. Она что-то сказала? Хъюго поглядел на девушку, наверно, впервые так открыто за время их совместной поездки... но ее последующий вопрос отодвинул на второй план недоумение волка.

Забавно, но эта ее натянутая влюбленность так резко бросалась в глаза, что раздражала не меньше издевательски-жизнерадостного костюма их провожатого. И все, что он смог сделать - это резко дернуть плечами, мол, "понятия не имею". Его вся эта затея с Мартином напрягала с самого начала. Почему именно этот дом? Почему не обыскали? Считают, что он не представляет угрозы даже будучи вооруженным до зубов?

А потом  послышались шаги... Дверь отворилась и в зал вошла еще одна насмешка над волком на сегодняшний день. Софи и Хъюго поднялись практически синхронно, словно репетировали. Ганди машинально одернул пиджак и застегнул среднюю пуговицу. В отличие от принцессы, на наемнике сегодня была точно такая же одежда, как и в прошлый раз. Ему-то не надо было красоваться перед Спонсором.

- Надеюсь, в этот раз вы задержитесь тут подольше.

И тут началось... Тело вервольфа напряглось автоматически, стоило еще одним дверям в зал отвориться и впустить внутрь толпу вооруженных людей. Наивно было думать, что его оставят при своих пистолетах. Очень наивно. Глаза наемника едва заметно прищурились и впились в Мартина, как два заточенных сверла. Но при этом периферийным зрением Хъюго уже оценил шестерых его приспешников. Двое оборотней, остальные - люди. Не слишком крепкие, но, судя по позам, достаточно в себе уверенные. Еще бы. С пушкой под мышкой кто угодно будет чувствовать себя царем горы.

Ганди действительно отдал оба пистолета в руки какого-то хмыря, все так же продолжая буравить Мартина взглядом. Он  неотрывно следил за его приближением, за тем, как он огибает девушку и склоняется к ее шее. Вот и улетучились его безупречные манеры. Даже Ганди ощутил этот ни с чем не сравнимый аромат желания, исходящий от вампира. Он хотел вампиршу. А она еще и нарядилась, как секс-игрушка. "В следующий раз, Жан-Клод, поедешь с ней сам!" - вот так он и скажет принцу, как только они выпутаются из всего этого дерьма, которое начало происходить. И куда вообще этот нытик-Бенджамин смотрит?

- София, - предупредил он, но в его интонациях звучало ясное: "не смей сделать глупость!". Всего одно слово, но сколько в него было вложено ненависти ко всей сложившейся ситуации. И пусть Спонсор думает, что это ревность - Ганди начхать. Его конкретно так подмывало оскалиться. И это был единственный возможный вариант не допустить уединения Мартина и девушки. Когда кретин, мнящий себя царем, начинает ставить условия, - очень неблагоразумно ему доверять. Но от резких фраз его все же остановила угроза бомбы. Из-за собственного раздражения он почти и не понял, врал Мартин или нет. А еще эта западня, в которую они угодили... Волк вдруг сделал угрожающий шаг вперед.

- Даже не думай, - внезапно тихо предупредил он Спонсора, когда двое охранников перегородили ему путь. В его голосе плескалась ярость, но Мартин, скорее всего, того и добивался.

+4

5

*Даллас: вилла на окраине города*

   За 150 лет существования в роли соблазнительной вампирессы, София научилась с точностью профессионалки считывать намерения мужчин лишь по их взгляду. И глаза Мартина ей этой ночью совершенно не понравились. От него разило не просто требовательным желанием, от него практически несло нездоровой уверенностью, что он получит это желаемое, что наводило на мысль – он подготовился. Девушка невольно вспомнила количество коллекционных вещей в этом роскошном доме, решила в уме несложное уравнение и вместо прежнего презрения воззрилась на вампира с черной ненавистью.

   Она позволила мужчине поцеловать свою руку, но всевозможные маски вроде благодарной гостьи или влюбленной леди, исчезли, уступая совершенно непроницаемому выражению, которое могло выражать и все на свете, и ничего. Вообще, дуэли между вампирами ведь запрещены, да и в целях Спонсора вряд ли было убийство, во всяком случае не сразу. То есть, убить он попытается Ганди, а вот Риччи он однозначно уготовил иное развлечение и глядя в эти отвратительные глаза, она не была уверена, кому из них с Хъюго повезло больше.

   Пока вервольф недовольно сдавал оружие, вампиресса тоже окинула взглядом подоспевших людей. Ведь и Мартин походил на человека, а это значило, что он достаточно силен, чтобы скрывать свой возраст. С ним и с его людьми одновременно им не справиться. София не прислушивалась к разговорам, ее мысли были захвачены поиском самого оптимального решения. Если она откажется идти, скорее всего ее утянут насильно, а Ганди скрутят всей толпой, и вампир будет зол. Если она пойдет сама, спонсор уйдет следом, а волк останется хоть и один, но со свободными руками и против людей уже без поддержки вампира.

    Мартин склонился к ней со спины и от него так сильно веяло очевидными намерениями, что в глубине сапфировых глаз промелькнула недобрая метафизика, желающая подкрепиться. Ее остановил оклик Хъюго. Если так подумать, они не обращались друг к другу по имени. Никогда. Он звал ее только в очень критических ситуациях, вроде того черного ящика. Спонсор давил на душу оставаясь за спиной, и никто не мешал Софи смотреть в угрожающие глаза вервольфа.  Было что-то невероятно ироничное в том, что она боялась злого Ганди больше, чем больного Мартина.

- Оказывается склонен, -
вдруг усмехнулась девушка, ну совершенно неуместно припоминая педофилию. Волк дико психанет. Вряд ли он поймет, что она уже во всю просигналила леопардам на сотни ближайших километров. Эстель со змеелюдами примчатся, как только сумеют, и вампир не знает об этой способности Риччи. Да даже если и знает, теперь, никто не остановит вооруженную до зубов Мереш, особенно на чужой территории, где можно крушить все подряд не жалея. Им с Хъюго просто нужно время, пока Эстель пронесется через город. И когда она будет тут, им лучше быть живыми и не скрученными, чтобы дать отпор. Так что…

- Ведите, -
четко проговорила София, продолжая пялиться на оборотня. Она попыталась хотя бы взглядом выразить, что иначе поступить в данной ситуации просто не может. Если она уведет Мартина, волку останется хоть какой-то шанс на сопротивление. Подумаешь противный и озабоченный мужик ее облапает. Это не смертельно. – Куда мы пойдем? – может Спонсор выдаст место назначения и Хъюго? Девушка нарочно подала руку вампиру, чтобы он поспешил выйти вместе с ней, ибо предполагаемая ею реакция Ганди могла в любой момент усугубить ситуацию.

+4

6

Имя: Мартин Вудс, именуемый "Спонсор"
Раса: вампир в ранге мастера
Статус: весьма влиятельный в определённых кругах
Инвентарь: всё, что понадобиться, может попросить принести
Внешность:

в точности так:

http://www.theplace.ru/archive/julian_mcmahon/img/jmm_20.jpg

*Даллас: вилла на окраине города*

София медлила. Будь мужчина заинтересован в характеристиках Софии, он бы заметил, что она умна. Но вампира это не волновало. Для него главной была ее внешность. У него итак было предостаточно людей, с кем можно поговорить. Она же должна быть просто украшением. И вот, наконец, она произнесла то одно слово.

-Хорошая девочка.

Вот бы все вели себя так послушно. "Посмотрим, продержится ли ваше послушание до конца." Этот Хантер, пытался строить из себя героя. Посмотрите на него, весь такой из себя, он не отпустит никуда свою синеглазую леди. Ну да, в каком-то роде, по-своему, но Мартин его понимал, за эту красотку еще пролились бы реки крови. Но уже не смогут. Решив играть с ней пока не сломает, он возможно спасал мир! Грешно существовать такой красоте. Только вот сама же вампирша, имела собственное мнение по этому поводу и не побоялась его озвучить. Обычно, многие в таких ситуациях цепляются друг за друга до последнего. Что не так с этими двумя? А тот факт, что Риччи произнося ответ Мартину, продолжала смотреть на своего бойфренда, выводил из себя еще больше. И всей этой собственнической злости нужно было найти выход.

-Неужели ты действительно думаешь, что я тебе так просто все расскажу? - вампир взял предложенную Софией руку. -Интрига, это же так интересно. - он встал рядом с ней и обратился к Хантеру.
-Боюсь, преимущество не на твоей стороне. А если так спешишь умереть, то давай не при дамах. - Мартин усмехнулся. - Пойдем? - и потянув девушку за собой, он сделал пару шагов, прежде чем остановиться. Мужчина свысока глянул на Риччи.

-А знаете, мне кажется, что вы не так просты. Особенно твой бойфренд. И чтобы вы не сомневались, что я не просто так словами раскидываюсь, пусть это послужит вам уроком.

Мартин развернулся, и засунув руки в карманы, вальяжно вернулся к Хантеру. Жестом руки, он приказал нескольким людям схватить мужчину. Около Риччи тут же нарисовался один из людей Спонсора, на случай если девчонка решится побежать.

-Думаешь ты лучше меня? - и используя свою вампирскую силу, он дважды ударил его по лицу, а затем в живот. Той же рукой он схватил Хантера за волосы и поднял его голову так, чтобы их глаза встретились.
-Чтобы ты не скучал, я скажу тебе, что я собираюсь сейчас сделать. Я с ней сейчас уйду, и буду наслаждаться тем, как ее тело в муках прогибается под моим. Я смогу тебе потом запись дать послушать. И не выпендривайся. Я ведь то же самое могу сделать и с ней.

Мужчина развернулся, и силой вернув руку Софии в свою, перед тем как покинуть комнату, кинул своим людям:
-Развлекайтесь. - и направился вон из комнаты.

Мартин повел, может даже протащил, Риччи в глубь особняка, в противоположное крыло и на этаж выше, минуя широкие лестницы. Там, в одной из комнат, он отпустил вампиршу и закрыл дверь.

-Ты не представляешь, как долго я ждал нашего уединения. И ты, как будто читая мои мысли, так подобающе оделась. Если это не знак, то явно подарок судьбы. - теперь, когда он считал, что уже победил, спешить ему было некуда. Теперь он будет наслаждаться девочкой до тех пор, пока она ему не надоест или он не найдет другую. Но сколько времени на это уйдет, никто не мог знать. Он так же медленно, как и в предыдущей комнате, своей плавной походкой подошел к вампирше, зажимая ее к письменному столу, на который она наткнулась, когда старалась его избежать.

-Не упрямствуй. Тебе ведь нужен контракт? - Он взял прядь ее волос и потянул на себя. - Отдайся мне, и я все подпишу. А будешь паинькой, еще авансом добавлю.

Пока Мартин ворковал с Софией, мужчины продолжали держать Хантера. К ним подошли еще двое амбалов, решивших закончить дело, начатое вампиром. Они все знали, что в итоге должны будут его убить, но отказываться от лишней разрядки не стали. Один бил вервольфа по лицу, другой, с кастетом, целился в живот. Остальные люди Спонсора пока что оставались в стороне. На случай если бойфренду получится высвободиться, ближайший из оборотней был готов даже взять разбег, дабы сбить Хантера с ног.

+2

7

*Даллас: вилла на окраине города*

"Вот же дура!" - мысль Ганди отреагировала сама собой на ответ Софии для Мартина. И ладно хоть вслух он этого не сказал, зато небритая физиономия исказилась злобной гримасой, с лихвой демонстрируя все, что волк в тот момент думал. Глупо было соглашаться на предложение вампира. И даже очень глупо! Но... если хорошенько подумать... другого-то варианта и не было. Но когда волк осознал это, его тело уже успело дернуться по направлению к Мартину. Бравые охранники тут же преградили ему путь и ухватились за плечи... и, право слово, Ганди бы раскидал их, как пешек! Прямо здесь и сейчас, но здравый смысл остановил его на половине пути. Все эти люди, оборотни, да и сам придурок-Вудс думали, что София якшается с самым обычным, просто дорого одетым, человеком. Ибо все свои умения Хъюго по прежнему скрывал за личными метафизическими щитами, не позволяя кому бы то ни было ощупывать его ауру.

Разложившаяся по полочками ситуация в один миг заставила волка поумерить пыл, и от того настойчивое движение вперед вышло совсем по-человечески слабым, таким, что двое других людей смогли его затормозить. Играл ли он теперь роль ревнивого мужика? Вовсе нет. Ему и не надо было. Внутри и так хватало злобы, чтобы каждому из этого зала досталось по заслугам. Но позже, ибо потерять принцессу он не мог! Жан-Клод же возлагал на него слишком большие надежды. Принц был уверен, что Хъюго справится. И волк не мог подорвать такое ценное с определенного времени доверие.

- Думаешь ты лучше меня? - Ганди отреагировал молниеносно, особо не задумываясь о последствиях. Хамоватая ухмылка обожгла лицо Мартина, словно волк не просто усмехнулся ему в харю, а плюнул в нее кислотой. За что наемник и поплатился... Первый удар, наполненный вампирской силой и злостью, пришелся в скулу, второй же - попал в челюсть на уровне рта. Из разодранной собственными же зубами губы брызнула кровь, но возможности ее стереть или облизать Хъюго не дали - вампир мастерски быстро ударил его кулаком под дых. Наемника согнуло автоматически, как бы сильно он не старался удержаться в вертикальном положении, а после ему еще и выпрямиться помогли, таща вверх за волосы. Большая ошибка. Его злобный взгляд встретился с плещущими превосходством глазами Мартина.

- Я с ней сейчас уйду, и буду наслаждаться тем, как ее тело в муках прогибается под моим. Я смогу тебе потом запись дать послушать.

Хъюго не отрывал взгляда от уже изрядно опостылевшего лица Вудса, и думал только о том, как вцепится своей волчьей пастью в эту наглую физиономию. Он уже давно научился не вестись на тупые угрозы или, по крайней мере, не реагировать на них, как последний кретин. Однако, внутри тела уже начала нарастать самая настоящая ярость, а зверь недовольно заворчал, как только пришло осознание ограничения свободы у человеческого тела. И как только он не сплюнул на вампира кровавые сгустки из разбитого рта? Удивительная выдержка! Поаплодировать бы самому себе, да руки заняты. Как бы то ни было Хъюго прекрасно осознавал свою беспомощность без пистолетов, которые у него отобрали. С этим мудаком ему не справиться один-на-один. Точнее, не справится, не имея представления о всех его способностях. Тузы в рукаве наемнику не грели самооценку, они привык разбираться с врагами, досконально их изучив... узнать слабости, сильные стороны. А в случае Мартина ему была известна лишь страсть вампира к привлекательным девушкам в костюмах школьниц. И на такой информации далеко не уедешь. Так что, как бы Хъю не хотел признавать правоту Софи, она была права, расставив приоритеты нужным ей образом. "Хоть какая-то польза!"

Когда Мартин утащил Софию в коридор, Хъюго уперся мрачным взглядом в дуло направленного на него его же пистолета. Какой-то гений решил рассмотреть внимательнее личное оружие наемника, а заодно и поиграться с пленником, говоря что-то типа: "Глупо, наверное, умереть от пули, пущенной из своего же оружия.... да еще и из-за девки". Хъюго не запомнил точно. Он в это время мысленно подписывал любителю чужих стволов смертный приговор. Но пока что не рыпался... Кто знает, в какой момент рука того придурка дрогнет, и серебряная пуля угодит точно в лобешник вервольфа. Может быть, как знать, от такого он и не умрет... и не утащит за собой Жан-Клода и Эр-Джея, но проверять как-то не хотелось, потому оставалось только одно - ждать.

Спустя какое-то время (Хъюго не считал секунды) игры кончились, и суровые натренированные мужики решили проучить простачка-кавалера, бегающего за короткой юбкой и торчащими чулками. Двое ухватились за руки с обеих сторон от Хъюго и завели их за спину, третий принялся бить по лицу, а четвертый и вовсе вознамерился превратить внутренние органы британца в кровавое месиво своим кастетом. Но они не били одновременно... а менялись. Сначала третий, потом четвертый и так по кругу. Ничего более примитивного Хъю не знал. Никакой, черт подери, изобретательности. Занятно, но Ганди даже не сопротивлялся. Его голова раз за разом дергалась то вбок, то назад, по падала на грудь от внушительных ударов. Но при этом простых человеческих ударов. Он все думал, когда они заметят, что его тело регенерирует быстрее, чем они успевают его подпортить. Да, кровь сочилась из трещин на лопнувшей кожи, но самих-то ран было не видно. Они затягивались... как и боль от синяков проходила стремительно.

Хъюго выжидал... Он с таким благоговейным упоением ждал того пикового момента, когда его ярость дойдет до ручки, когда терпеть сдерживающие "объятия" охранников станет невмоготу. Это ведь тоже своего рода клаустрофобия, которой он страдал с детства. Ганди не переносил, когда его движения сковывают, когда ему не дают высвободится, и теперь эта, казалось бы, крайне слабая сторона, оказалась его единственным бонусом.

Приближающийся к лицу кулак вдруг замер в нескольких сантиметрах от носа вервольфа. Лицо охранника вытянулось и исказилось искренним удивлением, ведь на него смотрели такие выразительные глаза зверя. И хоть цвет глаз наемника не слишком менялся после трансформации, в них всегда что-то выдавало дикое животное. Пустота, холод и бездна равнодушия, обещающие только одно - скорую и очень быструю смерть... Губы растянулись в маниакально-злобном оскале, в котором четко выделялись удлинившиеся клыки.

- Surprise motherfuckers! - голос дрогнул от утробного рычания, и в следующий момент Хъюго дернулся назад, одномоментно с этим выкидывая вперед руки, на которых повисла пара охранников. Но что их сила против мощи озверевшего волка? Они столкнулись лбами прямо перед носом все еще тупящего любителя распускать кулаки. И все произошло так стремительно быстро, что еще один мужик ломанулся буквально не глядя. Сбить с ног пленника - вот была его цель, и, похоже, ничего другого он тупо не умел. Хъюго увернулся... но не дал бегуну возможности вернуться и повторить свой короткий марафон. В руке наемника сверкнул охотничий нож, на ходу позаимствованный из ножен одного их побитых, и его же он всадил точно в находящийся за сердцем участок спины. Одно лишь четкое и годами отработанное движение - и комната наполнилась запахом гнилой крови, а паркет украсил первый труп.

А дальше все случилось само собой. Хъюго потерял контроль. Как ни странно, он не обратился... просто трансформировал когти на руках, которыми и принялся кромсать бедолаг. Он по-волчьи проворно ускользал от их ответных реакций, парировал удары, совершал немыслимые прыжки и кувырки, ставал из таких позиций, что ни один человек не повторил бы. Он орудовал ножом, когда это было необходимо, то и дело вырывал его из мертвой плоти и тут же вонзал в еще более-менее живую. Одного охранника он полоснул по горлу, еще одному просто оторвал руку и ее же запустил в набегающую толпу новых жертв. Ну как толпу... на подмогу прибыли еще человек семь, из которых четверо оказались ликантропами. И вот тут в пору было хвататься за огнестрел, но Ганди лишь кровожадно ухмыльнулся, стирая со своего лица чужую кровь белым рукавом своей рубашки. Пиджак с него сняли вместе с пистолетами, и теперь это было даже на руку.

Ганди кинулся в толпу, как смерч, сметающий все на своем пути. Своего рода танк, которого не свернуть без более мощного соперника. А такого во вражеском арсенале, увы, не было. "Сборище идиотов!" - все внутри кипело от жгучего желания перевернуть весь этот особняк вверх дном, пустить кровь каждому вставшему на пути индивиду. Но, переломив хребет последнего человека, ярость вдруг отступила. Схлынула, как огромное цунами, от чего-то передумавшее уничтожать поселение на побережье. Хъюго вдруг остановился, замер посреди кучи трупов, частей тел и разливающихся рек багряной крови. Его тело было напряжено подобно струне, кулаки сжимались до боли, но когтей на пальцах уже не было, а ноздри раздувались, как у огромного быка на арене. Он несколько загнанно огляделся, быстро изучая им же нарисованные пейзажи, и дернул головой. Словно бы и не верил, что все это - дело рук одного психованного оборотня. Его рук.

Он не устрашался и не испытывал мук совести, а просто взглядом скользил по телам в поисках родных пистолетов. А, вот и они! Сталь блеснула из-под одного мешка с костями, который Ганди тут же отпнул ногой в сторону. Теперь оружие было при нем, снова висело в кобуре и приятно холодило кожу сквозь ткань рубашки. Странно, но больше никто не бежал в кабинет с криками, пушками или угрозами. У Мартина кончились люди? Хъюго мотнул головой, стряхивая какое-то дикое наваждение, всю ту ярость, что им завладела, и неожиданно сорвался с места. Он же, черт подери, тут не просто так, а в телохранителя играет! И теперь ему надо было срочно... ахренеть как срочно найти Софию! Живой. И при этом не пустить в ход огнестрел... иначе весь особняк сбежится на звук стрельбы.

Ее аромат он чувствовал даже через толщу прочих непонятных и порой совсем незнакомых запахов. И он уводил его вверх по лестнице, на этаж выше, в глубь роскошных коридоров и массы дверей.

+4

8

*Даллас: вилла на окраине города*

     София не проронив больше ни слова, позволила Мартину вести себя из комнаты. Как же быстро он бросил напыщенную официальность! Раз отвернувшись от Хъюго, девушка уже не искала его взглядом. Когда Спонсор медленно направился назад, она осталась стоять на месте, не оборачиваясь. Незачем лишний раз смотреть на то, как избивают Ганди. Это была даже не жалость (нескольких мужиков с кулаками не достаточно, чтобы она жалела этого идиота), скорее сработала некая негласная солидарность: ты не смотришь как его колошматят, а он не будет смотреть как тебя насилуют. Само существование подобного "этикета" было каким-то извращенным, ибо это наглядно демонстрировало, насколько привыкшей девушка была к такому обращению.

-Чтобы ты не скучал, я скажу тебе, что я собираюсь сейчас сделать. Я с ней сейчас уйду, и буду наслаждаться тем, как ее тело в муках прогибается под моим.

Вампиресса ничем не выдала своей реакции. Да она особо бурной и не была. Каждый раз одно и то же. Она была товаром, облаченным в праздничную упаковку, и проблема была в том, что Вудс счел товар достаточно хорошим, чтобы нарушить все правила. Секс, секс… Жан-Клод предупреждал ее, что так будет всегда и ничего не попишешь. Но удавалось же ей находить кого-то сумевшего увидеть в ней больше! Жан-Клод же видел. И Роан…Эстель…

    Мартин дернул ее за собой так резко, что возмущенная таким обращением София, отогнала самобичевание на потом. Шагая по коридорам вслед за мужчиной, она все больше злилась на надобность насильно подчиняться, но сохраняла совершенную тишину. Она обратилась в слух, до некоторого времени все еще различая удары, которые приходились по Хъюго и только надеялась, что в той отдаляющейся комнате не прогремит выстрел. Его пережить было бы сложнее. Каждый из этих ударов еще больше подстрекал в ней возмущение, до тех пор, пока они не слились со стуком ее каблуков и не исчезли. Быть благодарной Ганди? Опять? Да что же ей так не везет-то?

     Сворачивая в открытую для нее комнату, вампиресса послала еще один назойливый зов леопардам. Разговорчики разговорами, но теперь она осталась наедине с ошалевшим от желания вампиром, и даже не знала многим ли он старше нее, какой линии крови он принадлежит, на какие его слабости она могла бы надавить. И как тут тянуть время, когда тебе противен один его внешний вид, а он больше не собирается позволять заговорить ему зубы? София попыталась держаться от него на расстоянии, по возможности лавируя по комнате так, чтобы между ними было что-то из мебели, но вечность это продолжаться не могло и Мартин все же перехватил ее у стола. И все бы ничего, да только надо же было ему полезть к ее волосам! Девушка очень любила свои локоны. Если их перебирал кто-то ей приятный, она испытывала невольное наслаждение, а если наоборот… На миг, сапфировый взгляд стал стальным и угрожающим. Она почти начхала на возможную верную смерть, чуть не кинувшись на этого извращенца, желая сделать ему как можно больнее, заставить его заплатить за то, что посмел подумать, будто ему дозволено видеть в Софии Риччи какую-то дешевую шлюху!

    Эх, мечты, мечты… Хотя многих бы это удивило, но инстинкт самосохранения значительно преобладал над ущемленной гордостью. Играть в обидки с таким психом это что со столбом обниматься. Одернув себя за глупость, девушка снова превратилась в соблазнительную маленькую леди, давая мужчине то, чего он так желал. Столько веков прошло, а роль женщины в обществе так ничем и не изменилась. Потом, София, потом посетуешь, сейчас надо выбираться.

- Не на столе же, - улыбнулась она, лаская Мартина бархатом собственного голоса. Ее руки прошлись по тканям его пиджака и поднявшись до груди легко, но настырно его оттолкнули. При этом София игриво улыбнулась, чтобы он думал будто она решила поломаться, строя из себя недотрогу, но на самом деле, это позволило ей выскользнуть из ловушки между ним и столом. – Ты все сокровища в этом доме получил силой? Такой мощный. – она наклонилась и крайне чувственным жестом оправила якобы немного соскользнувший чулок, а поймав взгляд мужчины на своей ножке, она поползла руками чуть выше, по платью, - женщин ты получаешь так же? – тонкие руки прошлись по затянутой в корсаж груди и по грациозной шее начали подниматься к синему банту прежде, чем девушка сделала свой ход.

     У нее не будет много времени, всего одна попытка. Если не выйдет, Мартин будет взбешен и тогда останется уповать только на волшебную материализацию Эстель. Пантера должна быть уже близко. Заставить Вудса растеряться должны были две вещи, сделанные практически одновременно. Вампиресса начала с милых слов и соблазнительных жестов, а закончила вызывающим шипением и откровенным выпадом.

- Ты просто слишком уродлив, чтобы хоть одна дала тебе сама! И меня ты не получишь, - прорычав или прошипев подобное, она в это же время выхватила спрятанную под бантом большую шпильку и от всей души постаралась засадить серебро вампиру прямо в сердце. Выяснять удалось ли ей попасть и сколько вреда это нанесло, девушка не стала. Она тут же со всей присущей ей вампирской скоростью кинулась к спасительной двери из комнаты.

+3

9

Имя: Мартин Вудс, именуемый "Спонсор"
Раса: вампир в ранге мастера
Статус: весьма влиятельный в определённых кругах
Инвентарь: всё, что понадобиться, может попросить принести
Внешность:

в точности так:

http://www.theplace.ru/archive/julian_mcmahon/img/jmm_20.jpg

*Даллас: вилла на окраине города*

Надо отдать Риччи должное. Подать себя она умела. А то, что она его оттолкнула, его не разозлило, а даже... завело. Недотроги бывают интересными лишь до поры, до времени. Не стоит переигрывать. А она как раз-таки с ним игралась, и он это понял. Но вот для чего? Смирилась? Тянет время? А в принципе, какая разница? Он ее уже не отпустит. Да и что она может ему сделать? У него было преимущество просто потому, что он мужчина. Они ведь всегда считают себя сильнее.

-Ты не поверишь, сколько вещей мне подарили... «добровольно». – Его взгляд не скрывал факта, что в его словах таится подвох. Такие подонки как Вудс, не стесняются прибегать к самым разным методам переубеждения. -Не нравится стол? А я сам его выбирал. Но что ж, уверяю, у нас будет предостаточно времени испробовать многие места, не только стол. Ты привыкнешь. Со временем. Но если тебе на нем не привычно сейчас, выбирай. Я сегодня в хорошем расположении духа, и уступлю даме право выбора. Весь кабинет в твоем распоряжении. - ухмылка не сходила с его лица. Как раз-таки права выбора у Софии и не было. И вампир специально это подчеркнул. Однако, его тон предупреждал, что долго водить себя за нос он не позволит. Как вампир, он был терпелив. Когда ты бессмертен, без терпения далеко не уйдешь. Сам быстрей себя убьешь, чем чего-то добьешься.

Цепкий взгляд вампира ловил каждый жест Софии. И это заигрывающее движение поправляемого чулка, и то, как чувственно она скользила своими ручками по своей одежде, маня и дразня Мартина, должно было его насторожить. Но не насторожило. Его разум был занят похотью, хотя и ему иногда были присущи манеры. Не зверь же, в самом-то деле. Ему не терпелось содрать все ненужное к чертям и заполучить желаемую плоть сейчас же, но ему было интересно наблюдать, что еще предложит ему вампирша. Знала ли она, что играет с огнем? Он ведь мог и не сдержаться. Однако вампир не знал истинных намерений Софии. Она пыталась его отвлечь, и ей это удалось. Вудс не ожидал следующего выпада. И какая досада, что к его счастью, девчонка промахнулась. Шпилька воткнулась на достаточное расстояние от сердца, и вампиру ничего не грозило. Только теперь похоть исчезла. Она перешла в самую настоящую дикую ярость. София задела его за живое. Вампирша выбрала смерть, вместо того, чтобы просто отдаться ему? Она считает его недостаточно красивым, и поэтому он не заслуживает ее внимания? Какое высокомерие. Те, кому удавалось вывести его из себя, умирали в муках. И мужчина уже придумал наглядное наказание. Глаза Вудса сверкали совершенным безумием, и было понятно, что он уже даже сам себя перестает контролировать.

-Дрянь. Ты пожалеешь об этом. -Обезумевшим взглядом он глянул на удирающую вампиршу и пустил в ход свою метафизику. Вудс полоснул ее по ногам, открывая одну из своих способностей – наносить раны на расстоянии, чтобы она от неожиданности притормозила, позволяя вампиру перехватить и оттянуть ее от двери. Перерезанные сухожилия никому еще не помогали убегать. Вот только оттягиванием его следующее действие назвать нельзя было. Мужчина схватил Риччи и кинул в тот же стол, на котором совсем недавно хотел ее изнасиловать. -Ты смеешь говорить мне об уродливости? - в этот момент рана вокруг шпильки прогнила, и безделушка попросту вывалилась со звонким для комнаты ударом. -Думаешь кто-нибудь на тебя посмотрит, не будь этой оболочки? Да ты ничто без своей красоты.

Он послал в ее сторону еще несколько волн метафизики, которые уже оставляли глубокие раны по всему телу. Но лицо он пока что не трогал. Мартин начал медленно приближаться. - Жалкая шлюха, после того, что я с тобой сделаю, тебя иметь будут только самые уродливые бомжи, и то с отвращением. - и вот тут он нацелился прямо в ее лицо. Тонкие и невидимые лезвия впились в ее нежную кожу. Теперь это некогда красивое лицо было полностью окровавлено, и украшено множеством ран разной длины и глубины. Но этого ему было мало. Словно в экстазе, он начал непрерывно атаковать с нарастающей силой, не жалея уже ни единой части тела. И самые страшные удары, конечно же, получало ее лицо. Вампирша посмела его оскорбить, и за это поплатится.

-Ну и кто теперь урод? - схватив девчонку за длинные волосы, он пару раз с силой ударил ее об стенку, наслаждаясь кровавым телом, которое все еще пыталось дергаться и защищаться.

Подняв ее за горло в воздух, Мартин последний раз вдохнул ее аромат. Кровь, боль и страх сделали запах еще более умопомрачительным.  Пару раз используя вампирскую силу, он кулаком ударил по ее личику.

-Тебе страшно? - вернувшись к истязанию ее тела своими способностями, вампир наклонился к уху. - А ведь этого всего можно было избежать, если бы только ты была послушной. Но так даже лучше. Я превращу твою жизнь в кошмар. - это было последнее, что Риччи от него услышала перед тем, как он кинул ее на пол.

+3

10

*Даллас: вилла на окраине города*

   София попытала удачу во второй раз и естественно ей уже не повезло. Видимо, удача закончилась, когда она увела Мартина от Хъюго. Ну, хоть что-то. Ноги прорезало неожиданной болью, будто кто-то полоснул ее плетью прямо под коленки и вскрикнув, девушка не рухнула на пол лишь потому, что как раз ухватилась за дверную ручку. Понимая, что попытка сбежать накрылась медным тазом, неспособная, не смотря на всю регенерацию, стоять на покалеченных ногах, вампиресса медленно съезжала вниз по двери, держась за нее как за последнюю надежду. Она сползала словно не на пол, а в сам Ад, не желая оборачиваться и выяснять, насколько разозлился вампир.

   Он сам ей это выказал. Риччи успела почувствовать, как натянулся воротник ее платья, когда ее, как нашкодившего котенка, вздернули за шкирку и отшвырнули назад. Треснувшись спиной о большой стол, София соскользнула на пол, ибо не могла управлять своими вытянутыми вперед ногами. Мартин что-то злобно чеканил, но она не слушала. Большими синими глазами глядя на темнеющие от ее же крови чулки, в этом идиотском наряде да с синим бантом, она напоминала сломанную фарфоровую куклу. Подарок Жан-Клода звякнул о пол, совсем недалеко от ее ног. Поднять бы... Ходить с одной не хорошо...

     Резкая боль вынудила ее дернуться и судорожно пискнуть, не позволяя себе еще одного крика. Все тело покрылось узкими, но до жути глубокими порезами, кукольный наряд оказался порван точными лентами, будто его разрезали ножницами и постепенно покрывался алыми пятнами, так сильно контрастирующими со светлыми тканями. Мужчина шагнул ближе и вампиресса, наконец, подняла на него глаза. Тут же пожалела. Все-таки закричав еще раз, она вскинула дрожащие руки к лицу, закрывая его ладонями и вжимаясь спиной в стол. Жидкость, обычно дарующая вампирам наслаждение, лениво запачкала тонкие пальцы и девушку накрыло ужасом от осознания, что она сглотнула собственную кровь с исполосованных губ.

     Она продолжала заслоняться от Мартина руками, а тот пытался ее изрезать, будто желая распилить на мелкие кусочки. Раны были слишком глубокими и появлялись слишком многочисленно, чтобы регенерация еще юной вампирессы успевала покрывать ущерб. Новые раны поверх еще пытающихся зажить, вызывали еще более изощренную боль. Если бы у вампиров от такого оставались шрамы, наверное, на теле девушки не было бы более гладкой кожи вообще. Кажется, сухожилия на ногах достаточно затянулись и София попыталась на четвереньках отползти хотя бы за стол. Серебром гниющего вампира не испугаешь, а пространство до двери слишком открытое. Нужно было спрятаться, куда угодно, только чтобы он не мог ее достать. Она пыталась ползти, ни руки ни ноги ее не слушались, конечности просто скользили по восковому полу, забрызганному кровью. Несколько горячих капель скатились на пол прямо с ее пылающего от боли лица.

    Мужчина вздернул ее за волосы так грубо, что у Риччи не получилось даже встать на ноги и она поняла, что Эстель уже не успеет. Она увидела бешеные глаза вампира, в которых не осталось ничего похожего на разум. Он убьет ее даже сам того не понимая, он потерял контроль над собственной агрессией. Осознав это, вампиресса дважды встретилась своей несчастной головой с проклятой стеной и понимание происходящего стало размытым. Она не могла удивляться даже тому, что при этом ей не расплющили череп. Не дав ей съехать обратно на пол, Мартин перехватил ее за горло и хотя в воздухе девушка не нуждалась, все равно ее искалеченные руки поднялись, впиваясь ногтями в одежду обидчика.

- Ты сдохнешь, - она даже сама удивилась, что ей удалось прохрипеть это прямо ему в лицо. Еле слышно и крайне болезненно, но будь она проклята, если он не понял! Два мощных удара по лицу, очевидно обозначили, что он услышал. Голова уже итак гудела как паровоз, комната плыла неизведанными узорами, один глаз залепило, по-видимому стекающей кровью или же он заплыл от удара... ее истерзанное ранами и ссадинами тело, уже не способно было распознавать новые ранения.

   Помнится, София еще успела подумать, удастся ли с этого проклятого дома выбраться хотя бы Хъюго. Конечно, уж ему-то помочь Эстель успеет, может, даже в этот самый момент, пока она так удачно отвлекает этого психа... Руки вампирессы ослабли и Мартин швырнул ее на пол так, словно она уже сломана окончательно. Пол встретил ее мягкой периной и постепенно накатывающей темнотой забвения. Закрывая глаза, девушка прислушивалась к собственному затихающему сердцебиению.
  Останавливается?..
   Неужели утро?..

   Ей бы шпильку вернуть...
   Тонкая рука дернулась по грязному полу в каком-то направлении, но Софии в комнате уже практически не было.

+3

11

Имя: Мартин Вудс, именуемый "Спонсор"
Раса: вампир в ранге мастера
Статус: весьма влиятельный в определённых кругах
Инвентарь: всё, что понадобиться, может попросить принести
Внешность:

в точности так:

http://www.theplace.ru/archive/julian_mcmahon/img/jmm_20.jpg

*Даллас: вилла на окраине города*

Возможно, он слегка перестарался. Поплатиться вампир ей обещал, но раз не получил секса, то удовлетворится хотя бы изувечив ее до неузнаваемости. Запахи будоражили его сознание еще больше. Он чувствовал себя охотником, а вампирша, конечно же, тут была жертвой. София не двигалась, лежала в луже собственной крови, и только стук сердца, и еле заметный трепет ресниц, показывали, что она еще жива, а Вудс не хотел, чтобы все закончилось на этом. Он мог бы продолжить начатое, но вампир любил разнообразие.  Оставь он все, как есть, то рано или поздно, регенерация сделает свое. А Мартин ведь не мог этого допустить, не так ли?

-София, София... Ты умеешь оставлять неизгладимое впечатление. Но не надейся, что это уже конец. – Вампир не был уверен, слышит вампирша его или нет, но разговаривать он не переставал. – Я всегда исполняю свои обещания.

Все той же спокойной, вальяжной походкой, будто ничего в комнате вообще не происходило, он направился к одному из книжных шкафов. На второй полке, стояла черная резная шкатулка. Мартин провел по ней рукой, чувствуя узор, вырезанный в дереве и обернулся, чтобы глянуть на Риччи.

-У меня есть еще один подарок для тебя. –  вернув свое внимание к шкатулке, Вудс ее открыл и вынул оттуда бутылочку, размером с ладонь. Повертев ею в руке, Мартин вернулся к лежащей вампирше. Теперь он стоял спиной к двери. Возвышаясь и любуясь своим творением, Вудс решил, что пора заканчивать, поэтому опустился на колено.

-Ты ужасно выглядишь. – он злобно усмехнулся. – Знаешь, что это? Конечно же нет.«Святая вода позаботится, чтобы ты никогда обо мне не забыла.» Его глаза снова хищно блеснули новым безумием. Казалось, он только что придумал сотню методов, как поиздеваться над Риччи.

-Я не успел насладиться твоим телом. Может еще не поздно? – Мартин положил руку на колено вампирши и медленно, но с достаточной силой, чтобы почувствовать раны, некоторые из которых уже зарубцевались на ее теле, пополз вверх, задерживаясь на чулочном бантике. - Одежда тебе сейчас ни к чему, не так ли? – и вампир окончательно разорвал то, что осталось от одного из чулков, обнажая разрезанную кожу ноги. – А ты наверняка хороша в постели. – Его рука скользнула вверх по внутренней стороне бедра Риччи, тем самым задирая ее платье. Но дальше он не стал ничего предпринимать. Насиловать ее сейчас, будет то же самое, что спать с резиновой куклой. Удовольствия от этого он не получит. Да и сама София уже потеряла свою красивую оболочку.

Перекинув ногу через тело Риччи, он навис над ней, самодовольно хихикая. Вампир наклонился к ее лицу, и выбрав саму глубокую рану на ее щеке, медленно лизнул ее, почти забираясь под кожу кончиком языка.  – Столько крови пропадает зря. Жаль. Говорят, что красота спасет мир. Одним спасителем сейчас станет меньше. - Вудс шумно вдохнул ее запахи, витавшие по всей комнате и отстраняясь, вознес над окровавленным лицом, обрамленным растрепанными локонами открытый пузырек. – Прими мой скромный подарок.

Отредактировано Maître (27.02.15 02:35:08)

+3

12

*Даллас: вилла на окраине города*

Внезапно пустые коридоры, давящие своей гудящей тишиной и ярким освещением, действовали Хъюго на нервы. В них витала этакая безысходность, порождающая только одно желание - поскорее убраться отсюда. И никакое аристократическое убранство и красота колонн или статуй, натыканных тут и там, не сбивала спеси. Среди дорогих картин и гобеленов Хъюго двигался проворно, подобно выпущенному в лабиринт зверю на пути к арене. Его шаги вселяли уверенность... они были не по-человечески легкими, уверенными, быстрыми... Волчье чутье, которое за все прожитые года ни разу не ошиблось, подсказывало - надо бежать. И он бежал. Фактически наугад. Ведомый одним лишь тонким шлейфом аромата знакомого парфюма, вульгарно перемешанного с одеколоном этого… Спонсора. Ганди фыркнул, прижавшись спиной к стене. Ему нужно было убедиться… потому быстрым и отточенным движением он заглянул за угол, прострелив взглядом новый коридор.

Тишина и пустота. Его никто не ждал, никто не целился из винтовки или калаша. Да что там - даже из обычного пистолета. И это, черт подери, было невероятно странно. Неужели Мартин решил, что дюжины людей ему будет достаточно для того, чтобы справиться с Хъюго? Какая ирония… а ведь они даже не знали, что им придется иметь дело с оборотнем. А если бы знали? Убили бы сразу? Наверняка. Нормальные люди ведь не любят рисковать понапрасну. Эх, несбывшиеся мечтах и стремлениях мертвых идиотов, о которых размышлять более не было ни смысла, ни желания. Ганди беспокоило другое… Когда Мартин говорил о людях снаружи – он не врал. И если те немногие из присутствующих могли до победного конца сомневаться в вампире, оставаясь в благоговейном неведении, то Хъюго не сомневался. Ни капли. А пребывал в перманентной уверенности, что очень скоро встретит толпу вооруженных до зубов людей. Останавливало ли его это? О нет, нисколько. В данный момент им двигали совсем другие приоритеты, однако, кое-что все же будоражило его мрачное воображение куда сильнее наличия наемников на улице. А именно – отсутствие каких-либо звуков. И либо сей особняк обладал ахренеть какой хорошей звукоизоляцией, либо…

Он услышал визг. Слабый, искусственно приглушенный и быстро съеденный обивкой толстых стен, но самый настоящий! И если до этого момента Хъюго еще стоял на перепутье, обдумывая, куда двинуться – вверх на следующий этаж или влево по коридору, то уже через долю мгновения он вовсю мчался по широкой мраморной лестнице, застеленной красным ковром. «Эстет хренов!» - мелькнула в голове одноразовая мысль.

Звук стих так же внезапно, как и появился, и это заставило Хъюго тормознуть посреди очередного коллекционного коридора. Неужели показалось? Не исключено... Спонсор ведь не должен вредить Софие. Иначе, в чем тогда смысл всех этих представлений с переодеваниями? Что-то тут не сходилось и не складывалась воедино, но Хъюго был бы не Хъюго, если бы его мыслительная деятельность мешала волку осторожно двигаться вперед, ступая по ковру пружинистыми шагами, словно и не по коридору он шел вовсе, а по минному полю, опасаясь за каждый новый шаг. Ганди был осторожен, предполагая наперед, что из-за любой из следующих двери на него может выскочить какой-нибудь упырь с огнеметом, правда... этот запах крови, все сильнее нарастающий с каждым новым шагом, заставлял осторожность притупляться. Впрочем, не лишал рассудка. Ганди принадлежал как раз тому типу людей, кто умеет решать проблемы по мере их поступления, не предаваясь панике заранее. Паника – удел слабых…

...И вот он видит эту, как будто бы случайно приоткрытую дверь, которая бьет по глазам контрастом не хуже фосфорно-белого пятна на угольно-черном фоне в сравнении-то со всеми остальными прилежно закрытыми дверьми в доме. И он слышит знакомый мужской голос, слышит слова... и слова эти ему не нравятся. Он делает шаг. Потом еще один… и еще. И вдруг комната раскрывает для него свои объятия, кокетливо позволяя даже не трогать красное дерево двери – она и так достаточно открыта, чтобы продемонстрировать вошедшему все и сразу, поразить его красотой, восхитить внутренним убранством, изящностью форм роскошной мебели и безупречным вкусом дизайнера интерьера… но Хъюго не заметил. В тот момент, когда его нога переступила порог этой злополучной комнаты, время будто бы с визгом вдарило по тормозам. И весь бренный мир, ранее имевший хоть какое-то значение, сузился до той сцены, что развернулась на залитом кровью полу. И волк знал, кому она принадлежала.

Его словно дубиной по голове шарахнули, как будто рядом прогремел оглушительный взрыв, и уши заложило… лишив всех звуков, ориентации и, как ни странно, запахов. Сердце пропустило удар, и внезапно отвалилась потребность дышать. Он уставился на изрезанное и окровавленное тело Софии ошалевшими глазами. Нет, Хъюго точно знал, что видел, мозг быстро обработал ситуацию, и далеко не кровь была причиной его шоковых промедлений. Черт знает, сколько времени он так простоял, прикованный сужеными в мелкую точку зрачками к окровавленному телу, к похотливым движениям усевшегося на нее вампира, чей язык с влажным звуком прошелся по порезу на некогда целой щеке... В его руке блеснуло что-то стеклянное… и почему Мартин не заметил Хъюго? Почему Хъюго все еще стоял в дверном проеме? Ему казалось, что прошла целая вечность, прежде чем тело начало слушаться… Но на деле – не больше какой-то пары секунд. За это время он мог бы убить нескольких людей, а он все стоял. Почему? Об этом он, определенно, подумает позже.

И тут сорвало. Планку, крышку его терпения и остатков человечности. Около его уха словно лопнул защитный пузырь, спасающий от внешнего мира, и все в раз навалилось: шум, дыхание вампира, биение одного сердца и удушающий запах. А потом… красная пелена затмила разум, залила глаза кровавой дымкой, и Хъюго просто перестал осознавать себя. Как он оказался около Мартина? Как резким ударом ноги выпнул из его руки пузырек со святой водой, который улетел аж к противоположенной стене? Как оказался на нем сверху, предварительно сбив с ног всей массой своего тела?.. Вопрос на миллион. Он бы выдернул ему язык, если бы смог добраться, и времени было бы больше. В данный момент волку ой как не хватало холодной расчетливости и анализа ситуации. Им владела горячая ненависть, обжигающая ярость, которая не давала наемнику поглумиться над ситуацией.

Осознал себя Ганди, когда под его ладонями что-то приятно хрустнуло, лопнуло и разломилось на кусочки, а пальцы вдруг погрузились во что-то отвратительно слизкое, мягкое и горячее. Это был мозг. Хъюго своими собственными руками раздавил голову вампира, с такой силой сжав ее по бокам, что никак не удалось избежать маленькой неловкости в виде вылезших от давления из орбит белков глаз и повисших на коже и кусочках черепной кости ушей.

Вампирское тело обмякло и обвисло, подобно использованной тряпке, которую так и подмывало выбросить. И Хъюго просто откинул его в сторону. В его руке в следующее же мгновение блеснул ствол пистолета, направленный точно в грудь Мартина. Вряд ли бы вампир регенерировал себе мозги, но проверять наемник не хотел. Он начал стрелять, уже кладя хрен на возможно приближающихся врагов. Раз за разом нажимая на спусковой крючок, он все видел перед глазами ту самую картину, плотно засевшую в голове. Все-таки надо было вырвать его поганый язык... Холод глаз оборотня раскололся, как только щелкнула пустая обойма. Его взгляд был пуст и прикован к образовавшейся в груди дыре, размером с техасский штат. Сердца там уже не было. Серебряные пули разворотили грудную клетку так, что и намека на воскрешение этого ублюдка не осталось.

Быстро обтерев руки о пиджак трупа крайне брезгливым жестом, Ганди откинул пистолет в сторону, более не переживая о его сохранности, и наконец-то повернулся к лежащей на полу Софи. Нет, не просто повернулся. Он рухнул на колени рядом с ней, в лужу ее же крови. Какая-то глупая ирония была в том, что волк, уже около четырех месяцев живший среди вампиров, так и не узнал нижнего предела их возможностей. И теперь не понимал, могла ли она умереть от стольких ран. Или уже умерла?..

Сердце не билось, дыхания не было, но ведь вампирам и не нужны эти признаки человечности! Но тот факт, что Софи не шевелилась и все еще не попыталась с укором взглянуть на Ганди, его очень настораживало. Только вот на сомнения времени совсем не было! А что если каждая секунда его промедления стоит ей жизни? Что если?.. Ганди дернулся и резко выхватил нож, который прихватил с собой с первого этажа. Быть может, он и не был осведомлен о нижнем вампирском пределе, зато точно знал, что может исцелить Софи. Кровь.

Соображал ли он, что делал? Только отчасти. Оторвав рукав рубашки, он оголил вены и сухожилия на запястье, и сделал быстрый и достаточно глубокий продольный разрез холодным лезвием. Кровь выступила крупными живительными каплями, но пока он подносил руку ко рту девушки – рана затянулась. Нож был из стали, и с супер-высокой регенерацией волка это стало самой настоящей проблемой. Он выругался, но тут же сделал еще разрез. То же самое. Потом еще разрез… еще и еще. Но каждый раз все повторялось. Кожа стягивалась и не давала наемнику возможности наполнить едва приоткрытый рот Софи кровью. В последний раз порез получился невероятно глубоким. На мгновение Хъю даже подумал, что перерезал собственные сухожилия, но обошлось... Впрочем, как и не принесло долгожданного эффекта. Чуда не случилось. Лишь полоска свежей крови осталась на ее губах. И эта капля была последней. Нож с такой злобной резкостью был отброшен в сторону, что на четверть вошел лезвием в дерево шкафа у стены. Никакой пользы от глупого человеческого оружия! Оно не оставляет следов и не запаивает края раны хотя бы на какое-то время. Вот если бы было серебро или хотя бы когти оборотня…

И тут Хъюго осенило. Ему не надо было думать дважды, чтобы принять правильное решение. В то же место, что он так усиленно резал ножом, он вгрызся собственными зубами. Это было сложно… Ох, черт подери, это было действительно сложно – намеренно наносить себе вред, когда внутренний зверь был пиздец как против, но… Воля Хъюго была сильнее. Рот наполнился густой, горячей и солоноватой кровью с привкусом меди, и наемник, хмуря брови, вытягивал ее до тех пор, пока не набрал достаточное количество. А потом его пальцы с силой сжали щеки бездыханной девушки, заставляя ее челюсти разжаться, а рот - открыться сильнее. Ему нужно было влить кровь. Все просто. И ахренеть как сложно в то же самое время. Его губы накрыли ее рот, и он начал наполняться кровью. Часть, разумеется, стекла по языку и горлу внутрь, но другая - неизбежно пролилась наружу… из угла рта по щеке и ниже, стремясь к уху и волосам. Но глотательного движения от Софии Хъюго так и не добился. Она, черт подери, все еще никак не реагировала! Даже на кровь! Так не должно было быть. И осознание этого плескалось за гранью его понимания, но остановиться он не мог. Какой же он к дьяволу тогда телохранитель, если не может привести в чувство всего лишь одну… пигалицу?!

Он снова укусил себя, только на этот раз немного выше запястья, обеспечив приток свежей крови. В эти моменты у него даже мыслей не было. Вообще ни одной. Тело превратилось в однозадачную машину, нацеленную только на одно – привести в чувство эту глупую девчонку. А дальше... все снова по отработанной схеме – прижаться к ее рту и влить в него кровавую массу. Хъюго даже запустил руку ей под голову, чтобы приподнять над полом, но при этом старался держать строго лицом вверх. Он весь вымазался в своей крови, а одежда впитала в себя чуть ли не все то, что было на полу. Рот Хъюго плотно прижимался к ее рту, не давая растерять драгоценные капли. Пульс стучал в ушах, как потерпевший, ибо зверю нравилось такое обилие крови, он хотел порезвиться в ней, покататься и довольно собрать языком, но… Ганди все ждал.

И тут свершилось! С таким протяжным и ленивым звуком София отреагировала на поступающие внутрь нее кровавые сгустки. Синие глаза были по-прежнему закрыты, и тело не шевелилось... но язык плавно прошелся по окровавленным губам. Ей нужно было больше крови. Намного больше, чем Хъюго мог донести своим ртом за раз... и сразу большими порциями, поэтому наемник сделал то единственное, что на тот момент посчитал самым правильным. Быстро трансформировавшимися когтями он полоснул себе по шее, но движением размеренным и ровным… и, все еще придерживая вампиршу за затылок, склонился к ней в последний раз и прижался пульсирующей кровью раной на шее к ее ожившим губам.

Отредактировано Hugo Gandy (28.02.15 11:04:55)

+5

13

*Даллас: вилла на окраине города*

Поняла ли София, что до утра еще далеко, а она действительно умирает, чтобы следующей ночью уже не встать? Да. Но смирилась ли она с этим? Нет. Никогда. Она собиралась прожить еще много лет, повидать кучу всего и познакомиться с еще большим множеством людей ( и не только). Она бы умерла даже самой глупой на свете смертью, но только чтобы  эта смерть принесла хоть какую-то пользу ее любимым. Смерть от руки чокнутого поклонника никак не входила в ее планы. И тем не менее, каждый чертов раз отправляясь решать какие-то дела, она встречалась с этой властительницей судеб лицом к лицу. Хоть раз бы довести дело до конца, без потенциальной угрозы своей шкуре! Может, они со смертью уже стали лучшими подругами?

Так спокойно, тепло и комфортно.… Никакого тошнотворного Мартина, с его противным голосом, никакой нестерпимой боли, прожигающей все тело будто она свалилась в ядовитый муравейник. Настоящий вакуум, в котором она очутилась, подтолкнул к опасным сомнениям. Может быть, она поспешила с решением противиться? Может, тут ей будет намного лучше? Поддаваясь блаженному забытью, разбавляющему дикую боль, девушка оттолкнула подальше противным колокольчиком звенящее беспокойство. Что-то было не так, но решение этой проблемы несло в себе слишком много страданий. Уж лучше пусть эта мелочь продолжает мельтешить где-то в самых потаенных закромах сознания. Сейчас, она просто хочет полежать вот так…

Что-то вторглось в этот фальшивый вакуум, нарушая ее блаженное забвение и усиливая противный звон. Ей даже отдохнуть спокойно не дают! Не надо… я еще немного тут…. Ноздри щекочут далекие запахи, которые кажутся прекрасно известными, но она не хочет их вспоминать. То, что там пахнет, не напомнит ей ничего хорошего. Медный привкус во рту? Что-то неописуемое. Капля воды, умирающему посреди пустыни, освежающая иссохший рот, вдыхающая жизнь в потрескавшиеся губы. Воды?

София еле - еле сглатывает, и это маленькое движение почему-то приносит ей дискомфорт. Но потом… всего пара глотков, а она, будто увядающий цветок, чувствует, как живительная влага пробивает путь по искалеченным жилкам. Да, девушка ведь вся изломана. Вот что звенит там, в мозжечке, дикой реальностью. Но эта жидкость как настоящий бальзам для избитых души и тела. Плевать на боль, на спокойствие, на мнимую безопасность… она хочет еще! Еще крови! Язык сам осторожно собирает для хозяйки немного еще.

Стоило лишь мысленно обозначить источник всего живого, самой жизни, и дожидавшаяся именно этого момента жажда, уже тут как тут. Ноздри вампирессы затрепетали, улавливая огромную концентрацию кровавых ароматов. Плевать, чьи они, плевать, что это ее шанс выжить, она даже не думает более, что умирает! Она просто словно только что обращенный вампиренок – несмышленый, грубый и знающий только одно кровожадное явление – жажду.

Веки с густыми ресницами дрогнули, но приподнялись совсем немного, только чтобы в размытых контурах девушка признала алую полосу на так услужливо подставленной шее. Придерживаемая неведомой силой, она уткнулась в рану изрезанным носом и кровавыми губами. Ее язык снова прошелся по кому-то, собирая как можно больше живительного бальзама, прежде чем она, хрипло вздохнув, присосалась к ране будто пиявка. Но этого было мало. Вообще ни на что не достаточно, она чувствовала, как эта рана затягивается прямо под ее многострадальными губами и воспротивилась этому всем своим вампирским нутром.

Ей уже хватило сил, чтобы разомкнуть челюсть шире. Бешеный пульс под этой кожей был слишком манящим. Клыки с легкостью пронзили тонкую защиту болезненным и жестоким в своей жадности движением. О никакой метафизике, смягчающей момент укуса и речи быть не могло. Свежая, горячая кровь хлынула в рот, блаженным потоком освежая девичье небо, обжигающей волной силы и жизни растекаясь по всему телу, прогоняя весь мир к чертям. Чужой жизни. Той, которую она собиралась отнять. Досуха испить того несчастного, что додумался сунуться к умирающему вампиру.

Бледная рука, слабым и ничего не предвещающим движением, задевая пропитанную кровью рубашку, нашла мужскую шею с другой стороны от ее головы… и стала смертельной ловушкой. Этой самой рукой, София стальной хваткой вцепилась в голову оборотня, с еще большей силой прижимая его шею к своему лицу. Ее рука легла так удачно, что ему было бы легче свернуть себе шею, чем высвободиться от цепких пальцев, зарывшихся в волосы. Но и этого было недостаточно! Что делает хищник, если жертва пытается освободиться? Именно. Вгрызается ей в глотку еще сильнее, пытается переломать хребет. А он ведь пытался вырваться. Эти попытки, участившие пульс жертвы, осознание, что перетекающие к кровопийце силы покидают его…  только еще больше будоражило Голод.

Вампиресса опутала оборотня руками и ногами, словно паук, не собираясь отпускать, пока в нем остается еще хоть капля крови. Вторая рука впилась в его плечо сзади, почти в лопатку и от ногтей не спасала даже плотная ткань одежды. А ноги, примостившись на мужских бедрах, сдавливали их в тиски, и если бы его тазобедренная кость не выдержала, Риччи даже не заметила бы. Ну, или не придала тому значения. Она все сильней и сильней впивалась в шею, будто уже не пила, а собиралась ее перекусить. Чем больше он слабел, тем сильнее становилась она: хватка становилась все смертоноснее, раны начали заживать, постепенно возвращая ей хоть грязный и потрепанный, но все же ее прежний вид.

Что-то изменилось в их положении, и София уже была способна определить, что она сидит на своей жертве, очевидно опавшей на пол. Она начинала пьянеть от такого количества свежей крови за раз, что означало, что вампиресса достаточно пресытилась и теперь продолжала заглатывать чужую кровь только из-за нежелания обуздать всем вампирам присущую жадность. Но она стала спокойнее, больше не давила вервольфа своими конечностями, не терзала без надобности его плоть клыками, только мирно лежала поверх. Длинные волосы, потемневшие и слипшиеся локонами от крови, плавно съехали с ее спины, словно вуалью укрывая эту ужасающую картину от всего мира. У нее появились силы, чтобы, наконец, пустить в сознание внешний мир: далекие звуки, запахи… Опять.

Прям под ложечкой засосало. В очередной раз возникло чувство, что она что-то упускает, и связано это с проклятым запахом. Ибо он ей знаком, она уже удивлялась однажды тому, как хорошо его знает. И было это совсем недавно… в Клетке. София так резко дернулась назад, что еще больше поранила шею наемника. Она готова была соскочить в дальний угол комнаты, но тот, кого она увидела под собой, был настолько неожиданным спасителем, что девушка так и застыла над ним в совершенном оцепенении. На перепачканном кровью, но практически восстановившемся лице, горели искренним изумлением, если не страхом, два больших сапфира. Вампиресса обеспокоенно вглядывалась в такое близкое лицо, осознавая, что еще немного и она бы его убила. Она хотела этого. Какая-то  темная часть ее, все еще готова была это сделать, заставляя ее взгляд сползти к разодранной шее. Эта мысль заставила ее вздрогнуть.

"Хъюго" - шок был настолько велик, что с ее уст не слетело ни одного звука, они просто сложились в это имя сами собой, в страхе не нарушая тишины.

+5

14

*Даллас: вилла на окраине города*

Волка захлестнула волна сверхновых ощущений, которых он не испытывал прежде. Никогда раньше на нем не кормился вампир. Да что там... к своей шее он никогда не подпускал даже слабых женщин, по воле случая оказавшихся в его постели. А теперь все перевернулось с ног на голову, и кто бы мог подумать - Хъюго совершенно осознанно подставил вену под острые клыки! Преподнес вампиру свою кровь на блюдечке с багряной каёмочкой. Опять насмешка судьбы. Опять безвыходная ситуация, в которой он рискует собственной шкурой. Понимал ли он, чем чревата такая близость умирающего вампира к живому существу? И еще как. Выбрал бы другой, более безопасный вариант? Нет... ибо другого варианта ему просто не предоставили. И потому надо было лишь немного потерпеть...

Но, как известно, терпения Хъюго всегда не доставало, да и до точки кипения он доходил катастрофически быстро, поэтому как только рука вампирши вцепилась в его волосы - мужчина инстинктивно дернулся назад в тщетной попытке высвободиться. И ведь знал, что не сработает, но инстинктам не прикажешь. Они вдруг решили пожить собственной жизнью, и если бы Ганди не принялся усердно их давить - кто знает, чем бы все обернулось. Если бы волк задался целью вырваться - он бы сделал это, но эта другая сторона обязательно окрасилась бы чьими-то увечьями: либо из шеи наемника вырвали бы клок мяса, а еще хуже - содрали скальп, либо... ему пришлось бы серьезно покалечить Софию. Но тогда бы смысл ее спасения, все приложенные усилия рассыпались бы в прах.

Пальцы наемника судорожно сжались на заострившихся под кожей ребрах вампирши, но большего он себе не позволил. Его шея напряглась от крайне болезненных ощущений во всем теле, и это обеспечило еще больший прилив крови. А София все не отпускала... вцепилась в плоть не хуже обезумевшего вампира. Хотя... она и была этим обезумевшим вампиром! И при любом другом раскладе Хъюго хватило бы одного лишь выстрела, чтобы остановить убийцу. Но при любом другом раскладе он бы никогда и не оказался на этой вилле.

Пульс колотился в глотке, тело отчаянно сопротивлялось, пока само же себя и не загубило. Сердце, так неистово гоняющее кровь по венам, вдруг начало превращаться в ленивую и безразличную мышцу. Спокойную, унылую и крайне нерасторопную. Хъюго очень хорошо запомнил этот переломный момент, когда вдруг перестал чувствовать боль, которую так старательно глушил все это время, стиснув зубы... когда густой туман начал оплетать сознание, а мысли перестали выстраиваться в логические цепочки и рванулись в разные стороны, как тараканы от резко включенного света. Еще мгновение назад он все решал, как быть, если Риччи вдруг решит не останавливаться, то сейчас волк просто прикрыл глаза чуть ли не в эйфории, как будто бы и не болезненные вовсе ощущения испытывал. Шея расслабилась и перестала держать голову, и та, пользуясь моментом, медленно запрокинулась назад. Хъюго прекрасно понимал и осознавал, что из него уходит жизнь... чувствовал, как София выпивает ее и не собирается останавливаться и давать ему еще один, хотя бы самый крохотный, шанс на спасение, но никак не мог этому сопротивляться. Тело слабело и постепенно опускалось на спину в лужу холодной и изрядно загустевшей крови. Ему вдруг стало так хорошо, легко и свободно от глупых переживаний и тяжести собственного характера, что захотелось замереть в этом состоянии. Все внезапно обрело какой-то совершенно другой смысл, окрасилось новыми пастельными красками, и даже смерть перестала казаться такой уж прямо страшной старухой с косой.

Ганди не думал о Жан-Клоде или о Роджере, хотя и видел их то и дело проплывающие перед глазами лица. Сначала такие яркие и обремененные интеллектом, а потом постепенно растворяющиеся в облаках грозового неба. И эти молнии... стрелами пускающие разряды в землю, породили гром... и грохот от внезапно разорвавшейся под танком миной. Он видел лица давно умерших, знакомых и не знакомых людей, вампиров, оборотней в стремительно летящих пулях и осколках боевых гранат на поле боя. И вот уже чьи-то грязные сапоги падают в лужу, к которой лицо наемника почему-то оказалось так близко. Он видит в мутной воде свое изъеденное временем отражение и не узнает его. Черные волосы, спадающие на плечи, тонкие черты лица, пухлые губы, которые кто-то зачем-то вымазал красной детской краской... и синие, как и у Жан-Клода, глаза...

"София..." - он узнал ее. Взгляд фокусировался так плохо, но он пытался. Так хотел увидеть ее лицо, лишенное всех тех порезов, что помнил он уже слишком смутно. Но почему-то для него это было важно. Почему? Зачем он так старался спасти ее? Кто просил его об этом? Кто заставлял? И ведь он же послушно шел на поводу у этого кого-то... У Жан-Клода? У самого себя?.. Кто знает...

Безучастно лежавшая на полу рука вдруг вяло шевельнулась и медленно приподнялась на уровень так близко находящегося лица девушки. Так близко и невероятно далеко одновременно. Ему все казалось, что она ускользает от него, отдаляется все дальше, и туманная пелена размазывает черты ее лица сильнее с каждой секундой, а он всего лишь хотел дотронуться... Проверить, исцелились ли эти жуткие раны, не остались ли шрамы. И в последнем усилии окровавленные пальцы медленно разжались и дотронулись до щеки от чего-то такой удивленной Софи. В том месте ее кожа была разрезана Мартином, но сейчас Хъюго ощутил лишь гладкость шелка под тонким слоем засохшей крови... и этого оказалось достаточно. К нему наконец-то пришло успокоение.

Последний мутный взгляд на ее лицо, и мир поплыл. Наемнику не надо было падать - он уже лежал на спине. Глаза закатились и веки опустились предательски медленно, а рука рухнула на пол, как марионетка, от которой вдруг отрезали нитку. Хъюго потерял сознание... Впервые в жизни так глупо.

+6

15

*Даллас: вилла на окраине города*

    София совершенно не двигалась и единственным, что выдавало ее реальное существование было учащенное сердцебиение эхом отстукивающее чечетку в ушах, заглушая ленивый пульс вервольфа. Она смотрела в его лицо и видела, как он пытается собраться с силами чтобы сфокусировать на ней взгляд. Она забыла где находится, забыла о Мартине, который все еще мог быть живым и схватил бы ее в любой миг. В этой проклятой комнате, от и до заляпанной кровью, самое страшное из убийц – время - остановилось. И в этой несправедливой новелле для взрослых, красная шапочка чуть не съела злобного волка.

    В его голубых глазах вроде как промелькнуло осознание, понятие чье лицо он видит перед собой, и девушка сама себе показалась какой-то эфемерной иллюзией, выжидая реакции. Очень многое она отдала бы в этот момент, чтобы увидеть его злым. Чтобы он выругался, саркастично съязвил или хотя бы посмотрел этим своим дерзким взглядом пофигиста. Это показало бы ей, что с ним все в порядке и все как прежде. Ведь она не хотела его убивать! Ну… вампирская жажда, конечно, воистину жестока, да и сам он давал достаточно поводов желать ему смерти… Вообще, он бесил ее с самого начала и это раздражение от одного его существования только возрастало, но до сих пор, Риччи так и не поняла, почему с самой первой ночи, его присутствие так ее напрягало. А может, не хотела понимать. Было что-то удобное для них обоих в этом вспыльчивом противостоянии…

   Хъюго пошевелил рукой, и вампирссе понадобилось весомое усилие, чтобы не перевести на ту взгляд. Она напряглась, как тогда в ящике, не имея ни малейшего понятия о том, что он собирается сделать. Когда его рука зависла на уровне ее лица, даже проскочила мысль, не решил ли он снова залепить пощечину. София перестала дышать, как затаившийся зайчонок, готовый юркнуть в лес, но в глазах Ганди напрочь отсутствовала суровая агрессия. То неизвестное, что смутно в них отражалось, еще больше ее настораживало. Уж не сон ли это? Может, я на самом деле не кормилась и начались галлюцинации?.. Легкое касание пальцев заставило ее сердце остановиться. Сапфировые глаза стали еще больше, зрачки заметно расширились, девушка шумно вдохнула будто для какого-то возгласа и даже ее слегка разомкнутые уста дрогнули. Но она ничего не сказала. Пальцы Хъюго оказались холоднее ее щеки и почему-то это ее очень напугало. Но их ощущение на собственной коже…волна странного жара собрала тепло по всему телу и прилипла к этому небольшому лоскутку перепачканного бархата. Это касание вернуло ей все: ощущение времени и пространства, некое осознание последних событий и весомость собственной, по-видимому спасенной жизни.

   Мужская рука упала на пол и мир вокруг закружился снова. София зашевелилась, ее пульс вернулся со своими бешеными ритмами и тело накрыла паника. Она собиралась позвать оборотня, встряхнуть его, но какое-то движение, зацепленное периферийным зрением, заставило ее резко вскинуть голову. Вампиресса все еще не знала повержен ли Мартин, поэтому увидев, что в дверях кто-то стоит, она первым делом соскочила с мужчины. Только когда при этом она споткнулась и шлепнулась на пятую точку рядом с ним, девушка узнала свою преданную пантеру.

- Осмотри его, - в этот раз голос ее послушался, хоть и дрожал, после всего пережитого, помимо силы в нем звучала и властная грубость. Нежности и прочие эмоции кошка обязательно получит потом, когда за ее спиной не будет толпиться куча незнакомых мужиков, запоздалое присутствие которых, невероятно злило девушку. Сейчас, вампирессе было нужно, чтобы Мереш сообщила ей, что Ганди в порядке не только визуально, что дом зачищен, и они могут покинуть это проклятое место.

   Но где же Мартин? – покачиваясь, девушка поднялась на ноги, оправляя по возможности ошметки своего наряда. Много выражающие взгляды змеелюдов бегали по комнате и Риччи тоже решила ее осмотреть. Лучше бы она этого не делала. У стола засыхала лужа ее крови, стена вымазана пятнами того же, в стороне – след ее попыток уползти. Синий взгляд грозно потемнел. Комната напоминала место кровавой экзекуции. Ее экзекуции. И она даже не знает, чем все закончилось. Спонсора спугнула Эстель? Он сбежал? Девушка сделала пару шагов и увидела ногу, торчащую из-за большого стола. Обойдя его, она застыла уставившись на то, что осталось от Мартина. Понять это он было трудно, разве что по дорогому костюму. Огромная рана в груди, ее порадовала, но что случилось с его головой? Это не Эстель. Вампиресса поборола желание обернуться на бессознательного Хъюго. Он действительно сделал…такое?

- Стой, - София не позволила Мереш увидеть Мартина. Вряд ли это навредило бы психике киллера. Так почему хозяйка так не хотела, чтобы пантера увидела, что сделал Ганди (если это правда был он)? - Увези нас отсюда, - снова прямой приказ, но глаза Риччи выразили самое красноречивое "пожалуйста". Еще пара минут в этом доме, рядом с этим хоть уже и безобидным уродом, и она сойдет с ума.

+4

16

*Даллас: вилла на окраине города*

Пантера со змеелюдами Бенджамина уже вовсю мчалась к проклятой вилле. Как только она получила зов Софии, кошка подняла весь дом на уши так быстро, как только смогла. Если бы девушка ехала одна, то добралась бы быстрее, но раз София не позвонила а использовала назойливый зов, значит на вилле случилась настоящая жопа. И хотя Эстель нетерпелось побыстрей оказаться около вампирессы, геройствование в такой ситуации было равносильно тупости. Хозяйка редко посылала зов, поскольку зачастую могла справиться сама. Поэтому сейчас нельзя было отказываться от подкрепления. Когда они были почти на месте, перед тем как выскочить с еще не остановившейся машины, Мереш приказала:

-Никого не щадить. - и помчалась на толпу людей Мартина, со змеелюдами недалеко позади. Ей небыло важно сейчас всех поубивать, поскольку оборотень знала, кого не добьет она - добьют другие. Главной ее заботой было как можно более стремительно и неожиданно добраться до Риччи и Хъюго. А это ведь надо было сделать до того, как Спонсор успеет принять меры. Мереш первая кинулась в бой. Приближаясь, на нее накинулись несколько мужиков, но она без труда одному свернула голову, а другого пристрелила его же пушкой. Тут уже подоспели другие и началась настоайщая бойня. Оборотни уже не скрывали своих способностей, кровь, адреналин и страх смешивались в воздухе мощными запахами провоцируя самых слабых перекидываться на месте. Во всем этом месиве, не позволяя никому остановить себя, пантера уловила еще один панический приказ явиться незамедлительно. Черт! София, держись, я уже рядом. Озверев, Эстель чуть было не накинулась на союзника, который попался у нее на пути. Черт их разберешь, этих людей Бенджамина в лицо никто не знает. Хоть вовремя себя одернула. Битва продолжалась недолго. Проложив себе путь, пантера оставила змеелюдов добивать оставшихся, а сама понеслась в дом.

Ворвавшись через окно внутрь, девушка ожидала сопротивления, но его, как ни странно, не последовало. Осматриваясь, куда ей бежать чтобы попасть к хозяйке, пантера учуяла запах крови. Уже зацепка. Он привел ее в зал с кучей убитых. Ухмыльнувшись, кошка учуяла помимо знакомого аромата Софи запах Ганди и поняла, что это его работа. Но задерживаться  оборотень не стала, а помчалась дальше. Достигнув лестницы, любимый запах вампирессы стал отчетливее, но вот зов прекратился. Можно было сказать, что существование девушки в этом доме вообще перестало обозначать себя каким-либо образом, кроме запаха. Когда Эстель уже направлялась вверх, позади заскрипели мягкие подошвы догоняющих. Уж лучше им оказаться союзниками. Ей сейчас под руку попадать не советуется.

На этаже это была единственная комната с открытой дверью. Она нашла ее. Свернув к дверному проему, кошка застыла пытаясь воспринять всю картину. Комната была похожа на место резни: в шкаф был воткнут нож, на полу лужи крови, от стола след, буд-то кто-то пытался уползти… опытному киллеру это передавало достаточно информации. Все осложняло отсутствие Мартина или его тела. Обеспокоенный взгляд упал на сидящую на оборотне вампирессу и его последнее касание к ее щеке, надолго засело в визуальной памяти телохранителя. Это заставило взмыть вверх брови даже такого хладнокровного профессионала как Эстель. Она даже не знала, что настораживало больше: внешний вид хозяйки, настолько перепачканной кровью, что трудно было установить ее состояние, или же крайне нетипичное их с Хъюго поведение. Особенно Ганди. Что, черт возьми, тут произошло?! Пантера хотела подойти и проверить, как там София, но шагнув внутрь, она оставилась, так как заметила что-то совсем недалеко от своей ноги. Это была заколка Риччи. Мереш без промедления ее подняла, и засунула в карман, так как по реакции Софии, которая только сейчас ее заметила, поняла, что ей сейчас не до украшений. А ведь вампирессе был очень дорог этот подарок Жан-Клода. Но девушка так шарахнулась от собственного телохранителя, что у кошки сердце сжалось.

По просьбе хозяйки, Эстель молчаливо осмотрела волка. Сначала она заметила рану, которую нельзя было не увидеть – на шее. София кормилась. Грубо и кровожадно, а значит, она была в таком изнеможении, что потеряла контроль над жаждой. Но пульс у него был, хоть и очень слабый, и это, как ни странно, радовало. Выискивая другие серьезные раны, Мереш задержалась на запястье. Не похоже на вампирские клыки. И ведь рана уже заживала. Рука была разодрана когтями, которые были гораздо больше аккуратного маникюра Риччи. Кошка нахмурилась понимая, что с вопросами и ответами ей придется подождать.

Опасность смерти Ганди не грозила, Риччи вовремя прервалась, но еще чуть-чуть и последствия были бы не обратимы. Осталось только ждать пока регенарационные качества волка сделают свое дело, хотя для этого и понадобится некоторое время. Закончив с приказом, Эстель переключила внимание с мужчины и хотела посмотреть на что уставилась вампиресса, но та ее остановила. Мереш сняла свой плащ и накинула его на плечи хозяйки. Он естественно был ей велик, поэтому когда та шла, тянулся по полу словно мантия. Паре змеелюдов, проследовавших за ней в комнату, пантера приказала показывать Риччи дорогу к машине. Оборотни хотели отнести вслед за черноволосой и Ганди, но предупреждающий голубой взгляд заставил их отступить. Эстель сама подняла вервольфа на руки и понесла к машине. Не то, чтобы она всю жизнь мечтала потаскать на руках такого мужика, но эти идиоты из свиты Бенджамина накосячили уже не первый раз. Что он, в самом деле не может навести порядок в собственном городе?! У Жан-Клода бы поучился.

Всю дорогу ни Мереш, ни София не проронили больше ни слова.

Отредактировано Esthel Meresh (03.03.15 23:41:18)

+6

17

*Даллас: дом на другой стороне города*

  Кутаясь в надежный плащ своей пантеры, София игнорировала весь мир, пытаясь переварить случившееся, хотя всю дорогу назад, в предоставленный им Бенджамином дом, перед глазами был развороченный череп Спонсора, а щека горела. Только одна щека, только на грязной скуле. Девушке даже хотелось потрогать ее, но в такой толпе окружающих ее оборотней и под проницательным взглядом Эстель, не отходившей от нее даже с Ганди на руках, она не решалась. Как и посмотреть вниз, на остатки своего наряда.

    Только оказавшись в хорошо охраняемом доме, пока Мереш укладывала Хъюго на большую кровать, отдавая его на попечение целым двум врачам, предварительно оттолкнувшая оных от себя вампиресса, уставилась на свое отражение в большом зеркале. Так плачевно она не выглядела очень давно. Просто чудо, что под кровью и рваными тряпками, ей не удавалось разглядеть ни одной царапинки или шрама от заживающей раны. Кровь Хъюго залатала ее настолько? И так быстро? Просто удивительно. Она невольно посмотрела на щеку, все еще хранившую холод странного жеста. Кровь на той части ее кожи была смазана в ровную полоску. К чему это?.. - черноволосая нахмурилась, но заметив, что Эстель следит за ней в отражении, поспешила удалиться в свои комнаты, за свежей одеждой и горячим душем.

    Вообще, морально ей бы сейчас лучше ванну… такую, как всегда делает Жан-Клод: с ароматными свечами и прочими расслабляющими атрибутами. Но отмокать в собственной крови ей что-то не хотелось. Тем более, что алая жидкость конкретно обсохла и даже под горячими струями, Софи пришлось очень долго отскребать грязь с шелковистой кожи. Еще дольше она отмывала и сушила длинные волосы. Но когда вышла, казалось, что аромат крови ее все еще окружал искушающей оборотней аурой. Он словно забился ей самой в ноздри и поэтому, все и везде пахло тем же самым.

    Мереш к этому времени уже должна была быть занята заготовкой более чем сытного ужина (ну, или для них завтрака) для Хъюго. Может, она даже отправилась на охоту… хотя, это дольше, а Ганди будет голоден, очень. И пока его голод был возложен на Эстель, ее хозяйка решила утолить еще одну свою жажду – любопытство. Для этого ей нужно было найти Лукаса. С самим принцем Далласа она встретится уже следующей ночью, а пока, ей хватит и ответов его зверя зова.

    Риччи нашла их по шуму. Целая компания оборотней расположилась в гостиной на первом этаже, облепив телевизор. Увидев ее, Лукас поднялся с кресла. София знала, что на виллу он не ездил – Бенджамин бы побоялся так рисковать. Но от едкого замечания давнему приятелю, ее отвлек разговор змеелюдов:
- Во, смотри! Гэрри слил все записи с ним в одну!

   Девушка мельком глянула на экран и уже не отвернулась. На вилле были камеры наблюдения? - она вспомнила, как Мартин обещал Ганди запись и шагнула ближе к дивану. В телевизоре, Хъюго уже высвободившийся от захвата, рвал и метал каждого посмевшего войти в комнату. Любое его боевое действие встречалось шумными комментариями мужчин, а когда вместо оружия в противников полетела рука их же союзника, оборотни в гостиной отреагировали так, будто смотрели футбол, и их команда выигрывала. Вампиресса же ждала продолжения. Если этот Гэрри собрал данные со всех камер, скоро она узнает, что произошло после того, как она потеряла сознание.

-С-софи…- рука Лукаса легла на ее открытое плечо, но синеглазая не отозвалась. Хъюго уже мчался вверх по широким лестницам и у девушки в предвкушении заколотилось сердце.

     По-видимому, камеры в той комнате нарочно были направлены на вход, чтобы потом посетителей можно было четко распознавать. Поэтому, все зрители увидели, как вервольф зашел в помещение и застыл. Почему? На что он там смотрит? Что это за эмоция в его взгляде? София сжала руками мягкую спинку дивана. Она попыталась контролировать свое дыхание, вдыхая глубже и медленно выдыхая. Змеелюд невольно опустил взгляд с ее лица ниже. А в телевизоре картинка меняется, и некоторые оборотни матерятся не смотря на ее присутствие. Скорее даже выражая поддержку и соболезнования. Мартин наклоняется над ней и лижет щеку. С того ракурса плохо видно, но девушка неожиданно осознает, что точно знает где именно его язык прошелся по ее коже. Плотная обивка дивана скрипит под ее пальцами, Лукас сверлит ее проницательным взглядом, но Софи смотрит куда-то за экран, совершенно ошарашенная ответом, который не ожидала получить.

- Говорил тебе! Он же монстр! – вампиресса снова фокусируется на телевизоре, где Хъюго что-то делает с Мартином, которого не видно за столом. Но она знает, что. И они знают. И за это теперь называют его монстром. А затем, они смотрят как вервольф с совершенно бесстрастным лицом разряжает в вампира всю обойму. – Я сам видел, от мозга ничего не оставил! Голыми руками… - на экране, Ганди опадает на колени рядом с умирающей девушкой. София задыхается будучи вампиром! Сердце отстукивает в горле. Тупая мышца качающая кровь. Кровь Хъю.

-Выключи. - Неожиданно накатывает волна злости. – Кому говорю, вырубите это сейчас же! – вампиресса чуть не срывается на требовательный крик. Ласковым движением Лукас почти насильно выводит ее из комнаты под всеобщее замешательство и последнее, что она видит, это как Ганди пытается влить кровь ей в рот. В коридоре она дрожит от злости и возмущения, сжимая кулаки. Но на кого именно злится и что ее так бесит, понять не может.

   Когда она идет на второй этаж, она все еще раздражена. Вот сейчас она скажет этому неотесанному наемнику про пленку, и он сделает с идиотами то же самое! А потом уничтожит ее. Не должно быть в мире записи, на которой…Риччи поймала себя на том, что все-таки провела рукой по снова пылающей щеке. Да что такое? Кто из них ядовитый?!. Вошла София довольно тихо, но Ганди был все еще без сознания. Это ее расстроило. Да, в обычные дни они друг друга бесили, но скоро в этом городе настанет утро и прежде чем она уснет… ну должна она знать, что он очнулся!
Чего он делать не спешит. Решимость закатить скандал испарилась. На лежачих не орут все равно. Вздохнув, вампиресса пошла ближе к кровати. Осмотреть перебинтованную руку, лежащую на одеяле – легко. А вот рана на шее была по другую сторону от нее, и вервольф как-раз лежал склонив голову на ту сторону. Чтобы проверить, не пропиталась ли повязка кровью, Софи пришлось наклониться, облокачиваясь одной коленкой на край кровати. Рукой она потянулась отодвинуть мешающий край одеяла.

+5

18

*Даллас: вилла на окраине города*

Ничерта ему не снилось. Да, такое бывает, когда у тела вдруг появляются дела поважнее, чем снабжение разума яркими, цветными и динамичными развлекательными картинками. Оно регенерировало с ядерной силой, не позволяя Хъюго даже шевелиться во сне. На такие глупые и бесполезные движения никто не хотел тратить лишней энергии, а восполнять утраченные запасы крови было жизненно необходимо, потому смышленая регенерация брала "топливо" из любых ресурсов, до которых только могла дотянуться.

Первое пробуждение пришло вместе с тянущей пустотой в желудке, и эта тошнотворная слабость... Нет, волка не мутило физически. Скорее, было противно от осознания самого себя в таком нетипичном и непривычном состоянии. И если бы он знал, что смог придти в себя спустя какие-то три часа после практически полного обескровливания, то он не был бы так жесток к себе. Наверно... Но, увы, он был не в курсе, потому и, еще не успев окончательно придти в сознание, уже был крайне возмущен.

Состояние его беспокоило. Можно даже сказать - пугало. Он не привык ощущать себя слабым и не способным даже глаза открыть без определенных усилий, а его все затягивало и затягивало обратно в забытье, из которого наемник все никак не мог выкарабкаться. Но волчью натуру такой ерундой нельзя было сломить. Вервольф должен быть готов ко всему! Всегда и везде. Не важно, насколько сильно болит его тело, насколько тщательно выпотрошили душу... он должен уметь среагировать мгновенно! Обезвредить врага, повалить его, если нужно, и лишить всяческих попыток к сопротивлению. Никто не должен уйти живым, ни к кому нет стопроцентного доверия, кроме самого себя. Если не он, то кто еще? Жан-Клод или Роджер? Но их нет рядом. Хъюго точно знал, что их нет, потому и вся ответственность за их жизни лежала на таком вот беспомощном звере, к которому враг решил подкрасться и воспользоваться минутами его ненавистной слабости.

Его тело среагировало мгновенно на касание к шее. Самое уязвимое место, к которому ни один монстр не позволит прикоснуться без личного позволения, а тут некто так нагло нарушил все дозволенные границы. Голубые глаза открылись пугающе резко, как бывает в фильмах ужасов (только темной комнаты для антуража не хватало), только у волка не было потребности надавить на психику подкравшегося, и надобности его напугать... зато было совершенно отчетливое намерение уничтожить.

Как только глаза зацепились за очертания противника, мышечная память тут же сработала на "ура". Кто-то навис над его шеей, и руки молниеносно схватили вражеское тело в профессиональном захвате, менее, чем за секунду лишая жертву возможности к сопротивлению и каких-либо путей отступления. Быстрый разворот, бросок... и вот он уже прижимает всей длиной своего достаточно тяжелого тела подосланного убийцу к кровати, выражение лица неприветливо холодно, а рука уже сжимает тонкую шею противника... как вдруг тормозное сознание лавинообразно заполняет пустые глаза убийцы, которыми Хъюго только что смотрел на распростертую под ним Софию.

Сказать, что увиденное его ошарашило - не сказать ничего. Впрочем, не его одного. В глазах промелькнуло истинное удивление, но лишь на мгновение. Ганди совладал с собой и усилием воли сдвинул брови к переносице, чтобы опустить взгляд с испуганных синих глаз на все еще находящиеся на шее девушки пальцы. Повезло, что он сразу не сдавил ее с полной силой... Но главное - она была жива. Значит, у него получилось ее спасти! Ее раны затянулись, не оставив даже маленького шрама. Да, Хъюго снова смотрел на лицо Софии как-то слишком внимательно, и девушка очень ярко могла заменить, как его взгляд наполняет подступающее недовольство.

Он спас ее, а теперь чуть собственными руками и не прибил. Какая ирония. Что-то больно часто судьба стала играть с ним в игры. И это разозлило наемника. А еще и такие неосторожные действия принцессы. Возмущения Хъюго не было предела! Он даже наплевал на тот факт, что все еще лежит на девушке сверху. Более того - вообще не обратил никакого внимания на то, что изначально на его теле ничего, кроме одеяла, не было (врачи и люди Бенджамина поработали на славу!).

- Тебе что, жить надоело? - злобно прорычал он. Ну, по крайней мере он думал, что прорычал. Да-да, типа злобно, агрессивно и громко... но на деле вышло как-то неуместно тихо и хрипло. И Хъюго сам ахренел от звучания собственного голоса. Мужская рука в ту же секунду оставила в покое девичье горло и в точно таком же жесте обвила свою шею. Она болела и чертовски болела. Пальцы наткнулись на марлевую повязку, пропитавшуюся чем-то влажными... Хъюго шумно сглотнул вязкую слюну, и это что-то вдруг отделилось от ткани, скользнуло по пальцам и протяжно сорвалось в низ. Хъюго замер, наблюдая, как тяжелая густая капля крови шлепнулась на щеку Софи.

...И только удивительно удачно намотавшееся на нижнюю часть наемника одеяло не позволило ситуации выглядеть вопиюще похабной со стороны.

+4

19

*Даллас: вилла на окраине города*

София даже представить себе не могла, что оборотень, которого она иссушила практически до суха, придет в себя спустя всего несколько часов. Единственное, что предупредило ее о возможной опасности, это сердцебиение Хъюго, которое слишком лихо отозвалось на ее касание к его шее. Но временного интервала между этим громким ударом и смертоносным захватом вервольфа, было слишком мало чтобы мысль об угрозе успела сформироваться вовремя. Вампиресса и пикнуть не успела, как пол и кровать неожиданно ушли из-под ног, а комната закружилась.

Наемник прижал ее к кровати и хотя в воздухе девушка не нуждалась, она все равно не на шутку испугалась. Ее длинные, еще окончательно не просохшие после душа волосы, разметались по подушкам. Один локон упал на кроткое лицо, но убирать его было некогда. Риччи инстинктивно вцепилась своей рукой в мужскую. Подумать только. Второй раз за ту же ночь какой-то чокнутый мужик сжимает ее шею. Правда, по сравнению с не менее крепкой хваткой Мартина, рука Ганди казалась огромной лапой на ее грациозной шее. Большие от страха сапфировые глаза смотрели в хладнокровный взгляд убийцы, а под его сильными пальцами бухал ее учащенный пульс, подаренный им же.

Он был готов ее убить, прямо в этот момент. Софи увидела перед глазами то, что осталось от Мартина и невольно задумалась, смотрел ли Хъюго на того этим же совершенно безучастным взглядом. Видимо смотрел. Видимо, и ее он хотел убить настолько же. Раз ведь уже пытался, а теперь, у него еще и повод был – она сама чуть не убила его этой ночью. Только… недовольный взгляд оборотня принялся тщательно изучать ее лицо, как будто что-то проверял, в чем-то хотел убедиться. На какой-то миг, ей даже показалось, что она поняла в чем именно и это нисколечко ее не успокоило. Скорее наоборот.

- Тебе что, жить надоело? – по лицу вампирессы было видно, как резко и стремительно накатила злость, подпитываемая возмущением. Ей жить надоело?! Этот идиот подставил шею умирающему вампиру и еще смеет ей что-то говорить?! Девушка чуть не принялась колотить вервольфа руками, заставляя его расплачиваться за все случившееся в одиночку. Зачем он это сделал? Зачем он полез к ее щеке?! В этом бренном мире именно он был тем, перед кем она ни за что не хотела чувствовать себя так по- идиотки и это бесило еще больше.

Мужчина отпустил ее шею и черноволосая уже открыла рот, чтобы высказать ему все, что думает по этому поводу, но синий взгляд уловил алую краску на грубых пальцах и одна капля будто с замедленной кинопленки, упала вниз. Этот шлепок эхом раздался у нее в мыслях и Риччи фактически поперхнулась смесью собственных злобных слов и ворохом нахлынувших эмоций. Его кровь… ее вкус еще не просох на ее губах, чтобы снова сталкиваться с ней так близко и оставаться совершенно спокойной. Сапфировый взгляд, зафиксированный на окровавленной руке, потемнел до очень томного, но совершенно недоброго оттенка.

София попыталась судорожно сглотнуть, но в горле предательски пересохло и от этого в нем только еще больше запершило. Благо, она вообще не была голодна. Облокачиваясь на локти, вампиресса начала требовательно и нагло подниматься, подталкивая Хъюго собственной грудью. Вынуждая его отстраняться назад. Он же не собирается лежать так вечно? Девушка сдула со своего лица щекотавший нежную кожу локон, чувствуя, как большая капля скатилась по ее скуле почти до уха, прежде, чем сменить траекторию.

Но отвлеклась она на пару других. На те, которые одна за другой, из-за смещения существ, упали прямо в ямочку меж ее, прикрытых только тканью платья, грудей. Эти две или три мерзавки, в прямом смысле слова стали почти последними каплями ее терпения. Вампиресса застыла прикрывая глаза, чтобы не дай Бог не глянуть вниз, ее ноздри затрепетали от потяжелевшего дыхания, а одна из рук скомкала простыни, чтобы не впиться каким-нибудь очень болезненным способом в проклятую повязку Ганди. Но как бы она не злилась, все равно четко ощущала, как горячие капли, тонкой дорожкой скользят по ее взмывающей от дыхания грудной клетке к солнечному сплетению и скрываются из виду, пропитывая платье темным пятном. Девушка медленно и очень шумно выдохнула, чтобы совладать с собой и усмирить желание превратить весь чертов город в руины и снова сконцентрировала взгляд на вервольфе.

- Слезь с меня, - сквозь сжатые челюсти прошипела Софи, не скрывая клыков.

+4

20

*Даллас: вилла на окраине города*

Взгляд насмерть приклеился к кроваво-красному росчерку на бледной мягкой щеке... Хъюго не касался ее, но от чего-то знал точно знал, какова она на ощупь, и сие осознание заставило его нутро возмутиться, но оторваться он все никак не мог. Внимательно следил, как тягучая капля лениво ползет вниз, огибает скулу и устремляется к линии волос. И, черт подери, но что-то в этом ему казалось болезненно знакомым. И он, типично для своего характера, нихрена не хотел знать что.

София подалась вперед, но волк не двинулся с места. Именно в таком положении его собственный организм вдруг решил проучить его и наказать за такие резкие и безрассудные движения. Голова вдруг пошла кругом, и пространство перед глазами заполонили пестрящие цветные точки. Хъюго замер на месте, невероятным усилием заставив себя не закрыть глаза в надежде затормозить эту чертову крутящуюся реальность. Взгляд его устремился к потемневшим глазам вампирши, но волк их даже не видел... Озадаченно моргнул он и сфокусировался только когда головокружение отпустило. Опять накатило блядское ощущение беспомощности, а вслед за ним и злость на весь этот стремный мир, который уже конкретно достал проверять наемника на прочность. Тестирует его железный характер? Херня-война! Он же докажет, что может быть еще жестче.

С его шеи сорвалась еще одна кровавая гроздь и разбилась о светлую вампирскую кожу, и Хъюго пропустил тот момент, когда его глаза снова зацепились за красное и проводили взглядом вязкие бусины, уменьшающиеся в размерах с каждым новым пройденным сантиметром вниз. Он смотрел меж их телами, начисто игнорируя тот участок, которой огибала каждая багряная дорожка. В данный момент его совсем не полуоголенная грудь принцессы интересовала.

Запах собственной крови и бешеный девичий пульс, колотившийся под его телом и отзываясь в нем же гулким эхом, породило в оборотне чувство жгучего голода. Организм требовал подпитки, сырья для восполнения утраченных запасов, а его хозяин драгоценной кровью разбрасывается направо и налево! Волк внутри прожорливо облизнулся, и Хъюго непроизвольно подался вперед, чуть склонив голову вниз по направлению к ароматно пахнущим и так ярко выделяющимся дорожкам на бледном теле. Глаза на мгновение расширились, и Ганди резко себя одернул. Поганое ощущение прокатилось по всему телу от внезапного осознания того факта, что наемник больше не мог так хорошо контролировать своего зверя... и едва не поддался животным инстинктам! А еще эти жесты Софи, ее дыхание, прикрытые глаза и пальцы, сминающие одеяло, делали только хуже! Как и нарастающая внутри нее злость, которую волк вдруг начал ощущать, как свою собственную.

- Слезь с меня.

Губа с одной стороны предательски дернулась вверх, как у хищника, который вот-вот оскалит зубы в ответ на угрожающе продемонстрированные клыки, но Хъюго не оскалился. Он издал предупреждающий утробный рык, сжав губы в напряженно-грубую тонкую линию и раздув ноздри. Можно подумать, ему прям так хотелось лежать на этой мини-копии Жан-Клода!

- Никогда ко мне не подкрадывайся, - предупредил он и быстро отстранился в достаточно резком и даже злобном порыве. Снова оказавшись на спине, но уже не в лежачем положении, а полусидя, уложив поясницу на подушки, он инстинктивно подтянул одеяло выше к животу. Ганди был зол. И еще как зол, хотя до конца и не понимал, что конкретно так выводит его из себя. Хотя, догадки ведь были. Все дело в этой пигалице!

На прикроватной тумбочке вдруг пискнул его мобильник, и наемник по инерции сгреб его своей огромной ручищей. Голосовое сообщение от Рафаэля. Так поздно? В любой другой ситуации Хъюго не стал бы его прослушивать, но сейчас внутри него все кипело, и срочно надо было отвлечься. Мужчина даже не до конца осознавал последствия своих вот этих вот машинальных действий, но пальцы уже сделали свое дело, нажали на "Прослушать". Он поднес телефон к уху, и...

- Hola, amigo. Я всю ночь пытаюсь до тебя дозвониться! Как выяснилось, Эр-Джей куда более коммуникабельный, - характерный для Рафа смешок, выражающий очень добродушный сарказм. Можно подумать, кто-то сомневался в лояльности Роджера! - Мы уже выпили за твое здоровье, так что с тебя теперь бутылка хорошего бурбона! А для тебя у меня есть кое-что, привезенное с самой Кубы. С днем рождения, брат

Связь оборвалась, и лицо вервольфа вдруг ощутимо посерело. Да него наконец-то дошло, что прослушивать сообщения в компании вампира с острым слухом - совершенно тупая идея. Он кинул телефон обратно на тумбу и, нахмурившись, напряженно прикрыл глаза и закинул обе руки за голову.

Отредактировано Hugo Gandy (06.03.15 12:07:42)

+5

21

*Даллас: вилла на окраине города*

   Эта дебильная ночь длилась уже вечность. Казалось будто кто-то свыше решил безостановочно повышать ставки до тех пор, пока София не завопит как истеричка. Ну, или пока не наступит день. И это она еще глаза закрыла чтобы не потерять никчемные остатки самообладания. Это она еще не увидела, как Ганди потянулся ниже, в совершенно диком и животном порыве ее сожрать. Это они оба будучи итак на пределе, не знают, что в Сент-Луисе сейчас не менее весело.

    Некоторое время они с Хъюго злобно пялились друг на друга, будто кошка с собакой. В какой-то мере так и было: она шипела, он рычал. Вся комната наполнилась электричеством, но оно было не из тех, что соблазнительны и приятны. Два смертоносных существа играли в гляделки и это было намного опаснее, чем смотрелось со стороны. Одно резкое движение, один необдуманный жест и последствия стали бы необратимыми. В этом доме не нашлось бы никого, кто смог бы утихомирить их по одиночке, а усмирить обоих разом задача и вовсе непосильная. Просто огромнейшая за всю ночь удача, что в этот миг никто третий не вломился в душную спальню. Попадаться под руку в такой момент – чревато. Риччи готова была поспорить, что добралась бы до несчастного первой. Хм. А может, все-таки пусть зайдет.

- Никогда ко мне не подкрадывайся.
     Возмущенно фыркнув, вампиресса оказалась на ногах еще до того, как вервольф успел устроиться на подушках. Вот прям спит и видит, как будет в следующий раз ему раны проверять! Да даже если попросит не пойдет! Вот пусть хоть сдохнет потом! Сделав пару шагов по комнате, она почувствовала себя загнанным в ловушку зверем. Ночь принесла слишком много эмоций и переживаний, которые не находили себе выхода. А стремительно накатывающее утро не обещало изменить ситуацию.

     Желая поскорее убраться из комнаты, Риччи обернулась чтобы сказать Хъю зачем пришла, но зазвонил его телефон. Что она делала слушая всегда приятный голос царя крыс? Сверлила волка раздраженным взглядом. Если бы она не злилась, вполне вероятно, она обратила бы внимание на идеально сложенное мужское тело. Частично она правда это приметила, но данное "открытие" только взбесило ее еще больше. Так что, она даже не пыталась скрыть, что нагло слушает сообщение вместе с адресатом. Пока не услышала его окончание.

   День рождения. Как-то само по себе иронично, что у кого-то вроде братьев Ганди есть свой день рождения. Ну да. У них у всех были родители. У каждого своей день отсчета. Получается, в свой день рождения он правда практически родился заново? Скорее она сама. Сапфировый взгляд хмуро поплелся по спальне, а вся злоба неожиданно сошла на нет. Идиотская ночка с тупыми событиями запомнится надолго. Для пущего дебилизма ей сейчас оставалось только захлопать в ладоши саркастично выкрикивая поздравления. У него есть те, чьи поздравления действительно важны, - убедила себя девушка и почему-то это сделало ее еще более мрачной. Она словно усомнилась в… кое-чем.

- На вилле были камеры. Эти придурки смонтировали про тебя целый фильм, - сухим, будничным тоном начала Софи и ее взгляд снова нашел оборотня. Был он при этом каким-то осторожным, если не подозрительным, - думаю, ты захочешь их забрать. – Некоторое время она смотрела на Хъюго испытующим взглядом, словно обдумывая какое-то решение, затем вздохнула. – Ты пришел в себя всего через несколько часов, поэтому Эстель не успела. Скоро она принесет тебе еды. Или спустись и возьми сам.

     Вампиресса глянула на плотно зашторенное окно и повела плечом. Скоро рассвет, ей пора спускаться в подвал, в свой гроб. Ганди очнулся, а Мереш получила на день четкие приказы. И Мартин мертв. Все должно быть хорошо, так почему ей так неспокойно на душе? Девушка проигнорировала тот момент, когда ее рука медленно прошлась по щеке, в попытке вытереть с нее кровь тыльной стороной бледной ладошки. Ей не избавиться от запаха этого волка. Даже так. София вышла из комнаты не сказав больше ни слова. Не бросила даже банального "уже утро, мне пора" и не посмотрела на оборотня. Как будто его это колышет. Как будто ей не все равно, даже если и да.

+4

22

*Даллас: вилла на окраине города*

Хъюго проводил вампирессу хмурым взглядом, так ничего ей и не ответив. А что он мог сказать? Что пойдет разбираться с кинолюбителями и позаботится о заполнении собственного желудка сам? Так он и так это сделает, безо всяких отчетов перед какими-то девчонками... Внезапно утро стало еще хуже, чем в момент его пробуждения. Телефон снова издал звук входящего сообщения, но Хъюго его напрочь проигнорировал. Еще какое-то время он тупо смотрел на закрытую дверь и собирался с мыслями. Дерьмовое начало дня, и не менее дерьмовое его продолжение.

Когда Ганди поднялся с кровати и встал теплыми ногами на контрастно холодный пол, мир на секунду крутнулся вокруг своей оси. Оборотню даже пришлось прикрыть глаза и схватиться за витьеватое изголовье спального места, чтобы устоять на месте... Рана, как по заказу, тут же закровила сильнее, и Хъюго почувствовал собственную кровь, заскользившую струйками вниз по обнаженной груди. "Надо меньше крутить головой", - он быстро сгробастал с прикроватного столика какие-то бинты и принялся оттирать кровь и сооружать вполне годную повязку на шее. Потом так же мастерски перевязал свою руку, при этом не поскупившись подивиться практически рваным ранам на запястье... словно он кусал себя не сам, а какой-то бешеный зверь вцепился в его вены.

Естественно, дожидаться Эстель он не стал. Натянув какие-то штаны, оставленные на кресле, и такую же брошенную толстовку, Хъюго поплелся вниз на кухню, стараясь двигаться как можно осторожнее и медленнее. Не хватало еще растянуться посреди коридоров. Но стоило ему добраться до еды, как желудок чуть ли не завизжал от восторга, а Ганди пришлось совершить колоссальное усилие, чтобы не накинуться на все съестное, как смерч на Канзас. Он кашлянул и, грузно плюхнувшись на стул, отвалил себе побольше жратвы в тарелку. С напускным безразличием ковырять еду вилкой - это был его конек показушничества. Голод - ничто. Имидж - все. Ведь на кухне то и дело появлялись люди Бенджамина и так косо поглядывали на мерно пережевывающего мясо Хъюго. Кто-то даже попытался с ним осторожно заговорить, но в ответ получил лишь холодный взгляд исподлобья. У волка не возникло и секундного желания с кем-то вежливо обсудить прогноз погоды или его физическое состояние. Он вообще, знаете ли, был не из тех, кто любил говорить для галочки.

Он ел долго. Мучительно долго... как для самого себя, так и для всех желающих побаловать себя кофе. Хъюго просто случайно сел около самой кофемашины, подобраться к которой теперь не представлялось возможным. И ведь никто даже не осмелился попросить его подвинуться... А вервольф и знать не знал, что кому-то мешает. Просто сидел и ел себе преспокойненько, уже строя вяло-грандиозные планы, как заставить молчать всех тех, кто видел его на записях с камер видеонаблюдения.

Через минут сорок он уже сидел в какой-то специально отведенной комнатушке на верхнем этаже с кучей мониторов и пялился в большие яркие экраны. Да, качество картинки даже в половину не передавало всех тех эмоций и красок происходящего в том доме... Хъюго мрачно проматывал сцены с собой, стремясь уловить в них что-то важное, но ничего так и не нашел, кроме, разве что, своего неадекватного состояния. Он тогда и правда слетел с катушек, и только сейчас начал реально осознавать весь трагизм ситуации. Со стороны он выглядел жутковато, но... оно и к лучшему! Пусть другие знают и опасаются. Наивные чукотские прихвостни думали, что у них получится совладать с монстром? Забавно.

По лицу Хъюго скользнула злобная улыбка превосходства. Не сказать, что ему не нравилось увиденное. Он видел себя, свои способности и умения, и профессиональные навыки его ничего не беспокоили, а вот дальнейшие события заставили густые брови сдвинуться к переносице, а пульс - заколотиться в глотке. Челюсть плотно сжалась, а под кожей заходили желваки. Он в один нелепый миг наблюдения за фигурками на экране испытал те же самые ощущение, что и тогда, зайдя в кабинет и увидев на полу Софию и Мартина. И если в те минуты он замер в удивлении и даже не подумал о собственных ощущениях, то теперь это его нереально выбесило. Причем, как вид этого лопуха-Мартина, так и собственная реакция на происходящее. "Маразм какой-то!" - но рука уже жила своей жизнью и искала в папке нужные файлы и сцены, которые чертовы монтажеры вырезали, видимо, посчитав не нужными. Или же просто не добавили в этот чудо-фильм. И вот он, нужный файл. Двойной клик мышкой, и плеер развернулся на весь экран, нагло демонстрируя происходящее - кабинет Мартина, сменяющийся картинкой зашедших в него вампиров... И ведь Хъюго не надо было на это смотреть. В чем прок? В чем смысл? А не было их. Он просто выполнял машинальные действия... он должен был знать и видеть все, что произошло за время его отсутствия. А чертовы камеры еще и звук писали! В качестве невероятно поганом, но со своим слухом Ганди очень хорошо различал то, что ему нужно было.

Визги, кровь, угрозы... его зрачки сжались в одну мелкую точку, впиваясь в двигающиеся по экрану фигуры. Он видел каждое движение, каждый жест, каждое малейшее сопротивление и почему-то думал, что Мартин как-то слишком легко и быстро отделался. А в остальном - мысли просто замерли, превратились в густой студень, замерзший в тупом желеобразном состоянии, не способном сдвинуться ни туда, ни сюда. Картинка на экране его как-то подозрительно сильно впечатлила и заставила на долгие мгновения сидеть в глупом оцепенении, из которого его вывел треснувший корпус пластиковой мышки, по нелепой случайности оказавшейся в ладони оборотня. И это была последняя капля. Рука уже замахнулась, чтобы снести к чертям собачьим все мониторы с этого стола, но здравый смысл удачно опередил первобытное движение. Сперва нужно было удалить все записи! А это было не так просто. Одной кнопки "Delete" никогда не бывает достаточно, поэтому Ганди просто грубо выдернул жесткий диск из системника.

В помещении стало невыносимо находиться, стены вдруг очень четко напомнили о своем присутствии и начали давить своей тупой неподвижностью. Хъюго резко встал со стула, да так, что он опрокинулся на спину, и стремительно покинул комнату. Черт его дернул просматривать эти записи! Очередная проверка на прочность, которую он чуть не провалил? Ну почему же "чуть"...

Вывалился он в первую попавшуюся дверь, которая, как выяснилось, вела на крышу этого элитного дома, который им предоставил Бенджамин. Широкая такая крыша, которую и крышей-то не назовешь. Со всеми удобствами: креслами, каким-то диваном и столиком. Но Хъюго было абсолютно насрать на все эти изыски. Он быстрым жестом достал из кармана пачку сигарет и нервно закурил, злобно ссутулившись и прислонившись к кирпичной стене спиной. Стоило поразмыслить над тем, как он стал реагировать на, казалось бы, совершенно не заботящее его происходящее.

Отредактировано Hugo Gandy (14.03.15 00:39:12)

+3

23

*Даллас: вилла на окраине города*

Слабость каждого существа – живого или нет - еда. Питаться нужно каждому, особенно оборотням. У них и так аппетит отменный, а когда натворят чего или поранятся, и подавно. Эстель успела поохотиться, и теперь уже приготовила для Ганди завтрак. Не то чтобы ей хотелось строить из себя кухарку, но когда эти двое вернулись с виллы в таком состоянии, выбирать не приходилось. А нытье – не ее сфера. Поскольку уже наступило утро, девушка прервалась и пошла убедиться, что вампирессе ничего не нужно и покинула ее лишь тогда, когда хозяйка «уснула». Эстель не могло не радовать, что Риччи, вроде как пришла в себя после инцидента на вилле, но чувство, будто она чего-то не договаривала не покидало пантеру. Кошка списала это на стресс, и оставила Софию отдыхать. Вернувшись на кухню, чтобы взять и отнести еды оборотню, Мереш остановилась в проеме, поскольку волк уже сам о себе позаботился. Кошке не оставалось ничего, кроме как оставить его и пойти заниматься своими делами. Конкретней – ждать пробуждения хозяйки и валить домой.

Проходя мимо одного из кабинетов, внимание кошки привлекло видео, о котором несколько ранее ей сообщила Риччи. К этому времени, пленку прогнали по несколько раз уже, наверное, все обитатели дома, поэтому комната, как и диван перед телевизором были пусты. Плюхнувшись на диван, пантера уставилась в ящик и выпала из жизни на некоторое время. Внешне она казалась совершенно спокойной, но вот в душе… Злобно передернув плечами, девушка выдрала пленку и не успокоилась пока не порвала все на малейшие лоскутки. Кто вообще до сих пор пользуется видиками? Что за фигня? Мереш понимала, что многие, если не все, ее уже видели, и это злило кошку еще больше, так что когда в комнату вошел один из змеелюдов, он напоролся на крайне недоброжелательный взгляд.

-Ни одно слово, даже намек о том, что произошло на той вилле не должно покинуть это здание. Иначе о последствиях вы уже не узнаете.  – и она резко хлопнула дверью. Но что-то ей подсказывало, что существует больше, чем одна копия видео.

Мереш прошла по этажу, но больше не замечала, чтобы где-то просматривалось что-то похожее, поэтому вернулась в предоставленную ей комнату. Там было тихо и пусто, а после увиденного спать можно было даже не пытаться, поэтому вскоре девушке надоело там сидеть, и она решила залезть куда повыше, погреться. День был солнечный, а ее комната находилась в тени. Да и комната не была настолько просторной, насколько ей хотелось бы. Она и так провела тут слишком много времени. А где лучшее место погреть свой зад, чтобы тебе никто не мешал? Конечно же на крыше. Тем более, что пантера уже успела там освоиться.

Даже не глянув на мужчину, она медленным, но размеренным шагом подошла к дивану, уселась на спинку, поставила одну ногу на подлокотник, а другую оставила свободно болтаться. Сладко и совершенно по-кошачьи потянувшись, она облокотилась на колено и подперев кулаком голову, недолго помолчала изучая волка проницательным взглядом.
-Ты знаешь, мы бы не успели. Так что, считай, за мной должок, – слегка прогрев кости, она направилась к Хъюго. Валяться тут в его компании ей почему-то не улыбалось, но у нее было еще одно поручение от Софии и сейчас, без посторонних, девушка посчитала момент подходящим, чтобы его выполнить. Присев на корточки прямо перед вервольфом, пантера достала из кармана небольшую коробочку и подсунула мужчине.

-Верное средство, чтобы не терялся. Часы — это удобно, но их могут снять. Да и приметные слишком. А вот запонку, в крайнем случае, можно и во рту спрятать или даже проглотить. Интересно, Роджеру уже отдали его подарок?  – София с Жан-Клодом долго выбирали, – еще как, магазин к тому времени был открыт только для них. Было что-то правильное в том, что принц помнил такие вещи о своей свите. Одна из причин, почему пантера предпочла помочь ему, спасти дочь. Мереш подождала пока волк наклонит коробочку, из-под подушечки которой, выпал ключ с брелоком. Под ярким солнцем блеснула гравировка с надписью Triumph. Интересно, а кто мотоцикл-то выбирал? Теперь будет пафосить еще больше. Хотя, он его заслужил. Но Эстель выполнила поручение вампиров. Поэтому, аккуратно похлопав Ганди по плечу, чтобы не сделать больно, его изодранной шее, она поднялась уходить.

-С первым апреля, – кошка усмехнулась, поздравлять с днем рождения было уже поздновато, правда учитывая, что солнце светило ей в спину, вряд ли Ганди это увидел. Как и странный, оценивающий взгляд опущенный на него сверху. Этот засранец спас Софи. День дураков, как не крути. Хмыкнув, девушка развернулась и скрипя мягкой подошвой ботинок, поплелась на кухню.

+4

24

*Даллас: вилла на окраине города*

Первая сигарета ушла аномально быстро, но Хъюго это не остановило. Ему нужно было подумать, а никотин и привычный табачный дым как нельзя кстати способствовали мыслительной деятельности. Правда, Ганди с большим удовольствием предпочел бы сигары сигаретам, но первые в этом доме не водились. А жаль... Еще одна причина не испытывать теплых чувств к этому городу и местному Принцу.

Конечно же, Хъюго был как всегда предвзят, но с него все взятки гладки. Никто никогда не посмел бы упрекнуть его в жестокости или несправедливости суждений. Он весь этот мир мерил по себе, глядя на ситуации с собственной колокольни и опираясь на личные предрассудки и принципы. Глупо? Всего лишь относительно. Как и все в этой треклятой жизни. Хъюго опустился на пол и согнул ноги. Руки тут же нашли нашли для себя место на его коленях, а затылок прижался к холодному рельефу декорированной кирпичной стены. Сидя, да еще и на свежем воздухе, всегда легче думалось, а одиночество в очень редких случаях навязывало успокоение. Самому себе ведь не надо было ничего доказывать...

Нарушение идиллии произошло в тот момент, когда Хъюго почувствовал чье-то приближение. Расслабленные черты лица тут же заострились и приобрели выражение напускного безразличия. Это была Эстель... не трудно было догадаться, учитывая уже достаточно знакомый мягкий шаг. Ганди лишь мельком на нее глянул, прежде чем снова устремить взор на весеннее блядско-жизнерадостное небо с редкими белыми облаками. Уровень напряжения подскочил, хоть внешне это никак и не проявлялось, ведь волк, хоть и смотрел вперед, но боковым зрением непроизвольно так или иначе подмечал все движения и перемещения пантеры.

- Ты знаешь, мы бы не успели. Так что, считай, за мной должок.

Хъюго лишь хмыкнул, но ничего не ответил. Должок? С чего бы? Он ведь не ее шкуру спасал. Уж кто-кто был у него в долгу, так это Жан-Клод. Уже дважды. Эти мысли заставили волка еще раз усмехнуться. С Принцем лучше не играть в такие игры и не выяснять, кто из них круче. Очень велик шанс остаться в дураках. Но Хъюго был бы не Хъюго, если бы не попытался.

Приближение Эстель заставило его напрячься, но когда Мереш еще и присела около него на корточки - Ганди вовсе злобно на нее уставился, уже готовый оскалится на любое сказанное слово. Ну серьезно, все подобные телодвижения ничем хорошим никогда не заканчивались. Вряд ли кошка собиралась сказать ему что-то нежное и ласковое, а выяснять отношения в данный момент он был просто-напросто не готов. Зато вполне мог огрызнуться, чем, определенно, добавил бы себе несколько минусов в карму.

Поэтому на протянутую коробку вервольф уставился, как баран на новые ворота. Он даже в руки ее взял от неожиданности! А чтобы вогнать Хъюго в состояние удивленного ступора - нужно было ну очень постараться. Можно даже было сказать, что у Мереш это получилось. Эх, не повезло же Бюру... такой момент упустил! Проморгал то, чем мог бы еще долгое время подкалывать Хъюго.

София с Жан-Клодом долго выбирали.

Ганди молчал, все еще пялясь на открывшиеся свету запонки, словно ему вовсе и не украшение подарили, а два отрубленных пальца, перевязанные ленточкой. Впрочем, им-то он как раз-таки удивился бы куда меньше. Хъюго с Роджером никогда не обменивались подарками. Ни на дни рождения, ни на Рождество или прочие праздники, поэтому презентами наемник был не избалован. Кто бы мог подумать, что какой-то коробочкой из состояния равновесия его можно выбить куда проще, чем толпой вооруженных до зубов врагов.

"Откуда они узнали?" - тупой вопрос так и не был озвучен, поскольку в коробочке, помимо дорогих запонок, оказалось что-то еще. Хъюго наклонил ее вниз и с новыми искрами удивления уставился на представший перед взором ключ от мотоцикла. Челюсть уже готова была отвалиться (не от дороговизны или уникальности подарка, а от самого факта), но наемник наконец-таки взял себя в руки. Он как-то совсем недоверчиво глянул на Эстель, когда она похлопала его по плечу, словно все, что сейчас происходило - было не данностью, а ее личное и не самой умелой выдумкой. Но, черт подери, это была правда. Самая настоящая странная правда... Все, блядь, что сегодня происходило было ахренеть как странно!

- Спасибо... - он снова опустил взгляд на коробку в руках. Все-таки каким бы засранцем Ганди не был, но значка неблагодарной свиньи он точно не носил. Его поздравила Мереш! Вы это сейчас серьезно?.. Хотя не только же она. Еще и Жан-Клод, и типа София заочно. Так что ему теперь и их благодарить. Ага, "щаз"! Одного "спасибо" им вполне будет достаточно, к тому же у Хъюго был лимит на произношение хороших и добрых слов. И на этой неделе он его уже исчерпал. От чего-то Ганди был уверен, что преданная пантера передаст все хозяйке в полных красках, а Жан-Клод и вовсе прочтет все в его же собственных мыслях.

Так уж прямо долго они выбирали? Хъюго мог поверить, что Принц заморочился подарком для своего Зверя Зова, но зачем это было нужно принцессе? Они, вроде как, совсем не походили на лучших друзей... Вот тебе пожалуйста, еще один тупой повод для не менее тупых размышлений. "Ну спасибо!"

Отредактировано Hugo Gandy (15.03.15 18:50:05)

+4

25

*Даллас: вилла на окраине города*

     Соблюдая свой обычный ритуал прихорашивания перед важными встречами, София сидела перед зеркалом поднимая свои длинные волосы в высокую прическу и время от времени поглядывала на отражение Эстель, которая рассказывала ей как Хъюго принимал подарок. Вообще, пантера никогда не была многословной, но будучи в очень хорошем настроении и оставаясь наедине с Риччи и Бюром, она позволяла себе намного больше красноречивых слов чем обычно. Поэтому, описание шокированной физиономии вервольфа, вызвало в воображении ее хозяйки очень даже реальную картину.

- Надо же, спасибо сказал, - задумчиво протянула вампиресса, разглядывая результат своих трудов в большом зеркале, - как это он еще себе язык за это не откусил. Ну, papá будет рад, - не особо весело вздохнув, она поднялась и оправила очередной дорогой наряд, - хоть чему-то.

    На встречу с Бенджамином, которая затянулась довольно надолго, учитывая, как сильно все изменилось, девушка взяла свою преданную кошку. С Ганди они друг друга избегали, по какому-то негласному договору. Вселенная видимо была согласна с этим решением, так как всего в двухэтажном доме они практически и не сталкивались. Софи, в принципе, тоже не жаловалась. Она все еще не имела понятия, как ей теперь реагировать на этого оборотня. Но долго задаваться этим вопросом ей и не приходилось. Дела-дела. Они закрылись в кабинете втроем, с принцем Далласа и его преданным Лукасом. Подчиненным, в их числе и Мереш, пришлось несколько часов дожидаться, пока двое вампиров решат свои дела и достигнут определенного консенсуса. Ведь теперь, очень влиятельный спонсор был "удален из бизнес-плана" и нужно было торопиться, чтобы извлечь из этого как можно большую выгоду.

     После длительных и очень утомительных разработок тактик, им удалось договориться на условиях, подходящих для обеих сторон, и Риччи уезжала на предоставленную ей виллу вполне довольная результатами этой встречи. Никакая опасность больше не грозила, проблемы в Далласе были решены, скоро они все поедут домой, где она будет долго и впечатлительно пересказывать все случившееся сначала отцу, а затем и котятам.  Ну…Может не все и не в таких уж мелких деталях…особенно относительно происходившего в кабинете Мартина…- вампиресса передернула плечами, уже поднимаясь в свою спальню.

- Нужно позвонить Принцу и сообщить, что мы вернемся домой раньше, он не рассчитывал, что мы закончим так скоро, - бросила она через плечо своей кошке, стягивая с себя платье, которое этой ночью одела впервые и уже больше никогда не оденет. В этой тихой и довольно уютной для обеих девушек атмосфере, алый наряд волной скатился к бледным ногам девушки, а мирное спокойствие нарушила знакомая мелодия. – Кто там? – спросила Софи у Эстель, пока завязывала свой шелковый халат. Ее смартфон как раз лежал на кровати около кошки.
- Ро.
- Соскучился, плут. – улыбнулась хозяйка. Перехватывая протянутый гаджет, она подняла трубку зажимая его между ухом и плечом.

- Это Ванесса Мартел, девочка, - незнакомый голос зазвучавший по всей комнате не возымел такого эффекта, как громкий и крайне болезненный вопль на заднем фоне. Тут же узнав кричавшего, вампиресса застыла на месте, взяв телефон в руку. Котята?...Мальчики? - Риччи вопросительно нахмурилась, но практически одновременно с криком второго голоса поняла, что вместе с Роаном и Натаниэль. Напряженный сапфировый взгляд встретился с похолодевшими глазами пантеры. Обе девушки думали о том же: какая-то чокнутая тетка забрала верлеопардов и пытает их. Выбор был не велик, подозрение тут же пало на тех самых гостей, от которых Жан-Клод отправил ее подальше. Все время пока женщина говорила, София молчала, не позволяя никому услышать ее голос. Она не была готова к подобной ситуации, а любая неуверенная интонация в голосе, не только порадовала бы эту Ванессу, но еще и подорвала бы остатки надежды ее котов. Если у них такая еще вообще имелась.

   Услышав хриплые и измученные попытки оборотней совершенно откровенными намеками передать ей, что за ними лучше не приходить, их хозяйка так сильно прикусила губу, чтобы не высказать этой сволочи все, что она о ней думает, что почувствовала вкус собственной крови. В такой ситуации, они еще пытались думать о ней. Гордость и любовь - слишком плоские слова для того, чтобы передать, что она испытывала к ним, в полной мере. Она прекрасно знала, на что способны вампиры в своих изощренных пытках. Сама только предыдущую ночь еле-еле пережила. Ну уж нет. Это были Ее коты. Она их хозяйка. И никакая там левая старуха не заберет их себе.

- Обоих. Ты вернешь мне их обоих, стерва. – злобно прошипела прямо в трубку вампиресса, не задумываясь, успела ли ее услышать Мартел или нет. Она была слишком зла. Сапфировый взгляд потемнел на несколько тонов, а телефон улетел обратно на кровать, мимо Эстель. Это было уже слишком. Сначала она, теперь Ро и Нат? Нельзя испытывать девичье терпение так часто! Схватив стоявший рядом стул, София со всей дури швырнула его в стену через всю комнату и даже когда он разлетелся жалкими обломками, ей совсем не полегчало. Почти сразу же в комнате появилась толпа обеспокоенного народу, но девушка продолжала дрожать, сжимая кулаки. Не от страха. Со злости. – Собирайтесь, мы летим домой, - процедила она сквозь зубы.

+3


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [31.03.11] Taste of Madness