https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [04.04.11] Ghosts in Chains and Splash of Blood


[04.04.11] Ghosts in Chains and Splash of Blood

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Время: 04.04. 11. ночь.
Места: грязные переулки позабытого богом Сент-Луиса.
Герои: Diana Stillman, Annie Duval
Сценарий: Встреча вампирши, которой хочется выпить крови и развлечься, с девушкой, которой тоже хочется развлечься, но и заодно не постигать собственное безумие. Потому пусть его будет постигать кто-то другой.

Музыка под настроение отыгрыша

+1

2

Тихий, едва слышный, нежный звон металла заглушался от безумной какофонии в ее голове. Цепочка, оборванная на уровне мизинца, болталась туда-сюда, словно часть оков, из которых Диана вырвалась. Шепот людей, которых здесь нет, окружал ее, укутывал, подобно мантии безумия. А она все так же брела вперед, с плечами, поникшими от бремени собственной хандры и рукой, перепачканной кровью. Впрочем, накрапывающий дождь постепенно размывал и стирал темные пятна на этих расслабленных продрогших пальцах. Голоса никогда не отстают от нее, шепча осуждения, просьбы, диктующие занудную ерунду и вопиющие о собственном безумии. Разговаривать с Каином было не о чем. Сейчас оставалось лишь идти, подобно неприкаянному призраку, проникаясь бессмысленностью собственного существования. Перезвон цепей был все так же не слышен. Равно как и шлепки капель крови об асфальт. Голоса окружали ее, неся свою извечную околесицу. «Тебе нужно всего лишь разок попробовать», «Сила импульса объекта равна» «Помоги мне, ради всего святого» «Не подскажите, где здесь автобусы останавливаются». Весь этот бред, вырванный у нее из памяти, продолжал проигрываться раз за разом, безо всякого конца. Диана откинула голову назад, ловя редкие капли дождя лицом, чувствуя, как холодная вода медленно стекает по скулам, сводя с ума этим щекочущим чувством на грани раздражения. Но лучше упиваться этим, чем погружаться в бесконечные перепалки людей из прошлого.
А ведь все так неплохо начиналось. Фотограф сразу поняла, что он был не против нескольких снимков. Темная лужа, растекающаяся под ним, была ясным ответом на оставшийся в небытие вопрос. И были они счастливы несколько долгих секунд, переполненных воодушевлением от процесса съемки, волнующего подбора фокуса, ярко выделяющего эту модель на фоне асфальта. Какие-то мгновения не было ничего, кроме Дианы, ее фотоаппарата и трупа, который не прочь позировать для нее. Девушка небрежно перевернула труп одной рукой, пачкаясь в его крови. Но таким образом ей удалось запечатлеть под другим углом зияющую рану на его шее, а также очаровательный след впившегося в кожу асфальта, оставляющего комочки грязи и неровности вмятин. Она даже отходила и фотографировала с расстояния стены, чтобы получить полную картину брызг крови, хлынувшей из разорванной артерии. Кто совершил все это, художница не знала, но ей было наплевать. Сейчас в каком-то смысле была благодарна этому убийце за то, что тот внес причудливый элемент разнообразия в ее скучную жизнь.
Однако магия вдохновения ушла. И сейчас она брела уже в другом переулке, упиваясь холодом дождя. Все равно время для Дианы не имело значения. Каин помалкивал. Все равно говорить было толком не о чем. Очередной день из ее жизни, которых были уже сотни, если не тысячи. Серый, вонючий и полный злобы Сент-Луис поглотил ее, заставляя бесконечно шататься по переулкам, шурша подошвами кроссовок и дымя сигаретой. Шлейф из дыма был словно частью этой мантии безумия, составляя компанию перебивающим друг друга голосам, а также черному пальто, которое почти не защищало  от ветра и холодной воды, падающих с грязных черных небес. Диана не знала, сколько времени она идет. Может уже час с момента фотосъемки. Может два. Это неважно. Ведь она искала для себя что-то новое, что-то, отвлекающее от окружающего безумия. Мягко очерчивая окровавленными пальцами угол потрескавшегося кирпича, девушка повернула в сторону. Может, за следующим переулком найдется что-то еще, что сделает эту ночь менее бессмысленной…

+1

3

Освоиться в этом городе, для Анни Дювадь оказалось не так просто. Понадобилось несколько месяцев, чтобы изучить новый мир и его законы с повадками людей. Учитывая, в какой нелегкой ситуации в прошлом, была француженка. И несколько месяцев, девушка провела в цирке пытаясь привыкнуть к новой обстановке и к оборотням, которые то и дело появлялись ей на глаза. Вот к ним, наверное, девушка никогда не привыкнет. Единственное, что она стала более сдержанней себя вести и не показывать взглядом свою неприязнь этим существам, которые подчинялись Софи и Жан-Клоду.
Уже через приличное время, Анни стала сама выходить в город, чтобы лучше с ним познакомиться. Она стала сливаться с остальными людьми вечером, надевать их одежду в этой эпохе. Приспосабливаться к новым условиям вампирской жизни и возможно, открыть какие-то еще способности. Если таковы и были.
Апрель выдался дождливым. Капли дождя барабанили по тротуару и крышам будто напоминая вампирше о ее сером настроение, которое как туча над Сент-Луисом над висла и над ней. Нет. Ей его никто не испортил, кроме ее самой. А такое часто бывает, что девушке захотелось покинуть в эту ночь цирк и направиться по городу. Развеяться, так сказать. Или взвесить все. Ведь, не всегда София может оказаться рядом и успокоить психически нестабильную вампиршу, которую в прямом смысле этого слова приютила в цирке. Как-то и самой Анни надо справляться со своими скверными мыслям и брать их под контроль.
Она брела по улицам, рассматривая здания, попавшейся машины, незнакомых людей, животных. Все, что попадалось на ее пути, любопытная Дюваль запечатлевала в своей памяти образы, пытаясь оставить хотя бы их в своей голове, но, как и ей самой известно, что с очередным использование силы, они сотрутся также, как и остальные ее воспоминания и станут отсеянным песком прошедшего времени.
А так совсем скоро и недалеко от безумия…
Неспешной походкой, девушка гуляла по улицам, сама не зная куда идет и зачем. Наверное, для того, чтобы отвлечься и где-нибудь утолить свою жажду, которая через несколько дней, пробуждалась и заставляла хищника просыпаться внутри. Незнающие и наивные люди, могут вовсе и не знать, что сейчас рядом с ними идет по улице, голодный вампир, который сдерживался, ища кем утолить свой голод. И кровь единственная пища для вампиров. Со вкусом метала или даже ржавчины, но для таких ночных существ, как Дюваль – это способ существования и выживания в этом мире.
Анни старалась каждую ночь, держать себя под контролем и часто заходила в бары и даже в клубы, где заведовали вампиры, чтобы утолить свою прихоть, но сегодня, вампирша зашла слишком далеко, что и не заметила, как оказалась в заброшенных переулках, где запахло человеческой и свежей кровью.
«Ммм, очень интересно.» Подумала про себя француженка, останавливаясь и поднимая свой подбородок чуть выше. Смотря вперед перед собой. Запах крови доносился из угла переулка, как и звук чего-то металлического, похожего на цепи или что-то в этом роде. И что можно подумать сразу? Анни почему-то показалось, что это сбежавший зверь, которому забыли сделать прививку от бешенства, но по своим инстинктам и обонянию, она чувствовала запах человека. Но чтобы в этом убедиться окончательно, Анни сдвинулась с места и вышла из узкого переулка, выходя на свет одинокого фонаря. И вампирша действительно не ошиблась. Это был человек, с неформальной внешностью, с фотоаппаратом, с железками на руках и в крови. Француженка наклонила голову на бок, внимательно рассматривая человека, от которого веяло чем-то необъяснимым или каким-то обыкновенным никотиновым дымом.
«Придумали себе всякую ересь, теперь и травят сами себя. Будто бы надоело жить.» Слегка согнутой бровью, подумала Дюваль, выпрямив голову и прищуриваясь. «И чья интересно эта кровь? Ее? Или кого-то другого?»

Отредактировано Annie Duval (05.07.15 08:28:39)

+1

4

Это был весьма изощренный способ морального мазохизма. Диана прекрасно понимала, что жизнь у нее наполнена большим количеством неприятных моментов. Она прямо чувствовала, что впустую прожигает дни и недели, отпущенные ей в этом проклятом мире, но при этом ничего не меняла в распорядках своего времяпрепровождения. Все те же переулки, все те же снимки, те же картины, демонстрирующие упадок и разложение современного общества. Мрачная жестокость ее творчества, граничащая с дистопией и откровенным садизмом, продолжала проявлять себя, впитываясь в каждую фотографию и каждое творение, порожденное кистью, красками, аккуратными движениями рук и безумным взглядом.
Вот и сейчас Диана не собиралась делать что-либо со своей жизнью. Все так же брела по переулкам, не планируя что-либо менять. Хотя какая-то часть ее личности, считающая подобное времяпрепровождение унылой дрянью, страстно хотела изменений в подобном существовании. Но какая-то другая часть ее личности не видела смысла во всех остальных делах, которыми можно было заняться. Потому она упивалась своими делами, их уникальностью, пусть и считала, что это прямой путь к гибели.
Неспешно убирая фотоаппарат в сумку чистой рукой, Диана думала о том, что это место вполне подходит для того, чтобы и ей тут умереть. Она никогда не могла представить себя старой или лежащей в больнице со сложным заболеванием. Скорее художница, непрерывно испытывая судьбу, рано или поздно встретится с чем-нибудь, с чем справиться будет невозможно. Взяв окровавленной рукой окурок, Диана улыбнулась сама себе сардонической усмешкой. «Вполне подходящий конец для такой, как я. Фотографируя мертвецов, ворочая мертвецов, танцуя с ними, рано или поздно придется к ним присоединиться. Вполне, кстати, подходящий конец для меня.»
Посматривая по сторонам, Диана увидела выходящую из тени переулка фигуру, которая в свете фонаря оказалась молодой девушкой. Впрочем, опыт ночной жизни подсказывал, что внешность бывает обманчива. Не нужно обладать развитой интуицией, чтобы понимать, что здесь было нечто неправильное. Однако есть все-таки определенные обстоятельства, которые удерживали девушку от каких-то серьезных действий. Диана как запихивала фотокамеру в сумку, так и продолжала это делать, под перезвон цепей выпутывала запястье из ремней. Резких движений она не делала, не видя в них смысла. Все равно, если это монстр, то ей может помочь только слепое везение и убогие познания в дипломатии. Если это какая-то сумасшедшая или убийца, то если художница бросится наутек, то ничего хорошего не будет. Потому Диана и стояла, дымя сигаретой и разглядывая незнакомку, не проявляя большего беспокойства от этого молчаливого противостояния, чем от дождя, барабанящего ей по макушке. Застыв неподвижно, она глядела на девушку и думала, что можно делать в такой ситуации. Доставать электрошокер она не торопилась. Оставался лишь один вариант, каким бы абсурдным и глупым он не казался. А все потому что он явно был нестандартным, выбивающимся из картины обычных действий.
- Ну и кто сделает первый шаг? - не вынимая сигареты изо рта, спокойно спросила художница. Да, в каком-то смысле это было провокацией, но цель Дианы была не в этом. Ей важно было прервать это молчание, чтобы были уже какие-то действия. Неважно, будут ли они связаны с беготней, дракой, диалогом или же вообще они разойдутся спокойно. Просто понятно было, что необходимо было хоть что-то сделать.

+1

5

«Забавно.» Подумала девушка, скрещивая руки на груди. Она сдвинулась с места, медленной походкой приближаясь к девушке с интересной, пусть и странной внешностью. Анни легким движением руки, откинула свои темные волосы в сторону, останавливаясь.
- Bonjour. Я и не думала, что люди, со временем научились общаться с теми, кого боялись. – огонек в ее голубых глазах блеснул неким интересом к этой персоне, а запах крови, стал услащать ситуацию. – Будешь бежать или добровольно поделишься кровью? – Анни и быстро перешла с вежливой формы обращения, на привычную сейчас в этом веке. Это случилось само собой, автоматически. И поправлять себя, Анни уже не стала.
Конечно, ответа на свой вопрос Анни не ждала, но ведь ранее, таких смельчаков не попадалось на ее пути. Эта девушка, была первым исключением из правил, с кем неожиданно заговорила Дюваль. «Я помню главное правило, не играть со своей жертвой, а сразу брать то, что нужно. Но убивать нельзя. Может, припугнуть?» Размышляла Анни, делая еще несколько шагов на встречу незнакомке. Взгляд ее глаз быстро переместился с лица на окровавленную руку.
- Это ведь не твоя кровь? – заметила девушка, не находя пореза или раны, да и рука была просто испачкана.  – Ты не вампир. Но и не оборотень. Убийца? – с неким интересом спросила Дюваль, оказавшись позади девушки. – Печальный факт, но я отопью немного. – сказала она, схватив девушку за голову и за плечо. Уже собираясь приблизиться к голой шее, но что-то очень резкое остановило Дюваль, и она сделала два шага назад. – Мой совет бежать. Так будет забавно. – проговорила Анни, приготовившись к дальнейшим событиям. Все бы было хорошо, если и погода соответствовала. Но вампирша и сама промокла до нитки, что теперь можно выжимать всю одежду от дождевой воды. «Надо, почаще интересоваться этим миром и людьми. Но мне интересно немного поиграть. Хотя бы раз, я могу себе этого позволить.» Задумалась девушка, немного еле заметно улыбнувшись.
- Неужели совсем не страшно? – поинтересовалась девушка, наклонив голову на бок. – Походу, ты не боишься. – усмехнулась Дюваль, наиграно чуть проговорив. – Откуда столько выдержки, я ведь могу свободно воткнуть в твою шею свои клыки.
«Могу, но мне интересна реакция человека, который спокойно не испытал страха. Я не вижу его в ее глазах. Будто, ей все равно вовсе кто перед ней. Проблемы? Видимо. Именно они и мешают жить нормально. Особенно людям.» Дюваль сделала еще шаг назад, чтобы в случае чего, увести удар. «Люди, жалкие существа. Особенно, когда просто так проживают свою жизнь.» Усмехнулась вампирша, выпрямившись.
- Что же случилось, что мы готовы стать жертвой голодного вампира? Если не я, то кто-то другой напал и тогда неизвестно, что было бы с тобой в дальнейшем. – проговорила она, убирая руки в карманы своей куртки. – Да еще гулять в таких заброшенных переулках. Это до чего нужно было так опуститься. – все интересней и интересней. Анни увлеклась вопросами, но ей хотелось узнать все. – Все совсем плохо? – почти с сочувственной улыбкой проговорила француженка, рассматривая ближе девушку, ее вещи. «Для убийцы, мало похожа. Уверена? Неа. Но следует быть осторожней.» Она опустила глаза на сумку. – Там нет случайно осиного кола? Святой воды, чеснока? Всех этих поверий? А то мало ли.

Отредактировано Annie Duval (05.07.15 22:54:19)

+1

6

Однако, ожидание закончилось. Что в каком-то смысле было отрадой. Да, ситуация была довольно странная, но все равно, она двигалась с места. Она захватывала внимание, заставляя ловить шаги, восхищаться движениями красивой фигуры, слушать чужой голос. Дело не в восхищении конкретной жительницей ночного города, дело в упоении моментом, который в каком-то смысле был полон жизни, полон развивающегося сюжета, по которому может быть можно писать полотно. Диана была только рада фокусировать внимание на приближающемся существе, природа которого была пока неведома ей, благо пока можно было разглядывать походку, была возможность игнорировать шепот, окружающий ее. Сотни призраков, которые до этого постоянно шептали всякую дрянь, кружась вокруг нее, сейчас были не у дел.
- Kon'nichiwa - в отместку за французскую речь, выдала Диана свое приветствие. А почему бы и нет? - Не стоит уповать на это. Чего боятся, с тем не разговаривают, как и раньше. И кровь можешь брать. Мне все равно - абсолютно спокойно прокомментировала Диана, всем своим видом излучая безразличие к принадлежности своей непрошенной встреченной к роду вампиров. Оборотни, во всяком случае, кровь вроде как вместе с остальным мясом употребляют.  Диана не стала разбираться, а продолжала молча слушать.
Упоминание крови на ее руке вызвало легкую, чуть кривоватую усмешку. «Да уж. Забавные все-таки существа населяют этот мир. Вампиры, повелители ночи, которые могут двигаться с невероятной скоростью, обладают чудовищной силой, не умирают от обычных видов оружия, бессмертны… и при этом не лишены человеческих черт. Интересоваться, чья же кровь на моей руке, словно грязное пятно, которое может пятнать, а может и не пятнать мою репутацию, мою роль. Словно имеет для них принципиальное значение, измученная ли я жертва или же какой-то убийца, впивающийся во влажную свежую плоть руками. Вампир, который заботится о том, насколько грешна жертва, попавшаяся ему в руки. Это просто нелепый фарс. Диана даже подняла руку, глядя на темные, кажущиеся почти черными, пятна крови на ее коже.
Неожиданная вспышка боли от мертвенной хватки на голове и теле, негромкий перезвон цепей, подыгрывающий небольшому резкому движению. Однако к подобному событию Диана была морально готова. Многие так делают. Да, физически тело чуть брыкнуло от подобного обращения с собой, но потом успокоилось быстро, взятое под контроль больным разумом. Окурок упал на землю и потух в луже. Мысленно девушка уже приготовилась к боли и слабости, но ее не было. Что даже разочаровывало. Мгновение, другое утекало, а не происходило каких-то новых событий. И вдруг хватка пропала сама собой.
«Значит, тебя удивляет мое отсутствие страха? Понимаю. Ладно, чудище, радуйся, упивайся моим максимализмом и глупостью. Будет тебе и пиршество, и развлечение.» Диана хмыкнула, услышав удивленный вопрос, после чего спокойно на каблуках кроссовок повернулась к вампирше.
- Нечего мне бояться. Я вижу смерть каждую ночь, здороваясь с ней каждый раз. Рано или поздно она меня заберет к себе. Не сегодня, так завтра. Не завтра, так через неделю… забирай назад свое милосердие. Оно здесь бесполезно. - Диана мрачновато глянула в глаза, словно откровенно предлагая себя загипнотизировать, после чего вытерла левую руку о штанину, неторопливо протягивая правую руку к ножу.
- Вы все одинаковые. Я надену вечернее платье и пойду на бал с тем вампиром, который не будет упиваться своей мощью и властью, который будет пользоваться силами, данными ему лишь в той порции, которая действительно необходима. Это ваша болезнь - задумчиво проговорила девушка, обнажив острый клинок и повернув левую руку ладонью вверх. Отодвинув кончиком ножа многочисленные браслеты и цепи, Диана глянула сначала на кожу с небольшим набором шрамов, затем на острое чистое лезвие. Боль расцвела кровавым цветком на запястье, пуская волну легкого онемения вперемешку с жжением дальше по конечности. Металл потемнел от крови, несколько капель размыло на мокром асфальте. Девушка повернула косым, не особо опасным надрезом руку вниз, протянув ее вампирше, словно приглашая на танец. Кисть опущена вниз, позволяя крови течь по пальцам и стекать с них, разбавляясь дождевой водой. 
- Хочешь позерства – вот тебе позерство. Все не просто плохо. Все безумно до отчаяния. Давай уже.

+1

7

Анни ожидала немного другой реакции, поэтому стояла с любопытством смотря на незнакомку, которая развернувшись, начала говорить. «А не в рубашке ли ты родилась, а?» Со согнутой бровью, подумала француженка, наблюдая за действиями девушки. Внимательно прислушиваясь и к ее словам. «Значит, довелось встречаться еще с кем-то, поэтому она не удивлена.» Сделала такой вывод вампирша, осмотрев неформалку с ног до головы. Она вытащила нож, а Анни продолжила смотреть на нее, дожидаясь следующего действия. «Она говорит о конкретном вампире?» Задумалась Дюваль, переводя только взгляд голубых глаз на нож и на все остальное.
Девушка решила сама устроить пир для вампирши, которую почему-то, такое поведение вовсе не удивило, а заставило только глубже вдохнуть запах крови.
- Вовсе необязательно было это делать, но спасибо за особое приглашение. – усмехнулась француженка, делая несколько шагов вперед. «Значит, тебе еще и боль нравится. Люди удивительны все же, но ничтожны.» Подумала шатенка, беря окровавленную руку в свои. «Есть ли здесь какой-то подвох?» Даже если и был, то Анни была только в его поисках, так как по виду человека, ничего нельзя было сказать, что он что-то задумал. Но Дюваль, решила себя вести осторожно, сперва перед этим, осмотревшись по сторонам. Может, это была ловушка вовсе, и какой-то вампир поймает ее? Или это враги из прошлого, которые нашли девушку, решив вновь забрать ее себе. Только ничего не произошло с пол минуты, когда вампирша взяла руку. Она приблизила ее к себе ближе и открыла рот, обнажая два клыка, которые также были остры, как и острие ножа, которым совсем недавно провели по бледной и мокрой коже. Но влажность Дюваль от дождя и его запах не волновали. Запах крови, этого металическо-ржавчиного привкуса, манил куда больше чем все остальное. Клыки пронзили человеческую плоть, прокусывая защищающий покров. Алая жидкость, хлынула в рот вампирши, заставляя ее от удовольствия закрыть глаза и насладиться своим напитком. Утоляя свою жажду. Дюваль крепко ухватила рукой кисть незнакомки, продолжая пить. Девушка, наверное, получала от этого лишь удовольствие. Она была странной, но это не отличало ее от других людей, которых было много в этом городе. И каждый со своими тараканами в голове. Главное в них, жидкое, алое содержимое.
Еще немного насладившись, Дюваль отстранилась от руки и отпустила ее вовсе, делая шаг назад вытирая и свои губы. Белая майка, которая промокла от дождя, как не странно, не была запачкана кровью. Потому что Анни, старалась всегда пить осторожно. Даже если и порой брезгала выпивших, подвыпивших людей.
- Ну и кто сказал, что здесь присутствует милосердие? – поинтересовалась девушка, выпрямившись. – Я просто хотела поиграть с жертвой, которая оказалась интересней из всех, что я встречала в этом городе. – проговорила она, еле заметно улыбнувшись. – Но бежать ты отказалась, а можно было бы попробовать. – немного с наигранным разочарованием, ответила она, пожав плечи и покачав головой. Интересная и встреча в этом переулке. – Как в дешевых фильмах ужасов. – дополнила она, чувствуя и что-то странное в этой девушке. «Стоит ли на ней использовать линию крови Странника? Или воздержаться? Мне это грозит последствиями, а вот ей временным отключением от реальности. Она только погрузиться в сон. А я узнаю, может быть, кто она, что сделала и о каком вампире вела речь.»

Отредактировано Annie Duval (06.07.15 08:42:35)

+1

8

Диана наблюдала с легкой улыбкой за поведением вампирши. «Такая осторожная. Такая пугливая. Такое чувство, что сейчас топнешь ногой – убежит в другой конец переулка». Боль быстро угасала, словно каждая капля воды, упавшая на руку, ослабляла ее, распространяя онемение и слабость. Диана молча наблюдала, ожидая каких-то более решительных действий. Холод и так проникал под кожу. С тихим, едва слышным шорохом клинок ушел обратно в ножны. Девушка помалкивала, впитывая прикосновения холодных пальцев вампирши, которые были в каком-то смысле даже приятны. Позабавило Диану еще то, что эта вампирша все-таки решилась пить ее кровь. Да, она еще не вонзила клыки в ее плоть, было все и так понятно по лицу, что сейчас все будет. В каком-то смысле это было даже здорово. Не потому что она сейчас умрет или нет. Просто это будет довольно забавно в том плане, что впервые ей кто-то не побрезговал. Что было в каком-то смысле уникальным. Ибо ее вампир брезговал ею. Ну, туда ей и дорога.
- Вот и славно. Надо жить дальше, а не беспокоиться о призраках далекого прошлого, которые чего-то решили менять в этом мире. Глупые. Если мы, конечно, переживем эту встречу с вампиршей. Главное потом, когда она насытится, не попасться кому-нибудь еще.
- Это же позерство. Здесь нет места логике, - с сардонической усмешкой ответила Диана, не выдергивая руку из хватки вампирши. Это было крайне странное ощущение – наблюдать за вытянутыми клыками, видеть со всей ясностью приближающуюся угрозу и не делать ничего. Где-то в подсознании копошилось какое-то беспокойство, призывающее дернуть окровавленную конечность, спасаться, но это чувство было таким слабым и забитым. Все-таки суицидальные наклонности и попытки покончить с собой подавили инстинкт самосохранения. Потому она наблюдала с холодным, испытующим взглядом за приближающимися к плоти клыками.
Короткая вспышка боли была заглушена невесть откуда взявшейся волной удовольствия. Диана слышала о чем-то таком. Но она воспротивилась этому чувству, пренебрегая подобным подарком. Стояла с упорной миной, не думая даже млеть от этих ощущений. Не нужно ей было это искусственное удовольствие. Девушка с угрюмым упорством стояла, не желая поддаваться наслаждению. Я не стану наркоманом. Мне это нахрен не нужно. Я презираю тебя, тварь, тебя и твой дар. Диана подумала, что идея сделать надрез была не такой уж и плохой. Просто надо было прихватить с собой какую-нибудь емкость и нацедить свою воду жизни, чтобы исключить контакт с клыками и этой подачкой в виде ничем не обоснованного наслаждения. А заодно превратить этот дар в крови настоящее унижение. Просто полностью сформировать картину, что она дает вампирше подачку, словно собаке кость.
- Да уж. Эта игра так волнующа – заставить слабое человеческое тело убегать. Особенно с учетом острых чувств, позволяющих отследить жертву за пределами прямой видимости. Просто безумно захватывающе - сарказм Дианы был незаметен, как слон в гостиной. В самом деле, шансы на победу в гонке с вампиром были только в том случае, если вампир просто позволит своей жертве убежать. Ну или не рассчитает время и встретит рассвет на свежем воздухе.
Опуская окровавленную руку, Диана чувствовала боль и слабость. От кровопотери рука практически не чувствовалась и ей было довольно сложно управлять. Прижав запястье к животу, девушка чувствовала, как не до конца промокшая под дождем майка начинает пропитываться уже кровью. Однако так было больше шансов остановить потерю драгоценной жидкости.
- Да уж. Рисовать буду еще нескоро. Впрочем, ладно, найду, чем еще себя развлечь. Может за следующим поворотом смерть все-таки настигнет меня. - Выудив из сумки пачку сигарет, Диана неспешно закурила, наклоняя вперед голову, дабы уберечь огонек от дождя. Никотин в каком-то смысле очищал, проветривая голову. Мысли прояснялись, возвращались в привычный ритм. А сейчас им это нужно было, ведь еще не утихла боль, не утихла то странное приятное чувство, пробудившееся от укуса. Докурит и, может, пойдет дальше искать смерть.

+1

9

Анни посмотрела в глаза девушки, когда та сказала, что не сможет рисовать. Именно после этих слов, вампирша стала думать и предполагать над тем, кем могла оказаться эта девушка. «Художница, свободного полет? Чем дальше начинаю увлекаться новым миром, тем сильней замечаю вольности людей. Раньше такого не было. Особенно в мое время такую одежду не носили. Железные штуки на руках. Браслеты. Кольца на лице. Ладно, разнообразие не помешает.» На последние слова, вампирша фыркнула, скрещивая руки.
- Я еще не видела людей, которые вот так просто хотели встретиться со своей смертью. Когда в вашем веке, столько открытий и новых возможностей. Вам многое позволено, а вы так легко прощаетесь с жизнью, не сумев преодолеть преграды. – с этими словами Дюваль покачала головой, делая шаг на встречу и быстро хватая девушку за другое запястье. – Мне интересно узнать, с чем связана такая нелепая мечта, встретить смерть. Не проще уж тогда свалиться с моста под машину. – изучающим взглядом проговорила Анни, прищуриваясь. Руку она не отпускала так как еще не решалась использовать свою линию крови, для проникновения в чужой разум и в чужое тело. Обычно такое происходило очень быстро, но с появлением Софии, силы пришлось контролировать. Дюваль постарается недолго пробыть в чужой голове и вернуться. «Изучать таким способом людей, опасно. Но небольшая практика не помешает.»
- Спокойной ночи. – проговорила Дюваль, отключая сознание художницы и перемещаясь в чужое тело. Тело же Анни, стало оседать на землю, что самой Анни пришлось придержать его. – Хм, родное место город мафии, неплохо, неплохо. – вслух проговорила Дюваль, продолжая держать свое тело. Глазами она начала искать место, куда можно было бы усадить себя. И это место было заброшенная остановка. Анни дотащила тело и посадила на скамейку. И пока она добиралась и усаживала, в это время в ее голове, вернее в чужой, стали проскакивать различные воспоминания и прочие обрывки. Отец, мать, дядя. Ходячий треугольник бедствия, в котором с самого рождения девочки бродили секреты. А ее воспитание, было совсем ужасным. «М-да. Вот откуда все это взялось. В прочем, неудивительно. Что? А это еще что такое?» В ее голосе действительно появился испуг, а голова заболела от такого количества информации. Анни попыталась освободиться от этого и вернуться к себе обратно, но что-то удерживало ее и не давало. «О, нет. Нет. Только не это.» Глубокий вздох, глубокий выдох. Еще и шум в ушах и в самой голове. «Эй, выпусти меня отсюда.» Уже гневно проговорила вампирша, скрещивая руки на груди и только сейчас чувствуя и замечая боль от собственного укуса. Неприятно ощущение, совсем неприятное. «Ils me avertis. Non. Jam.»  Качнула головой Дюваль. Как же ей не привычны эти наколки, серьги, кольца, цепи. Все. А еще и черные волосы. Анни была светленькой всегда, а тут…
- Hey, laissez-moi partir! – чуть не крикнула Анни на весь переулок. Попала девушка, так попала. Шум в ушах продолжался и это ее раздражало настолько, что хотелось и выдернуть все волосы на голове. Так еще, Анни стала путаться в родном языке, уже сомневаясь в правильности своего произношения. Хотя бы английский был еще "под рукой." Но и его она могла забыть от небольшого шока. Пока, небольшого.

перевод

*Предупреждали меня. Нет. Вранье.*   
*Эй, отпусти меня!*

Отредактировано Annie Duval (06.07.15 17:15:24)

+1

10

Есть определенные черты, принадлежащие в той или иной мере к разным личностям, с которыми Диана общалась и при этом они ее бесили. Это лицемерие. Люди, нечисть, все едино. У многих, очень многих был один и тот же бзик. Вывод, что они самые мудрые и самые опытные в этом долбанном мире и что они прекрасно разбираются в том, как надо жить. И когда Диана сообщала, что не видела смысла в этой жизни и не против умереть, то у них почти всегда была одна и та же реакция. Называть Диану максималисткой, да предложить ей таки убиться где-нибудь. Сложно было  после этого вести адекватный диалог. Больная на всю голову девушка предпочитала, чтобы люди просто равнодушно воспринимали этот факт, всплывший в процессе диалога и после этого обсуждали бы какие-нибудь другие вещи. Так было куда проще. Не надо объяснять про то, что не надо лицемерить и мерить все по себе. А также не надо вбивать в голову мысль, что если они услышали о желании и одной мысли, составляющей мировоззрение, то значит они увидели полную картину жизни Дианы. «Наверно, если бы я чаще знакомилась с этой чертой, я бы привыкла лучше. По поводу глупости, подлости и эгоизма людей я же не раздражаюсь практически, потому что знаю эти черты довольно хорошо.  А вот с этой пока не получилось разобраться. Ладно, повторят мне раз в двадцатый и я, наверно, свыкнусь.»
Однако сейчас злоба все-таки потекла по венам, заставляя глянуть угрюмо исподлобья на вампиршу, которая всего лишь сказала те слова, которые Диана уже когда-то слышала. Все-таки девушка в штыки воспринимала любую попытку влезть к ней в душу. Уже был в жизни случай добровольной психотерапии. Тогда она позволила влезть так глубоко к себе, как никогда в жизни. Заодно вспомнила во всей красе, как у нее жизнь прошла. Потом был разрыв, истерика, запой, попытка суицида и долгие прятки от самой себя и от своей боли, сжигающей ее изнутри. Поэтому она смотрела неприязненно сейчас, сжимая губами сигарету, не вырывая руку из хватки вампирши в основном потому что понимала бесполезность подобного действия. Только ей больно будет и все.
Пожелание спокойной ночи было встречено злобным рыком и всплеском жгучей ненависти. «Можешь убивать, калечь, жечь мое тело, но не лезь в мой разум, сука!» Диана буравила взглядом темных голубых глаз до самого последнего момента. Впрочем, отчаянно сопротивляясь, она не заснула, а провалилась куда-то в мир бессознательного, осознавая, что с ее телом что-то произошло.
- Вот же тварь. Полезет, куда не следует. Ну хорошо хоть не придется мне чего-то вспоминать. Пусть сама этим занимается.
- Так, ну что тут у нас, дорогая. Кажется, ты попала в неприятности? Допрыгалась с добровольной раздачей крови? Ладно, не горюй. Вряд ли стоит беспокоиться именно сейчас. Знаешь, я же никуда не делся, наблюдаю за тобой. Сейчас ты еще вне опасности. Что как бы не может не радовать. Да, попользуются твоим телом. Ну да ладно, зато в живых останешься. Ну и может, посмеешься над незадачливой вампиршей.
-Каин? Какого черта? Она-то почему незадачливая?
- Ну как же. Она смеет обвинять нас в слабости и отчаянии. Посмотрим на нее, когда она попробует пожить в нашей шкуре. Поймет, что пережили мы. Мы с тобой в каком-то смысле далеко не слабаки. И прошли тот путь, где многие бы сломались. Ты шла вперед, осознавая бессмысленность пути. Ты имеешь глубоко спрятанные надежды. Да, нас тревожат многие страхи и проблемы. Но мы идем вперед. Мы готовы прочувствовать что-то новое. Каждый ли способен на такое? А она? Если она чувствует то, что чувствовали мы.
- Значит, она услышит их. Неплохо. Каждую секунду кто-то говорит ей всякий бред в уши. Какафония из воспоминаний.
– Ну, до твоих кошмаров она вряд ли доберется. Мертвецов с кожей из пепла и праха, лишенных всякого подобия жизни, лишь с адским огнем в глазах…
-Нет. Не хочу думать об этом. Иди нахер Каин, мне-то зачем об этом напоминать. Да я даже свою самостоятельную жизнь вспоминать буду. Хотя, конечно, она тоже была дерьмом. Алкоголь, секс, алкоголь, кисти с красками, секс, еще секс, смерть, смерть, смерть. Это, по крайней мере, неплохо. Заодно приятно вспомнить, что пальма чудовищности уже давно принадлежит не вампирам. Люди безо всяких там сверхсил рубят детей топором, заставляя умирать от боли и потери крови, насильничают, пытают других людей, пользуясь своей фантазией на полную катушку. Человеческая жестокость все-таки не имеет границ. Так что лучше уж думать о том, что она видит то, сколько темных сторон человеческой жизни видела я, а не то, что она видит ИХ.

+1

11

Анни вляпалась, так вляпалась. И если ей сегодня удаться выйти из тела художницы, впредь будет глушить свое любопытство. К людям тем более. У них у всех, почти одно и тоже. Ведь все идет по методу спирали. И сказать по правде, такое перемещение у Анни было впервые, особенно, у нее редко были такие задержки в чужих телах. Мысли стали путаться, что от них и головной боли, Дюваль села на скамью, рядом со своим телом. Благо по этой улице не бродили люди и всякая нечисть в данный момент и час. А то у девушки были бы проблемы, причем крупные. «Моя голова…я хочу вернуться в свое тело!» Крик в голове, который не помог. Пришлось и наклониться вперед, чтобы положить голову на руки и закрыть глаза. «Проклятье. Черт его дери, знала бы наперед, что так выйдет не стала была и лезть. Нет, же.» Фыркнула Дюваль, продолжая пытаться покинуть тело, но все тщетно. Будто бы она забыла вовсе как это делается. «Если, это конец, моего путешествия, то это будет слишком смешно.» Анни подняла голову, свои глаза наверх и смотря на небо, с которого продолжал капать дождь. «Что ж, неплохой опыт, за эту ночь. Немного воспоминаний этой художницы, немного ее безумия в мою голову, немного всего.» Думала вампирша, уже просто сидя и не пытаясь что-то сделать. Шум глушил уши. Даже стук дождя. «Если ты решила поговорить со своим вторым «я», то делай это быстрей. Я увидела то, что мне хотелось. Пусть и таким коварным способом. Хотите попасть в дурку, обращайтесь к Анни Дюваль.» Хотелось рассмеяться, вот только это не смешно было. «Голова разрывается, рука немеет, тело зудит. Полный комплект.» Фыркнула вампирша, опустив глаза вниз и смотря перед собой.
Пустые дома, контейнера с мусором, бродячие кошки, собаки. И как раз из-за этих вот животных, Дюваль дернулась в этом теле от испуга. Как же давно она не испытывала этих, живых чувств и эмоций. Она чувствовала, как стучит человеческое сердце. Пусть и не ее, но она его и слышала. А кровь текла по венам. Легкие прокуренные никотином, мешали нормально дышать. Трудно было сделать вздох и выдох. После изучения и воспоминания как работает человеческое тело, Дюваль перевела свой взгляд на руки, уже ближе рассматривая руки художницы. «Нет. Я не хочу стать вновь человеком. Вампирская сущность, мне по душе. Да и зная, что в тебе «живет» несколько человек, как-то не хочется даже. А кто в твоей голове, я даже и не знаю, помимо меня.» Анни медленно поднялась, оборачиваясь к своему телу и беря свою руку. Еще одна попытка, еще один шанс, что у нее получится вернуться, а то за гостила ненужная гостья в чужом теле. Одна, вторая минута, секунда и Дюваль чувствует, как проваливается куда-то и падает во тьму, а затем и со скамейки на мокрый асфальт. Привычная температура тела. И что самое главное, больше никаких чувств и эмоций. Тем более чужих. «Вернулась…» С облегчением подумала Анни, переворачиваясь набок и опираясь ладонями об взрыхленную поверхность, маленькие камушки которой, впивались в ладони. Сил не было подняться. Поэтому попытки были слабые, чтобы быстро встать на ноги. Дюваль оперлась коленями, потом выставила ногу и приподнялась, качаясь в сторону. Взгляд голубых глаз, нашел тело художницы, которое удачно приземлилось на скамейку, когда Анни возвращалась обратно к себе. «Довольно таких необдуманных путешествий.» Упрекнула она себя, упираясь руками об ограждение автобусной остановки. «Теперь я точно знаю, что в таких людей черева-то вселяться.» Вампирша сняла куртку отряхивая ее. Услышав шевеление в стороне скамейки, она резко обернулась, наблюдая за пробуждением художницы. Вот только сейчас, ей было, нечего сказать. «Вот только ляпни что-то. У меня итак голова кругом.»

Отредактировано Annie Duval (07.07.15 00:04:28)

+1

12

Ниточки ощущений дергаются, ясно подсказывая, что у тела там не все в порядке. Где-то там, за гранью существования, толком не понимая особенностей чужих эмоций, Диана как-то воспринимала негативные чувства незваной гостьи своего тела.
- Похоже, она боится. Или беспокоится. Что же, мне, значит, вернут тело? Или там она попала в какую-то ситуацию, которая может заставить ее умереть. Ну и пусть, черт побери. Я со всякой мертвечиной годы провела. Пусть и она проведет в их объятьях немножко времени.
- Ты прямо пылаешь доброжелательностью и радушием к этой вампирше. А она ведь разнообразила немножко твою жизнь. Может, эта ночь останется в твоей памяти. Может, даже на неделю.
-Велико достижение. Пусть горит огнем. Пусть умрет в моем теле вместе со мной. Ибо нехрен. Почему я не могу испытывать банальное злорадство и немного побыть жестокой по отношению к кому-то еще?
Диана обычно не была злой и жестокой. Ей да, было часто пофигу на чужие страдания, но упиваться ими с садистским наслаждением она не умела. Слишком уж часто видела. Нередко смерть вызывала лишь краткую, полную цинизма и безразличия мысль «еще один кусок биомассы оставлен разлагаться без движения». Однако здесь это было порождением неприязни к вампирше за то, что та влезла в ее разум. Правда, негативные чувства пропали из-за того, что в каком-то смысле, ей самой не пришлось лезть в прошлое, копаться в воспоминаниях и разбирать извечные противоречия и парадоксы, которые вросли в ее жизнь. Ведь она боялась не того, что кто-то узнает о ее безумии и тяжелом прошлом. А именно то, что ей самой придется взглянуть в лицо своим демонам.
Окончание подобного «отдыха» пришло само собой. Диана не понимала, что происходит, но постепенно она куда-то проваливалась, мысли рассеивались, появлялись вновь и окрашивались странными эмоциями из-за кучи возвращающихся ощущений. Это было сродни пробуждению, только очень странному, наполненному осознанием процесса. Редко когда во сне удается уловить момент, что надо выкарабкиваться из болота мутных видений и ощущается дискомфорт тела, в которое приходится возвращаться.
Капли дождя, падающие на мокрую кожу. Шумный выдох из измученных никотином легких. Тихая, ноющая боль в изодранной руке. Приняв бессознательно наиболее комфортное и расслабленное положение, сидя на лавке, Диана начала открывать глаза, которые не хотели это делать. Такое ощущение было, словно она заснула – ибо тело совершенно не хотело слушаться. Однако каждую секунду контроль восстанавливался, сопровождая это все неприятным ощущением холода промокшей одежды и слабости кровопотери. Девушка сидела и пыталась собрать в кучу разрозненные мысли. Однако в голове словно прошелся ураган, оставив позади себя настоящий бардак. Разве что проклятый гомон шепчущих голосов зазвучал с новой силой, требуя, наставляя и вопрошая. «Ага, черт побери. Я тоже рада вас слышать, уважаемые скоты».
Не погружаясь толком в осознание ничтожности своей бренной оболочки и своего бессмысленного времяпрепровождения, художница повернула голову и увидела вампиршу. И что-то в ее эмоциях, в ее мимике, в этом взгляде было настолько ясно ощутимым, что Диана прочувствовала это, даже толком не вдаваясь в размышления. Не будучи хорошим эмпатом, она все равно поняла суть состояния незваной гостьи своего тела.
- Свалиться с моста под машину. Ну-ну - довольно кратко и емко высказалась девушка, проговаривая слова без явного эмоционального окраса. Здесь и больше говорить-то не надо было. Достаточно было вернуть те слова, пропитанные лицемерием и невежеством. Предложить ей осознать, насколько она ошиблась. И в том, что высказалась так и что влезла не в свое тело.

+1

13

Анни ощутила себя крайне неловко, когда художница повторила ее слова, кинутые перед тем, как вампирша от любопытства, решила проникнуть в разум этой девушки.
- Я признаю, свою ошибку и прошу прощение. – тихо проговорила она, понимая, что это все было вызвано от прошлых перемещений, да и любопытство появилось, что остановить девушку было очень сложно. «Наверное, запуталась ранее в каком-то человеке или вампире, что и мне перешло  это.» Анни закрыла глаза. Голова ее не болела, но тяжесть после перемещения никуда не делась. Отвратительное состояние, которое наверняка и передалось Софи. А вот про нее, Дюваль забыла. У нее вылетело из головы, что она связана с принцессой. «Перемещение дается теперь, проще, но вот то, что я теряю там и свои воспоминания, делает меня каким-то свихнувшимся вампиром. Может, виной этому был и запах крови?» Она открыла свои глаза, посмотрев на художницу. Неожиданное ей захотелось закурить. Почувствовать запах никотина в своих легких. «Эта дрянь, еще должна успокаивать.» Анни коснулась своего лба и развернулась спиной, прислоняясь к ограждению, и спускаясь вниз, садясь. «Я видела много. Даже слишком много.» Думала она, перебирая не свои воспоминания, причем и прошлых жизней, которые она еще не забыла в своей голове. «Не думать бы. Полезней было бы.» Усмехнулась Анни своим мыслям. Она устроила локти на коленях, а голову кинула на руки. Это пройдет состояние, но неизвестно через сколько минут.
Хотелось, чтобы и дождь прошел быстрей, но желания редко исполняются. Особенно в этом мире, что называется реальностью.
Пальцы переместились на виски и массажными движениями, Анни стала водить по ним. «Пора обратно в цирк. Или еще погулять и нарваться на неприятности?» Вампирша поднялась с земли и отряхнулась. «Да, уж. Совсем из меня злобный вампир получился.» Фыркнула Анни себе под нос.
- Продолжишь смерть искать или домой пойдешь? – поинтересовалась вампирша, но не смотря на художницу. Без какой-либо иронией, наигранности прозвучали ее слова. «А мне теперь вновь искать жертву, чтобы восстановить силы. Ненавижу.» Думала так Дюваль, но стараясь не показывать, что падает в свою привычную меланхолию. «Такое бывает, особенно после возвращения.» Она вернула свой взгляд на девушку, что сидела на скамейке.
- Может, пойдем куда-нибудь, чтобы не мокнуть? – спросила Анни, хотя положительного ответа не ожидала. После такого, вряд ли можно наладить общение и контакт. – Угощу, за свою невоспитанность. – проговорила вампирша, отходя от ограждения и отряхивая рукава куртки. «В следующий раз, в следующий раз, перед тем как буду получать такие «бесплатные подарки» буду думать головой. Ага, щаз, моя способность сделает все наоборот.» Дюваль покачала головой, выходя из остановки. – Если решишь, то пошли, а если нет, - Анни пожала плечами. Никого против своей воли тащить за собой она не будет. Тем более после такого. «Мне явно нужен тот, кто будет следить за мной по пятам.»

+1

14

Боли почти не было, куда яснее чувствовалась слабость и холод, пробравшийся, казалось, до самых костей. Диана чувствовала себя довольно скверно, однако и не думала жаловаться. В конце концов, что значили для нее кратковременные неприятные ощущения в ее теле по сравнению с почти постоянными душевными страданиями? Девушка слишком часто накручивала на себя разные проблемы, находя в себе уйму недостатков... и ничего не делая с ними. Скорее наоборот, с безумным упоением ковырялась в них, находя все новые и новые аспекты, за которые можно низвести свою самооценку до состояния полного ничтожества. Потому проблемы своей оболочки она не особо серьезно воспринимала.
Выслушав вампиршу, Диана немного удивилась. Все-таки не каждый день ей встречались монстры, способные признать свою вину. Скорее они казались художнице ослепленными собственной гордыней, не способными признать тот факт, что они где облажались и показать это признание миру. Сущие дети. А подобное извинение вызывало даже некоторое уважение. Демонстрация психической зрелости, в каком-то смысле. Потому Диана молча кивнула без какой-либо надменной ухмылки на лице, принимая слова собеседнице. Если бы та не пила ее кровь, то девушка вообще не приняла бы ее за чудовище.
Впрочем, что делать дальше - было совершено неясно. Надо было, наверно, пойти куда-то и перевязку сделать. Или как-то понадеяться, что кровь сама перестанет течь. Если по поводу пореза художница не беспокоилась, ибо проделывала подобное уже не раз, то с укусом не было такой определенности.
Диана услышала предложение вампирши и хмыкнула, проникаясь собственной странностью. Ведь она не как нормальный человек прокляла монстра и не отправилась куда подальше, чтобы оказаться в относительной безопасности. Нет, она не видела в предложении этой странной незнакомки, у которой она даже имя не спросила, ничего предосудительного.
— Ну хорошо. Выпила моей крови. Посидела в моем теле и покопалась в моих воспоминаниях. Теперь куда-то приглашаешь. Неплохой старт для свидания, ты не находишь? Прям так и вижу, что не пройдет и недели, а мы будем в одной постели. Ладно, веди, — закончив ехидничать, Диана поднялась на ноги и похрустела шеей. Она бы закурила, если бы две другие сигареты не потерялись до этого славного момента. Сегодня ясно не ночь курения. Скорее ночь странного времяпрепровождения.
–Признаюсь, редко вижу вампиршу, которая ведет себя… как человек, если исключить момент собственно применения всех нечеловеческих сил и особенностей. - Художница решила не особо вдаваться в подробности своего жизненного опыта. Но она не могла отрицать, что подобное поведение в каком-то смысле притягивало своей необычностью. Можно было как минимум с любопытством посмотреть, что же еще таятся за особенности за этим миленьким модельным личиком.

+1

15

На высказывание художницы, Анни наклонила голову набок. Она удержалась от фырканья, только одарив ее холодным взглядом. Но это было ехидство девушки, так что и особо обращать внимание на это и ненужно. Так поступила и Дюваль, которая вновь пожала плечами и развернулась к художнице. Конечно, такого не произойдет. Уж слишком в ней было заложено то воспитание, которому ему обучали в ее времена. Правда, вот такие исключения, как было сегодня могли произойти вновь. «Я еще не совсем, потеряла контроль над своим разумом.» Вслух она это не озвучила.
Собираясь сделать шаг в сторону, Дюваль повернула голову в сторону домов, услышав и странный комплимент. «Если это и можно считать за комплимент.» Подумала девушка, убрав руки в карманы, уже джинсов.
- Может, это моя и слабость. – проговорила она, дожидаясь, когда художница поднимется и пойдет следом. Но запах крови вдруг напомнил Дюваль о содеянном. «Хм.» Анни осмотрела себя, но кроме налички в карманах нет, а платок взять с собой она забыла. «Да и если бы у меня он был…» Ничего не оставалось, как оторвать нижний край белой майки и протянуть ткань темноволосой. – Держи. Это конечно не лучшее средство перевязки, но на время сойдет. – сказала она, зная, что вновь ведет себя не как чудовище, которому наплевать. Конечно, Анни и злилась на людей, которые прожигали попросту свою жизнь, но сделать с этим, а тем-более помочь им она вряд ли и могла. Советы она старалась не давать, но надавить на слабое место могла. Даже сама того не желая. «Только не смотри на меня так. Я натворила, мне и исправлять.» Промелькнуло в ее голове, когда она все еще дожидалась, когда художница возьмет в руки белую мокрую, ткань.
- Если, ты вдруг упадешь, мне вновь придется тебя тащить и свое тело. А во второй раз, незапланированное путешествие, я не планирую. – сказала она, убирая свою руку и застегивая куртку. Была бы она человеком, то давно бы вздрогнула и хуже того, заболела чем-то серьезным. – Твое имя Диана? Как было у одной английской принцессы. – вдруг поинтересовалась француженка, вспоминая как зовут художницу. А ассоциация пришла сама себе в голову. Анни пришлось почитать историю, чтобы хоть немного знать современный мир, но и в заточении, она пыталась отыскивать книги и читать. «Хорошо, что сейчас я примерно знаю, что творится.» Подумала она, направляясь в сторону, пытаясь вспомнить, где отсюда есть выход и куда можно будет пойти, чтобы обсохнуть. Естественно, в цирк ее вампирша не поведет. И проблем по этому поводу, Анни не хотела. «Второе твое хобби ведь фотографии? А здесь, мне может и не повести. Тогда, потом и объясняй принцу, что подвела человеческая сущность, что еще не уснула совсем.»
- Я не во всех воспоминаниях успела покопаться. Иначе бы моя голова стала огромным источником информации. – сказала девушка, опустив свою мокрую голову вниз. Дождь и не собирался будто и заканчиваться. – Тебе повезло, половины я точно не знаю. Если, мои слова, тебя конечно и успокоят. – дополнила она, так на всякий случай, может время сделает так, что эта девушка будет в чем-то полезна. Ведь все возможно? Вот и Анни думала так. «Мало ли. Я и так никого особо не знаю, кроме живности из цирка.» Живность она имела ввиду оборотней, к которым ей пришлось привыкнуть не по своей воли.
- И как часто, ты встречаешь таких, как нас? – с неким любопытством спросила Анни. – Каждую ночь?

+1

16

Диана успела сама довольно быстро забыть про свое ехидство. В основном потому что к понятиям «свидание», «постель» и прочим деталям такого вороха дерьма как «отношения» относилась несерьезно.  В ее жизни в подобной области было только перекати-поле и полная тишина. Потому единственное, что могла делать художница, связанное с этой области – говорить шутки разной степени язвительности и пошлости.
- Все – слабость - достаточно пространно ответила Диана, таким образом выражая свое весьма наплевательское отношение к самому понятию силы и слабости. Презирать все равно можно одинаково всех, и сильных и слабых. Так что чего делить их, раз отношение к ним примерно одинаковое. У художницы был свой взгляд на мир и на людей с нелюдями, его населяющих. В принципе она старалась о каждом из встреченных людей составить уникальное мнение, хотя предварительно одаривала их колоссальным зарядом презрения и личных предрассудков, предоставляющих еще больше поводов одаривать негативом.
Молча приняв импровизированную повязку, Диана выбрала наиболее чистую сторону ткани и обернула этой стороной вовнутрь израненное запястье. Узелок пришлось кое-как затягивать, используя зубы. Для суицидально настроенной личности, втайне мечтающей, чтобы ее кто-нибудь прибил, она довольно неплохо заботилась о своем здоровье. В основном это было связано с тем, чтобы не прожить жизнь тяжело больной или инвалидом. Ибо вот что-что, а работать на неприятное и не приносящее никакого удовольствия ухудшение собственной жизни она не собиралась. И так девушка, как ей казалось, влачила довольно жалкое и убогое существование, так чего увеличивать количество дерьма?
- Ты же сверхсильный монстр. На руках, если что, можешь понести. Ну или бросить умирать. - флегматично добавила Диана, оставляя всегда про запас самый разумный и логичный вариант. Все-таки было непонятно, зачем вампирша ведет ее куда-то. Ну, ведь если развлечься, то непонятно, насколько значительна все-таки одна странная раненая девушка. Про аспект, что безвольно лежащее тело тоже может быть интересным, Диана решила умолчать. Все-таки мало кто поймет натуру художника.
- Да, да, а также греческая богиня охоты, на именах сходство заканчивается, - высказалась неформалка весьма и весьма характерным тоном. Разве что глаза не закатывала. Слишком часто в своей жизни она сталкивалась с упоминанием известной тезки. Особенно это раздражало тем, что кроме имени Диана вообще ничем не напоминала известную британскую принцессу. Одна из них – аморальная художница с крайне депрессивным отношением к жизни и многочисленными случаями проявления безразличия к человеческим страданиям. Другая же – английская принцесса, образец милосердия и великодушия, отличный политик. Как все, кому не лень, умудряются упоминать известную тезку – черт его знает.
- Тебя-то как зовут? - решила в ответ поинтересоваться Диана. Она-то, правда, не намерена была вспоминать каких-нибудь тезок вампирши, просто решив запомнить ,как обращаться к собеседнице.
- Дело не в секретах. Дело в том, что мне самой не хочется туда лезть. Так что мне не особо принципиально, какую часть моей биографии ты знаешь, а какую – нет. Просто лучше молчи при мне о том, что ты знаешь. Я не хочу обсуждать даже думать обо всем этом дерьме - мрачновато, но без особой агрессии ответила Диана, проясняя ситуацию. Ей действительно не хотелось лезть куда бы то ни было. Куда легче было жить настоящим, текущим моментом, чем ковыряться в болезненном прошлом.
- Ну да, довольно часто. Может, даже чаще, чем я думаю. Мне, правда, не принципиально, вампир ли кто, оборотень, колдун или все-таки простой человек. Все – равно я чаще всего встречаюсь с теми, кому плевать на законы. Вижу результат их работы. И есть какая-то прямо принципиальная разница в том, высушенный ли это труп, разорванный в клочья, сожженный заживо или же просто имеет несколько дырок от пуль? - спросила Диана, продолжая путешествие неведомо куда, не зная зачем, лишь бы вновь не сблизиться со старой подругой - скукой.

+1

17

«Монстр, монстр, монстр. В те времена я это слышала, в эти. Ничего особенно в этом плане не изменилось. Только перестали бояться.» Анни покачала головой, закрыв глаза. Люди не перестанут ее удивлять, даже вот такими вот словами. «Да, была и такая богиня. Много кого было.» Задумчиво стала копаться вампирша в прошлом, но и попутно слушая Диану, которая решила все же перевязать свою руки и пойти за вампиршей. Анни заметила это краем глаза и еле заметно улыбнулась, одобрив это решение и приняв за правильное. «Оставить тебя здесь? Как другие вампиры? Которые еще убивают? Нет, законы вампиров мне немного известны.» Усмехнулась француженка, она-то и в жизни никого не пыталась убить, а может даже и пыталась, но этого уже не вспомнит. «Бывает и хуже.» Дюваль подняла голову вверх, осматривая улицу. Где-то послышались голоса, но они прошли мимо, в другой переулок. Но от них отвлекла Диана, интересуясь, как зовут девушку, которая попалась сегодня на ее пути.
- Анни. – ответила Дюваль, не собираясь дополнять чего-то еще. Коротко и ясно, да и свое первое имя она уже толком и не вспомнит. Только, что оно начинается на «А» и то, что не обязательно его вообще вспоминать. «Ему и ассоциацию, и тезку не найдешь. А если у кого-то и есть такое имя в прошлом, то я такая невнимательная читательница.» Подумала девушка, повернув голову в сторону художницы и усмехнулась.
- Я сделаю вид, что ничего не знаю. – проговорила девушка, поднимая свои руки и откидывая свои волосы набок и пытаясь их отжать. – Так тебе и мне будет спокойней. – дополнила она, дернув головой, чтобы откинуть мокрые локоны обратно на спину. «О, а это уже интересно.» Подумала девушка, услышав интересную информацию. – И по этим результатам, ты делаешь свои работы? Фотографируешь и отправляешь в издание? А потом пишешь картины по этим фотографиям? – конечно она спрашивала это из интереса. – С кем-нибудь еще из вампиров, оборотней, - здесь Анни покрутила носом, - Ты знакома?
Дюваль интересовалась всем, что могло показаться ей нужным или забавным. Вот такой она немного странный вампир, который интересуется современным миром и его причудами. «Для меня любая информация сейчас важна и нужна. Может, она окажется полезной. Может, может.» Думала Анни, направляясь по мало освещенной улице.
- Как думаешь, здесь есть какое-то заведение, в которое можно зайти? – поинтересовалась Дюваль, останавливаясь возле перекрестка с выключенным светофором. Она осмотрелась по сторонам, но не слыша уже никаких больше шагов или голосов. – Обычно я брожу в центре города или на его окраинах. Там, где людно. Сегодня это было исключением. – сказала Анни, повернувшись лицом к художнице. – Кстати, в мое время, искусство было интересным занятием. Вот только не все художники, имели право размещать свои картины. А еще ранее, судьба художников была очень печальной. У вас здесь, все по-другому. Я бы сказала интересней, но не все к сожалению, – призналась Анни, качая головой и опуская свои голубые глаза вниз, на загрязненные ботинки. «Хорошо, что я надела не туфли.» Усмехнулась девушка. Все же, привыкать ко всему приходится с трудом и не каждый раз и быстро. «К сожалению, я многое упустила. Не пробыв в плену у жрецов, может быть, лучше знала, что творится. Ох, опять эта меланхолия.»

+1

18

Диана запомнила имя своей новой знакомой, впрочем, не добавляя ни банальности в духе «рада знакомству» или «приятно познакомиться». И так было понятно, что от знакомства с вампиршей она не была прямо-таки в восторге. Впрочем, прикидывать то, что есть и у нее известные тезки, девушка не собиралась. Да, таким именем тоже величали различных царственных особ. Однако упоминать их художница не собиралась. Все равно это во-первых никому особо не интересно, а во-вторых она могла быть вообще скорее оскорблена подобными  рассуждениями, чем обрадована наличием тех или иных совпадений.
А вот про работу было сложнее описать. В основном дело было даже не в скрытности, а в том, что Диане даже для себя было трудно сформулировать, что же за дрянью она занималась. В каком-то смысле всю деятельность легче всего было описать одной единственной фразой «убиваю время без малейшего смысла». Однако понятно было, что разговор совсем не об этом. Потому Диана попыталась прикинуть, как бы это подипломатичнее описать.
– Ну как сказать. Не все так однозначно и упорядоченно. Я делаю иногда одни вещи, иногда другие. К тому же не все так открыто, ибо оставлять людей без помощи, когда они помирают, видите ли, в этом обществе не принято. А рисую то, что нравится. Нередко вполне социально приемлемые вещи. А некоторым коллекционерам и нравится что-то откровенное и аморальное. Им и отдается многое другое. Как-то денег хватает на жизнь с такими продажами.
Паранойя для Дианы доставляла массу неудобств. Потому что она могла с трудом объяснить ее для самой себя. Было тяжело заставлять себя поддерживать соответствующий уровень жизни, когда хотелось умереть, а не делать жизнь хуже. Потому приходилось заботиться кое-как о своей скрытности, о своей «чистоте» перед законом. Впрочем, подобные заботы выглядели в глазах художницы крайне утомительно, постоянно раздражая ее. Однако выбора не было. Либо она занимается этой ерундой, либо пытается прокормить себя более социально приемлемыми способами, которые оплачиваются не так высоко из-за своего широкого распространения. А вот сколько фотографов, рискуя своей жизнью, добровольно лезут во всякие опасные городские районы с зашкаливающим уровнем преступности?
- С несколькими знакома. Некоторым я не прочь голову проломить. Кто-то вполне неплохие собеседники. - довольно пространно ответила Диана, решив не выдавать то, что у нее память дырявая, как решето. Все-таки живя одним днем и помнишь в итоге-то один день более или менее. Все остальное остается, словно в тумане, не вызывая никаких эмоций, чувств. Забыты и плохие и хорошие ночи, прожитые в ее родном городе и то, что было после.
- Кажется, там была забегаловка с фаст-фудом - ответила девушка указывая дальше по улице. Выбор заведения был у Дианы довольно неадекватный из-за того, что она была совершенно неразборчивой в вопросах вредности той или иной пищи. Сейчас подобный выбор был даже неплох в том плане, что там люди совершенно нетребовательны к внешнему виду, в отличии от кафетерия, в который могут и не пустить, если выглядишь совсем как бомж.
- Сейчас искусство – не очень. Сейчас модно передавать эмоции, а не то, что видишь. Да еще и к тому же сейчас каждый может довольно быстро научиться хоть как-то рисовать. И выложить свое творчество на всеобщее обозрение. Так что этот вид искусства тоже скатился в дерьмо, как и многие другие.
Выдав очередное пропитанное пессимизмом и цинизмом замечание, Диана побрела в сторону забегаловки. Все равно у них цель скорее отдохнуть, и, может, спокойно поговорить, а не мокнуть под дождем, проникаясь мрачностью бытия.

+1

19

Анни слушала молча, не перебивая художницу. Да и не вежливо было. Зато интересно. С кем бы еще вампирша пообщалась в этом мире не среди своих? Судьбами других людей, Дюваль была мало заинтересована, но не показывала этого на своем лице. «А я вот пишу, когда есть муза литературная. Но сейчас ее нет, приходится искать ее в чем-то или в ком-то. Так и у художников?» Задумалась девушка, подняв свои голубые глаза к небу. «О, повезло, что никто не убил ее. Значит и враги есть.» Взгляд голубых глаз переместился на Диану, которая шла рядом и говорила, вернее отвечала на вопросы Дюваль.
- Я смотрю, что у тебя много знакомых из Нашего мира. – подчеркнула Анни последние слова, своей фразы. Теперь, она этому старалась не удивляться. – Поэтому ты и не боишься. Другие еще не привыкли. Точнее не все. – сказала Анни, идя по указанному направлению. «Забегаловка, так забегаловка. Уже не привыкать.» Хотя носом Дюваль поворотила. Но она обещала угостить и должна выполнить свое обещание. «Полюбуешься. В клубе ты уже была. В кафе тоже. Теперь забегаловка. Разнообразие.» Усмехнулась вампирша своим мыслям, повернув голову в сторону художницы, которая рассказывала сейчас об искусстве. «Даже так?»
- Я заметила, что многое сейчас катится вниз. Но и поднимается вверх, в гору со временем. – проговорила Дюваль, наклонив немного свою голову набок. – Что-то стало лучше, а что-то стало хуже. – проговорила она, останавливаясь прямо у входа в странное для нее место. – Я полагаю, это здесь? – поинтересовалась Анни, но удержалась оттого чтобы поднять свою руку и указать указательным пальцем на дверь забегаловки. «Странное место, для переваривания местной кухни. И как люди еще не травятся этим.» С согнутой бровью подумала Анни, заходя в помещение. Запах куренного и алкогольного, для нее было уже не удивительным. Тем-более и не странным. Немного побывав в цирке и не такое можно увидеть. Нет, так конечно почище, но перестаешь удивляется потом всему.
- И как вы здесь едите и пьете? – спросила Анни, не удержав в узде, свое любопытство. «Вот оно-то меня и подводит.» Упрекнула себя вампирша, осматривая помещение. Выбирать место, она предоставляет художнице. «Мне все равно. Я давно уже отвыкла от роскоши и от пышных обедов.» Но как-то Анни это вспомнила без тяжести своих воспоминаний. То, что было, то давно прошло и к прошлому слишком часто, не стоит возвращаться.
- Считай, что сегодня ты открываешь для меня новое место. – призналась девушка, идя следом за выбранным местечком. «Тут хотя бы сухо. Не сказать, что особо прилично, но мне не привыкать. Или привыкать?» Задумчиво подумала Дюваль, присаживаясь за один из свободных столиков.
- Но в этот раз, я могу и с кем-то поговорить. – дополнила Анни, закинув ногу на ногу и сняв себя мокрую куртку, которую тут же повесила на спинку стула. Внешний вид здесь явно был безразличен для всех, поэтому Анни не стала и заморачиваться по этому поводу. Порвана майка и порвана, главное обсохнуть и переждать дождь. «Еще и солнце, если не успею вовремя вернуться в цирк. Придется где-то рядом переждать.» Свои руки Дюваль положила аккуратно на стол, рассматривая теперь и на нем его предметы. Соль, перец, пепельница и ни грамма салфеток с зубочистками в положенном месте. «Закончились или кто-то себе на память забрал?» С некой кривой улыбкой подумала вампирша, подняв свои глаза на девушку.
- Все интересней и интересней. Не войти бы во вкус. – немного с насмешкой проговорила Дюваль, взглядом осматриваясь по сторонам.

Отредактировано Annie Duval (09.07.15 22:43:50)

+1

20

- Дело не в нечеловечности вашей природы - флегматично ответила Диана, решив все-таки прояснить позицию человека по отношению к чудовищу, которое пусть и выглядело просто как вполне нормальная, даже красивая девушка, просто обладающая возможностью продемонстрировать весьма и весьма неоднозначную улыбку. Хотя именно она совершенно не переживала на счет происхождения, срока жизни и прочей ерунды своей собеседницы. Не до этого ей - За это будут презирать, ругаться и не любить, но не бояться. Так же, как не любят представителей других рас и наций. Что поделать, человеку очень нравится поднимать самооценку за счет глупой мысли, что он крут только потому что родился человеком в определенной семье, хотя в этом его заслуги нет, - с легкой примесью презрения заметила Диана, достаточно ясно демонстрируя, что сама не разделяет подобную позицию.
- Люди же бояться того, чего не понимают. И от чего не могут как-то защититься. Страх быть разодранными за мгновения, быть высушенными досуха и не имея возможности что-то этому адекватно противопоставить – довольно сложное дело. Я свыклась со смертью. Вот основное отличие - флегматично заметила Диана. Ей было абсолютно наплевать, сможет она защититься или нет. Все равно Каин в случае чего будет пилить ей мозги о том, что надо будет как-то защищаться, спасать свою жизнь.
-Ну извините, я тут тружусь потому что мы все-таки жить собираемся, а не выбираем себе смерть покрасивее. Впрочем, убеждать тебя все-таки не так уж и сложно, втайне для себя у тебя есть надежда на то, что ты все-таки обретешь смысл жизни. Пусть и яростно это отрицаешь.
- Да, да. Отвали только, а? Оптимист чертов. Не тыкай мою надежду, а то я когда-нибудь соберусь силой воли, вытру об эту надежду ноги и выкину ее нахрен, сочтя, что она не стоит всех тех мучений, которые выпали на мою долю. Просто иди в пень.
Диана дошла до заведения, ничем особо не восторгаясь, даже не получая никакого приступа брезгливости. В каком-то очень изощренном смысле она даже любила подобные места. Не из-за еды. Скорее из-за неприхотливости местного сервиса. Всем абсолютно наплевать на то, как она выглядит. Не то, что в каком-нибудь ресторане, куда бы ее наверняка попросту не пустили бы. А то ведь будут считать, что эта неформалка напьется и будет устраивать дебош. А в такие места Диана иногда приходила даже в крови и всем было абсолютно без разницы. И фотограф была благодарна им за подобное равнодушие.
- Бывает и хуже. Пойду возьму выпить - ответила Диана, подойдя к пустой линии раздачи, где находился всего один скучающий кассир, который был совершенно не готов к тому, что кто-то посреди ночи придет в это заведение. Хорошо хоть не спал, а игрался в телефон, потому не пришлось будить. Взяв два стаканчика кофе, девушка тут же расплатилась и пошла вслед за Анни. Похоже, паренек даже не заметил окровавленной тряпочки на запястье. Присев рядом, она поставила оба стаканчика перед собой.
- Я в курсе о ваших ограничениях в рационе. Мне просто надо восполнить утраченное, - прокомментировала художница подобный подбор напитков. Отпив несколько жадных глотков, Диана пристроила ладони на стаканчик, впитывая тепло, исходящее от горячей жидкости.
-Меня лично брезгливость не мучает. После стольких-то лет прогулок по переулкам, воняющим мочой, гниющими продуктами, химикатом, тухлятиной и прочими особенностями жизнедеятельности людей. А здесь люди едят из-за того, что ценят время и деньги больше, чем комфорт и собственное здоровье - пожав плечами, Диана в еще несколько глотков допила первую порцию кофе и ко второй подошла уже с меньшей спешкой.
- Ну, выкладывай, что думаешь. У меня и так полно чужих секретов, добавь что-то в общую кучу - хмыкнув, выдала Диана. Надо же как-то начать новый разговор.

+1

21

Только тонкая бровь Анни дернулась, когда художница принесла два стаканчика кофе. Удивилась ли она? Может быть немного, но значение этому не придала. Она только заглянула в стаканчик, осматривая его коричневое содержимое с белой пенкой. Пахло от кофе привычным запахом, но растворимым, не натуральным, который заваривают на плите, в специальной посуде, а тот что из пакетика. Вампирша с любопытством наклонила голову на левую сторону, продолжая смотреть на жидкость, пока художница выпивала первый стаканчик. Голубые глаза медленно поднялись на лицо Дианы, когда она заговорила о том, что она уже привыкла к этому. Ко всем этим заброшенным местам, ко всем этим забегаловкам и к прочей обстановке. Но когда она сказала, что хочет услышать от Анни ее мнения, то Дюваль естественно удивилась, показывая это своими бровками вверх. Что же она могла ей рассказать? Что изучает этот мир и сует свой нос, даже когда не нужно? Вампирша даже и не знала, с чего особо начать.
- Обо всем этом? Я ничего не думаю. Только изучаю со стороны и сравниваю. Непривычно, да, но приспосабливаюсь потихоньку. – призналась Анни, опустив свои глаза на стаканчик, который несколько минут, был еще рядом с ее рукой. – Мне интересней слушать людей. Ведь это они идут вперед. – сказала она спокойным голосом. – Меня вряд ли, что-то и удивит. Или от чего-то я буду шокирована слишком. – проговорила она, наклоняя голову в другую сторону. Анни даже призадумалась на эту тему. Побывать в нескольких других жизнях, уже и перестаешь чувствовать свои настоящие эмоции и чувства. Даже воспоминания и то могут проскользнуть не те. «Что же ты слышала от других?» Усмехнулась Анни про себя, опустив свои глаза вновь. «Тебя, я видно разочарую.» Промелькнуло в ее голове. «А сильно или нет, тебе решать.» Она подняла свои глаза на девушку и после перевела на стаканчик с кофе, которое постепенно остывало.
- Как вкус? Увы, я не успела попробовать. Да и вряд ли бы дожила до этого времени. – немного поджав губу, проговорила Анни, отведя взгляд в сторону. – Умереть в свое время и воскреснуть, и то не успеешь всего. – сказала она без особого добавления. Рассказывать о своем прошлом, девушка не собиралась, да и зачем? Это никому не интересно, только новая сущность. «А многие не свыклись и с тем, что теперь живут в бок о бок с вампирами, оборотнями и прочей живностью.» Послышался тихий выдох, даже немного разочарованный. «Мир не стоит на месте, но вот люди.» Француженка посмотрела на Диану и покачала головой.
- Если тебе что-то и интересно, то спрашивай. – проговорила Анни, иногда отвлекаясь на кассира, что играл в своем телефоне. – Я так сразу и не смогу что-то рассказать. Еще лучше делись ты. Не каждый раз встречаю я человека, что так спокойно реагирует и дает свою кровь. – еле заметно улыбнулась Дюваль, посмотрев на Диану. – Ты не слышала, что здесь вообще в городе происходит? Что-то интересное или противозаконное. Может слухи о чем-то ползут. – интересовалась Анни, подперев свою голову рукой, показывая, что она вся во внимание слушать художницу. «Убью время, убью и двух зайцев.» Эта мысль, заставила ее немного оживиться. «Зато и узнаю, что еще творится в этом мире. Если, мне захотят еще и рассказать.»
- Ты можешь взять чего-нибудь еще. – проговорила она, намекая на то, что они здесь надолго. «Если, этот славный малый не выгонит нас из своей забегаловки. Хотя, я бы посмотрела на это» 

+1

22

Холод медленно отступал от мокрого тела, видимо, выгоняемый при помощи разливающегося вместе с кровью тепла, источник которого был сейчас где-то в животе. Диана, впрочем, не особо парилась по поводу неудобства сидения в мокрых джинсах, как и по поводу всех остальных проблем. Ей не было дела ни до чего, в каком-то смысле. Все скучно, все уныло. Диана специально прилагала усилия, чтобы сфокусироваться на разговоре и обсудить с вампиршей какие-то вещи, которые ее интересуют. Ведь одна из профессий девушки – это копаться в чужих жизнях, перебирать скелеты в шкафах. Ведь не имея собственной жизни, она пыталась в каком-то смысле заполучить себе чужие. Да, Диана пыталась оправдать для себя то, что копаясь в секретах, в решениях, принятых другими людьми в разных ситуациях, она наберется опыта и сможет сама что-то сделать со своими проблемами. Однако на самом деле она думала, что дело было в том, что пока она слушала кого-то еще и фокусировала свое внимание на повествовании, было не так тоскливо и уныло. Ведь было что послушать, что обсудить. Куда лучше, чем расковыривать свои старые раны.
– Ну я имела ввиду скорее просто, что думаешь, не именно по поводу современного мира. Я в принципе заметила, что у вампиров с современным миром большие проблемы. Или у мира проблемы с вампирами. Короче, не сходитесь вы, - прокомментировала Диана. Ведь именно так и было при каждой встрече с вампирами. Что-то было всегда странное как в их манерах держаться, так и в просто в отношении к миру. Кто подстроил окружение под свои странные вкусы и манеры, кто занимается постоянным офигеванием от окружающей действительности. В любом случае, «гармонии» хотя бы в той мере, которая была у Дианы с окружением, не было ни у кого из вечноживущих.
- Вкус дерьмо. Даже с учетом приготовления в кофемашине. Впрочем, такой вкус и должен быть у дряни, от которой у меня давно ярко выраженная зависимость. Иногда можно думать о превращении в вампира или оборотня только ради того, чтобы получить чуть больше энергии в свое измученное бессильное тело. - довольно мрачновато заметила Диана. А тон ее слов всегда опускался вниз, когда обсуждение переходило в  ее сторону, вполне ясно демонстрируя то, как девушка прямо желает обсуждать свою персону и все, что с ней связано.
- Хреновая все-таки у тебя позиция в общении. Все-таки есть в ней что-то парадоксальное. Ты, может, и берешься за чужие жизни и ковыряешься в них, чтобы убить скуку, но дальше своих эгоистичных мотивов ты практически не лезешь. Даже помогаешь людям, только чтобы не было скучно. Но при этом ты не хочешь переводить разговор на себя. Не думала о том, чтобы сделать уклон в какую-то сторону более явным?
- Если кто вдруг не заметил, я вообще-то ну прямо-таки горю желанием разговаривать. С не меньшим удовольствием я занялась бы чем-нибудь еще. Например той же дрянной фотосъемкой или рисованием.
- Расскажи что угодно о себе. Что тебе кажется важным, интересным, занимательным, стоящим обсуждения, - попыталась перевести тему Диана. Правда, от одной мысли, что придется что-то объяснять, в голове сразу становилось плохо. Кофе неожиданно показался горче обычного.
- Мне скорее приятней не себя обсуждать. Лучше послушать что-то о чужой жизни или нежизни, чем акцентировать внимание на своем бессмысленном существовании. А текущее положение мира я все равно обсуждаю хреново. Ибо оно меня почти не волнует. Я ежедневно вижу всякую отморозь и грязь. Богам только известно, сколько крови мимо меня протекло. Ты думаешь, меня волнует, что противозаконного происходит в этом городе помимо того, что я и так вижу чуть ли не каждый день? - довольно угрюмым  голосом заметила Диана, скатываясь на некоторую жесткость в интонациях. В конце концов, разговор про криминал для девушки казался форменной глупостью. Она жила в этом. Видела всех этих мразей слишком часто. Какая к черту разница, есть ли за всеми этими убийствами и насилием какой-то великий план. Диана могла лишь пожать плечами и отрицательно покачать головой, отказываясь от еды. Сейчас ее совсем не хотелось, во рту после кофеина все равно что кошка нагадила.

+1

23

На счет других вампиров и про их мнение о мире, Анни не довелось толком и узнать. Она понимала лишь то, что Софи приспособилась к нему гораздо быстрей, что и сменила быстро свое отношение. Ту поездку в клуб, в коротком и откровенном платье, Дюваль не забудет. Так как для нее это ново. «Что верно, то верно.» Задумчиво подумала Дюваль на слова художницы, но над ответом ей пришлось подумать, поэтому она не ответила сразу, а только прослушала мнение о вкусе. Не удивительно, что люди любят себя травить всякой гадостью. Кофе не исключение.
«Вампиром или оборотнем?» Чуть-чуть удивилась Анни, но не подала и вида. «Боюсь у нас и своих проблем навалом, еще и постоянная жажда крови, которую нужно утолить каждый вечер.» Только в слух, Анни не озвучила, она наклонила голову на бок, поджав нижнюю губу, но быстро отпустив ее. 
- Могу сказать, что только ты вправе решить, какой будет твоя судьба. А так, тебе и думать. Пока кто-то не заинтересуется тобой и не решит это исправить. – спокойным голосом проговорила француженка, взглянув в глаза Дианы. – И раз тебе все это интересно, то почему бы хотя бы не работать на вампиров или оборотней. Это чисто так, предложение. – девушка пожала плечами и облокотилась на спинку стула. – Или ты уже на кого-то работаешь? – спросила Дюваль прищурив свои голубые глаза. «Я уже поняла и то, что ты скрываешь информацию. Конспирация. Она такая. Лучше ничего о себе не раскрывать, но знать о своем собеседнике больше. Вот так ты и живешь Диана?» С еле слышным вздохом подумала Дюваль, когда смотрела на художницу. «Что бы тебе рассказать-то.» Взгляд голубых глаз переместился вверх, но только на секунду.
- Моя жизнь была полна празднества и пиршества, когда я была жива. После, жизнь или существование, стало каким-то сложным или не таким, как рассказывают другие вампиры. – начала Анни, но стараясь особо не жалеть по этому поводу. Сейчас же она не игрушка, ей дают позволение гулять в городе, общаться, узнавать мир. От которого в заточении она отстала. «Иногда и такая жизнь бывает не в радость.» Промелькнуло в голове девушки, когда она задумалась об этом. «Так что, если тебе повезет и обратят нормально, да и еще будут хорошо относится, то можно будет принять это все. Ты уверена, что хочешь такой жизни?» Задумчиво оглядела девушка Диану, которая ей становилась интересной.
- Так что, не для всех обращение является приятным способом изменить свою жизнь. – проговорила Анни, кладя удобно руки на столе. – Это так, мое личное мнение и печальный опыт. Может, окажется полезным, а может и нет. – проговорила вампирша, обдумывая, что еще сказать по этому поводу. – Я же говорила, что разочарую тебя. – с насмешкой и улыбкой сказала она, качая и своей головой. – Мне нечего особо и рассказывать. Жизнь, смерть, воскрешение и плен. Все. Пока прибываю в своей меланхолии. Когда-нибудь и она прекратиться. «Как и все что было.»

+1

24

Боль. Она течет, распространяется по конечности, словно яд, безумной пульсацией. Рукой двигать совсем не хотелось, куда легче ее было бы воспринимать, как какую-то брошенную, совсем не нужную конечность, которая не имеет никакого значения. Диана, впрочем, все равно старалась терпеть и  не подавать виду, что ей больно, попивая кофе. Это все его вина. Вернул немного жизни в ее тело, теперь эта вредная жизнь и энергия избавила конечности от холода и ощущение боли от порезанного, а после этого еще и укушенного запястья.
- Ну, поиграла в вампиров? Умница, а теперь в следующий раз просто пойди и развернись своей дорогой. А пока что терпи, поддерживай диалог.
- Против одного вампира как минимум подобная тактика сработала. Видимо, нужен охотничий азарт или как это у них может называться. Без сопротивляющейся жертвы, не испытывающей чувства страха, ей, видимо, невкусно. К тому же у меня в крови, наверно, вообще не было серотонина.
Диана старалась перекинуть обсуждение на чужие личности, однако ясно было, что не получается. Анни умудрялась упорно говорить о художнице, несмотря на все попытки сменить тему. Вампирша регулярно задевала такие темы, которые равнодушными не могли оставить. Что поделать, Диана много думала на подобные темы, много о чем мечтала и грезила. Иногда жизнь настолько паршива и кажется настолько изувеченной, что нет видимости на восстановление. Потому девушка только и делала, что могла лишь грезить о чем-то еще иногда, пока не проникается тоской и унынием от текущего момента своей жизни.
- Воля выбора судьбы. Если вырывать эти слова из контекста… - художница уронила голову на ладонь, словно мысли стали неожиданно тяжелее обычного. Отпив пару глотков кофеина, она через некоторое время продолжила, дав фразе немного повисеть в воздухе. - Я воспринимаю свою жизнь как отрицание твоего тезиса. Ибо всю свою жизнь я хочу изменить. В ней нет ничего, что мне нравится. Впрочем, суицидниками становятся не от хорошего восприятия жизни.
Все время жертва. Все время слабая. Все время терзаемая безумием. Смысл жизни, принципы, понятия… все это было вырвано из ее души с мясом.  Предательство главного человека, которому она доверяла, который формировал ее отношение к миру. Он оставил пустоту в ее душе и боль. Это полная противоположность идеи, что человек волен сам выбирать свою судьбу. От душевных терзаний, накатившись так некстати, художница прикрыла рукой глаза и вытерла их пальцами от лишней влаги. Почему-то возникло странное, сумасшедшее желание вдавить пальцы в глазные яблоки, ослепить себя, дабы избавить себя от колебаний в вопросе, стоит ли делать суицид или нет.
- Ни на кого я не работаю, - мрачновато сменила тему девушка, поднимая взгляд синих глаз в обрамлении красной сеточки лопнувших сосудов. Впрочем, ответ был вполне правдивый. Действительно Диана пыталась в каком-то смысле сохранить нейтралитет в этом безумии, в основном потому что одинаково презирала всех и ей, к тому же было наплевать на свой статус и на защиту своей персоны. Пусть когда-нибудь ее убьют где-то в переулке и никто о ней и не вспомнит – ее жизнь вполне соответствует такой участи.
Краткий, не особо содержательный рассказ, заставил Диану мрачновато хмыкнуть. Правда, девушка думала, что есть возможности разнообразить подобную историю деталями, но настаивать не стала. Как-нибудь разберутся потом, что можно с этим делать.
- Ну, все познается в сравнении. У меня тоже жизнь не особо интересная. Только гедонизм и саморазрушение и самокопание. Больше ничего не было и  нет. Так что, может, если ты вспомнишь какие-то детали своей жизни, они сделают твою историю интереснее. А может и нет. С немного усталым видом Диана откинулась на спинку стула. Она совершенно не боялась смотреть Анни в глаза, зная о том, что вампиры могут гипнотизировать. И дело было даже не в том, что похоже, что девушке это толком не надо было. Просто потому что было капитально наплевать.

+1

25

«Я сомневаюсь в том, что есть хотя бы кто-то, кто не хотел изменить свою жизнь.» Подумала Анни, чуть не фыркнув себе под нос, но сдержалась от этих действий, наклоняя и свою голову набок. «А если и есть такие, то их единицы.» Тонкая бровь согнулась, когда Диана заговорила о суициде. С одной стороны, о смелом поступке, а с другой о глупом. Только, был ли в этом толк? Это означает лишь одно, сдаться и проиграть своим проблемам, когда лучше бороться с ними и пытаться что-то сделать и изменить. А смерть и без того, когда нужно будет, найдет своего следующего и утащит за собой в черную дыру. Из которой, точно уже не выбирается никто. «И тебе оно надо?» С неким интересом подумала Анни, глядя на свою собеседницу. Но когда художница сказала, что ни на кого не работает, Анни недоверчиво на нее посмотрела. Фотографии то она продает, картины тоже. А, следовательно, какие-то связи у этой девушки есть, правда лезть в ее голову, точней в свою, Дюваль повторно не захотела. Это неправильно, даже если и проскальзывают воспоминания в голове вампирши. Конечно она могла стать не воспитанной и не культурной, грубой, но это бы ничего особо ей и не дало. Узнала бы что-то еще и что? Показывать то, что она знает? Она ж вроде бы как, пообещала не говорить на эту тему. Пусть и все приводило к ней.
Она еще раз задумалась о том, что может показаться интересным из ее жизни. Только что? Унылое существование? Оно кажется для Анни ничем не отличается, что сейчас говорила Диана о своей жизни. «Может детали и украшают все, но что делать, если ты не хочешь их и помнить?» Подумала девушка, немного поджав свои губы и отведя свой взгляд в сторону зашевелившегося кассира. Который, по мнению Анни, стал следить за двумя девушками, будто ему и делать было нечего, как этим заниматься. Он же вроде бы как, только что возился со своим телефоном. «Надеюсь, он не вызовет охотников с крестиками или наемников, чтобы меня поймать. Я же вроде, ничего пока что и не сделала. И выгляжу, как обыкновенный человек. Или у меня на лбу надпись.» Но Анни решила свести это к своей паранойи, поэтому и отвернулась от парня и вернула свое внимание на художницу. Она все еще ждала ответа.
- Даже не знаю, что можно и дополнить к этому ко всему. – проговорила Анни, скрестив свои руки на груди. – Если тебе интересно, то я в Сент-Луисе совсем недавно. Но мало что знаю о других городах и что случилось с Францией. Откуда я родом была. Не только люди могут пробыть в заточении, но и вампиры. Из-за этого я и не видела свет, только через книги и газеты. Поэтому, мне больше будет интересно, что расскажешь ты. Что изменилось, кроме мировоззрения людей и их отношения. – проговорила девушка, пытаясь чуть-чуть улыбнуться, но улыбки так таковой у девушки не вышло.
Она бы обнажила клыки, а любопытный малый, все наблюдал за их столиком. Светиться желания у Анни не было, и она старалась не выдавать себя. Также и говоря тихо. Чтобы никого не напугать, хотя если осмотреть забегаловку, то кроме их с Дианой здесь не было никого. «Ах, нет, вот кто-то еще пришел сюда.» Послышались голоса, и кто-то зашел в помещение, чертыхаясь и проклиная погоду. Анни сидела спиной, поэтому и не видела кто зашел. Да и ее это мало волновало. У нее куда лучше была компания. «Спасаем друг друга от скуки. Но и практически не раскрывая себя.»

+1

26

Как тяжко влачить свое существование. Сама Диана лично не сильно осуждала суицидников, будучи одной из потенциальных смертников. Конечно фраза «рано или поздно все равно умрешь, чего торопить события» ее не убеждала. Иногда отчаяние выжигает надежду полностью, заставляя впиваться ногтями в свое лицо, биться головой об стену, ненавидя себя и весь окружающий мир всеми фибрами души. Когда рациональная часть сгорает в пламени эмоций. Когда это безумие, это отчаяние душит тебя, выбора остается очень мало. И говорить «живи, пытайся дальше» - было по меньшей мере жестоко. Иногда просто нет видимости в этой черноте, нет просвета. И легче все закончить одним махом, чем испытывать дальше эти муки, которые мало  чем оправдаются.
Зарываясь пальцами в свою шевелюру, Диана почти не думала толком, не обращая внимания не то, что металлические украшения цепляют волосы и иногда вырывают их. Мелочь, не особо досаждающая. Отпив пару глотков кофеина, девушка лениво поглядывала на вампира, совершенно не парясь по поводу того, что творилось вокруг. Пока что окружающая реальность не сильно досаждала им, а значит можно перестать думать обо всем этом. Да, Анни куда-то поглядывала, видимо, потревоженная какими-то людьми, которые ходят туда-сюда. Однако Диана была настолько нелюбознательная что даже не обернулась и не проследила за взглядом собеседницы.
Слова про плен довольно весело напоминали Анни историю с Эрильей, которая тоже в гробу каком-то проспала пару сотен лет. В общем, забавная история. «Почему-то у других вампиров каких-то обсуждений общества нет. Видимо, они уже свыклись со своей ролью в этом мире. Впрочем, я не так уж и часто с ними общаюсь. Впрочем, у меня вообще нет знакомых, с которыми я много общаюсь. Да уж. Тяжеловато мыслить общественными нормами, когда не вписываешься в них совершенно. »
– Пора бы уже придумать заготовленный ответ и записать куда-нибудь на такой случай, - мрачновато высказалась Диана, не думая о том, сколько пищи для размышлений она предлагает вампирше одной этой фразой. Было категорически наплевать. Пусть гадает, сколько вампиров уже проходили с художницей эту фазу.
-Ну про политику тебе, наверно лучше исторические книги расскажут. Если совсем кратко о мире – аграрной эпохе пришла на смену промышленная, а сейчас – так и вовсе информационная. Немалая часть людей за компьютерами работает, может, знаешь об этой херне. Ну и потребительская культура сейчас главенствует, в результате чего качество любой продукции снизилось на несколько порядков. Да черт побери, чего я тебе расскажу. Я вижу все время в основном жестокость и звериную натуру всяких маньяков. 
Диана могла лишь пожать плечами. Ну действительно, что ей еще можно было сказать? Мир дерьмо. И был дерьмом и будет дерьмом. Во всяком случае, девушка никак не могла видеть его иначе. Конечно была вероятность того, что у нее просто взгляд на мир паршивый. А может все остальные занимаются самообманом, чтобы не подохнуть с тоски в этом жестоком, бездушном окружении.

+1

27

Возможно, это был хороший совет, но Анни он мало бы и помог. Еще записывать что-то и носить при себе еще и блокнот, чтобы в конечном итоге запомнить, что говорить на такое.  Еще и блокнот потеряется и потом его еще искать. Нет. Это Анни уловила, но оставила как непомеченную галочку в своей голове. «Я подумаю над этим впредь. Но не сейчас.» С тихим вздохом подумала девушка, слушая Диану, которая немного стала рассказывать о мире. Как оказалось, мир не стоит на месте, даже и зная это Анни было интересно слушать, что все же нового есть и что усовершенствовали. В какую степь пошли люди в медицине, в науке и в технике. К автомобилям, девушка еще не привыкла, но научиться водить машину бы хотела. Также и знать, как пользоваться компьютером и прочей техникой. Пока это на начальном уровне, но со способностями вампира этому можно научится быстрее. Только бы захотеть этому научиться. А уже после и найти учителя, который захочет и обучать.
И такие мысли Анни посещали уже не раз. Вот только сказать о них, вампирша никому не решалась, правда вот София, может об этом и узнать через их связь. И узнать о сегодняшнем перемещение. Но она также, как и Дюваль, должна удивиться тому, что Анни не впала в свое привычное состояние, которое было после возращение в свое тело. Как-то сегодня это миновало ее. Радоваться? Или бояться? Этого вампирша не знала, но пыталась не думать об этом.
- Интересное у тебя занятие. Наблюдать за маньяками и не попадаться им под руку. – спокойно проговорила она, моргнув голубые глазами. – И за такую информацию спасибо, хоть какое-то разнообразие. А то с другими и не пообщаешься. Сразу падают в обморок. – немного насмешливо проговорила девушка, слегка улыбнувшись, но и при этом прикрыв свои глаза, опустив и голову вниз. – Я смотрю тут не тихо. Раз почти каждую неделю у тебя такое занятие. – сказала девушка, подняв свои глаза на Диану. – А можно как-нибудь посмотреть на твое творчество? – неожиданно и для себя спросила Анни. Да и сравнение не помешало бы. Отвлечься тоже. «Завязываю дружбу с человеком, куда я качусь?» Упрекнула себя Анни, тяжело вздохнув, но еле слышно. «Самой забавно свое поведение. Доверять ведь никому нельзя. А я тут. Может, через неделю она меня-то и сдаст. Особенно, моим врагам. Если те не спохватились.» Вот об этом Анни, после освобождения и не задумывалась. Даже не интересовалась, но все же стоит чуть после поинтересоваться. Вдруг в городе и кто-то объявился из прошлого Анни и ищет ее. «Но забрать-то уже не смогут. Я уже не их игрушка.» Анни прищурила свои глаза, возвращаясь из своих мыслей.
- Мне интересно посмотреть. Да и после обращения, вкусы изменились. Не думаю, что буду удивлена.  – задумчиво проговорила девушка, стараясь не отвлекаться от художницы. Да и вошедшие люди мало стали интересовать, когда они занялись своим делом, заказывая себе выпивку. От них пахло людьми, а значит Анни будет меньше нервничать. Вот если бы это были оборотни, то тогда бы девушке стало бы не по себе. «Тогда бы точно, стало бы здесь весело.»

+1

28

Диана не могла согласиться, что занятие прямо-таки интересное. Оно в каком-то смысле не отличалось разнообразием особым. Редко когда маньяки подходили к делу с фантазией. Обычно просто кого-то убивали, насиловали и грабили, руководствуясь чистым прагматизмом, а не превращаю свою жертву в произведение искусства. Иногда, впрочем, попадались очаровательные личности, которые расчленяли трупы и закидывали по частям в мусорный бак. Ну и за два года подобной работы Диана все-таки встретила пару раз настоящих мастеров садизма и жестокости. До сих пор их «работы» висят в галереи почета в ее блоге.
Дело скорее не было прямо-таки интересным. Скорее оно неплохо увлекало. Каждый раз, чувствуя пьянящее возбуждение, лихорадочно подгонять фокус объектива, с шумным ловить нужный кадр, в полной тишине, не омрачаемой омерзительным шепотом, бродить вокруг трупа, подыскивая нужный ракурс. Все это было частью игры, частью обряда, на который Диану натаскала ее вторая личность, сидящая у нее в голове. Такая злая, немного агрессивная собачка Павлова.
- Это не самое интересное занятие. На двадцатый раз становится скучнее. И это здесь еще тихо. Там, откуда я родом, смерти случались ежедневно, потому раз пару-тройку дней, потратив большую часть ночи на изучение самых плохих районов, я точно на что-то натыкалась. Но оно все равно увлекает, манит, иначе бы я это бросила.
А вот предложение устроить показ не особо удивило. Бывало уже что-то подобное. Не раз, не два. В конце концов, что-то нравится именно вампирам в ее картинах. Видимо то, что Диана практически явно указывает на несовершенство, уродство современного мира, который многих вампиров не устраивает. Впрочем, вероятно, спустя многие годы, действительно проявляется определенная склонность к декадансу, который столь явно прослеживался в картинах Дианы.
-Хммм, можно. Правда, покажу в основном то, что дома. Я все равно не веду список галерей, куда продавала свои работы - ответила художница, поднимаясь неторопливо со стула, показывая свою готовность провести Анни до возможного изображения работ. В конце концов, сейчас-то в ее квартире нет другой вампирши. Даже запах уже давно ушел, за бог знает сколько дней бесконечного проветривания, которое делало температуру в квартире довольно близкой к уличной. Потому можно было выйти на улицу и неспешно побрести в сторону своей квартиры. Оказавшись на улице, под этим дождем, который начал убивать результат воздействия кофеина, на девушку вдруг что-то нашло. Что-то совершенно странное, похожее на творческий порыв. Наступление тихого безумия, пожиравшего сознание изнутри.
– Знаешь. Как насчет ответной услуги? Наверно, не особо большой. А может и большой, как посмотреть, -   девушка говорила неспешно, чувствуя кожей, как падают и стекают холодные противные капли. Слова застревали в горле, в основном из-за неловкости, неизвестности и открытого скепсиса к самой идее, которую она собиралась делать. Однако на ее стороне был мрачный пофигизм, который говорил, что ей и так хреново. Почему бы не попытаться это изменить.
- Можешь взять в принципе это дело на себя, а можешь и познакомить меня с кем-то, кому эта идея более интересна. Я говорила о смене жизни. Какие для этого будут решения – человек-слуга, обращение, просто смена образа жизни под воздействием новых обстоятельств – мне все равно. Я прошу лишь поразмыслить и что-то предложить в моей безумной бессмысленной цепи существования, которая никуда не тянется. - Диана замолчала, не зная, как много она наговорила. Все равно сама удивлялась своей собственной смелости. Ведь так легко было бы просто молча вести собеседницу по переулкам, добираясь до дома. Но видимо, разговор слишком сильно повлиял, сводя с ума от хандры.

+1

29

Почему-то, это должно было удивить Анни, но нет. Возможно, не побывав в теле Дианы, то у вампирши сложилось бы немного другое мнение об художнице. И она бы посчитала эту девушку слишком смелой и уверенной, а еще не пугливой. А именно последние и привлекло шатенку, которая с неким любопытством слушала темноволосую с самого начала разговора. Но вот копаться в душе ее у Анни не было никакого желания. Она была рада и тому, что говорит художница. Хоть какое-то разнообразие появилось у нее в этой жизни. Да и возможно, будь Анни человеком испугалась этой личности и дала просто деру от нее.
На слова Дианы, Анни позволила себе и улыбнулась. Ведь это хорошо, когда понравившейся дело нравится и его не хочется бросать. Вот только, было ли это само желание художницы этим заниматься? Дюваль решила не интересоваться, так как хотела надеяться, что все что сказала Диана, была правдой.
Когда девушка согласилась показать свои произведения и поднялась, подзывая такими действиями подняться и вампиршу, то Анни не особо медлила и встала чуть ли не следом. Она показала свое небольшое удивление подняв брови вверх, но и так же быстро изменилась в лице, став серьезней. «Наверное, в цирк я попаду уже только вечером, но я думаю это и не повод отказывать.» Подумала Анни, убирая в руки в карманы своей куртки и доставая оттуда мелочь. Она же обещала заплатить, даже за этот невкусный кофе, который взяла себе художница. Как-никак, а обещание вампирша решила сдержать.
Выходя из забегаловки, девушка вновь очутилась под проливным дождем. Опять большие и холодные капли падали на макушку и плечи. Но озноба и неприятной дрожи, Анни не чувствовала, только очередную мокроту, ведь ее майка и куртка только недавно немного обсохли.
Переступая лужи и пытаясь не попасть в грязь, Анни шла рядом с художницей улавливая ее голос. Но услышав о не ком предложение, точнее об услуге, Дюваль на несколько минут остановилась. Она прищурила свои голубые глаза и сдвинулась с места, идя рядом и слушая продолжение. И действительно, это было вовсе неожиданно. Но больше, что ее удивило, так это то, что Диана вдруг не с того не всего, решила этим поделиться с Дюваль. «Совсем неожиданный поворот.» Задумалась вампирша опустив свою мокрую голову вниз, смотря себе под ноги и попутно размышляя над услугой художницы. Так с первого порыва сразу ответ давать нельзя и Анни это знала, поэтому обдумывала, что сказать девушке около минуты.
- Я смотрю, ты уже все решила. – заметила француженка, с наклоном посмотрев на Диану, идущую рядом с вампиршей. – Хорошо, я подумаю над твоим предложением. И дам ответ. – спокойно проговорила девушка, поднимая голову вверх и пытаясь запомнить улицы, которые она проходила. Вечером все равно нужно будет возвращаться обратно. «Если я не заблужусь в них. Погрузившись в свои мысли думая об этом предложение.» Озадачили ее, но не сильно. «Хм, а если я спрошу Жан-Клода с Софией? Как они отреагируют на такое.» Задумалась девушка, откидывая свои мокрые волосы на одно плечо. Ей позже понадобиться хороший душ, чтобы смыть с себя холодные капли дождя. Пусть Анни и не чувствовала их, все равно ей было немного неприятно. Особенно выжимать из себя воду и булькать при движении. «Никогда не думала, что люди будут тянуться к вампирам. Желая или стать их слугами или одними из них.» С некой еле заметной улыбкой подумала девушка, посмотрев на Диану.
- Сначала я узнаю, не нужен ли кому-то слуга, а потом и спрошу и второе. Правда, мне нужно будет время, к Принцу города я так просто попасть не смогу. Но постараюсь в кратчайшие сроки это устроить. – дополнила она после недолгого молчание, которое не так уж и надолго затянулось после ее слов. «Только доживи до этого дня, когда я узнаю все у остальных. Иначе сама возьмусь за это дело.» Правда, об этом Анни решила не говорить. Она и сама еще не задумывалась об этом. Вообще и об обращение в себя подобную или о человеке-слуге. Но и ей бы не помешала своя кормушка, а не каждый раз гулять по ночному городу в поисках пищи. Так что, предложение было через-чур заманчивым.

Отредактировано Annie Duval (14.07.15 08:36:10)

+1

30

Ничего Диана не решила, пока шла от кафетерия до своего дома. Еще были сомнения, были вопросыи самое главное — был явный скепсис. Была в ее жизни Эрилья, которая тоже обещала изменить ее жизнь. Результата практически не было. Скорее даже совсем не было. И она не знала точно, изменит ли ее обращение в вампира что-либо. Жизнь была в каком-то смысле той еще тварью, способной обернуть многие побуждения не так, как хотелось бы Диане. Во всяком случае, ее идея, навязанная Каином, связанная с фотосъемкой трупов, изначально была неплохой. Она сулила азарт, приключения, какие-то события, связанные с преступным миром. Однако все обернулось тем, что она была несколько раз изнасилована, потеряла остатки инстинкта самосохранения и заработала кучу вредных привычек. Ну и еще увиденное ею сильно подорвало ее веру в людей. Когда видишь изрубленного в куски ребенка, сразу как-то проще ставить людей на один уровень с чудовищами.
Анни, впрочем, показала себя с хорошей стороны, не начав воротить нос с идеи помочь девушке, которая отдала ей часть своей крови. А то мало ли, бывают разные личности. Кто-нибудь может счесть подобную просьбу нахальством, так как до этого никто не говорил об услугах, за которые надо как-то платить. Они в каком-то смысле развлекали друг друга, общаясь. Никаких разговоров о деловых отношениях не было.
- Ничего я не решила, - мрачно ответила художница.  Действительно какая-то часть ее личности уже потихоньку жалела о том, что она произнесла подобные слова. Было страшновато, хандра постоянно подступала. И скепсис говорил, что ничем хорошим это не кончится. Небось станет вампиром или слугой и будет все так же искать смерти с фотоаппаратом наперевес. Кроме как «глупость», это все не вызывало у Дианы никаких реакций.
- Не буду я тебя осуждать за подобное предложение. Мне важнее, чтобы ты жила, чувствовала этот мир, получала какие-то радости от него. Не была комком тлена, катящимся по переулкам. Все равно ничего хорошего в этом нет. Так что лучше ты станешь вампиром или слугой вампира и при этом радоваться, переживать и вдохновляться буйством жизни, чем будешь человеком, который будет только пропитываться желчью, пока в какой-нибудь момент не начнешь состоять из нее одной.
Злобно фыркнув в ответ на подобное предложение, Диана продолжила слушать на ходу. Дорога к дому выбиралась совершенно бессознательно, в нервах словно была зашита карта города, по которой тело само выбирало нужный путь к дому. Потому большая часть внимания уделялась собеседнице. Правда, некоторые слова были непонятны Диане, в частности, что за Принц такой. Ведь новостей она не смотрела, в иерархию вампиров не вникала. Но интуитивно понятно было, что подобным титулом называют какое-то начальство.
- Я хочу изменить свою жизнь, кардинально. С ног на голову. И если это можно сделать без обращения в нечисть или слугу, то почему бы и нет. И наоборот, если меня, к примеру, сделают слугой и просто будут время от времени использовать для подпитки, то такой вариант не очень. - Диана решила просто все-таки расставить все по своим местам. А то мало ли, вдруг опять ее будут использовать без малейшего шанса на какую-то ответную услугу — к черту тогда все это.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [04.04.11] Ghosts in Chains and Splash of Blood