https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [21.03.11] After-party without a party


[21.03.11] After-party without a party

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: 21 марта, поздний вечер
Места: Сент-Луис, головной офис компании «IceCold»
Герои: Алессандро Джованни, Оливия Шеридан
Сценарий: Пятница, вечер - отличное время, чтобы засидеться допоздна на работе без всяких срочных причин. К сожалению, такая верность делу нынче не в моде и если большинство людей, увидев подобное, просто покрутит пальцем у виска, то отдельные сердобольные личности вполне могут пойти дальше и заказать товарищу вампирский стриптиз прямо в офис... для расслабления.

Отредактировано Alessandro Giovanni (07.08.15 00:40:41)

+1

2

*приемная, офис IceCold*

Взгляд Оливии плавно скользил по четкому, почти резкому профилю мужчины. Ореховые глаза сузились и неодобрительно, холодно обжигали вампиршу в ответ. Алессандро Джованни общался по телефону с кем-то, и всем своим видом выражал, что ситуацией очень недоволен.

Держался мужчина холодно и отстраненно. И несказанно приятно было видеть под этой холодной маской разгорающийся гнев. Что-то в нем – или все сразу – напоминало Лие о родине. И это было второй притягательной чертой в нем. Первой была его внешность. Оценивающий взгляд и гордо выпрямленная спина выдавали в нем солдата. Вернее сказать, военного. И весь он был такой приглаженный, опрятный, суровый… Такие люди постоянно вызывают у окружающих желание смешать их с грязью. Во всех смыслах этого выражения. Протянуть бы руки и растрепать аккуратную прическу, помять одежду, которая сидит так, словно он родился в ней. О, да… одежда достойна отдельна особенного упоминания. Строгий костюм сидел на Джованни просто отлично. Почти так же идеально, как перчатка на туго сжатом кулаке. И сам он был таким же напряженным и собранным, как сжатый кулак. Для этого у него был повод.

Всего лишь женщина… Всего лишь женщина, и смогла проникнуть в самое сердце его фирмы. Подобраться так близко. И не суть важно, что она вампир и обладает какими-то не понятными для него силами. Важно, что она ведет себя как женщина, выглядит как женщина, и даже пахнет как женщина. Так и есть. Для него она просто женщина, пусть и вампир. По глазам господина Джованни было видно, что если он и допускал мысль, что она здесь для того чтоб убить его, то в любом случае никак не допускал мысль что ей это удастся. Вот если бы она была раза в два крупнее… Была бы одета, как мужчина. Или вела себя, как мужчина. Но и в этом случае – не наверняка.

Когда-то женщины смогли стать такими же образованными, как мужчины, чтоб быть с ними на равных. Теперь женщины становятся такими же сильными, как мужчины. И все с той же целью. Какая ирония заключается в том, что среди умных и красивых мужчина все равно выбирает самую развратную… 

Сомнительно, что красавец итальянец уязвлен от того, что она проникла сюда без приглашения и так ловко. Настоящие мужчины, которых в современности почему-то стали называть шовинистами, вообще редко ценят какие бы то ни было способности женщин. Сказать, что он в бешенстве, что гораздо ближе к истине, тоже нельзя. Но эта холодная ярость так привлекательна. Завораживающе прекрасна. Кто бы мог предположить, что небольшая легкомысленная авантюра может обернуться таким приятным знакомством?

Вчерашней ночью Лия проводила время в «Dance Macabre». Время было потрачено с толком. Что может хотеться вампирше поздней ночью в популярном клубе? Немного танцев, немного крови, немного секса. Всего по чуть-чуть, как приучили французы, и почувствовать насыщение. Надо было отдать должное Жан-Клоду: он знал, как устроиться самому, и хорошо устроить своих подопечных. В его заведениях каждый мог получить то, что хотел – будь то еда, компания или все и сразу. А уж сколько ничего незначащего флирта проистекало в стенах клуба. Заигрывать с вампирами посетителям особенно нравилось.

Как же это описал тот белокурый американец из клуба? "Все равно, что заигрывать с самой смертью", - так, кажется, он сказал.

Так уж случилось, что во время одной из таких игр со смертью, один из окружающих Оливию поклонников внезапно поинтересовался о том, танцует ли она стриптиз. Получив утвердительный ответ и обольстительную улыбку в качестве поощрения, мужчина растаял и мгновенно забыл зачем вообще спрашивал об этом. После этого разговор плавно соскользнул на новый уровень интимности. И в конце продолжительной беседы на эту пикантную тему, последовали не менее пикантные предложения, отличающиеся только по степени дерзости. Одно из них, вампиршу изрядно позабавило.  А предложили ей вот что: следующей ночью, ей следовало отправиться по заранее сообщавшемуся адресу и станцевать что-нибудь особенно чувственное для определенного человека. Все это конечно оплачивалось, щедро и авансом. Но разве дело было в деньгах? Она отказалась. И продолжала отказываться, несмотря на все мольбы, пока один из мужчин, уговаривающих ее на эту авантюру, не упомянул о характере человека, для которого представление предназначалось. Это был настоящий вызов навыкам Лии в соблазнении.

Но прежде пришлось слегка потренировать свои навыки применения вампирской силы. Охранники на первых этажах фирмы «IceCold», которой и владел Алессандро, ни в коем случае не хотели пропускать Лию. Это была неприятная неожиданность, но вампирша решила не расстраиваться. Мысли о мести, тем более по столь незначительным поводам, очень скверно сказываются на коже даже мертвых женщин. Поэтому Лия просто зачаровала обоих симпатяг - в большей степени используя собственное обаяние чем вампирскую силу - после чего оба были рады чести сопроводить ее беспрепятственно по всей фирме к их начальству. Сексуальному, смуглому итальянцу, по совместительству. Конечно, по законам американцев запрещалось зачарование взглядом… Но и у этого правила были свои лазейки. А конечный результат определенно стоил всех трудностей. В том числе и небольшой заминки у дверей офиса руководства, когда всех троих остановил еще один охранник. Симпатичный чернокожий мужчина тут же начал звонить своему боссу, также как делали предыдущие два охранника. Но на этот раз пускать в ход женские или вампирские чары не потребовалось. Вампиршу просто пропустили вперед.

Теперь, глядя на Алессандро, Оливия понимала, что интуиция не подвела ее. Азарт хищника, возбуждение, нетерпение, страсти и желания скручивались в тугой ком внизу живота, вызывая приятную, сладкую истому предвкушения и во всем теле тоже. Какая-то часть ее хотела откинуть все эти уловки и сделать с красавчиком итальянцем такое, что он сам выпроводит своих людей, все еще стоящих у дверей. Но это желание было легко обуздать. Чем дольше ожидание – тем слаще наслаждение. 

Под эти мысли взгляд Лии потеплел и затуманился возбуждением, а губы соблазнительно раздвинулись – не показывая клыков – в обворожительной улыбке.

- Какие-то проблемы, сеньор Джованни? – голос был тягучим, словно патока, и немного хрипловатым; он скользнул по смуглой коже мужчины под воротом рубашки и, как легкое дыхание, коснулся уха, - Вы несколько напряжены…

Отредактировано Olivia Sheridan (09.08.15 01:22:11)

+2

3

Я еще раз повторяю: ты хренов мудак, – все слова, включая ругательства, были специально произнесены на чистейшем английском, чтобы собеседник в полной мере осознавал, что Алессандро думает о нем и о его затее. Однако Трей Кобб, бывший «морской котик», с которым Джованни еще в бытность его человеком свели деловые интересы, всегда был глух к подобного рода доводам - особенно если считал, что делает благое дело.

А что такое? – неискренне удивился он, - Разве она недостаточно привлекательна?

Алессандро бросил хмурый взгляд на предмет их обсуждения - темноволосую вампиршу, стоявшую напротив с раздражающе терпеливой улыбкой на губах. Обычно он старался не заострять внимание на внешности женщин, если конечно не искал связи на одну ночь, но когда тебя буквально носом тыкают в тот факт, что тебя ждет стриптиз в исполнении вот этой девицы, то тут волей-неволей начнешь оценивать - а она вообще годится для такого дела?

Вампирша годилась. Впрочем, вряд ли это соответствие вкусам Алессандро было заслугой Трея - женщина с ее данными понравилась бы большинству мужчин. Хотя, справедливости ради, стоило отметить, что ее внешность все же совпадала с представлениями Алессандро о женской красоте. Однако при этом было в ней что-то такое, отчего язык не поворачивался назвать вампиршу "приличной" - вероятно, профессия уже оставила свой отпечаток на образе, и одного взгляда на нее хватало, чтобы мысли успели свернуть в сторону постели. Но ни правильные черты лица, ни размер груди и прочие плюсы, ни уж тем более тот факт, что один ее вид мог отвлечь от мыслей о деле, не могли заставить Алессандро просто взять и оставить работу ради сомнительного развлечения.

Какого черта ты вообще выбрал вампиршу? – Алессандро недовольно поморщился, слушая как Кобб смеется в трубку, отчего-то развеселившись после закономерного вопроса.

А это чтобы она не сбежала от твоего мрачного взгляда! – отсмеявшись, пояснил тот, и добавил, - да и по характеру эта крошка не из робких, - так просто ты от нее не отделаешься.

В этом Кобб, черт бы его побрал, тоже не обманул. Через десять минут после того, как Алессандро сказал связавшейся с ним охране в фойе слать неизвестную девицу, пришедшую к нему "по интимному вопросу", ко всем чертям, ему позвонил уже охранник этажа руководства, сообщив, что его коллеги снизу покинули свой пост, решив сопроводить к нему незнакомую женщину. Кто знает, чем бы это могло закончиться - однако на тот момент Алессадро уже говорил по мобильному с Коббом - точнее, неразборчиво матерился на итальянском, выслушав его "предупреждение". По словам бывшего "морского котика", до него только что дошло - надо бы все же оповестить страдающего паранойей коллегу по цеху, о том, что его сегодня ждет стриптиз в исполнении вампирши. В этом Джованни был с ним полностью согласен - с той только разницей, что, предупреди его Кобб заранее, он бы лично проверил, чтобы сегодня на посту были только истово верующие охранники, снабженные крестами, и не пропустившие бы никаких кровососов.

Впрочем, деталей произошедшего Коббу, равно как и кому-либо другому, знать не стоило - в пределах компании это могла быть ошибка охраны, однако для клиентов и конкурентов в промахе был бы виноват сам Алессандро.

"Крошка" наверняка годится тебе как минимум в прабабки, – подколол оборотень, все еще размышляя о том, как именно будет разбираться с провинившимися подчиненными. Самого Алессандро, конечно, не волновало, сколько веков разменяла стриптизерша - сейчас главное было убедить Кобба отказаться от его затеи, а затем выставить вампиршу. К сожалению, просто послать Трея он не мог - необоснованный отказ от подобного рода мероприятия мог отрицательно сказаться на его репутации.

Я почти уверен, что у тебя нет настолько важных дел, чтобы отказаться приятно провести время с этой красоткой, – оборвал мысли оборотня голос Кобба, – Наши ребята отлично сработались в Техасе, так что считай это благодарностью, и расслабься в свое удовольствие.

Не найдясь, что ответить, Джованни невольно снова бросил взгляд на вампиршу - та беззастенчиво его разглядывала и, судя по всему, была вполне уверена в том, что она вскоре сможет приступить к делу, отчего желание ее выставить стало сильнее. Но Кобб был прав - у него не было никаких веских причин, отказываться от "подарка". Можно было солгать - но, признав, что с логикой бывшего сослуживца здесь не поспоришь, Алессандро уже не мог заставить себя увидеть смысл в поиске отговорок. Если подумать, ему действительно не мешало расслабиться - а тут развлечение пришло само, и она-то уж точно не станет донимать его предложениями встретиться снова - просто выполнит свою работу и уйдет.

Ладно. Убедил, – мрачно бросил он в трубку и, не став больше тратить время на разговор, закончил вызов, убирая мобильник в карман пиджака.

Какие-то проблемы, сеньор Джованни? Вы несколько напряжены… – оборотень невольно вздрогнул от голоса вампирши, но не из-за тревоги или чего-то подобного - это была какая-то иного рода реакция... и это понравилось ему еще меньше.

Никаких проблем, – ответил он таким тоном, по которому было понятно - единственной проблемой здесь является вампирша, - а затем рявкнул в сторону замерших у двери охранников, которые до этого попали под чары вампирши - охранника с этажа он сразу отправил вниз, на их место, – А вы чего встали?! Ты - иди на пост Саттона на этаже, а ты - быстро обратно в фойе!

Отвернувшись от закрывшейся за охранниками двери, он бросил вампирше:

Хочешь помочь мне снять напряжение? Отлично. Иди за мной... и на этот раз без глупостей.

-----» *комната отдыха на этаже руководства*

Комната отдыха встретила их приятной прохладой и пустотой - привычка допоздна засиживаться на работе в такие дни была только у Алессандро. Но сегодня это было весьма кстати. Щелкнув выключателями так, чтобы лампы давали приглушенный свет, он пропустил вампиршу вперед, заперев за ней дверь, и прошел вглубь просторной комнаты, к обитым черной кожей креслам.

Там, – он указал на стереосистему у стены, – музыка, если нужна. Что-то еще?

Отредактировано Alessandro Giovanni (12.08.15 03:06:11)

+3

4

Не обратив внимания на негостеприимный тон и взгляд, вампирша прошла в комнату, стуча каблуками и осматриваясь с любопытством. Свет в помещении ей понравился сразу же, как только Алессандро его убавил. Теперь свет падал отлично для того, чтоб подчеркивать достоинства фигуры Лии. А в качестве бонуса, комната погруженная сумрак сразу приобрела оттенок интимности, как и следовало. Можно было даже забыть о том, что это офисное здание.
Было весьма галантно со стороны обычного мужчины подумать о таких значимых мелочах, как музыка и свет. И Лия этот жест оценила. Уже в новом качестве рассматривая мужчину перед ней.

Джованни, а ты оказывается можешь быть джентльменом, когда захочешь…

Каблуки застучали быстрее, когда она нагнала его около кожаной мебели, ухватив за локоть. Сначала цепко, но моментально ослабив хватку, желая только привлечь к себе внимание, а не останавливать мужчину.

- Пожалуйста… — произнесенная шелковым тоном фраза, вместе со смущенно опущенными ресницами и показавшимся на свет диском с музыкой, должны были дать понять ему, что она не знает, как управляться с такой сложной техникой, — Вы не могли бы вы помочь мне, сеньор Джованни?

Беспомощно оглянувшись на музыкальный центр, похожий на какое-то механическое чудище из кошмаров, с которым бесполезно бороться, Лия снова повернулась к Алессандро и сладко, обворожительно улыбнулась, не показывая клыков.

- Мне стыдно, но я совершенно не знаю, как именно это включается, — подступив ближе и взглянув в глаза, она посмотрела сначала в глаза, а потом скользнула взглядом на четкий рисунок губ, красноречиво облизнувшись, — Я вижу, что вы очень занятой человек, сеньор. Позвольте не отнимать ваше время чрезмерно… — подняв диск на уровне глаз мужчины, со слегка лукавой улыбкой закончила, — Будьте добры, помогите мне.

+1

5

Проигнорировав улыбки и... то, как вампирша облизнулась (это же часть представления, верно? Без намеков на продолжение), оборотень отвел взгляд, когда она попыталась взглянуть ему в глаза - чтобы не рисковать попасть под чары, - машинально анализируя ее слова. Неспособность поставить диск добавляла несколько процентов к вероятности, что вампирша куда старше чем кажется - несмотря на то, что этот вывод не имел сейчас никакого значения, Алессандро взял его себе на заметку - никогда не знаешь, как могут повернуться обстоятельства.

Молча забрав у женщины диск, он подошел к стереосистеме. К счастью для них обоих, он выбирал такую модель, чтобы не запутаться в ней самому, хотя последнее, чем он стал бы заниматься на работе - это бездельничать, слушая музыку.

Критично оглядев стереосистему и убедившись, что помнит, как с ней управляться, Алессандро жестом подозвал вапмиршу, при ней ставя диск, и начал перечислять, указывая на кнопки.

- Включить музыку. Поставить на паузу. Включить следующий... - он запнулся, подумав, знает ли вампирша слово "трек", на всякий случай выбрав понятие попроще, - ...следующую песню.

Показывая, как обращаться со стереосистемой, Джованни начал понимать, что слегка нервничает - стриптиз-клубы он посещал не особенно часто, а приватный танец перед ним и вовсе исполняла только одна из снятых шлюх, в качестве прелюдии. И как именно вести себя в конкретной ситуации, он не особенно представлял. Эта неуверенность оборотню не нравилась, но единственным вариантом было только набраться опыта на практике прямо сейчас. Да и потом - как будто он стал бы распускать руки.

+1

6

Джованни не возражал и не прожигал ее уничтожающим взглядом, просто забрав диск. И сразу же отойдя к музыкальному центру. Это был заметный прогресс. Или регресс. В зависимости от того расслабился ли он или напрягся еще сильнее. Угадать, о чем он думает становилось все труднее…

В движениях мужчины с каждым его шагом или действием прослеживалась хищная, грациозная пластичность, на которую Лия обратила внимание еще в самом начале, но не придала ей значения. А теперь… когда он двигался так, как сейчас – ей становилось любопытно, как именно двигаются его мышцы, не закрываемые наглухо строгим костюмом. Ей хотелось коснуться его плеча и провести раскрытой ладонью по спине, чтоб получить максимум ощущений. По его обнаженной спине. Не было сомнений, что в этом прикосновении ее ожидали бы твердые мышцы, не поддающиеся нажиму, как и у всех людей, посвящающих максимум своего времени изнурительным тренировкам. Отчаянно захотелось раздеть этого отстранённого мужчину. Хотя бы немного. Получать удовольствие самой, а не ждать, когда его тебе предоставит мужчина – один из первых законов жизни, который она усвоила. Но торопиться не следовало... пока.

Алессандро показывал ей, как пользоваться музыкальным устройством, что было еще одним галантным жестом, который стоило ценить. И она не собиралась пропускать хотя бы одно его слово или действие. Стоило ему только позвать, и она сразу же оказалась рядом, остановившись вполоборота к нему. Гордость никак не входила в число ее достоинств. Или недостатков. Пусть – в действительности – вампирша и начала двигаться намного раньше, чем он окликнул ее, но по сути ей было все равно, будет ли он думать о ней хуже или лучше. Оливию вообще мало волновало мнение мужчин. Их желания – это другое дело.

Урок был занятен, но короток. Не сказать, чтоб Лия впервые видела устройство воспроизводящее звук. Каждый раз кто-то из ее свиты принимался объяснять вампирше, как нужно обращаться с современной бытовой техникой, но… обычно это был сизифов труд. Все устройства казались Оливии настолько разными, сложными, что усвоение даже основных принципов давалось с трудом. И сейчас, слушая короткие инструкции мужчины, даже с некоторой жалостью отметила, что время несколько неудачное для расспросов. Она здесь совсем по другой причине.

Запомнив все верно, и повторив его действия, но не став пока включать нужную композицию, Лияне отказала себе в удовольствии подступить ближе, приобняв мужчину и взявшись за края его пиджака. Алые губы шепнули у самого уха итальянца, когда она прижалась к нему и потянулась, заставляя пиджак элегантно соскальзывать с широких плеч: 

- Permettetemi di prendere il tuo giacca, mio signore,* — слова на родном языке прозвучали с сексуальной хрипотцой от возбуждения, и пока ловкие пальчики стаскивали с мужчины пиджак, успев погладить крутые плечи, она шепнула снова, как бы оправдывая свои действия, — Строгая одежда не дает вам расслабиться. Мы находимся в неформальной обстановке. Пожалуйста… пожалуйста…

* - Позвольте взять вашу куртку, мой господин (итл.).

Отредактировано Olivia Sheridan (16.08.15 02:14:17)

+1

7

Алессандро не знал, какую цель преследовала вампирша, ведя себя так... откровенно услужливо - возможно, это был лишь ее сегодняшний образ (что ей наплел чертов Кобб?), или же она и так привыкла надевать эту маску для вампирских интриг, - но он был уверен, что это только притворство. Отчасти потому, что эта женщина уже показала, что чужое мнение ей безразлично, околдовав охрану чтобы пройти к нему - отчасти из-за слов Кобба о ее характере. Иными словами - вся эта покорность наверняка не помешает ей пренебречь мнениями, желаниями, и, возможно, даже жизнями окружающих, если это потребуется для достижения цели. И осознание этого не позволяло Алессандро воспринимать всерьез ее вкрадчивую податливость - скорее наоборот, настораживало еще больше, даже заставив забыть о нервирующей неосведомленности, как надо будет себя вести.

И вместе с тем, не вслух, но в мыслях он не мог не признать, что какая-то его часть откликалась на эти уловки, находя опрделенное удовольствие в том, как стриптизерша ведет себя с ним. И пусть это были предпочтения подсознания, легко заглушаемые самоконтролем, оборотня это все равно напрягало - он не собирался попадать ни под вампирские чары, ни, тем более, под женские.

И тот факт, что вампирша уже стянула с него пиджак, оборотня тоже не порадовал - разве он должен раздеваться? И то, что, когда она оказалась так близко, почти касаясь губами уха, он в первую очередь вновь почувствовал эту будоражащую дрожь, теперь ставшую ощутимее из-за ее близости, а уж потом недовольство, тоже не слишком успокаивало.

Merda, да она же просто стриптизерша! Она должна возбуждать, вот и действует соответствующе. Причина всех этих мыслей только в том, что ее появление было неожиданным - и только.

Возражать по поводу пиджака он не стал - зато, поймав ее взгляд, направленный на нож, оставшийся без "прикрытия", выгнул бровь, складывая руки на груди, нимало не смутившись, и только потом снял крепление, отобрав у вампирши пиджак и предупреждающим тоном ответив, прежде чем оставить его вместе с ножом на кресле:

- Bene. Но дальше раздеваться будешь ты, а не я, - снова повернувшись к стриптизерше и смерив ее взглядом в стиле "лучше бы тебе делать как я сказал", он отошел, сев на небольшой черный кожаный, как и кресла, диван, и выжидающе уставился на женщину - но тут же, вновь ощутив укол смущения, отвел взгляд, малодушно вернув мысли к более нейтральной теме и добавив к фактам о вампирше ее знание итальянского и манеры. Ну допустим итальянский был ее родным языком - но все равно, если поразмыслить, несмотря на отсутствие каких-либо намеков на интим, ее образ не просто заставлял думать о сексе, а еще и вызывал навязчивые ассоциации с элитными проститутками... прошлых веков - беря во внимание ее неумение пользоваться техникой. И если его догадка насчет немалого возраста вампирши была верна, то, вполне вероятно, что она практиковала умение доставлять удовольствие на протяжении столетий...

Значило ли это, что стриптиз будет высшего качества?

Отредактировано Alessandro Giovanni (16.08.15 15:26:15)

+1

8

Пиджак, как и его обладатель, не создавал лишних проблем: почти сам собой, он без усилий сполз по рукам мужчины и был бережно подхвачен Лией. Такая податливость заслуживала вознаграждения. В качестве еще одной обольстительной улыбки владельцу.

Держа в руках пиджак, даже не глядя на него, Лия могла понять, что он сделан из дорогой материи. И судя по тому, как отлично он сидел на своем хозяине до этого – был сшит на заказ. Одежда может рассказать о многом. И теперь, просто погладив пальцами ткань пиджака, как любимую кошку, вампирша знала о мужчине больше, чем он хотел бы ей рассказывать. И могла оценить, как трудно ему подпускать к себе так близко кого-то опасного и незнакомого.
Впрочем, не одна одежда обладала способностью говорить. Улыбка на губах вампирши едва не застыла недвижной маской, когда соскальзывающий по груди мужчины взгляд наткнулся на… нож. Всего на миг вид оружия заставил Оливию засомневаться. Но сразу после этого ей захотелось прикоснуться к рукояти. Короткие стальные лезвия были ее страстью. Ее увлечением. Она прекрасно в них разбиралась и знала все о балансе, сплавах, весе, формах... И знала, что оружие может сказать о человеке ничуть не меньше, чем его глаза. Но Джованни не желал смотреть ей в глаза. А трогать оружие мужчины, к тому же без его на то разрешения, было почти кощунством, которое сами мужчины не прощают.

С чувством сожаления, она отдала ему пиджак, следя непроницаемым взглядом за тем, как он вынимает ножны из крепления. Он просто оставил их в кресле. Какая непростительная ошибка…

Этот мужчина обладал интересной способностью переключать мысли Лии с секса на разные важные и не очень мелочи, а затем снова на секс. И это в некотором смысле задевало Оливию. Ей хотелось заставить Алессандро испытать то же смешанное чувство досады, растерянности и возбуждения.

Не торопясь, женщина набрала нужную комбинацию кнопок на музыкальном центре. И позволила мотиву мелодии наполнить мысли. Почувствовала музыку, впустив ее вибрации в свое тело. Развернувшись и сексуально покачиваясь при ходьбе, Лия двинулась к месту, где с удобством расположился Алессандро Джованни. Она не просто покачивала бедрами, но двигалась всем телом. Завлекая, соблазняя, когда кружевная материя обхватывала пышные формы, и позволяя мужчине увидеть, что не он один здесь обладает хищной и грациозной пластикой. С каждым ее шагом, ловкие тонкие пальцы изящно отстегивали крупные пуговицы на куртке и расстегивали молнию. А взгляд золотистых глаз сосредоточился на мужчине.

Она облизывала губы и хотела к нему. Но не сейчас. И эта необходимость терпеть отражалась на ее лице так чувственно, как не изобразила бы ни одна актриса – не хватило бы практики.

Проходя мимо кресла, в котором уже лежали и нож Алессандро, и его пиджак, вампирша добавила к ним свою куртку. Просто позволив ей скользнуть с руки. И даже не обратив внимания на такой незначительный предмет, когда так близко находился истинный предмет ее вожделения. И теперь, когда один из предметов ее tenue de soiree* уже не был помехой, она остановилась напротив сидящего итальянца, расставив ноги и на краткое мгновение замирая. Свет падал идеально. Тени ложились на лицо, плечи, шею, выделяя только самые прекрасные контуры. Делая лицо более точеным, плечи более узкими, а шею более изящной. А затем шаловливо стекали по пышной груди прямо в глубокую ложбинку между двух упругих полушарий. Эти же тени делали цвет помады на губах ярче, а ресницы – длиннее. Тени на ногах удлиняли их – обхватывая, как и нейлон чулок – скользили по бедрам, интригующе прячась у кромки подола. И замирала Лия именно для того, чтоб дать Алессандро полюбоваться игрой света и тени на ее теле.

Но краткое мгновение статичной красоты закончилось быстро. И потребность почувствовать собственное тело сразу же пришла: раскрытые ладони медленно прошлись по крутым бедрам, а тело начало двигаться, ловя ритм музыки. Аккуратно накрашенные ресницы опустились тенями на щеки, пока пальцы гладили и ласкали ягодицы, живот, бедра. Скользили по ногам. С каждым прикосновением к себе, ее губы двигались будто она возбужденно вздыхала от ощущения собственных пальцев… или представляла, как к ней прикасается кто-то другой. И хотя ей уже несколько столетий не требовалось дышать, но изображать томные вздохи было куда проще, когда за ней наблюдали ореховые глаза итальянца. И когда Оливия наклонялась погладить колени – слегка приподняла ресницы, чтоб посмотреть на Джованни. Вампирша отлично знала, что в этой позе декольте тесного платья оставляло слишком мало простора для воображения. А затем она так же медленно и сексуально выпрямилась, поднимая руки и плавно вытягивая из волос заколку – одну за другой.

Каждое ее движение было таким изящным и плавным, словно она танцевала перед диким зверем, стараясь не рассердить его каким-нибудь резким движением. Но при этом на ее лице не было страха. Ей были равно приятны и похоть, и голод на лице мужчины. Те животные выражения, которые мужчины просто забывали скрывать в такие моменты.

Алессандро, между тем, напрашивался на то, чтоб его немного подразнили. Каждый раз, когда она смотрела прямо на него, он пытался сделать вид, что ему не интересно, хотя это получалось у него приотвратно. Зато его попытки скрыть истинные чувства возбуждали ее все сильнее.

Волосы заведомо рассчитанным движением растеклись иссиня-черной волной по спине и плечам. Но Лия только встряхнула головой, разрушая шелковое великолепие. Пальцы ловко поддели лямки по обе стороны платья, и осторожно потянули за них… спустя несколько секунд кружевное, маленькое платье внезапно распалось на две части. И тут же двумя забытыми горками черной материи остались лежать на полу. Это был фокус. Но очень сексуальный.

Длинные ноги осторожно и грациозно переступили через платье. А Лия оказалась к Алессандро еще ближе.

* - вечерний туалет (франц.)

+1

9

Что ни говори, а танец в должной обстановке - весьма эффективное оружие. Женщина может быть невзрачной серой мышью, но если она умеет танцевать - и танцевать сексуально, - то включи музыку - и, пока эта "мышка" будет двигаться в одном ритме с мелодией, ты забудешь о том, что она не соответствует канонам красоты... а иногда - вообще обо всем, кроме нее. В случае с вампиршей все осложнялось тем, что ее никак нельзя было назвать невзрачной. Но дело было даже не в том каким было ее тело, - Алессандро представлял, какой вид его ждет и до того, как она сняла куртку и остановилась перед ним, заставляя сосредоточить внимание на фигуре, которую выгодно облегало платье, состоящее из возмутительно полупрозрачного кружева. И как назло, он не мог позволить себе посмотреть стриптизерше в глаза, и взгляд - хотя Джованни, едва вынужденно оценив  все достоинства вампирши (в этом ведь суть стриптиза), упрямо направил его чуть в сторону, чтобы видеть картину целиком, а не заострять внимание на какой-то одной детали, - неумолимо соскальзывал на ее грудь, вздрагивающую от каждого, даже самого плавного, движения. И заставляющую вздрагивать его самого.

И все же именно то, как она двигала этим телом, заставляло его терять голову, особенно в такой атмосфере - в приглушенном свете ламп, сказывающемся на интимности обстановке, под музыку, создающую иллюзию уединения. Все это подтачивало способность ясно мыслить... и пробуждало зверя - но не ягуара, а другого, ведомого лишь одним инстинктом. И этому зверю хватало лишь одного взгляда на бледную кожу, видную сквозь черное кружево платья, чтобы смешать все связные мысли.

- Puttana, - слово само сорвалось с его губ, когда женщина начала гладить себя, постанывая, словно ее это действительно заводило и заставляя оборотня чувствовать себя так, словно она уже вынудила его принять участие в прелюдии - и жалеть, что он сам не касается ее там, где скользили ее изящные пальцы.

Алессандро даже не сразу осознал, что выругался - только после того, как  до него дошло, что он смотрит на вампиршу слишком... слишком так, как глазеют на стриптизерш прочие мужчины. И когда она распустила волосы, будто в насмешку в очередной раз угождая вкусам оборотня - ему всегда больше нравились женщины с длинными распущенными волосами, - он наконец понял, что для того чтобы должным образом вести себя в этой ситуации ему придется сделать то, что не нравилось больше всего - отпустить себя, позволив ощущениям от танца вампирши взять верх над разумом.

Это было недопустимо - потому что он не собирался забывать обо всем кроме этой женщины. И потому, что, показным было возбуждение или нет - вампирше явно нравилось оказывать на него - да и на всех мужчин, вероятно - такой эффект. И не хотелось доставлять ей удовольствие, становясь очередной жертвой ее умений. Определенно, он обойдется без падения в ту пропасть, куда его затягивали завораживающие движения танца.

Нахмурившись, прогоняя из взгляда желание, он поднял глаза на стриптизершу, своим видом демонстрируя, что ничуть не сожалеет о том, что назвал ее шлюхой - и это был вовсе не элемент "грязных разговоров". И именно в этот момент проклятая вампирша одним движением избавилась от платья - и очевидные в первые секунды недовольство и показное безразличие во взгляде оборотня быстро сменились смесью растерянности и возбуждения - ну не мог даже он остаться полностью равнодушным при такой картине. И на этот раз ему потребовалось больше времени чтобы, не отводя взгляда от вампирши, взять себя в руки - но, наконец сумев сделать это, Джованни откинулся на спинку дивана и смерив полуобнаженную вампиршу оценивающим взглядом - нарочито неторопливо, чтобы ей не взбрело в голову, будто она может вывести его из равновесия.

+1

10

Так близко и так далеко… Постепенное сближение бывает более волнующим, чем случайный секс. Позволяет прочувствовать все тонкие нюансы. Просмаковать каждый момент, как десерт – ложку за ложкой. Каждое прикосновение становится открытием, незабываемым и чувственным. И можно зайти очень и очень далеко прежде, чем сорвать наконец запретный плод…

- Puttana, — оскорбление звучит настоящим комплиментом, когда мужчина говорит его с таким выражением лица и чувственно низким, охрипшим голосом.

Постояв над мужчиной несколько томительных секунд, вампирша слегка насмешливо улыбнулась. И только вволю полюбовавшись на невозмутимое выражение на лице Джованни - появившееся, едва он понял, что сказал - Лия начала танцевать по-настоящему. Ее тело двигалось так, как не могло бы двигаться человеческое. Так могли бы двигаться оборотни, но эта пластика не была первобытной. Каждое движение было законченным и чувственным. Отработанным за столетия.

Оливия двигалась вся, действительно танцуя, создавая волшебную иллюзию замедленного, но от этого еще более прекрасного движения. Все идет от искреннего желания и любви к собственному телу. Лие действительно хотелось ласкать, трогать, гладить саму себя. И она не стеснялась показывать мужчине, что она хочет, чтоб ее трогали. И как она этого хочет…

В то время, как вся она изгибалась и волнующе раскачивалась, на бледном теле красиво играли тени, обрисовывая изящные линии плоского живота и округлых бедер. Это был все тот же эффектный прием, что и в начале. Но теперь это была не просто красивая картинка, это была игра с тенью. И вампирша то заворачивалась в полутьму, как в одеяло, то дразнила ее, как котенка. Руки тянулись в пустоту и пальцы словно ласкали и гладили эфемерного любовника, прежде чем вернуться к очередной мягкой ласке реального тела. Танцуя все так же плавно, Лия ни разу не ошиблась. Можно было бы подумать, что ей удалось выверить каждое движение еще до начала танца... Но разве кто-то может задумываться о деталях, если прямо перед его глазами соблазнительно покачивает всеми прелестями полуобнаженная женщина? Крупная грудь соблазнительно вздрагивала, а не вульгарно тряслась, как у некоторых танцовщиц из местных клубов, и не было спонтанных встряхиваний задницей и бедрами. Требовалось особое искусство, чтоб в танце принимало участие все тело, словно живущее своей жизнью. Без тщательного контроля не воссоздать поистине гипнотическое ощущение, что в танце задействованы абсолютно все мышцы. И даже на лице, которое у многих танцовщиков становится застывшим во время сложных и красивых па, вампирше удавалось сохранять зовущее, почти умоляющее выражение…

"Ты видишь, как красиво мое тело?" — вопрошали ее губы, беззвучно двигающиеся, как во время молитвы, — "Разве ты не чувствуешь, как я хочу тебя? Ты мне нужен… Только ты можешь утолить мой голод… Я так хочу почувствовать тебя…"

Незаметно перенося вес с одной ноги на другую, Лия вращала и плавно покачивала бедрами, наклоняясь к Алессандро, тщательно демонстрируя ему тело, которого по правилам он не должен касаться. Да, эти правила… Она тщательно делала вид, что знает о них и ему надо их соблюдать. Но в то же время продолжала дразнить его собственным возбуждением. Пока ее тело вытягивалось и томительно медленно поворачивалась, она изящно прогибалась в пояснице и слегка приседала, выпячивая ягодицы и полной ладонью оглаживая их. Это было завораживающе эротичное движение, когда пальцы с алыми ногтями скользят по упругой пышной ягодице, под конец впиваясь в кожу, словно демонстрируя что это все реальность. И тем неожиданнее был резкий хлопок. Как гипнотизер, выводящий пациента из транса лишь хлопнув в ладони, Лия резким движением шлепнула себя по ягодице. Звук получился упругим и сочным как удар хлыста. А затем она резко ушла вниз.

Присев на корточки, Оливия завладела правым коленом мужчины, бесстыдно погладив как само колено, так и бедро, и его внутреннюю часть через ткань брюк. При этом ее пальцы слегка надавили, заставив Джованни отодвинуть колено, раздвигая ноги чуть шире. А сразу за этим они начала подниматься, ягодицами потершись о левое колено Алессандро, нахально вильнув бедром.
Теперь уже Оливия медленно оценивающе осматривала Джованни и его ноги. Но не дав ему возможности смутиться и сдвинуть их снова, она наклонилась и коснулась их, снова погладив. Наклоняясь к мужчине, вампирша чувственно облизывала алые губы, как будто перед ней было нечто, что ей натерпелось попробовать. И это было без сомнения так. Все эти игры пробуждали ненасытное, глубоко упокоенное внутри нее чувство голода, запертое в нерушимой клетке самоконтроля. Но как прекрасно было дразнить это чувство, разглядывая смуглую, великолепную кожу мужчины. Правда ее плохо видно…

Хищным, плавным движением, незаметно поставив между ног Джованни колено, ощутимо надавив, но не собираясь делать больно, Лия завладела его галстуком. Сначала она поглаживала эту элегантную полоску ткани, а затем ловко ослабила, потянувшись и приблизив лицо к лицу Джованни, одновременно потянув его к себе за галстук. Чувственно приоткрытые губы почти коснулись рта мужчины, остановившись в последний момент и почувствовав его горячее дыхание.

А затем галстук свободно соскользнул в ее ладонь и Алессандро снова откинулся на диванные подушки, а вампирша выпрямилась и убрала колено, возвращаясь к танцу, но теперь еще и дразнящее поигрывая своим новым трофеем.

Отредактировано Olivia Sheridan (23.08.15 18:46:36)

+1

11

То, что шлюха-вампирша только усмехнулась в ответ на его взгляд, злило до невозможности. В особенности потому, что он не мог ничего поделать ни со стриптизершей - во всех смыслах... но не то чтобы он хотел! - ни собственно с тем, что она его настолько злит. И при всем при этом каким-то загадочным для Алессандро образом раздражение никак не уменьшало возбуждение, которое он чувствовал, наблюдая за танцем вампирши - напротив, примешивалось к нему, приближая к той границе, когда смесь из злости и желания оборачивается неконтролируемой страстью. Но подобные эксцессы были оборотню, разумеется, чужды - какой бы сексуальной стриптизерша ни была, он не поддался бы вожделению до такой степени.

Желание касаться самому тем временем росло, превратившись чуть ли не в навязчивую идею - по правде сказать, он не относился к любителям просто наблюдать. В стриптиз-клубе танцовщиц на сцене можно было воспринимать как дополнительный фон и сосредоточиться на чем-то другом; во время танца-прелюдии ему... не было нужды сдерживаться. Здесь же его внимание вынужденно было  приковано только к вампирше - и при этом он не мог коснуться ее. Ему было все равно, когда вампирша протягивала руки, лаская воображаемого партнера, но когда она возвращала ласки себе- это было почти выше его сил. Почти. И все же в какой-то момент Алессандро поймал себя на том, что впился пальцами в сиденье слишком сильно, и еще чуть-чуть - и он мог бы прорвать кожу, думая о том, как мог бы касаться вампирши - правда, не так, как она сама это делала, а куда более настойчиво.

Но оборотень по-прежнему контролировал как свое тело, так и взгляд, оставшийся на этот раз холодным - только со скрывавшимся в глубине глаз напряжением - даже несмотря на призывное выражение лица стриптизерши. Однако это длилось недолго - стоило ей развернуться, выпятив ягодицы, как Алессандро почувствовал, что вся холодность - а вместе с ней и осмысленность - снова уходит из его взгляда. Но сделать с этим ничего не мог, не среагировав даже когда  раздался хлопок и еще мгновение глядя туда, где только что была задница вампирши. А стриптизерша, в отличие от Алессандро, могла позволить себе прикосновения... и не только руками. Останавливать ее он, разумеется, не собирался, только бросив хмурый взгляд, когда она огладила колено и бедро - и даже не вздрогнул от того, как она потерлась своей слишком сексуальной задницей, на которую он пялился непозволительно долго - только нахмурился сильнее, неосознанным движением оттягивая ворот рубашки - в комнате отдыха, казалось бы всегда отличавшейся прохладой, стало вдруг слишком жарко. Но когда она уперлась коленом между ног, надавливая - все же со свистом втянул воздух сквозь зубы, невольно краснея от интимности прикосновения, хотя его и не смущало то, что вампирша почувствует его возбуждение - это было само собой разумеющимся фактом, даже он не стал бы спорить. Однако он все равно машинально сурово сжал губы, стоило ей податься навстречу, не ожидая от нее поцелуя, но не одобряя такой близости, равно как и того, что она вновь избавляла его от деталей одежды. Эта более обыденная причина для недовольства в какой-то степени отрезвила его и, отстраняясь, он только неодобрительно хмыкнул, наблюдая за тем, как вампирша поигрывает его галстуком.

+1

12

Галстук Джованни скользил по рукам Оливии тонкой, черной змейкой. Обвивал шею, мазнув кончиком по груди, а дальше, соскользнув по животу до самых бедер, коснулся тонкой кружевной ткани белья. Подразнил изгиб внизу живота. Мягкий шелковый материал гладил кожу так же нежно, как и пальцы, привлекая внимание тогда, когда вампирше этого хотелось, и к тем местам, на которые, как она считала, Алессандро должен обращать внимание в первую очередь. Вертеть в руках, скручивать ласкать себя шелковой полоской ткани было так приятно, зная, что он наблюдает. Растянув в руках галстук как веревку, Лия провела им от бедер до груди, слегка приподняв ее и покачав, как на качелях. Но в конце концов, ей надоело играть и с этим трофеем, равнодушно отброшенным в сторону. Тем более, что песня, которую она выбрала для разогрева – подходила к концу.

Закончилась первая мелодия. Но следующую за ней назвать мелодией можно было лишь с натяжкой. Это был резкий и грубый мотив. Не менее сексуальный, чем первый, но при этом яростный.

Алые губы растянулись в страстной, хищной улыбке. Но вампирских клыков мужчина так и не увидел. Он должен был забыть, что перед ним вампир. Он должен был видеть только женщину, которую хочет всеми фибрами души... Оливия знала, как заставить его забыть.

Встряхнув черной волной волос и улыбнувшись еще раз, Лия поставила ногу на сидение дивана. И элегантно поднялась на него, поставив ноги по обе стороны от бедер итальянца. Больше не было необходимости двигаться плавно. Чувственная иллюзия рассыпалась в прах, разогретая накаленным желанием. Ее тело снова изгибалось и двигалось, но совсем не так, как раньше. Чувственное соблазнение, осталось где-то в воспоминаниях. Ему на смену пришли похоть, страсть, ярость... Когда она наклонялась к мужчине или прогибалась в пояснице напрягая упругий живот и выпячивая ягодицы, ее губы дразнили Алессандро соблазнительной усмешкой.

Ты меня не получишь. О, нет… Тебе нельзя даже коснуться меня. Видишь? Мое тело двигается прямо перед твоими глазами, но ты не узнаешь какова эта кожа на ощупь.

Лия насмехалась в открытую, когда сгибала ногу в колене и ставила ее на спинку дивана. Так близко к Джованни, что слегка надавила острой шпилькой на его плечо. На губах играла коварная улыбка, говорившая: "Я знаю все твои тайны…" Снова и снова пальцы скользили по телу. Искушающе гладили резинки подвязок. Пробегались по ткани стринг между ног. Оглаживали бедра, ягодицы, прежде чем подняться выше по животу, ловко расстегивая замочек между двумя чашечками, поддерживающими грудь. Вампирша не торопилась тут же сбрасывать лямочки белья. Они сами медленно соскользнули с плеч, пока она нарочно делала глубокие вдохи заставляя тяжелые груди покачиваться. Твердые вершинки сосков подпрыгнули при легком движении плеч. Еще мгновение и бюстгальтер оказался у в руках у Оливии. А затем, приподнятый, упал на плечо Алессандро. Только после этого Лия убрала ногу со спинки дивана.

Только не обольщайся, mon cher, это еще не все...

Быстрым, но не лишенным элегантности, движением Оливия опустилась ниже, присев над коленями Джованни и почти касаясь ягодицами его брюк. Больше она не улыбалась. Распаляя мужчину, она распаляла также и себя. И вожделение жгло изнутри, высвобождая все более и более дикие желания. Голод и похоть овладевали разумом. И ненадолго Лия представила, что они двое – единственные в этой комнате – уже занимаются любовью…

Как хорошие кошечки просят еще?.. Они выгибают спинку и ласково мурлычат...

Лие достаточно было красиво откинуться, опираясь на колени Алессандро, запрокидывая голову… а затем она широко и страстно раздвинула колени. Спина ее выгнулась на пределе возможности и Лия полностью откинулась назад, ложась на колени Джованни, хлестнув длинными волосами по его ногам. Ладони страстно гладили колени и внутреннюю сторону бедер. Узкая полоска стринг между напряженных, разведенных ног почти ничего не скрывала. Изящные пальчики, доходя до края кружевных чулок, поддели и натянули подвязки, заставили их резко щелкнуть. Вытягиваясь и изгибаясь, запрокидывая руки и поглаживая ноги мужчины, вампирша приподняла бедра и покачала ими, прекрасно представляя какой эффект производит это зрелище… Бедра двигались вверх и вниз, и от этих движений ткань стринг тоже приходила в движение, очерчивая все интимные изгибы, напряженный клитор и влажные половые губы.

- Toccami, mio caro, — голос вампирши был низким, тягучим, как патока, с эротичной хрипотцой и звучал почти умоляюще; так, как мужчина хочет слышать это от женщины в постели, — Toccami, Giovanni... ovunque... Lo voglio…

Отредактировано Olivia Sheridan (25.08.15 01:02:07)

+1

13

Плавный ритм из динамиков стереосистемы  сменился чем-то более резким, но вовсе не новый мотив, требующий страстных и агрессивных движений, заставлял оборотня почти забыть о том, где и с кем он находится - дразняще-плавный танец провоцировал не хуже, чем то, что она делала сейчас. Просто у его запасов самоконтроля имелся лимит... только он не предполагал, что этот лимит может исчерпать вампирша, под музыку скидывающая с себя тряпки. Ладно, чертовски сексуальная вампирша, весьма возбуждающе скидывающая с себя тряпки - но этого все равно должно было быть недостаточно.

И, казалось бы - нет ничего такого в том, что женщина улыбается во время стриптиза, но насмешливая улыбка вампирши заставляла его хмуриться сильнее... и при этом смотреть на нее с уже не скрываемым желанием во взгляде, что самое ужасное - даже не беспокоясь из-за этого. И в какой-то момент эта искушающая усмешка начала пробуждать его зверя. Алессандро мог контролировать себя даже в полнолуние - но сейчас, пока стриптизерша выгибалась перед ним, демонстрируя все то, чего он не должен касаться, он ощутил, как где-то внутри заворчал ягуар, недовольный, что кто-то позволяет себе вот так распалять его желания и оставаться безнаказанным. Да он сам был с этим полностью согласен - особенно чуть ли не против воли следя взглядом за движениями пальцев, ласкающих бледную кожу и почти не чувствуя, как на плечо давит острая шпилька - но сделать ничего не мог - правила ему были известны. А правила не следует нарушать... как бы ему ни хотелось.

И при всей этой мрачности, при рычании, клокочущем в горле, он все равно снова постыдно покраснел, когда вампирша избавилась от лифчика. Машинально проследил взглядом за упавшей ему на плечо деталью одежды, чувствуя как горит лицо от осознания, что он не может воспринимать происходящее как просто стриптиз. Оставшаяся где-то на краю сознания логика твердила, что так и задумано - чтобы мужчины, потеряв рассудок от похоти, совали деньги стриптизершам, покорно наблюдая за ними и надеясь, что им что-то перепадет. Но он, черт возьми, не привык смотреть и надеяться! И тем не менее, он смотрел, причем со смесью смущения и растерянности, сливающейся с желанием - на упругие груди, то и дело покачивающиеся от движений, словно призывая стиснуть их, оценивая размер; на кружевные чулки, облегающие ноги и заставляющие думать о том, чтобы порвать их, придав их обладательнице соответствующий шлюховатый вид. И ему даже не надо было смотреть, когда вампирша выгнулась, позволяя ему рассмотреть ее самые интимные места, едва прикрытые бельем - он и без того чувствовал, что она действительно возбуждена. И это было последней каплей.

Не стоит дразнить хищников.

Она сама просила об этом, верно? И, на мгновение вслушавшись в молящие интонации голоса вампирши, он уже сжал ее бедра, останавливая движения, чтобы самому почувствовать их изгиб, огладив их и однвоременно пройдясь пальцами по внутренней стороне - но не заходя дальше, вместо этого скользнув ладонями вверх, также настойчиво исследуя ее тело, все еще помня, что он не должен был этого делать, но слишком распаленный, чтобы не позволить себе хотя бы этого нарушения правил стриптиза и собственных принципов.

+1

14

Затылок Оливии касался края дивана. И ее волосы водопадом рассыпались по коленям мужчины, в то время как тонкие пальцы гладили его ноги. Прикрыв глаза, она шумно, с зовущим стоном вздохнула, бесстыдно подставляя себя под ласки. Ее кожа была бледной и прохладной, а его пальцы – горячими и смуглыми. Он мог бы сыграть этими пальцами – пальцами прирожденного пианиста – сонату Моцарта, но сейчас эти пальцы играли на струнах ее души. Если у вампиров конечно бывает душа. Как жаль, что все философские размышления пагубно влияют на возбуждение. Лия многое могла бы рассказать… Но современные мужчины, как оказалось, совсем не ценят умных женщин. Но к счастью – все так же любят порочных.

Резким, но не грубым движением поднявшись с колен Алессандро, отчего объемная грудь тяжело качнулась, вампирша выпрямилась. Подняв руки, она по-кошачьи, с ленивой грацией потянулась прежде, чем начала снова двигаться, потираясь о его бедра, как будто бы все еще танцуя. Ладони Лии легли на широкие плечи, и она, изгибаясь и потираясь о его рубашку, прижимаясь теснее. Ее бедра продолжали двигаться, когда она легла на Джованни, обняв его за шею. Две тяжелые груди вдавились в твердую поверхность мышц, ощутимых через ткань рубашки, а красные губы выдохнули поблизости от уха.

- Может быть у сеньора есть какие-то особенные пожелания? Что бы вы хотели сделать?..

Последние два слова остались недосказанными, но в них и не было необходимости. Если Джованни не понял бы, что она говорит о себе, то Оливия просто показала бы ему, что имеет в виду. Но его взгляд, его поза и то как часто он дышал, с вибрирующими нотками, словно собираясь зарычать на нее – все это говорило о том, что он прекрасно понимает ее и уже знает, чего хочет. Но перед тем, как выполнить его желания, хотелось еще немного подразнить его. Смущать красавчика-итальянца оказалось так неожиданно приятно, что искушение немного потянуть удовольствие стало очень велико. Лия давно… пожалуй, слишком давно, не встречала человека, который был бы одновременно таким циничным и настолько целомудренным. Если можно сказать так о Джованни ощущая, как властно скользят его пальцы сжимают ее плоть.

Оливии пришлось отстраниться, чтоб исполнить задуманное. В одно мгновение она завладела рукой Алессандро, исследуя и поглаживая его ладонь, длинные пальцы. Его руки были сухими и жилистыми, твердыми, слегка мозолистыми. В точности такими, какими она себе их и представляла, пока эти пальцы гладили ее кожу. Глядя в глаза итальянцу, Лия заставила его поднять руку, одновременно опуская голову и целуя его ладонь. Она поцеловала каждый из его пальцев. И когда добралась до указательного – "случайно" задела кожу клыками.

- Ох, какая оплошность… — чуть охрипшим голосом произнесла она, разглядывая маленькую ранку, которая почему-то оказалась совсем крошечной, хотя должна была бы быть глубокой.

Облизнувшись от ощущения кожи во рту, вампирша погрузила палец в рот и принялась эротично обсасывать его, на этот раз аккуратно, заставляя думать совершенно о других оральных ласках. Вкус крови Джованни был словно смутно знаком… но Оливия тут же отмела эту мысль, как невозможную.

Глаза цвета темного, шотландского виски, следили за мужчиной и выражением его лица. Всего один взгляд в эти глаза – и он бы забыл обо всем, о чем думал до недавнего времени.  О работе, о прочих женщинах и о своих друзьях. Осталась бы только она. Она и ее желания – вот и все, что волновало бы его в дальнейшем.

Отредактировано Olivia Sheridan (10.10.15 10:50:35)

+1

15

Касаться вампирши было приятно. Больше, чем приятно. И хотя ее кожа была холоднее, чем его, от ощущения того, как ладони скользят по телу стриптизерши, податливо выгибающейся от каждого движения рук, становилось только жарче. И даже когда она выпрямилась, оставляя доступной для рук лишь спину, он не ощутил даже укола недовольства, обнимая ее и невольно пользуясь этим чтобы притянуть еще ближе, вновь чувствуя как упруго пружинит ее грудь.

- Может быть у сеньора есть какие-то особенные пожелания? Что бы вы хотели сделать?..

Джованни даже не стал осмысливать этот вопрос - иначе снова придет осознание, что те вещи, которые он бы хотел сделать с этой женщиной сейчас, полчаса назад даже не появились бы его фантазиях. Да и никаких фантазий бы не было. Потому что она вампирша, потому что он ее не звал и потому что стриптизерши танцуют стриптиз и все их домогательства - часть танца. А сейчас он уже почти забыл о том, что изначально это был стриптиз, несмотря на музыку, все еще звучащую в динамиках - и вампирша не спешила рассеивать эту иллюзию, позволяя распускать руки и, как ему казалось, провоцируя перейти черту.

Но провокация внезапно закончилась - и это уже вызвало недовольство, сопровождаемое приглушенным рыком. А за ним последовало недоумение и Алессандро уставился на вампиршу - точнее, чуть правее нее, даже сейчас на автомате отводя взгляд чтобы не попасть под чары, - потемневшим от желания взглядом, лишь теперь слегка прояснившимся от удивления. К таким ласкам он не привык, но останавливать стриптизершу не стал - отчасти просто оторопев и не зная как реагировать. И отчасти потому, что эти невесомые поцелуи все равно возбуждали. И при этом раздражали, вызывая ассоциации с аперитивом, поданным тогда, когда вид основного блюда уже разжег аппетит - этих дразнящих ласок попросту не хватало после того, как вампирша прижималась к нему, предоставляя возможность касаться и позволяя оценить все достоинства ее тела.

Боль от царапины была едва ощутима и оборотень поморщился не из-за нее, а из-за уловки вампирши, прекрасно понимая, что никакой оплошности в этом укусе не было. Хотя он и не знал, что было конечной ее целью - попробовать его крови или создать повод обсасывать его палец с таким намекающим видом, словно она делала минет (он склонялся к первому варианту). И поэтому даже сейчас ему было мало и ощущение неудовлетворенности заставляло терять остатки самоконтроля, к желанию близости добавляя желание ответить вампирше на ее поддразнивания - ведь она сама его на это провоцировала. Что ж, раз она предоставила возможность...

Свободной рукой Алессандро обхватил стриптизершу за талию - крепко, зная, что в данном случае это не будет принуждением - для того чтобы удержать вампира, нужно приложить больше усилий. А к пальцу, обласканному ее губами, добавился еще один и, протолкнув его в рот вампирши, Джованни начал двигать пальцами в своем темпе - такой вариант для ассоциаций ему нравился больше. Но и возбуждало это соответственно больше. И теперь, хотя он и не подумал об этом,  женщина снова двигалась на его бедрах, получая ощутимую демонстрацию эффекта от своих умений. Оборотень не знал, что чувствовала при этом она - куда больше его увлекли собственные ощущения. Можно ли было заставить себя остановиться, когда стриптизерша была в его руках, все еще вынужденная облизывать его пальцы, не имея больше возможности распалять вожделение нарочито чувственными ласками?

Оказалось - можно, если в этот момент из кармана пиджака, оставленного на кресле, раздастся рингтон в стиле обычного телефонного звонка - не желая рекламировать какого бы то ни было производителя мобильных телефонов, Алессандро с трудом, но сумел поменять мелодию звонка. Вызов стал заменой холодного душа, по крайней мере, для рассудка - тело все еще терзал жар возбуждения, хотя Джованни напрягся, замерев и уставившись на источник звука. Несколько мгновений ушло на то чтобы прийти в "рабочий" режим, а потом оборотень отстранился, ссадив стриптизершу с коленей, встав с дивана и направившись к креслу, с каждым шагом осознавая, что чуть было не произошло. Нет, секс его не пугал - зато злил тот факт, что он этого секса не планировал и тем не менее, вампирше удалось заставить его наплевать на это. Так быть не должно. Незнакомые вампирши не должны проникать в его офис, зачаровывать охрану и затем соблазнять его самого. Это ловушка для молокососов.

Прежде чем ответить, Алессандро выключил музыку и только потом нажал на кнопку принятия вызова. Ничего важного - просто новости, которые разумнее было сообщить сейчас, а не откладывать на завтра. Врать и прикрываться выдуманными срочными делами было не в его правилах, но и продолжать то, чем они занимались до спасительного звонка, оборотень не собирался. Надев пиджак и снова убрав мобильный, он перевел взгляд на вампиршу, к этому моменту уже почти полностью оправившись от произошедшего, не считая определенных неудобств в виде стояка. И когда он заговорил, в голосе уже не было тех рычащих интонаций, с которыми он оскорблял ее - только едва различимая хрипотца.

- Думаю твоя работа здесь закончена. Я вызову охрану - тебя проводят. - на кофейный столик лег извлеченный из стереосистемы диск. Следом Алессандро положил несколько купюр в качестве чаевых - на деле вовсе не желая вознаградить  женщину за труды, а сделав это только  чтобы вампирша не забывала, что она была здесь по делу, а не ради развлечения. Если она так и считала - хорошо. Если нет... это было глупо с ее стороны.

Отредактировано Alessandro Giovanni (10.10.15 01:23:57)

+1

16

Властолюбивые мужчины могут быть одновременно сексуальными и раздражающими. Как ни странно, Джованни весьма неудачно сочетал эти два качества. Только ей начало казаться, что он расслабился и собирается позволить ей владеть ситуацией, как он тут же беспощадно вырывает у нее инициативу, но не делает ничего, чтоб продолжить их тесное знакомство. Весьма эгоистично с его стороны. Впрочем, возможно это еще один кусочек мозаики под названием Алессандро Джованни. Нужно ценить что дают…

Оливия закрыла глаза, замирая в объятьях бизнесмена, желая досадить ему этим. Немного нахмурив брови, когда он протолкнул в ее рот еще один палец, заставляя принимать их и не позволяя увернуться, она неохотно признала, что эти объятья будут крепковаты для простого бизнесмена. Интригующе. И опасно. Но нельзя сказать, что неприятно… Да и вид у вампирши был скорее сосредоточенный, чем недовольный, когда она так жмурилась и слегка морщила нос, стараясь не задеть пальцы во рту клыками.

А потом раздался электронный мотив мобильного телефона, разрушивший все, словно удар молнии – вавилонскую башню. Ведь начиналось все так многообещающе…

На какую-то долю секунды они возможно замерли оба: человек на диване и красивый труп на его коленях. И для Лии эта противоестественная недвижность была делом привычным. Но итальянец казалось даже не дышал. Можно было подумать, что ей все же удалось загипнотизировать его, а теперь этот надоедливый отвратительный звук неестественной мелодии вернул его в реальный мир, где она уже не имела над ним такой… власти. Омерзительно. Еще сотню лет назад этого "чуда современной науки" – которое уже и чудом-то уже не считалось – просто не было. И возможно, встреть она Джованни сотню лет назад – ничто не помешало бы им, как сейчас. Но увы.

Алессандро легко пересадил ее со своих коленей на диван, словно ребенка, и она с нечитаемым выражением лица следила за ним, тыльной стороной ладони вытерев губы и подбородок. Движение получилось легким и изящным, но едва ли он обратил на это внимание, пока одевал свой сшитый на заказ пиджак и разговаривал по телефону. Кажется, из женщины ради которой еще минуту назад он мог продать мир, она снова превратилась в стриптизершу по вызову. Но разве имеет ли это значение, если она и сама решила не продолжать? С Джованни явно было что-то не так и ее притягивало к нему. Вкус его крови казался ей знакомым, словно вкус какого-то лакомства из детства.  А самое главное – он знал, что нельзя смотреть в глаза вампирам… Обычные люди не следят за такими деталями.

- Думаю твоя работа здесь закончена. Я вызову охрану – тебя проводят, — сказал мужчина, возвращаясь к Оливии.

Сидя на диване и глядя на него снизу-вверх она с равнодушным выражением она смотрела в его лицо, гадая, что он собирается делать с собственным возбуждением.

Может быть вызовет обычную шлюху? Интересно было бы посмотреть…

На столе, рядом с диском, который принесла она, появились зеленые бумажки. Современные деньги. Должно быть крупного номинала раз он решил не просто отделаться от того что ему неудобно, но еще и подчеркнуть, что это для него ничего не значит.

- Конечно, — выдав Джованни еще одну соблазнительную улыбку без клыков, Оливия поднялась, сделав это так, чтоб лишний раз продемонстрировать от чего он только что отказался.

Наклонялась за платьем, лежащим на полу, она с той же целью: она была из линии Белль и ни одна женщина из этой линии крови не уходила от мужчины без того, чтоб он пожалел о ее уходе. Приличия вроде того, чтоб выйти отсюда вовсе без одежды волновали ее куда меньше маленькой и чисто женской мести. Но когда она разогнулась и начала одевать платье, завязывая тонкие ленточки на боках, она только кидала в его сторону кокетливые взгляды, не собираясь хоть как-то дать ему понять, что хочет остаться. И продолжала это делать, забирая свои вещи, лежащие в кресле. Деньги она тоже взяла. Пересчитывать не стала, разумно посчитав, что там все равно недостаточно.

- Было приятно познакомиться с тобой, Алессандро Джованни, — шепнула она ему на ухо, положив ладонь на плечо, когда остановилась ненадолго рядом, прежде чем направиться к двери, — Очень… приятно.

+1

17

Пока Алессандро говорил, вампирша смотрела на него с равнодушным взглядом и выражение ее лица не изменилось даже когда он бросил на стол купюры. Это заставило его растеряться, так как нельзя было понять, какой эффект произвели на стриптизершу чаевые. Какая-то часть оборотня надеялась, что она разозлится и вылетит из комнаты, избавив его от необходимости и дальше видеть ее почти обнаженное тело, другая - и он презирал себя за это - лелеяла фантазию о том, что она окажется достаточно наглой, чтобы позволить себе еще несколько мгновений близости до прихода охранников. Очень коротких мгновений, поскольку, несмотря на подобную фантазию, оборотень все равно не позволил бы этой женщине вернуться к прерванному звонком занятию.

Но, судя по всему, вампирше тоже требовалось какое-то время, чтобы обдумать произошедшее. Однако когда она поднялась, на ее лице вновь появилась раздражающая и вместе с тем более привычная улыбка - хотя эту улыбку он заметил в последнюю очередь, больше внимания уделив тому, как двигалось тело вампирши, когда она с покладистым видом вставала с дивана. Он это сделал ненамеренно, а вот стриптизерша явно воспользовалась своей наготой, чтобы он вновь подумал о сорвавшемся сексе. И, начав одеваться, продолжила закреплять этот эффект - но на этот раз оборотень, опомнившись, отвел взгляд, стараясь не думать об идеальных для его предпочтений формах. Правда, уже после того, как она выпрямилась - чувствуя, что снова краснеет и убрав руки за спину в небрежном жесте, но тут же впившись в запястье, опасаясь выдать движениями пальцев, что он и сам не прочь снова коснуться прохладной кожи вампирши и согреть ее. Зато взгляды, которые она то и дело бросала на него, убедили Алессандро в том, что, предложи он ей остаться - она бы не отказалась.

Но он не предложил. И подавил честную, но унизительную мысль, что жалеет об этом, глядя на женщину с прежней мрачностью и молча отстранившись после ее прощальных слов.

- Addio. - неохотно, но твердо обронив это, он все же вышел следом за вампиршей с тем, чтобы убедиться, действительно ли она дождалась охранника и несколько секунд созерцая ее ягодицы, теперь обтянутые черным кружевом платья.

Опомнившись и (слишком поздно) переведя взгляд на ее спину, уже в следующий момент Алессандро развернулся, вернувшись в комнату отдыха, собираясь выключить питание стереосистемы и свет. Но тут его взгляд упал на черный бюстгальтер, забытый на диване, словно память о буйном корпоративе. Из горла оборотня вырвался недовольный рык, прокатившийся по комнате отголоском тех животных звуков, которые он издавал совсем недавно, пока вампирша извивалась на его коленях. Но на смену раздражению быстро пришло смущение, когда он, покраснев, подумал о том, что придется нести это домой. В голове появилась было мысль о том, чтобы просто выбросить предмет белья - в конце концов, вампирша сама виновата, надо внимательнее следить за вещами, а не думать... о чем бы она в тот момент ни думала. Но эту идею оборотень отмел - слишком мелочно. Лучше уж он швырнет лифчик в наглую рожу Кобба, когда тот начнет (а он обязательно начнет) задавать дурацкие вопросы по поводу "подарка". И пусть он сам возвращает его своей кровососке - Алессандро с ней встречаться больше не собирался.

Не позволив себе обратить внимание на то, что даже в мыслях последняя фраза по неизвестной звучала не то как вопрос, не то как надежда, Джованни подхватил лифчик с дивана и вышел, оставив комнату отдыха в безмолвной темноте, будто никто здесь не предавался разврату каких-то десять минут назад вместо того чтобы работать или по крайней мере расслабляться более подобающим образом.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [21.03.11] After-party without a party