https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Предисловие » Appeal


Appeal

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: октябрь 1943 года
Места: Дрезден, Германия
Герои: Morgan Harlock, Seleste Vega, NPC
Сценарий: Европа, и не только, охвачена второй мировой. Города Германии начинают подвергаться систематическим бомбардировкам (в начале года налету подвергся Гамбург, летом - Берлин). Прошел слух, что к 1945 году планируется бомбардировка Дрездена, поэтому очень многие шпионы отправляются туда, чтобы узнать как можно больше информации. Селеста Вега, одна из самых опытных представителей этой сферы, работает там уже несколько месяцев. Пока в один день среди "своих" не пролетает слух, что в город со своими людьми приехал тот самый немецкий офицер, которого побаиваются все шпионы и предатели.

0

2

Казалось, что Третий рейх стал царствующей страной во всей Европе. За три года, что продвигались немецкие войска было захвачено множество стран, и вот-вот Германия станет повелительницей всего мира, благодаря своему фюреру. Но у любого фюрера ничего бы не вышло без его верных солдат. Таким был Адаларад фон Майер. Бравый офицер, выполняющий свою работу со всей совестью, отвечающий за качество, готовый предстать перед высшими властями в случае провала. Только он никогда не проваливался. Все видели в нем пример для подражания. Все боялись его. Поговаривают, что если бы он был на месте Гитлера, то война закончилась бы быстрее. Все это прекрасно, ибо никто не знал, что Адаларад был вампиром с неустойчивой психикой, и в то время, молодой на вид, офицер никак не метил на место правителя страной. Он наслаждался тем, что имел, пока ему не надоедали застои в его профессии.

Однако 1943 год стал для государства переломным, ибо война пошла в другую сторону, заставляя немецкие войска поджать хвосты и немного сбавить обороты. Это совсем не нравится вампиру, который совсем недавно поднялся чуть выше по своей служебной лестнице. Но слух, что прошелся среди армии, заставляет его принять свою новую должность обергруппенфюрера очень скоро. Фон Майер отправляется в Дрезден, чтобы заняться шпионами и дезертирами. Было приказано опросить, пытать, а потом, когда игрушки становятся бесполезными, избавиться. Разве мог Адалард упустить возможность заняться таким приятным делом?

Сидя в машине, мужчина молчал, пока его водитель вез до штаба, где Адаларду снова и снова должны были объяснить его задачу. Как будто бы он не усвоил с первого раза. Терпеливо сжав челюсти, от чего его скулы заострились, офицер лишь смотрел на дорогу впереди, ощущая неприятный холодок по спине. Поговаривали, что Дрезден будет разрушен, как и Гамбург, как и Берлин... Сейчас здесь все еще ощущалось стальное правление Адольфа Гитлера. Люди ходили так, словно были выходцами из самого Эдема Господа. Они возвышали свою важность. Но при виде на молодого мужчину, что молчаливо проезжал на своем Мерседес-Бенц G 4, они под его взглядом сразу чувствовали себя полными ничтожествами. И эта способность Адаларда фон Майера помогала ему расколоть любой "крепкий орешек" шпионских сетей.

Когда автомобиль останавливается около здания штаба, вампир не открывает дверцу, чтобы вылезти. Он перепрыгивает через нее, оказываясь двумя ногами на земле. Проведя ладонями по своим брюкам, мужчина бросает последний взгляд на водителя и заходит в здание. Темные коридоры совсем не освещены, потому что время дневное, но для обычных людей, где в стенах нет окон, коридоры темны. Стук каблуков ударяется звуком о стены, и разносится эхом по всему помещению, пока мужчина не доходит до двери и касается ее ручки. Открыв ее, офицер входит внутрь маленького помещения, что также темно, как и коридоры. Его взгляд небрежно проходится по каждому сантиметру помещения, примечая все ту же символику, что и всегда, а также человека, что его ждал. Как только он увидел своего гостя, то вскочил на ноги по стойке "смирно", вытянув руку под углом вверх.
- Herr von Mayer,* - произносит молоденький лейтенант, но Адалард прерывает его взмахом руки, подзывая жестом к себе. Юноша незамедлительно повинуется и выходит за вампиром из комнатки. Они возвращаются обратно на улицу, и мужчина ощущает недоумение лейтенанта, хотя тот не смотрит на генерала, а старается держаться так, будто бы все понимает. Вампир слегка ухмыляется.
- Wir gehen auf der Weidwerk.**

Адалард прекрасно знал, что примерное местонахождение шпионов уже известно. Немецким солдатам нужно будет их всего лишь выкурить, чтобы дать генералу возможность словить в ходе жаркой битвы. Так и было с тремя доходягами, которых вампир отправил в карцер, чтобы опросить позже, но один был хитрее всех... Фон Майер был уверен, что пацан переоделся в немецкого офицера, поэтому-то его так долго не могут найти. И азарт только возрос.
Мужчина так бы и продолжал его поиски, если бы не услышал какую-то... мелодию? Да, мелодию, зов в его сердце, что подсказывал ему, что если он последует за ним, то награда обещает быть приличной. На губах вампира заиграла хищная ухмылка, когда пара капель с неба упали ему на лицо. Дождь, капающий с хмурых туч, обещал усилиться. Сражаться солдатам станет тяжелее. Но Адалард приказывает и дальше находить шпионов, а сам направился навстречу судьбе.

*Господин фон Майер
**Мы идем на охоту

Отредактировано Morgan Harlock (07.04.15 21:34:52)

+3

3

Селеста сидела в своем кабинете, хмуро поглядывая на огромные дождевые капли барабанящие по подоконнику по ту сторону окна. Она не любила дожди. Они мешали охоте, заглушая звуки и запахи, они сбивали с толку, скрывали приближение врага и просто вызывали мигрени у девушки обладающей слишком острым кошачьим слухом. Сделав еще один глоток крепчайшего черного кофе она демонстративно зевнула пустому помещению. Чертов напиток не помогал вообще ничем. Стоило посмотреть на чертежи и документы у нее под носом, как глаза начинали слипаться будто буквы на бумаге были сложены в усыпляющее заклинание.

А спать ей было никак нельзя. Ее сеть доверенных пташек, в качестве различных бедняков или посыльных мальчуганов, уже пару дней назад донесла, что в городе с опасным визитом развлекается какой-то немецкий генерал, знаменитый своим талантом буквально из-под земли вытаскивать всех и каждого из предателей. Сначала, она лишь прислушивалась, но когда насчитала уже третьего хорошо ей знакомого шпиона, попавшегося в лапы к этому офицеру, не на шутку осознала, что нужно как можно скорее заканчивать все свои дела в Дрездене и уезжать дальше. И ведь надо же было ему заявиться именно в тот момент, когда ее система доносчиков засветилась в городе. Многие, даже некоторые среди ее людей, возгордились этим. Но Селеста тут же их одернула. Хороший шпион тот, о котором ничего не знают, вовсе не тот, о котором трубит весь город. Да еще и в военное время.

Вместе с ней в этом двухэтажном доме было еще четверо мужчин. Трое из них были самыми настоящими немецкими офицерами, считавшими ее точно такой же преданной третьему рейху специалисткой. Время от времени она действительно выдавала им крупицы информации из штатов. И еще один молодой человек, чуть младше ее. Тут его звали Гансом, хотя приехал он вместе с ней из Америки и ее игры сразу на двух фронтах ему совсем не нравились. Но он был славным малым, поэтому Вега не пыталась его устранить или хотя бы убрать подальше от себя. Наоборот, он всегда крутился рядом как преданный пес, что уже не единожды спасло ему жизнь. Он ведь был просто человеком, а у нее была какая-никакая фора.

Вздохнув, Селеста поежилась не смотря на мирно потрескивающий под боком камин. Сырость. Дрезден был пока что целым и успешным городом, а немецкие войска оставались достаточно богатыми, но ей в этот раз с жильем не повезло. А вылезать на более высокие должности она не хотела, ибо привлекать внимание было чреватым для людей с такой подпольной деятельностью как у нее. Она услышала их почти сразу. Как будто внутренне развитое чутье шепнуло ей, что надвигается что-то совершенно неординарное и жутко опасное. Когда на первом этаже прогремели первые отголоски драки, а дверь в ее кабинет открылась впуская преданного сородича, Вега уже складывала в бронированный кейс одну часть бумаг, пока другая медленно, но уверенно догорала в огне.

- Fräulein Keller... – Ганс проскочил в комнату прикрывая за собой дверь. Увидев, что девушка уже собирается, он не стал лишний раз разговаривать, в страхе выдать их место пребывания.

Одного взгляда на лицо американца было достаточно чтобы Селеста поняла, что дело – дрянь. Они вместе повидали не мало передряг, и чтобы так сильно его напугать, к ним должен был пожаловать сам Сатана. Проследив за тем, как парень вооружился, она тоже засунула себе за пояс оставшийся пистолет. Затем, обойдя стол, пихнула Гансу в руку накрепко захлопнутый кейс с важными документами. Ей нужны были свободными обе руки, ведь она пойдет первой, а выйдет последней. Документы делали парня одновременно и самым важным для спасения и самой яркой мишенью. Вега была сильнее, быстрее и естественно, живучее, а значит, Ганс будет убегать, а она его прикрывать.

В самом начале их странствий, когда они только-только получили приказ и темной ночью переправились на немецкие земли, ее спутник еще пытался с ней спорить и противится ее решением. Но стоило ему пару раз увидеть ее преимущества, и он очень быстро изменил тактику своего поведения. Поэтому, когда она, скрыв свои волосы под фуражкой немецкого офицера, приоткрыла дверь и выглянула наружу, он молчал. Внизу все еще слышался шум и звучали голоса, но Вегу они устраивали. Ей нужно было слышать, где находится враг. Тихо открыв дверь настежь, она вытащила пистолет, и удерживая его нацеленным дулом в потолок, медленно и совершенно беззвучно направилась по коридору к лестнице, очень сильно сожалея, что выпрыгивать из окон мешало ограждение с железными прутьями.

+2

4

Молодой лейтенант следовал за генералом, еле поспевая. Адаларду было плевать, успеет ли малец присоединиться к нему до начала битвы в здании, в котором скрывались шпионы-американцы. Все знали, что каким-то мифическим образом фон Майер выходил всегда живым из любых переделок. Поэтому, не смотря на его непредсказуемый характер, мужчина до сих пор оставался в рядах армии.

Зов, что был в груди вампира, усиливался с тем, как они приближались к зданию другого штаба, в котором скрывались ищейки Америки. Лейтенант опередил Адаларда и прижался спиной рядом с дверью, держа пистолет наготове. Фон Майер беспристрастно приблизился к двери и выбил ее ногой, что с грохотом рухнула на пол перед ним. Глаза лейтенанта смотрели на вампира так, словно он был новым видом оружия, которое поставили для немецкой армии. Отчасти он был прав, но мужчина даже не взглянул на своего напарника, проходя внутрь помещения. Вокруг послышалась немецкая речь. Чертовы предатели... Они оповещали друг друга о том, что он прибыл, и строили план, чтобы задержать его, давая возможность сбежать кому-то, кто сидел сверху. Что ж, стоит поспешить...

Офицер двинулся вперед, скользя словно хищник. Жертвы, что попадались ему на пути умирали тут же. Лейтенант прикрывал сзади, стреляя прилично метко, что давало им еще больше преимущества. Но вампир все равно бы выбрался живым, как бы его не изрешетили, потому что никто не догадался использовать серебряные пули. Да и дороговато будет, если каждый солдат или шпион будет обеспечен таким добром. Поэтому уже буквально через несколько минут несколько тел лежало перед ногами немцев. Запах крови привлекал мужчину, но он терпеливо направился дальше, потому что мелодия, что звала его, была интереснее. Лейтенант следовал за Адалардом, словно мышь, но не достаточно тихо для самого Адаларда. Мужчина стрельнул на юношу взглядом, словно тот мог убивать. Лейтенант замер на месте, что дало фон Майеру возможность прислушаться. Затем двинулся вперед, ведомый слухом и мелодией. И то и то звало его на улицу с другого выхода. Дверь уже была распахнута, и немец видел впереди две фигуры. Одна шла впереди, держа кейс в руках, другая ближе к ним. Мужчина ринулся вперед, хватая за руку крайнего. И мелодия тут же усилилась, стоило тому обернуться... От удивления вампир отшатнулся, резко выхватив пистолет из кобуры и нацелив его на молодого человека в германской форме. Лейтенант оказался рядом с генералом, сделав тоже самое, только его пистолет был направлен на сообщника с кейсом.

А мелодия все играла и играла... пока Адалард пытался понять откуда ему знаком этот запах и черты лица этого шпиона.
- Ты... - осознание исказило лицо вампира в ужасной гримасе.

Отредактировано Morgan Harlock (09.04.15 00:03:36)

+2

5

Они с Гансом позволили налетчикам убивать своих же сородичей пустив их на пушечное мясо как отвлекающий маневр. На данный момент не нужно было даже обладать особо острым сверхъестественным слухом чтобы понимать в какой из комнат одни солдаты убивали других. Выстрели и крики, переполненные агонией свидетельствовали только об одном – каждого, кто попадался под руку, убивали на месте. Селеста совершенно не жалела ни одного из пойманных немцев, хотя они преданно ей служили. Они все были на войне и если спасти она могла только себя и своего сородича, она не станет рисковать их жизнями ради немцев, предававших свою же родину.

Так что не испытывая совершенно никаких угрызений совести, полностью сосредоточенная на передвижениях других обитателей дома, Вега, или как тут ее называли, фрейлейн Келлер, практически беззвучно сошла вниз по лестнице на первый этаж. Если ее поступь была мягкой и плавной, то под ногами Ганса доски скрипели так, что девушке казалось у нее шерсть на загривке дыбом встала, а ведь она даже не была в форме зверя. И все-таки они сделали это. Благополучно сошли вниз и естественно не став дожидаться пока хоть кто-то выскочит из комнат в широкие коридоры и начнет по ним палить, нырнули в боковой проход, который очень часто обзывали кармашком, а затем и на улицу.

Там она пустила своего спутника шагать впереди. Если в них начнут палить со спины, у нее было намного больше шансов пережить ранения и все равно убежать. Если быть еще более откровенной, девушка, которая на войне давно уже перестала боятся смерти, подумала и о том, что если Ганса пристрелят бегущим перед ней, она сможет подобрать кейс и бежать дальше не останавливаясь, а вот если позади, вернуться к телу, окруженному врагом было бы уже труднее. Не очень красиво, но ведь то чего военный не знает, ему и не навредит, правда?

Они прошли примерно половину заднего дворика (бежать пока что не решались поскольку в случае если дом окружили, в убегающих тут же начали бы стрелять, а так, немецкая форма могла служить для них щитом, сбивая с толку), когда Селеста поняла, что их догоняет кто-то сзади. Для этого ей не нужно было оборачиваться, тот, кто шел сзади даже не пытался скрывать своих шагов, даже наоборот, каблуки мужских ботинок стучали следом скорее назойливо и опасно, так ходят те, что хотят запугать. Продолжая свой путь через двор, шпионка прислушивалась, ожидая щелчка взведенного курка или самого выстрела в спину. Но нет, вместо этого шаги лишь ускорились. Видимо, их двоих убивать наповал не собирались. Может, им нужен кто-то для допроса, прежде чем все завершить. А если нету стрельбы, значит, драка. И в этом, обычному человеку с ягуаром не тягаться, поэтому, выбор был невелик.

- Hans, entkommen*, - строго скомандовала Вега, интонацией, не допускающей возражений. Впрочем, не было похоже на то, что парень будет с ней спорить. У страха глаза велики, - ich werde dich finden**.

Почти сразу после того как она отдала этот приказ, американка ощутила неизбежное появление кого-то прямо за своей спиной. Этого не могло произойти, так близко человеку бы к ней не подобраться! Ее поймали за руку практически железной хваткой и развернули к себе так, что она уже не могла видеть улепетывающего американца. Однако, тот, кого она увидела перед собой, заставил ее опешить, вовсе растерявшись. Разве могло это быть явью? Что за дьявольское сходство? Какой это черт играет с ней в такие суровые игры! И вот она видит, как этот мужчина, с таким слишком знакомым для нее лицом, отскакивает назад, а к нему на помощь прибегает еще какой-то парень. Годами тренировки выработанное автоматическое действие вынуждает ее просто машинально направить пистолет прямо в сердце немецкого офицера. Но она не стреляет в него. Будь она проклята, но это же… фон Майер. Даже если это какие-то происки злых колдунов, помутнение рассудка или иной обман и это все-таки не он, Селеста не может выстрелить в Адаларда. Даже в фальшивого. Даже если он сам наставил на нее пистолет.

Однако, выстрелить собирался его спутник. Периферийным зрением оборотень замечает, что военный уже прицелился чтобы выстрелить в убегающего со всех ног Ганса. Продолжая держать пистолет наготове, девушка делает резкий прыжок в сторону чтобы заслонить сородича от выстрела в спину и, если успеет, выстрелить в немца. Только ей совсем не везет. Появление Адаларда совершенно выбило ее из колеи. Селеста оступается на каменистой дорожке и пошатнувшись практически добровольно подставляет свою грудь под дуло вражеского пистолета. Мужская фуражка слетает в траву, открывая ласковому ветру ее густые локоны. В этот момент, Вега серьезно решает, что для нее эта война уже закончена.


*Ганс, спасайся
** Я найду тебя

+4

6

Селеста Вега. Его возлюбленная из Нового Света, что отвергла его предложение сбежать с ним. Сейчас Адалард даже не имел понятия, как реагировать. Он никогда не был влюблен в кого-то кроме этой женщины. Будь на ее месте иная, он бы сразу отправил ее на допрос с пристрастием. Кто бы мог подумать, что самый опасный шпион, которого фон Майер считал за юношу, окажется его единственной любовью за всю вечность...

Лейтенант прицеливается в сообщника, не давая мужчине собраться с мыслями, которые и так вечно были в разнобой. Селеста, словно кошка, которую теперь вампир четко в ней ощущал, ушла от прицела генерала немецких войск, заслоняя своего напарника спиной. Но ей не везет. Адалард словно в замедленной съемке наблюдает, как с ее головы падает фуражка, подставляя их с лейтенанту взору волны густых темных волос, которых мужчина так любил касаться во время их маленького романа. Спустя десять лет, Селеста стала еще более прекрасна, поэтому немец не мог допустить, чтобы его сокровище, которое он нашел и бережно хранил, пока оно само не ускользнуло от него, исчезло навеки.

Вампир стреляет раньше. Выстрел с громким звуком, эхом разносится по всему полю под проливным дождем. Две фигуры стояли друг напротив друга, пока третья быстро удалялась в неизвестном направлении. Адалард даже не пытался проследить за Гансом. Его глаза смотрели прямо в глаза Селесты, пока рядом около его ног остывал мертвый лейтенант с дырой в виске. Кровь впитывалась в землю, ее запах был приглушен каплями ливня. И девушка и мужчина уже промокли до нитки, но они стояли так будто бы вечность, пока вампир не делает к ней шаг.
Его рука поднимается, чтобы коснуться ее бледной щеки, он слышал, как колотится ее сердце, как ягуар внутри тянется к нему. Пальцы нежно проходятся по ее щеке вниз, пока не доходят до подбородка и цепко хватают его, чтобы она ощутила боль. На лице Адаларда отражается злоба, пока Вега уже отмечена его первой меткой, делающей ее его Зверем Зова.
- А я ведь ждал тебя, - прошипел фон Майер на родном языке Селесты, сжимая подбородок сильнее до боли в костяшках. - Я думал, что дорог тебе. Скажи, что я не ошибся. Соври мне.
Его взгляд бегает по ее лицу, словно обезумевший. А затем мужчина впивается губами в губы Селесты жадным поцелуем, чтобы снова ощутить ее вкус, уже позабыв о мертвом лейтенанте и сбежавшем шпионе. Одна его рука все также продолжала сжимать подбородок девушки, а вторая собственнечески обвила ее талию, прижимая к Адаларду. В своем поцелуе он одновременно любил и ненавидел эту шпионку.

Отредактировано Morgan Harlock (12.04.15 01:51:13)

+2

7

В какой-то момент, восстанавливая равновесие она ловит на себе так хорошо знакомый ей взгляд и утопает в глазах которые помнит до мельчайшей подробности не смотря на то, что не видела их около десяти лет. Время словно застывает, отгораживая их в этом дворике от всего оставшегося мира беспросветным ливнем и в этой застывшей сцене Селеста понимает, что ей не мерещится. Это действительно тот самый мужчина в которого она влюбилась еще будучи самой обычной девчушкой. Будучи совершенно другой, она встретила его впервые и хотела убежать за ним с собственной родины, заплатив за эту попытку очень суровую цену. Она стояла и смотрела, как его серые, идеально подходящие под дождливую атмосферу глаза, признают в ней знакомое создание.

Выстрел гремит на весь двор детонированной бомбой, и Вега ощущает, как собственное сердце чуть не выскочило через рот, удивительным образом застряв где-то в горле. Она почти уверена, что это нацист выстрелил в нее и точно попал, но продолжает смотреть в приковавшие ее взгляд глаза мужчины. И она действительно ощущает боль, словно пуля прошла сквозь самое сердце, поэтому очень сильно удивляется, когда боковым зрением замечает, что на землю упал молодой немец, а не она. Ее взгляд пробегает по обмякшему и застывающему в мокрой траве телу, поднялся до руки с пистолетом и по ней пошел выше до самого лица фон Майера. Удивленный, возмущенный, испуганный, еще не известно какой. Она уже забыла о том, что где-то позади должен стремительно убегать Ганс, и ей возможно стоило бы сделать то же самое. Что ей дела до какого-то мальчишки и до всей проклятой мировой войны?

Адалард делает шаг, уничтожая то небольшое расстояние между ними, и Вега еле-еле сдерживается чтобы не шагнуть от него назад. Она не знает, что от него ожидать, что ожидать от себя самой и как вообще реагировать в подобной ситуации. Светлый взгляд оборотня блуждает по земле ничего особенного там не рассматривая, позволяя большим каплям скатываться и капать с ее немного курносого носа, вздрагивая как хищником запуганное животное от непривычного и ласкового касания, пока сильные и грубые пальцы властным движением не вынуждают ее поднять лицо. Он смотрит на нее злым, практически агрессивным взглядом и зверь внутри нее начинает скрести когтями, не понимая причины такого недовольства. Она же бежала к нему! Он сам уехал без нее!

Но последовавшие слова приструняют ягуара сделав из него не опасного зверя с клыками и когтями, а пушистого котенка, который подставляет шею для хозяйских ласк. Ведь Адалард говорит, что ждал ее, он правда хотел увезти ее с собой! И сущность оборотня подсказывает ей, что он вовсе не лжет. Если бы она только не попалась тем гадам или успела добежать до него, не потерявшись в лесу! Знал бы он, сколько дней и ночей она прокручивала в мыслях это проклятое «если», пытаясь представить, что могло бы быть иначе.

Селеста практически задыхается от осознания, что хотя бы фон Майер никогда не предавал ее в этом мире, поэтому, когда он резко притягивает ее к себе, девушка вздрагивает инстинктивно предпринимая попытку вырваться, но успевает только выдохнуть горячий возглас прямо в лицо Адаларду, прежде чем он впивается в ее уста требовательным поцелуем. Всего мгновенье, Вега словно окончательно сломанная, чуть ли не висит в его руках, сокрушенная неожиданной встречей, свалившейся как гром в этот дождливый день. Но лишь мгновение, за которое она закрывает глаза. Шпионка сама прижимается ближе к немцу, отвечая на поцелуй не менее жадной и горячей лаской. Руки оборотня, до этого упершиеся в широкую мужскую грудь, ухватились пальцами за офицерский китель, далеко не с ребяческой и возможно, не человеческой силой натягивая ткани на себя, будто соприкосновения двух тел было еще не достаточно. Селеста даже не придавала значения тому, что в этом вампире крылся хозяин именно ягуаров. Для нее, тяга к нему, к его мягким губам, пьянящему запаху – все это было естественным.

+1

8

Поцелуй словно лава - пожирающий, всепоглощающий, горячий, словно ад - полный контраст этому холодному, дождливому и унылому дню. Селеста отвечает Адаларду, словно голодная хищница, давно не видевшая мяса. Они словно бы не дарят друг другу ласку поцелуя, они пытаются заглотить друг друга. Мужчина чувствует клыки девушки на своих холодных губах, ощущает силу, с которой она сжимает его китель и притягивает ближе к себе. Вся волна страсти нахлынула на них за те 10 лет, что они не видели друг друга. Ощутив животную потребность в этой женщине, фон Майер подхватывает ее - ее ноги обвиваются вокруг его талии, пока вампир поддерживает ее под бедра. А потом они разрывают поцелуй и смотрят друг на друга. Мужчине стоит больших усилий, чтобы прислушаться к одному из голосов, который твердил, что стоит сейчас поговорить с Вегой и обсудить прошлое, когда остальные в противовес твердили о том, что с ней можно сделать много другого более интересного.
У вас будет еще целая вечность...
Сейчас-сейчас!
Терпение всегда вознаграждается...
Пока никого нет рядом!
Тем более есть дела поважнее...
Тот пацан все равно убежал!

И Адалард, будучи еще не совсем конченным психопатом, прислушивается к голосу, что говорил за разум. Опустив девушку обратно на землю, вампир удосужился оторвать от нее взгляд и осмотреться. Пустота поля совсем его не напрягала. Все были уверены, что немецкий офицер справится, и ему никогда не нужна была подмога. Холодный взгляд серых глаз опустился на мертвого лейтенанта на земле. Парню просто не повезло оказаться напарником вампира, наводящего ужас на всю вражескую шпионскую сеть. Вернув взгляд к Селесте, Адалард перехватывает ее руку и ведет в здание штаба, из которого она так стремилась сбежать. Им нужно было поговорить в спокойной обстановке, прежде чем кто-то из вышестоящих или из его подчиненных решит, что генерала долго нет.

Задние было наполнено тишиной, запахом крови и ощущении Смерти, что подбирала души погибших солдат. Фон Майер не мешал, уважая ее работу. Он в покорном молчании провел Селесту через груду мертвых тел, к лестнице, чтобы она могла провести его к кабинету, в котором она сидела до этого. Девушка покорна, послушна, влюблена. Она ведет мужчину в помещение, пропускает его внутрь первым. Адалард одним лишь взглядом приказывает ей сесть, а сам обошел комнату, чтобы убедиться, что тут безопасно и действительно тихо. Что кроме них двоих и фрау Смерть тут никого нет. Отойдя к окну с кованными прутьями на нем, вампир вглядывается вдаль пейзажа, не цепляясь взглядом за что-то особенное. Сняв с головы фуражку, мужчина переложил ее на стол рядом и провел рукой по слегка мокрым волосам, убирая их назад. Все еще глядя в окно, а не на Вегу, Адалард убрал одну руку в карман своих серых брюк.
- Я слушаю, - спокойно произнес он стеклу окна, хотя обращался к девушке за спиной. Она прекрасно понимала, что он имеет в виду.

+1

9

Селеста давно уже успела позабыть, что есть истинное влечение к мужчинам. После той проклятой ночи, когда она стала ягуаром так и не добравшись до места встречи с Адалардом, она видела в мужчинах только мясо до кости. Первым ее мужчиной в жизни был один из насильников, поэтому она так и не научилась видеть удовольствия в плотских утехах. Конечно, она спала с мужчинами с тех пор, но скорее для того, чтобы использовать их в собственных целях. Поэтому, просто удивительно, насколько быстро и легко тело способно вспомнить то, что уже однажды познало. Каждая клеточка ее огрубевшего на войне организма покорно откликается на призыв мужского тела. Вега пытается насытиться фон Майером, но его ей кажется недостаточно даже когда сильные руки подхватывают ее в воздух, заставляя обвить его ногами. Она не пищит и не цепляется за его шею как маленькая девчонка, ее ноги не менее мощные чем его стальные мышцы рук. Девушка чувствует себя более чем уверенно, не отрываясь от мужского тела даже не смотря на то, что губы уже запылали от слишком животных поцелуев, а легкие прогорают изнутри, требуя больше воздуха.

Спрыгнув наземь, Вега недовольна, но умалчивает об этом, собирая языком капельки дождя, омывающие губы офицера. Труп рядом с ними был его человеком, а не ее, к тому же, чуть ее не пристрелившим. Так что, девушке нет дела до этого несчастного. Однако, она не сопротивляется и не спорит, когда Адалард уводит ее в дом, перехватив за руку. Стоять на открытом месте ей не нравится, а очень в скором времени было бы желательно убраться отсюда вообще. Они проходят обратно по узенькому коридору, и она перешагивает через тела убитых более осторожно чем это делает он.  Перед лестницей Морган останавливается пропуская ее, и она легкими шагами взлетает на второй этаж, показывая ему дверь в свой изолированный кабинет. Но на стул она не садится. Хоть и уловила этот намек взглядом, слишком уж много чего произошло за всего несколько мгновений, чтобы она могла спокойно усидеть на месте. Вместо этого, услышав его многозначительную просьбу, а как бы кто не думал, Селеста знала, что для такого как Адалард, этот сухой и требовательный намек был еще очень даже ласковой формой просьбы, она присела на стол, облокачиваясь на столешницу и обеими руками по обе стороны от себя.

- А что ты, собственно хочешь услышать? – некоторое время она изучала его взглядом, но затем он просто поплыл по комнате, время от времени цепляясь за различные знакомые мелочи. Тем не менее, чтобы немец трактовал ее вопрос правильно, она все же решила сознаться. – Я шла к тебе на встречу. Собрала самые необходимые вещи и правда пошла. – Селеста усмехнулась, склоняя голову на бок и обращая на мужчину очень похожий на кошачий взгляд. В ее словах сквозило горечью и обидой, но он должен был это услышать. – Знаешь, а я ведь почти до тебя добралась. – Она проследила за его лицом и взглядом в отражении, с неким любопытством высматривая реакцию. Никогда она не думала, что ей представится возможность рассказать ему об этом, поэтому сейчас то, как он отреагирует было самым важным. – Ты ведь заметил, что я не такая?.. Это не война сделала меня такой. И я нахожусь именно тут не потому, что где-то тут мог быть ты, - небрежное пожатие плечами, - они сделали меня такой. В ту самую ночь. Поймали целой толпой и… - Вега не собиралась заканчивать предложение. В этом «и» крылось слишком много ужасных догадок для любого любящего или хотя бы ревнивого собственника. Воображение само нарисует фон Майеру очень много того, что именно с ней делали в том лесу и ничто из этого, не передаст ему даже части ее настоящих переживаний. Этим умалчиванием, она пропитала тишину ядом, точно так же, как отравила и его душу, озлобившись в какой-то мере и на него, хотя его вины в том было меньше всего. И делала она это практически со сладкой улыбкой на устах. Не хватало лишь кошачьего урчания.

+1

10

Ливень за окном прекрасно передавал настроение генерала фон Майера, который прислушивался к словам женщины позади себя. Ее присутствие он словно ощущал спиной, словно ее аура неосязаемо касалась его кожи через китель. Но вампир прекрасно понимал, что это всего лишь его завышенные способности и способность чувствовать Вегу ближе, чем обычных женщин. Хотя Селеста никогда не была для него обычной. Она была единственной, той единственной, на кого пал его взор. Америка могла удивлять, и Адалард не мог понять - проклятие ли для него эта страна? Она забрала у него слугу, но подарила любимую женщину, которую снова отобрала. Германия все ему возвращала. Есть ли вероятность, что и своего слугу он найдет здесь же?

Облизнувшись по привычке, немец встретился взглядом с девушкой в отражении оконных стекол. Ее взгляд был внимательный, с издевкой в зрачках. Адалард буквально ощущал ее недовольство, обвинение в голосе. Вампиру это не нравится, его это задевает, делает неприятно, он не чувствует вины за то, что с ней произошло. Так как она смеет винить его, если он даже понятия не имел о том, что с ней произошло?! Мастер глубоко внутри себя ощутил клокочущий океан ненависти, который порывался выйти из берегов, словно неудержимая стихия. Однако на лице мужчины ничего подобного не отразилось. Лишь хрустнули костяшки пальцев, когда он уж слишком сильно сжал свои пальцы.
Тишина, которую осквернила Селеста своими ядовитыми речами, длилась некоторое время. Оборотень словно проверяла насколько хватит немца. И ненависть, которая была приправлена теперь и злостью на тех нечистых мерзавцев, что посмели заразить его женщину, сыграла свое. Адалард повернулся слишком неожиданно и резко, вновь оказываясь около Веги слишком близко - позади него уже были раскиданы стулья, которые он затронул по слишком короткому пути. Вампир резко уложил девушку на стол, схватив ее за горло. Его лицо лицо было всего в нескольких миллиметрах от лица Селесты - его холодное дыхание касалось ее кожи лица и губ, пока крепкие, сильные пальцы сжимали ее горло, перекрывая воздуху путь к легким.
- Да как ты смеешь винить меня в чем-то? - прошипел он, словно змей, глядя в ее глаза с дикостью зверя. В его серых глазах не было прежнего холода. Они словно загорелись адским пламенем, окрашивая серебро радужки. И хотя девушка не сказала ничего про его вину, он слышал эти нотки, чувствовал, как она обижена на него за это. Она не имела права обижаться на него! - Если бы я знал, я убил бы любого, кто посмеет причинить тебе вред, meine liebe!
В отрицание этого, рука на горле Селесты сжалась сильнее. Но Адалард вовремя смягчился. Выпустив Вегу, он все еще не давал ей возможности подняться со стола, так как сам все еще склонялся над ней, буквально прижимаясь вплотную своим телом. Пальцы его руки с мягкостью прошлись по ее щеке.
- Обещаю, теперь никто не посмеет причинить тебе вред. Мы всегда будем вместе... - шепот касается уха девушки, а затем и холодные губы фон Майера, в то время, как свободная рука скользнула под китель американки. - И если ты захочешь, мы найдем тех ублюдков и убьем их. Если они уже не мертвы... - вампир хищно ухмыльнулся.

Отредактировано Morgan Harlock (25.04.15 17:46:18)

+1

11

Злость Селесты была совершенно не обоснованной, но стоило запустить механизм, и он уже не собирался останавливаться. Слишком много времени она жила накапливая обиду за ту ночь где-то в глубинах сознания, не имея возможности высказать все хотя бы раз. В каком-то роде и на войну она, возможно, попала с очевидной и совершенно глупой целью – умертвить собственное тело. Только вот судьба всегда играла в свои никому более неведомые игры: тех, что хотели жить, война забирала первыми, а те отбросы, которые не ценили свои возможности, до последнего оставались сыновьями и дочерями удачи, без проблем выныривая из любых передряг. И Адалард не был виноват ни в чем из выше перечисленного. В какой-то мере даже наоборот, неожиданно возникший перед нею и убивший чуть не пристрелившего ее немецкого офицера, фон Майер вроде бы стал очередным подарком судьбы. 

Но разве Вега пожалела о своем злорадстве? В ней слишком бурно кружились вихри совершенно противоположных одна другой эмоций, подстрекающих и картинки из прошлого напоминать о себе, окуная девушку в совершенное смятение. И все это кружилось вокруг одного и того же самого мужчины. Которого, она считала, что знает лучше всех на свете, по своей глупой наивности, навязанной любовью, способная видеть его только таким же, каким видела в Америке. А ведь он уже был совсем не таким. Война, очень и очень долго затянувшаяся война, отнявшая огромную часть ее собственной жизни, изменила его не меньше, чем ее саму.

Поэтому, когда она за считанное мгновенье оказалась прижатой к столу, а стальные пальцы Адаларда сжались на ее шее, лицо Селесты преобразилось скорее в удивлении, чем в страхе. Случившееся было настолько ей неожиданным, что подсознание отказывалось поверить в ситуацию. Только нехватка воздуха, начинающаяся резкая боль, тянущаяся по всей линии дыхательного тракта, судорожные попытки легких расправиться, получив желанное, и боль в самой шее доказывали ей, что это не иллюзия и не мираж. Слова застревали в памяти, как будто их насильно и намертво впечатывал такой приятный и хорошо ей знакомый низкий голос. Уже слишком приближаясь к возможной потере сознания, Вега захрипела в попытке ответить и начала царапать ногтями деревянную столешницу, так как их с вампиром тела были слишком близко, чтобы она могла хотя бы попытаться просунуть руки и высвободиться. Было что-то от черного юмора, и она усмехнулась бы, если бы смогла. Он нашептывает ей о  том, что убьет каждого посмевшего ей навредить, пока она угасает под давлением его же руки. Или он решил показать ей свое преимущество? Сообщить, кто тут хозяин положения, прежде чем отпустить.

Селеста все еще судорожно хватала ртом воздух, когда немец ласково изучал пальцами ее щеку. Но ее успокаивало не его касание. Само звучание отныне хозяйского голоса, совсем другой, хоть и не менее родной запах этого, как оказалось, далеко не человека…Ягуар признавал в нем хозяина. Этот зверь копошился внутри, и заставил девушку тихо зарычать в ответ на холодный поцелуй. Кот тоже хотел выбраться наружу и познакомиться со своим Мастером, но предложение, которое уловило сознание оборотня, отложило внутреннюю борьбу со зверем на потом.

- Хочу, - неожиданно даже для самой себя отозвалась она. Взгляд Веги потемнел от очередного наплыва злобы. Когда с ней это случилось, она была слишком слаба и растерянна, знала о себе слишком мало, чтобы попытаться в одиночку отомстить целой компании. – Давай найдем их, - при этих словах, кошка слегка прогнулась в позвоночнике от леденящего присутствия мужской руки под ее одеждой и сама снова уцепилась пальцами за его китель, сжимая бедра Адаларда своими ногами, зверь инстинктивно подсказал ей отклонить голову в сторону, подставляя шею, - и убьем. Всех до одного. - это прозвучало так, будто она имела ввиду весь мир, а не только пару оборотней игравших в злодеев.

Война испортила и ее. Она хотела жестокой и беспощадной мести над тварями недостойными жить. Можно только гадать скольким еще людям они загубили жизни за это время. Предложение фон Майера, как и само его очередное появление в ее жизни, неожиданно подарили ей новую цель для существования. Она будто бы предварительно соглашалась со всеми его планами на будущее, и перенимала амбиции с убеждениями, еще полноценно их не зная. Селеста попалась в тот самый миг, как только встретилась с ним взглядами в том дворике, под ливнем, но поняла она это только сейчас. И ее это не пугало. Если в этой жизни обязательно кому-либо принадлежать, она выбирала этого вампира.

+1

12

Адалард чувствовал свою власть над этой женщиной в каждом прикосновении, в каждом слове, в каждом ее отклике. Ухмылка не сходила с его лица даже в тот момент, когда он целовал ее шею, касаясь губами жилки, которая трепетно стучала под кожей оборотня, откликаясь на его прикосновения. Язык вампира жадно провел по ней, ощущая вкус Селесты - ароматный, дурманящий, настоящий... Рука фон Майера на миг сжала мягкий бок Веги, оставляя болезненные синяки от его пальцев, словно клеймо, сообщающее о принадлежности ему. Конечно, эти синеватые пятна исчезнут с ее белоснежной кожи, но метку Зверя Зова не уберет никто...
Податливое тело американской шпионки звало вампира, словно обещанная благодать и рай на земле. Мужчина с нетерпением нашел губы Селесты своими, снова срывая с ее губ жадный поцелуй, который будто бы давал ему сил. Говорят, жадность губит. Но разве Адаларда фон Майера хоть что-то сгубило? Особенно теперь, когда он нашел свою женщину. И только его рука выскользнула из под одежды Селесты, чтобы избавить ее от нее, как он услышал звук мотора знакомого автомобиля. Из груди Мастера вырвалось утробное рычание. Он резко оторвался от женщины и посмотрел в окно. Казалось, его взгляд мог разбить стекло, если бы вампир этого захотел. Послышалась немецкая речь, и вампир понял, что это прибыл отряд, чтобы найти его и лейтенанта, которого как раз-таки уже обнаружили мертвым на траве. Послышались выкрики его имени, топот по помещению солдатских сапог. И когда дверь распахнулась, то Адалард уже снова просто стоял у окна, держа руки сцепленными за спиной, а Селеста в привычной манере сидела на столе. Люди могли ощутить лишь духоту помещения, но запах возбуждения и мускуса никак не распознавался их рецепторами, так что они не могли знать, что тут только что могло произойти.
- Meine Allgemein, - произнес дрожащий голос, недоуменно глядя на девушку в немецкой форме. - wir dachten...*
- Ruhig sein,** - Адалард повернулся к солдату, кивнув в сторону выхода. Тот покорно вышел, а вампир надел на голову фуражку, взглянув на девушку. Они покинули помещение и вышли из здания. Из страстного любовника и горячего психопата фон Майер всего лишь за пару мгновений превратился в хладнокровного военного. Взгляд вампира встретился со взглядом другого генерала, что был отправлен для подкрепления. Адалард говорил с ним, сообщив, что отправил лейтенанта вперед, но когда прибыл, тот был уже мертв. Сам фон Майер всех перебил, а фройлен Келлер, что была в рядах врага под прикрытием, помогла ему в этом, поделившись полезной информацией. Никто не посмел усомниться в словах генерала. И девушка была спокойно принята в их ряды, хотя опасение в глазах каждого мужчины было видно. Они боялись ее. Боялись также, как и Адаларда. Их ауры, сплетенные друг с другом, давили, прессовали. Никто не мог стоять на их пути... Для этой парочки все было впереди.

*- Мой генерал, мы думали...
**- Тише.

Отредактировано Morgan Harlock (30.04.15 19:14:05)

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Предисловие » Appeal