https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [12.04.11] Binded. In all senses


[12.04.11] Binded. In all senses

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Время: почти ночь.
Места: поначалу - полицейский участок. А дальше посмотрим.
Герои: Diana Stillman, Annie Duval
Сценарий: Диана опять попала в какую-то проблему. Теперь только она связана с вампиршей. Которой ну явно не все равно. И она заставит хмурую девушку что-то поменять в своей дрянной жизни. Ведь их жизнь теперь должна быть пропитана изменениями!

0

2

- Как-то глупо получилось. Видимо, довольно быстро тут все-таки закончилась заброшенная территория. Беда. Да еще и ее нехорошо подставлять. Сейчас хлопот будет много.
– Идут в пень. Оперативным шагом. Пусть свой идиотизм оправдывают как хотят, - Диана молча смотрела прямо в дуло оружия, которое было направлено на нее с поднятыми пустыми руками. Каин был прав, получилось действительно глупо. Она сама толком не поняла, когда успела попасть на охраняемую какими-то вояками территорию. Да еще голове неплохо так гудела от алкоголя и ее слегка мутило. Было видно, что охранники были не в духе. Ну, в общем, а кто был бы в духе, если бы приходилось задерживать на контролируемой зоне нетрезвую девушку неформалку, которая, походу, сама не понимала, как тут оказалась. Один человек направил на нее оружие, а второй весьма неаккуратно лапал. Правда, несмотря на то, что он обнаружили и нож и электрошокер, все это не перекочевало в карман мужика, а лежало у него на руке. Все-таки одно было хорошо в американском законодательстве – очень и очень внимательно относились к частной собственности и потому изымать вещи и присваивать себе никто никогда не собирался.
- Ладно, повели ее на проходную. Копы уже приехали, у себя будут разбираться.
«Вот дерьмо. Это да, это надолго.» Настрой вошел в крутой пике и выходить из этого неконтролируемого падения не собирался. К тому же от опьянения остались только плохие стороны в виде трещащей головы. Шум голосов поднимался, раздражая, отвлекая, заставляя потихоньку желать удариться обо что-нибудь головой. Единственная проблема – теперь это совсем бесполезно с учетом ее новых особенностей. К тому же она поступит определенно нехорошо по отношению к Анни. «Да уж. Пора привыкнуть, что я за нас двоих в ответе. И если будет плохо мне – будет плохо и ей.»
***
- То есть вы просто гуляли по заброшенной территории в нетрезвом виде. Все здорово, но нет ни документов, удостоверяющих вашу личность, ни даже водительского. Доказательств того, что вы занимались промышленным шпионажем, у нас, к счастью, нет, хотя наличие у вас дорогой камеры, конечно, было вам не на пользу – может, снимать собирались. Есть родственники или друзья у вас здесь, юная леди? Позвоните им, чтобы внесли за вас залог. И попросите захватить ваш паспорт. На этом тогда ваши неприятности закончатся.
«Мрак. Просто кошмарные люди. Сколько я должна была это терпеть. И как, черт побери, я должна достучаться до Анни? «Анни, возьми мой паспорт, он хрен знает где в моей комнате!». Я даже не могу придумать подходящего эпитета, насколько это глупо думается. А телефон для слабаков.  Определенно.» Диана молча, словно истукан, сидела на стуле и смотрела в пустоту, испытывая настроение, близкое к фрустрации. На столе перед ней были разложены рядком, которые были у нее при себе, а напротив стоял полицейский, который немного хмурым взором глядел на нее и ждал, когда неформалка начнет обращать внимание на реальный мир. Она, впрочем, продолжала ничего не делать, чувствуя себя крайне глупо. День был убит просто из-за тупого невезения. Надо было ей войти в заброшенное здание и, выйдя с другой стороны, побродив немного, оказаться в каком-то совсем неправильном месте, полном мужиков с оружием.
- Ну, либо она нас спасет, либо придется посидеть немного дольше. Ладно, давай, может, что-нибудь интересное обсудим в таком случае. Все-таки вряд ли мы в текущей ситуации сможем его в чем-то убедить. С нашей-то гудящей немного головой. Хотя уже легче. Регенерация, видимо, мешает основательно напиться.
- Ну, видимо, делать действительно нечего. Я даже не знаю, в каком именно я участке. Черт. Кстати, а есть ли у Анни ключи от моей квартиры. Приглашение приглашением, а замок никто не отменял.
- Ну, это уже сейчас не от нас зависит. Может, подумаем о чем-нибудь попроще? О том, насколько это общество забавно, местами. Вот как думаешь, люди ли победили вампиров или же вампиры подстроили систему под себя?
–Не думаю, что Анни понравится эта тема.

+1

3

Знала ли Анни, на что подписывается? Возможно нет, но она догадывалась. После неожиданного знакомства с неким Каином, голова у девушки пошла кругом, но разбираться с голосом в первый же день не стала. Теперь ведь и в ее голове было много чего, что она пыталась поставить по полками и выставить щит, но с последним, проблем гораздо больше.
После небольшой прогулки несколько дней назад, Анни вернулась в цирк, дав Диане отдохнуть от ее постоянного общества. И как оказалось, она зря это сделала, да вот только вампирша была увлечена совсем другим в тот момент, что прослушала часть диалога в своей голове. Француженка, сидела в своей комнате за письменным столом, склонившись перед несколькими листками бумаги. Пытаясь что-написать или продолжить то, что было не закончено. Вот только мысли, то уводили куда-то вдаль, то Анни просто сидела как статуя, не думая ни о чем. Оказалось, и такое возможно. Сидеть, с опущенной головой на ладошку и смотреть в пустоту. Правда, это продлилось не так долго, потому что из этого состояния, Анни вывели чужие мысли и не только волнение, но и прочая ересь, что она успела почувствовать. Алкоголь, вкус сигарет. Ощущение как у Дианы, немного опьяненное. Противное и омерзительное, что Дюваль поморщила носом и опустила свои обе руки, быстро встав с места и подойдя к зеркалу. Девушка видела свое отражение и то как оно скривилось. Спрашивать, что там художница начала делать, Дюваль не стала. Она быстро сменила легкое белое платье на черные джинсы и на белую майку и вышла из своей комнаты. Единственное, что она не переобула, были туфли.
Вампирша вышла из цирка, удерживая свою походку и стараясь сильно не привлекать внимание. Ей это удалось, но и голова начала пухнуть от разговора двух лиц. А точнее, от шизофрении Дианы, которая развилась у нее еще с детства. Анни старалась не лезть, но ДВА человека в ее голове, это уже слишком. Если Софию она чувствовала, то здесь был целый диалог.
- Ну, это уже сейчас не от нас зависит. Может, подумаем о чем-нибудь попроще? О том, насколько это общество забавно, местами. Вот как думаешь, люди ли победили вампиров или же вампиры подстроили систему под себя?
–Не думаю, что Анни понравится эта тема.

«Вы можете оба помолчать? Пока я думаю и вникаю историю, которую пропустила несколько минутами ранее.» Уже не вытерпела Анни, останавливаясь недалеко от улицы цирка, протирая виски и закрывая свои глаза. «Диана, ты где? Какого тебя занесло в полицейский участок?» Спрашивала Анни, пытаясь проникнуть в разум девушки и увидеть все своими глазами. Голова почему-то у Дюваль раскалывалась как грецкий орех, но это скорей всего из-за выпивки, которую пригубила художница. «Отлично. Или ты забыла, что на мне сейчас это тоже сказывается?» Проговорила Анни, проглотив комок, подходящий к самому небу. Если ее сейчас стошнит на улице, зрелище будет еще то. Люди могут подумать что угодно. Начиная от банальной беременности и заканчивая неудачной выпивкой, которой могла отравиться девушка.
Выпрямившись и осмотревшись, Анни поняла, что идти к своим сейчас без толку. Она итак принесла проблем, так еще окажется самым смехотворным, что она не справилась со своим слугой. Нужно решать проблему самой и вытаскивать непутевую художницу, которой захотелось на одно место больших проблем. За которые теперь жизнь и Анни стоит под угрозой. Сожалела ли Дюваль?  Немного может быть и да, но она как-то не успела и подумать на эту тему. Что ж, один раз девушка решила простить Диану, поэтому и идет за ней. Правда, еще не зная куда. «Документы, я так полагаю, я взять из квартиры не смогу. Мешает замок. Я конечно могу попробовать воспользоваться своей силой, но тебе потом придется менять свою дверь или окно. В худшем случае, меня могут поймать за проникновение на чужую собственность.» Усмехнулась Дюваль. И все же, это не привычно, когда твои мысли читают и знают, о чем ты думаешь. Но Анни старалась реже углубляться в свои мысли и поэтому могла молчать подолгу.
«Что ж, я могу упростить твои поиски и попасться с поличным. Или ты мне все же как вы говорите, нароешь информацию и скажешь где ты» Разговаривала мысленно Анни идя по улице. Остатки бурной «вечеринки» стали развеиваться, но горький привкус оставался на губах Анни. «И в следующий раз, когда будешь пить эту…» Дюваль удержала свой язык от грязных слов, хоть и хотела сказать так как вертелось у нее, но она промолчала на минуту думая заменить слово более мягким. «… гадость, заставлю мучиться рядом с туалетом, еще вручу отличный прибор – зубная щетка и нить.» Сказала Анни телепатией, переходя уже перекресток. Она все же решила попробовать добраться до квартиры Дианы и там что-то решить, но может быть и по дороге, информация нужная девушке, будет получена. Тогда и возиться долго не придется, чтобы вытащить художницу из тюрьмы. «Или где-там тебя держат.» Со вздохом подумала Анни, переходя улицу и осматриваясь по сторонам, чтобы не попасть под машину. А то, с такими мыслями, можно это легко сделать.

Отредактировано Annie Duval (31.07.15 03:08:48)

+1

4

Ну вот прилетела беда, откуда не ждали. Во всяком случае, разговор с Каином о политическом аспекте жизни вампиров пришлось отложить из-за того, что в голову неожиданно постучалась Анни, которую Диана в каком-то смысле умудрялась до этого игнорировать. Не то, чтобы ей было наплевать на вампиршу, но улавливать каждую мысль и эмоцию и пытаться все это понять на чистой инерции девушка уже отучилась. Бессвязную речь в своей голове она отучилась фильтровать, осталось только научиться точно понимать, когда Анни обращается к ней, а когда думает о чем-то своем и лучше сидеть тише воды ниже травы. Впрочем, сейчас вот прилетело все вполне однозначно.
- Ну, «какого» вопрос больше к тем болванам, которые проектировали периметр. Я даже пьяной обычно замечаю, что дорога впереди закрыта забором и не лезу туда, где мне явно не рады. Закрытая территория должна быть закрытой достаточно наглядно.
- Не думаю, что здесь сейчас важно. Разберись где ты. А там уже потом будем разбираться, кто виноват, - Каин достаточно категорично оборвал поток размышлений по поводу некомпетентности службы безопасности предприятия, на которое она умудрилась забраться. Вздохнув обреченно, Диана медленно протянула руку к своему мобильному телефону, лежащему не столе. «Да, я пью. Но если ты слышишь их, как слышу их я, то ты, наверно, понимаешь, зачем я это делаю. Если для тебя нас всего двое, а не пара сотен, то тебе везет». Художница и сейчас слышала голоса в своей голове, все-таки алкогольное опьянение уже улетучилось, оставив лишь похмелье, которое давило на голову. И потому эта безумная какофония продолжалась из людей, чего-то упрашивающих, нудящих, вопрошающих. Среди них были те, кто сейчас живы и те, кто уже умер, но они все в той или иной мере оставили отпечаток на памяти Дианы, потихоньку подтачивая ее рассудок.
- А какой адрес этого участка? - решила спросить художница у полицейского, который все так же стоял перед ней. Все-так было куда проще, чем если она будет при помощи навигатора, который может и не поймать сигнал, выяснять. Хотя она ой как не любила полицейских, которые были часто ну очень предвзятыми. Особенно с учетом ее внешнего вида, они были готовы нередко повесить на нее многое из того, чего она не делала. Особенно с учетом того, что у них все-таки были возможности превратить ее в решето, если она сделает что-то, что будет  расценено, как агрессия.
- Черч роуд, двадцать один, - полицейский сказал даже как-то облегченно, видимо, решив, что ему действительно удастся по-быстрому разобраться непонятной задержанной девушкой. Набирая смску, отвернув экран от мужчины, Диана мысленно повторила адрес, но в последний момент удалила ее, так как отправлять, по сути, было некому. «Анни, разворот. Это гребанный север. А моя квартира на юге. Ты так только время убьешь.»
- Моя… подруга, - неформалка все-таки подобрала более социально приемлемое описание для Анни. Ну нельзя же сказать, что она – ее Мастер, а Диана – ее слуга. Неправильно поймут, - вероятно, сможет внести залог, но вот в мою квартиру за документами, она, наверно, не попадет – у нее ключей нет.
- Ну, свой-то паспорт у нее должен быть. - справедливо заметил полицейский, на что Диана кивнула, решив, что с подобными утверждениями все-таки надо соглашаться, каковой бы не была правда. «Ну, надеюсь, ты достаточно убедительна, чтобы сказать им, что у тебя есть паспорт.»
Диана решила тихо ждать и помалкивать. Довольно глупо было то, что денег-то у нее самой хватило на выплату залога. Но отсутствие документа все убивало напрочь.

+1

5

Слушая мысленно в голове голоса, Анни попыталась не упустить не одной зацепки и важной информации. Улицу она была готова услышала, но вопрос еще был в том, где ее искать и в какой части города. Поэтому, Дюваль остановилась, когда перешла дорогу, недалеко от стены высокого дома. На встречу ей, чуть не столкнулся с ней мужчина лет сорока. С сигаретой зубах и с зеленой бутылкой пива. Заметив ее глазами, Анни вспомнила, как минутами ранее, нечто похожее ощущала на своих губах, что ее вновь начало тошнить. Уже от странной реакции, от увиденного. Но к счастью для него, он прошел мимо и не стал злить вампиршу. "Я слышу не все, урывками. Но лучше было бы нас двое, а не несколько в моей голове." Прокомментировала сухо Дюваль, поворачивая голову назад. Когда же Анни получила информацию о точной улице, то девушка недовольно хмыкнула, развернувшись и пытаясь предположить, где в какой стороне находится этот север. "Не знаю, не знаю. Паспорт я еще фальшивый не получила. Но, мне все равно надо придумать, как тебя вытащить. Принуждение, я не могу использовать." Передала девушка, наклонив голову набок и обдумывая, что ей сейчас делать. Она могла бы вернуться в цирк, но до нее никому нет особого дела. Могла обратиться и к людям за помощью, но в данный момент, улица вновь стала пустой и безлюдной. "Сама найду, как-нибудь." Обреченно подумав и покачав головой, Дюваль направилась в другую сторону из которой шла. Пытаясь и по пути покопаться в воспоминаниях Дианы, чтобы точно определить место ее задержания и то, как везли или вели девушку участок. Как оказалось, расплывчатые картинки тоже могут дать неплохую информацию и помочь урезать время. Или правильно сказать, выиграть время. "Подруга? Если это была лесть, то можно было и просто сказать знакомая." С усмешкой сказала про себя француженка, но также и желая улыбнуться. Только, если это и действительно так, то у девушки появился еще один друг, с которым можно поговорить. Да вот, приходится в данный момент мысленно. "В прочем, неважно." Добавила Дюваль, идя по узкой улице, на которую вышла из угла. На ней также пусто, но горят различные вывески с надписями кафе, баров. Вампирша даже наткнулась на ювелирную лавку, что еще горела огоньками и сувенирную. Это ей показалось весьма странный, особенно после того, как она подняла свою руку с часами и взглянула на время. Идти она старалась быстро, но добравшись до людской зоны, притормозила свой шаг и с не особой уверенностью, подошла к одному из парней. Что стоял со своими друзьями у круглого столика.
-Добрый вечер. Как мне пройти до Черч роуд, двадцать один? - попыталась она сказать это вежливо, но девушке так и хотелось взглянуть на этого парня высокомерно. Да и на всех людей стоявших и любопытно рассматривающих вампиршу. Их взгляд, Анни ощутила на себе, даже на затылке.
- Зачем тебе? Может, поедем ко мне? - поинтересовался позади нее один парень. Анни медленно повернула свою голову назад, затем развернулась и встретилась со взглядом карих глаз, в которых мелькали огоньки алкоголя. И от него не только несло им, да еще и запахом секса и прочей отравы, что можно было в себя накачать.
- Может быть, как-нибудь в другой раз. - насмешливым тоном проговорила Дюваль, ожидая от мужчины каких-то еще слов, но ее отвлек тот самый парень, которому она обратилась первым.
- Это почти недалеко, несколько кварталов, по той улице. - у этого парнишки, был приятный голос, что Анни со спокойным видом поблагодарила его и направилась в указанную ей сторону. Убрав руки в карманы своих джинсов, Дюваль с опущенной головой шла вперед, прислушиваясь и к различным звукам и шорохам. "У меня плохое предчувствие. Надеюсь, что и я доберусь без происшествий." Подумала девушка, обернувшись назад. Тот мужчина, что предлагал ей поехать с ним, направился за ней и вмиг  когда Дюваль повернулась назад, обнял ее.
- Ну, куда-ты так спешишь? Давай познакомимся поближе... - одна его рука легла француженки на плечо, но шатенка быстро ее скинула и оказалась прямо перед мордой этого типа. Ее рука, каким-то образом оказалась зажата его пальцами, а сама девушка, через секунду оказалась прижата в стенку. Чужие губы соприкоснулись с и ее и весь этот вкус сигарет, алкоголя, Дюваль почувствовала вновь. Шатенка резко оттолкнула мужчину в сторону, вырываясь из его хватки. Благо, сила вампира ей помогла, но и  с ней, пришли и проблемы. Анни слишком резко вырвалась, что умудрилась об стенку кирпичного дома, приложить голову мужчины. У него точно останется шишка и кровавый потек, но сейчас ей главное побыстрее скрыться. "Я только что, совершила запрещенное. Надеюсь, я его не убила." Но откровенно говоря, Дюваль хотела это сделать. Только стояла сейчас она как вкопанная и смотрела за тем, как упало большое тело на землю и на голове виднеется алая жидкость. Запах крови. Сразу можно почувствовать, относясь к расе вампира. Правда, опускаться и проверять пульс, француженка не стала. Как только этот зашевелился, Анны быстро направилась от него, прячась и за углом. "Живучий попался." Подумала Анни, но и передавая своей интонацией все отвращение к этому человеку. Ведь так, она могла его убить. Сегодня ему повезло. "Но если он также будет прожигать свою жизнь, то не доживет и несколько лет." Совсем сдержано проговорила Дюваль, выходя из другого переулка и осматриваясь по сторонам. "Кажется, я на верном пути... жди..или ждите..."

Отредактировано Annie Duval (01.08.15 18:15:50)

+1

6

- Скоро придет. Минут через двадцать, может, полчаса.
Диана откинулась на спинку стула, положив руки на затылок и приготовилась ждать. Утомительное дело, прямо морока. Во всяком случае, девушка даже не думала о том, чтобы как-то развлечь себя. А что ей делать? Девушка вообще не умела ждать толком – ибо опыта особого не было. Ей редко приходилось кого-то ждать, кроме разносчика пиццы, но то всегда бывало дома, а уж дома заняться было чем. Там был ноутбук, там был мольберт. Нормально, короче, было ей. А здесь нечего было почитать, не посмотреть. Даже порисовать не дадут. Хотя, конечно, всерьез ее явно не воспринимали. Разве что отложили некоторые ее вещи на столе довольно далеко, чтобы она не могла быстро до них дотянуться. К тому же она была под наблюдением у нескольких полицейских, судя по тому, что недалеко, за стеклами, сидели дежурные, которые занимались своими делами, но в принципе, держали ее в поле зрения. Все-таки она действительно не сделала ровным счетом ничего дурного. Просто оказалась не там где надо без документов и немного нетрезвая. Так что не относились к ней, как к маньяку какому-нибудь, даже в камеру не посадили, а оставили в кабинете.
«То, что я назвала тебя подругой, скорее было бы с одной стороны, достаточно весомым для того, чтобы ты за мной приехала. Ну а если серьезно, я пока вообще не могу придумать слова, насколько ты важна для меня. Впрочем, плохая ситуация для подобных признаний. Но просто «подругой» называть довольно глупо, с учетом того, что наши с тобой жизни зависят от каждого из нас.»
- Потом, все потом. Успеешь еще в любви признаться.
«Говна кусок ты». Диана сидела немного хмурой и продолжала ждать. Задница уже затекла, потому девушка встала, привлекая внимания полицейских, потянулась и села обратно. Кровь по венам все равно разогнать надо было. Тот полицейский, который с ней вел беседу, тоже поднялся и отошел к кофейному автомату. Вернулся он, как бы не было удивительно, аж с двумя стаканчиками горячего напитка и протянул один девушке. Диана приняла молча кофе и, молча кивнув в знак благодарности, отпила пару глотков. Подействовало очищающее. Видимо, один наркотик, чуть горьковатый и бодрящий, компенсировал седативный эффект алкоголя.
«Прям доброжелательность так и прет». Мысленно саркастически хмыкнула художница. Все-таки она была слишком циничной, чтобы воспринимать подобный столь бескорыстный поступок как что-то хорошее. Скорее это было подозрительно. Может, он сейчас втираться в доверие, а потом домогаться будет. Мерзость.
«Да уж. Печально, что еще сказать. В современном мире, к сожалению, эти треклятые бумажки важны. Ладно, разберемся.» Прокомментировав мысленно отсутствие паспорта, Диана решила не особо гадать, каким же образом они все-таки все это провернут. На самый крайний вариант все-таки было то, что она заберет ключ и деньги, после чего съездит на такси до ее дома и заберет треклятый паспорт Дианы. Хотя это будет апофеозом идиотизма и следованием буквы закона. Может, хватит того, что по городу ходит еще один человек, который в курсе, что Диана является гражданкой Штатов и живет в Сент-Луисе.
«Могла бы мне описать точно, где ты находишься и я бы сказала, куда тебе идти». подумала Диана, узнав, что Анни выясняет у кого-то местоположение искомого адреса. Сама художница и искательница трупов действительно знала весь город практически от края до края. Все-таки она бродила по нему постоянно, пока не выучила наизусть.
Диана следила за вампиршей, несмотря на то, что разумом она старалась не переживать по поводу того, что Анни во что-то вляпалась. Все-таки  у нее нечеловеческие силы, разберется как-нибудь. Но все равно, надо было следить. Потому Диана попивала кофе и прислушивалась к тому, что происходит в ее голове, прилагая незаурядные усилия. Однако, судя по тому, что ей сказали ждать, надо было дальше ждать. Потому попивая кофе, художница продолжала отсиживать задницу. Спать не хотелось, вся ночь еще была впереди.
«Нам надо будет после всего этого поговорить об алкоголе и сигаретах. А то я уже подустала концентрироваться на мысленном диалоге. Сил отъедает немало».

+1

7

Согнув свою тоненькую бровь, Дюваль еле заметно улыбнулась мыслям Дианы и покачала головой. Об этом им стоило поговорить ранее и лучше сразу после появления их связи. Но век учись,  век живи. Жаль, что некоторые не могут и первое.
Оглядываясь назад, Анни шла вперед,  целенаправленным шагом. "Если напротив то,  то жди.  Я уже рядом с..." Не договорила Анни, остановившись у ступенек участка. Шатенка осмотрела здание,  немного напрягаясь. "Ну,  каков план?" Скорей,  сама себе проговорила Анни. Небольшое волнение возникло в ней, когда она поняла, что стоит уже у двери и что сейчас многое зависит от нее. Также появился страх, что у нее ничего не выйдет. "У меня не получится." Чуть прикусив нижнюю губу, подумала девушка. Именно в этот момент, она почувствовала себя слишком слабой и беспомощной. Вампир. А сделать ничего не может. 
Шатенка взяла себя в руки и стала подниматься по узким ступенькам. Ее рука, плавно легла на ручку двери и та,  с легкостью открылась. Вампирша зашла в небольшой коридор и заметила ресепшн, за которым сидела уставшая дежурная,  ожидавшая своей последней смены. Но услышав, что кто-то зашел,  подняла голову и посмотрела на Анни. 
- Доброй ночи. - вежливо начала Дюваль. -У меня подруга здесь, попала она по глупой причине. И забыла свои документы дома. Я с...- девушка прикусила язык, быстро думая, что сказать. Могут попросить данные с работы и паспорт. Которого как выяснилось, у Анни нет. - С спросонья, вылезла только что из-под одеяла. Могу я забрать ее? - проговорила она,  стараясь быть убедительной и настоящей.  - Я о Диане С...
- Да. Некая девушка с таким именем поступила,  как она нам сообщила. Но сейчас, она на допросе.  Дождитесь,  пока ее отпустят. - ответила женщина,  сразу же возвращаясь к своей работе.  Анни немного ошалела,  глядя на нее,  но сдержала свое возмущение.  "Меня решили не впускать. Ты там,  никаких секретных объектов не находила?  Или ничего не взрывала." Немного шутя проговорила шатенка,  подходя к стендам "их разыскивает полиция" .
- Вот, она! - послышался голос со стороны и Анни повернулась на его звук. Это был тот мужчина, что пристал к ней.  - Эта девушка,  угрожала мне!
Глазки Анни округлились. Теперь она виновата в том,  чего не совершала. Смешно, а вот уставший полицейский не горел особым желанием это выяснять. 
- Гражданочка.  Это Вы ударили этого мужчину?
- Я защищалась. - твердо ответила Дюваль.  - Он стал ко мне приставать. Когда мне нужно, забрать свою подругу из-под ареста. - говорила она спокойной,  но чувствовала себя уже не очень хорошо.  Анни могла или сорваться или уйти в свою меланхолию. "Я попала. Причем сильно."

Отредактировано Annie Duval (03.08.15 16:33:45)

+1

8

«Ты только в церковь не иди, а так не страшно,» отметила Диана, все-таки улица, на которой находился полицейский участок, имела весьма однозначное название. Да еще, если судить по ее воспоминаниям – весьма заслуженно, храмов было вроде как несколько штук. Художница, правда, не в курсе была, как именно вампиры реагируют на посещение мест, связанных с религией, но вряд ли что-то хорошее.
Диана допивала кофе и гадала, как скоро все-таки придет Анни по ее душу. Как оказалось – довольно быстро. Разговора художница не слышала, но чувствовала ее мысли по поводу того, как она общалась с кем-то по поводу освобождения. Обрывки фраз, потихоньку растущее беспокойство, да и то чувство, что она довольно близко, посетило Диану. Общаться словно стало куда легче.
- Она приехала, -кратко заметила девушка. Полицейский глянул на нее немного косо. Он-то не имел слуховых галлюцинаций, но все равно не услышал что-то определенно. Однако он встал и выглянул из кабинета. Диана заметила, что он действительно кого-то увидел и даже думал взмахом руки подозвать, но тут внезапно остановился. Художница немедленно переключила внимание на то, что происходит с Анни, хотя уже устала концентрироваться и следить за вампиршей. Как оказалось – пьяный мужик оказался куда бодрее, раз после алкогольного марафона и удара по голове умудрился не только встать, но еще и догнать девушку. Можно только позавидовать его здоровью и выносливости.
Однако шутки шутками, а проблема была. Диана ясно чувствовала тяжелое состояние своего Мастера, чтобы понять, что на этот раз помощь определенно требуется. Хотя это, безусловно, было ироничным из-за того, что вампирша-то обладала кучей возможностей, недоступных простым людям. Вот только законы связывают по рукам и ногам.
- Так, без паники. Укажи им, что он пьян. Это просто колоссальный минус ко всему, что он скажет и покажет. Конечно, лучше бы тебе вообще отрицать свою причастность к тому, что ты его вообще видела. Ну ладно, поздно. Достаточно сказать, что ты его толкнула, он споткнулся и упал на спину. Это вполне рабочая версия. Алкоголь притупляет реакцию, он мог упасть со всего маху на затылок.
- Анни, Каин сейчас прав. В любых ситуациях с законом используй все, что есть, чтобы очернить оппонента и выставить себя невинной до тех пор, пока тебе не всунут надежные доказательства твоей вины. Ты не обязана свидетельствовать против себя и своих близких. Ко всему прочему, презумпция невиновности работает. 
Художница немного удивлялась тому, что искренне хотелось успокоить вампиршу, при основанием для подобного желания было не какое-то раздражение, что мол, ей нервный Мастер попался, а скорее было какое-то сопереживание. Сама с себя удивлялась, однако с учетом того, что она с Каином на пару выдала какой-то ворох советов, все должно получиться. Потому что стоит полицейским банально подойти поближе к пьянице и учуять запах спиртного, то все внимание будет сфокусировано уже на нем и как именно там вампирша толкнула человека – будет уже неважно. «Ну, если меня еще под шумок можно будет вытащить, будет совсем хорошо. Но это как-то маловероятно. Хотя, можешь назвать просто номер счета из моей головы, веди себя максимально уверенно, мол тут тебе вообще все чуть ли не должны. Иногда срабатывает.» Диана припоминала, что уверенность – практически залог успеха в подобных делах. Все-таки, если нервничать, полицейский это заметит и решит, что есть что скрывать. А так действительно могут просто поверить, что ситуация именно такая, какая она есть.

+1

9

Даже, если это было и так, то Анни все равно решила держать свою позицию и при случае защищать свои права. "Я постараюсь быть убедительной и не сорваться." Передала мысленно Анни, пообещав, что сдержит себя в руках и сделает все, чтобы выйти из этой ситуации. Она и пыталась вести себя сдержанней и уверенней, и даже по ее лицу нельзя было сказать, что она слишком напугана или готова сорваться на крик. Шатенка только немного расширила свои голубые глаза и сделала шаг вперед, убирая и руки свои в карманы джинсов. Дюваль посмотрела на полицейского, которому искренне посочувствовала, что у него такая работа. Но жалеть его долго не стала. Его выбор, его жизнь. Переведя спокойно свой взгляд на обвинителя, Анни про себя усмехнулась, но не стала ничего говорить Диане. Она была занята изучением личности перед собой. Пытаясь по-убедительней придумать свою невиновность.
- Этот человек пьян и несет не понятно что. Разве я, хрупкая девушка, могла напасть на здорового мужчину и снести ему череп? - Анни проговорила это спокойным голосом и перевела взгляд на полицейского, который стал колебаться, смотря на мужчину.
- Она лжет!- возмущенно проговорил мужчина, удивленно уставившись. Он наверное думал, что девушка впадет в панику или начнет тут кричать и махать как истеричка руками. Но. Только не Анни. Конечно такое безразличие к ситуации может и вызвать какие-то подозрения, но вряд ли. После наигранного взгляда француженки, которая немного с испугом смотрела на представителя закона.
- И Вы, еще станете верить ему? Проверьте его!- проговорила Дюваль отдав жест правой рукой в сторону пьяницы и наркомана. - Я ничего ему не сделала, только высвободилась из его хватки и помчалась сюда. - настойчиво заверила Анни, переведя свой взгляд на мужчину, которого начало немного шатать, когда он сделал шаг к шатенке и хотел ей что-то сказать. Но Анни сделала шаг назад, чуть не визгнув для наигранности. Да и здесь наконец-то ожил полицейский и перегородил мужчине дорогу.
- Гражданин. Пройдемте со мной. - строго, пусть и устало проговорил молодой человек, но он похоже почувствовал запах спиртного и прочей дряни, которую прекрасно чувствовала вампирша. "У полицейского насморк и заложен нос." Чуть весело передала девушка, потому что ситуация показалась ей забавной и нелепой одновременно. А ведь Дюваль сейчас, ничего и не сделала. Она и к способностям не обращалась, а старалась только говорить наигранно и уверенно. Конечно не всегда ее игра работала, но практика никогда не помешает. Шатенка облегченно вздохнула, когда мужчину похлопали по плечу и повели в кабинет для допроса или куда их там ведут для задержания. Что ж, первая проблема в лице этого типа, была решена. Оставалась другая, более важная из всей этой истории. Анни сделала шаг навстречу, где увидела выглядывающую художницу. Но, несколько секунд и перед глазами расплывается все. Анни ощутила, как начинает приседать и облокачиваться об белую стенку, которая оказалась рядом. "Я не использовала способности..." Передала Анни, чтобы Ди не думала, что для всего этого ей пришлось переступать правила вампиров и применять принуждение. Нет. Здесь скорей всего была проблема в голоде, что неожиданно взял вверх над вампиршой. Когда она последний раз питалась? Было несколько дней назад. И вот к чему это привело. Стоило ли ей говорить художнице, что не всегда питается нормально? Скорей всего стоило. Иначе бы сейчас себя так паршиво бы не чувствовала.
Анни слышала голоса, разбирала их и пыталась уверить подошедших в том, что все нормально. "Не волнуйся. Это может быть и моя психическая реакция. Или помутнение разума моей личности." Попыталась уверить Дюваль, выпрямляясь и настраивая свое зрение.
- Простите. Я видимо заработалась, что и простой сон мне не помог. - соврала вампирша, чтобы не вызывать подозрений и чтобы люди не стали вызывать скорую. - Это пройдет. Могу я забрать ее? - проговорила девушка, посмотрев уже на человека, что видимо и держал Диану в кабинете. - Обещаю, я присмотрю за ней. И она больше не станет лезть туда, куда не следует. Да и еще не в трезвом состоянии. - Анни улыбнулась своей милой улыбкой глядя на Диану. "Будь послушной девочкой. И душкой иначе на нем применю принуждение." Немного ехидно отозвались мысли Анни, которая осторожно взяла художницу под руку. - Так, я могу забрать ее и Вы закроете это дело? - поинтересовалась француженка, переводя свои голубые глаза на парня. "Твои голоса в голове, хотя бы раз замолкают? Пора лечить эту проблему. Они отвлекают меня от своих мыслей."

Отредактировано Annie Duval (03.08.15 17:13:19)

+1

10

Диана сидела неподвижно, пытаясь прислушаться уже к голосам, что звучат откуда-то из коридора. Сквозь пелену из бессмысленной какофонии шепота это было сделать крайне сложно – все-таки расстояние было не самым маленьким. Хотя она уловила то, что Анни последовала их с Каином совету и начала усиленно указывать на неадекватность того мужика, который вздумал в чем-то ее обвинять. Не смотря на то, что Диана вообще презирала правила социума, она старалась играть в их рамках, чтобы получать меньше проблем на свою голову. Потому она одобряла в целом действия своей подруги, хотя и не могла не отметить опять-таки ироничность ситуации – обладая различными способностями к убеждению, она тоже пыталась выиграть в рамках законов. Но все равно было важно то, чтобы эта дрянная ситуация закончилась как надо. Диана осознала это и вдруг сильно удивилась тому, что ее почему-то вообще волнует эта ситуация. Что на самом деле было очень странно. Обычно ее пофигизм распространялся на многие вещи. И несмотря на то, что она за решеткой не сидела даже несколько суток, особых страхов по этому поводу она не испытывала. Ей было вообще довольно пофиг на то, просидит она в каком-нибудь карцере или нет. А сейчас вдруг волнует. «Хммм, внезапный приступ эгоизма? Или же все-таки что-то еще?»
- Потом, детка, потом разберешься. Сейчас ты немного мешаешься ей со своим маленьким психоанализом.
Диана вздохнула и продолжила терпеливо ждать, слушая голоса из коридора. Хорошо хоть все закончилось с помощью одной довольно хорошей фразой полицейского, которая часто действует отрезвляюще на многих. Ибо почти всегда, даже с любой интонацией, это оказывает давление банально при помощи прав этих людей в униформе.
А вот дальше, когда Анни уже показалась где-то в проеме в коридоре, стало уже как-то еще легче. Все-таки Диане было куда приятней видеть своими собственными глазами, а не просто слышать мысли в своей голове. Все-таки видя их, воспринимать их было куда легче для художницы, которая во многом опиралась на свое зрение.
Вот единственная проблема – ее Мастер чувствовал себя явно нехорошо. «Э, ну что же ты делаешь… Нет, не надо нам тут…» Девушка сама не поняла, как оказалась на ногах, да еще и рядом с выходом, не сводя глаз с шатенки. А ведь до этого сидела за столом в трех метрах от двери Разве что дальше пройти ей помешал полицейский, все еще стоящий в проходе, который перевел взгляд с Анни на саму Диану. Художница уперла молчаливый взгляд в мужчину, слушая мысли вампирши. «Давай, мужик, шевели извилинами и отойди в сторону, пусти меня к ней, не заставляй меня бить тебе в пах». Однако прежде чем ее пропустили, Анни выровнялась и объяснилась даже. Тихо выдохнув, Диана медленно вернулась к столу, на котором были разложены ее вещи. Садиться, впрочем, она не спешила, ожидая, когда вампирша сама дойдет и выскажется. Впрочем, с некоторым беспокойством художница продолжала наблюдать за ней, чувствуя прекрасно, что тут уже явно не ей нужно сопровождение.
- Да, впредь буду осмотрительней, - достаточно спокойно и уверенно высказалась Диана. Особого рвения в сторону лучшей жизни она не демонстрировала, ведь чем больший энтузиазм проявишь, тем меньше в него поверят.
Полицейский переводил взгляд с одной девушки на другую и думал. Потом вздохнул и, потерев переносицу, набрал номер на телефоне. Было видно по человеку, что он уже устал, ему реально не хочется копаться с этим делом, котором все равно не было никаких оснований подозревать Диану в чем-то кроме прогулок в нетрезвом виде.
- Проверь адрес, указанный в деле. Кто в жильцах значится?
- Диана Стиллман, восемьдесят девятого года рождения, Детроит... – раздалось после минутной задержки.
- Спасибо, отбой, - офицер прервал словоизвержение и, повесив трубку, и повернулся к девушкам- Помимо прочих нравоучений, носите паспорт, в конце концов. Он не просто так выдается. В течении двух дней вам пришлют штраф или произойдет списание со счета, если таковой имеется на ваше имя. И поймайте такси.
Диана поняла это как сигнал на выход и, довольно оперативно побросав свои вещи в сумку, пошла на выход вместе с Анни, лишь кивком попрощавшись с полицейским. По пути она аккуратно взяла под руку вампиршу, позволяя опереться на себя. «Спасибо. Ты это… хочешь выпить? Не здесь, выйдем…» Художница по  пути свободной рукой распустила растрепанный хвост из своих уже достаточно хорошо отросших волос и откинула пряди с одной стороны на спину, открывая шею, и чуть наклонив голову, глянула на Анни, словно задавая немой вопрос.

+1

11

Это действительно, был сигнал на выход или Анни в таком состояние успела что-то пропустить? В любом случае, она улыбнулась своей наигранной, милой улыбкой представителю закона и дождалась, пока ее слуга соберет все свои вещи. Благодарить Анни не за что. Они теперь заодно в этом мире и жизни у каждой под угрозой. А вот предложение "выпить" оказалось очень заманчивым. Учитывая то, что состояние Дюваль было таким, что против своей воли она не могла идти. Особенно сейчас. Когда все силы уходили из нее. Прикусив свою нежную губку, француженка виновато кинула свой взгляд на художницу и потянулась к ее шее. Со стороны можно было подумать, что Дюваль что-то шепчет своей подруге, но если бы кто-то стоял впереди их, то хорошо бы разглядел, что происходит.
Вампирша прислонилась мягкими губами к шеи своего слуги, слегка приоткрыв свои и ротик, немного кончиком языка, оставляя влажный след. После которого, Дюваль придвинулась ближе и пронзила своими острыми клыками, кожу девушки. Инстинкт вампира взял свое. Кровь стала поступать, втекая в тело шатенки, которая прикрыла и свои глаза. Разве может быть что-то еще лучше этого? Возможно, но Анни часто себя укоряла, что не может подавить в себе свою человеческую сущность. Которая порой ей не хило мешала. Девушка осторожно положила свою левую руку на плечо художницы, выпуская ее шею и вставая перед ней. Тонкие пальчики Дюваль, ласково убрали упавшие темные прядки за ухо девушки, и вампирша одарила Диану, своей милой, не наигранной, а настоящей благодарной улыбкой. А Анни редко кому-либо дарила такие "подарки." Но сейчас было можно.
- Куда пойдем? Опять покорять ночной Сент-Луис? - с веселыми нотками поинтересовалась Дюваль, будто оживилась, от своей игры в участке и ей было мало веселья. - К тому же, ты вытащила меня из цирка.- подмигнула Дюваль, отпуская девушку и поворачиваясь прямо. Сталкиваясь с каким-то из прохожих. Но удар был таким крепким для человека, что тот отшатнулся на несколько шагов назад. Анни сразу распахнула свои голубые глаза, чтобы рассмотреть встретившегося ей на пути. И она удивилась, увидев знакомое лицо. "Какого....?!" Чуть не выругалась Дюваль, смотря на того мужчину, который должен был сидеть за решеткой и ждать, следующих суток, когда его отпустят. "Диана, я чего-то не понимаю?" Спросила француженка, отходя назад к художнице. Неожиданная довольная улыбка на лице мужчины, заставила Анни напрячься. Если он сбежал, то у этого парня крупные проблемы, а если его отпустили, то француженка разочарована. Да и еще тем, что он на выходе их поджидал.
- Ну, надо же. Мы прям расстаться не можем.- злобно проговорила Анни, сдерживая свою нахлынувшую злость. Она даже не заметила, как ее пальчики сжались в кулак.
- Нам помешали. - проговорил мужчина. Кажется он забавлялся ситуацией, когда Анни не могла понять, что происходит. Если он видел все, то почему не убежал? Почему не стал наводить панику в этом районе и не кричать, что-то типа "вампиры на улицах!" или "помогите, убийцы с клыками разгуливают сейчас!." Обычно, слуга защищает своего Мастера, но когда этот тип сделал шаг вперед, Дюваль автоматически встала, прикрывая художницу.
- Вы, что? Лесбиянки?
- Именно. Ты только что, помешал мне ей в любви признаться.- сухо и безразлично проговорила Дюваль, прожигающим взглядом смотря на человека. - Еще вопросы или ты дашь нам спокойно уйти?
Анни не собиралась сейчас показывать свои сверхспособности, иначе она точно переусердствует. Она ожидала, когда мужчина сделает шаг в сторону. Но тот походу насмешливо стал смотреть на двоих девушек, мешая им пройти. "У вас таких людей называют "тормозами?" Или глупыми?" Поинтересовалась Анни у Дианы, переводя на нее и свой взгляд. "Что будем делать с ним?" Уже не выдерживая, спросила вампирша, возвращая свой взгляд на мужчину. "И понял ли он, кто я на самом деле. Или мне удалось увести подозрения. Как думаешь?" Спросила Дюваль, ожидая, что скажет Диана или этот же тип, которому неожиданно шатенке хотелось врезать, на этот раз уже не случайно. "И откуда у меня, появилась такая жестокость." Спалила свои опасения Дюваль, но это случилось случайно. Кому как не Диане знать, сколько личностей было и в голове Анни. Они кончено не говорили. Но непонятные воспоминания, ощущения, изменения характера можно было увидеть за Анни. "Извини, я последнее время не могу сдерживать себя...Надеюсь, скоро это пройдет." Передала Дюваль Диане, но и ее выражение лица изменилось. Как раз тем, которое и заставляет Дюваль начинать паниковать по поводу ее личности. "Ужасный тебе Мастер достался."

Отредактировано Annie Duval (04.08.15 16:26:09)

+1

12

Когда прямо на выходе Анни обернулась к ней, Диана даже немного удивилась. Видимо, голод у вампирши был вообще очень сильный, что даже не было терпения дойти до какого-нибудь переулка. Впрочем, это было не особо печально для самой девушки, ибо в каком-то смысле стесняться было нечего. Потому Диана еще сильнее наклонила голову, позволяя губам вампирши прикасаться к своей шее. Да даже боли какой-то особой не было, так, некоторое неудобство, да еще и смешанное с определенной порцией удовольствия. Художница даже чуть улыбнулась и  откинулась назад, радуясь приносимым ощущениям. Подняв руку, она пригладила волосы Анни, словно побуждая дальше пить кровь. Да, сама Диана немного слабела от этого, но ее не смущало это совершенно. Скорее она окружала Мастера своей заботой, в той мере, в какой могла. Хотя, конечно, особого опыта в подобных вещах у нее не было. Но хотелось быть ближе, мягче, добрее. Все-таки не каждый встречный и поперечный не только предоставляет надежду на изменения, но еще и воплощает их в жизнь. За что, собственно, и была какая-то доля благодарности у Дианы, которая сейчас мягко, неторопливо зарывалась пальцами в волосы вампирши, потворствуя ее голоду. «Пей, пей. А то что это за непорядок, что мастер чувствует себя хуже своей слуги.» Она даже немного удивилась от того, как легко новая роль вросла в ее плоть и кровь. Принятие того, что в каком-то смысле она кому-то принадлежит целиком и полностью, было воспринято вполне естественно, без каких-то особо тяжелых философских измышлений. Когда Анни появилась перед ней, улыбка у художницы была практически отражением улыбки вампирши, без каких-то тяжелых измышлений.
- Ну пойдем, там на месте разберемся, во что вляпаемся. Поговорим заодно. - художница поправила аккуратно рукой воротник, прикрывая стремительно затягивающийся укус Мастера. Было ощущение, что надо было же о чем-то поговорить, о чем-то подумать. Было что-то важное на периферии сознания, но оно пока что ускользало от ее внимания. Кажется, это касалось ее внешнего вида и отношения Анни к этому.
Однако все это домыслить не удалось из-за того, что появилось совсем рядом какое-то быдло. Не особо удивительно, Сент-Луис все-таки не самый доброжелательный город. Куда более занятной была реакция шатенки на его появление. «Так значит это тот самый упырь? Да уж, разочаровывающе.» Особо раздражаться по поводу того, что на горизонте появился какой-то дегенерат она не собиралась. Все-таки к подобному она в каком-то смысле привыкла, ведь она жила в мире, где подобных чудовищ с чисто мышечной массой в килограммах большей, чем коэффициент интеллекта. Куда больше разочаровывала местная полиция, которая допустило то, что  люди, у которых очевидный конфликт, встретились третий раз за ночь на пороге участка. Даже если у них не было оснований задерживать этого человека, с вот таким вот наплевательством отпуская его практически сразу – тот еще идиотизм.
Диана некоторое время помалкивала, позволяя обменяться репликами. Она вполне прекрасно чувствовала раздражение Анни и потому считала, что конфликт надо как-то решать. «Ничего страшного, я тебя и не думала осуждать.» В отличии от вампирши, сдерживаться она не собиралась. Спокойно выудив из-за пояса электрошокер, она всадила две иглы человеку в живот. Сами по себе иголки не опасны – пробив одежду, они пошли в плоть совсем слабо. А вот разряд, который прошелся по проводкам, тянущимся от них к черному корпусу, был куда более серьезным, парализуя мышцы ног и живота.
- Приятного отдыха, ушлепок, - совершенно беззлобно произнесла Диана падающему и орущему благим матом человеку, скатывая проводки обратно и пряча устройство в карман. Было категорически наплевать на все. Переступая через неподвижные ноги, художница повела за собой за руку вампиршу, совершенно не смущаясь то, сколько оскорблений, вперемешку с совсем уж нечленораздельными звуками полетело в их спины.
- Не надо тратить на всякий биомусор свое время. По крайней мере, полчаса он полежит. И встретится с нами этой ночью если только подкупит полицейских понести себя вслед за нами,  - едко хмыкнув, выдала Диана, уже умерив шаг и бредя вперед уже неторопливой походкой, впрочем, не выпуская руку вампирши. Задумавшись на несколько минут, художница подумала, что надо все-таки определиться с целью.
- Пошли ко мне. Я думаю кое-что сделать со своим внешним видом. Правда, пока еще не знаю точно что-то. И да, алкоголь и голоса… ты же понимаешь, что все это связано и у меня тут все не просто так? - голоса, словно услышав, что на них обращают внимание, стали немножко громче, продолжая заливать в уши свою бессмысленную кашу. А может дело было в том, что настроение у Дианы упало, потому что она не особо хотела обсуждать подобную тему, но не видела альтернативы кроме как делать это.

+1

13

Анни посмотрела на Диану, но сдержала своей улыбки услышав ее мысли. Если бы она не была такой, то может все было чуточку не так. Если бы в француженке не пришлось столько лет, скакать по разным жертвам, то может быть ее личность не ускользала от нее и им обеим, было бы сейчас проще. Вот только продолжать жаловаться, вампирша решила что не лучшее время и место. Плюс ко всему, она предпочла закрыть эту тему и попытаться сдерживать себя и не позволять своему состоянию, брать над собой вверх. Она даже как-то спокойно отнеслась к тому, что Диана достала электрошокер и расправилась с мужчиной в один миг. Анни не стала жалеть этого ненормального, а спокойно поддалась хватке Ди и направилась с ней следом, даже не оборачиваясь на того типа. Сколько людей, столько и судеб.
- Я надеюсь, его вообще не увидеть. - проговорила девушка, взглянув на художницу из-под черных ресниц. - Ты права, но думаю вряд ли сегодня он сможет нам что-то сделать. Извини, но пользоваться своей силой я не могу.- сказала шатенка, отводя свой взгляд в сторону. Анни не отдергивала своей руки от темноволосой девушки, а только подняла их руки и уцепилась тоненькими пальчиками за ее локоть. Излюбленная привычка, которая осталась при ней еще с Наполеоновских времен. Когда почтенные дамы ходили без кавалеров и сплетничали обо всем. Сейчас же, этот жест воспринимали по разному. А Анни, мягко говоря, было плевать на чужое мнение. Особенно на то, что она делала и на привычки из прошлого. Хоть это, да и осталось с ней.
Услышав про квартиру художницы и о возможном смене стиля, Анни повернула в ее сторону голову и внимательно посмотрела на Диану. Не шутит ли так она. Последнюю часть слов, вампирша встретила с приподнятой, а затем и со согнутой бровью.
- Как-нибудь разберемся. Не все сразу, моя дорогая. Не все сразу. - почти пропела она своим спокойным, но и серьезным голосом. Эти слова, Дюваль показались очень знакомы. Может быть раньше ей такое говорила тетка или кто-то из этой жизни. А может даже и муж, тот кто и обратил бедняжку. Или это не он ее обращал? Анни покачала головой, прикрыв свои глаза, потому что и вспомнить точно, она не могла. Но это было ей вовсе и ненужно. Главное, что сейчас ее существование, не такое уж и паршивое, какое оно было до этого.
- Что-нибудь придумаем...- задумчиво проговорила Анни вслух, опустив свои голубые глаза вниз. Думать сейчас она не хотела, поэтому Диана не получала от нее по мысленной связи мысли. Да и зачем, когда они идут сейчас рядом, взявшись под руку.
Стук каблуков Анни, отдавался по асфальту и разлетался по улице, по которой шли две девушки. Люди в этом районе как заметила вампирша, редко зажигают свой свет. А может и действительности, в этих квартирах сейчас спали и видели десятый сон. Но то что улицы пусты и тихи, немного настораживало Дюваль. Хотя, это не должно ее особо волновать. Возможно и привычка с прошлого...
- Я думаю, тебе не помешает стать женственной. Панк конечно в моде, но пора перейти на более...- вдруг неожиданно заговорила француженка о стиле, обдумывая и то, что подойдет темноволосой. - Ну и стиль Нью-Лук ты не одобришь. Стиль-Вамп еще могу предложить. Но мы можем остановиться на сдержанном и на стиле кэжуал. Если тебе не нравится классический. - добавляла Дюваль, немного кортавля из-за своего произношения. - Не волнуйся mon cher, наряжать тебя в глупый гламур, я не собираюсь. И это совсем не то, что нам нужно. Розовые сопли, нам не подойдут. - усмехнулась девушка, подняв свою темную голову и голубые глаза. Немного, совсем чуть-чуть можно было заметить на лице Дюваль улыбку. Но если это и была улыбка, то хитрая и ничего хорошего не обещающая. Скорее и по задумчивому виду вампирши, можно было понять, что она вошла во вкус. Перечисляя еще не полный список всех стилей, которые успела прочитать в модных журналах. Конечно девушка эта не зарядная модница, но пришлось просмотреть, что носят в этом веке.
- Какие цвета ты любишь, помимо черного и красного? - поинтересовалась Анни, переведя свой взгляд на Диану. - Начнем хотя бы с простого. А там и решим, что лучше. - быстро проговорила вампирша, но для того, чтобы не последовало вопроса: а зачем тебе это надо знать. "О, нам еще идти с тобой до квартиры очень много." Вспомнила девушка, но не сказала вслух, а мысленно подумала за это. "Ладно, пока идем, я по раздражаю тебя." Подмигнула Дюваль своей сопровождающей. - Надеюсь, тебе понравится, то, что я начинаю задумывать. Обдумывать и придумывать. А может и нет. Я пока еще плаваю в вашем веке.- призналась Анни, качая головой. "Я вхожу во вкус, не обращай внимание."

+1

14

Поворот, затем долгая прогулка по улице, за ней ожидается поворот и дальше… Диана прекрасно помнила, как добираться до ее дома практически из любой части города. Большая сеть из улиц и переулков, основанная на внешнем виде, существовала в ее голове, основанная на образах внешнего вида тех или иных мест. Все-таки у сильного смещения в сторону визуального восприятия были свои плюсы. Да, Диана плохо помнила события минувших дней, плохо различала голоса и имела еще приличный список других недостатков, связанных с проблемами со слухом и осязанием. Но при этом она запоминала многие увиденные вещи и могла как-то воссоздать по памяти их перед своим мысленным взором.
Слова Анни ее вполне устроили, ибо действительно, и так достаточно внимания было уделено этому странному мужику. Он и так получил неоправданно много внимания. Куда больше, чем заслужила его наглая тупая морда. И если об этом человеке она думать больше не собиралась, то вот последнее замечание вызывало массу веселых размышлений. «Ну, очаровательно же, не правда ли. Есть силы, но пользоваться нельзя – люди обидятся и ополчатся. Я считаю, правда, что это печально. »
– Ди, милая, ну что же ты так. Не думай об этом как о слабости. То, что кто-то не пользуется своими силами за просто так это не признак немощности. Это скорее признак цивилизованности. Ты же вот тоже можешь просто взять и ткнуть мимо проходящего человека ножом в почку. А потом еще одного и еще, пока тебя не утихомирят. Но ты играешь тоже по правилам общества, которое ты не любишь и презираешь. Потому что так жить проще. Так что Анни, ты правильно все делаешь. Ведь все-таки в данной ситуации легче потерпеть немножко, чем дать волю гневу и убить ублюдка, а потом разгребать куда большее количество проблем.
Путешествие продолжалось по оптимальному маршруту, десятки метров пролетали под ногами, но они продолжали идти. Диана вполне нормально относилась к ладошке вампирши, удобно устроившейся на внутренней стороне локтя. Можно было идти в обнимку, можно было сцепить пальцы, можно было много с каким видом идти. В подобных вещах художница была определенно не сильна и вообще у нее в области контактов такого сорта были большие пробелы, ибо она не имела ни опыта, ни представления о том, что нормально, а что нет. Сложно выработать что-либо из этого, когда немалая часть продолжительных физических контактов с кем-либо касались в основном того, чтобы заглянуть кое-кому за резинку трусов.
- Я просто плохо думаю, что доставила тебе проблемы и неприятные ощущения своим пристрастием. Я сама презираю эту зависимость. Но я не могу, потому что алкоголь как-то притупляет негатив и от него голоса становятся тише, пока не пропадают совсем, - ответила Диана, решив все-таки немного настоять на своем, а не откладывать дело в долгий ящик. Все равно надо уточнять подобные вещи. Иначе опять будут проблемы. Мало ли, может, послезавтра опять напьется и попадет в какую-то неприятную историю.
Диана слушала рассуждения о стиле с легкой улыбкой. Боги, она даже не знала, что кроется за половиной этих странных названий. Понятие стиля в одежде вообще было ей практически неведомо. Однако художница не перебивала, продолжая слушать. В целом, так даже лучше получалось, пусть и довольно запутанно. Хорошо хоть Анни это увлекало, потому можно было немного расслабиться, слушая эти не особо понятные суждения и идеи.
- Не знаю. В ночи все темно-серое. Наверно этот цвет меня больше всего и устраивает, - равнодушным тоном ответила Диана. Ей действительно было не принципиально, какой цвет будет выбран в итоге.
- Просто понимаешь, все это, - Диана подняла другую руку, позвякивая браслетами и делая неопределенный жест сверху вниз указывая на себя, - Это было взято не потому что я там люблю тяжелую музыку. Я ее вообще не слушаю. Скорее это какая-то защита для меня. Типа «отвалите все».  Пока я такая, у окружающих явно куда меньше желания общаться со мной. И мне это на руку, пусть не лезут, куда не надо. Когда я такая, я чувствую себя более… защищенной что ли. - Признавшись в подобном, Диана на какое-то время замолчала, обдумывая свои следующие слова. Это признание еще далось легко, потому что оно мало относилось к душе, если так можно назвать глубинные чувства, желания и самоощущение.
- Тут комплекс на фобии и аморальностью погоняет, черт побери. Это какая-то психологическая броня. Вот только я… надеюсь, что ли, что с тобой… она мне больше не понадобится.
«Ну вот, блин. Выдала, призналась. А, ты же меня слышишь. Черт». Диана немного приуныла от того, что ее вывод оказался узнанным. Впрочем, все-таки само признание доверия и существования надежды тоже  было важным, даже еще важнее. Потому, собственно, художница так и нервничала.

+1

15

Шатенка закатила глаза, выслушивая второй голос в голове, толи Дианы, а толи уже в своей. "Конечно, спасибо за советы, но можно помолчать? У меня итак шум от всего остального. Уж лучше Диана сама начнет так мыслить." Передала Анни, стараясь не грубо говорить, хотя, сидевший в голове у ее слуги, по сути не являлся человеком. Это только образ, выдуманный самой художницей, которому она привыкла. Но который, немного мешал. Как и другие появившиеся голоса в ее голове. "Я попытаюсь, быть дружелюбной и к тебе. И к другим, когда вы станете потише." Дополнила вампирша, покачав головой и пожав виновато плечами.
- Как я уже сказала, разберемся. Нам дана вечность, чтобы решить эту проблему. Сразу я не могу вытолкать их из твоей головки. Но впредь, будь поосторожней.- спокойно проговорила Дюваль, покрепче прижав локоть художницы. На ответ, на свой вопрос о цвете, француженка довольно улыбнулась. Серый не так плох и используется в стиле одежды. Так что, с этим можно еще что-то делать.
- Оу, mon cher, ты не безнадежна. - проговорила Анни, переведя свой глаза на лицо Дианы. Слушая ее и замечая ее жест рукой. Но говорить сразу, Анни не стала, она изучающе осмотрела Диану и еле слышно издала смешок. - Можно выглядеть и в классическом и в любом другом стиле так, как это хочешь ты. Мимика лица, порой бывает тоже отталкивает. Также, как и взгляд. Я успела просмотреть несколько журналов, но и знаю, что многие женщины, могут выглядеть устрашающе и без всяких этих штучек. - заверила они, улыбаясь своей согнутой улыбкой влево. - Нужно только желание избавиться от всего этого. И...- протянула Дюваль, закатывая свои глаза к черному небу. -готовность начать избавляться от железяк прямо сейчас. - сказала Анни немного с ехидством, возвращая и свои голубые глаза на художницу. - Знаю, точно, мы скоро будем проходить мусорный бак. И я хочу, чтобы ты сняла все ненужное. - шатенка проговорила это серьезно, даже очень, если и на ее розовых губах сверкала улыбка. Шутить, особенно сейчас, Дюваль не собиралась. Она была настроена решительно, так что и остановить ее было сложно.
На мысли Дианы, француженка согнула свою бровь, усмехнувшись, но ничего не ответила и ничего не подумала. Анни постарается помочь избавиться от многих комплексов и фобии, если только ей в ответ протянут руку. Так заставлять, возможно и будет, пока не убедится, что этому человеку ничего не нужно и он...нет, раз Диана стала ее слугой и это навечно, то к сожалению, Дюваль приложит все свои силы, чтобы исправить некоторые пробелы. И она решила начать прямо сейчас, раз в прошлые дни у нее были дела.
С легкостью отстранившись, от Дианы и подбородком указав на тот бак, о котором упомянула Анни раннее, вампирша скрестила свои руки, останавливаясь. Показывая своим взглядом, что она ждет, когда художница избавиться от лишнего металлолома и от всех других вызывающих штучек. С курением еще можно смириться. Пока Анни терроризировать Диану с этим не будет, но, может со временем вернется к этой теме.
- Начинай. - с хитрой улыбкой проговорила Дюваль, наблюдая и за реакцией и за действиями художницы. - Надеюсь, ты не боишься. - спокойно проговорила Анни, все также ровно стоя и наблюдая. Но в одной позе Анни надоело стоять и пока Диана решалась, шатенка достала из заднего кармана своих джинс резинку. Ее длинные пальцы сразу зарылись в длинных волосах и подняли их выше, чтобы сделать высокий хвост. "Любые изменения, должны идти на пользу. Даже изменение внешнего вида. Таких как и волосы." Подумала Анни, завязывая свои мягкие локоны в хвост. Будто бы подавая пример Диане. "Да, тебя это тоже ждет. Но в парикмахерскую мы не сейчас пойдем. Может быть завтра, как и за остальным." С легкой насмешкой, передала Анни, опуская свои руки и вновь скрещивая их на груди. "Считай, что это первый шаг к твоим изменениям. Ну, или может быть второй, третий..." Честно говоря, Анни не считала, да и с этим у нее могли быть проблемы, но это ее не волновало. Не в математику играет.
- Когда будешь готова, мы пойдем. - проговорила Анни вслух, наклоняя голову набок и вниз, рассматривая уже, свои замшевые черные туфли. - И я вновь задержусь у тебя. - проговорила Анни, поняв это только что. Но теперь это ее особо не волновало. София теперь уже знает, где может задерживаться француженка и с кем. Так что, паники по этому поводу у вампирши не было. Да если тогда никто не заметил ее исчезновение, то вряд ли его обнаружат и сейчас.
- As fast as thou shalt wane, so fast thou growest
In one of thine, from that which thou departest;
And that fresh blood which youngly thou bestowest
Thou mayst call thine when thou from youth convertest.

Herein lives wisdom, beauty and increase:
Without this, folly, age and cold decay:
If all were minded so, the times should cease
And threescore year would make the world away.

Let those whom Nature hath not made for store,
Harsh featureless and rude, barrenly perish:
Look, whom she best endow'd she gave the more;
Which bounteous gift thou shouldst in bounty cherish:

 
She carved thee for her seal, and meant thereby
Thou shouldst print more, not let that copy die.

Вампирша спокойно пропела сонет Шекспира, будто бы выучив его только что. Но классика и другие произведения, также вертелись в ее голове. Сейчас, ей просто захотелось что-то из поэзии проговорить, пока она ждет художницу. И сделала она это не из хвастовства. "Иногда, бывает и так."

перевод*

Мы вянем быстро - так же, как растем.
Растем в потомках, в новом урожае.
Избыток сил в наследнике твоем
Считай своим, с годами остывая.

Вот мудрости и красоты закон.
А без него царили бы на свете
Безумье, старость до конца времён
И мир исчез бы в шесть десятилетий.

Пусть тот, кто жизни и земле не мил, -
Безликий, грубый, - гибнет невозвратно.
А ты дары такие получил,
Что возвратить их можешь многократно.

Ты вырезан искусно, как печать,
Чтобы векам свой оттиск передать.

Шекспир. Сонет 11

Отредактировано Annie Duval (06.08.15 02:04:39)

+1

16

Диана не особо одобрила то, как Анни обратилась к Каину, в отличии от самого воображаемого друга, который, в принципе, не особо беспокоился по поводу того, что его вдруг сочли назойливым и раздражающим. Все-таки он скорее воплощал лучшее, что было в ее отце и потому был выше обид и личных дрязг. А вот художница чуть расстроилась из-за этого. Все-таки не так уж легко принять, когда того, кто вытягивал ее из болота собственного отчаяния, ругают. Особенно с учетом того, что ругает та, кто тоже была по сути небезразлична. И оказавшись между двух огней в каком-то смысле, Диана чувствовала себя немного неуютно. Однако тоже промолчала, даже ничего не подумала, решив все-таки не акцентировать внимание на этой проблеме. Потом как-нибудь помирятся. Хотя, конечно, было тяжело думать, что, возможно, у Анни будут проблемы даже не из-за голоса Каина, который высказывался в основном тогда, когда это нужно было, да еще и умел все-таки в нужный момент промолчать, дабы момент не испортить. Куда хуже был этот бессвязный и бессмысленный шепот, который вот остановить было реально сложно. Все-таки он существовал в основном когда Диана не была чем-то увлечена. Когда же было что-то, что захватывало все ее внимание, тогда этот шепот практически пропадал. Собственно, подобная странная связь и привязало плотно к Диане гедонистический образ жизни.
- Когда тебе меньше двадцати и нет никакого представления об обаянии, сложно выглядеть по-настоящему отталкивающе. Не умею я бросать грозные взгляды. И вообще я не специалист по мимике и выражению эмоций, - заметила художница на всякий случай, если вдруг это было не слишком очевидно. Впрочем, ее лицо, которое было всегда довольно сдержанным и словно скучающим, было прекрасным подтверждением ее слов.
А вот предложение избавиться от всего этого практически немедленно, было воспринято с некоторым удивлением. Все-таки одно дело – говорить об этом и предполагать, что это будет сделано в ближайшем будущем. Но совсем другое – когда будет сделано все вот прямо сейчас. Художница немного нервно сглотнула, но не проронила ни слова, продолжая идти рядом, пока рядом не появился ожидаемый мусорный бак. Художница немного обеспокоенно глянула на Анни, которая сказала ей начинать, после чего вновь повернулась к дурно пахнущей железной коробке. Потянувшись к шее, она потянула немного за цепочку, не торопя события. Тяжелей всего было начать. Дело было не в каком-то конкретном украшении, а скорее в их общей массе, дарующей какое-то ощущение безопасности, закрытости от окружающих. Может, немного дело было в том, что она хотела не показывать своей слабости, своей по сути-то роли жертвы, а никак не агрессора. Но вот сейчас все было немного иначе.  Тяжело вздохнув,  Диана натянула цепочку и потащила вниз с силой, чувствуя, как металл впивается кожу, отдавая болью по всей шее. Однако потом звенья, не предназначенные для подобной нагрузки, разомкнулись, от чего руку она неожиданно даже для себя резко опустила, не успев нормально сдержать инерцию. Кинув испорченное ожерелье в мусорный бак, Диана другие цепочки снимала уже нормально через голову. Потом пошла очередь браслетов, которые тоже с легким перезвоном летели в темную дыру. Хорошо хоть колец она не носила, так как украшения на пальцах мешали рисовать. Однако потом, вслед за этими украшениями в дело пошел уже пирсинг. Слушая вполуха незнакомые для нее стихи, девушка раскручивала металлические украшения, чтобы потом отправить их в во мрак. Разве что с татуировками так сделать было уже невозможно. Она почувствовала, что отверстия, лишенные торчащих в них металлических стержней, начали стремительно затягиваться. Если раньше можно было на ночь все снять и потом, на следующий день, спокойно все вдеть обратно, то сейчас было понятно, что сняв в один момент, Диана уже не прицепит их обратно.  Для того, чтобы снять последние металлические украшения, пришлось даже под одежду лезть. К тому времени как она избавилась от всего, многие отверстия уже полностью затянулись. Выкинув до кучи еще и черную майку с агрессивной надписью и надев прямо на голое тело джинсовую куртку, после чего застегнув ее, Диана почувствовала себя на пару килограмм легче, даже с учетом того, что она вернула на место  тяжелую сумку. Обхватив себя руками, она какое-то время молчала, чувствуя в каком-то смысле себя нагой. Расчесав кое-как пятерней волосы, она перестала практически напоминать своим внешним видом любительницу панк-рока. Скорее просто обычную девушку, коих многие тысячи, если не миллионы. Художница подошла, глядя куда-то вниз, к вампирше и неловко обняла ее, вставая на носки. Зарываясь пальцами в волосы Мастера, она зашептала ей на ухо немного сдавленным голосом, скорее демонстрируя слабость, нежели силу.
- Теперь ты защити меня, пожалуйста, - прикасаясь щекой к щеке, Диана прильнула к Анни, словно надеясь на какую-то ответную близость и теплоту. Сейчас она была не такой жестокой и циничной сволочью. Скорее подавленным забитым созданием, которое зависит от чужой воли. И она не могла ничего с этим делать. Все-таки немалая часть маски безразличия и черствости была снята как и из-за того, что она была такой с вампиршей, которой доверилась, а также и то, что внешний вид существенно изменился. "Я попала в зависимость от тебя..." подумала Диана в совершенно новом ключе. Если до этого зависела только жизнь и смерть, то теперь зависимость стала больше и еще важнее в глазах Дианы, которая многие части своей души считала куда важнее того, продолжит ли она существовать или нет.

+1

17

Пока Анни цитировала Шекспира и ждала, когда Диана наконец сделает выбор, вампирша задумчиво подняла глаза к небу, наблюдая уже за тем, как черный небосклон затягивает прозрачная пелена.  Через которую, еле-еле видны звезды. Опустив голубые глаза, Анни задумалась над сказанными словами художницы и чуть-чуть усмехнулась. Никогда не поздно научится и этому. А времени у них, как говорила Дюваль, предостаточно. Главное чтобы нечего не случилось. Но о плохом, пока что шатенка не задумывалась. 
-Научимся.- проговорила Анни, в знак подтверждения этого прикрывая и свои голубые глаза под веером черных и пушистых ресниц. - Я еще пока, не разочаровалась в тебе. - ответила Дюваль, взглянув и поймав момент, когда Диана приступила к основному. А именно снимать с себя свои ожерелья, Анни назвала это даже не так, а ошейник. Ну, а дальше все постепенно. Пирсинг, ненужные цепочки, браслеты. Все, что было проколото, вставлено. Довольная своей работой, Дюваль даже улыбнулась, вновь закатив глаза к небу. Диана ведь начала понимать, что сейчас все ее проколотые места, станут затягиваться. От них не останется и следа грубости в виде небольших дырок, что портили милую девушку и скрывали ее настоящую натуру. 
Опустив свой подбородок, Анни внимательно пронаблюдала за тем, как и из-под одежды отправляются различные железяки. Сдерживая себя и не морщась носиком, француженка скрестила свои руки на груди, молча ожидая, когда все закончится. Пока хвалить она никого не собиралась, еще не время, но приободрит девушку, как только все будет отправлено в мусорный контейнер, все же стоило. Похоже, оставалось еще немного. Анни порадовалась про себя, что все же Диана почти последовала ее примеру и немного привела свои волосы в порядок. Уже можно было одобрить и этот поступок, но Дюваль молчала и редко поднимала свои уголки розовых губ. 
Когда же все штучки были отправлены в нужное им место, Анни уловила жест, который дал отчетливо ей понять, с кем точно она имеет дело. Совсем уже без этих вот панковский железяк и прочего устрашающего вида,  Диана больше походила на заблудившегося человека в своей судьбе, который не знал, что ему делать и как быть. Потому что, сама она не могла найти свой путь. И если он и был, то не правильный. 
Дюваль покачала недовольно своей головой и тихо вздохнула. Она ожидала увидеть нечто такого, приятного образа, но не думала, что все на столько серьезно. И когда Диана подошла к ней с опущенными глазами, а потом обняла, Анни затаила дыхание, но не сделала шагу назад. Позволила себя обнять и прижаться. Шатенка обняла Диану в ответ одной рукой за талию, а второй коснулась ее подбородка, поднимая ее глаза. Кончики пальцев Дюваль были мягкими, да и она сама постаралась осторожно приподнять лицо девушки. 
-Тебе никто не угрожает. - мягко проговорила Анни, смотря в ее голубые глаза. - Ну, чего ты. Сама себя испугалась? - с ласковой улыбкой спросила вампирша, отпуская светлое личико. Шатенка наклонила голову набок, изучая черты лица темноволосой. И действительно, так ей было гораздо лучше. Более чище, более невинней. 
Приобняв удобней за талию художницу, Анни повернула ее, чтобы начать идти. "Тебе ничего не угрожает, пока я рядом. Но даже я могу где-то отступиться и забыться." Мысленно передала Анни, так как не успела сказать вслух. Но это и не требовалось. Диана хорошо ее слышала. 
-Сейчас мы идем к тебе и ты примешь хорошую ванну. Я об этом позабочусь. - хитро проговорила девушка, намекая на то, что еще не все законченно сегодня. Пусть Анни придумывала список спонтанно и произвольно, она все равно строго по нему шла. Начиная с железяк Дианы, а чем это закончится, будет видно уже потом. Пока девушка сама не придумала, но первым делом заняться образом художницы и привести ее в человеческий и убогий вид. А хорошая ванна, хорошее начало. 
-Ты, совсем такая запуганная сейчас. - заметила француженка, взглянув на Диану. - Знай, что ты не одна. Это должно помочь тебе. - сказала шатенка, не зная, чего еще добавить утешающего или бодрящего. - Особенно сейчас, когда происходят с тобой такие изменения. - Ласковым жестом, вампирша провела по темным волосам, мило улыбнувшись. "Все хорошо, я рядом."

Отредактировано Annie Duval (06.08.15 22:51:30)

+1

18

Диана молчала, чувствуя щекой  мягкость кожи Анни, пыталась проникнуться этим ощущением. Это не было каким-то вожделением, скорее было желание почувствовать какую-то теплоту, заботу о себе. Так по-детски. Хотелось, чтобы любили. Чтобы заботились. Диана даже не могла представить себе, что подобное пропитанное сентиментальностью и романтизмом состояние было не чуждо ей. Хотя казалось бы, это было практически полностью противоположным эффектом. Может, дело было в стихах, которые в каком-то момент декламировала шатенка, незаметно для художницы создав столь странное состояние. А может сам факт того, что это была перемена.
Прикосновение пальцев к ее шее и подбородку, заставило Диану чуть шумнее вздохнуть с таким придыханием, словно сейчас произошло что-то совершенно неожиданное для ее ощущений. Очередное последствие эффекта беззащитности, которое возникло после подобного «раздевания». Раньше она вполне равнодушно, даже иногда с некоторым пренебрежением относилась к подобным прикосновениям. Но сейчас было нечто особенное в нежном касании этих пальцев. Видимо было  дело в том, что подобная деликатность была порождена не неуверенностью или еще каким-то эгоизмом, а заботой. Диана смотрела в глаза Анни с выражением надежды, подернутой тенью сомнений и печалей, которые всегда сопровождали девушку. И при этом она слышала свое чуть сдавленное, немного нервное дыхание через приоткрытый рот, едва улавливала биение собственного взволнованного сердца. И никакого шепота. Этот миг захватил ее полностью одной лишь своей трепетностью и нежностью, выдавливая безумие.
- Да. Боюсь. Этого безумного мира, этих людей, окружавших меня, со своим лицемерием. Со своим навязываемым мне восприятием жизни, который казался мне пустым. Я пыталась быть непохожей, пыталась показать миру, что я не принимаю его идеалов. Что жизнь, как у всех, не для меня.
Диана говорила немного тихим шепотом, чувствуя себя совершенно неописуемо из-за этих прикосновений. Она сама в ответ обняла Мастера за талию, дабы было удобней идти дальше. При этом было абсолютно наплевать на то, что там кто-то может подумать. Слова про ванную ее не особо встревожили. Это имело даже какой-то свой шарм, когда Анни проявляла инициативу, разрешая мелкие вопросы Дианы, не заставляя ее мучиться проблемами выбора. Потому художница слегка улыбнулась такому повороту событий, совершенно не смущенная роли ведомой. Наоборот, она была ей вполне по нраву.
- Я верю в тебя. Спасибо, что делаешь мою жизнь такой…  - негромким голосом прибавила художница.  Ей действительно важно было наличие в жизни смысла, пусть даже это и означало какое-то подчиненное положение. «Ты видишь, что ты можешь? Стало тише. Мне куда легче дышать, проникаться моментами,  думая, что я делаю это ради тебя, а не ради себя. Хотя, скорее тут лучше всего «ради нас двоих». Не суть, главное то, что я буду стараться и дальше быть рядом с тобой.» Она была слабее и подавленнее, но она чувствовала, именно улавливая смысл своего существования не ради пустоватого эгоизма, а ради низ обоих, легче становилось жить. Хотя она сейчас и чувствовала себя очень беззащитной перед агрессией жестокого мира. Современный мир полон чудовищ, полон животных инстинктов, прикрытых  маской цивилизованности и пропитанных дьявольской тяги к саморазрушению, основанной на бесцельности существования. Потому, даже приближаясь к своему дому, жалась к Анни, чувствуя себя куда уязвимее, чем раньше.

Отредактировано Diana Stillman (07.08.15 10:23:43)

+1

19

- Меня еще не за что благодарить. – спокойно проговорила Дюваль, ведя Диану по улице. Обдумывая и также ее слова, которые немного и смешили и разочаровывали вампиршу. Но она не подавала и на это намек. – Но в этом мире есть также и добрые люди. Их мало, но они есть. Я конечно не встаю на защиту, но говорю, как есть. – ответила француженка, при обнимая уже художницу за плечо и притягивая к себе ближе. – Лучше думай и за себя. – проговорила Анни, наклонив голову набок, но и умудряясь смотреть впереди себя. На мысли Дианы, она улыбнулась, но говорить ничего не стала. Главное результат, а Анни и половины еще не сделала. Все еще только впереди, как и вся вечность. Глупое понятие, но для вампира это слишком долго. А Анни среди них, считается молодым вампиром, еще не перешагнув и несколько столетий. Иногда ей хотелось родиться до начала этой эры и быть обращенной уже там, чтобы повидать другие миры.
Глупая фантазия писательницы, которая и толком перестала писать что либо. Уже нет той музы, что вдохновляла или олицетворяла порыв Анни, когда она сидела склонившись над столом, над листами. Может, чуть позже, все вернется и девушка начнет писать вновь. А может задумается и попробует сменить свою профессию на более прибыльную. Сидеть то на шее Риччи, она не собиралась. Но это пока, лишь планы на будущее, которое очень часто приобретает оттенок прозрачности.
Правой рукой, свободно откинув свой хвост назад, Анни выпрямила голову, осматривая улицу и по сторонам. Они уже скоро дойдут до дома Дианы и обещанное от Анни, станет выполнятся не на словах, а в действиях. Жаль, что у художницы не было ничего из шампанского или красного вина, Дюваль бы решилась на несколько бокалов, в честь того, что стало хоть что-то получаться у них совместно.
- Это только начало. – проговорила она, взглянув на Диану и мягко ей улыбнувшись. Почему-то, Дюваль стала чувствовать ответственность за художницу именно сейчас, а не ранее. Может быть, какие-то и задатки этого были, но чувствовать окончательно, шатенка начала только сейчас. Обычно она редко кого и подпускает к себе. В прошлом. Был брат. И несколько подруг, которые потерялись со временем и после самой помолки и свадьбы Дюваль. У нее был брат, которому она рассказывала все. Но теперь его нет и Анни приобрела других друзей. Вот только раскрыться в полной мере, она еще никому не может. Некоторые тайны еще покрыты мраком.
Они приблизились к знакомому дому и Анни остановилась у нужного подъезда, отпуская Диану и давая ей возможность самой открыть дверь. Когда же это произошло, француженка направилась следом за ней и все как в первый раз. От ступенек, до лифта и самой двери. Только на этот раз им не пришлось очищать обувь и заморачиваться еще и на пороге.
В квартиру зашла первая Диана, потому что Дюваль пропустила ее первой и только следом зашла и закрыла на замок дверь. Сегодня шатенка была без куртки, поэтому долго не задержалась у порога, она прошла вперед, затем в комнату и вальяжно приземлилась на диване, закинув одну ногу на другую. Конечно хозяйкой она себя в этой квартире не чувствовала, но присела так, чтобы хорошенько обдумать некоторые свои спонтанные действия, которые касались в основном художницы. Прикрыв свои голубые глаза, Анни наклонила голову набок, положив на вытянутую руку, другой же, стала тихо постукивать по поверхности ткани своими ногтями. Она полагала, что хорошего геля для душа, у Дианы нет. Но ничего страшного. Особо это не помешает, что-нибудь придумает. Попробует, но придумает.
Открыв глаза и взглянув на Диану, Анни осмотрела ее с верху до низу и точно также наоборот. «Раздевайся. И пока я готовлю ванну, вытаскивай все из своего шкафа.» С этими словами, шатенка осторожно поднялась с дивана и направилась в ванную комнату, обходя художницу. «Я не шучу. Времени у нас до утра предостаточно, так что…» Она усмехнулась и не закончила, но улыбнулась хитрой улыбкой, заходя в ванную и включая свет. По сути, он был не нужен, но Анни сейчас за это и не подумала. Она взглядом осматривала комнатку ища нужные ей вещи для душа. «О, это не помешает. Я боялась, что у тебя здесь совсем ничего нет. Что ж, это упрощает мне задачу. Причем в двойне!» Почти послышались радостные нотки в ее мыслях, но они были такими же прозрачными и еле уловимыми. «Вытащи мне пожалуйста, ту серую майку, что я была в прошлый раз.» Попросила Дюваль, подходя к крану и открывая его, пытаясь отрегулировать на нормальный и теплый поток. «Вода есть, значит, все должно пройти по плану.» Естественно, которого и не было.

Отредактировано Annie Duval (08.08.15 01:49:41)

+1

20

- Скорее исключение, подтверждающее правило. Или лицемеры с маской доброжелательности, скрывающей эгоистичную и жестокую натуру, - своим типичным мрачноватым тоном заметила Диана. Страх преследовал ее, забираясь холодными пальцами в шевелюру, проникая в сознание и терзая его образами отчаяния и душевных мук. Она закрывалась от мира за своей отталкивающей броней еще по одной причине. Она скрывала свое прошлое. Но не потому что там были какие-то ужасающие тайны, которые могут ее чем-то скомпрометировать. Просто потому что ей самой вспоминать об этом было слишком тяжело. Сама мысль о том, что она может вспомнить этот ад, вселяла страх и отчаяние. И мысль о том, что кто-то может влезть туда, принести ей жестокие муки, вывернув ее душу наизнанку заставляла закрываться ото всех любыми способами. Она знала, чем может это закончиться. Истерикой, приступом депрессии, возможно, запоем и попыткой суицида.
Голоса, словно спровоцированные таким настроением, вновь начали возвращаться, раздражая ее. «Они часть меня. Видимо, только отправившись на тот свет, я смогу перестать их слышать. А с учетом тебя это случится вообще нескоро.» Диана не лукавила. Она всю жизнь жила с этими голосами, которые затихали лишь когда ее сильно что-то увлечет. Потому и сейчас она пыталась отвлечься предвкушением какого-то нового опыта в ее жизни, а также проникнуться той заботой и добротой, которой одаривала ее Анни. Получалось кое-как даже, во всяком случае, такой громкости, как обычно, не было.
Диана брела спокойно, прижавшись к вампирше, поддерживая эти объятья, которые были ей приятны. В основном потому что в них не было какой-то похоти или очевидной порочности. Ничего особо не напоминало в этой ситуации о диких животных инстинктах, которые девушка, по сути, недолюбливала. Да, они могли на время избавить ее от голосов и плохого настроения, но гедонизм – это путь в никуда. А сейчас было тоже неплохо, но при этом было понятно, что подобная близость не была  какой-то банальностью, которая не выдержит восхода солнца. Это было чем-то куда более важным. Насколько – Диана еще не знала. Возможно , самым важным элементом за всю ее жизнь.
Добираясь до своего дома, художница не разрывала контакта с Анни до самой двери, когда все-таки пришлось прерваться, чтобы банально отпереть дверь. На этот раз Диана даже приглашать не стала – она свое предыдущее приглашение не отозвала. И вообще не воспринимала вампиршу как гостя. Она – часть ее жизни, а не просто проходимка, которую можно приютить. Наступая себе на пятки, девушка скинула небрежно обувь, после чего пристроила на тумбочку свою сумку и скинула куртку, повесив ее на крючки. Теперь она осталась в одних лишь джинсах – майка отправилась в мусорный бак вслед за браслетами, пирсингом и прочими вещами. Разве что с татуировками, типа того же дракона, украшавшего спину девушки от плеча почти до самого бедра. Это так просто не свести. Равно как и от различных шрамов тоже никуда не деться.
Проследовав в таком вот полуголом виде за вампиршей, Диана  подперла собой стенку, молча ожидая чего-то. Пока не получила в ответ изучающий взгляд и определенные рекомендации. Отправившись в спальню, девушка увидела небольшое обновление, о котором забыть успела. «Я это, жалюзи купила и повесила в спальне. Можно делать так, чтобы они полностью закрывали окно и не пропускали солнечный свет совсем. Ну… чтобы если что, то тебе не пришлось бы опять лежать бездыханным телом на моей кухне.» Поделившись подобными мыслями, художница неспешно начала выгребать все из шкафа и раскладывать на громадной кровати. Все вещи, которые можно было легко причислить к образу неформалки, а также другие украшения, которые валялись в маленьком ящичке, все было сложено в одну кучу. Однако в последний момент художница уловила что-то в этой поблескивающей массе и отложила в сторону одно ожерелье. После чего продолжила разбор вещей. Удивительно, но «приличных» вещей оказалось не так уж и мало. Пара футболок серых и черных расцветок, пара маек-алкоголичек, три пары целых джинсов женского типа. Благо хоть почти вся теплая одежда пусть и была не особо красивой, но неформальной ее назвать было нельзя. Выудив три рубашки, Диана впала в легкий ступор, из которого ее вывело лишь замечание Анни о том, что она что-то нашла. Две рубашки были простыми клетчатыми и мужского покроя и художница еще могла принять, что зачем-то купила подобное. Но вот элегантная темно-синяя женская сорочка совсем не вписывалась в восприятие девушки. «Я, наверно, была пьяной, когда покупала это. Ладно, неважно.» Стянув с себя джинсы и трусы, художница прихватила запрошенную Мастером серую футболку и ожерелье, после чего, шлепая босыми ногами, проследовала в ванную. Не особо смущаясь своей наготы, она протянула вампирше майку, после чего подняла ожерелье, демонстрируя его. На простой стальной цепочке качался блестящий и покрытый сероватыми разводами Уроборос с глазом из черного лавового стекла, змей, пожирающий свой собственный хвост, символ вечности. С точки зрения Дианы символ в какой-то мере уместный, раз теперь эта самая вечность находилась перед ней. Однако она вопросительно смотрела на Анни, ей было важно мнение вампирши.

+1

21

Теплый поток воды, стал заполнять внутреннюю поверхность ванны, когда Дюваль закрыла ее. Прозрачная, стекающая вниз жидкость, на несколько минут, заставила Анни засмотреться на нее. Отвлечься немного от внешнего мира и провалиться в себя. Но это состояние не продлилось долго. Вампирша вышла из него, качнув своей темной головкой, приступив рассматривать средства для душа и ванны на полках, что стояли недалеко от нее. Изучающий взгляд светло-голубых глаз, остановился на зеленом полупрозрачном содержимым в упаковке. Девушка достала,  приступив к изучению. Как оказалось, это был гель, с таким вот ярким цветом и с такой упаковкой. Большим пальцем откупорив круглую крышку, Анни поднесла к своему носу гель. В ее нос ударился запах напоминающие травы растений. Начиная от самых простых, до самых успокаивающих. Но Анни прекрасно знала, что там лишь часть их. Сейчас вряд ли что-то будут из натуральных средств. Да и оно ненадолго. Уже через день можно выбрасывать, а это стоит несколько месяцев.
Поморщив, отметив про себя небольшую галочку, что нужно будет где-то купить трав, Анни добавила несколько капель, наблюдая за процессом воды и мыльного средства. Которые при совмещении, создавали прозрачные белые пузыри. Появились и разводы на воде. Разноцветные, подобно цветам радуги. Вот только жаль, что девушка на них никак не реагировала. Это просто разводы, красочные разводы, подобные краскам художников, что случайно разольют на свой холст.
Закрыв тюбик и поставив его на место, Дюваль приступила изучению второго тюбика, рассматривая его с двух сторон. Он был просто прозрачным, что и мало вызывал какие-то эмоции у вампирши, иначе, она бы взяла его в руки первым. Но название подходило. К гелю, Анни добавила пены и также продолжила за наблюдением процесса. Все также, ничего не изменилось. Такие же разводы. Такие же цвета. Ничего удивительного. И пожав плечами, шатенка поставила и пену на место. Услышав мысли Дианы, Анни подняла глаза вверх, лукаво улыбнувшись, но ничего не сказала. Все может быть. А может было желание купить. Кто знает. У человека могут быстро меняться вкусы и желания, так что, и что-то говорить по этому поводу, шатенке было нечего.
Услышав шаги Дианы, француженка повернулась на них. Девушка была готова уже лечь в ванную, но и принесла с собой какую-то вещь, демонстрируя ее Анни. Шатенка ж, в первую очередь посмотрела на украшение. В свое время она редко ими увлекалась и носила, но порой ей что-то нравилось. Как и это. Не то чтобы у нее не было вкуса, просто иногда и такие вещи цепляли взгляд Дюваль. «Интересно.» Подумала девушка, изучающе смотря на ожерелье. Анни подняла свои глаза на Диану, понимая, что от вампирши ждут какое-то мнение. Правда вот Анни и не знала, что сказать. Теперь этот знак вечности будет преследовать ее очень долго и вспоминать ей придется постоянно. Но такова сущность вампира.
- Красиво. – призналась она, но немного усмехнулась. – Я если честно, и в свое время редко носила украшения, что плохо в них разбираюсь. Могу браслеты, кулоны носить. – проговорила Дюваль, как бы пытаясь исправить ситуацию и попросту не молчать. – Но мне определенно нравится. Есть в нем какая-то изюминка. – дополнила она, стаскивая полотенце и вытирая об него свои руки, которыми только что болтыхала пену в ванной. – Все готово. – ответила она, указав на набранную ванну и закрывая кран. – Конечно, немного не так, как я планировала, но сойдет. Я забыла, что сейчас многое делают не из настоящих материалов. Но, как-нибудь я исправлю эту ситуацию. А расслабляющий эффект, должен подействовать. – спокойно сказала шатенка, все же осмелившись протянуть свои руки к ожерелью. 
– Можно? – спросила Анни, подняв свои глаза со змеи на Диану. Но на это ведь не требовалось разрешения, а вот Дюваль все же из-за приличия спросила. Не у себя дома и не в цирке. И благо, что с такими перемещениями, в ней остается еще что-то из ее прошлого. Манеры, опрятность, приличие. Навыки и какие-то свои личные качества.

+1

22

Довольно необычно было все-таки спрашивать чужое мнение о такой не особо сложной вещи, как цепочка с символом. Особенно с учетом того, что Диана не была особо символично мыслящей. Да, она часто вкладывала в какие-то вещи скрытый смысл, взять хотя бы тот же неформальный облик, но прямо во всем искать подтекст, символику она не собиралась и не умела, предпочитая думать о том, что видит, более приземлено и буквально, а не путаться в абстракциях. А по поводу мелочей Диана обычно не заморачивалась и делала то, что взбрело в голову, не считаясь ни с кем.
Но дело было в том, что мнение Анни было важно для нее. Потому художница, собственно и демонстрировала вещицу своей хозяйке,  больше рассматривая лицо, чем змея. Все-таки ей было интересно уловить мимику, выражение глаз. И вдруг поняла, что и так ощущает мысли и чувства шатенки, не имея нужды вглядываться и пытаться как-то понять, что значит та или иная гримаса или улыбка.
Диана была обрадована тому, что ее мысли нашли хоть какую-то поддержку. Хотя, конечно, до этого Анни решила, что надо было избавиться от всех украшений, которых было явно избыточное количество. Может, там и были какие-нибудь амулеты или религиозные символы, веры в которые у художницы все равно не было. Впрочем, художница помалкивала, в основном больше не зная, как еще можно развить это обсуждение. «Да уж. Сама выдала вещь на обозрение, и при этом ничего не в силах сказать в поддержку. Ну кроме того, что это символ бесконечности». Диана хмыкнула слегка собственным мыслям, решив не пытаться выдать что-то касательно ношения украшений. Ее собственный метод ношения подобных вещей сейчас был не уместен, все-таки неформальный образ остался многими метрами и минутами позади.
- Не особо много выиграешь. Растения тоже выращивают при помощи химических удобрений, чтобы росли быстрее, - отметила девушка довольно флегматично. Ей не особо было важно количество химикатов в тех или иных вещах. Все-таки она примерно понимала, что без химической промышленности обеспечить громадное количество людей всем необходимым было довольно затруднительно.
- Пожалуйста. Если понравилось – носи, - передав цепочку вампирше, художница осмотрела ее футболку и штаны. Дело было не в смущении собственной наготой. Скорее было странным то, что она вот так вот стояла в присутствии вполне даже одетой Анни. Была какая-то странная неравноценность в этом – все-таки будучи обнаженной, сложно было ощущать себя еще более беззащитной и открытой. А в компании одетой шатенки это ощущалось еще сильнее.
- Лишнее, - подметила художница, протянув руку и слегка потянув за нижний край белой майки, после чего полезла в ванную, решив оставить решение по поводу одежды на совести хозяйки. Вытянув ноги под водой, она уселась на дно ванной, облокотившись обеими руками на края и поглядела снизу вверх на Анни. Все-таки Диана редко когда принимала ванные, по прагматичности предпочитая душ, который был куда более удобным с точки зрения мытья. В одиночку да ту же голову было мыть неудобно, не говоря уже об остальных особенностях пены и прочего, которую надо было как-то смывать, хотя она болталась на поверхности воды. Потому Диана немножко растерялась, не зная, что ей делать дальше. Собственно потому она и смотрела на Мастера, пытаясь понять, ждут от нее чего-то еще или нет. Впрочем, уже была непривычная ситуация, особенно окрашенная тем, что Анни тут не просто так стоит, а позаботилась о ней. Что было, несомненно, приятно до дрожи, но очень непривычно.

+1

23

Шатенка покачала головой на мысли Дианы и приняла из рук ту серую майку с ожерельем, хорошо его рассматривая. На разрешение забрать его и носить, Анни только согнула свою бровь. Может, когда-нибудь, Дюваль и согласится, но явно не сейчас. Ей казались эти вещи лишними или она не умела их правильно подбирать, что не любила и носить. Сложно сказать было и ей, что-либо на этот счет.
Уловив движение художницы и приподнятую майку, вампишра, с таким же выражение лица, посмотрела на Диану. Ей было неуютно? Вампирше было как-то все равно. Она привыкла, да и в прошлом прислуга отца, тети часто видели ее без одежды. Или она сама, когда ожидала свою тетю. Но Анни покачала головой уже третий или четвертый раз и закатила глаза к потолку, а после и вышла совсем из ванной, вернувшись в комнату и взглянув на устроенный бардак после вытаскивания одежды. Не отреагировав, а только положив ожерелье на столик и переодевшись, Анни вернулась к Диане, но остановилась у порога и скрестила руки на груди, наблюдая за ней. На лице поползла насмешка, которую вампирша не стала скрывать. Забавно, что в это время перестали уделять внимание расслабляющему эффекту воды, предпочитая на скорую руку вымыться.
- Ложись, растягивайся. Я же не буду показывать, как это делается. – проговорила Дюваль, наклонив голову набок. – Расслабься. Закрой глаза. Погрузись в воду и вынырни. – дополнила она, продолжая все также стоять у косяка двери. Она и думать не думала, что будет так сложно. Вернее непривычно. Было бы так с обращением, то Анни бы замучилась со своим «детенышем», которого нужно было бы всему обучать, а начиная именно с кормежки. Что и у Анни собственно говоря, не всегда выходило удачно поесть.
- Я бы сама понежилась в ванной, но уже принимала ее в цирке. – проговорила Анни, спокойным голосом, отталкиваясь своим плечом от стены и подходя ближе. – Будешь себя хорошо вести, расскажу, как это дело проходило в мое время. – Немного с хитрой улыбкой и взглядом, проговорила Анни, наклонившись слегка вперед и руками упиравшись об края ванны, с двух сторон. – А может, расскажу что-нибудь еще. А то нечестно получается. Я знаю о тебе половину твоей жизни, а ты о моей практически ничего. Не считая того, что я на краю безумия из-за своей способности Странника. – спокойно проговорила Анни, легонько ототкнувшись руками от ванны. Вампирша развернулась и прикрыла крышку туалета, сев на него, закинув и ногу на ногу. – О моей жизни особо и никто не знает. Но если тебе интересно, то я могу поведать. – задумчиво проговорила она, подперев подбородок своим кулачком. Насильно рассказывать она ничего не будет, только если будет желание и вопросы. А они в любом случае должны быть. «Что тебе интересно, то и спрашивай, пока я добрая.» Мысленно передала Анни, смотря на темноволосую девушку. Проводя и свой психологический анализ и наблюдая за ее действиями.
- После ванны, воспользуемся ноутбуком и будем смотреть, что тебе больше подойдет. И даже моем заказать через онлайн, но я особо этой системе не доверяю. Попробовать можно. – пожав плечами, сказала Дюваль, отводя и свой взгляд в сторону. – Попробуем завтра пройтись по торговому и примерить уже то, что понравится. Мой слуга, должен соответствовать статусу. Я и не прошу много, хоть и немного эгоистична. – говорила она, взглядом осматривая ванную. – Но такова моя натура. Жаль, что от человеческой сущности все никак избавиться не могу. Было бы намного проще. – призналась француженка, взглянув на художницу. – Хорошо, что ты выбрала этот путь, а не обращение. Он болезненней и неприятней. И постоянный голод, а там еще неизвестно, какие способности пробудятся и каким вампирам ты потребуешься. А может и убью сразу. – девушка говорила это очень спокойно, будто для нее это обыденная тема. – Кто знает. А, думаю  тебя стоит похвалить. За эти изменения в твоей внешности. И без скандалов. Иначе бы, я не выдержала.

+1

24

Диана смолчала, когда Анни покинула комнату и вернулась к ней уже в серой майке. Видимо, приглянулась слишком уж вещица. Девушка могла порассуждать о человеческой психологии, подразумевающей одежду как средство защиты. Все-таки есть такая вещь, как язык тела и одежда является в том числе проявлением желания защититься от прочтения мыслей. Да и вообще подобная часть человеческой жизни обладает еще немалым количеством функций. И вот если пребывая в окружении тех, кто существенно слабее тебя, еще можно позволить себе побыть нагой, словно отнесясь к подобному элементу защиты с некоторым пренебрежением, то вот в компании равных себе или тех, кто выше, подобную роскошь проявить было куда сложнее. Потому собственно Диана и испытала определенный укол из бессознательного уровня своего разума, когда пребывала в компании вампирши. Правда, сейчас ее скрывал слой пены, что в принципе кое-как, но сводил на нет эффект наготы. Сколько же в том же человеке психологических деталей, складывающихся в непонятно что. И все вместе это как-то работает.
Диана хмыкнула, услышав инструкцию от Анни о том, как пользоваться ванной. Однако послушалась в какой-то мере, закрыв глаза и погрузившись с головой. Разве что над слоем пены появились коленки, так как девушка в ванной попросту не умещалась. Нету в ней больше, чем полутора метров, чтобы скрыть человека даже таких небольших размеров, как у Дианы, целиком. Вынырнув после этого,  девушка все равно была примерно по плечи над водой, так как ноги упирались в противоположный бортик и это была наверно самая расслабленная поза, которую она могла себе позволить. Впрочем, это не помешало зачерпнуть немного воды и потереть самой себе плечи, шею, сгоняя отметины на теле, говорившие о ношении огромного количества цепочек и прочих украшений.
Слушая девушку, она гадала, а нужны ли ей действительно все эти ответы, все эти детали о прошлом. Какая-то часть ее разума говорила о том, что да, нужно объяснение всему, что только есть. Человеческая душа часто жаждала подобных ответов, подобного понимания ситуации. Есть в этом на самом деле довольно низменная черта — желание все контролировать. Есть в каждой душе подобная потребность, которая проявлялась в той или иной степени.
Вот только у Дианы она была развита довольно слабо. Будучи по жизни ведомой и мучимой проблемами воли и осмысленности, она часто пускала многие вещи в своей жизни на самотек. Ну какой еще человек с полным наплевательством рассматривает вариант продажи картины, которая может стоить сотни тысяч долларов, за стаканчик кофе из кафетерия. А вот желание прожить нескучную жизнь было уже куда сильнее. Так что лучше может и подержать кое-что закрытым?
- С одной стороны, мне было бы интересно что-то узнать о тебе. Все-таки ты важна для меня. Но с другой стороны, - здесь на губах у девушки появилась довольно неоднозначная улыбка. Было в ней чуточку иронии, чуточку печали. В эту мимику на самом деле Диана вложила довольно много бессознательных желаний. Хотелось слов одобрения, хотелось заботы, ласк, хотелось чтобы ей сказали, что все будет хорошо, хотелось, чтобы ее любили и позволяли любить. Много чего хотелось такого странного.
- Есть одна цитата из книги «Алиса в Стране Чудес». «Понимать меня не обязательно, обязательно любить и кормить вовремя». Вот и я в каком-то смысле думаю так же. Незачем это, копаться в чужой душе, искать причины, следствия, раскрывать тайны и заросшие раны. Кроме того, что я не хочу причинять тебе боль, в этом есть еще другие причины. Пока чего-то не понимаешь, это остается интересным. Если бы ты знала меня полностью, могла предугадать любую мою мысль или действие, разве не стала бы я тогда ужасно скучной для тебя, так как была предсказуема в каждой мелочи, в каждой детали? Так что если ты захочешь чем-то конкретным поделиться со мной, потому что тебя это гложет — да, я выслушаю. Но специально, по своей инициативе лезть тебе в душу... нет, мне приятней сохранить интерес. Можешь тоже так поступить. Хоть будет тебе развлечение, когда я неожиданно опрокину таз с дерьмом тебе на голову. Ну или хорошее что-то сделаю.
Улыбнувшись на этот раз немного лукавой улыбкой, Диана полезла из ванной. Она взяла полотенце и начала неспешно вытираться, на этот раз уже успешней отогнав от себя уколы по поводу собственной наготы. Протирая волосы полотенцем в основном потому что сильно не любила фен, Диана смотрела на Мастера и слушала ее с легкой улыбкой.
- Не надо избавляться от человеческой натуры. И вообще от чего, что у тебя есть. Если в этом отпадет необходимость — само уйдет в тень. Плюс ко всему, за эту человечность ты и понравилась мне при первой встрече. А так — да пожалуйста, я не против потворствовать немного твоим желаниям придумать мне наряд - Диана подошла поближе, преодолевая в очередной раз барьер личного пространства, стоя практически вплотную к вампирше, позволяя ей ощутить тепло, исходящее от тела, только что выбравшегося из горячей ванны. Руки она, правда, удерживала на своей голове, продолжая тереть свою шевелюру, чтобы вода с волос впиталась в полотенце.
- Если ты помнишь, задача была не дать мне вечную жизнь и могущество вампира. Задача была разнообразить жизнь, придать ей смысла.  И теперь я вижу, что выбор стать твоей слугой... куда предпочтительней каких-то там силенок и возможности пить кровь других.
Собрав большую часть воды с волос в  полотенце, Диана присела на корточки перед вампиршей, набросив махровую ткань себе на плечи. Она протянула влажную и теплую после ванной руку к сидящей шатенке, глядя ей в глаза, словно спрашивая разрешения, чтобы прикоснуться. "Мои запросы, возможно, еще более сложные и эгоистичные, чем у тебя. Но я обещаю тебе, что сама готова дать не меньше. Может, мое желание слишком смелое. Но я не менее самонадеянно думаю, что я для тебя не просто средство для усиления и доброволец в том, что касается распития моей крови."

Отредактировано Diana Stillman (10.08.15 10:32:46)

+1

25

Она молча наблюдала и слушала. Без удивления и без каких-то внешних эмоции. Даже можно было подумать, что Анни – это статуя, которую только что сотворил художник из камня. Потому что, она не шевелилась и даже не моргала. И как не странно, ее вовсе не разочаровал ответ Дианы. Напротив. Так будет проще. И вопросов меньше и никто в друг другу в душу не залезет. А это значит, что можно и ничего говорить или рассказывать. Если только Дюваль не посчитает нужным о чем-то поведать. Но это вряд ли.
А вот следующие слова, заставили ее чуть-чуть удивиться и поднять свои глаза. Художница стала выползать из ванны, беря в руки полотенце и вытирая свои волосы. На счет человеческой натуры, Анни усмехнулась. Именно она часто и мешает существовать вампирам. Делая их слабыми. Так по крайне мере считала француженка. И для нее это было самым отвратительным качеством, что осталось при ней после обращения. Возможно, так она начала думать только из-за того, что на ее счету не мало путешествий в другие тела. Могла нахвататься и оттуда этого.
Но Дюваль ничего не ответила. Она смотрела на Диану, не испытывая отвращения или смущение. Вампирша даже не осматривала ее. Смотрела прямо на лицо и когда художница приблизилась, шатенка не шелохнулась. Хоть что-то Диана поняла. Что обращение действительно не выход. Это и радовало и не особо, но делиться своим мнением, Анни не собиралась.
От тела художницы, отдавал легкий пар. Запах геля и пены впился сразу в нос Дюваль, когда девушка только стала к ней приближаться. Приятный, но специфический. Особенно для обоняния вампира. Анни не обратила внимание на жест руки, она скорей проигнорировала его, смотря в голубые глаза напротив нее. Слушая и мысли Дианы.
- А я думала, ты будешь хорошей девочкой. – проговорила спокойно Анни, наклонив голову набок, но не отводя своих глаз от девушки. – Извини, но в этом плане, я тебе ничего не обещаю. – сказала она прямо. Так как поняла ее слова, мысли и действия. И врать особенно сейчас француженка не собиралась. Да, она отчасти чувствовала ответственность за эту девушку, но на этом вроде все и заканчивалось. Или Анни просто не думала над этим. Не успела или не хотела даже и думать. Но вот только стоило прояснить ситуацию. Выровняв свою шею, Анни все также продолжала смотреть в глаза художницы.
- Мне это не нужно. Я просто хорошо к тебе отношусь, вот и все. И кроме как помочь тебе, я ничего не испытываю. Увы, но такова моя правда. – проговорила она немного приподняв свои уголки губ. – В этом плане, я к тебе ничего не испытываю. – возможно это прозвучало сурово, больно, разочаровывающе, но Анни не собиралась это утаивать, а сразу поставить здесь и точку.
Наклонив голову набок, вампирша виновато пожала плечами и пересела в сторону, чтобы встать и обойти Диану. Испытывали ли Дюваль чувство вины? Вовсе нет. Но так она считала лучше.
- Иногда, все же стоит отличать одно от другого. – задумчиво проговорила Дюваль, останавливаясь у порога ванны и разворачиваясь лицом к Диане. – Надеюсь, я правильно тебя поняла, а ты меня. – спокойно проговорила вампирша, хитро улыбнувшись, но и разворачиваясь и выходя из ванны.
«Лучше смой остатки пены уже под душем.» Мысленно передала Анни заходя в комнату и осматривая ее вновь. Вампирша искала глазами ноутбук, чтобы включить его. Ведь сейчас голова ее была занята тем, чем они должны заняться после ванны. А именно подборкой стиля и цвета для художницы.

+1

26

Диана замерла и тихо слушала, так и замерев в позе на корточках с протянутой рукой и слегка дрожащими мальцами. Она почти не ощущала дискомфорта, ведь ее занимали куда больше слова Мастера. И она слушала каждый слог, задерживая дыхание.  Правда, все было куда тяжелее принять на веру, чем просто выслушать. Ибо на самом деле художница не могла так просто это принять.
- Боги, надеюсь, это не окончательные слова. Надеюсь, что мы просто еще не разобрались в друг друге… Диана, почему ты так поспешила?
Если бы девушке не было бы наплевать на Каина в этот момент, она бы ответила ему. Поведала ему об отчаянии и боли, о том, что она слишком крепко вцепилась в ниточку надежды, не желая отпускать. Но сейчас ей было никакого дела до голоса в ее голове. Взгляд, направленный на вампиршу, потихоньку тускнел. Не было в нем тех огоньков надежды и отблесков эмоций. Скорее была та самая Диана с холодной физиономией и усталым тусклым взглядом на мир из-под наполовину опущенных век. Она все смотрела и слушала эти слова, которые болезненно впивались в ее сознание. «Не нужно», «не чувствую» и прочие слова. Особенно с учетом того, что не было никакой робости, никакой неуверенности, порожденной незнанием. Анни заявляла это весьма категорично и однозначно.
- Прекрасный план на вечность… - Негромко и спокойно прокомментировала художница вслед  вампирше. Сарказм кроился исключительно в смысле слов, не проявляя себя в негромком голосе. Под воздействием такой волны равнодушия и уныния, Диана закрылась мысленно от Анни, чувствуя желание побыть одной. Небрежно бросив полотенце в тазик, она покинула ванную, чтобы прихватив по пути их коридора свою сумку, перейти в спальню. Натянув на себя трусы, джинсы и набросив рубашку, которую достаточно было застегнуть на несколько пуговиц, темноволосая девушка решила, что такой вид ее вполне устроит. Стекающая по спине вода с волос ее совершенно не волновала. На душе было погано. Выудив из сумки пачку с сигаретами, Диана уселась на кровать напротив окна и закурила. В принципе пейзаж в виде панорамы города был неплохой. Вот только особого впечатления на девушку он не производил.
Идиотка. Ну вот на кой черт я в это полезла. Романтики, блин, захотелось, чтобы как в книжке какой-то. Хрен там был. Нашла смысл в другой персоне? Начала ради нее жить. Вот тебе, блин. Люби, восхищайся, но в одностороннем порядке.  Много ли смысла без этого в пребывании быть человеком-слугой? Хладным трупом быть не намного хуже. Нужна мне больно эта вечная жизнь. Ох, ну на кой черт… Девушка вздохнула и, стряхнув пепел за окно, пристроила лоб на подоконник. Мысли текли размеренно, неторопливо, вдумчиво, постепенно все глубже загоняя иглы тоски и хандры в голову Дианы.
Она, в общем-то, тоже не шибко умна. Не нужно ей это, не чувствует она. Ну прекрасно, чего же тогда полезла со своей помощью. Вечность вместе только потому что ей, видите ли жалко меня стало?  Прибила бы тогда лучше. А если слугу захотелось без обязательств, чего себе не нашла какого-нибудь жизнерадостного имбецила, у которого смысла жизни на десяток таких как я найдется? Он-то не будет думать о том, а не размозжить ли себе черепушку об этот соблазнительный асфальт. Елы палы, ну в какое дерьмо полезла. И вот где эта человечность? Я редкостная идиотка. Преподнесла себя на блюдечке, с голубой каемочкой. Может, все это было все слишком быстро… но блин, с моим отчаянием и наплевательством в жизни очень сложно быть расчетливой и коварной. Диана откинулась на кровать и прихватила ворох браслетов свободной рукой, после чего вернулась в изначальную позу, поглядывая и представляя себе, как эти блестящие оковы будут смотреться на ее запястьях.

+1

27

Вампирша прошла в комнату, но не нашла ту самую технику, за которой пришла. Наверное она была в другом месте, а может на столе или под кроватью. Но вот только Анни, не стала куда-то лезть. Она подобрала свои вещи, сняла с себя кофту и переоделась, запуская руки в свои темные волосы и снимая с них резинку. Убирая их наверх уже по другому. «Какая ирония. Только не надо драм.» С легкой насмешкой подумала Дюваль и покачала головой. Прикрывая и свои глаза. Но что-то передавать не стала. Планы переменились и Анни захотелось вернуться в цирк. И понятно по какой причине о на уходит, п отому что не хочет обсуждать данную тему. Да и как ей на нее реагировать? Она не подавала никаких признаков, а если кто-то перепутал ее заботу с чес-то еще, то это были проблемы не Дюваль, которая вышла из комнаты и направилась к входной двери.
- Мои планы изменились и мне нужно вернуться. – холодно проговорила француженка, останавливаясь посередине коридора и поворачиваясь полу боком. – Постарайся ничего с собой не сделать. Нам ненужные последствия от твоих действий не нужны. – спокойно проговорила она, подходя к двери и открывая ее. Выходя Дюваль закрыла ее и медленно начала спускаться вниз по лестнице, потому что желания спускаться на лифте, у нее не было. Точно также как использовать свою силу и при помощи быстрого перемещения, быстро оказаться там где нужно. Дюваль хотела еще прогуляться, пока стрелки на часах показывали глубокую ночь. Поэтому она не переживала, что начнется рассвет.
Выходя из подъезда, Анни убрала свои руки в карманов брюк и направилась в сторону цирка, с опущенной головой. Она не хотела копаться во всем этом и разбираться. Ей было все равно. Она бы могла отнестись к художнице не так как думала та, но после ее слов и действий, все оборвалось. Анни стала холодна и безразлична. А когда такое случалось, то часто приходила ее верная подруга меланхолия, которая и заставляя Анни вести себя так или отстраненно. Все же, у каждого свои тараканы в голове.
Цокая каблуками по асфальту, девушка ровной и гордой походкой шла вперед, только иногда поднимая свою голову и осматриваясь по сторонам. Или никого не столкнуть по пути. «Зря ты так.» Вновь с насмешкой подумала француженка, качая головой. «Я не тот вампир, который станет забавляться с однополым полом. Кажется, это так теперь называется.» Хотелось ей и рассмеяться и съязвить, но не того, ни другого просто не было. Девушка направлялась по знакомой улице, зная что там ее ждут неплохие апартаменты. Где спокойно можно будет скрыться от всех. И хорошенько прояснить ситуацию. Обдумать и вновь попробовать сесть за свою писанину, которая никак в последнее время, не удавалась у Анни. «Все жестоко в этом мире. Но вампиры в первую очередь.»

+1

28

Диана не стала слушать, не желая особо вникать в суть вопроса, который мог бы быть важным для нее. Смысл того, что она сейчас попытается либо объясниться, либо настаивать, догонять, умолять? Зачем это? Она показала Анни свое желание, свое решение того, как же может вампирша выполнить свое обещание, раз она о нем не забыла. Сама Диана больше способов не нашла. Ну и ладно. Если захочет – так пусть сама приходит. А мы будем жить дальше в прежнем ритме.
- Дело твое. И не соблазняй, - с легкой усмешкой ответила в пустоту Диана, услышав то, что ей указали, как жить дальше. «Если ты не хочешь иметь значение в моих глазах, то приказывать мне довольно глупо. Скорее я из вредности сделаю все наоборот». Желание наоборот попасть в неприятности и бессмысленно рисковать своей жизнью, впрочем, было каким-то куда более слабым.  Связь сама по себе, все эти способности имели для Дианы довольно слабое значение. Она вообще презирала сверхъестественные способности по своей сути, считая, что они уродуют личность, заражая ее высокомерием. Вот и сама, кстати, тоже ошиблась, доверившись и подумав, что это что-то значит. Особенно с учетом того, что Анни вместо разрешения ситуации и прихода к взаимопониманию, сбегает. Видимо, не так важно, видимо мало что значит, раз она предпочла удержать свою зону комфорта, а не привести все к какой-то боли, но, может, и к гармонии.  К черту доверие, кофе куда лучше.
Дымя сигаретой, Диана вновь прихватила пару ожерелий и браслетов, вновь застегивая их на себе. Надо же как-то восстанавливать свою зону психологического комфорта. Заварив кофе, она пошла к своему ноутбуку с дымящейся чашкой, зевая на ходу. Все-таки видимо за счет себя она спокойно пережила подобное разочарование. Потому сейчас она отпила пару глотков, запуская на компьютере серию аниме. Она даже умудрилась отвлечься и проникнуться атмосферой совсем другой жизни, следя за развитием сюжета. Кофе остывал в ее руках, пока глаза цеплялись за характерную анимацию.
Лишь через два часа, когда закончился недосмотренный сезон, Диана допила уже холодный кофе и пошла одеваться. Ночь еще не закончилась, а значит можно было погулять, развеяться, найти еще что-то. «Что же, еще одна ночь. С ее гедонизмом, безумием и затхлым запахом переулков. Что же, идем дальше.»
- Ну как, есть сожаления, по поводу того, что так произошло? Что Анни оттолкнулась от тебя, хотя тут всего лишь было признание в том, что она тебе нравилась. Кстати, нравится ли до сих пор?
– Да нормально все. Нравится или нет – не знаю. Какое это имеет значение, если она сбежала? Я ее искать не буду. Захочет – сама вернется с теми или иными идеями. Я здесь если буду дальше что-то делать, буду только все портить. А я буду жить как раньше.
- Ну, в каком-то смысле и правильно. Иди, развейся. Выпей немного. Может подцепишь кого-нибудь. Свет клином не сошелся на одной лишь этой ситуации.

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [12.04.11] Binded. In all senses