https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [08-09.04.11] We Own the Night


[08-09.04.11] We Own the Night

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: вечер с 8 на 9 апреля
Места: Сент-Луис: квартира Эвелис, ресторан "Paradise", улицы
Герои: Эвелис Роше, Жан-Клод
Сценарий: чтобы пригласить девушку на свидание, Жан-Клод прислал Эвелис огромный букет темно-бордовых роз с запиской. Все по сценарию... который, непременно, должен сулить хороший финал этой интригующей встречи.

+2

2

*В одной из многоэтажек Сент-Луиса*

Сегодня Алису ждала очень интересная ночь. Она никак не могла понять, откуда у нее это странное предчувствие, коварно нашептывающее, что ночь принесет какие-то важные открытия. Хотя, так ли прям и не знала. Она же согласилась пойти на свидание с мужчиной, который вызывал у нее такое количество вопросов какого девушка не задавала, наверное, за всю свою жизнь. Мысли о Жан-Клоде и предстоящей встрече погружали ее в слишком противоречивые чувства. Каким-то образом он умудрялся казаться ей очень простым человеком, умным и галантным, с которым может быть комфортно словно они знакомы уже долго время, и одновременно совершенно загадочным и непредсказуемым. Когда Эвелис рассматривала элегантную карточку с приглашением, по ее спине маршировали мурашки, потому что ей казалось, что проницательный и все о ней знающий синий взор следит откуда-то совсем недалеко.

Вероятно, именно поэтому Иви на протяжении всего судного дня не могла найти в себе ни малейшего покоя. Она потратила основательное количество времени выбирая наряд, обдумывая какие украшения, и прическа к нему подойдут, удивительным образом не столкнувшись с очень частой проблемой многих девушек – неимением чего бы достойного одеть.  Будучи танцовщицей, грациозная и женственная Роше постоянно обновляла свой гардероб различными платьями, поэтому очень скоро ее выбор был выглажен, приготовлен и бережно разложен на широкой кровати, дожидаться своего звездного часа. Очень долго она простояла под душем этим утром, выпуская из ванной облако пара и приятных ароматов. Но даже вода не смыла с нее напряжения и рыжеволосая продолжала нервничать, не смотря на все самоличные упреки по поводу такого поведения.

- Что же ты как маленькая, как будто на свидания раньше не ходила, - ругала она себя, хотя давно должна была признать, что подобного рода кавалеров у нее еще не бывало. И даже не смотря на то, что после выступлений ее гримерные всегда ломились от цветов и букетов, именно этот один, что стоял сейчас на столике в ее гостиной, постоянно привлекал к себе изумрудный взгляд.

Время близилось и Эвелис начинала переживать все больше. Поэтому, когда до свидания оставалось полтора часа, девушка решила прибегнуть к самому лучшему способу успокоиться и отвлечься, какой только знала. Одев специальное платье и взяв с собой только ключи от квартиры и телефон, она спустилась сначала в холл своего многоэтажного дома, а затем, поздоровавшись с дежурившей этим вечером женщиной, свернула в спортивные залы. Для нее, выросшей в собственном доме в Канаде, возможность просто спуститься вниз на лифте и попасть в зал, была крайне удивительным открытием. Иви не останавливаясь прошла мимо тренажеров и обрадовалась найдя зал для йоги или аэробики совершенно пустым. Прежде чем включить музыку и положить телефон в самом углу, она настроила будильник, чтобы тот зазвонил через пол часа. Тогда она успела бы вернуться в свою квартиру, принять быстрый душ, одеться и накраситься. Главное, что длинные волосы она уже помыла, а пока будет танцевать они как раз сами досохнут.

Телефон начал одну за другой проигрывать мелодичную и переменчивую, то очень медленную и тихую, то очень шумную и всегда чувственную музыку. Алиса устроилась перед зеркалами и потратила минут пять своего времени на растяжки и разогревающие упражнения – не хотелось пойти на свидание с потянутой ногой или рукой. Когда организм достаточно размялся и Иви увидела в отражении как порозовели ее щеки, девушка поднялась, проверила свою удачно заживающую ступню, пару раз глубоко вздохнула рассматривая себя в зеркале и прислушиваясь к музыке… И начала танцевать. Пластично и эмоционально, чутко меняясь от песни к песне, порой закрывая изумрудные глаза, Эвелис смешивала различные танцевальные стили, в этот день выбирая самые классические и страстные из них. Начиная с балета и заканчивая элементами румбы.

Увлеченная своим чувственным занятием танцовщица, продумывающая движения для ее предстоящего шоу, не задумывалась о том, что очень уж долго не звонит ее будильник. Даже яркие локоны ее успели окончательно высохнуть и роскошной гривой из кудрей дополнять каждый жест, чего за пол часа не должно было произойти.

+4

3

*Одна из многоэтажек Сент-Луиса*

Сегодняшней ночью Жан-Клод отменил все свои дела, отложил встречи и поставил телефон на беззвучный режим. София совсем недавно научила его пользоваться этим маленьким дополнением, о котором раньше Принц даже и не подозревал. И не то, чтобы он совсем был безнадежным в плане техники... ему просто не хватало времени и желания разбираться во всех этих новшествах, которые, ко всему прочему, еще и обновлялись чаще, чем успевали разойтись по рукам покупателей.

Закалывая воротник черной шелковой рубашки булавкой, инкрустированной продолговатой формы сапфиром, Жан-Клод пытался вспомнить, когда в последний раз был на полноценном свидании. Пожалуй, очень давно. Некоторые склонны думать, что такого рода вампиры и романтические свидания - "вещи", не способные существовать друг без друга. Но они ошибаются. Инкубы и секс - вот, что в действительности единое целое, а романтика к этому не имеет ровно никакого отношения. Однако... Жан-Клод все же собирался поучаствовать в этих человеческих играх, которые сам по сути и затеял. Это ведь он пригласил Эвелису на встречу. И, как ни странно, вовсе не для того, чтобы затащить в постель или зачаровать взглядом, чтобы, опять же, затащить в постель... Это было бы слишком посредственно. Ради такой мелочи не стоило и стараться. Вокруг крутилось предостаточно дам, желающих отдаться просто так, безо всяких условий, просто потому что им предложил сам Принц города. Только вот фантазии самого Принца этакая их доступность ничуть не будоражила. К тому же... девяносто девять процентов его окружения совершенно не знали его родного языка.

Встреча с Евой была назначена на девять вечера около ее дома. И, надо сказать, что Жан-Клод никогда не опаздывал. Но и заранее не приходил - сложно было упрекнуть вампира в непунктуальности, но вот представительницам прекрасного пола всегда приходилось давать фору. Вампир сидел на заднем сидении черного мерседеса и то и дело бросал взгляды на появляющихся в дверях заветного дома жильцов. Эвелисы среди них не было. Она не появилась ни спустя пять минут, ни спустя двадцать. И когда стрелка часов надменно указана на то, что мужчина ждет свою даму уже более получаса, Жан-Клод открыл дверь и вышел из машины, давая водителю сигнал ждать на месте.

У мужчины даже не возникло и мысли о том, что Эвелиса намеренно решила не встречаться с ним. Возможно, это выглядело достаточно самоуверенно, но дело крылось не совсем в этом. Жан-Клод был практически уверен, что Ева была честной и прямолинейной девушкой. Пожалуй, эти черты были одни из тех, что ему приглянулись. И поэтому он полагал, что ежели она и решила бы отказаться от свидания с ним, то сообщила бы ему лично. И пора было проверить эту теорию о женской честности на прочность. Конечно, представительницам прекрасного пола никогда нельзя было доверять на сто процентов, особенно тем, чей возраст перевалил за несколько сотен лет - этот урок Жан-Клод хорошо и уже очень давно усвоил. Их коварство и лицемерие не знало границ, однако же... Принц знал несколько прекрасных исключений из этих правил. И одним из них была его ненаглядная дочь Софи. Так что все в этом мире хоть и подчинялось определенным правилам, но всегда имело под собой и приятные исключения. И Принц очень надеялся, что в своем рыжеволосом исключении он тоже не ошибся.

Ему ничего не стоило узнать номер квартиры и этаж у учтивой консьержки. Даже не пришлось пускать в ход свое вампирское очарование - женщина при виде инкуба расцвела подобно весеннему цветку и выложила ему все на блюдечке, включая даже дату заезда Эвелисы в квартиру. И как только Жан-Клод уже собирался двинуться к лифтам - женщина, раскрасневшись словно на первом свидании, поспешила сообщить черноволосому мужчине, что мисс Роше не так давно спустилась в спортивный зал.

Это известие вызвало на лице Жан-Клода искреннее удивление. Он намеренно не пытался его скрыть, ведь для консьержки притворялся самым настоящим воспитанным и галантным человеком. И даром это не прошло. Покинув свой самый важный в мире пост, эта невысокая брюнетка с росчерком седины в волосах проводила Принца спортивные залы, попутно рассказывая ему о посетителях. Очень скоро Жан-Клод прикинул что к чему в этом помещении, а так же уловил доносящуюся из одного зала музыку. На тренажерах Евы не было, но зато все те, кто предпочитал ночной фитнес, провожали проходящего мимо мужчину заинтересованными взглядами. В конце-концов, не каждый день мимо них проплывает некто, очень похожий на сошедшего с картинок героя романов. Остановившись в какой-то момент, Принц дотронулся до плеча сопровождающей его женщины и мило улыбнулся, сообщив, что дальше он справится сам. И расторопная брюнетка вдруг на глазах потеряла интерес к беседе и послушно отправилась на свое место. Жан-Клод слукавил бы, если бы сказал, что он обошелся без вампирских чар.

Дверь в зал для йоги (надпись Принц прочитал на двери) была приоткрыта... наверно, именно поэтому его появление в проходе осталось незамеченным. Но оно и к лучшему. Ведь стоило Жан-Клоду обозначить себя, как прекрасный танец Эвелисы в один миг бы оборвался. Она решила потанцевать перед свиданием? Или, быть может, потеряла счет времени, а то и вовсе забыла о назначенной встрече... Случиться могло всякое, однако мужчина испытал некоего рода облегчение от того, что с девушкой было все в порядке.

Он стоял неподвижно и не опираясь плечом ни на один из дверных косяков. Ему, как вампиру, не нужно было подпирать свое тело всяческими посторонними предметами, чтобы стоять прямо и не испытывать при этом никакого дискомфорта. Инкуб мог стоять так часами, и ни одна мышца в его теле не затекла бы. Особенно когда перед ним открывалось такое прекрасное зрелище. Эвелиса танцевала просто волшебно - глаз не отвести. Движения ее были легкими, плавными, воздушными. Не каждому человеку дано было владеть своим телом так, как это делала танцовщица. И, разумеется, подо всей этой легкостью и, казалось бы, простотой скрывался профессионализм и упорная работа. И это осознание все никак не давало Принцу прервать девушку своими словами.

Вот и очередная композиция подошла к концу, и как только музыка стала стихать, и вампир прикинул, что его голос будет достаточно хорошо слышен и ему не придется кричать. Он чуть склонил голову, наконец-то обозначая тем самым свое существование.

- Мне лестно, что Вы так тщательно готовитесь к нашей встрече, - Жан-Клод безобидно ухмыльнулся и сделал шаг вперед, выходя под световые лучи зала. - Вы просто восхитительно двигаетесь.

+3

4

*В одной из многоэтажек Сент-Луиса*

Было что-то волшебное в том, что довольно сложные движения, превращаемые ею в динамичные и чувственные танцы, не только не утомляли Эвелис, но и расслабляли. В итоге она окончательно избавилась от тех ребяческих волнений, что терзали ее на протяжении всего дня. Очередная мелодия заканчивалась, и девушка вытянула свои пластичные руки – одну вверх, другую в сторону, - выпрямляя стройный стан. Она тряхнула своими огненными, уже успевшими изрядно подвысохнуть кудрями и плавным движением повела одну ногу назад будто готовясь к балетному па при начале следующей песни. Как раз в этот момент, какое-то не ожидаемое ею шевеление в зеркальном отражении, наконец, сообщило ей, что она в зале более не одна. Босая ножка неприятно скрипнула по лакированному полу и когда зазвучал знакомый ей мужской голос, Алиса уже разворачивалась к вошедшему. Легкая юбка взвилась волной, обрамляя стройные ноги в резком движении, девичья грудь заставляла платье жить своей жизнью под ее учащенным дыханием, и новая композиция в телефоне начиналась под ритм ее ускоренного от танцев пульса. Именно в таком обрамлении зеленый взгляд встретился с синим уже после того, как Иви успела оценить весь наряд представшего перед ней Жан-Клода.

- А Вы прекрасно одеваетесь, - не без игривой вспышки в своих оживленных глазах улыбнулась танцовщица опуская руки, и она действительно так считала. Она видела Принца третий раз и каждый из них он радовал ее взгляд эстета не только собственной мужественной красотой, но и выбором гардероба. Конечно, стоило признать, что выбирал он далеко не самые повседневные стандарты, но все это было подобрано до такой мелочи, что привлекательная галантность казалась естественной. Его нельзя было упрекнуть в выборе подобной одежды, это всех остальных хотелось отругать за то, что они одеваются не так.

– Вы заводите себе привычку заставать меня врасплох, - подобная шутка Эвелис могла показаться грубостью, но девушка просто пока не понимала, что очень весомо опаздывает на свидание. Будильник еще не звонил, а значит, она думала, что это Жан-Клод нарочно приехал пораньше чтобы застать ее врасплох. Но вот, музыка стала слишком громкой и назойливой для продолжения разговора, поэтому своей легкой и беззвучной для людей походкой, Алиса пошла ее выключать. Осторожно присев, а не непристойно наклонившись, она встала с телефоном и ключами в руках, нажала самую большую, единственную кнопку на своем Самсунге, его экран загорелся…, и она увидела время. Раздосадованная танцовщица резким движением оборвала звучание приятной музыки, обозленная на телефон, который так подвел ее этим вечером. – Это не Вы рано, это у меня на телефоне не сработал будильник, - с удивительной, вероятно даже слишком уж серьезной грустью констатировала она вслух, переводя взгляд с яркого экрана на лицо мужчины.

- Простите меня, Жан-Клод, - совершенно серьезно извинилась Иви, обув свои аккуратные туфельки и приближаясь обратно к мужчине. В нынешнее время должно было быть удивительным, что она не стала искать оправданий, ругаться на телефон и выражать свое возмущение, а просто искренне признала свою вину. Но Роше не думала об этом, она думала о том, что прошло уже больше сорока минут с тех пор, как она не вышла к нему на улицу, и он не только не уехал, он даже не злился и не обижался! Во всяком случае, не выказывал подобного. Ни одной претензии, что заставляло ее чувствовать себя еще более провинившейся. – Выходит, теперь и мне есть за что усердно перед вами извиняться, - она подошла к нему достаточно близко чтобы уловить приятный аромат, хоть и не была способна решить лосьон это или что-то еще, и в одной ей свойственной привычке склонила рыжую голову к приподнятому левому плечу, при этом улыбаясь все еще со смятением из-за случившегося.

- Простите мне еще пол часа ожидания, пожалуйста, я умею быстро собираться, - шутливо умоляющим тоном протянула Эвелис первой выходя из зала, приветливой улыбкой и жестом руки показывая инкубу, что девушка приглашает его подняться с ней и подождать в ее квартире, - надеюсь это не сильно сбивает наши планы, - оживленно шагая через залы с тренажерами она нарочно выделила ударением слово "наши", показывая, что действительно собиралась идти на эту встречу. Конечно, знай она, что Жан-Клод вампир, она бы понимала, что он ощутил бы ее ложь и не переживала бы, так усердно доказывая ему правду.  – А Вы когда-нибудь интересовались танцами? – как и многие люди, Роше не любила находиться с кем-то в компании под гнетом слишком длительного молчания. Впрочем, ей действительно было любопытно узнать, ведь танцы – ее жизнь.

Весь невеликий путь через залы, мимо очень выразительно улыбающейся дежурной, и время ожидания лифта, очевидно выделяющуюся из толпы пару провожали еще более внимательные и любопытные взгляды. Однако Иви или вовсе их не заметила, или очень талантливо прикидывалась будто нет. Внимание окружающих было ей довольно привычным, не стесняло и не вызывало смущения. Кроме того, что она была привыкшая к этому благодаря своей подразумевающей любопытство и сплетни карьере, Алиса просто обладала очень приятной чертой – любой ее гость, спутник или подопечный другого рода, автоматически становился центром ее вселенной. Особенно такой приятный. Вот и сейчас, она беспокоилась только о Жан-Клоде и своей провинности перед ним, а все окружающие могли хоть косоглазие заработать, да языки прожечь комментариями. Она позволила себе обратить внимание на кого-то еще только единожды, когда улыбнулась инкубу уже нажимая кнопку своего этажа в лифте: - у меня кажется достойная конкурентка, - совершенно добродушно и без злого умысла тихо похихикала Роше, кивнув на консьержку перед тем, как двери лифта плавно закрылись, показывая им собственные отражения.

- Вы же не станете меня упрекать, если там завалялось что-нибудь неуместное? – не без внезапного переживания в голосе поинтересовалась Эвелис, проходя к новой двери своего съемного жилища и поворачивая ключ в замке. В квартиру она зашла первой, включая свет и бросая ключи в пустое блюдце, специально поставленное для этого на комоде у входа. – Входите, добро пожаловать в мою скромную обитель,- Иви придержала дверь, пропуская гостя в квартиру чтобы потом закрыть ее за ним на замок.

+2

5

Жан-Клод дал Эвелисе возможность осознать ситуацию и сделать самостоятельные выводы без его вмешательства. Он стоял у самой двери в просторный зал с совершенно непринужденным выражением лица и с любопытством следил за реакциями и действиями девушки. Забавно, а ведь он оказался прав, предполагая, что она всего-навсего потеряла счет времени. Злился ли он? Вовсе нет. Опоздания в полчаса было недостаточно, чтобы выбить инкуба из состояния спокойствия. Ему хватало выдержки и здравого смысла, чтобы сначала прояснить ситуацию, а потом уже пускать в ход соответствующие эмоции, если это вообще было необходимо. Инкубу, у которого за спиной была целая вечность, и не одна, половина часа была лишь эфемерным мигом, хотя, будь данная встреча деловой с партнером, - он бы не спустил с рук такого опоздания. Был ли Принц предвзят? Ну разумеется. Невозможно быть хорошим или плохим для всех.

Выходит, теперь и мне есть за что усердно перед вами извиняться.

- Выходит, что так, - кивнул вампир, подыгрывая интонациям танцовщицы. Разве же он мог упустить такую возможность? Инкуб посторонился и пропустил девушку вперед, давая ей возможность покинуть зал первой. - На счет планов - не волнуйтесь. Без них мы точно не останемся, - неоднозначно ответил он, следуя за Эвелисой. Он не посчитал нужным сообщить ей, что столик в ресторане был занят практически на всю ночь. В заведении его знали, и, даже если бы он просто пришел туда в любое время, - для него нашли бы место.

А Вы когда-нибудь интересовались танцами?

Жан-Клод глянул на красивое лицо девушки, обрамленное огненными локонами, которые и правда напоминали скорее извивающиеся языки пламени, нежели обычные прядки волос. Знала бы она на скольких балах и шикарных приемах ему довелось побывать... Разумеется, современные танцы инкубу были чужды, но классикой он владел просто безупречно.

- Интересовался, - улыбнулся он, - в той среде, где я вырос, иначе было нельзя, - не менее загадочно ответил он, плавным жестом поправляя ворот пиджака. - Но, тем не менее, данный вид искусства мне достаточно близок... Я люблю балет, - признался он, проходя мимо очередной пары любопытных глаз. Он, как и Эвелиса, совершенно не замечал окружения, ибо ему она было просто-напросто не интересно. Проходя мимо консьержки, Принц все-таки не удержался и мягко улыбнулся ей, вызывая тем самым на подернувшемся морщинами приятном лице розоватый румянец. Он следовал за Эвелисой, находясь при этом от нее с левого бока. Она намеревалась пригласить его в свое жилище, и он ничуть этому не противился. Ведь посещение обители прекрасной девушки было куда интереснее посиделок в машине с молчаливым водителем.

- У меня кажется достойная конкурентка.

- Думаете, я и правда ей понравился? - изобразив на своем лице некое подобие удивления, поинтересовался Жан-Клод, словно бы действительно начал переживать, смог ли провести должное впечатление на такую эффектную барышню бальзаковского возраста. Его взгляд скользнул по собственному отражению в зеркалах лифта, а затем плавно перетек на лицо Эвелисы. Было что-то такое особенное в этих взглядах, направленных на собеседника через зеркало. Это добавляло разговору и всей ситуации в целом некоторую долю мистицизма.

Сознание Принца почему-то шагнуло в давние времена, представляя Эвелису в пышном платье с кринолином и ее тонкую талию, затянутую в расшитый бисером корсет. В те времена от такой невесты не отказался бы ни один представитель сильного пола. За не бы сражались на дуэлях, пускали бы друг другу кровь и убивали бы без раздумий. А отвергнутые непременно спешили бы унять свою уязвленную гордость желанием отомстить - ничем иным, как обвинениями рыжеволосой красавицы в колдовстве. Ох, времена инквизиции... сколько же красивых женщин уничтожили мужчины, неспособные справится со своими приземленными и плотскими желаниями. Жажда женского тепла и тела отключала их разум, заставляла творить безумные вещи, заставляла ненависть течь по их жилам и отравлять душу. В те моменты Жан-Клод думал, что не такого уж и мистического происхождения был вампирский ardeur.

- Вы же не станете меня упрекать, если там завалялось что-нибудь неуместное?

- Ни в коем случае, - и в глазах мужчины промелькнул какой-то занимательный огонек. Не то, чтобы он стремился увидеть развязно лежавший на ложе шелковый бюстгалтер, но, признаться, мысль об этом была весьма и весьма интригующей. Многие думают, что нет ничего интимнее обнаженной женщины, но они сильно ошибаются... Нет ничего интимнее, чем женщина в сексуальном нижнем белье.

Она пригласила его в квартиру... даже понятия не имея о том, кого впускает в свой дом. Но... Жан-Клод и не скрывал своей принадлежности - просто вежливо умалчивал. Она не спрашивала, а он - не отвечал, да и в этом не было необходимости - по телевизору частенько транслировались передачи о вампирах, где его лицо мелькало достаточно часто для того, чтобы его запомнить. Возможно, Ева просто не смотрела телевизор. Он и сам был этим грешен.

- Благодарю за приглашение, -  он переступил порог и вопросительно глянул на девушку, задавая немой вопрос о целесообразности его прохода вглубь помещения, не разуваясь. В каждом доме были свои порядки, но, благо, Ева дала ему зеленый свет и возможность не испортить свой внешний антураж нелепым снятием обуви. Зоркий глаз тут же зацепился за букет кроваво-красных роз на столике на самом видном месте. И это однозначно польстило инкубу.

+2

6

*Квартира Эвелис*

Эвелис провела неожиданного гостя в свою небольшую, но уютную квартиру, всю оформленную в фиолетовых оттенках. Относительно каких-либо беспорядков, которые она не хотела бы чтобы любой мужчина разглядел в ее жилище, девушка переживала совершенно зря. Квартира была такой чистой, что казалась все еще не обжитой. В какой-то степени так и было, ведь танцовщица приехала из Канады не так уж давно. А поскольку приехала она сама, без посторонней мужской и сильной помощи – вещей привезла тоже совсем не много. Оттого и столько пустого пространства. И все же, Алиса постаралась как могла чтобы придать квартире уюта. Везде чувствовалась женская рука, на диванах были подушки, очень много где стояли горшки с цветами, а стены украшали картины и фотографии. И никаких пластмассовых цветов или фруктов – Иви терпеть не могла все фальшивое.

- Я не рассчитывала, что у меня будут гости, но моя гостиная в Вашем распоряжении, - не разуваясь, Роше повела Принца в свою гостиную, дверь в которую уже была приглашающе распахнутой. Букет роз на невысоком столике все еще был в прекрасном состоянии, что свидетельствовало о хорошей заботе. Поскольку жила она не на первых этажах, балкон все это время был открыт, и легкая тюль развивалась под освежающим вечерним ветерком, разбавляющим цветочный аромат. Светлый взгляд поспешно пробежался по комнате проверяя все ли в порядке и дошел до так же настежь открытых дверей в спальню, где Эвелиса оставила прямо на кровати дожидаться выглаженное вечернее платье. 

- Ой! – поспешно оборачиваясь к инкубу, шагавшему прямо за ней, подвергая его риску напороться на резко остановившуюся хозяйку квартиры, Иви вскинула свою руку к его лицу. Ничего подобного не ожидающему человеку могло бы показаться, что она вдруг ни с того ни с сего решила отвесить ему пощечину, однако пластичная рука танцовщицы даже не коснулась мраморной кожи. Напротив, та зависла на издевательски близком расстоянии и поверни Жан-Клод голову совсем немного в сторону, он уткнулся бы носом прямо в отстукивающее частый ритм запястье рыжеволосой. Сложив длинные пальцы лодочкой и почти прижимая руку ребром ладошки к мужскому виску, Алиса всего лишь лишила его возможности посмотреть в ее спальню и увидеть лежащим поверх платья именно все то, мысль о чем совсем недавно так оживила его синий взгляд. – Платье, конечно, не свадебное, но на мне производит лучшее первое впечатление чем на кровати, - пояснила она с довольно ребяческой улыбкой, безусловно не упоминая вслух истинной причины, по которой вампиру не стоило смотреть на ее кровать. Ведь скажи она это, была такая вероятность, что ему только еще больше захотелось бы туда глянуть, - Так что постарайтесь не смотреть в сторону спальни.

Улыбка Иви на мгновенье стала еще более задорной, но ею же произнесенное слово "спальня" от чего-то спровоцировало еле заметную перемену в ее изумрудном взгляде, который должен был выдерживать обращенную к нему синеву, а ее руку, поднятую к мужскому лицу, это заставило дрогнуть. Она немного поспешно шагнула в сторону, уступая Жан-Клоду путь к дивану. "Неужели, даже когда мы планируем встречу заранее, все равно ничего не может пойти по обычному шаблону?" - мысленно поражалась Эвелис, даже слишком усердно показывая гостю все, чем он может занять себя пока будет ее ждать. Начиная музыкальным центром, книгами с журналами и заканчивая небольшим, но довольно дорогостоящим баром, приготовленным еще ее агентом по недвижимости.

Вся эта очередная неловкая ситуация с ее опозданием и неожиданной надобностью пригласить Принца в свою квартиру, выбила ее из обычного, уравновешенного состояния, а тот факт, что каждый раз оказавшись в компании данного мужчины она постоянно теряла контроль над ситуацией только еще больше ее смущал. Поэтому, танцовщица крайне быстро собрала по спальне все необходимое, включая и платье с бельем и небольшую косметичку, и очень скоро прошмыгнула в свою пурпурную с черным ванную. Правда, наспех принимая душ она успела передумать по поводу своих переживаний, оправдывая себя тем, что после гибели брата ей просто пришлось очень резко и неожиданно стать самостоятельной. Ведь на самом-то деле, не было ничего критичного. В жизни очень даже часто все случается не по плану. "Все дело в Нем, ты просто не контролируешь себя так же хорошо перед Ним," - в итоге призналась Иви сама себе, уже застегивая верхнюю часть белья на снова чистой и сухой коже.

В гостиную к Жан-Клоду, если верить часам в прихожей, она вышла чуть более чем через двадцать минут, поэтому ее зеленый взгляд с россыпью янтаря, не без любопытства и легкого волнения выискивал реакцию на мужественном лице. Платье идеально сидело на ее женственной фигурке, особенно узко утягивающее черным поясом хрупкую талию и открывая нежные плечи с руками. Пышные юбки были немного короче спереди, игриво демонстрируя ноги, уже обутые в те самые туфли, одна из которых имела честь быть запущенной в вампира. Гладкая кожа и румяные щеки не требовали тяжелых косметических средств, именно поэтому Эвелиса накрасилась очень быстро – она всего лишь превратила свой и без того яркий взгляд в знаменитый "кошачий". Самый неожиданный эффект пришелся на ее волосы. Не смотря на то, что она только предпочла боковой пробор, тем самым перекинув большую часть огненных локонов на правую сторону, это провоцировало любого, убрать остаток волос с левой стороны, чтобы впиться взглядом в украшенное пирсингом маленькое ушко или прочертить дорожку по грациозной шее. Мнение инкуба по поводу ее внешнего вида оказалось ей действительно важным, поэтому дожидаясь его реакции Иви сама не заметила, как по привычке прикусила нижнюю губу.

- Вы не заснули, значит не все еще потеряно, - с мягкой улыбкой нарушила тишину Алиса, спустя некоторое время шагая к Принцу и наполняя гостиную знаменитым запахом "Шанель № 5". Она особенно любила этот парфюм, поскольку знала, что когда спустя пару часов его аромат ослабнет, среди всех других запахов возобладает утонченный жасмин. – Я не думала его одевать, но раз уж подвернулась возможность, не будете так добры? – еще по пути, она обернула нежный браслет вокруг своей кисти и когда обошла столик чтобы подойти к Жан-Клоду, протянула к нему обе руки в просьбе застегнуть украшение. Эвелис все еще чувствовала себя немного смущенной, поэтому вместо того чтобы в очередной раз встретиться взглядом с синими глазами, очень усердно рассматривала браслет.

+2

7

*Квартира Эвелис Роше*

Эвелисе совершенно не стоило беспокоиться о каком бы то ни было беспорядке. Ее квартира была просто безупречна. Идеальный порядок, расположение мебели, прочих мелочей - все 'то не ускользнуло от внимательного взгляда инкуба. Он ведь и сам грешил подобными желаниями держать все в чистоте и подбирать безупречные предметы интерьера. Конечно, он не мог сказать наверняка, сама девушка обставляла квартиру, или это сделали до нее, или же под ее чутким руководством, но тот факт, что Ева в таком жилище чувствовала себя комфортно - Принцу было по нраву. Жан-Клод не приемлил такого понятия, как простота и обыденность. В его окружении все должно было завораживать взор, заставлять останавливаться и всматриваться, пытаться понять, осознать и проникнуться безупречным вкусом. И, похоже, в этом у них с Евой было очень много общего.

Резко остановиться на месте его заставил внезапный разворот девушки. Нет, он в нее не врезался, хоть и замер на месте слишком близко к ее тонкому стану. Впрочем, он сумел бы избежать столкновения, даже идя всего в нескольких дюймах от нее, а на деле вампир все-таки не дышал ей в затылок - он соблюдал принятую в людском обществе допустимую дистанцию, чтобы дать Эвелисе возможность чувствовать себя комфортно, а не как под тотальным надзором. Однако эта дистанция позволяла вампиру беспрепятственно разглядывать интерьер фиалковой квартиры, ощупывая взглядом любые мелочи. И, разумеется, от него не ускользнуло рассыпанное по кровати спальной черное кружево платья и элегантное шелковое нижнее белье, аккуратно уложенное сверху. Можно было решить, что инкуб просто знал, куда смотреть. Пожалуй, если бы Жан-Клод выбирал для Эвелисы пикантный, но при этом весьма скромный комплект, то его выбор остановился бы на чем-то подобном.

Ее хрупкая ладошка взметнулась к его лицу, выражение которого на мгновение приобрело странную пустую задумчивость, словно кто-то на один единственный миг приложил к и так идеальному лицу еще более идеальную маску, сделанную из редчайшего фарфора, но при этом лишенную каких-либо эмоций. Принц действительно не ожидал от Евы чего-то подобного, он даже о причинах ее такого странного поведения не успел задуматься, но ее несколько смущенная улыбка тут же выдала девушку с головой.

Платье, конечно, не свадебное, но на мне производит лучшее первое впечатление чем на кровати. Так что постарайтесь не смотреть в сторону спальни.

- В этом можете на меня положиться, - лицо вампира смягчилось, а на губах заиграла мягкая улыбка. Вот в который раз они оказались настолько близко друг к другу, что в пору было задуматься, а действительно ли это случайные стечения обстоятельств? Быть может, их просто настолько сильно тянуло друг к другу? Он ощущал ее аромат, ее трепещущий загнанной птичкой пульс под кожей, и сложно было представить, сколько усилий ему пришлось приложить, чтобы не поймать девушку за руку и не прижать ее ладошку к собственной щеке.

О, это юное создание его провоцировало... Ева просто не оставляла мужчине выбора - он не мог на нее не реагировать. Каждый ее жест, каждый взгляд... были подобны огненной искорке, пляшущей и извивающейся всеми своими эфемерными очертаниями в кромешной тьме. И на этот огонек нельзя было не обращать внимания, нельзя было не тянуться к нему и не жаждать теплых прикосновений. Жан-Клод вдруг понял, что наряду с подрагивающими женским пульсом он ощущает и собственное участившееся сердцебиение.

Он смотрел в ее мерцающие драгоценными камнями глаза и думал, что ей непременно подойдет украшение со вставками из россыпи изумрудов. Странные мысли, но Принц должен был отвлечься. Каким бы Мастером всех вампиров он ни был, какой бы выдержкой и силой не обладал - в первую очередь он был мужчиной, которого эта рыжеволосая Персефона сумела поймать на крючок. Поймать инкуба... это звучало забавно, но на деле в этом не было и толики чего-то забавного, ведь если даже сам Аид не смог устоять перед женской красотой, то что уж говорить о каком-то вампире?

Она отступила в сторону, и взгляд Принца немного просветлел, а лицо приняло то самое добродушное выражение. Нет, он все-таки до сих пор достаточно хорошо себя контролировал, потому даже вида не показал, что что-то с ним не так. Хотя, может быть, стоило продемонстрировать обратное? Инкуб глянул в след удаляющейся в сторону ванных комнат Эвелисы, скользнул взглядом по изящным формам и решил, что ему еще обязательно предоставится возможность.

Пока девушка приводила себя в порядок, Жан-Клод устроил самостоятельную экскурсию по ее квартире. Он вовсе не желал проводить на диване даже пятнадцати минут, не говоря уже о двадцати. Мужчина рассмотрел все картины и фотографии на стенах, обошел кухню, спальную, оценил стоящие на одной из полок женские духи и даже решил, что наверняка знает, какой аромат стоит заказать личному парфюмеру для нее. Проводя кончиками пальцев по одной из аккуратных подушек, Жан-Клод с улыбкой на лице подумал, что слишком много чего он уже хочет ей подарить, а ведь он видел ее всего лишь четвертый раз в жизни. 

Принц отодвинул рукой штору в гостиной, чтобы выглянуть в окно на ночной Сент-Луис. Постоянно пребывающий в подземельях Цирка вампир действительно ни разу не видел свой город сверху. И это зрелище его заворожило настолько, что он буквально замер около подоконника, вглядываясь в разноцветные огни. Сент-Луис был бесподобен! Все в сегодняшнем вечере было бесподобно, и центром этого "бесподобия" была, конечно же, Эвелиса. Она-то и застала его около окна, глядящего на мир так, словно прежде он его никогда не видел. Его рука перестала удерживать тюль, и тот плавно вернулся на свое исходное положение. Принц развернулся к девушке настолько медленно, насколько ему позволило его любопытство.

Она была просто великолепна. Волосы, макияж, легкий румянец на щеках и это платье... идеально скроенное по фигуре, оно ее безупречно подчеркивало, но фантазия Принца решила не стоять на месте, и, ведомая увиденным ранее нижнем бельем, заставило его представить насколько же идеально то облегало нежную персиковую кожу.

- Вы выглядите... изумительно, - он сделал шаг навстречу, но все же остановился, стараясь еще в большем объеме насладиться прекрасным выбором девушки. Природа наградила ее великолепными данными, ничуть не уступающими вампирам линии крови Белль Морт, и Ева очень умело ими пользовалась и невероятно стильно подчеркивала. - Вы заставили меня усомниться в правильности моего решения освободить личного водителя на весь вечер. Ни один таксист не достоин такой женщины на заднем сидении своего невзрачного авто.

Она подошла к нему с просьбой застегнуть очаровательный браслет на ее тонком запястье, и как только пальцы Принца сомкнулись на хрупкой застежке, он вновь ощутил этот флер той самой "случайной" близости. Ее украшение было из чистого желтого золота, что непременно подходило персиковой коже и огненным волосам, а его перстень был из того же благородного металла, только из белого, оформленного под серебро, и весьма удачно гармонировал с его персональным внешним обликом. И достаточно массивный черный камень смотрелся на его пальце очень выигрышно, как и маленькие бабочки - очень нежно на руке Евы.

Но если Эвелиса думала, что отделается так просто одним лишь застегиванием браслета, то она очень сильно ошибалась. Вампир не поспешил выпустить ее руку из своих пальцев, а наоборот, удержал ее и приподнял повыше, словно бы желая рассмотреть украшение поближе, но его совсем не цепочка интересовала. Высокие каблуки Евы сокращали их разницу в росте, что позволило инкубу без особых труда и препятствий наклонить голову и коснуться губами тонкой жилки на запястье девушки. Кожу тронуло его теплое дыхание, и поцелуй вышел не таким уж и целомудренным, как мог выглядеть со стороны. Жан-Клод будто бы компенсировал тот факт, что не проявил достаточной галантности при встрече с Эвелисой и не поприветствовал ее, как подобает кавалеру. И, надо сказать, компенсировал это очень усердно. 

От девушки пахло известным парфюмом, и Принц задержался еще на какие-то мгновения, чтобы насладиться этими ароматами, которые приобрели особую уникальность при соприкосновении с кожей Эвелисы. Он даже прикрыл глаза, ощущая, как движется кровь по ее венам... насколько она горяча и как невероятна на вкус. Желание было практически болезненным, но оно могло испортить все его старания.

- Вы были, несомненно, правы, - сказал он от чего-то неожиданно глубоким голосом, который, казалось, мог так запросто проникнуть под любые слои одежды и обвить своими горячими объятиями соблазнительное тело. Принц не играл голосом намеренно, это происходило как-то само собой, - это платье на Вас действительно производит ни с чем не сравнимое впечатление, - эти слова раскрыли все карты, сообщили, что Принц успел заметить, а что - нет. Он поднял синие глаза на лицо девушки, в и них больше не было того сдержанного добродушия. Там появилось что-то совсем иное. То, что прежде Иви могла видеть лишь в его кабинете в клубе "Запретный плод"...

+2

8

*Квартира Эвелис*

Еще приближаясь к гостю через всю комнату, Эвелис невольно улыбалась, прислушиваясь к своему участившемуся пульсу. Созданный ею на этот вечер образ понравился Жан-Клоду. Не смотря на то, что он оставлял впечатление человека, которого сложно еще чем-либо удивить, еще надолго ему оставаться в девичьей памяти неподвижной фигурой у ее окна, изучающей яркий и полный опасностей город с неподдельным интересом. И хотя она уже видела насколько непроницаемой маской может становиться его красивое и благородное лицо, в этот раз, нарочно или захваченный врасплох, но он позволял ей прочесть на нем, как сильно пришелся по вкусу ее внешний вид. Иви, давно научившуюся не принимать мнение окружающих более близко к сердцу, чем свое собственное, подобная реакция Принца согрела как теплый плед или чашка какао, прохладным зимним утром. Она просто забыла все установки по поводу значимости мнений и с восторгом тонула в омуте не менее восхищенных глаз, с неизвестно откуда взявшейся женственной покорностью решая, что для этого взгляда стоило бы наряжаться каждый день.

Останавливаясь перед инкубом и протягивая ему руку, Алиса сдержалась с уточняющим вопросом, относительно водителя. Безусловно это был комплимент ее платью, но почему-то мысли о том, что Принц отпустил водителя, направляли ее совершенно в иную сторону и подталкивали к очень опасным, хоть и приятным выводам. Однако, это же просто комплимент, да? Все дело вообще не в том, как заботливо бледные пальцы застегивают браслет на ее кисти, и как каждое, случайное или нет, их касание к ее нежной коже, пускает по телу электрический разряд, не позволяя колонии проклятых бабочек где-то в ее желудке утихомириться.

Застежка тихонько щелкает и красивый браслет оказывается на свободе, которой полностью лишена ее хрупкая ручка. Но Иви совершенно неподвижна. Как в замедленной съемке, она затаив дыхание наблюдает за тем, как Жан-Клод склоняет лицо к ее запястью. Девичье сердце пропускает удар, другой, когда мягкие губы ласково касаются ее чувствительной кожи. Ее рука не вздрагивает, но волна никому не покорных мурашек сама собой отправляется в пляску по женскому телу. Наглой ложью было бы сказать, что Роше это не было приятным. Ей хотелось, чтобы он не отстранялся, а наоборот, собрал этих мелких паразитов с ее кожи своими теплыми устами. Изумрудный взгляд помутнел, и удерживая себя от отчаянного порыва прикрыть глаза, Эвелис снова прикусила губу, заставляя итак лихорадочно пульсирующую под кожей кровь, окрасить ту в более яркий оттенок.

Самое удивительное, что она не может оторвать взгляда от представшей ей картины, настолько прекрасным ее душе романтика кажется этот вид. Тонкая ручка в нежном браслете, темный перстень на заботливой, на сильной руке… Свободная рука танцовщицы дрогнула, в непроизвольном желании запустить пальцы в черные волосы, дабы убрать их с мужественного лица и открыть для ее зеленого взора весь чарующий вид. Но она не решается сделать это только потому, что почти уверена – ощущать эти длинные локоны меж своих пластичных пальцев, чувство слишком приятное чтобы так скоро от него отказаться.

Иви слышит, что Жан-Клод ей говорит, но никак не может решить, стало ли ей жарко от его пронизывающего голоса или обжигающего взгляда. Встретившись с этой затягивающей синевой, она вдруг снова ощутила подле себя все те чувства, которые после встречи в клубе было сложнее всего запрятать куда-нибудь подальше. Словно бы они хранились в сейфе специально для инкуба, и паролем к этому был его вот этот самый сапфировый взгляд. И теперь, в платье с узко ушитой талией, ей панически не хватало простора для ошалевшего дыхательного ритма.

Наконец, Алиса поняла, что кроме ее забивающего весь слух бешеного пульса, в квартире уже на некоторое время повисла совершенная тишина. Она все еще ничего ему не ответила. Вздохнув слишком громко, со всем откровением выдавая этим собственные мысли, танцовщица, будто опомнившись, перекинула зеленый взгляд на светлую стену чуть позади вампира. Девушка собралась шагнуть назад, отойти в сторону сказав культурное спасибо за помощь. Для этого ее алая губа высвободилась из плена белоснежных зубов и все еще немного влажная, маняще блестела под освещением гостиной. Помутневший взгляд постепенно обретал фокусировку, и Эвелис в поспешном, скрашивающем повисшую неловкость движении, все-таки подалась назад.

При этом, она совершенно забыла, что дабы подойти к Принцу, ей пришлось обойти невысокий столик. Тот самый, на который сейчас, как на жестокую подножку напоролась стройная девичья ножка. От неожиданности, Иви вскинула руки в поиске равновесия, испустив странный, протяжный и все еще ранящий в себе жаркую атмосферу возглас, вместо слов благодарности. А за ее спиной загремела опасно пошатнувшаяся ваза с прекрасными розами.

+3

9

Он слышал ее горячее дыхание, видел, как вздымается и опускается грудь, обтянутая бельем и плотной тканью платья. Сейчас в этом утонченном одеянии ей было слишком тесно, и Жан-Клод вполне мог бы побыть джентльменом и помочь девушке вновь обрести свободное дыхание - всего-то нужно было расстегнуть почти незаметную молнию, змейкой повторяющую плавный изгиб женской спины.

Температура в помещении подскочила на несколько градусов, а атмосфера накалилась до предела. Вокруг инкуба и танцовщицы от напряжения вспыхивали обжигающие искры, заставляя их обоих хотеть намного большего, чем невинные прикосновения. Несомненно, Жан-Клод чувствовал реакцию Эвелисы настолько хорошо, словно она разрешила ему ее попробовать, позволила ощутить вкус на языке, на корне которого уже осело ее тягучее желание.

Нужно было только сделать шаг, один последний и решающий шаг, чтобы сбросить с себя это сковывающее чувство возбуждения и напряжения. Всего один... но каждый из них медлил. Инкуб не мог говорить за Еву, зато себя и свою приправленную толикой мазохизма натуру он знал очень хорошо. Ему нравилось смотреть на нее, видеть, как эмоции плещутся в ее потемневших изумрудах, как меняется выражение ее лица, как она пытается справится с тем, что никак ей не подвластно. Подобное влечение к своей персоне Принц наблюдал не единожды, но каждый раз все они, желающие его, были под воздействием силы, куда более могущественной, чем здравый смысл - ardeur. А сейчас... сейчас девушку интересовал он сам, а не его силы, не его клыки или надежды на обретение бессмертия. Разве может обычный человек, от которого никто не ждет и малейшего всплеска метафизики, вызывать такие реакции? Может... Эвелиса же могла.

Она прерывисто вздохнула и отвела взгляд в сторону, а его глаза при этом слишком внимательно проследил за тем, как на пухлой нижней губе проявляется и бликует влажная дорожка. Она собиралась отступить, но он - нет. Остановиться и галантно позволить девушке вздохнуть свободно? Эти мысли давно уже отошли на какой-то совершено далекий задний план. И синхронно с ее кротким и неуверенным шагом назад, Жан-Клод сделал шаг вперед. И, как оказалось, не зря. Ее возглас, который прозвучал словно бы совсем не от удивления, а от чего-то куда более пикантного, и пошатнувшийся стан не оставили вампиру совершенно никакого выбора. Он будто бы ждал этого - малейшего звука, который одной лишь своей интонацией сорвет все цепи и барьеры. И этот возглас оказался подобен тому самому флажку, который дает старт всем суперкарам на треке, уже давно разогретым около всего лишь одной общей, сдерживающей их, белой черты.

Какое-то мгновение, эфемерное и не дающее возможности осознать что-либо, и Эвелиса оказалась в его тесных объятиях. Его руки сомкнулись жарким кольцом вокруг ее тела, и Принц прижал девушку к себе, не оставляя меж ними более никаких пустых дюймов.

- Осторожно, - и голос вампира прозвучал так, словно он пообещал нечто настолько интимное, что ни один человек не осмелился бы высказать вслух. Ваза с цветами за ее спиной покачалась, но осталась стоять на месте, хотя, разве кому-то сейчас было дело до какой-то вазы? Жан-Клод убрал правую руку с тонкой девичьей талии (при этом продолжая прижимать Еву к себе левой) и поднял ее к разрумянившемуся лицу. Мир вокруг перестал существовать, как будто все живое отключилось по какому-то невидимому сигналу. Он провел тыльной стороной чуть согнутых пальцев по шелковистой коже женской щеки, ощущая ее мягкость и тепло. Его руки тоже были достаточно теплые, даже горячие от этих прикосновений, но камень на перстне внес свои весьма интересные коррективы, разбавив весь этот жар случайным прохладным касанием.

Синие глаза следили за движениями пальцев, за тем, как они скользнули ближе к аккуратному женскому ушку и убрали за него огненную прядь волос. Инкуб делал все настолько правильно и соблазнительно, но в то же время очень осторожно, словно в его руках замерла хрупкая фарфоровая кукла. А потом его теплая ладонь целиком накрыла щеку Эвесисы, а подушечка большого пальца очертила линии ее пухлой нижней губы мягким и варварски медленным касанием.

Все происходило весьма быстро, но между мужчиной и женщиной время словно бы замедлило свой ход. Инкуб, не отрывая взгляда от нежных губ своей пленницы, склонился к ее лицу, уже удерживая голову девушки скользнувшими под яркие волосы пальцами, которыми Принц немного сгреб огненные пряди на затылке и слегка натянул. Отступить или вырваться не представлялось возможным, и вампир, пользуясь ситуацией, замер на несколько мгновений в какой-то паре миллиметров от красных губ. Он дразнил ее. Дразнил себя, и от того ощущения казались еще острее. Пальцы сильнее обхватили женскую талию, обозначая себя теперь ее полноправными и единственными владельцами. Женская аппетитная грудь приподнялась еще выше, оказавшись плотно зажатой между мужскими и женским телами, и став при этом еще аппетитнее... И Жан-Клод наконец-то коснулся ее губ.

Тишину разрезал внезапный звонок мобильного телефона, сопровождаемый непрерывной и крайне сильной вибрацией. Мужчина замер, так и не успев завершить желаемое и попробовать Еву на вкус. Все бы ничего, этот звонок нисколько бы не помешал их маленькому представлению, если бы тонкий телефон-раскладушка не находился в нагрудном внутреннем кармане пиджака Принца. То есть фактически зажатым между грудью девушки и сильным торсом.

Еще пара секунд напряженного прикосновения губ, которое не переходило ни во что-то большее, и не прекращалось, в надежде, что звонок прекратится, но он не прекратился. Жан-Клод неохотно разорвал так и не начавшийся поцелуй и поднял голову, почему-то едва заметно улыбаясь. Его ситуация нисколько не разозлила или не расстроила. Наоборот - он счел ее крайне забавной. Однако же, за телефоном он потянулся, ничуть не ослабляя своих объятий. Продолжая прижимать девушку к себе, его пальцы ловко отстегнули верхнюю пуговицу пиджака, а рука скользнула под его полы, внутрь крайне тесного пространства. И вот, телефон был на свободе. В пору было его выключить, и вампир бы так и сделал, если бы не успел заметить имя, высветившееся на экране. Звонил мсье Дюкре - главный менеджер ресторана "Paradise".

- Oui, - и обжигающие интонации голоса Жан-Клода обрушились на несчастного звонившего. Но том конце "провода" в тот же миг воцарилась внезапная тишина, и только частое дыхание давало понять, что там кто-то есть.

- Простите, мсье Жан-Клод, я, наверно, не вовремя... - приятный мужской голос, который и Ева могла услышать, так как находилась катастрофически близко к Жан-Клоду, к его руке и к его телефону, - но... - менеджер все же собрался, взял себя в руки и переборол свое смущение, - я хотел узнать, когда ждать Вас и Вашу спутницу?

- Un moment, - он убрал мобильный от уха и обратил свой синий взор на зеленые изумруды Евы. На лице Принца заиграла от чего-то совсем лукавая ухмылка, будто бы он что-то задумал. - Ma flamme... мсье Дюкре интересуется, как скоро мы посетим его ресторан... Что мне ему ответить? - а мужской голос при этом все еще производил весьма интересный эффект.

+4

10

Общаясь с дамами, очень многие мужчины сталкиваются с их совершенно не поддающейся логике натурой. Чтобы стать идеальным любовником, нужно научиться вовремя отступать или так же вовремя угадывать, когда просто необходимо для достижения успеха проявить упорство. А учитывая, что все эти премудрости переменчивы от девушки к девушке…, Наверное, мужчине нужно пережить не мало пощечин, всевозможных казусов и даже оскорблений, чтобы в итоге научиться правильно прочувствовать моменты. Зато, стоит только освоить эту заумную науку и можно будет с огромным наслаждением для самого себя открывать в каждой исключительной девушке все новый и новый мир.

Эвелис не знала, является ли она исключительной, но что Принц мастерски изучил ремесло любовника у нее не осталось никаких сомнений, хотя ничего более интимного чем сами взгляды и редкие касания не случалось. Останавливая время своей искусно сдержанной реакцией, он ведь знал, что это состояние распаляет ее точно так же, как и его (а это обоюдное осознание взаимопритяжения, только усугубляло эффект), лишая танцовщицу всякого шанса на побег из качественной ловушки. Правда, так уж ли ей хотелось куда-то бежать? Знал ведь этот искуситель, что если в нужный момент он наречет себя хозяином положения, ее итак никогда не дремавшее женское начало покорится и окажется ужасающе близко к совершенной капитуляции.

Когда Жан-Клод шагнул прямо за ней, без всяких ужимок и не думая скрывать своих намерений, Алисе было положено сыграть типичную женскую роль игривой недотроги, усердно возмущаясь его дерзостью или даже нахальством, не смотря на очевидные продолжающиеся провокации с ее же стороны. Рыжеволосая не знала, делали ли это женщины потому, что считали будто их гордость будет ущемлена если их недостаточно завоевывали, но сама не вела себя подобным образом. Она просто была слишком честной и откровенной, не желая обманывать ни себя, ни его, проецируя какую-то фальшивую недотрогу, когда все ее желания известны ей самой и более чем выразительно распахнуты для инкуба. Поэтому, Эвелис даже не пыталась бежать или поворачивать время вспять (как будто бы это возможно). Напротив, сама того не понимая, она вдруг превратилась в достойного оппонента в этой игре передразниваний, ведь каждая ее реакция была столь человеческой и меж тем совершенно не предвзятой.

- Осторожно, - тихое слово волной неги прокатилось по всему телу, закрадываясь в самые сокровенные уголки и оседая напряжением внизу живота. Не такой интонацией просят быть как можно аккуратнее, эта – предназначена для того, чтобы околдовать, взбаламутить рассудок и заставить совершить последнее безрассудство, после которого пути назад уже не будет. Алиса могла бы видеть свое отражение в его синих, сейчас таких выразительных глазах, но зачем смотреть на розовощекую себя, когда можно упиваться красотой мужественного лица и тем жаждущим восхищением, с которым он буквально поглощает каждую изучаемую черточку ее лика. Перста Жан-Клода сначала касались ее кожи настолько еле ощутимо, что она буквально видела, как сквозь эти бережные жесты он открывает для себя новое завлекающее сокровище.

Обжигающий палец Принца оказался издевательски близко к одной из самых соблазнительных частей ее лица, и эти уста будто терроризируя его в ответ, совсем немного разомкнулись. Такой умелой была протяжная игра инкуба, что превращалась практически в пытку, заставляя Иви целую вечность дожидаться чего-то совершенно не осязаемого, и в то же время предельно понятного. Вот, его лик приблизился к ее, заслоняя весь оставшийся вовсе незначительным мир, и ее пластичные руки дрогнули, в предвкушении перебирая пальцами роскошный мех дорогого воротника, а томный взгляд видел лишь приближающиеся губы, пока густые ресницы не сомкнулись. Рыжеволосая лишь тихо выдохнула, обдавая губы Жан-Клода жаром собственного дыхания, прежде чем ощутить их на своих.

Но они не успели вообще ничего. У Эвелис не было и шанса на попытку ответить. Реагировать пришлось сразу на совершенно неуместную вибрацию телефона. И оставила она, честно сказать, осадок не из самых приятных, хоть девушка и улыбнулась вполне добродушно еще до того, как открыла глаза. Когда мужчина достал мобильник, ее руки осторожно съехали на его торс, а рыжая головка склонилась в сторону выдавая девичье любопытство – она поняла, что он собирается ответить, и собралась слушать этот разговор будто преданная жена, разделяющая все дела супруга, не желая покидать его объятья и выпускать его из своих.  Еще одно ожидаемое и все равно забавное столкновение на счету их знакомства. На подобные причудливые обстоятельства было просто невозможно обижаться. Особенно, когда брошенные Принцем в трубку интонации настолько выбили из равновесия его собеседника, что Иви просто не смогла сдержать мягкий ребяческий смешок, словно они подростки, позвонившие в дорогой ресторан и шутки ради заказавшие гамбургер.

На вопрос Алиса действительно ответила не сразу. Жан-Клод скорее всего заметил и понял какие две стороны противостояли друг другу в глубинах задумчивого изумрудного взгляда. Однако, рано или поздно одна из них должна была проиграть, и что-то подсказывало танцовщице, что ее кавалер прекрасно знал какая именно. Он просто хотел еще раз посмотреть на ее сомнения. Растянуть удовольствие от осознания, что она допускает такую возможность, какой бы порядочной ни была. Но ночь ведь еще только начинается…

-Скажите, что мы уже едем и надеемся на очень вкусный десерт, - она хотела пошутить о компенсации и наигранно вздохнуть, но ее внимание осеклось на переводе его обращения к ней. В ее взгляде отразилось то, что она придала этому не малую значения. – Я только куртку захвачу, - тихо добавила Эвелис, учтиво выскальзывая из бережных, но крепких объятий и позволяя Принцу закончить телефонный разговор без ее надзора.

Подобная кратковременная "разлука", позволила перевести дыхание и хотя бы немного унять разбушевавшиеся страсти, поэтому выключая в квартире свет и закрывая за ними с гостем дверь, Иви была уже вполне спокойной, не смотря на все еще румяные щеки и не остывшие воспоминания о случившемся. Вызывая лифт, ей даже казалось, что одна щека пылает намного больше второй и все это только из-за осторожных касаний мужской руки.

+2

11

*Сент-Луис: квартира Эвелис Роше*

Эвелиса выскользнула из его объятий плавно и грациозно, как изящная лань из-под когтистой лапы тигра, уверенная в том, что когти этого монстра не причинят ей никакого вреда. Однако же, вряд ли Ева считала Жан-Клода монстром... Пока не считала.

- Полагаю, Вы расслышали слова моей леди. Мы прибудем в скором времени, - обратился он к мсье Дюкре, при этом ни на мгновение не отрывая взгляда от плавной походки удаляющейся в коридоры девушки. Он хотел увидеть все, запомнить каждое движение, каждый жест и каждый взгляд, которым хоть Ева его и не наградила, но, наверняка, хотела бы. Что было бы, ответь она на вопрос инкуба совсем иное? От этих мыслей температура в комнате вполне могла бы снова подняться до неприличных значений, а от их реализации... и вовсе расплавить все допустимые границы. Синие глаза на какие-то незначительные секунды затопило темное знание, бурлящее предвкушение вполне понятной развязки, но... случившееся так и осталось чем-то незавершенным, чем-то напоминающим раззадоренного хищника в клетке, с которым ловко и умело поиграли, но не дали награду за исполненный трюк. А разве могло быть иначе? Где-то на задворках сознания Жан-Клод страстно желал этого отказа, буквально жаждал, как заблудившийся и израненный зверь жаждет капли воды в иссушенной желаниями бескрайней пустыне.

Он покинул квартиру девушки, следуя за ней, пропустил ее в лифт вперед себя... но при этом более ни единого мгновения не смотрел на нее пожирающим взглядом. Время жарких игр прошло, уступая место обыденности, в которой нет места для подобных эмоциональных проявлений. Топить даму в излишнем внимании не следовало... Это могло как напугать ее, так и вызвать неприязнь. Все в этом мире должно было быть в меру, как и это напряженное молчание, окутавшее пару в лифте. Принца оно ничуть не смущало, однако он уже усвоил, что людям куда проще о чем-то разговаривать, чем справляться со личным смущением в молчаливом одиночестве.

Помогая Эвелисе накинуть не плечи курточку, он вкратце поведал ей о том месте, куда намеревался ее отвезти, чтобы хотя бы немного ввести ее в курс дела. Испорченного сюрприза или загубленных впечатлений он не боялся, ведь сколько не рассказывай - визуальное впечатление ресторан "Paradise" производил колоссальное. Никакие разговоры не шли ни в какое сравнение.

На улице Принцу достаточно было лишь поднять руку, чтобы три машины-такси кинулись к ним наперегонки. Каждый из них хотел заполучить богатых клиентов, которые просто обязаны оставить хорошие чаевые. А Жан-Клод и Эвелиса именно такое впечатление и производили. Принца бесконечно радовал вкус девушки и ее манера одеваться. Ничто не привлекает мужчин так, как очень женственные наряды.

На заднем сидении машины, дверцу которой вампир учтиво открыл для своей прекрасной спутницы, всю весьма не длительную дорогу он ей рассказывал про звонившего мсье Дюкре и его экстравагантные вкусы, касающиеся преимущественно мужчин. И было весьма логично предположить, что от Жан-Клода он был в бесконечном восторге, однако инкуб не сомневался, что в женской красоте менеджер ресторана тоже разбирался ничуть не хуже, чем в мужской...

- Можете не сомневаться... но обслуживать нас будет именно он, - и Принц лукаво улыбнулся, глядя на роскошные двери не менее роскошного ресторана, у которого они только что остановились. Он заплатил таксисту, и, разумеется, сумма вышла раза в три превышающая необходимую. Жан-Клод вышел из машины первым, обошел ее со стороны багажника и открыл дверь даме, учтиво подавая ей руку и помогая подняться с низкого сидения легкового транспорта. Жан-Клод взял Еву за руку, положил ее тонкую кисть на сгиб своего локтя, и накрыл женские пальчики второй своей ладонью. Негоже было отпускать даму следовать к ресторану по лесенкам в одиночестве.

*Сент-Луис: ресторан "Paradise"*

Швейцар распахнул перед парой стеклянные и безупречно прозрачные двери и пропустил их внутрь заведения. Высокие потолки, до мелочей продуманный интерьер в бело-золотых тонах и витьеватых узорах лепнины под потолком и на колоннах. Здесь преобладал античный греческий стиль, а название "Paradise" говорило само за себя. Любой желающий мог почувствовать себя здесь Богом под разрисованными сводами Олимпа. Однако далеко не всем желающим были по карману подобного рода изыски.

Еще в фойе к Эвелисе подлетел услужливый гардеробщик и помог ей снять верхнюю одежду, чтобы повесить ее на позолоченные плечики. А потом, как и обещал Принц, они встретили мужчину, которому фамилия Дюкре подходила как нельзя лучше. Невысокого роста, в теле и с искусно выстриженной крашеной бородой. На нем был золотисто-бордовый костюм-тройка, в нагрудном кармашке пиджака которого лежали круглые позолоченные часы на цепочке.

Мужчина заулыбался, сверкнув оправой очков, и принялся кидать приветственные речи и комплименты. Усердно жестикулируя, он затопил Эвелису в море внимания, расцеловывая ей руки и рассказывая о том, как она прекрасна. Жан-Клод терпеливо стоял рядом и ожидал, когда же запал мсье Дюкре закончится. Он все это уже проходил... и не раз, поэтому лучше многих представлял, чем и когда закончится вся эта бравада.

Их проводили к лучшему в этом заведении столику, а мсье Дюкре взял на себя смелость поухаживать за дамой, и сам отодвинул для нее стул. Разумеется предварительно он вопросительно посмотрел на Принца, чтобы получить его невербальное согласие. А потом в его руках, как по волшебству, появилось стилизованное под общий интерьер меню, которое он осторожно раскрыл  перед Эвелисой, а перед мужчиной остались лежать лишь столовые приборы. И это было странно, ведь в подобных заведениях меню обязаны были предложить каждому гостю. Мсье Дюкре снова выдал пару бравурных выражений об изысканности блюд данного ресторана и поспешно удалился, давая девушке возможность выбрать то, что ее заинтересует.

- Пожалуйста, не ограничивайте себя в выборе, - улыбнулся Жан-Клод, кивнул на страницы меню, когда их наконец-то оставили наедине друг с другом. - Вам здесь нравится?

+2

12

*Сент-Луис: ресторан "Paradise"*

Всю дорогу до ресторана Иви тратила время на то, чтобы показать себя интересной и умной собеседницей. Причем, вовсе не потому, что она осознанно продумывала, когда ей улыбнуться, когда задать какой-нибудь вопрос или пошутить над сказанным. Все было намного проще. Жан-Клод умел рассказывать всякие не особо важные и существенные вещи таким образом, что они невольно превращались в самые интригующие и редкостные, требуя цепляться за каждую мелочь. Поэтому Эвелис не составляло никакого труда считывать сигналы и намеки, которые мужчина, как положено каждому качественному собеседнику, подавал ей. Общение лилось журчащим ручейком на заднем сидении такси и было настолько комфортным и расслабляющим, что танцовщица вопреки обычной привычке, не отслеживала куда именно ее везут. Благодаря искусным рассказам Принца, ресторан с забавным мистером Дюкре, стали основной конечной целью этого путешествия, пути к которой были незначительны.

Их разговоры затихли только когда каблуки Алисы застучали по ступеням ресторана. И вовсе не потому, что тема была исчерпана. Танцовщица с головой окунулась в атмосферу представшего перед нею места. Она, конечно, не выходила за рамки приличия со своими восторгами, но все-таки что-то крайне детского появилось на ее любопытном личике, а кошачий взгляд заискрил новыми нотками восхищения. Восходящая знаменитость безусловно бывала в очень величественных помещениях, способных перехватить дух одним своим грандиозным видом. Дело было в том, что это всегда были театры или галереи. Никогда еще в своей жизни, Роше не оказывалась в ресторане, настолько впечатляющем, что она невольно прижалась боком к своему спутнику, только сейчас сильнее сжимая его руку своими тонкими пальцами. Она словно испугавшись или захваченная переизбытком впечатлений, поспешила отыскать в нем надежную опору.

Поддержку в лице Жан-Клода Эвелис получила незамедлительно, однако, не настолько длительную как ей бы того хотелось. Стоило им войти внутрь, как мир временно закружился вокруг нее, в очередной раз за этот вечер выбивая ее из привычной колеи в которой все подвластно ее контролю. Легкая, весенняя курточка исчезла как будто сама собой в ее сознании и Иви ни за что самостоятельно не смогла бы отыскать ее (Господи, да эти ребята в дорогой форме могут обчистить кого угодно!), а ее руки, как и внимание, оказались полностью захваченными тем самым мсье Дюкре. Очень экспресивным и действительно забавным. Гостье пришлось признать, что ее кавалер умел очень точно описывать людей – инкуб создал идеально-правильное представление об этом подвижном мужчине в ее рыжеволосой головке.  Пламенные приветствия и лестные комплименты вызвали на лице Иви хоть и искреннюю, но немного натянутую улыбочку, да и реакция на расцеловываемые руки была далеко не такой чуткой и эмоциональной, как на касания совсем иных губ, уже опробовавших нежность ее кожи ранее этой ночью.

Только уже шагая к приготовленному столику, девушка постепенно опомнилась, хотя присаживаясь на учтиво отодвинутый для нее стул, она одарила Жан-Клода шутливым взглядом с примесью паники, подобным выразительным образом, демонстрируя ему насколько прав он оказался относительно господина Дюкре. Последнему нужно было удалиться, оставив пару наедине с единственным меню, чтобы Иви наконец позволила себе относительно расслабиться.

- Место действительно восхитительное, - с кротким кивком головы согласилась Алиса, немного смущенно улыбнувшись, - просто… подобные изыски мне непривычны. – как обычно она не могла промолчать или соврать, оставаясь совершенно откровенной, даже не смотря на то, что в подобной ситуации маленькую ложь можно было бы списать на нежелание расстраивать. – Но почему Вас обделили с меню? – все-таки не постеснялась прослыть невежественной девушка, которая вполне могла предположить, что его подали только ей, чтобы именно дама выбирала блюда.

Тем не менее, прислушиваясь к советам хоть и странного, но вездесущего и опытного в таких делах мсье Дюкре, Эвелис выбрала изысканное блюдо из рыбы в вине, естественно не самое простое и не самое вычурное. Ее больше интересовал десерт, о котором она помышляла еще у себя дома, и дорогой ресторан порадовал ее идеальным выбором. Как только в описании одного из десертов она уловила слова «черника» и «мороженое», Иви с уверенным видом захлопнула меню, показывая, что она будет есть это и только это, а любой решившийся оспорить этот выбор получит немедленный выговор, как красную карточку на футбольном матче. Самостоятельно она не выбирала только вино, потому что ее любимая мама, к счастью научившая ее и тем, какую вилку для чего стоит использовать, так же говорила ей, что это всегда стоит разрешать выбирать мужчине. Девушке только решать, сколько она потом выпьет.

Отослав счастливого обладателя часов на цепочке с заказом, канадка подняла свой изумрудный взор на Принца. Ей предоставлялась идеальная возможность узнать его получше, расспросить обо всем, что ее интересует, но как только этот шанс подвернулся, Алиса почему-то засомневалась. Возможно потому, что большинство вопросов, которые ей подумалось задать, могли привести к совсем неправильным выводам по поводу ее интересов. То есть, даже задай она такой напрашивающийся вопрос, как например, часто ли инкуб бывает в этом ресторане, он мог бы подумать, что ее интересует насколько ее кавалер богат, раз может позволять себе такие пиршества. А Иви, финансовое состояние мужчины, сидящего напротив, совершенно не волновало. Сомнения в купе с растерянностью отразились на ее задумчивом в эти моменты лице и от внимательного взгляда скорее всего не ускользнул не самый воспитанный, но уже подсознательный жест – хоть и за сомкнутыми устами, она немного поиграла пирсингом в языке.

- Встречаю Вас в третий раз, а узнать получше могу только сейчас, - улыбнулась Эвелис, выдавая-таки часть своих размышлений, - у Вас в жизни всегда все идет не так, как у других? – она постаралась, чтобы интонации ее голоса придавали вопросу тон скорее комплимента, чем упрека. – И все-таки, мне не совсем понятно, чем же Вы в жизни занимаетесь? Не все владельцы клубов одеваются как пираты, а Вы зачем-то ищете и зал… - девушка пыталась пояснить причины своего смятения, чтобы Принц понял ее интерес правильно, но ей пришлось замолчать по тому волшебному правилу, которое очень часто заставляет заткнуться людей при появлении официантов с едой.

+2

13

*Сент-Луис: ресторан "Paradise"*

Выбор Эвелисы вызвал на лице инкуба неподдельное удивление. Некогда очень-очень давно, когда он еще не носил на себе клеймо вампира, Жан-Клод любил сладкое. Появление в те времена десерта на столе было непростительной роскошью, и позволить себе такой праздник могли лишь состоятельные люди. Родившийся в крестьянской бедствующей семье, нынешний Принц города и представить себе не мог, что по прошествии почти что семи столетий у него так и не будет возможности наслаждаться десертом с черникой тогда, когда ему вздумается. А за последние годы минувшего столетия в еде появилось столько изысков, что и одной жизни не хватило бы, чтобы всех их попробовать. И особенно грустно становилось от ощущения за спиной форы в десятки человеческих жизней, которая все равно не позволяла Принцу поглощать что-либо, кроме человеческой крови и вина, да и то последнее измерялось в мизерных количествах.

Глядя на оригинально и очень аппетитно проиллюстрированное меню, Жан-Клод даже испытал нечто очень схожее с чувством голода, хоть прекрасно представлял, что это лишь пустые отголоски его человеческой жизни. Не нуждаясь в людской пище, вампир все еще помнил, какого было пробовать ее и ощущать во рту все вкусовые переливы. Многие считают, что с годами человечность совсем покидает вампиров, но ничто никогда не исчезает бесследно. Гипертрофируется, переходит во что-то совершенно новое и уникальное, но только не запахи еды... Которые пусть теперь и не побуждают желудок протяжно завывать, но порождают определенного рода воспоминания. Порождают настоящий голод.

Как только Ева сделала заказ, около их столика появился официант в белоснежных одеждах и с бутылкой крайне дорогого красного французского вина в руке. Он профессионально аккуратно и быстро расставил бокалы типа "красное бордо", в один из которых сразу же плеснул немного рубиновой жидкости, аромат букета от которой расходился не хуже запаха элитного парфюма. Он предложил Жан-Клоду попробовать и выставить свою оценку, что вампир незамедлительно сделал. Качнув бокал, заставляя вино прокатиться по прозрачному стеклу его выпуклых стенок, он сделал маленький глоток.

- Превосходно, - улыбка тронула его губы, заставляя официанта улыбнуться в ответ и поспешить разлить напиток по бокалам с особой осторожностью. - Мсье Дюрке хорошо осведомлен о моих предпочтениях, - обратился Принц к Еве как только официант их оставил, и улыбнулся немного по-отечески. Он вдруг выдал на лице некоторую задумчивость, словно в действительности пытался подобрать правильное выражение, объясняющее его же слова, и при этом не показаться своей спутнице через-чур напыщенным эстетом. - Я не ужинаю в ресторанах... Это правило, от которого, увы, я не могу отступить, даже если на кону стоят шикарные блюда лучшего заведения в городе, - он неоднозначно пожал плечами, словно бы его пояснение и правда что-то кому-то могло пояснить без личных "додумок".

- ...у Вас в жизни всегда все идет не так, как у других?

Жан-Клод чуть склонил голову набок и вопросительно посмотрел на свою спутницу. Вопрос был поставлен так, словно она прекрасно знала, кем являлся Принц, просто зачем-то до сих пор это очень удачно скрывала. Хотя, на деле это было далеко не так, но инкуб все же позволил себе маленькую слабость - сделать вид, что его подловили.

И все-таки, мне не совсем понятно, чем же Вы в жизни занимаетесь? Не все владельцы клубов одеваются как пираты, а Вы зачем-то ищете и зал

- "Guilty Pleasure" - не единственный мой клуб, - и произнесенное вампиром название с едва заметным французским акцентом заставило мысли вновь подошедшего официанта скользнуть совсем в другую сторону. Вампир ощутил, как ускорился пульс юноши, и замолчал, позволяя работнику ресторана выполнить свои обязанности. А синий взгляд при этом с особым вниманием зацепился за действия молодого человека, за то, как он раскладывал приборы и подавал Еве заказанные блюда. Рыба в вине выглядела великолепно, но куда более заманчивыми Принцу казалась открытая шея и выступающие ключицы сидящей напротив девушки.

- Мои заведения специализируются на различного рода шоу и выступлениях, которые... отличаются от всего того, что Вы могли наблюдать прежде. И порой я тоже принимаю в них участие, - продолжил он, стоило официанту покинуть их столик. - Вы ведь видели меня на сцене, - и фраза в один миг нарисовала в сознании образ Жан-Клода, шея, грудь и живот которого были усыпаны блестками, которые в свете софитов сверкали подобно влажной перламутровой чешуе. - И зал так же предполагался для очередного подобного мероприятия, только уже благотворительной направленности, - он поднял бокал и сделал небольшой глоток вина, давая девушке намек сделать то же самое. Или если не сейчас, то в любое удобное для нее время.

- Мной движет азарт, - вдруг признался он, опустив бокал на белые скатерти, - а что движет Вами, Ева? Только лишь волшебство танца? Или есть что-то иное?.. - его пальцы не спеша оглаживали плоское основание ножки бокала, а взгляд то и дело скользил по рукам, плечам и лицу Эвелисы. Принц не отводил глаза, когда девушка к нему обращалась, его не смущали встречающиеся взгляды, и он мог выдержать любой из них, даже если бы они были не приятны. Но сегодня вечер был слишком особенным, чтобы запрещать себе любоваться такой живой и обворожительной спутницей.

+1

14

*Сент-Луис: ресторан "Paradise"*

- Я не ужинаю в ресторанах... – тонкая и ухоженная бровь Алисы взмыла выше в немом вопросе, одновременно демонстрируя и ее талант к артистизму, проскальзывающий даже в таких мелочах как мимика, и ее смятение. Надо быть совершенно невнимательной и наивной чтобы не посчитать странным, когда тебя ведут в ресторан где не собираются есть.

Возможно именно из-за этого ей понадобилось справляться с неким чувством смущения или стеснения, пока официант предлагал Жан-Клоду вино и пока они дожидались еды. Девушка пыталась сообразить, к чему все это и как ей теперь реагировать? Просто сидеть и есть, пока мужчина напротив смотрит? А она еще такая вся воспитанная, позаказала кучу всего и теперь будет долго и утомительно есть под пытливым взглядом, словно бы ее откармливали перед тем как отправить на скотобойню. «Что за чушь?» - одернула Роше сама себя, за необоснованные, как ей пока казалось, обвинения в сторону мужчины, который ее ничем не обидел. Конечно, его можно было назвать странным, но это были скорее интригующие, чем отпугивающие странности. К тому же, далеко не ей осуждать его за нестандартное поведение после всего, что уже было.

Название клуба вызвало любопытную реакцию у официанта, которую Иви не могла прозевать. Точнее, она бы ее ни за что не поняла, если бы сам инкуб не притих и не стал за ним наблюдать. И хотя кое что она уже успела увидеть в этом клубе, именно реакция официанта заставила где-то у нее в подсознании зазвонить предупреждающие колокольчики. А вампир при этом так на него смотрел, что наблюдающая за происходящим Эвелис, просто не могла не отдать парню должное. Она бы под таким тщательным наблюдением уже три раза выронила все тарелки на пол. В принципе, он еще легко отделался. Танцовщица даже почувствовала какой-то укол недовольства, подумав о том, что представителей подобного развлекательного бизнеса действительно очень часто недооценивают и ущемляют. Попробовал бы этот юноша выскочить на сцену перед буйными, замужними женщинами. Понять, что нужно дамам – самая сложная задача на свете.

Чем больше ее подстегнула эта мелочь, тем с большим интересом она принялась слушать Жан-Клода, уничтожая поставленную перед ней рыбу. Блюдо действительно было приготовлено прекрасно, никаких маленьких косточек ей не попадалось, а мясо таяло прямо на кончике языка, расцветая массой привкусов. Девушка даже подзабыла о том, что она единственная кто ест за этим столиком и ее столовые приборы застыли лишь на мгновенье, когда Принц напомнил ей об их первом столкновении в клубе и его выходе на сцену, который был таким эффектным, что Иви убежала не решившись посмотреть само выступление. И хотя она не стала реагировать на это, вдруг сильно заинтересованная собственной тарелкой, очень уж свежим все еще был в сознании слепящий образ пирата.

Алиса улыбнулась услышав про благотворительность, по доброте своей даже не задумываясь была ли она действительно лишь ради блага или все-таки материальные цели тоже преследовались. Она воспользовалась моментом тишины пока официант забирал почти опустошенную тарелку и аккуратно прошлась по алым губам тряпичной салфеткой. Затем, подумала еще некоторое время, изучая изумрудным взглядом мужественное лицо, мысленно отбирая, что стоит ему ответить, а о чем лучше умолчать. Гибель брата она сочла именно тем случаем, который был важен для полноценной картины ее ответа, но стоит ли омрачить этим прекрасный вечер, рыжеволосая не знала.

- Мною движет… непостоянство момента. Его эфемерность, - немного нервным движением, она покрутила в пальцах маленькую десертную вилку, - я не говорю о постулатах подростков в стиле «мы живем один день, поэтому нужно выпить все, что пьется», но… - Иви потянулась за бокалом собираясь отпить вина, однако, будто неожиданно передумав, снова устремила на Жан-Клода взгляд, который должен был быть очень твердым и уверенным, учитывая тему разговора, а вместо этого был вполне мягким и спокойным, - Я просто считаю, что каждая жизнь хрупка и стараюсь не тратить свое ограниченное время зря. – ее уста украсила еле промелькнувшая тоскливая улыбка, способная с потрохами выдать болезненную потерю, и Эвелис попыталась запить ту дорогим вином. Зеленый взгляд впервые за вечер прошелся по залу и обратил внимание на окружающих, отмечая полноценные картины счастливых семей без всякой зависти, не смотря на что-то болезненно кольнувшее сердце.

- Ой, - опомнившись, Алиса посмотрела на бедное таящее мороженое, которое перед ней оставили еще когда забирали остатки рыбы, - вот видите, пропусти момент, и останешься без десерта! – танцовщица игриво насупилась и поспешила отправить в рот пару ягод черники. – Ммм, и где они ее берут в такое время года, как думаете? – окрыленная спектром вкусов и освежающей прохладой Иви оживилась, прощаясь с временно нахлынувшей на нее тоской. – Не хотите можете конечно и не кушать, мне все равно больше чем положено в порции не достанется, - наигранно вздохнула девушка, еще одним образом выдавая насколько странной и неловкой ей все же кажется подобная ситуация.

- Значит, говорите Ваши клубы… исключительны в предоставляемых ими развлечениях? – поинтересовалась Эвелис, которой безусловно хотелось, чтобы инкуб разговаривал пока она доедает десерт. Тем более, этот нюанс действительно ее заинтересовал. –Чего же именно по-Вашему мне не доводилось видеть прежде? – вопрос нарочно был поставлен таким образом, чтобы звучал очень похоже на вызов. Ей хотелось добавить какой-то искорки в разговор, возможно, несколько усложнить беседу для Жан-Клода за то, что он сидит так расслабленно наблюдая за ней.

+1

15

*Сент-Луис: ресторан "Paradise"*

Нет, Жан-Клод не следил со взглядом безумца за каждым движением вилки и губ Эвелисы... он делал это куда более изящно, не привлекая к своей персоне ненужного внимания и не отвлекая девушку от ее трапезы. Должно быть, блюдо было восхитительным... И хоть Ева ничего не говорила, он читал все ее вкусовые ощущения по изменяющимся выражениям красивого лица.

Когда девушка поднимала на него свои нереально зеленые глаза, он умело отводил взгляд. Ровно за несколько мгновений до того, как ее взор достигал цели. Жан-Клод не желал смущать свою спутницу, ведь... наверняка, по ее женскому и такому по-человечески наивному мнению они были еще слишком мало знакомы для подобного рода откровенностей. И мужчина не перегибал палку. Он умел одним лишь взглядом привлекать к себе внимание, даже если собеседник не смотрел на него или вовсе стоял спиной, но сейчас он стремился к совершенно противоположному результату. 

- Я просто считаю, что каждая жизнь хрупка и стараюсь не тратить свое ограниченное время зря.

Ответ девушки заинтересовал вампира, в синих глазах которого даже промелькнуло некоего рода понимание и одобрение. Когда-то на переломе веков, в те времена, когда Жан-Клод был еще совсем неприметным мальчишкой, его никогда никогда не посещали мысли о времени, его таком стремительном течении и о возможностях выбора. И даже с годами... Сколько ему тогда было? Гораздо меньше, чем Эвелисе сейчас. Он прожигал жизнь, а не направлял ее в полезное русло. А что еще было нужно юноше после весьма ограниченного детства и участия в стремительно начавшейся войне? Ему нужна была свобода. Тогда он не думал о своем будущем... о детях, семье, высоком положении в обществе - все это было настолько ему чуждо, насколько не совместимо черное и белое. Тогда он жаждал лишь развлечений и возможностей наконец-то делать то, что прежде не позволялось. А весьма ограниченное развитие общества в те времена сводило все желания лишь к одному - примитивному, плотскому, но зато всем понятному. Пожалуй... встреть его Эвелиса в те времена - он бы ей не понравился.

От Принца не ускользнула нотка грусти в улыбке Евы, которую она ловко попыталась скрыть, но прежде чем Жан-Клод успел сказать что-либо, относящееся к теме, - его спутница перевела разговор в иное русло. Синий взгляд скользнул по столу и зафиксировался на десерте с черникой. Теперь настала очередь Принца немного грустно улыбаться, ведь когда-то он очень любил эту ягоду, хоть и не всегда мог ею полакомиться. А сейчас... у него был целый миллион возможностей! Но не позволяла физиология. Вот такая вот интересная жизнь в вечной борьбе за то, что нравится и что хочется попробовать. Занятно, что Эвелиса тоже проявляет особенную любовь именно к чернике.

- Я не знаю, -  мужчина вдруг мягко пожал плечами совершенно естественным жестом, однако, подобную фразу от него было действительно непривычно слышать, словно бы от этих слов рушилось весьма устойчивое впечатление, что Жан-Клод не может чего-то не знать. И тут такая незадача... подловили вопросом о маленькой и неприметной черничке. - Но если Вы желаете - мы можем озадачить мсье Дюкре этим вопросом, - он улыбнулся на слова леди о порции и отвел за ухо иссиня-черную прядь волос. - Сегодняшний вечер - исключительно для Вашего удовольствия. Не нужно беспокоиться обо мне, - вампир улыбнулся и снова пригубил вина. Вампирская жизнь накладывала свои ограничения, и даже вино он мог употреблять строго в ограниченных количествах - не более одного бокала, потому Принц и растягивал для себя удовольствие.

Да, он казался ей странным, но вампир с самого начала и не стремился выглядеть совершенно нормальным. В нормальности нет ничего интересного и привлекательного... но и выдавать свою сущность он не спешил. И на то у него были свои хорошо спланированные и продуманные причины.

- Если я Вам расскажу - это испортит весь сюрприз, - губы мужчины лукаво изогнулись, словно он задумал нечто интересное. В какой-то мере так оно и было, но интригу Принц не желал сохранять долго. - Я все же смею надеяться, что в скором времени Вы порадуете меня своим присутствием в "Guilty Pleasure". Ни один рассказ не сравниться с тем, что человек может увидеть собственными глазами, как он может ощутить весь спектр эмоций, запахов и специфического флёра, окутывающего зал... - и его голос мог бы подарить собеседнице именно эти описанные ощущения, но Жан-Клод намеренно этого не делал. Лишь подогревал интерес.

* * *

Спустя какое-то время, рассчитавшись и оставив приличные чаевые, Жан-Клод повел свою спутницу к выходу. У самых дверей их встретил мужчина с женской курточкой в руках и явным намерением подать ее Эвелисе, но Принц остановил его. Он сам помог девушке облачиться в верхнюю одежду и пропустил первой выйти из стеклянных дверей. Неподалеку от ресторана, на vip-парковке стоял тот самый черный автомобиль, на котором они добирались до дома Евы несколько ночей назад. Девушка вполне могла узнать его, ведь такие машины даже в огромном Сент-Луисе казались редкостью. Жан-Клод успел вызвать водителя пока его спутница отлучалась попудрить носик в дамскую комнату, и тот, надо отдать ему должное, подъехал ровно за две минуты до того, как пара вышла на улицу. Инкуб остановился около девушки и поправил свой объемный воротник из искусственного меха (натуральный он не носил по весьма понятным причинам). Он глянул на красивое лицо, затем взгляд скользнул по отполированной черноте его личного мерседеса. В конце-концов, это он был инициатором данного свидания, на которое Эвелиса очень любезно согласилась, а, значит, ему и вести. Только у Жан-Клода эгоизма было все-таки не достаточно много, чтобы не поинтересоваться желаниями своей очаровательной Евы.

- Быть может, Вы хотите посмотреть в Сент-Луисе что-то особенное или посетить какое-то определенное место? Это можно устроить. Вам достаточно просто сказать...

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [08-09.04.11] We Own the Night