https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [01.04.11] Sans phrases


[01.04.11] Sans phrases

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: 1 апреля 2011 года, понедельник, вечер
Места: Сент-Луис: клуб "Запретный плод"
Герои: Эвелис Роше, Жан-Клод
Сценарий: выступление в клубе "Запретный плод" едва ли не было сорвано... Вечер понедельника, весна, самый пик туризма в вампирских кварталах, заранее арендованные залы для последующих выступлений месяца и, конечно же, шоу в самом известном заведении Кровавой площади. И никто и предположить не мог, что что-то может пойти не так...

+1

2

*Клуб "Запретный плод": кабинет Жан-Клода*

Ванесса и Эветт все еще пребывали в Сент-Луисе, но это не отменяло уже давным-давно распланированную программу выступлений как в Цирке Проклятых, так и в Данс Макабре и в Запретном плоде. А сегодня и вовсе была особенная дата - всемирный день Смеха, который не обошел стороной и вампирский квартал. Костюмы, грамотно продуманное шоу, выступления, последовательность номеров и, конечно же, стриптиз... И открывал все это грандиозное представление ни кто иной, как сам Жан-Клод. Сегодня он был одет под стать общего оформления зала, да и всего персонала клуба в целом. Даже официантки облачились в провокационные костюмы фентезийных средневековых борделей. И в данный момент, примерно за час до начала массового "безумия", все только и делали, что занимались приготовлениями. Актеры и танцовщики толпились в гримерках, кто-то искал свои сценические костюмы, кто-то и вовсе еще не успел... хм, позавтракать.

В какой-то момент, окончательно влившись в общую рабочую атмосферу, Принц наконец-то добрался до своего кабинета и нашел время для собственных переодеваний. Изначально он задумывал для себя иной костюм, но в последний момент передумал, посчитав, что наряд, который он подобрал для встречи гостей-вампиров, подойдет сегодняшнему шоу куда больше. И вот теперь он стоял в черном и расшитом золотом камзоле прямого кроя, надетом на голое тело, и затягивал шнуровку на боковом бедренном разрезе плотных замшевых штанов. Они сидели идеально... впрочем, как всегда, и пояс проходил ровно по тому месту, чтобы скрыть все то, что нужно было, и продемонстрировать мышцы бокового пресса. От середины бедра они уходили в высокие сапоги на небольшом квадратном каблуке из подобного цвета замши. Досконально продуманный образ, последним штрихом которого стали четки на шее из золотых и ониксовых бусин, последняя из которых повисла на уровне живота вампира.

С костюмом Принц справился достаточно быстро, осталось лишь зачесать волосы назад и закрепить прическу стилизованными заколками. Зеркало практически в полный человеческий рост принесли в его кабинет еще днем, поэтому ему не пришлось бегать по гримеркам, подобно одному из стриптизеров. Он зачесал и заколол двумя невидимками волосы с левой стороны... и уже принялся за правую, как что-то вдруг изменилось. Воздух в кабинете загустел в один лишь миг, и вампир замер на месте. Очередная заколка выскользнула из его руки и звякнула о паркет. Это чувство... своими душными объятиями окутавшее инкуба, ни с чем иным нельзя было спутать. Его невозможно было забыть, подменить или укротить... И хоть подобного он не испытывал уже так давно - Принц все еще помнил его так, словно ощутил лишь вчера.

Ardeur...
Тот самый. Безумный и совершенно необузданный. Первобытное желание, с которым вампир учился бороться несколько веков своей жизни. И однажды укротил его! И, как он тогда думал, навсегда... Его ardeur был самой сумасшедшей версией наследия Белль Морт. Она и сама признавала это, не раз намекая Жан-Клоду, что ему навсегда придется остаться при ее дворе, не способного бороться в одиночку с таким безумием. Но он смог. А теперь...

"Как это возможно?" - если бы вампиру нужно было дышать, то Принц бы задохнулся. Он замер каменным изваянием, тратя всю свою энергию лишь на подавление зарождающейся где-то глубоко внутри жажды. Голода, который не смог бы утолить ни один вид пищи. Глаза залила сверкающая синева, которую Принц так четко видел в отражении... А видел ли? Видел ли сейчас он хоть что-то, помимо собственных фантазий, который ardeur ему навязывал?

Жан-Клод сделал шаг назад, словно бы оступившись, и резко развернулся спиной к зеркалу и входной двери. Ладони грузно уперлись в край столешницы, и вампиру пришлось наклонить голову вниз, закрыть глаза и сконцентрироваться на своих ощущениях. Нельзя было ловить образы взглядами, нельзя было думать ни о чем таком, что могло спровоцировать бурю. Инкуб даже не обращал внимания на то, что воздух в помещении накалился из-за его собственных способностей. Но их нельзя было распустить и просто так скинуть вожжи, иначе могло случиться непоправимое. Его плечи заострились и со стороны могло показаться, что он очень по-деловому изучает что-то раскинутое по столу, оперевшись на него прямыми и расставленными в стороны руками. Словно кадр из кинофильма про пиратов, особенно учитывая его нынешний образ... камзол, плеть на поясе, сапоги, кольцо в ухе, имитирующее настоящее, перстень на пальце... Не хватало только карты на столе и черной шляпы. Но глаза его были закрыты, и инкуб просто тонул в собственных всепоглощающих способностях. Внезапно все для мужчины потеряло смысл, кроме одной единственной цели - обуздать ardeur снова. Как и в тот судьбоносный раз.

+1

3

Понедельник – день чудесный! Особенно когда это день смеха и дураков. Эвелис всегда любила этот позитивный праздник, с ним было связано много веселых воспоминаний. А в этом году ей предстояло впервые зайти в роскошный зал с огромной сценой не как гостье постановки и обычному хореографу, а как хозяйке. Она практически целый год договаривалась с влиятельными бизнесменами, чтобы набрать достаточно спонсоров и средств на предстоящее шоу. Несколько месяцев вела сложную переписку с разными арендаторами залов и, наконец, старания окупились. При предыдущей встрече она осмотрела зал, буквально облазила все от и до. В итоге они с хозяином сошлись в цене с датами и пожали друг другу руки. Сегодня же, этим теплым вечером, Иви отправлялась в Свой зал, чтобы взять ключи и начать работу.

В честь такого знаменательного события девушка пол дня наряжалась, стараясь придать себе как можно более официальный вид. Она выбрала довольно соблазнительное, но элегантное черное платье с очень свободными и прозрачными рукавами, и черные туфли, невысокий каблук которых был украшен стразами. Длинные и непослушные волосы она собрала в большой пучок за левым ухом, оставив несколько огненных прядей обрамлять ее лицо, подчеркивая зелень в глазах. Легкий, еле заметный макияж, дорогие духи с соблазнительным ароматом, длинные, но легкие серьги в уши и пара колец на нежных пальцах. Поднимаясь по ступеням к главному входу, Эвелис была уверена, что выглядит идеально. Она долго к этому шла и давно готова это сделать. Никто ее теперь уже не остановит!..

- Что значит, зал занят?! – выслушивая наглые отговорки мужчины, сообщающего ей, что никакого зала, как и постановок в нем, у нее не будет, девушка разозлилась настолько, что начала играть с пирсингом в языке. Выглядело это совершенно не женственно и недоброжелательно. – Контракт надо было подписывать? Издеваетесь?! Завтра сюда начнут приходить актеры и танцоры со всех окрестностей, чтобы пройти кастинг! Я что их, на лестнице встречать буду?!

Алиса была готова ко всему. Кроме суровой и несправедливой конкуренции в этой сфере. У нее и в мыслях не было, что этот лысоватый крендель разрушит ее многострадальные достижения одним махом только потому, что какая-то шишка свыше предложит ему больше денег за этот зал. Вылетая обратно на улицу, девушка хлопнула дверями так, что окна на первом этаже завибрировали. И что теперь? Сказка кончилась, едем обратно в Канаду? Она раздраженно пнула пустую упаковку из-под чипсов, но та осталась на туфле, и девушке пришлось наклоняться, чтобы выкинуть эту гадость. Прохожие покосились на нее такими взглядами, что, состроив совершенно невозмутимое выражение, Роше поспешила уйти подальше.

Но на половине пути к неизвестно какой цели она передумала и пошла назад. Во-первых, она забыла свою весеннюю куртку, во-вторых… даже если ей суждено уехать домой ни с чем, она сегодня же повидается с этим совершенно бессовестным человеком, загубившим ей все планы. Выведать кто это такой было нелегко, но, когда нужно, Эвелис умела быть крайне настойчивой и убедительной. Особенно с такими улыбкой и декольте. Ничего удивительного, у столь продажного мужика просто не было шансов.

Вызвав такси, Иви прямо оттуда поехала в какой-то ей пока неизвестный клуб, показав водителю адрес, наспех начерканный на клочке бумаги. Но когда она приехала, ей сообщили, что "хозяина еще нет". Как же. Почему-то она в это ни капельки не поверила, но пробиваться внутрь мимо таких внушительных охранников можно было даже не пытаться. Поэтому танцовщица отправилась поужинать в ближайшем попавшемся ей на пути ресторане, где успела не только продумать тактику, но и сотню раз мысленно прокрутить монолог, который она выльет на голову этого несчастного бизнесмена. Коротко говоря, ужин, затянувшийся в этот вечер на целую вечность из-за наплыва посетителей, нисколько ее не успокоил. Наоборот, у нее было ее больше времени, чтобы почувствовать себя ущемленной, обиженной и… злой.

Когда она вернулась в клуб, работники узнали ее, несмотря на наплыв посетителей. Было уже темно, и ожидание во внушительной очереди, мягко говоря, утомило. И чего все ломятся именно сюда? Больше некуда что ли? Наконец, она пробилась внутрь, и девушка приятной наружности, забирая у нее куртку, указала, куда стоит идти. И хотя дверь с еще двумя охранниками была хорошо видна даже через толпу, Иви остановилась, окидывая представшее ей зрелище изумленным взглядом. Она даже присвистнула вслух. Да это же настоящий карнавал! Сексуальный и вызывающий, но невероятно зрелищный. Кто бы это не организовывал, свое дело он знал. И куда ты лезешь… - неожиданно, Эвелис как-то засомневалась в гениальности поскандалить с подобным человеком. Она была новенькой и собиралась наехать на акулу местного бизнеса.

Ей понадобилось выпросить у удивленного бармена бутылочку обычной воды и выпить практически половину, прежде чем она смогла одернуть себя за трусливость. Ну а что, неужели она просто так возьмет и уедет обратно домой? Ну опытный он, ну влиятельный… Это не дает ему права считать себя выше нее. Тяжело выдохнув, Роше спрыгнула со стула и пошла к нужной двери. Терпеливо изучила взглядом украшенный потолок, пока охранник ощупывал ее так, словно под этим обтягивающим платьем можно было спрятать целый рояль, и пошла за явно перекачанным амбалом наверх. Интересно, каким он будет? Хорошо, если лысый и толстый богач. Это облегчило бы все дело.  Они остановились около двери, в которую мужчина постучал и собрался войти, очевидно предупредить, что пришел посетитель. Но Иви не собиралась дать незнакомому зазнайке возможность приказать ее не впускать, поэтому протиснулась в кабинет первой и заговорила на ходу:

- Вы Жан-Клод? Как вы посмели перекупить Мой зал?! Вам что, во всем штате другого места не нашлось? Почему именно этот?! – танцовщица остановилась в центре комнаты и посмотрела на мужчину, стоявшего к ней спиной. Совсем не толстый. Вообще не лысый. Чертовски длинные волосы… - Думаете если у Вас есть деньги, значит Вам все дозволено?! – она практически задыхалась собственным возмущением.

+1

4

*Клуб "Запретный плод": кабинет Жан-Клода*

Нужно было взять себя в руки. Но сказать куда проще, чем сделать, особенно когда в игру вступают вампирские способности. Они в своем обыкновении почти всегда превосходят любые человеческие паранормальные особенности, и чтобы их контролировать вампирам требуется куда больше времени, чем людям. В этом одновременно заключается и дар и проклятие вампиров.

Внутри все кипело и сворачивалось в тугие узлы, требуя хотя бы маленького, самого крохотного всплеска чьего бы то ни было возбуждения. Одного обжигающего взгляда, тонкой обнаженной полоски кожи, да хоть единственного прерывистого вздоха, чтобы заставить ardeur уничтожить все преграды и вырваться на свободу. Но Жан-Клод стоял в невозмутимом гордом величии, которое все еще не позволяло ему забиться в угол и закрыть руками уши, чтобы не слышать манящего гула женских голосов повсюду, ароматов духов и свежих одеяний, сочащихся сквозь толщу стен.

Сорваться сейчас, перед самым выступлением, Принц не мог. Возможно, именно это заставляло его бороться и не отступать под давящей тяжестью желания. Не достаточно было просто самому хотеть кого-то, нужно было обязательно получить обратную реакцию, так сказать, зеленый свет к действиям. Но так как в кабинете вампир находился один, проблема, вроде как, решалась сама собой, но нет... Инкуб же вполне мог выйти и поймать кого-то в коридорах и накормить ноющий и всепоглощающий голод.

Жан-Клод заставлял себя думать. Оценивать, прикидывать последствия, анализировать причинно-следственные связи, лишь бы только не поддаваться "жажде". Ardeur не мог просто так выплеснуться на поверхность, учитывая, что перед приездом гостей Принц насытил эту свою способность сполна. Он бы не стал принимать гостей, будучи не до конца уверенным в своих силах. А сытый ardeur - залог успеха. Так... значит ли это, что кто-то спровоцировал в нем волну сексуального безумия? Ванесса? Эветт?.. Жан-Клод ни за что не стал бы столь уверенно отрицать их причастность.  Однако... кто-то из них явно недооценил Принца. У него появилась мощная опора в виде двух своих зверей Зова, которые добавили ему метафизических сил и железной воли, но о которых до сих пор почти никто не знал, да и сам француз был уже не так молод, как во времена их первого с Ванессой знакомства, когда его ardeur-у достаточно было одного лишь томного взгляда, брошенного в его сторону, чтобы затопить всё и вся в море удовольствий. И он уже так давно не терял себя во время подобных всплесков способностей. Возможно, не всегда контролировал свои действия, но никогда не впадал в беспамятство... И сейчас инкуб просто боялся того, что голод вырвется и подомнет под себя весь клуб со всеми его актерами и персоналом, а массовая оргия менее, чем за час до грандиозного выступления ну никак не входила в его планы. Кто бы мог подумать, что практичный расчет в бизнесе сыграет Принцу на руку даже в области контроля личных дьяволов.

Дверь за его спиной отворилась, и кабинет вдруг заполнился тонким ароматом женского парфюма. Да, духи вампир почувствовал прежде, чем девушка заговорила. Да что там, он знал, что в кабинет войдет именно девушка еще до того, как она коснулась своими тонкими пальчиками дверной ручки. Эта аура, энергетика... называйте, как хотите, но она была так знакома Принцу, точнее его ardeur.

Она заговорила. Быстро, возмущенно и с яркой долей волнения, вкус которого Жан-Клод мог буквально ощутить на собственном языке. Зря... Очень зря эта девушка появилась около вампира в такой неудачный момент, в таком тесном помещении, которое от нарастающей метафизики становилось еще теснее. И разве ж ardeur-у можно было объяснить, что это волнение ну никак не связано с ее вожделением? Да и какая, впрочем, разница? Адреналин в крови, да и сама она струится по жилам с большой скоростью, а сердце отстукивает рваные ритмы. Можно было даже услышать ее легкой сбившееся дыхание...

Жан-Клод выпрямился... протяжно медленно. И на деле никакого показушничества в этом не было - он просто старался двигаться осторожнее, не давая своей силе поводов к стремительным действиям. Его пальцы скользнули по краю отполированного дерева стола, и вампир обернулся. Все так же медленно, с чувством, правильным поворотом головы и эффектным разворотом тела спиной к столу. Он словно бы набивал себе цену подобными движениями, но вампир в этом не нуждался... а лишь старался держать себя в руках. И только. Потемневшие от общего мироощущения глаза поймали в плен своей синевы зеленые очи его юной рыжеволосой гостьи. Нет, инкуб не пытался ее загипнотизировать, об этом он даже не думал в такой неоднозначной ситуации, но вот выражение его лица говорило об обратном. Даже во время самых пикантных и горячих сцен в фильмах для взрослых таких взглядов было не сыскать, а тут... все-то обыденная ситуация, решение каких-то деловых вопросов, которые инкуб благополучно пропустил мимо ушей. Девушка полностью захватила все внимание инкуба, и, быть может, без ardeur это внимание оказалось бы не столь обжигающим и не вызывало бы румянец на бледных щеках.

Догадливый провожатый гостьи, с ходу учуявший искрящую в воздухе метафизику, поспешил ретироваться и закрыть за собой дверь, оставляя ее наедине с Мастером вампиров. Одна в этом кабинете, без какой-либо возможности сбежать или сопротивляться... Это подстегнуло ardeur еще сильнее. А если учитывать такую выразительную красоту девушки, украшенную деловым стилем, то... Жан-Клод чуть склонил голову набок, едва заметным, но очень выразительным движением, при этом не отрывая взгляда от глаз гостьи, и вдруг сделал шаг вперед. Бусины на четках качнулись из стороны в торону подобно гипнотическому маятнику и скользнули по обнаженному торсу. Из-под полы камзола выглянула рукоять плети, но на этом Принц не остановился. Тело перестало слушать здравый смысл, инициативу так резко перехватил ardeur, что инкуб этого и не заметил. Он сделал еще один шаг вперед, затем еще один и еще... Он приближался к ворвавшейся в его мир птичке, и ей так нужно было вот прямо сейчас испугаться, сбежать и избежать последствий, если бы только взгляд мужчины не обещал то, чего бояться ну никак нельзя...

+2

5

Довольная уже хотя бы тем, что не ушла из клуба ни с чем, а поборола глупые страхи, Эвелис еще больше воодушевилась. Она не прервала своей еще в ресторане сто раз отрепетированной речи даже когда незнакомый мужчина выпрямился во весь рост. Напротив, она сочла это хорошим признаком, мол проигнорировать назойливую девчонку не удалось, значит, будем разговаривать. Движение, оживившее Жан-Клода, до этого казавшегося каменным изваянием, подстегнуло в ней еще большую самоуверенность. Как же та была ошибочна.

- Вы собираетесь отвечать за свой хамский поступок? Вы… - он обернулся и в этот же миг, девушка практически задохнулась в своих же обвинениях. Такого красивого лица она не видела за всю свою жизнь, а плавая в сфере шоу-бизнеса видела она не мало истинных красавцев. Но это… утонченные линии, совершенно чистая, будто фарфоровая кожа, обрамленная черными волосами, и все это только сказочный фон для самых ярких синих глаз. Эвелис даже усомнилась, что подобный оттенок синевы способен существовать на самом деле. Она начала тонуть в этих омутах и лишь отдаленно вспомнила, что как идиотка замолчала на полуслове, заставляя себя собраться с мыслями. – Вы… - что она там хотела сказать? Ее голос уже не звучал так уверено. Тихий, потерянный.– Вы…пират! – гениально. Это не хитрая игра слов с намеком на что-либо. Это ее подсознание никак не решалось променять то, что она видела, на то, что она должна была рассмотреть. Не красивого мужчину, пожирающего ее глазами, а смертоносного вампира, который мог действительно ее сожрать.

Единственное, что Алиса осознала – она сказала совершенную глупость и потеряла самообладание только от того, что Жан-Клод обернулся. Стыд залил еще более алой краской уже и без того румяные щеки. Чтобы не стоять истуканом и хоть как-то сгладить неловкость, на которую внимание обратила кажется только она, танцовщица поспешила скрутить пробку с бутылочки и отпить немного воды. Движение было очень поспешным, нервным, и лишь когда спасительная жидкость окропила ее уста и полоснула по нёбу, Иви поняла насколько у нее пересохло в горле. Единственный сделанный ею глоток, будто эхом прозвучал в кабинете, в котором ей почему-то стало слишком душно, вынуждая ее неосознанно облизать губы.

Рыжеволосая хотела сделать еще пару глотков, но в этот момент мужчина сделал шаг в ее сторону, и она задержала руку на средине движения, будто выставляя ее в качестве предупреждения. На Жан-Клода это правда вообще никак не подействовало, и девушка напряглась словно натянутая тетива, что было прекрасно видно по ее осанке и еще более отчетливо заметно по открытой тонкой шее. Он делал в ее сторону осторожные шаги и хотя Эвелис понимала, что сама их не слышит, они казались такой давящей реальностью, что подсознательно она бы смогла их посчитать. Если бы снова не потерялась в его глазах. Такая синева ей даже во снах не виделась. И при этом в его взгляде была такая откровенно выраженная эмоция, что у хореографа волоски на позвоночнике зашевелились. Что-то внутри откликалось на этот завораживающий взгляд и подстрекало остаться на месте. Да что он ей сделает? Дотронется? Так ведь она этого хочет. Выяснить столь же горячи ли его касания, как и обжигающий взгляд, или нет. Какова эта бледная кожа на ощупь и что это за четки, заставляющие ее изумрудный взгляд опускаться ниже…

Угомонись, дура! - испуганная собственными, крайне человечными, но совершенно порочными мыслями, Роше набрала полные легкие воздуха и при этом ноздри ее затрепетали. Он уже почти подошел. Девушка отступила на пол шага назад, при этом запнувшись каблуком о проклятый ковер. Она не упала, но само происшествие, вдобавок заставившее ее взгляд упасть ниже и уловить край… плетки?! , вынудило ее пульс заколотиться в бешеной панике.

- Да кем вы себя возомнили?! – браво, голос ее послушался, а возмущенный взгляд, заискрившийся зелеными огоньками, снова метнулся к удивительно мужественному лицу. Еще один шаг назад позволил ей встать увереннее. Танцовщица была так поглощена Жан-Клодом, что не заметила, как дверь позади нее давно закрыли, поэтому была убеждена, что в любой момент сможет выскочить из кабинета и даже не осознавала в насколько плачевном положении оказалась.

+2

6

*Клуб "Запретный плод": кабинет Жан-Клода*

Взгляд вампира скользнул по губам девушки и как-то через-чур внимательно проследил за движением языка по алой и нежной коже. Наверняка, такой же мягкой, податливой на ощупь... И лишь несколько шагов отделяло инкуба от возможности к ней прикоснуться. Каждое действие и каждый жест девушки сейчас лишь сильнее провоцировали вампира и его ardeur, который чуял сексуальный подтекст даже в самых безобидных движениях и взглядах... Хотя, они-то как раз и не были такими уж безобидными.

И слепой заметил бы такую искреннюю реакцию гостьи на Жан-Клода, а вампир не был слеп... Он был даже слишком зрячим в этой тонкой науке о человеческом желании. Ее тело с каждым его новым шагом навстречу напрягалось все сильнее... И хоть кабинет Принца не славился большими площадями, и расстояние от одной его стены до другой можно было измерить считанными шагами, в данный конкретный момент вся его атмосфера будто бы подыгрывала вампиру... Тормозила время, расширяла пространство для большего эффекта от представления. Таково было действие ardeur, для которого напрягшиеся мышцы на шее девушки и резко выделившиеся ключицы показали тот самый зеленый свет, нагло заявивший: "Можно! Бери... Я здесь!".

Принц ощущал ее голос, отчетливо понимал все слова, что она так тихо произносила, но не слышал ее. Фразы не имели значения, они в этой мракобесной картине не несли никакого смысла. Ведь не для разговоров же гостья пришла сюда в действительности! Так почему же она отдаляется?.. Пытается сбежать? "Сбежать..." - слово эхом разнеслось по расплющенному желанием сознанию, поднимая с его глубин уже жажду иного плана. Вампирское нутро, инстинкты хищника, от которого жертва собирается так безнаказанно улизнуть.

Еще один шаг, и девушка оступилась. Инкуб, даже сам того не ожидая, осознал, что замер на месте на какие-то считанные мгновения словно бы перед финальным "прыжком". "Не пяться... Остановись!" - остатки здравого смысла прозвучали почти беззвучно и так беспомощно из-под толщи векового воздержания. Как часто Принц сдерживал ardeur? Как часто кормил его лишь эмоциями и остаточными действиями феромонов? Практически воздухом... а ведь он так хотел живой, настоящей и горячей плоти!

Инкуб не отступал, не изменил взгляда, который, разве что, лишь сильнее затягивался темным и тяжелым откликом желания и вседозволенности. О да, ему можно было все... кто бы ни пытался остановить! И как забавно, что девушка спросила именно об этом. Принц моргнул, и можно было подумать - ее слова что-то для него обозначили. Взгляд на мгновение прояснился, но ее огненные волосы и бархатная кожа были уже неотвратимо близко, чтобы останавливаться.

Он сделал последний шаг, остановился в считанных дюймах от ее тела, но все же достаточно близко для того, чтобы ее грудь коснулась его обнаженного торса чуть ниже груди. Отступать было некуда, попытки к бегству провалились. За спиной девушки оказалась та самая закрытая дверь, которая могла спасти ее, открывшись внутрь... если бы рыжеволосое очаровательное создание не запуталась в собственных ощущениях. Но теперь она была закрыта, и пути назад не было. Ладонь вампира медленно приподнялась и оперлась на гладкую деревянную поверхность прямо коло лица зеленоглазой леди. Кажется, однажды он уже видел это прекрасное и богатое на мимику лицо, но все никак не позволял себе вспомнить тот самый важный момент... Пальцы второй руки пугающе медленно отвели в сторону огненную волнистую прядку волос, спадающую на шею и закрывающую обзор.

Он не контролировал ardeur, а она так неудачно попалась в эту каменную клетку с запертой дверью. Он все еще был под пристальным вниманием закона, а она пришла к нему в таком соблазнительном платье, открывающем декольте... Обжигающий синий взгляд настойчиво пополз вниз и зафиксировался на весьма привлекательной мужскому взгляду ложбинке. Если он не остановится сейчас, то все пропало!.. Пойдет под откос и разрушит репутацию Принца на долгие-долгие месяцы. И какая-то совершенно непостижимая сила все еще сдерживала его от последнего шага - прижатия юного тела к стене. Ardeur рисовал в голове яркие картинки и впечатляющие образы, как девичье тело откликается на его ласки, как кончики огненных волос прилипают к покрывшейся испариной жаркой коже...

- Вы так не вовремя, ma cherie... - произнес мужчина неожиданно низким и насыщенным голосом, который получил протяжный отклик в каждой клеточке женского тела, скользнул эфемерными прикосновениями вниз от самой мочки уха в сторону низа живота по гладкой коже, минуя сокрытые под одеждами и бельем участки тела. Жан-Клод поднял взгляд на лицо незнакомки, на ее зеленые глаза с россыпью янтарных капель по радужке... он был уже очень близко, что можно было различить тонкий аромат его элитного парфюма, но что-то в его синих глазах все-таки предупреждало - все это не к добру...

+2

7

Вожделение и страх – два самых опасных и нежелательных чувства по отношению к любому хищнику. Как именно она умудрилась испытывать оба одновременно, Эвелис не могла понять. Мужчина остановился стоило лишь ей споткнуться, и это вселило некую надежду, что на том все и закончится. Наивная мысль ускользнула тут же, как только она снова встретилась с Жан-Клодом взглядами. Он не передумал, он наоборот будто под гипнозом, не сводил с нее всепоглощающих синих глаз, вылавливая каждый жест, вздох, малейшие перемены в ее позе… и совершенно не реагировал на ее слова, словно она молчала все это время. Может, он вообще не Жан-Клод. Сухарь хозяин зала подставил ее, отправив к какому-то извращенному хозяину пошлого клуба. Может, никакого Жан-Клода вообще не существует.

А вот мужчина, шагающий к ней, кем бы он ни был на самом деле, был очень даже реальным. Отступая назад, Иви отчаянно боролась с идиотским, но очень мощным желанием попасться в ловушку этого черноволосого красавца, даже не догадываясь, что мышеловка итак давно захлопнута. Еще шаг, и она окажется в коридоре, в относительной безопасности и как можно дальше от проклятого кабинета с его хозяином. Только кабинет все никак не заканчивался. Алиса словно попала в сон, в котором не существовало таких понятий как время и пространство. Только она и этот, слишком красивый для реальности мужчина. Она отходила, а он догонял, и если это действительно сон, ни один из них так и не узнает каково это – поймать ее в свои сети. Так и будут ходить сквозь бесконечность, пока она не проснется.

То самое пробуждение от наивных самоубеждений, вышло очень резким. Неожиданное препятствие за спиной лишило ее возможности убегать. Эвелис настолько испугалась этой оплошности, что в миг соприкосновения с дверью, ее легкие покинул весь воздух, словно его оттуда выбили мощным ударом. Запуганные данной неожиданностью глаза стали больше, и девушка сделала почти незаметное движение головой, в попытке разглядеть дверную ручку. Вместо этого, она наткнулась на мужскую руку, так удобно облокотившуюся на ровную поверхность прямо у ее лица. И когда она опять посмотрела на Жан-Клода, тот был уже…слишком близко.

Пронизывающий синий взгляд был таким эффектным, что Роше казалось будто она чувствует его на собственной коже вполне ощутимыми касаниями. Стесненная, она попыталась всем позвоночником вжаться в несчастную дверь, словно если надавить с правильной силой – можно будет просочиться наружу прямо через нее. Если только она этого хотела… Ноздри ласкал манящий аромат, с одной стороны не заколотые волосы ниспадали мягкой черной рекой, будто упрашивая попробовать их на ощупь, убрать хозяину за ухо. Пластичная рука Эвелис даже действительно дернулась собираясь это сделать, но мужчина, будто бы поддаваясь похожему призыву, отвел в сторону ее рыжий локон. Прядка пощекотала кожу, заставив хозяйку вздрогнуть и чуть повернуть голову в сторону. Для танцовщицы это был необходимый жест чтобы избежать соприкосновения мужских пальцев с собственной кожей, и плевать, что для кого-то он мог выглядеть приглашающим. Синий взгляд тем временем скользил далеко не по ее лицу, и Алиса мысленно выругала себя за то, что непослушное дыхание выдает ее с потрохами, вынуждая грудь так часто подниматься. Она попыталась дышать спокойнее, но только окончательно сбила ритм и сердце, будто желая избежать такого же тщательного внимания, начало отстукивать где-то в горле. Танцовщица хотела проглотить его обратно, но от того, как громко в тихом кабинете прозвучал этот панический глоток, пульс забился лишь еще выше.

  - Вы так не вовремя, ma cherie... - ну конечно, его голос просто не мог оказаться другим. Густой, сводящий с ума, превращающий ноги в вату и заставляющий все тело буквально ныть, требуя еще. Само его звучание оттеснило смысл сказанного и Эвелис даже не заметила, что мужчина перешел на ее родной французский. Да и с чего бы, она была слишком занята попыткой устоять на ногах и не сгореть под его взглядом.

Чтобы окончательно не лишиться рассудка и остатков самоуважения, Иви прикусила свою нижнюю губу и попыталась мысленно отвлечься хоть на что-либо. Что он там ей сказал? Раз пять прокрутив в мыслях несчастную фразу, хореограф наконец-то смогла сосредоточиться на смысле, а не звучании слов. Она не вовремя? Этот высокомерный и самоуверенный выскочка перекупил ее зал, играет тут в какие-то свои игры змея искусителя и еще ее в чем-то упрекает? Чувствуя, что подобные мысли возымели результат, Алиса продолжила себя накручивать, пока не добралась до самого важного: так меня называть можно только Аарону!. Ее мимика переменилась на оскорбленную, губы сжались в тонкую линию, а изумрудный взгляд сверкнул ничем иным, как… презрительным возмущением.

- Руки прочь, - чистым французским, требовательным тоном. Время понеслось вперед, и прежде, чем она успела подумать, ее рука уже сама плеснула водой прямо в красивое мужское лицо. Конечно, в такой близости она попала и на себя, и эти холодные стекающие по коже капли обжигали, но в то же время и освежали разум, что было очень полезным. Ведь честно говоря, как бы она себя не накручивала, Жан-Клод все равно был невероятно хорош. Особенно облитый. Зеленые глаза сами собой отправились в путешествие по бледной коже, завидуя счастливым капелькам, что ее касались. Шумно вдохнув через нос, девушка одернула себя и бросила куда-то им под ноги опустевшую бутылку, падение которой заглушил мягкий ковер.

+1

8

*Клуб "Запретный плод": кабинет Жан-Клода*

Живой и чистый брошенный в лицо французский отрезвил Принца... что-то неподдельно искреннее и настоящее проскользнуло в его взгляде, - проблеск воспоминания. Ассоциации вскипели бурными событиями прошлого, но разгорающийся пожар этих моментов во мгновение ока затушили брызги прохладной воды, окатившие мужское лицо. Это отрезвило сильнее...

Жан-Клод прикрыл глаза, ощущая касание к своей коже каждой пролитой на нее капли. Ресницы намокли, скулы подчеркнули играющиеся с отражениями блики, а прежде бесформенная водная гладь от соприкосновения с гладкой текстурой быстро оформилась в кривые прозрачные дорожки, что зеркальные бусины оставляли после себя, минуя линию губ, подбородка, и срываясь в безутешном порыве вниз... на ключицы, обнаженную грудь, пробегаясь по выгодно выделяющимся линиям шеи и устремляясь еще ниже. И как только не зашипели и не превратились в пар от столь жаркой атмосферы в кабинете?

Могло показаться, что Принц сделал глубокий вдох... возможно, так оно и было, ведь синева его глаз вновь захватила в тиски своего внимания намокшую ткань платья девушки. Легкий черный шифон пропитался влагой и прилип к часто вздымающейся и опускающейся женской груди. Спокойствия это не добавляло, однако, уже не действовало так же гипнотически, как и раньше... Хотя, кого Жан-Клод обманывал? Он все еще хотел ее... коснуться. Но лишнего себе уже не позволил. Кто бы мог подумать, что простая вода из самой посредственной пластиковой бутылочки сможет остановить Мастера вампиров. И повезло, что она не была святой... иначе от красивого лица Принца не осталось бы ничего. И эта мысль охладила пыл.

Сработало... ardeur немного поутих и затаился, уступая место вновь обретенному самоконтролю, но тем не менее все еще обозначал свое присутствие. Мужчина поднял глаза и, скользнув взглядом по прекрасному лицу, устремил его куда-то над головой девушки, будто бы там оказалось нечто очень интересное. Вышло так, что его подбородок чуть приподнялся вверх, выгодно продемонстрировав переливы влажных дорожек на бледной коже. Линия мужественной челюсти подчеркнулась светотеневыми переливами, словно приглашая девушку повнимательнее разглядеть все то, что любому другому смертному было недоступно. Принц этим последним жестом окончательно брал контроль над телом в собственные руки.

Когда их взгляды снова встретились, синева в его глазах более не была такой настойчивой, пугающей и соблазнительно затягивающей. Это были обычные глаза обычного человека. Почти обычные... почти человека. Рука мужчины скользнула вниз, провела кончиками пальцев по деревянной гладкости двери и остановила свое движение на выступающей рядом с тонкой женской талией ручке. Аромат ее духов вперемешку с привкусом желания все еще щекотал ноздри и будоражил воображение вампира, но он точно знал, что если не отпустит девушку сейчас, то уйти ей удастся еще не скоро. Сознание Жан-Клода вдруг очень четко отрисовало ему ту самую сцену в театре Фокс, который он посещал осенью прошлого года. Именно там, за его кулисами, в коридорах, соединяющих гримерки артистов, он уже видел эту рыжеволосую нимфу. Тогда она ускользнула от него с невероятной ловкостью и проворством, при этом даже не заметив его присутствие, а ему просто не оставили возможности ее догнать. А теперь... теперь он сам был вынужден позволить ей уйти.

- Я прошу прощения... - и Принц медленно отступил назад, повернув ручку и чуть приоткрыв дверь. Он не сомневался, что в ту же секунду девушка выскочит в коридор, но все же посчитал нужным извиниться. Он не желал ей зла... она ведь и сама догадалась, чего инкуб от нее хотел на самом-то деле. И легче от того не становилось. Многие современные женщины не позволяли к себе так относиться, считая открытое мужское желания невероятной дерзостью. В чем-то, разумеется, они были правы, но зачастую феминизм брал над ними верх. А какой была эта рыжеволосая девушка в действительности Принцу лишь предстояло узнать...

+2

9

*Клуб "Запретный плод": кабинет Жан-Клода*

Само его существование, такого идеального, сошедшего с неизвестно каких восхваляющих и величественных фресок, являло собой настоящую издевку над ее самообладанием. Каждый утонченный жест, не содержащий в себе ничего лишнего, каждое изменение в мимике прекрасного лица, малейший пирует кристальной капельки по гладкой коже – все бросало вызов ее итак бушующему пульсу. И ведь ему даже ничего не приходилось делать! Просто… быть. Контуры комнаты на заднем фоне давно смазались в общую массу и поблекли перед царской, но такой естественной красотой мужчины, что стоял перед ней.

Кажется, ей удалось до него достучаться, хотя она не понимала почему это было нужно вообще. Что сейчас произошло? Что за странное и ничем кроме безудержного желания необъяснимое поведение? Это что же, в фильмах правду показывают, что порой достаточно одного взгляда чтобы влюбиться и потерять голову? Глупости. Любовью тут и не пахло. Синий взгляд хоть и посветлел, но продолжал нагло изучать ее тело, и в этом прожигающем взгляде все было настолько очевидно и далеко от возвышенных романтических чувств, что Эвелис хотелось закрыться от него руками, спрятаться как можно дальше. Ведь ощущение было такое, словно он уже знал все ее тело до малейших подробностей, хотя коснулся всего одного рыжего локона. Крайне смущающее и непристойное чувство.

Но что она могла поделать? Как объясняться если кажется, что один этот внимательный взгляд оставляет теплые касания по всей коже? Чем оправдываться если окружающие запахи просят укутаться в них как в самый теплый и мягкий плед на свете? Если эта рука, такая близкая, не дает расслабиться, одновременно кажущаяся такой далекой, что хочется, чтобы он не смотря на все гордые протесты и нормы приличия хотя бы задел ее овальное плечо, может, изучил бы пальцами грациозную шею, утонул в ямочке ключицы… Вот он поднимает подбородок выше, и девушка почти судорожно сглатывает слюну, вылавливая изумрудным взглядом изумительную игру света на бледной коже, украшенной дерзкими капельками воды, способными забраться даже ему под одежду. И как она посмела его облить. Святотатство! Нужно скорее собрать этих прозрачных нахалок с его кожи! И ведь Иви для этого даже не надо никуда ходить. Кажется, она забыла, что сама только что отругала его…

Рука Жан-Клода плавно срывается вниз и шорох прямо около ушка заставляет танцовщицу заметно вздрогнуть. Мужчина отходит, открывая ей дверь и извиняясь, но она не осознает происходящего. Вот так просто? Не будет ничего делать и даже не захлопнет дверь обратно, в самый последний момент и с издевательским смехом? Она и вправду спасена от последствий своего глупого вторжения, да еще и получив извинения? Так легко отделалась, что даже не кинулась через дверь в тот же миг, сопровождая свой побег эхом проклятий. Ей даже захотелось встряхнуть его, потребовать объясниться, ведь это извинение совершенно ничем не пролило свет на случившееся. Только какая-то странная, возможно подсознательная проницательность, или обычная женская чуткость, словом, что-то назойливо нашептывало ей, что сейчас этого делать не нужно.

Некоторое время она просто смотрела на него в давящей тишине, изучая оценивающим взглядом, но ей так и не удалось понять, что за постановка сейчас разыгралась в этом кабинете. И почему-то, она уже испытывала необъяснимое сожаление от того, что должна уйти не смотря на то, что не разобралась, оставляя все вопросы без ответов, и, собственно, вообще никак не вспомнив о зале. А как бы не располагала ситуация, ответить ему ничем оскорбительным и резким, она все же не решилась. Единственное, что она отчетливо усвоила, наконец, выскальзывая из кабинета Жан-Клода, это то, что Эвелис только что познакомилась с совершенно исключительным и непостижимым мужчиной. Не способная так просто прийти в себя после подобного происшествия, девушка прямым ходом вернулась к барной стойке, в этот раз, заказывая напиток намного крепче предыдущего. Отправиться сейчас в тишину своей пустой квартиры и остаться наедине с мыслями, ей вообще не хотелось.

+1

10

*Клуб "Запретный плод": кабинет Жан-Клода*

Жан-Клод стоял посреди своего кабинета, сраженный той красотой, которая только что буквально выскользнула из его рук, просочилась золотистым песком жаркого побережья сквозь его холодные пальцы. Ложным были те слова и убеждения, что такому вампиру, как Жан-Клод, может понравится лишь женщина исключительно модельной внешности с идеальными чертами лица, каких на обложках современных журналов было более, чем достаточно... За свою неприлично долгую жизнь инкуб повидал огромное количество женщин, он видел Белль Морт во всевозможных ее нарядах, обличьях, позах и в том числе без какой-либо одежды вообще, потому о красоте он знал куда больше любого современного представителя фешн-индустрии, больше любого гуру, считающего себя истинным ценителем. И его, в отличие ото всех перечисленных, невозможно было зацепить одной лишь пустой доделанной красотой. Он уже давно перестал смотреть на девушек только лишь через тупую призму внешних признаков, хотя... безусловно, некоторые именно этого и заслуживали, желая поймать жертву в ловушку своей внешности, но... Жан-Клод был уже слишком далек от этого. От таких мужчин и от таких женщин. Они ничего не значили для него, они не заслуживали ни его внимания, ни расположения, а служили лишь источником теплой и свежей крови. Да, ради такого Жан-Клод мог и поиграть в кого угодно, мог стать насколько угодно хорошим и насколько угодно плохим для получения желаемого, но никогда не предавал этому значения.

А в этой девушке, едва-едва покинувшей кабинет, инкуб увидел что-то еще, помимо яркой внешности. То, на чём лично ему хотелось задержать свое внимание... Рука коснулась ручки и закрыла оставшуюся приоткрытой дверь. У него не было времени на личные и безрассудные действия, не было возможности догнать девушку... да он бы и не стал бежать за ней по коридорам. Ведь у него поселилась уверенность, что теперь-то он сможет найти ее после... после шоу, после отъезда его "дорогих" гостей, после суда. В таком деле спешить не стоило.

* * *

Шоу началось по своему обыкновению с воодушевляющей музыки и игры разноцветных прожекторов на сцене. Сегодняшний вечер открывал Жан-Клод лично, и при этом не участвовал в последующих выступлениях. Потому-то, когда после короткой темной паузы в зале в лучах света вдруг появился он, тишина взорвалась бурными аплодисментами. На нем было все то же самое, что посчастливилось увидеть рыжеволосой девушке, но только на тех местах, где его кожи касалась вода (от подбородка и до пояса штанов), теперь были крупные блестки. Каким-то неведомым образом приклеенные прямо к бледной коже они создавали эффект такой картинной чешуи, переливаюшейся всеми цветами радуги в свете софитов. Шея, низ подбородка, грудь, торс, живот.. - все это переливалось и привлекало к себе куда больше внимания. Да, Принц умел появиться красиво.

Ему не нужно было совершать никаких жестов с явным сексуальным подтекстом... от самого его появления по залу прокатилась волна жара, а когда инкуб заговорил - пульс почти всех присутствующих дам участился. Он, вроде как, обращался ко всем сразу, но мозг воспринимал это как нечто совсем личное, сказанное мягким низким голосом прямо на ухо.

Жан-Клод сдержанно улыбался и ощупывал зал синим затягивающим взглядом. Игра на публику - не более того, в которой каждая участница и каждый участник должен был почувствовать свою привлекательность, ощутить собственную сексуальность... Он начал представление с небольшой предыстории, с которой начиналось почти что каждое шоу, заставляя зрителей буквально пожирать его глазами. Он точно знал куда встать, как встать, что сказать, в какой момент улыбнуться и выдержать легкую паузу... При этом он никогда не репетировал свои номера. И вот в один такой момент, когда его взгляд устремился вглубь зала, к барным стойкам, он увидел ее. Более того, их взгляды встретились снова... но уже при совершенно другой атмосфере, но при этом их все равно нельзя было назвать не выразительными. Принц ведь помнил, что она помедлила перед своим уходом из его кабинета. Потому в его глазах отразилось это воспоминание, понимание желания остаться и отсутствие какого-либо осуждения за это. Он смотрел на девушку так, словно говорил беззвучно: "...Можно все".

+2

11

*Клуб "Запретный плод"*

Коктейль, за который она отвалила приличную сумму, оказался более чем вкусным, хотя и крепким. Алкоголь расплылся по телу волной тепла и возможно, она слишком поспешила уничтожить сразу как минимум пол бокала. Пьяницей и дебоширкой Эвелис никогда не была, поэтому подобные напитки очень быстро охмуряли юный рассудок. Сначала обломался зал, а с ним и все шансы на собственное шоу в Америке, затем, этот странный человек… если он вообще человек. Как можно быть таким чарующим и манящим, и мужественным, и красивым настолько, что смотреть больно.

Резко одернув себя, Иви сделала еще пару больших глотков своего горячительного напитка, словно пытаясь залить и утопить в нем все эмоции, которые в ней побуждало недавнее знакомство. Тишина за ее спиной способствовала расслаблению и не давила вибрациями от предвкушения и надежд других посетительниц. Слишком много собственных проблем. Завтра она начнет паниковать, искать новый зал и переносить встречи с артистами. Но это завтра. Сегодня она хотела только допить свой коктейль и доехав домой свалиться в мягкие одеяла в своей тихой и пустой квартире.

Шквал женских оваций заставил ее вздрогнуть, но не спровоцировал обернуться. Чтобы женщины массово сошли с ума, на сцене должен был появиться сам Аполлон, с кучей бесплатных и дизайнерский нарядов в придачу. Но потом она обернулась. Услышав голос, который уже ни с чьим не перепутала бы, Эвелис начала медленно поворачиваться на своем круглом стуле, с коктейлем в руке. Очередная внутренняя борьба на эту ночь: здорово, если на сцене действительно он и она сможет снова его увидеть, здорово, но страшно. Там, в кабинете, танцовщица была слишком близка к необратимым последствиям и то, что Жан-Клод пробудил в ее душе только одним своим существованием очень сильно ее пугало.

Только когда это страх останавливал молодых и энергичных Роше? Стоило изумрудным глазам увидеть в свете сценического антуража именно того, кого они так жаждали там найти, и девушка уже не отворачивалась. Публика стала однородной массой, сконцентрировавшей свое внимание только на нем и Эвелис с еще большим ужасом осознала, что является ее частью. Она тоже смотрела на него вылавливая каждое слово. Только пока другие девушки и женщины наслаждались блеском открытого торса, Иви видела на нем лишь капельки воды, медленными дорожками сползающие до линии брюк. По гладкой коже, которая совсем недавно была так близко к ней, что все еще не забытый ее аромат будто бы снова начал раздразнивать ее обычное человеческое обоняние.

Девушка слушала приятный голос, скрываясь в темноте зала и толпе более шумных и неусидчивых посетителей. Он ведь не увидит ее тут, значит, ничего страшного, если она посмотрит на него издалека. Закон Мерфи. Синий взгляд выцепил ее из толпы, на ее одиноком стульчике у барной стойки. Она готова была поклясться, что он смотрит именно на нее и из-за этого ей показалось, что он говорит только с ней одной, будто зал опустел, за спиной снова оказалась закрываемая дверь, а он своим низким и тихим голосом убеждает ее, что все нормально, все правильно и в ее желаниях нет ничего постыдного. Ей даже захотелось встать и прямо со своим коктейлем подойти ближе, она опустила одну ногу с подставки и с ее коленок на пол скатилась оставленная без присмотра сумочка.

Эвелис несколько раз очень часто моргнула, смущенно и виновато глядя на несчастный предмет, понимая, что в очередной раз полностью утонула в чем-то ей пока не понятном. Чтобы это ни было, вызывал помрачение ее рассудка именно Жан-Клод, точнее, сам факт его присутствия, а значит, пора было убираться. Подняв сумочку, девушка двумя глотками осушила бокал и даже слишком громко вернула его на стойку. Ей хотелось посмотреть на принца еще раз, но снова искушать судьбу она побоялась. Нужно было уйти пока она не начала пускать слюни как многие присутствовавшие дамы.

Расталкивая со своего пути возмущенных девушек, считающих ее чокнутой уходить в такой момент, танцовщица все же добралась и до своей куртки, так и не посмотрев назад. Она уходила свободная от тяжести знаний о том, что он отпустил ее. И уже не первый раз. Покидала клуб все еще соображая, что именно между ними произошло, и уж тем более не догадываясь, чем это отзовется в будущем. Выскакивая на улицу знала лишь, что не оглянуться было очень сложно и возможно очень глупо, а не поддаться искушению заглянуть в клуб еще раз, будет настоящим испытанием.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [01.04.11] Sans phrases