https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [14-15.04.11] Lock up all you've got


[14-15.04.11] Lock up all you've got

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Время: ночь с 14 на 15 апреля, 2011 г.
Места: Клуб «Danse Macabre»
Герои: Evelise Roche, Jean-Claude, Morgan Harlock, NPC отряд женщин*
Сценарий: взволнованная происходящим, Эвелис не забыла о назначенной еще одной встрече с загадочным Жан-Клодом и отправляется в его клуб, в некой надежде порадовать бизнесмена дела которого подверглись такому страшному испытанию. Об этом трубит весь город. Это слышали все. В том числе и Морган Харлок, наконец собравший воедино свой триумвират именно в Сент-Луисе. Вампир решает, что подобный переполох - прекрасная возможность для него предложить Принцу города свои услуги и тоже собирается наведаться в гости. К сожалению, эти двое далеко не единственные, кто заглянут в самый модный клуб Сент-Луиса с определенной целью. Посетителям лучше спрятать все, что у них есть под сотни замков, ведь этой ночью могут всплыть самые темные из секретов.

+2

2

*Клуб «Danse Macabre»: кабинет Жан-Клода*
В небольшой американской квартирке Эвелис Роше, телевизор по-прежнему не работал. Однако нужно быть совершенно несведущей, слепой и глухонемой, чтобы хотя бы откуда-нибудь не услышать новостей о том, что случилось этой ночью.  И хотя большую часть дня девушка провела в танцевальном зале, работая над постановкой и выбирая подходящие движения, за это время город проснулся, и трагичная новость о нападении на клуб разнеслась по всей округе. А стоило выйти на работу, как та же самая новость невзначай расслышанная, например, с заднего сидения автобуса, продолжала нагло до нее долетать. Не особо любящая сплетни, а уж катастроф и прочего избегающая как огня (после собственной трагичной аварии), Алиса избегала этого как могла, но стоило ей услышать в одном предложении слова «клуб», «погибшие» и Жан-Клод, как еще не успев доехать до дома она набирала появившийся у нее еще после свидания номер инкуба, чтобы выяснить где он сейчас находится.

Таким образом, не смотря на то, что на улицах уже во всю разыгралась ночь, Иви надела свое уютное платье, утеплилась сапогами, доходящими ей даже выше колен, перекинула через плечо небольшую сумочку, схватила с вешалки весеннюю курточку и вылетела навстречу дожидающемуся таксисту, который повез ее в названный инкубом клуб. Водитель, честно говоря, посматривал на рыжую девушку не без переживаний, как будто все время хотел предложить ей повернуть обратно. И хотя танцовщица прекрасно это видела, она не могла сообщить мужчине, точно так же как не сказала и самому Принцу, что под ее мощным контролем находится телекинез – ни больше, ни меньше. Звучит самодовольно, но даже без этого, Роше не отказалась бы от мысли поддержать своего нового… поддержать Жан-Клода. Да, ее никто не просил, и все-таки она знала, что это такое, когда дело твоей жизни пускают под откос, а ты ничего не можешь с этим поделать.  И ведь совсем недавно, когда у нее перекупили зал, Принц не поскупился вернуть его ей обратно. Словом, у юной девушки была целая масса причин, по которым ей хотелось увидеть этого обворожительного хозяина клубов данной ночью, причин достаточно логичных, чтобы ей не пришлось краснея перечислять еще и те, которые нашептывало чуткое женское сердце.

Пробираясь сквозь толпу все еще многочисленных и вроде бы довольно безмятежных посетителей, к кабинету хозяина заведения, Иви отмечала про себя детали впервые увиденного ею интерьера с некой тоской. Она могла только представлять себе, что осталось от идеального интерьера другого клуба, который так хорошо запомнился ей по многим причинам. Может там все не так уж и страшно? Многое уцелело? Вряд ли. Но она не решилась бы спросить об этом у черноволосого хозяина. Хотя бы потому, что раны нанесенные данным случаем все еще, наверное, были слишком свежи.

Шумная толпа танцевального зала выплюнула ее в более тихие и уединенные коридоры и вскоре Алиса уже остановилась напротив указанной ей двери. Сразу постучать и ворваться как в предыдущий раз она не решилась. Это был тот самый момент слабости и сомнений. Может она зря приехала и ее не хотели видеть в такое тяжелое время. Должно быть, у Жан-Клода сейчас просто навалом всяких важных дел и забот, а тут она навязывается со своим женским беспокойством. Конечно, поддержка ему вероятно требовалась, но так ли много она могла для него сделать? Только побыть рядом…

«Что ты опять как ребенок, если бы он не хотел сейчас тебя видеть, он сказал бы об этом по телефону!» - перекинув свои огненные кудри на одно плечо, Эвелис наконец постучалась, а затем, немного подождав ответа надавила на ручку и открыла дверь шагая внутрь.

- В каждом из ваших клубов нет отбоя от клиентов, это радует, - без какой-либо зависти, с теплой улыбкой начала она, беглым взглядом окидывая помещение и концентрируясь на его хозяине, - приятной ночи.

+4

3

*Клуб «Danse Macabre»: кабинет Жан-Клода*
Принц стоял около своего роскошного деревянного стола в своем не менее роскошном кабинете... и гипнотизировал взглядом телефон. Он ждал известий. И не от абы кого, а от Ирвинга Гризвольда, репортера и вервольфа по совместительству, который должен был посвятить весь сегодняшний день выяснению у полисменов хоть какой-то информации о нападении на "Запретный плод". У этого проныры связей было больше, чем у тех же Роджера или Хъюго, и жил в городе Ирвинг куда дольше маршалов, чтобы научиться правильно себя вести с нужными людьми.

Самого Жан-Клода в клуб не пускали. Ему не позволили войти в Его же собственное заведение, в котором поубивали Его людей, ни вчерашней ночью, ни сегодняшним вечером. Как только кровавый диск солнца закатился за горизонт, вампир покинул Цирк Проклятых и направился к месту кровавой бойни, неоновая вывеска которого больше не горела красным и не заманивала жаждущих впечатлений посетителей. Разумеется, полисмены оцепили весь "Запретный плод" по периметру и за желтую ленту не пускали ни одного гражданского, включая самого Принца. Более того, на него они смотрели особенно подозрительно, словно он мог быть причастен к развернувшийся в самом сердце Кровавой площади трагедии.

Ему ничего не стоило использовать свою вампирскую магию и пробраться за стены клуба вообще без каких-либо препятствий, но Принц в очередной раз проявил уважение к человеческому закону, который при первой же удачной возможности готов будет спустить на него всех собак. Люди не могли оценить по достоинству все те действия, которые вампир уже совершил для них. И совершит еще не однократно. Слишком человечно? Нет. Достаточно практично. Жан-Клод намеревался остаться в этом городе и при возможность подмять под себя соседние, поэтому проблемы с полиций ему были не нужны. Как бы сильно в его уже давным-давно мертвом сердце не плескался гнев.

Единственной отдушиной за крайне тяжелый сегодняшний вечер стал звонок от Эвелисы. Она будто бы намеренно подгадала крайне удачный момент, когда ее звонок станет для Жан-Клода чем-то вроде спасательного круга в этом водовороте негативных эмоций. Ее голос, как щепотка нежности в зачерствевшем от жестокости и страданий мире, в буквальном смысле спас Маркуса Флетчера от всего того, что Жан-Клод собирался ему сказать.

И сейчас, когда в дверь постучали, Жан-Клод не сомневался, кто за ней стоит. Эвелиса не сразу дала о себе знать, замешкавшись в коридоре, но Принц слышал ее. Пожалуй, даже слишком хорошо, лишая девушку любой возможности скрыться от обостренных чувств инкуба. Он слышал биение ее сердца, ощущал аромат ставших уже совсем знакомыми духов и вполне мог себе представить, как на щеках Евы расцветает теплый румянец. Вампир не мог знать наверняка, но ничто не мешало ему рисовать в своем воображении интересующую картинку. На мгновение он даже забыл про некогда так страстно ожидаемый звонок телефона, и перевел взгляд на входную дверь.

Она наконец постучала. Принц попросил ее зайти... и стоило девичьему силуэту появился в проходе кабинета, как инкуб развернулся лицом к Еве. Она была обворожительна в своем маленьком черном платье, которое собиралось волнами вокруг ее стройных, затянутых в сапоги, ножек. Но внимание вампира в больше степени привлекли ее огненно-рыжие волосы, убранные в импровизированную прическу. И лицо, окрашенное теплой улыбкой, в обрамлении всего бесчинства ярких локонов.

- Bonne nuit, - вампир улыбнулся, и в один момент вся напряженность с его лица улетучилась. Он уже почти двинулся навстречу своей гостье, которая пришла его поддержать, как мобильный, который все это время предательски молчал, вдруг наградил тишину кабинета нервным звонком. Принц остановился и плавным, медленным движением подцепил длинными пальцами телефон со стола. Но прежде чем ответить, синие глаза поймали женский взгляд, в котором надеялись увидеть понимание.

- Прошу прощения... - сказал он и протянул свободную руку Еве навстречу. Ему не нужно было говорить вслух все то, что уже изобразил его вполне понятный жест, приглашающий девушку пройти внутрь и ни в чем себе не отказывать. Впрочем, она могла бы даже подойти к Жан-Клоду совсем близко и взять его за руку... если бы только пожелала.

Звонил Маркус, которого Принц города сегодня уже заставлял висеть в ожидании, пока сам разговаривал с Эвелисой. Тогда инкуб сменил гнев на милость, но Ульфрик все никак не мог успокоиться и принять данность, как данность, а не как вампирские выдумки. Несколько волков из его стаи погибли, включая совсем юную девушку-танцовщицу, еще толком и жизнь не успевшую повидать. Ее застрелили из дробовика... вместе с партнершей-вампиршей по номеру. И эта картина, увиденная Принцем глазами Ганди, все никак не шла из головы Жан-Клода. Девушка-вампир тоже была недавно обращена и умудрилась выбиться из-под крыла Малкольма, чтобы заняться танцами в клубе "Запретный плод". Жан-Клод не слишком хорошо ее знал при жизни, а после ее смерти ему и вовсе придется выяснять отношения еще и с главой Церкви вечной жизни. Никто из них, ни Малкольм, ни Маркус не верил в случайность произошедшего, и каждый готовился с подозрительно упоительным удовольствием свалить вину на Жан-Клода.

Как и ожидалось, на Принца обрушилась волна негатива с того конца "провода". Он сделал глубокий вдох, хоть воздух для успокоения ему и не требовался, и прикрыл глаза.

- Мсье Флетчер, - устало проговорил мужчина, когда Маркус выдохся, - я уже говорил Вам несколько часов назад, что если бы у меня была хоть малейшая возможность предотвратить это - я бы это сделал. Не сомневайтесь.

- Ты должен был быть там, Жан-Клод!

- Я знаю... - согласился инкуб. Он и правда считал так. Считал, что будь он среди персонала и выступающих, - ему бы удалось предотвратить несчастье. Но его там не было. И он бесконечно сожалел об этом. - Но я не могу повернуть время вспять. Это не в моих силах.

- Ей было всего двадцать. А ее прибили, как какую-то уличную шлюху! И все по твоей вине. Как это случилось, Принц? Как?

- Ей выстрелили в лицо из дробовика, - ответил инкуб неожиданно жестко и открыл глаза, уставившись невидящим взглядом куда-то на стену. - Ей и ее партнерше по танцу. А вторая девушка была одной из моих подопечных. И я видел тела собственными глазами. А Вы - нет. Задумайтесь, мсье Флетчер... хотя бы на мгновение. Ваши обвинения никому не делают лучше. Они лишь усложняют и без того сложную ситуацию. Хотите срывать на мне свой гнев - пожалуйста, но это не изменит абсолютно ничего.

Маркус бросил трубку. Очень в его стиле. Но тем самым он дал понять Принцу, что услышал его слова. Возможно, не осознал до конца, но услышал. Это происшествие не вернет всех его волков, пребывающих подле вампир сейчас, обратно в стаю. Никогда.

- Простите, что Вам пришлось стать свидетелем столь неприятного разговора, - он перевел взгляд на стоящую рядом девушку и поймал ее руку, чтобы поднести ее к губам и поцеловать. Сложные времена - это вовсе не повод лишаться манер, галантности и устоявшихся норм поведения. - Но все же я рад, что Вы оказались здесь.

+3

4

Имя: Йоко
Статус: маска Панды, член женского отряда

Имя: Ангела
Статус: маска Орлицы, член женского отряда

Имя: Колли
Статус: маска Зебры, член женского отряда

Кровавая площадь и Клуб «Danse Macabre»
Жизнь течёт своим чередом. День, вечер, закат, но вот раздаётся всего один телефонный звонок и всё резко меняется. Ты сам меняешься, но не замечаешь этого.
Две девушки встретились на Кровавой площади около знаменитого танцевального клуба. Они не виделись раньше, но точно знали, что ждут именно друг друга. Высокая брюнетка приветливо улыбнулась и помахала задорной гостье с загадочного острова Япония. Ангела, а именно так зовут европейку, в которой удачно сочетались черты немки и американца. Девушка выглядело обычно, всего-то высокие кожаные сапоги, в голенищах у них были спрятаны несколько запасных обойм, чёрная с красным фланелевая рубашка в крупную клетку, да тёмная жилетка из грубой кожи, под которой пряталась наплечная кобура с германским пистолетом SIGP250. А вот её кампания совсем наоборот, резко выделялась из толпы. Йоко, дочь якудзы, этакая золотая молодёжь, что поехала посмотреть мир, а заодно присмотреть кое-что интересное для папочки. Девушка заплела два хвостика над ушами, которые в сочетании с утеплённой японской формой выглядели достаточно забавно, даже немного умилительно. За спиной был не очень большой рюкзачок, главным его содержимым было три маски. Панда, орлица и зебра. Подойдя друг к другу они пожали друг другу руки, немного лукаво улыбнувшись, девушки уже собирались пойти к входу, как к ним присоединилась третья персона. Колли, смуглая красотка из Южной Америки. Тёмная кофта на замке была распахнута, под ней был ярко-оранжевый топик, дополняли наряд прямые джинсы, да спортивные кроссовки, в кармане джинс помимо телефона был спрятан складной нож.  Она коротко кивнула и вся троица направилась к входу. Ангела была довольна тем, что сегодня её спутницы девушка, а не очередной мужлан, который вечно норовит распустить руки или захапать себе все почести. Японка тоже была в восторге от кампании, эта девушки явно обещала веселье и неординарное время препровождение, да и в рюкзачке дочери якудзы были припасено кое-что интересное, а точнее любимое танто. Колли быстро осмотрела стоящих вокруг и сегодняшних спутниц, их Лига Справедливости была ещё не в полном составе, но она прекрасно понимала, что проникать в тыл врага стоит осторожно и малыми группами, иначе есть шанс раскрыть себя раньше времени, а этого допустить нельзя. Дамы подошли к входу в клуб, очередь стояла не особо маленькая, однако пробивная Йоко быстро сунулась в самое начало, увлекая за собой остальных.
- Нам с подругами сказали, что это одно из лучших достопримечательностей города, проблем же не возникнет? – тихо хихикнув девушка и быстро сунула хрустящую сотню в нагрудный карман мужчине на фейс-контроле и похлопала по нему. Мужчина на несколько секунд опешил, однако после этого с приветливой улыбкой пропустил гостей в клуб. Японка подмигнула охраннику, Колли одарила широкой улыбкой, а вот Ангела быстро остудила его пыл. Её ледяной взгляд был словно холодный душ поутру. И вот, девушки оказались внутри. Быстро осмотревшись, они вначале направились к бару, однако шебутная «школьница» быстро утянула их на танцпол. Смешаться с толпой сейчас лучшее решение, отсюда же и удобнее будет нанести первый удар.

Отредактировано Maître (26.09.15 00:59:07)

+5

5

Маски

Имя: Валдис
Раса: человек
Статус: маска кролика, член женского отряда
Инвентарь: пока безоружна
Внешность: студентка из Швеции, высокая девушка с пшеничными волосами, волосы заплетены в одну косу, одета в фиалковое платье с разрезом на левой ноге, начинающимся практически от бедра, и черный пиджак, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Астрид
Раса: человек
Статус: маска гепарда, член женского  отряда
Инвентарь: пока безоружна
Внешность: студентка из Швеции, среднего роста девушка с тёмно-русыми волосами, удлинённое каре, впереди подколотое невидимками, одета в зеленое платье с разрезом на правой ноге, начинающимся практически от бедра, поверх легкая куртка, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

*У входа в клуб «Danse Macabre»*
Дерзкая попытка смелой троицы девушек проникнуть в клуб без очереди, вызвала еще больше возмущения со стороны терпеливо и не очень дожидающихся у входа ребят, особенно когда они увидели, что этот номер сработал. Со стороны довольно длинной очереди поднялся конкретный и возмущенный галдеж, но никто не обращал это внимания. Не смотря на события предыдущей ночи, молодежь не собиралась отказываться от развлечений. Кажется, сегодня клуб встречал еще больше посетителей чем обычно. Похлопав себя по карману согретому чужой сотней, увесистый охранник, давно позабывший, что это такое быть человеком, не переставал поражаться наплыву посетителей. «И куда это их предки смотрели, что их мажористые детишки прутся по клубам в такое время?» - думал он, со хмурым видом оглядывая более подозрительных и молоденьких с лица людей.

Через две шумные компании от него, шел не менее возмущенный спор, на все больше и больше повышающихся тонах. Две с виду похожие друг на дружку девушки в кричащих нарядах, знакомили окружающих со своим шведским акцентом:
- А я тебе говорила, надо было так же пробиться вне очереди!
- Чего же не пошла вперед?
- Потому что ты тащишься как черепаха!
- Да ты просто знаешь, что без моего декольте тебя никуда не пропустят. Много ты туда носков в этот раз напихала?

Заинтересованные таким поворотом в разговоре, некоторые парни начали невольно оглядываться в попытке оценить, сколько же там у кого носков и где. Обернувшись, они видели девушек, внешний вид которых очень наглядно демонстрировал, что соперничать они любят во всем поголовно. От прекрасного макияжа, до дорогих нарядов, кричащих один пуще другого. Но не смотря на это, две сестры почему-то не спешили обратить внимание на заинтересованные мужские взгляды. Может потому, что они шли смотреть выступление вампиров и обычные люди их не интересовали. А может, они начитались газет и теперь, в надежде, что повторится что-то похожее, мечтали приглянуться в своих дорогущих платьях какому-нибудь отважному оборотню.  Хотя, на самом-то деле они просто были слишком заняты собственными разборками, от которых их не могло отвадить даже предстоящее дело. Казалось, еще немного, и они сцепятся прямо перед охранником… но нет. К горю скучающих в очереди посетителей, девушек наконец-то пропустили в клуб, где они тут же скрылись в огнях цветомузыки от всех несчастных оставшихся страдать снаружи.



Маски

Имя: Элиза
Раса: человек
Статус: маска белки, глава женского отряда
Инвентарь: пока безоружна
Внешность: выше среднего роста, на голове каштановый парик, линзы зеленого цвета, одета довольно неформально: в синие, местами драные, джинсы и черную футболку, поверх которой почти кислотно-розовая куртка, обувь легкая и удобная
Особенность: фанатична, знает город  и все его секреты

Имя: Мирьям
Раса: человек
Статус: маска Кобры, член женского отряда
Инвентарь: в каждом ботинке по охотничьему ножу с серебряным лезвием, предварительно смазанных ядом 
Внешность: среднего роста, подтянутая, на первый взгляд узкие плечи и бёдра создают обманчивое впечатление об излишней хрупкости, тёмные волосы и немного смуглая кожа, крупный нос, одета в белую футболку и обтягивающие штаны, заправленные в тяжелые ботинки с подошвой на платформе со вставками из металла, сверху накинута кофта
Особенность: профессиональный убийца и специалист по ядам. На каждом холодном оружии, что при ней, всегда есть яд

*У входа в клуб «Danse Macabre»*
Именно там, напротив этой длинной очереди, остались еще две девушки, одна из которых была единственной, кого сюда привел далеко не телефонный звонок. Последними они были вовсе не поэтому. Кто бы там не звонил, делал он это всегда вовремя. И тем не менее, Элиза с Мирьям пришли к клубу раньше других, а зайти в него собирались последними. Не только потому, что одна из них была особо узнаваемой и даже разыскиваемой личностью, обнаружение которой могло бы сорвать все предстоящее развлечение, но и потому, что прежде чем идти внутрь, она должна была убедиться, что все актуальные для нее девушки успешно пройдут в клуб. Она ведь была единственной, кто узнавал каждую из них в лицо. Даже иронично, ведь ее саму никто не должен был узнать.

Поэтому, обе девушки стояли чуть поодаль, очень умело создавая видимость будто дожидаются кого-то опаздывающего, время от времени бросая скучающие и завистливые взгляды на стремительно продвигающуюся очередь. Одна из них, та, смуглая кожа которой смотрелась особенно привлекательной в лунном свете, периодически поглядывала по сторонам, и не увидев ничего интересного пинала своим тяжелым ботинком камушек. Ей явно хотелось поскорее приступить к чему-то более продуктивному. Но вот ее спутница, даже слишком забавлялась тем, что может стоять так близко к толпе людей и быть не узнанной, поэтому не спешила. Зря что ли столько было потрачено на дорогой, каштановый парик с длинной челкой, на линзы, изменившие цвет глаз, на меняющий контуры лица макияж и прочие атрибуты? Да ее мама родная не узнала бы! Хотя ей этого бы ой как хотелось. Чтобы истеричная и нервозная мамочка увидела сегодняшней ночью свою дочь.

Элиза продолжала курить, облокотившись на стену противоположного здания, с легкой усмешкой сначала наблюдая за тем, как в клуб вне очереди прошмыгивает дерзкая троица, а затем, прислушиваясь к ору этих слишком энергичных сестер. Ну и та, что стояла сейчас рядом с ней, была безусловно самой спокойной. «Какой искусный обман,» - подумала врожденная блондинка, окинув с виду хрупкую девушку взглядом, - «И ведь это она мне всего за углом показала два ножа с ядом. Красота – убийственная сила». Когда все другие девушки оказались внутри, девушка достала мобильный и сделала вид будто получила чью-то смс. Тогда она спрятала телефон обратно в карман своей легкой куртки и бросила на тротуар окурок.

- К черту их, пошли сами. – нарочито громко возмутившись кем-то неизвестным, она пошла в клуб игнорируя всю очередь. Охранник уже видел, как долго они околачивались вокруг, поэтому девушки прошли сразу. Привыкая взглядом к изменившемуся освещению, Элиза усмехнулась, заметив, как загорелись глаза ее спутницы и повела ту к каморке, выделенной для музыкантов. Там девушек ждало несколько сувениров.

+6

6

*Клуб «Danse Macabre»: кабинет Жан-Клода*
Получив своего рода разрешение войти, Эвелис прошла в кабинет, переступая порог как волшебную черту – переживания о себе любимой остались где-то снаружи. Внутри же, ее изумрудный взгляд тут же зацепился за интересующую ее фигуру, теперь уже полноценно заполняя сердце девушки бескорыстным беспокойством о том, кого она приехала поддержать. Хотя никто ее об этом и не просил, сейчас, оказавшись с ним рядом, она почему-то как под заклятьем забвения тут же позабыла свои довольно эгоистичные и нервные мысли о том, что может показаться назойливой, слишком напористой или еще какой-то в этом роде. Присутствие этого мужчины каждый раз заставляло ее разум менять направленность мыслей – все становилось очевидно простым, разумным, правильным, в конце-то концов. У него были неприятности, если можно было так выразиться, и с ее стороны было довольно по-человечески и даже достойно, заглянуть чтобы хотя бы вкратце выказать свои поддержку и соболезнования. А она хотела сделать больше. Она хотела помочь. Следуя этой цели, внимательный взгляд изучал Принца в поисках подсказки. Алиса оценивала ситуацию и решала, каким именно образом она могла бы ему сейчас пригодится.

Продолжая улыбаться, она кивнула Жан-Клоду как бы в знак того, что он может беспрепятственно беседовать сколько ему понадобится. Еще бы она этого не понимала. Сама танцовщица в это время немного отошла от него, чтобы стянуть с себя черную куртку, которая не требовалась в помещении, и оставить ее на спинке кресла. На некоторое время Роше отвлеклась, осматриваясь в кабинете, про себя отмечая, что это уже не первая обустроенная с изысканным вкусом комната, в которой ей довелось видеть инкуба и задаваясь вопросом, выбирал ли он дизайн своих кабинетов самостоятельно, или же полагался на умения других специалистов. Если не забудет, потом обязательно спросит у него самого. Зачем гадать?

А пока, разговор за ее спиной продолжался, назревая в менее приятный и определенные слова мужчины невольно заставили ее напрячься и вздрогнуть, не решаясь сразу обернуться. Он рассказывал незнакомому ей мистеру Флетчеру, что именно видел не где-то, а в Своем клубе, сделанное очевидно с девушками, которых он так или иначе знал. Да даже если бы и в жизни не видел…Иви обернулась и пошла ближе к Принцу. Он не пытался скрыть от нее содержание беседы и ничем не показал, что ей лучше держаться от этого всего подальше, поэтому она решила, что ее приближение не помешает разговору. Тихонько, во всяком случае так ей самой показалось, она подошла, останавливаясь около стола и на небольшом расстоянии от разговаривавшего по телефону инкуба. Достаточно близко, чтобы ее присутствие было неизвестным образом ощутимо, но достаточно далеко, чтобы оно не превратилось в назойливое любопытство. Зеленые глаза смотрели куда-то вглубь кабинета, будто не решались подняться и показать наличие мрачных переживаний, страхов, вероятно даже горечи и досады – множества неприятных чувств и мыслей, которые вызывало в ее душе все услышанное.

Когда с той стороны линии послышались громкие и неприятные гудки, чуткая Эвелис встрепенулась, выныривая из собственных размышлений, вспоминая зачем она сюда приехала и все-таки поднимая свой теплый взгляд к бледному лицу еще до того, как к ней обратились. Красивое лицо, с правильными скулами и идеальным тоном чистой кожи, обрамленное густыми волосами и награжденное глазами невероятного оттенка выглядело омраченным, но совершенно спокойным. Подобный самоконтроль ее даже немного насторожил. Порой, полезнее бывало покричать и выплеснуть все разом, чем копить в себе.

- А мне очень жаль, что Вы стали свидетелем столь ужасающих событий, - намекая на только что прозвучавшее описание двоих погибших, Иви сжала руку Жан-Клода своими маленькими пальцами сразу после того, как он коснулся к ним губами, и уже не выпуская. Более того, она подняла его руку, прикладывая к своей теплой, практически никогда не лишающейся нежного румянца щеке, совершенно не опорочив эту милую ласку дешевым флиртом или игривым взглядом. Сверкающие янтарной россыпью глаза смотрели очень серьезно, и хотя инкуб это вряд ли узнает, думали они почему-то о том, смогут ли когда-либо заглянуть за эту перегородку самоконтроля. Это было довольно забавно, ведь после аварии в которой погиб ее старший брат, танцовщица и себе приобрела очень похожую.

- Прекрасно, что Вас это так радует, - Эвелис улыбнулась разбавляя странный, наполненный тишиной момент, по-прежнему не выпуская аристократичную руку из плена собственных пальцев, - потому что я собираюсь пробыть тут некоторое время и люблю внимание. – Дело было конечно вовсе не в ее эгоистичной потребности в мужском внимании, хотя вероятно многие женщины подобным грешны. Рыжеволосая даже подмигнула, намекая на то, что суть была скорее в переключении Его внимания, так как поразмыслив по поводу того, чем же она может помочь, она решила, что может только дать ему немного времени расслабится в ее компании. В идеале, конечно, отвлечься вообще, но от такой трагедии разве возможно отвлечься?

Резким разворотом, плавным и пластичным как положено любой талантливой танцовщице, Алиса обернулась, вызывая милое и шелестящее оживление юбок ее короткого платья, чтобы все за ту же руку повести Жан-Клода за собой, к дивану. Она была человеком и в ее по ее понятиям и привычкам, более нормальным было сидеть, чем стоять посреди кабинета.

- Осторожно, - предупредила Иви, минуя столик и нарочито аккуратно поворачиваясь, чтобы присмотреться, а затем сесть поудобнее, - наше присутствие опасно для ваз любого вида, - девушка улыбнулась, припоминая ее собственную чуть не разбившуюся вазу, и хотя шутка была вполне забавной, улыбка ее была скорее мягкой и спокойной. Понимающая гостья ни на миг не забывала положение вещей, поэтому не перебарщивала с весельем.

+3

7

*Клуб «Danse Macabre»: кабинет Жан-Клода*
Жан-Клод так привык к тому, что во всем и всегда его поддерживает дочь. София, которую многие сочли бы лишь красивой девочкой-подростком, куколкой, так искусно вылепленной, что скульптор не оставил на ней ни единого изъяна... Она всегда была рядом: до того, как по воле судьбы направилась в Румынию и после того, как вернулась к своему отцу. Он видел в ней дочь, видел продолжение самого себя и считал ее частью своей темной души, даже несмотря на то, что не являлся ее биологическим отцом. Но разве же в мире вампиров кого-то волнуют такие пустяки?

И вот теперь Жан-Клод вдруг четко ощутил разницу между поддержкой от кого-то совершенно родного и того, кто заставляет ardeur переворачиваться где-то глубоко внутри. Синий взгляд прирос к оказавшемуся так близко женскому лицу и ладошкам Эвелисы, что прижимали его широкую в сравнении с ними ладонь к теплой и нежной женской щеке. Пляшущие в изумрудных глаза искорки беспокойства и естественной серьезности все равно не заглушили тех чувств, что испытал Принц, таким вот образом касаясь красивого и такого живого лица девушки. Не сказать, что его мир перевернулся с ног на голову, но оказался в опасной близости от чего-то подобного.

Каким-то непостижимым образом у этой женщины получалось полностью завладевать его вниманием, пусть на какие-то краткие промежутки времени, но зато какие! Его взгляд из омраченного стал невероятно внимательным, серьезным, пронизывающим насквозь, словно Жан-Клод стремился не просто считать эмоции с лица Эвелисы, а скользнуть этим взглядом под ее гладкую бархатистую кожу, куда-то внутрь, минуя телесные и духовные преграды, стремясь пробраться в самые потаенные уголки ее светлой души.

Этот жест... понимала ли его прелестная нимфа ценность своего такого юного и милого действия? Одновременно и безграничное доверие, и любовь, и желание, и выражение бескорыстной поддержки. Было ли в нем что-то одно, или же Принц слишком углубился в чтение жестов и бликов в весенних глазах?

Он улыбнулся ее фразе, выдержав ненамеренную паузу, и позволил своим пальцам скользнуть по личику Евы, когда она вдруг решила повести его к дивану. На мгновение он задумался о вопросе доверия, которое Ева проявляла к его персоне. А могла ли она на самом деле считать его настолько надежным и преданным, если даже не знала, что он вампир? А она ведь не знала... Принц чувствовал это, и сей маленький секрет, раскрытый в не самое подходящее время, мог испортить все. Не то, чтобы инкуб боялся этого... нет. Он ведь никогда и не скрывался так тщательно. Его персона всегда на виду, весь город только и делает, что обсуждает его и его окружение в газетах, новостях и ток-шоу. И пусть про вампиров весь мир знает уже более пяти лет - далеко не все одобряют их наличие и сосуществование с нормальными людьми. Завести отношения с вампиром - это вовсе не то же самое, что притащить в дом щенка. Ментальные фокусы, острые зубы, супер скорость, сила, ловкость, умения и изрядная кровожадность - это не рядовой набор положительных качеств идеального кавалера. И лишь в фильмах у приличной девушки-героини жизнь оборачивается сказкой рядом с "отродьем Дьявола". В жизни все может обернуться в разы лучше... и многим хуже одновременно.

Наверно, в грации Эвелиса могла бы посоревноваться с многими оборотнями. Она двигалась пластично, красиво, грациозно, при этом все ее движения не выглядели напускным показушничеством. Все происходило естественно, словно так и задумано. Ева не работала на публику, а была такой всегда. Принц мельком коснулся взглядом взметнувшихся юбок и обнаженной кожи стройных женских ножек, и позволил юной особе увести себя к дивану, который стоял у стены лишь из соображений улучшения интерьера. Принцу все эти атрибуты мебели, предназначенные для сидения и отдыха, были совершенно ни к чему. В своем кабинете он вполне обошелся бы одним столом и шкафом, ведь на ногах вампир мог провести хоть целые сутки, и даже толики усталости не почувствовать. Но помимо него самого в кабинете появлялись и другие люди, а иногда и нелюди, преследующие каждый свою цель. И порой этот же диван оказывался крайне необходим.

- Ради Вашего общества я не пожалел бы и сотни более дорогих, пусть даже коллекционных ваз, - улыбнулся Принц, опустившись на мягкую кожу дивана, на котором крайне редко сидел вот так просто, и скользнул взглядом по сосуду, что стоял на столике. Ваза была самой обычной, купленной в самом посредственном магазине - всего лишь дань стилю. Всего лишь чей-то подарок, который так удачно подошел к оформлению сего кабинета. Фраза мужчины прозвучала весьма двусмысленно. Только ли общение он имел ввиду? Или же, упоминая сей хрупкий предмет, он намекал на незавершенное нечто, начатое еще в недрах квартиры танцовщицы? Как говорится: от горя и сожаления до пикантных мыслей у инкуба всего один шаг? Такова была инкубическая природа Жан-Клода, его способность примешивать нотки возбуждения в совершенно любой момент времени, и не важно какой в этот момент разворачивается диалог. Бесчеловечно? Бесчувственно? Эгоистично? Разве? Ну пусть в него кинет камень тот, кто предпочел бы страдания вместо девушки, подобной самой Венере.

Что тут говорить, Эвелиса прекрасно справлялась с поставленной задачей - все внимание вампира полностью переключилось на нее. Более того, в нем пробудилось нечто гораздо серьезнее и разрушительнее, чем переживания о жертвах в клубе. И имя тому ardeur. Девушка ничего не знала об еще одном маленьком секрете Принца. Она вообще ничего о нем не знала, а относилась к нему так, словно знала все. Это подкупало даже такого искушенного вампира, как он.

- Мое внимание целиком и полностью Ваше, - признался он, приняв как можно более естественную позу на диване, но даже она вышла такой, словно прямо перед ним сидел человек с фотокамерой и выстраивал самый лучший в мире портрет. Впрочем, Жан-Клод тоже делал это не намеренно. - Хотя бы это сейчас в моей власти, - он улыбнулся, - но скоро меня непременно найдут несравненные представители прессы, и отвечать придется на совсем не дружелюбные вопросы, и общаться совсем не с теми людьми, с какими бы я предпочел в столь печальный вечер, - и тут инкуб в очередной раз осознал, что нападение на его клуб - это не самое страшное, что могло произойти. Все неприятное начнется позже, когда не только пресса, но еще и родственники погибших попытаются свесить на него всю ответственность за совершенный теракт. - Откуда Вы узнали про нападение на "Запретный плод"? - вдруг спросил он, мягко взглянув на свою рыжеволосую гостью. В этом вопросе тоже скрывался некоторый подтекст, который девушка вряд ли сумеет распознать.

+3

8

Маски

Имя: Йоко
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: танто.
Внешность: два хвостика над ушами, утеплённая японская форма, белые чулочки и чёрные полуботинки. За спиной небольшой рюкзачок. Маска панды

Имя: Ангела
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: пистолетом SIGP250
Внешность: высокие кожаные сапоги, чёрная с красным фланелевая рубашка в крупную клетку, тёмная жилетка из грубой кожи, волосы заплетены в высокий хвост. Маска Орлицы.

Имя: Колли
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: складной нож.
Внешность: тёмная кофта на замке распахнута, под ней ярко-оранжевый топик, прямые джинсы и спортивные кроссовки. Маска Зебры.

Клуб «Danse Macabre»: танцпол
Девушки были не особо настроены на танцульки, а Ангелу так вообще, немного раздражало подобное. Но вот её спутницам явно было весело. Йоко во всю отрывалась, уже успев сменить несколько партнёров, а Колли показывала чудеса пластики и верхнего брейк данса. Что же, отличное прикрытие в танцевальном клубе. Хотя холодный взгляд Орлицы всё-таки отгонял парней, которые решались просто улыбнуться ей.
- Расслабься и лови ритм! - выкрикнула японка почти в самое ухо европейке, от чего та лишь слегка поморщилась, но постаралась двигаться более пластично и в такт мелодии. Военные, что с них возьмёшь, у них даже сугробы со снегом квадратные в частях. А тут её заставляют дрыгаться под какую-то какофонию, кто-то говорит что рок, это музыка из преисподней, но Ангела считала именно подобные хиты вырождением ада. Колли же вообще мало обращала внимания на спутниц, ей было просто весело. Девушка оказалась в центре внимания и, при этом, ничто даже не подозревал, кто она на самом деле. А разве может быть ещё более хорошее прикрытие для супер героя,  чем когда твой враг считает тебя одним из своих. Однако за всеми этими движениями Зебра лишь внимательнее изучала и запоминала расположение мебели, выступы стен, ширину столиков и стоек. Чем лучше ты будешь знать место действия, тем эффективнее сможешь использовать окружающие предметы.
Ангела уже начала немного злиться, когда её очередной раз толкнул какой-то мужлан, но вот, её взгляд наткнулся на двух сестричек, в подобных платьях. Она раньше не видела этих девушек, но точно знала, что на этой вечеринке они за одно. А раз уже все в сборе, значит пора действовать. Довольная улыбка скользнула на губах девушки и она потянула спутниц за собой к каморке, что была отведена для музыкантов, а точнее, для временного хранения их инструментов. Пробираться через толпу пришлось чуть ли не с боем, по крайней мере так казалось девушке. Остальные воспринимали это более спокойно, хотя когда Йоко заметила, что у спутницы уже начинает подёргиваться глаз, быстро взяла ситуацию  в свои руки. Распихивать людей у неё получалось гораздо лучше, она просто плевала на их личных комфорт и распихивала локтями неугодных. Всё-таки власть и положение немного портят людей, заставляя их чувствовать себя выше простых смертных. Теперь, во главе с японкой, они гораздо быстрее добрались до нужной комнатки. Там их уже ожидали остальные члены отряда. Колли довольно улыбнулась, осмотрев всех присутствующих и даже хлопнула в ладоши. Теперь её женская Лига справедливости была в сборе, просто праздник. Значит, совсем скоро начнётся веселье. Девушки тихо вошли и прикрыли за собой дверь от любопытных и ненужных глаз.
- Скоро будет весело! - тихо засмеялась Йоко и скинула с плеч рюкзачок, после чего достала оттуда три маски. Теперь вместо привычных Ангелы, Йоко и Колли в помещении появились Орлица, Панда и Зебра. В них сразу встрепенулось что-то непривычное, словно давно забытое чувство, а точнее, жажда к массовому убийству. Сейчас им хотелось лишь крови, видеть её цвет, вдыхать аромат, а может даже и испробовать солоноватый вкус. Вкус чужой жизни. Колли сразу достала нож и покопавшись в ближайшей из сумок извлекла на свет беретту, запасные магазины ей были ни к чему, у неё был нож. Да и негоже герою считать патроны, ведь враги должны пасть в любом случае. Ангела же присела около одного из прямоугольных чехлов, щёлкнув застёжками и откинув крышку, девушка лишь довольно усмехнулась. На неё смотрела прекрасная германская снайперская винтовка Heckler & Koch Gewehr 36, сменные лежали ядом в небольшой сумке и сразу были объединенными, чтобы меньше отвлекаться на перезарядку. С довольной улыбкой, которая скрывалась под маской, девушка любовно оглаживала оружие, а после просто закрыла чехол, сложно будет пробраться на верх с собранным оружием. Так же в рядом лежащей сумке, из которой Зебра достала беретту, оказался ещё и охотничий нож, чтобы быстрее разобраться с ненужным персоналом. Тот, кто организовал всё это веселье прекрасно продумал все детали. Йоко же в свою очередь с интересом наблюдала за остальными девушками, а после проверив несколько гитарных чехлов извлекла из одного катану. Прекрасное и смертоносное лезвие сверкнуло на свету, стоило ей приоткрыть ножны. Японка задорно рассмеялась и полностью сняла ножны, отбрасывая их в сторону.
Ещё раз осмотрев всех Орлица кивнула и тихо вышла из каморки, по теням направляясь в диджейскую рубку на верху. В коридорах было пусто, на их же счастье, не умрут сейчас, так истекут кровью потом. Девушка остановилась в паре метров от нужной двери, прячась за углом. Из комнаты вышло пару охранников и направилось в противоположную сторону. Она обязательно свернёт шеи этим перекачанным сексистам, но позже, сейчас нельзя было подымать шум.

Отредактировано Maître (16.10.15 15:14:40)

+4

9

Маски

Имя: Валдис
Раса: человек
Статус: маска кролика, член женского отряда
Инвентарь: классический револьвер .44, патроны на еще два захода, метательные ножи на левой ноге
Внешность: студентка из Швеции, высокая девушка с пшеничными волосами, волосы заплетены в одну косу, одета в фиалковое платье с разрезом на левой ноге, начинающимся практически от бедра, и черный пиджак, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Астрид
Раса: человек
Статус: маска гепарда, член женского  отряда
Инвентарь: классический револьвер .44, патроны на еще два захода, метательные ножи на правой ноге
Внешность: студентка из Швеции, среднего роста девушка с тёмно-русыми волосами, удлинённое каре, впереди подколотое невидимками, одета в зеленое платье с разрезом на правой ноге, начинающимся практически от бедра, поверх легкая куртка, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Элиза
Раса: человек
Статус: маска белки, глава женского отряда
Инвентарь: катана с серебряным лезвием
Внешность: выше среднего роста, на голове каштановый парик, линзы зеленого цвета, одета довольно неформально: в синие, местами драные, джинсы и черную футболку, поверх которой почти кислотно-розовая куртка, обувь легкая и удобная
Особенность: фанатична, знает город  и все его секреты

Имя: Мирьям
Раса: человек
Статус: маска Кобры, член женского отряда
Инвентарь: в каждом ботинке по охотничьему ножу с серебряным лезвием, предварительно смазанных ядом , Glock .17 и дополнительные обоймы (взрывные патроны с серебром)  
Внешность: среднего роста, подтянутая, на первый взгляд узкие плечи и бёдра создают обманчивое впечатление об излишней хрупкости, тёмные волосы и немного смуглая кожа, крупный нос, одета в белую футболку и обтягивающие штаны, заправленные в тяжелые ботинки с подошвой на платформе со вставками из металла, сверху накинута кофта
Особенность: профессиональный убийца и специалист по ядам. На каждом холодном оружии, что при ней, всегда есть яд

*Клуб «Danse Macabre»: каморка музыкантов*
Пробраться через подозрительно безмятежную толпу стоило больше времени и усилий чем казалось изначально. И откуда они все тут берутся? Отвратительные фанатики, которые не ценят собственную человечность, готовые рисковать своей жизнью только чтобы припереться в этот клуб и лишний раз так или иначе испытать вампиризм. С таким же скучающим видом шагая вслед за очень уж жестоко и небрежно расшвыривающей танцоров Мирьям, Элиза смотрела по сторонам, пытаясь выцепить в прыгающих лучах цветомузыки хотя бы парочку лиц. Зачем? Чтобы чуть позже увидеть, как эти же счастливые мордашки исказят совсем другие эмоции.

Когда они наконец оказались внутри небольшой комнатушки, все девушки уже были там. Музыка звучала приглушенно, как будто клуб остался где-то очень далеко, но ни одна из масок женского отряда не позволила себе забыть, как близко на самом деле были их жертвы. Это, возможность достать свои маски и прикоснуться к любимому оружию, будоражило сознание каждой из присутствующих, вместе с предвкушением разгоняя по крови приятные волны адреналина. Оружие завезли сюда вместе с настоящими инструментами уже несколько дней назад. Еще до самого первого нападения, чтобы потом не было проблем с усиленной и более бдительной охраной клуба. Поэтому, каждая из девушек уже успела соскучиться по своим любимым «игрушкам» не имея возможности потренироваться с ними накануне. У некоторых, у таких как Кобра, например, дома конечно были и многие другие, как те ножи, что она принесла с собой, но вот сестрицы в пестрых платьях, и особенно скрывающая свою личность местная жительница доставали пронесенные для них инструменты убийства с особой заботой и любовью.

К дополнению своих удобренных ядом ножей, Мирьям нашла закрепленные под одним из барабанов Glock 17 и несколько запасных магазинов, которые попрятала в разные части одежды чтобы при надобности вытянуть оттуда, где будет удобнее.  Она держала глок в руке, но пока не была уверена, что захочет им пользоваться. Взрывные пули из серебра — это все-таки слишком быстрая и легкая смерть. Поэтому взгляд кобры то и дело падал на ее ботинки, в которых своей очереди дожидались охотничьи ножи. Похожим образом, обе сестрицы нашли себе по классическому револьверу, оба .44 калибра. Им пришлось нацепить себе по небольшой сумочке на бедра чтобы закинуть туда приправленных серебром патронов, а также, снарядиться ремнем с метательными ножами, чтобы в случае надобности выиграть себе больше времени на перезарядку. Их каждая шведка пристроила именно на той ноге, где красовался откровенный разрез платья. Элиза же достала свою катану быстро и слишком уж скромно, успокаиваясь от одного ее привычного веса в своей руке и не испытывая надобности пару раз рассечь точеным лезвием воздух. Она смотрела, как девушки в этой комнатушке вооружаются и одевают маски, при этом совершенно преображаясь, и пресная атмосфера в помещении слишком маленьком для такой тягучей жажды убийств, начинала давить на плечи. Этот пугающий вид неконтролируемых убийц на мгновенье скрылся с виду, а когда маска удобно скрыла ее юное личико, все изменилось. Этой ночью ей наконец-то станет очень весело.

Окидывающая взглядом всех присутствующих, Орлица приметила кивок головы их предводительницы и бесшумно выскользнула из помещения, плотно затворив за собою дверь. Ей предстояло добраться до идеального места обозрения и начать вечеринку оттуда, поэтому девушки дожидались, оставив ей предостаточно времени добраться до своего рабочего места. Ни у одной из них на оружии не было глушителя или иного смягчающего обстоятельства прибора. Нет, выстрелы, суматоха, страх, смятение и паника. Они постараются, чтобы все присутствующие вспоминали эту ночь в своих кошмарах еще очень долго. Конечно, если хоть кто-то выживет. Именно чтобы таких выживших оказалось, как можно меньше, Астрид и Валдис должны были уйти следующими.

- Я сама справлюсь, - бросила первая из сестер, нарочно прихлопнув дверью перед носом второй. Хотя им обеим нужно было занять совершенно разные позиции, шведки все равно переживали, что какой-то из них достанется больше веселья.
- Тогда второй этаж - мой, - недовольно прорычал гепард, тоже скрываясь за дверью, оставляя девушек закрываться за нее самих. Ей же нужно было обогнать сестру и занять более выгодную позицию!

Помимо ухмылок под масками, никто не стал комментировать эту маленькую перепалку. Кобре так она вовсе не нравилась. Ее военная выправка просто не позволяла понять, как это можно во время задания думать о чем-то подобном. У нее самой вот уже просто руки чесались выйти наружу и затравить пару тройку испуганных посетителей. Возможно, их понимала Белка, которой было бы только веселее от того, что что-то пойдет не по банально задуманному плану. Тем не менее, она подошла ближе к единственной двери внимательно прислушиваясь. В угнетающей нетерпением и кровожадностью тишине, девушки дожидались своего выхода.

+3

10

*Клуб «Danse Macabre»: кабинет Жан-Клода*

Не смотря на то, что диван оказался довольно низким, Алиса опустилась на него с непревзойденной легкостью, не забыв при этом поправить пышные юбки, как будто весь день перед этим только и делала, что садилась на этот самый диван, репетируя и достигая мастерства в этой нелегкой науке. Сидела она точно на таком же расстоянии от Принца, как только что останавливалась подле его стола – достаточно далеко, чтобы не последовало никаких намеков, но достаточно близко, чтобы ее присутствие ощущалось и выражало поддержку тем самым. Поэтому, сейчас ее приоткрытые от того, что платье немного задралось коленки, практически касались ноги инкуба и слишком обеспокоенную скорее его моральным состоянием девушку, это ничуть не волновало. Более того, даже сев на диван она не выпустила мужскую руку, в этот раз помещая ту в ловушку своих теплых маленьких ладошек и небрежно позволяя лежать на ее округлых коленках. Со стороны могло конечно показаться странным, а ее забота могла бы стать слишком навязчивой, но каким-то образом девушке удавалось придать этому всему тон повседневности и спокойствия. Жан-Клоду вполне предоставлялась возможность вернуть свою руку на родину причем даже не задев этим жестом танцовщицу. В ней было столько женственности, что казалось будто это не он нуждается в ее поддержке, а ей сейчас нужна была его сильная рука, чтобы сидеть спокойно и не начать истерично причитать. С таким врожденным и подсознательным чутьем, ей бы в психиатры. Ну, или политики в крайнем случае.

- Так девушек уже за вазы продают? Кажется, Арабские Эмираты устарели со своими верблюдами или баранами, - на мгновенье одна из ее правильных бровей взмыла выше, как бы выражая возмущение, но ласковая улыбка, продолжавшая играть на ее губах, не позволила потеряться шутливому тону. – Сотня, говорите… ну, может мы с Вами и договоримся. – та же улыбка стала чуть откровеннее, но хотя отшучивалась Иви вполне безмятежно, расцветающий на ее щеках румянец сообщил, что возможно скрытый в словах намек девушка уловила.

- Как только я стану лишней, - подняв пластичную ручку в воздух, рыжеволосая щелкнула пальцами изображая как быстро она сделает обещанное, - я тут же исчезну и не посмею задерживать этих высокоуважаемых господ. – Слова были пропитаны толикой сарказма, но при этом улыбаться Иви все-таки перестала. Дела всегда останутся делами и кому если не ей, усердно трудящейся именно ради того, чтобы достигнуть определенных высот, понимать, чего будет стоить подобная ответственность. Это была обратная сторона монеты, которую Жан-Клоду предстояло встретить в упор, лицом к лицу и без чьей-либо поддержки. Возможно, именно потому, что она так хорошо это понимала, Роше не стала кормить мужчину банальными и ничего не стоящими словами вроде «Вы обязательно справитесь», «все будет хорошо», и все в таком роде. Она могла побыть рядом только сейчас и удостоверится, что хотя бы на этот краткий миг все действительно будет хорошо. За этим она и следила, именно это, она надеялась, он и поймет.

- Каюсь, - помолчав некоторое время Иви вновь вскинула одну руку в воздух. Будучи юной танцовщицей она всегда была полна энергии и не избегала возможности лишний раз подвигаться или хотя бы жестикулировать, - я в последнее время вообще не слежу за новостями. Помните мой огромный телевизор? Его до сих пор не подключили, так что пока не представляется возможным даже включить его в качестве шума на задний план. А газеты читать мне и вовсе некогда. Иногда зависаю в театре на целые сутки. Иногда из одного лечу сразу в другой. – канадка пожала своими грациозными плечами, неуверенная, что это хороший образ жизни, но как бы не имея возможности что-то изменить. Если хочешь чего-то добиться – паши как лошадь. Особенно в творчестве. Ночевать в театре прямо во время репетиций вполне нормальное дело для многих знаменитых актеров. А она теперь отвечала за них всех. – На репетиции я и услышала. Сначала просто пугающие слухи, отголоски фраз… А потом оказалось, что один юноша не пришедший на репетицию был в том клубе, и я услышала название. – рассказывая, Эвелис изучала своими изумрудными глазами бледное лицо, не избегая и яркого, проницательного взгляда. Она говорила не о самом приятном, но как человек прямолинейный, не испытывала никакого желания опускать глаза или отворачиваться. Она знала зачем она тут. Он знал зачем она тут. Не было смысла играть в загадки и смущение.

- Жан-Клод, - ее глаза вдруг со всей серьезностью сконцентрировались на синих огнях, сейчас, как и каждый раз вызывающих волны странного напряжения где-то в глубине ее наивной души. – Я могу помочь чем-то… более весомым? – скорее выражение ее лица, а может и сами интонации, выразили за нее все те мысли, которые она не стала озвучивать. Она еще очень мало знала о нем и его делах, поэтому не понимала, как могла бы быть ему еще полезной, но очень хотела помочь. И не потому, что он вернул ей зал и позаботился о ней после нападения вампира. Не потому, что она считала себя его должницей или что-то такого. В подобной ситуации, прямо сейчас, сидя рядом с ним на диване, когда ему одному предстояло столкнуться со всем этим Адом пересудов и возмущений, Эвелис, прекрасно понимая, что ничего на самом деле не может с этим поделать, хотела, чтобы он хотя бы знал о ее искренних намерениях и беспокойстве.

+3

11

*Клуб «Danse Macabre»: кабинет Жан-Клода*
Его рука удобно устроилась на изящных женских коленях, и Жан-Клод не спешил лишать себя этого тонкого удовольствия прикосновения. В конце-концов хотя бы пятнадцать минут в сутки он мог выделить на то, чтобы просто посидеть на кожаном диване в обществе юной девушки и подивиться ее цветущей красоте. Цветущей, живой и непосредственной, а не застывшей в веках, подобно картине... - неподвижной, сдержанной и внимательно смотрящей с холста на стене. Эвелиса источала ароматы яркой и играющей всеми красками жизни, в то время как Жан-Клод являл собой само воплощение укрытой под черным плащом Смерти.

- Боюсь, у шейхов не найдется столько золота, - улыбнулся Принц, решив покрыть свой ответ тягучей тайной и ничего о нем не пояснять. Тем самым Ева оказалась не ограничена в своих мыслях навязанными словами. Однако ни одной ей приходилось догадываться. Жан-Клоду все еще было достаточно трудно понимать современные молодежные выражения на английском языке. Прогресс не стоял на месте, речь обрастала всевозможными сокращениями, производными словами и крылатыми выражениями, которые усиленно подкидывали средства массовой информации и Интернет. И это несмотря на то, что он уже больше года старался быть в кругу людей нынешнего поколения. И пусть внешне он походил на очень обеспеченного молодого бизнесмена, миллиардера из аристократической семьи, то на деле был гораздо и гораздо старше. Большинство людей себе даже вообразить этот разрыв не смогли бы, а вот он старался соответствовать. В какие-то моменты своей великой вампирской депрессии Жан-Клод думал, что общение с людьми - это ни что иное, а деградация, потому как люди больше ничему не могли его научить, ничем удивить или рассказать нечто такое, чего он еще не знал. Но то было раньше. В двадцать первом веке все изменилось. Да так быстро, что Принц невольно растерялся. Каждый день изобреталось что-то новое, отличное от всего остального доселе изобретенного. И это заставляло вампирские мозги работать сильнее, заставляло его тянуться к людям в поисках новой информации. И, о чудо, у него снова проснулся интерес к массам.

- В нынешней ситуации Вам и правда не стоит попадаться на глаза представителям местной прессы в моем обществе... Ведь если все закончится не в нашу пользу - связь со мной может сыграть с Вами злую шутку, - Принц не счел нужным пояснять, что журналисты раздуют даже из невинного поцелуя руки такое, что потом не отмыться, так как не сомневался, что Ева все это понимает куда лучше него самого. Жан-Клоду-то, впрочем, было уже все равно. Он и так являлся вампиром, а этот грех пребывал на самой вершине греховного Эвереста, но вот Эвелиса... Ей такой участи он не желал.

- У Вас очень насыщенная жизнь, - подытожил вампир, когда девушка заговорила о своей работе. "Она все еще не имеет ни малейшего представления..." - подумал он, глядя в горящие теплом изумруды с вкраплениями янтаря. И с приятным удивлением обнаружил, что не один он такой вечно занятой. Но иначе Принц просто не мог. Без его твердой руки и острого ума весь его бизнес уже давным-давно бы пустили под откос. Как, например, при Николаос.

Он не очень хотел обсуждать произошедшее в клубе, в частности всех тех, кому вчера не повезло. А ведь в "Запретном плоде" вчера были и Джейсон, и Микаэлла, его pommes de sang, которых он взял под свою защиту. По счастливой случайности им удалось выжить, но судя по всем тем рассказам, что Принцу довелось услышать, - нападающие были крайне умелы. Поэтому на слова о юноше, возможно, знакомом Евы, он не отреагировал. Никого из погибших уже не вернуть... однако до Жан-Клода все же долетели кое-какие известия, что всех жертв этой страшной трагедии увезли в специально оборудованный морг. Место, предназначенное для тех, кто вполне себе мог встать вампиром или еще хуже - упырем через три ночи. И то было не удивительно. Вампирский клуб, вампирские фанаты и кровавые развлечения. Кто-то из погибших наверняка был чьим-то донором... Жан-Клод мысленно отстранился, а когда взгляд снова сфокусировался на девушке - она уже смотрела на него внимательными глазами, задав свой последний и, казалось бы, самый важный вопрос.

Грешным делом Жан-Клод тут же подумал про кормление ardeur - первое, что пришло ему на ум из-за вопроса Евы. Только вот, увы, попросить помощи в таком деле у нее он не мог. Не мог и не хотел. В сознании вспыхнули яркие образы, смутившие бы любого, кто смог бы заглянуть за пределы разума Принца, но вида вампир не подал. Он вдруг лукаво улыбнулся, словно задумал что-то крайне интересное, и поднялся на ноги, при этом перехватывая инициативу держания чужих рук на себя. Ни на мгновение не отрываясь от теплых ладошек Эвелисы, мужчина взял ее за руку и помог подняться с низкого дивана.

- Около часа назад актерам привезли новые костюмы для выступлений. Я их еще не видел... Не хотите взглянуть на нашу скромную костюмерную?

+2

12

Маски

Имя: Йоко
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: танто, катана.
Внешность: два хвостика над ушами, утеплённая японская форма, белые чулочки и чёрные полуботинки. За спиной небольшой рюкзачок. Маска панды

Имя: Ангела
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: пистолетом SIGP250, снайперская винтовка Heckler & Koch Gewehr 36, дополнительные обоймы, охотничий нож.
Внешность: высокие кожаные сапоги, чёрная с красным фланелевая рубашка в крупную клетку, тёмная жилетка из грубой кожи, волосы заплетены в высокий хвост. Маска Орлицы.

Имя: Колли
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: складной нож, пистолет берета.
Внешность: тёмная кофта на замке распахнута, под ней ярко-оранжевый топик, прямые джинсы и спортивные кроссовки. Маска Зебры.

Клуб «Danse Macabre»: танцпол и комната диджея
Орлица, затаив дыхание, ждала, пока охрана отойдёт достаточно далеко от нужной комнаты и вообще, скроется из вида. За это время девушка обнажила лезвие охотничьего ножа, которое чуть поблёскивала, ловя на себя скупые лучики света. Вот и настал сладостный момент, от ритуала лишения жизни её отделяли фактически считанные мгновения. Она тихо подкралась к двери, почти беззвучно открывая её и проскальзывая внутрь. Впереди, спиной к вошедшей стоял какой-то хипарь в одежде явно великоватой на пару размеров, для его бренного тельца. Язык прошёлся по верхней губе в предвкушении сладостных мгновений. Чехол с винтовкой аккуратно был прислонён к стене, не так удобно убивать с занятыми руками. Орлица медленно подошла к своей первой жертве, наслаждаясь этими тягучими мгновениями. Вот он мужчина, жалкий и беспомощный, а через мгновение она лишит его жизни. Левая рука быстро скользнула по лицу диджея, зажимая ладошкой рот, а лезвие ножа резким движением вошло в чужую плоть с боку, совсем небольшое усилие и на пол, вперемешку с кровью, вывалилось содержимое брюшной полости несчастного. Этот запах, такой знакомый и такой сладостный защекотал ноздри. Ангела резко выдохнула, наслаждаясь ощущением собственной власти, власти над чужими жизнями. Хотелось продлить эти мгновения, превратить в вечность, но время было против. Резко отпустив обмякшее тело, которое сразу упало на свои же внутренности, словно набитый яблоками мешок, девушка вернулась к зачехлённому оружию. Движения военной были быстрыми, чёткими, отточенными, она собирала и разбирала свои игрушки уже тысячи раз, но всё равно, каждый раз Орлица любовно оглаживала винтовку, словно это было её малое дитя, нуждающееся в любви и ласке.
Взгляд скользнул по застеклённым окнам, не хотелось шуметь раньше времени, проделывая отверстие в стекле. На счастье одна часть окна имела отдельную раму и ручку, видимо некое подобие форточки, идеально. Но перед тем, как сделать первый выстрел, который откроет их личную вечеринку, Орлица подошла к стоящему в углу диванчику и резким движением стянула чёрное покрывало, которое тут же накинула на плечи и голову. Военные привычки не изменить, они въедаются в подкорку слишком сильно, с ними просто живёшь. А хороший снайпер всегда помнит о прикрытии, ведь чем дольше тебя не замечают, тем дольше ты продержишься. Ангела аккуратно открыла форточку, и из рубки показалось дуло винтовки. Выглядывало оно совсем чуть-чуть, меньше сантиметра, а сама девушка в это время присела, скрываясь от посторонних глаз. Пальцы нежно огладили оружие, снимая с предохранителя и ложась на курок. Желание сделать первый выстрел кипело и бурлило внутри, подмывая нарушить чёткий график и начать вечеринку раньше срока. Но нельзя, поэтому девушка медлила, постоянно кидая взгляд на минутную стрелку часов. Совсем скоро, нужно лишь ещё немного выждать.
  Панда и Зебра смотрели в след убежавшим сестрёнкам, выжидая своего выхода и звёздного часа. Напарница медлила, видимо были какие-то заминки, но не это сейчас главное. Панда обеими руками обхватила рукоять любимой катаны, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу. Ей хотелось поскорее начать веселье, показать всем свой кровавый танец и приёмы, которые ей показал папочка. Колли тоже не сиделось на месте, чтобы не терять зря времени девушка невысоко подпрыгивала, разминая мышцы. Надо было показать лучшее шоу, нельзя оставлять злодеям ни шанса обставить её хотя бы в одной мини-игре. Зебра повела плечами, снимая пистолет с предохранителя и выглядывая из-за двери.
- Гоу-гоу-гоу, - в нетерпении воскликнула девушка, быстро выбегая из укрытия и пряча руку с пистолетом под кофтой направилась в район барной стойки. Там было её место, там Зебра устроит разборки и даст взбучку всем плохишам на этой вечеринке. Ни один злодей не уйдёт от праведного, супергеройского гнева!
Панда же медлила, убрав катану за спину, пряча острое лезвие меж рюкзачком и спиной девушка медленно пошла за Зеброй, пробираясь к своей отправной точке. Она уже присматривалась, выбирая первоначальные цели, папочка всегда говорил, что вначале надо убить вначале героя, тогда остальные людишки будут так забавно метаться вокруг, что вырезать их будет в разы веселее! И вот, все заняли свои позиции, их взгляды были прикованы к всего одной, минутной стрелке часов. Скоро, совсем скоро начнётся веселье.

Отредактировано Maître (16.10.15 15:13:29)

+2

13

*Клуб «Danse Macabre»: кабинет Жан-Клода*

Слова Жан-Клода по поводу того, что Эвелис было бы не на руку оказаться рядом с ним на каком-нибудь из снимков прессы, очень быстро смазали шутливую и приятную атмосферу, которую она начала пошутив о вазах. На некоторое время взгляд девушки все-таки оторвался от изучения красивого мужчины, что сидел будто бы нарочно именно так, чтобы она обратила в его внешности внимание на все, что ему самому хочется показать. Ее всегда стройная спина слегка поникла под весом опускающихся и нагруженных не самыми радостными мыслями плеч. Все-таки то, что она посвятила жизнь танцам, было видно сразу – малейшие мысли и перемены в настроении сразу же находили свое отражение в каких-либо движениях или смене поз. Не особо внимательным взглядом блуждая по светлому кабинету, Алиса думала о своем, но о столь многом, что, наверное, только такая же женщина сумела бы уловить количество мыслей способных одновременно роиться в этой рыжеволосой голове. Начиная от происшествия в клубе и того, с чем долгое время придется справляться ее собеседнику, прыгая по разным темам и заключая мыслях о собственных возможностях.

Забавно, но Иви ни разу не поймала себя на мысли о собственной репутации, например. Даже отправляясь в клуб, она совершенно не задумывалась о том, что прессе могло бы не понравится ее появление подле Жан-Клода. Точнее, наоборот. Появление только взбирающейся по карьерной лестнице девушки, подле успешного и сейчас усердно отслеживаемого бизнесмена очень даже понравилось бы репортерам. Инкуб был прав. Ее присутствие могло бы навредить не только ей. Оно могло бы усугубить и его дела.

- И это Вы говорите мне о насыщенности жизни, выделяя мне всего несколько минут в этот занятой день, - юная Роше попыталась насупиться выражая наигранное возмущение и улыбнулась, так как естественно просто отшучивалась, но почему-то ее улыбка в этот раз выглядела скорее спокойной, чем лучезарной. Девушка обдумала всю ситуацию, без каких-либо иллюзий оценила положение вещей и с обычной безропотностью смирилась с тем, на что повлиять никак не могла. Ну, могла, конечно, но только если хотела сделать еще хуже.

В противном случае, последняя надежда падала на то, как Жан-Клод ответит на ее вопрос. Возможно, он найдет что-то, до чего она сама не додумалась. И его ответная лукавая улыбка, дала Эвелис сполна осознать, что он так уж точно что-то там нашел. Более того, особенно внимательная сейчас к его персоне, она почему-то сделала вывод, что не особо удачно ею сформулированный вопрос, пробудил что-то такое, из-за чего румянец с ее и без того алеющих щек еще должен бы не сходить очень долго.  Так что за Принцем она подскочила с дивана даже, наверное, слишком оживленно, этим сполна выдавая только что охватившее ее смущение. Она, как и любой обычный человек, по-видимому пыталась стряхнуть с себя это ощущение.

- Если не боитесь, что я могу позаимствовать парочку, а может и больше, идей… я просто обязана оправдать это доверие, - вновь оживилась Иви, хотя она безусловно и не собиралась присваивать идеи других (как минимум потому, что к уже поставленным мюзиклам это не подошло бы).

Не избегая возможности опираться на услужливо предложенные ей руки, Эвелис бодро подскочила с дивана, в очередной раз пустив по кабинету тихий и приятный шелест тканей ее пышного платья. Уже шагая вслед за Жан-Клодом к двери, она зацепилась краем глаза за оставленную на спинке кресла куртку, поэтому с извиняющейся улыбкой, временно распрощалась с успокаивающим соприкосновением их рук, чтобы отойти в сторону и забрать ее. Не то, чтобы Принц ей как-то намекал, что они сюда не вернутся или что он хотел бы поскорее с ней распрощаться, да и она сама не думала о том, чтобы поскорее покинуть его компанию, но они оба были взрослыми людьми и прекрасно понимали, что даже при всем желании это не то самое время чтобы думать только друг о друге. Небрежно стянув вещь с высокой спинки, Алиса пошла обратно, снова нагоняя хозяина роскошного кабинета, а затем и дальше, через учтиво приоткрытую им дверь в коридор.

- У Вас тут, кстати, шикарная звукоизоляция, музыку почти не слышно даже в коридорах, - заслужено подметила танцовщица, останавливаясь недалеко от двери и решая хочет ли она накинуть свою куртку или же все-таки еще подержит ее в руках. – Мне бы такая и в квартиру не помешала, - вздохнула рыжеволосая, припоминая очень бурную жизнь ее соседей. И кто из домовладельцев постоянно отвечает за то, чтобы у каждого без исключения был тот самый сосед с дрелью?! – Хорошо, что я намного больше времени провожу на работе.

Отредактировано Evelise Roche (19.10.15 22:30:17)

+2

14

Маски

Имя: Валдис
Раса: человек
Статус: маска кролика, член женского отряда
Инвентарь: классический револьвер .44, патроны на еще два захода, метательные ножи на левой ноге
Внешность: студентка из Швеции, высокая девушка с пшеничными волосами, волосы заплетены в одну косу, одета в фиалковое платье с разрезом на левой ноге, начинающимся практически от бедра, и черный пиджак, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Астрид
Раса: человек
Статус: маска гепарда, член женского  отряда
Инвентарь: классический револьвер .44, патроны на еще два захода, метательные ножи на правой ноге
Внешность: студентка из Швеции, среднего роста девушка с тёмно-русыми волосами, удлинённое каре, впереди подколотое невидимками, одета в зеленое платье с разрезом на правой ноге, начинающимся практически от бедра, поверх легкая куртка, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Элиза
Раса: человек
Статус: маска белки, глава женского отряда
Инвентарь: катана с серебряным лезвием
Внешность: выше среднего роста, на голове каштановый парик, линзы зеленого цвета, одета довольно неформально: в синие, местами драные, джинсы и черную футболку, поверх которой почти кислотно-розовая куртка, обувь легкая и удобная
Особенность: фанатична, знает город  и все его секреты

Имя: Мирьям
Раса: человек
Статус: маска Кобры, член женского отряда
Инвентарь: в каждом ботинке по охотничьему ножу с серебряным лезвием, предварительно смазанных ядом , Glock .17 и дополнительные обоймы (взрывные патроны с серебром)  
Внешность: среднего роста, подтянутая, на первый взгляд узкие плечи и бёдра создают обманчивое впечатление об излишней хрупкости, тёмные волосы и немного смуглая кожа, крупный нос, одета в белую футболку и обтягивающие штаны, заправленные в тяжелые ботинки с подошвой на платформе со вставками из металла, сверху накинута кофта
Особенность: профессиональный убийца и специалист по ядам. На каждом холодном оружии, что при ней, всегда есть яд

*Клуб «Danse Macabre»: каморка музыкантов*
Этой ночью все было продумано и обещало массу развлечений самому красивому и женственному отряду. Пока Орлица будет сеять хаос и следить за ситуацией свысока, двое из них начнут панику начиная с разгромленного бара и стойки, которая очень скоро обагрится теплой кровью. Гепард уже в очень скором времени доберется до главного выхода, лишая посетителей всякой возможности покинуть клуб. Ее сестрица с маской кролика уже должна подниматься на второй этаж чтобы зачистить его и согнать в общий зал тех, кто додумался бы спрятаться от прекрасных убийц. Ну, а оставшиеся в комнатке музыкантов девушки, надевшие свои маски раньше других, дожидались первых криков чтобы под эту симфонию ужаса выскочить наружу и сгонять гостей клуба в центр, со своей стороны. Ничего пока что не подозревающие, веселые, полные жизни, алкоголя, а может и других психотропных веществ люди продолжали веселиться, хотя были уже окружены. И если Элиза спокойно дожидалась своего часа, считая, что это очень забавно – дать им последний раз сплясать перед смертью, то Мирьям стояла каменным изваянием, скрестив руки под грудью и из последних сил сдерживая напряжение. Почему они радуются? Как они смеют? Чем радостнее они ржут сейчас, тем громче она заставит их вопить через несколько минут. Совсем немного. Как только Орлица увидит, что зачистка второго этажа началась – она подаст знак остальным.

*Клуб «Danse Macabre»: второй этаж*
Поднявшись по широким ступеням и ныряя в защищенную от громкого шума часть клуба, Валдис не спешила натягивать свою маску по очень простой причине. Девушка собиралась под видом важного посетителя пройти до самого конца коридоров с тусклым освещением, не вызывая никакого подозрения своим внешним видом если вдруг кто-то попадется ей на пути. Конечно, она могла бы начать отстреливать всех прямо отсюда, но тогда Астрид уже не смогла бы увидеть перепуганную и вопящую толпу, сбегающую вниз по лестнице от ее сестры, а Кролику очень уж хотелось поднять как можно больше грохота и ужаса. Беспрепятственно лавируя по узкому коридору, она рассматривала чистые стены и декорации, представляя в какой багровый Ад превратит это все спустя пару минут.

Вот, свернув за угол, она уперлась в стену с большим зеркалом, всего с одной дверью сбоку. Окинув себя взглядом в этом роднике душ, девушка последний раз улыбнулась своему человеческому лицу, прежде чем отвернувшись от отражения начала доставать первым делом свой револьвер, а затем и маску. Увесистая рукоятка уже приятно освежила ее руку, когда за углом вдруг послышался звук открываемой двери и чьи-то голоса. Валдис притихла, прислушиваясь. В коридор вышла девушка и она говорила с кем-то еще. «Значит, первой будет девчонка?» - усмехнулась шведка, прежде чем осознала, что если она будет медлить, эта компания уйдет или в другое помещение или еще хуже – спокойно и беспрепятственно спустится в зал. Ну нет. Астрид полгода не забудет ей такого косяка.

Хорошо, что я намного больше времени провожу на работе. - она вынырнула из-за угла парой практически беззвучных шагов, на ходу щелкнув взведенным курком. И хотя жертв в коридоре было две, яркие волосы говорившей девушки моментально привлекли внимание Валдис как красная тряпка быка. Чувствуя волной хлынувшее по телу предвкушение, шведка вскинула руку с револьвером пуская пулю прямо в огненную макушку, представляя, как эти слишком яркие волосы в тот же миг начнут темнеть, и будто решив, что это будет происходить слишком медленно, отправила вслед за этим выстрелом еще один, таким же звонким гулом отражающийся от стен узкого помещения, прежде чем поступить точно так же с вышедшим из той же двери мужчиной. Сначала, пусть вместе с ней посмотрит, как первая кровь окрасит все вокруг.

Отредактировано Maître (21.10.15 16:48:59)

+3

15

*Клуб «Danse Macabre»: коридор второго этажа*
Позже... Жан-Клод, наверняка, будет думать, что ошибку допустил именно он, хоть и не мог знать наверняка. Но если бы не его широкий жест, галантно пропускающий Эвелису вперед в коридор - возможно, все сложилось бы иначе. Однако же, судить о том, что случилось, а что нет, мог лишь тот, кто выдает приказы откуда-то сверху поступать так, а не иначе. Делать именно то, что положено, а потом получать за это сполна.

Принц улыбался, и хотя Ева не видела его улыбки, она могла почувствовать ее в разливающемся по коридору голосе вампира. Что-то, а это у него получалось безупречно - произносить слова, делать акценты и выдерживать определенные интонации, дабы после пролить сей букет дорогим вином с многовековой выдержкой по женской коже.

- Тяжело работать, когда музыка неистово бьется между гладкими стенами и высокими потолками, - а для вампирского слуха - вдвойне тяжело, - поэтому в подобных заведениях это скорее необходимость, чем дань обычной прихоти, - инкуб все это время стоял спиной к девушке и общему пространству коридора, а лицом к двери, которую вот-вот собирался закрыть. Уже вставил причудливый ключ с вензелем его личных инициалов в замочную скважину, как ощущение чего-то неизбежного вдруг неожиданно резко перекрыло все прекрасные эмоции и мысли, что вызывала в вампире рыжеволосая танцовщица. Ему нравилось, как она двигается, как говорит, улыбается и, конечно же, реагирует на его взгляды или улыбки. Жан-Клод, пожалуй, слишком давно отстранился от людей, их эмоций, радостей, горя и просто ощущений легкости в желании прожить эту короткую жизнь так ярко. И теперь, став Мастером города и возвращая себя в мир бесчисленного количества мотыльков, летящих на свет собственной молодости, он начал осознавать какого это - вновь ощущать жизнь. Через эмоции и взгляды других, более живых людей. Через эмоции этой рыжеволосой феи, которая словно открывала ему глаза на какие-то совершенно простые вещи, которые ни один смертный не заметил бы - просто не обратил внимания на движение легких юбок, печаль или радость, мелькнувшие во взгляде, безупречную осанку, которая давалась Эвелисе непринужденно и легко и это ее смущение... едва-едва различимое среди бури прочих эмоций, но... Жан-Клод видел все это. Так четко и осознанно, будто в замедленной съемке, и, казалось, нужно лишь протянуть руку, чтобы ласково прикоснуться ко всей этой жизни. А теперь...

Теперь эта жизнь оказалась на волоске от объятий самого страшного Всадника из всех. В то же мгновение, как в воздухе едва различимым щелчком заискрила опасность, Жан-Клод периферийным зрением заметил движение в конце коридора. C его вампирским расширенным мироощущением это было совсем не сложно. Даже опытный человек, непременно, среагировал бы на нечто осторожно застывшее где-то совсем недалеко справа. Однако же, ни один человек не обладал достаточной скоростью, чтобы успеть резко повернуть голову в сторону неизвестного источника, оценить обстановку, внешний вид чужака, хотя, в данном случае это была девушка, и сделать соответствующие выводы. От нее пахло как-то иначе, чем от прочего персонала клуба, она ощущалась какой-то непривычно пустой, словно из нее вытянули личность и вставили какую-то дешевую подделку. И этот взгляд... Впрочем, наверняка, Жан-Клод бы сбросил с себя все нахлынувшее наваждение и решил, что дама просто заблудилась... если бы не оружие, которое она с пугающим профессионализмом сжимала в руке и уже направляла на Эвелису. Не на него, а на нее... На яркое пятно в этом потускневшем в сравнении с ней коридоре. Киллерша не смотрела на Жан-Клода, и Принцу не составило труда за считанные доли секунды понять, что эта мадемуазель собирается сделать. И насколько хладнокровно.

Резкий и быстрый разворот на месте, и уже в следующее мгновение мужчина оказался ровно на том месте, где только что стояла танцовщица. Просто переместился смазанным пятном, как по волшебству, и быстро оттолкнул ее в сторону. Он даже не задумывался. Он просто знал, как все произойдет, поступи он иначе и хоть немного затормозив. Принц сбил свою спутницу с ног ровно в тот миг, когда тишину коридора рассек грохот двух выстрелов. Ева, вероятно, даже не поняла, что произошло, и как это случилось... но это случилось. Уши на два коротких мгновения заложило, но это ощущение не шло ни в какое сравнением с дерзко пробившими грудь и солнечное сплетение серебряными пулями.

Кровь хлынула тут же, как сок из лопнувшего перезрелого плода, а Жан-Клод в это же мгновение встретился взглядом с озадаченным выражением лица стрелявшей. Она еще не осознала случившегося, и пока понимание не пришло - Принц предпринял единственное, что посчитал разумным в тот момент. Он вскинул руку вперед, будто хотел коснуться замершего в конце коридора тонкого силуэта, и коснулся... своей силой. Острейшими лезвиями во мгновение ока она обожгла кожу нападавшей, оставляя на ней быстрые и глубокие порезы. Запястья, сухожилия на руках и ногах, бока, плечи, щеки... все это в следующий же миг надрезалось невидимым ножами и вспыхнуло яркими пятнами хлынувшей крови. Девушка свалилась на пол, не в состоянии более ни стоять, ни сжимать свое оружие. Жан-Клод ее обезвредил, даже не задумываясь о последствиях, не принимая в расчет, что, возможно, вовсе убил ее, но так среагировала его сила, его здравый смысл, который подсказал - этот человек не остановится, пока не завершит начатое.

Дело было сделано, в коридоре повисла невыносимая тяжесть, и рука инкуба медленно опустилась, пожалуй, даже слишком театрально медленно. На использование относительно новой своей способности ушло достаточно сил, потому Принц невольно подумал, что ему стоит еще подтянуть контроль этой необузданной мощи. Совершенно самостоятельная мысль, которая растворилась в грохоте двух сердец так же быстро, как и появилась. Жан-Клод стоял на места, буквально застыл на нем, спиной к Эвелисе, как в том опасном моменте перед падением на спину. Но он не падал. Черноволосая голова чуть опустилась, а внимательный взгляд уперся в то, как кровь все сильнее и сильнее пропитывает белоснежную ткань тонкой рубашки, как стекает по животу вниз и устремляется еще ниже - в сапоги. Крупные капли одна за другой полетели на пол, чтобы разбиться на множество мелких рубиновых брызг. А Жан-Клод все решал, стоит ли ему сейчас... вот прямо сейчас поворачиваться к Эвелисе. Рука снова поднялась, и пальцы коснулись краев одного ранения на солнечном сплетении, ощутили обожженный край плоти о горячее и гладкое серебро. Пули прошли навылет... И вампир почувствовал странное облегчение, что сделал все именно так, как сделал. Стой за его спиной девушка, то сейчас, вероятно, она была бы уже мертва.

Кончики длинных пальцев окрасились красным, и Жан-Клод как-то отстраненно потер их друг об друга, проверяя собственную кровь на ощупь. Она была все такой же... Стройное тело немного качнуло. Совсем слегка, и то было скорее от внезапно отхлынувшего адреналина, чем от подступающей к порогу Смерти. Но разве со стороны была видна разница?

+3

16

*Клуб «Danse Macabre»: коридор второго этажа*
Эвелис кажется действительно удалось отвлечь Жан-Клода от мрачных событий в клубе и эта маленькая радость расслабила ее, усыпляя итак ничем в его присутствии не встревоженную бдительность. Она не видела этого мужественного лица, но каким-то образом, возможно через интонации, просто по его голосу она чувствовала мягкую и понимающую улыбку, тут же побуждающую улыбнуться в ответ, даже если этого и не увидят. Ничего не подозревающая танцовщица, у которой к сожалению, не имелось глаз на затылке, уже даже открыла рот чтобы ответить хозяину клуба и продолжить их незатейливое обсуждение, но не успела.

Что именно оттолкнуло ее в сторону она так и не успела понять. Человеческий взгляд был слишком медлительным чтобы проследить опережающие обычный временный поток действия вампиров. Рыжеволосая гостья ощутила только совершенно безобидный толчок и отлетая в сторону начала падать скорее даже не от силы этого неведомого явления, а просто споткнувшись ногой о ногу от неожиданности происходящего. Именно в этот момент в полутемном коридоре раздалось два оглушающих грохота один за другим. Иви, до этого никогда в живую и на таком близком расстоянии не слышавшая огнестрельного оружия, сначала даже не поняла, что кто-то рядом с ними только что выстрелил. Она вообще ничего не поняла! Как будто ее просто выдрало из жизни на несколько секунд в которые отрезок жизни проскочил в ускоренном темпе, оставляя ее судьбу совершенно неподвластной ее же контролю. Такое уже случалось с ней всего однажды и сказать, что ей это нравилось было бы совершенной ложью. Девушка оказалась довольно близкой к панической атаке, и только надежная твердая стена о которую она ударилась, вернула хореографа в реальный мир.

Возможно, слишком рано. Может, не в самый подходящий момент. Впрочем, часто ли в жизни все идет только по удачному и безопасному плану? Каким-то пока непостижимым для Алисы образом, Жан-Клод оказался там, где только что стояла она. Пока в голове все еще звенело туманящее сознание эхо от выстрелов, изумрудный взгляд проследил по направлению в котором была вытянута рука мужчины и должно быть навсегда запечатлел этот момент, когда только-только бывшая совершенно целой кожа незнакомой девушки вдруг покрылась многочисленными порезами, заливая кровью все вокруг. Умирающая (а Эвелис почему-то была в этом уверена) как в замедленной съемке сползла на пол роняя пистолет, будто по приказу так же медленно упавшей вниз бледной руки. Это выглядело так, словно Принц неожиданно почувствовал усталость или даже скуку и разочарование, что привлекло внимание Иви.

О, долго же она будет видеть в своих кошмарах это исполосованное женское тело, в диких судорогах сползающее на пол. А может, не будет. Ведь в этом коридоре произошло кое что еще, способное испугать рыжеволосую намного больше. Настолько, что поначалу ее мозг просто проигнорировал только что случившееся с незнакомкой, решая справиться с этой менее важной задачей позже. Сейчас, ее волновало другое. Зеленые глаза просто приклеились к мужской спине, наблюдая за тем как светлая ткань рубашки постепенно меняет свой тон, словно в Жан-Клода кто-то плеснул алой краской. «Кровь…» - смутно отозвалось в подсознании, и Алиса нахмурилась, пытаясь восстановить тот самый выдранный из ее сознательной жизни момент, чтобы наконец понять, что же случилось. У нее получилось. Как только он странным образом пошатнулся, будто собираясь падать, всего за какие-то мизерные частицы секунды она сложила воедино и свое падение, и пистолет, и грохот и кровь.

- Жан-Клод! – Иви сорвалась к нему в неимоверном испуге, и ей самой это движение показалось невероятно медленным и неловким. Тем не менее, она оказалась перед ним, цепляясь за алеющие края испорченной рубашки, так как позабыв тягу Принца к глубоким вырезам сначала думала, что ту нужно будет поднять чтобы увидеть ранения. – Вы ранены, нужно вызвать скорую, - затараторила девушка сиплым голосом, захлебываясь эмоциями и бешеным сердцебиением, застрявшим где-то в горле. Изумрудные глаза которые она подняла к мужественному лицу сверкнули кристалликами слез. – Сумасшедший! Вы… Вы…- девушка сделала какое-то движение, снова роняя взор на ужасные пулевые ранения, на залитый кровью торс, на собственные руки, в панике перебирающие Его рубашку и уже тоже алеющие от Его же крови… и вдруг застыла.

Что-то во всем этом было не так. Эвелис хмуро молчала, невидящим взглядом гипнотизируя эти маленькие, но такие смертоносные отверстия и понимала, что именно было не так. Внезапное осознание снизошло на нее, накатило мощной волной удивительным образом не сбив итак перепуганную танцовщицу с ног. То, что она все поняла было видно по всем тем эмоциям, поочередно расцветающим на ее лице, которые она была не в состоянии даже попытаться скрыть. В совершенной и пугающей после гулких выстрелов тишине, в которой она слышала лишь собственные бешеный пульс и неистовое дыхание, Иви поняла кем был мужчина, в крови которого сейчас были перепачканы ее побелевшие от пережитого руки. И хотя первоначальный страх за его жизнь начал постепенно отступать, собравшиеся чувства уже, переполнившие девушку было не остановить – по ее раскрасневшимся щекам покатились прозрачные предательницы.

Отредактировано Evelise Roche (26.10.15 01:32:15)

+3

17

*Клуб «Danse Macabre»: коридор второго этажа*
Эвелиса решила все сама, великодушно позволив Принцу остаться на месте и не утруждать себя лишними действиями. Сейчас все это ему было в тягость. Он словно провалился в вязкий и густой кровавый кисель, в котором оказалось практически невозможно двигаться, а лишь слушать, как, отражаясь от светлых стен и потолка, гулкое эхо выстрелов блуждает по коридору подобно неземной силе, заставляя атмосферу в помещении угнетающе накаляться.

Пули, прошившие его тело подобно куску мяса, были сделаны из серебра крайне высокой пробы, и лишь потому следы от них все еще оставались на безупречном вампирском теле. Одно отверстие отпечаталось прямиком на старом крестообразном шраме от распятия, который Жан-Клод умело скрывал все то время, пока общался с девушкой. То одеждой, то волосами, а в тот самый первый раз их знакомства им было совсем не до разглядывания особенностей собственных тел. А вот теперь пришло время раскрыть все карты, точнее в данной ситуации от воли Принца мало что зависело. Умереть он не умрет, а раны скоро затянутся сами собой, только вот почему-то он все еще не желал поворачиваться к Эвелисе.

Ее перепуганное личико возникло перед ним, как по велению волшебства. Тонкие пальчики вцепились в края ставшей неприятно-липкой и скользкой рубашки, и Жан-Клод поднял свой нереально-синий взгляд на ее изумрудные глаза. Она, вероятно, все еще не замечала, все еще упускала из виду, как синева самых далеких галактик его радужки увеличилась, расширилась в полтора раза в диаметре, заполняя собой часть чистого белка. Такого было действие вампирской метафизической силы, которая только что спасла ей жизнь. Им обоим.

Она залепетала что-то, продолжая тянуть его за одежду, и инкуб не сопротивлялся, лишь наблюдал за ее лицом с некоторой отрешенностью. За этой маской непрерывного самоконтроля прятались все его эмоции и внутренние ощущения разодранной плоти. Принц все никак не мог привыкнуть к этому режуще-рвущему чувству, когда пуля пробивает тело, как беспрепятственно проходит по нему, корежа внутренние органы. Но сегодня мужчине повезло - раны оказались сквозными, и чужая помощь сегодня ему не потребуется.

Наверно, он ждал этого момента. Ждал, когда на красивом лице промелькнет то самое опасное осознание, которое может разрушить все то, что они так осторожно строили. Он строил. Многие в этом мире не жаловали вампиров, и трагедия в "Запретном плоде" была тому прямым доказательством. Однако по какой-то счастливой случайности Эвелисе удавалось избегать нашумевшей популярности вампиров в Сент-Луисе и популярности Жан-Клода в частности. Наверное, это было было одним из основополагающей звеньев той мозаики, которая так привлекла вампира в танцовщице. Она чем-то неуловимо отличалась от всех прочих современных женщин, которые успели повстречаться Принцу на его долгом пути проживания здесь, в Америке. А за последний десяток лет общество сильно изменилось, и не в лучшую сторону.

Но все же может случиться иначе. Она может отреагировать спокойно... Что он знал о ней? Что знал о ее отношении к потусторонним существам? Что знал о ее страхах?.. Только лишь то, что сам себе смог нафантазировать, опираясь на безграничный опыт минувших веков.

Она смотрела на его раны, на кровь, все еще толчками рвущуюся наружу... она стояла так близко, настолько интимно жаркими казалось ее дыхание, которое инкуб ощущал на собственной коже, насколько неистово билось ее сердце, и вздымалась грудь от каждого судорожного вздоха. Жан-Клод всем своим телом ощущал очарование этого момента и осознавал, что все эти эмоции побудил в ней Он. Оплетенные медными запахами густой горячей крови, чувства мужчины накалились до предела, погружаясь в тягучий флер этого дурманящего и одновременно такого интимного момента их молчаливых взглядов.

Ева замерла... подобно маленькому и беззащитному кролику перед внезапно появившейся перед ним коброй. Как-то так Жан-Клод себя и ощущал, наверно, в первые в жизни опасаясь всех последующих моментов и тех мыслей, которые ему придется озвучить. Он ощутил ее страх... но не тот, который пробудился в ней из-за его ран и возможности скорой смерти, а иной... страх, что эта смерть вообще никогда не коснется своими холодными дымчатыми пальцами его плеча, но может коснуться Ее, если она останется рядом.

И в этот момент он поднял свою левую руку, которая еще не окрасилась рубинами крови, в жесте, говорящим все во сто крат понятнее любых слов. Принц осторожно прижал свою широкую ладонь к бархатной коже девичьей щеки и большим пальцем перехватил очередные бегущие вниз бисеринки слез. Это была его очень многозначительная и одновременно невероятно притягательная попытка убрать влажные дорожки с прекрасного лица. Было во всей развернувшейся посреди коридора трагедии что-то совершенно ужасное и невероятно прекрасное одновременно... Как прекрасна и ужасна бывает Тьма. Как прекрасен и ужасен бывает Свет.

- Ева... взгляните на меня, - голос был низкий, спокойный, и до дрожи густой, что ослушаться было практически невозможно. Принц сделал движение рукой, помогая девушке приподнять подбородок и устремить свой озадаченный взгляд на его уже совершенно нормальные глаза. - Не бойтесь, - было странное ощущение, что если она посмотрит на него, то увидит вместо знакомого лица оскал монстра, каким принято считать вампира. И Жан-Клод даже с некоторым мазохизмом думал, что она отшатнется от его прикосновения. - Я не причиню Вам вреда, - он уже давно перешел на французский, и интонации родного языка помогали голосу приобретать более убедительные успокаивающие интонации.

+3

18

*Клуб «Danse Macabre»: коридор второго этажа*
Никто не подготовил испугавшуюся девушку к тому, что ей только что пришлось осознать. Хотя, разве к подобным открытиям можно так или иначе подготовиться? Скорее всего, она могла узнать правду при каких-нибудь более мирных и не столь отягощающих всю ситуацию событиях, например, вернувшись домой поздней ночью все-таки включив однажды настроенный телевизор и увидев Жан-Клода в огнях мерцающих вспышек. Но в жизни выбирать не приходится, и возможно, даже к лучшему, что у нее попросту не было времени к этому подготовиться и дельно на это отреагировать.  Не было когда увидеть себя несведущей дурехой, не сумевшей додуматься до факта, который теперь вдруг казался столь очевидным, поясняющим то многое, что до этого казалось ей непостижимым и таинственным. Может, она как раз-таки не хотела этого признавать и только поэтому до сих пор не замечала того, чего не желала. А теперь, странная чокнутая с пистолетом просто поставила ее перед этим ошеломляющим фактом и у Иви не оставалось ничего иного кроме как прямо сейчас принять решение. Убежать и навсегда оградиться от этого покрытого мглой неизвестности, но очень уж наглядно показавшего себя опасным мира, или переступить через чувство самосохранения в пользу каких-то смутных надежд на то, что выйдет барахтаться в оном подольше.

- Ева... взгляните на меня, - Алиса еле заметно вздрогнула, когда в осторожном и бережном жесте рука Жан-Клода коснулась ее кожи, будто от этого по всему телу пустили электрический заряд. Как не странно, реакция эта была вызвана скорее тем, что она, как ей показалось, уловила в нем очень много сокрытого и важного, и далеко не только страхом перед этим мужчиной, хотя утверждать, что такового не было вовсе тоже было бы ложью. Рыжеволосая танцовщица более чем отчетливо понимала, что даже если он сам мог бы быть для нее безвредным (что уже можно было ставить под сомнение), то само его общество возложило бы на нее не мало опасностей. И в то же время… Она подняла свое испуганное личико, позволяя изумрудам своих глаз утопать в бездонных сапфирах Его взгляда. - Не бойтесь, - она даже не заметила, что он говорит с ней уже на французском. В испытующей тишине, Эвелис изучала обращенное к ней мужественное лицо с жадной пристальностью, желая заглянуть как можно глубже и не ошибиться в собственных ощущениях. У него, у вампира для которого время, наверное, значит не так много, было невероятное количество шансов ей навредить без ущерба себе самому. Не раз он оставался с ней наедине, даже посреди темных и безлюдных улиц где не было бы свидетелей. Но почему-то… ведь почему-то именно Он всегда оказывался рядом в качестве ненавязчивого защитника, учтивого помощника и приятного спутника, совершенно не похожего на того, кто планировал бы причинить ей только вред.

Многое ли Иви знала о вампирах? Не особо. Ей хватало ума чтобы не учитываться многочисленными романами, закрученными вокруг таинственных и безумно влюбленных вампиров, поэтому она даже не пыталась скрыть простой истины – только что, она испугалась не только за Жан-Клода, но и его самого. Однако, могла ли она судить его только за то, что он вампир, не зная об этом ничего более? Имела ли она вообще право осуждать его за что угодно, чувствуя, как ее собственные руки утопают в его крови. Его крови вместо Ее. Он только что спас ей жизнь.

- Я не причиню Вам вреда, -  а ведь он тоже знает о ней не особо много. Будь он простым человеком, стал бы он избегать ее потому, что ей подвластны телекинетические способности? Конечно, телекинез и вампиризм - соотношение совсем не равноценное, но тем не менее… Эвелис сделала выбор. Возможно, решение было временным, и она еще сто раз передумает. Однозначно тысячу раз усомниться в его правильности. Но сейчас, с таким же жадным интересом изучающий ее лицо вампир видел спектр всех преобразовавшихся эмоций. Слезы прошли, оставаясь высыхать бесполезными бусинами на его пальцах, страхи и все еще одолевающие ее вопросы девушка затолкала подальше, вверяя себя таким типичным для нее откровению, честности и решительности.

- Шутите? Это было бы Вашим упущением, - хотя чувствуя, как на ее побледневших губах сама собой расцвела хоть и мрачная, но все-таки улыбка, явно неуместная учитывая то, что в коридоре все кроме нее истекают кровью, Иви с некоторым смущением признала самой себе, что об этом упущении жалел бы не только Жан-Клод. «Я же не совершаю самую большую глупость в своей жизни?» - Это Вам не…- ее хмурый взгляд вновь упал на настораживающие ранения, так как Роше понятия не имела, насколько они опасны для вампира, но и вопрос правильно сформулировать не сумела. Танцовщица расставила приоритеты и решила следовать именно им. А потом уже, когда все будут целыми и вне какой-либо опасности, она сможет еще раз обдумать все случившееся. Дома. Спокойно и адекватно. Оставался только еще один вопрос, который продолжал ее беспокоить, не позволяя ее решимости стать полноценной.

– Эта девушка… - «Он ее убил?» - Эвелиса выпустила уже совершенно красную ткань мужской рубашки чтобы обернуться на оставшуюся позади виновницу случившегося. Правда, что именно изменит смерть стрелявшей в Нее киллерши, рыжеволосая не знала. Ее взбудораженное сознание как будто просто стремилось добить хозяйку окончательно, подкинув еще несколько незабываемых и кровавых зрелищ.

+3

19

*Клуб «Danse Macabre»: коридор второго этажа*
Эмоции. Такие яркие, живые, настоящие... Жан-Клод видел их все. Осознавал и ощущал каждую перемену на юном лице своей рыжеволосой нимфы. Она была так юна и так невинна... по меркам инкуба, который прожил уже больше половины тысячелетия. Казалось, он мог читать ее, как раскрытую книгу, понимая, какие сейчас мысли крутятся в ее кудрявой голове, но все же... Он был мужчиной, и многие женские смятения ему были недоступны. Да, он знал многое, он видел больше, чем кто бы то ни был в этом городе, но эту сокровенную часть женской натуры он никогда не стремился изучить. Как и любой другой человек, Жан-Клод на подсознании любил сюрпризы и приятные неожиданности, которые непременно померкли бы, познай он все в этом мире.

Ее губы тронула улыбка, которая высказалась куда надежнее оброненной фразы, значение которой Принц почему-то не смог растолковать до конца. Он и не стал пытаться, понимая, что многие современные выражения ему были просто недоступны, да и родной язык претерпел метаморфозы за столько лет существования на планете. Но все эти размышления меркли перед яркостью эмоции, которую спровоцировала в нем Эвелиса одной лишь своей улыбкой. Она не побежала от него прочь, осыпая его проклятьями, не дернулась от прикосновения и не попыталась обвинить во лжи. И для инкуба все это вдруг оказалось чем-то крайне важным, чем-то таким, что заставило напрягшиеся плечи чуть расслабиться. Однако в осанке Жан-Клода ничего не изменилось для простого человеческого взгляда.

Ева беспокоилась о его ранах, которые для самого вампира ужа давно отошли на второй план. Он был Мастером города, главным вампиром Сент-Луиса, которому принес клятву крови каждый немертвый на этой территории. Такая сила и такой ее резерв помогали его телу справляться с серебром почти так же быстро, как обычному вампиру - с простыми пулями. Но откуда обычной девушке знать о таком? Она только-только осознала, что ее ухажер лишь выглядит, как человек...

Эта девушка

Она хотела знать, хотела убедиться и принять, что попытавшаяся убить ее женщина мертва. Осознать, что именно он, такой с виду хороший Жан-Клод, убил ее. Крайне быстро и, надо сказать, крайне безжалостно. И что произойдет, если эта картина навсегда запечатлеется в ее памяти? Благоговейный спаситель и жестокий убийца в одном лице? И Жан-Клод позволил бы ей увидеть эту правду во всех подробностях, если бы удостоверился, что кошмары не будут преследовать ее ночами. Эвелиса не производила впечатление хладнокровной натуры, способной закрывать глаза на горести других. Скорее, ее переполняло сочувствие к прочим людям и ощущение непорочности этого мира. Однако, однажды вломившись в кабинет самого порочного существа в этом городе, ей суждено было переступить этот эфемерный порог. Нырнуть без оглядки из света в кромешную тьму, ведь рано или поздно правда бы вскрылась, так как Жан-Клод не намеревался отступать. Только вот об этой правде Принц не задумывался. Не хотел задумываться, пока дело не примет серьезный оборот. Безрассудно? Возможно... Но рискнуть хотелось. Хотелось ощутить себя снова тем шестнадцатилетним юношей, хотя по тем меркам уже мужчиной, и совершить что-то эгоцентричное.

- Она жива, - сказал он и поймал Еву за руку, не давая ей возможности развернуться, - Вам не о чем волноваться, я слышу ее дыхание... - фраза из ряда необъяснимого и невероятного, но Принц не лгал. Девушка и правда была жива, просто потеряла сознание от болевого шока и нахлынувшей метафизики. Однако Жан-Клод не был уверен, что эта киллерша заслуживает жизни. Потому уже отдал мысленный приказ одному из охранников-вервольфов подняться и разобраться с пострадавшей. И пока оборотень спешил на второй этаж, вампир старался оградить Эвелису от нежелательных видений.

Он вдруг неожиданно быстро и в тоже время тягуче и плавно прижал ее ладонь к своей широкой груди, ровно к тому месте, где его гладкую кожу уродовал шрам, ныне залитый кровью. И вампир замер, сконцентрировавшись на лице девушки. Для него этот момент был чем-то совершенно интимным... ощущение, что оба они теперь связаны его кровью и касаются друг друга через этот влажный проводник. Но вряд ли Эвелиса сочла эту ситуацию столь же чарующей, ведь кровь ее должна была скорее отпугивать...

Но тем не менее, ее ладонь оказалась прижатой к бугристому шраму, а тонкие женские пальчики коснулись значительно уменьшившихся краев пулевого ранения. И более того... прямо под ее прикосновениями они стягивались все сильнее и сильнее. И это на удивление странно ощущалось прямо под мягкими подушечками. Рука вампира была чуть холоднее, и от этого совершенно нереальные ощущения искрили меж ними из-за столь экстравагантных прикосновений лишь ярче.

- Вы чувствуете? - что он имел ввиду? Затягивающиеся раны, шрам на коже, химию между ними или же мощное биение его сердца? Да, оно все еще билось, несмотря на кровопотерю, так как та оказалась незначительной по сравнению с его "завтраком" сегодняшним утром.

+3

20

Маски

Имя: Йоко
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: танто, катана.
Внешность: два хвостика над ушами, утеплённая японская форма, белые чулочки и чёрные полуботинки. За спиной небольшой рюкзачок. Маска панды

Имя: Ангела
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: пистолетом SIGP250, снайперская винтовка Heckler & Koch Gewehr 36, дополнительные обоймы, охотничий нож.
Внешность: высокие кожаные сапоги, чёрная с красным фланелевая рубашка в крупную клетку, тёмная жилетка из грубой кожи, волосы заплетены в высокий хвост. Маска Орлицы.

Имя: Колли
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: складной нож, пистолет берета.
Внешность: тёмная кофта на замке распахнута, под ней ярко-оранжевый топик, прямые джинсы и спортивные кроссовки. Маска Зебры.

Клуб «Danse Macabre»: танцпол и комната диджея

Взгляд всё не сходил с минутной стрелки часов, вот он, долгожданный момент, она была совсем рядом от нужной позиции. Теперь внимательная пара глаз следила за маленькой секундной стрелкой. Самым странным было то, что на этаже было тихо. Ни криков людей, ни звуков постоянных выстрелов, неужели одна из них не справилась. Стрелка минула свой порог, отсчитав последние секунды бренных жизней дрыгающейся внизу толпы. Орлицу немного напрягало это, но приказ есть приказ, а значит надо выполнять! Пора начинать. Плавный вдох и выдох, прицел смотрел ровно на крутящийся диско шар, слишком яркий и блестящий, какая глупая игрушка. Первый выстрел открыл сегодняшнюю вечеринку и проклятый шарик разлетелся на тысячи мелких осколков, которые дождём осыпались на головы танцующих. Дождик хорошо одарил посетителей, попадая за шиворот, в напитки, в глаза, паре зевак даже в рот попало, а оттуда прямиком в глотку. Клуб моментально наполнил женский визг, басовитые крики, громкие маты и даже причитания. Но Орлица не обращала внимания на такие мелочи, она лишь перевела прицел на двух танцовщиц в ярких гоу-гоу нарядах. Один выстрел и мозги одной из них художественно украсили стену, абстракция в лучшем виде, ещё выстрел и картина дополнилась ошмётками от головы второй. «Невеста солдата» прекрасно знала своё дело, ни на градус не сбивая прицел. Девушка жадно облизнулась, выискивая в толпе охранников, которые уже через считанные мгновения расстались с жизнью. Запах крови ещё слегка дурманил, лишь разжигая жажду к убийствам.

Панда безумно обрадовалась веселью, открытому снайпером, вылетев на танцпол она начала без разбору сечь собравшихся и громко хохотать. Жалкие, мелкие, пресмыкающиеся людишки, они созданы лишь для того, чтобы веселить таких, как она. Папочка всегда говорил, что этим миром правят деньги и насилие. Лезвие катаны сверкало в лучах прожекторов, быстро мелькая меж чужих тел. Панда не столько старалась убить, сколько в первую очередь покалечить. Вот она отсекла кому-то руку, а вот на пол полетела башка какой-то блондинки, вот кровь хлынула на ноги, потому что девушка располосовала грудь парня от плеча до бедра. Панда хохотала, пробираясь поближе к бару, чтобы если что, прикрыть Зебру. Остальную часть зала она оставляла сестрёнке по оружию, а точнее Белке. А то негоже двум мечникам отбирать друг у дужки игрушки. Тем более, что тут было много куколок жертв, на всех хватит. Вид крови зачаровывал, хотелось, чтобы её было больше и ещё больше. Но вот прямо перед ней свалилось бездыханное тело охранника. Панда на секунду подняла голову к диджейской рубке, их гордая птица следит за всем из своего гнёздышка. Громко расхохотавшись, японка продолжила кромсать людей по обеим сторонам от себя, всеми силами стараясь увеличить кровавый поток. Этой прекрасной багровой жидкости должны быть не реки, а целое море, огромное море, а лучше океан!

Зебра каждые пару секунд бросала встревоженные взгляды на часы, поскорее бы настал час возмездия, слишком долго эти жалкие отбросы омрачали мир своим присутствием, пора героям выйти из тени и дать хорошую оплеуху сгустившейся над миром тьме. Девушка переминалась с ноги на ногу и слегка подпрыгивала, разогреваясь перед долгожданным весельем. Скоро они устроят свою вечеринку, вот только странно, что со стороны второго этажа так ни кто и не появился. Может там было пусто, а может одна из героинь поддалась и перешла на тёмную сторону? Окончательно обдумать эту мысль Зебра не успела, так как разлетевшийся на маленькие осколки диско шар открыл их собственное пати хард. Девушка победно вскинула руки и быстро запрыгнула на высокий стул, а после и на барную стойку, пара выстрелов и бездыханные тела барменов осели на пол в лужах крови. Быстро перепрыгивая по гладкой поверхности мебели, демонстрируя высший пилотаж паркура, она стреляла во все стороны, не выбирая жертв. Сейчас Зебра наслаждалась случайными смертями. Бог дал ей пистолет и именно он решает, кому умереть первым.

Отредактировано Maître (11.11.15 15:45:50)

+4

21

Маски

Имя: Валдис
Раса: человек
Статус: маска кролика, член женского отряда
Инвентарь: классический револьвер .44, патроны на еще два захода, метательные ножи на левой ноге
Внешность: студентка из Швеции, высокая девушка с пшеничными волосами, волосы заплетены в одну косу, одета в фиалковое платье с разрезом на левой ноге, начинающимся практически от бедра, и черный пиджак, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Астрид
Раса: человек
Статус: маска гепарда, член женского  отряда
Инвентарь: классический револьвер .44, патроны на еще два захода, метательные ножи на правой ноге
Внешность: студентка из Швеции, среднего роста девушка с тёмно-русыми волосами, удлинённое каре, впереди подколотое невидимками, одета в зеленое платье с разрезом на правой ноге, начинающимся практически от бедра, поверх легкая куртка, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Элиза
Раса: человек
Статус: маска белки, глава женского отряда
Инвентарь: катана с серебряным лезвием
Внешность: выше среднего роста, на голове каштановый парик, линзы зеленого цвета, одета довольно неформально: в синие, местами драные, джинсы и черную футболку, поверх которой почти кислотно-розовая куртка, обувь легкая и удобная
Особенность: фанатична, знает город  и все его секреты

Имя: Мирьям
Раса: человек
Статус: маска Кобры, член женского отряда
Инвентарь: в каждом ботинке по охотничьему ножу с серебряным лезвием, предварительно смазанных ядом , Glock .17 и дополнительные обоймы (взрывные патроны с серебром)  
Внешность: среднего роста, подтянутая, на первый взгляд узкие плечи и бёдра создают обманчивое впечатление об излишней хрупкости, тёмные волосы и немного смуглая кожа, крупный нос, одета в белую футболку и обтягивающие штаны, заправленные в тяжелые ботинки с подошвой на платформе со вставками из металла, сверху накинута кофта
Особенность: профессиональный убийца и специалист по ядам. На каждом холодном оружии, что при ней, всегда есть яд


*Клуб «Danse Macabre»: коридор второго этажа*

Хрупкая шведка ни за что бы не подумала, что ее веселье закончится так и не начавшись. Стреляла вроде бы в девушку, но как будто стоило ей только моргнуть, и вместо яркой и полной жизни посетительницы, в конце траектории ее выстрела почему-то оказался устрашающий мужчина, темный и красивый как сама смерть. Всадив в его грудную клетку целых две пули Валдис была бы уверена, что она вне опасности и можно исправить оплошность перенаправив оружие на огненную макушку. Только вот внешний вид практически до дикости спокойного мужчины уже не отпустил ее опустошенного взгляда. Раны появились сами собой, одновременно и в таких многочисленных местах, что девушка даже не знала за что ухватиться. Револьвер стал слишком тяжелой ношей и с глухим стуком шлепнулся на мягкий ковер, когда Валдис судорожно вскрикнула попытавшись накрыть свое истекающее кровью лицо. Но руки ее не слушались и почему-то уже были тоже все в крови. Она превратилась в искалеченную и окровавленную куклу словно только что вышедшую из-под кровавого ливня. Постепенно все начало меркнуть и расплываться, и хотя адскую боль не смогло смягчить даже нахлынувшее спасительное шоковое состояние, шведка рухнула на пол, продолжая видеть перед собой только два сапфировых огня.

*Клуб «Danse Macabre»: танцпол*
Элиза и Мирьям были последними, кто остался дожидаться своей очереди на веселье в злополучной комнатке с чехлами из-под музыкальных инструментов. Где вопли несчастных? Где стенания и мольбы о помощи? Где паника ринувшихся со второго этажа жертв? Казалось даже саму маску Белки перекосило от недовольства. Она пришла сюда в надежде, что сможет как следует повеселиться и поучаствовать в чем-то неординарном, а вместо этого уже столько времени сидит в пыльном помещении. Примерно такого же мнения была и прислонившаяся к стене Кобра, которая со скуки достала из ботинка один из охотничьих ножей и сейчас крутила его в пальцах, рискуя в случае неосторожности отравить саму себя. Она любила рассчитывать все заранее и когда что-то шло не так, даже ее военная выправка не мешала ей беситься в глубине души.

Наконец-то! Резкий грохот и звон тысяч осколков перебивший вместе с песнопением сотни воплей даже тяжелую музыку. Обе девушки переглянулись и поняли, что под масками каждая из них улыбается. Узкая дверь в зал распахнулась настежь, и они увидели самое чудесное зрелище на свете – Хаос. Посетителей уже охватила начинающаяся паника, где-то в толпе мелькнула неистово хихикающая Панда, около стойки уже не было ни одного живого бармена. Пока Элиза упивалась зрелищем, Мирьям уже успела отогнать от них кинувшуюся было в эту сторону толпу. Ну, как, отогнать. Один взрывной патрон, испещривший когда-то накачанный пресс толи оборотня толи просто не знающего меры посетителя окропил кровью и остатками его внутренностей бежавших вместе с ним девах, которые с отвратительным писком слишком уж схожим с воплями запуганного скота, попытались избежать той же участи свернув в туалет. Оценив, с каким наслаждением Белка высвободила из ножен свое сверкнувшее в цветах софитов смертоносное оружие, Кобра свернула к туалетам на ходу удобнее перехватывая свой охотничий нож.
Ринувшаяся встречать толпу Элиза, внезапно порадовалась, что они с незнакомкой в маске Кобры вышли в зал последними. Запуганная Зеброй и Пандой толпа как по мановению ее собственного желания хлынула от них подальше, то бишь – прямо на заботливое лезвие блондинки. Дорогой рукояткой сломав нос оказавшемуся поблизости парню, она рассекла всю грудную клетку его сексапильной спутнице, наблюдая за тем, как захлебывающийся в собственной крови горе-любовник пытается голыми руками стянуть обратно части, когда-то бывшие человеком. Оставляя смертоносные раны на телах следующих запуганных беглецов, Элиза предположила, что на нее, на ходу доставая пистолет, несется один из охранников клуба, и вздергивая за дорогие шмотки одну из зашуганных девчонок прикрылась ею от возможного выстрела. Но охранник так и не достал свое оружие, забрызгав остатками мозгов темноволосую девушку, которой Белка за ненужностью всадила катану прямо со спины. Когда оба тела свалились на утопающий в крови пол, Элиза подняла свободную руку с большим пальцем выставленным вверх, прекрасно понимая работой чьих зорких глаз это было.

Астрид беспокоило отсутствие паники на втором этаже больше всех. Можно было подумать, что она беспокоится об участи своей сестры, но это не совсем так. Ведь сейчас на нее, добравшуюся к главному входу, хлынул самый основной поток посетителей, и она прекрасно справлялась отгоняя их всех обратно и заставляя жаться в центр зала, стреляя в некоторых особенно смелых. А чертовка сестрица не спешила обратно в зал. Однозначно не желала показываться без хотя бы одной жертвы и смотреть на то, как ее обставили. Загородив спиной самый очевидный путь к отступлению, Гепард оставил бывшую там охрану на попечение точных выстрелов Орлицы, спуская все свои пули и часть метательных ножей на то, чтобы держать обычных посетителей на расстоянии вытянутой руки, если не дальше, от их последней надежды на спасение. Гости клуба были пойманы в идеальное и слаженно работающее кольцо из девушек с масками, которые с каждой стороны продолжали оттяпывать по знатному количеству от этого живого и вопящего варева посетителей.

+3

22

*Клуб «Danse Macabre»: коридор второго этажа*
Жан-Клод не дал ей обернуться и запечатлеть еще одно кровавое зрелище на этот день. Но Иви как не странно и не настаивала на том, чтобы все-таки завершить начатое. В конце концов, именно если бы не вампир, благодаря той самой девушке, ее родители лишились бы своего последнего ребенка этой ночью. Как бы они справились с новостью о том, что пережили обоих своих добрых и бескорыстных детей? Не хотелось даже думать и представлять уставшие и заплаканные лица убитых горем самых дорогих людей в этом мире. Она видела какими они были после смерти Алекса и что гибель брата с ними сотворила. Неужели она поставила этого таинственного вампира наравне со своими родителями по шкале важности?

«А Жан-Клод?» - взгляд с янтарным дождем в зрачках вновь вернулся к бледному лицу мужчины. Эвелис почему-то вдруг стало очень важно понять, как именно ее гибель сказалась бы в случае этого вампира. Была ли она чем-то большим чем маленькая ничем не особенная песчинка в пустыне учитывая дарованную ему вечность? А все-таки он подставился под предназначенные ей пули и вряд ли при этом знал, что они окажутся настолько для него безвредными. Правда, что она в этом понимает?

Принц поднял ее руку прижимая ту к своей груди, и рыжеволосая танцовщица снова вздрогнула. Подобные ощущения были для нее мягко говоря странными, а она, после случившегося, была слишком уж близка к схожести с запуганным зайчонком, который не смотря на доверие к хищнику, готов в любой момент броситься прочь. Не из страха, от собственной неспособности переварить столько нестандартных и тяжелых открытий за одну ночь. Более того, хоть она наконец-то и осознала, что все это время общалась с вампиром, хоть она и видела, что он без особого труда справляется, все-таки, она была уверена, что кое чего не могут избежать даже эти тесно повязанные с Тьмой создания – боли.

- Очень больно? – сама не зная зачем, поинтересовалась Алиса, хотя ответ на такой вопрос подразумевался вполне очевидный. Благо она все еще пребывала в таком ошарашенном состоянии, и оставалась настолько обеспокоенной состоянием своего спасителя, что пока что даже на подсознательном уровне не позволяла себе думать о самой себе родимой и о том, какой глупой она должна сейчас выглядеть.

- Вы чувствуете? – Иви не задумываясь кивнула в ответ. Она не пыталась отобрать у вампира которому решила доверять свою руку, поэтому под ее горячими пальцами так беспокоившее ее ранение продолжало очень ощутимо заживать. Но это именно его странный вопрос заставил девушку обратить внимание на все, что крылось за этим. На уверенное сердцебиение, на кровь которой испачканы были они оба. Слишком бурно разыгравшееся воображение даже позволило ей якобы увидеть, как ее собственное дыхание разбивается о его находящуюся так близко грудную клетку.

Весь широкий и полный жестоких ужасов мир внезапно сузился и зациклился на всего двух руках, одной маленькой и женственной ручке, и прохладной, но сильной рукой, находящихся поверх крестообразного шрама, на существование которого Эвелис только сейчас обратила внимание. Противный гул поселившийся в ушах после громких выстрелов, заглушили два сердцебиения. Именно два, поскольку Алисе казалось, что ее собственный пульс постепенно становится единым целым с этим размеренным ритмом под ее ладошкой, вторя его скорости и уверенности. Окунувшись в это странное и практически медитативное состояние, Иви осознала самое важное – она не была, просто не могла быть лишь одной из многочисленных песчинок в Его такой далекой и неизвестной для нее вечности. Кроме того, она сама не хотела в такую превратиться. Да, кто-то сказал бы, что существование рядом с вампиром не могло обещать ей опасность. Но разве существование рядом с простым человеком могло? Какая разница. Дело было в том, что если стоило ради кого-то окунаться в эту Тьму, она хотела сделать это только разве что для него.

Обретя подобную решимость от хоть какого-то ценного для этой ночи решения, танцовщица подняла крайне серьезный взгляд к темно-синим глазам, собираясь сказать Жан-Клоду то, что должна была в первую же очередь. Но, наверное, по старому доброму закону Мерфи, если чего-то не сделали сразу, то в последствии не будет возможности. Внезапно она поняла, что далекие отголоски шумной музыки постепенно сменились странным и подозрительным шумом, слишком похожим на крики. Звукоизоляция второго этажа была слишком хорошей чтобы ее человеческий слух смог определить наверняка – там что-то случилось или возможно какой ведущий закатил какую-то оживленную промо-акцию. Однако, девушка все же встрепенулась и повернула голову одним ухом по направлению к танцполу, пытаясь все-таки решить, не зная, что испугало бы ее больше. Ведь учитывая истекающее кровью тело у нее за спиной, слишком бурно веселящаяся толпа тоже казалась неуместно жестокой.

+2

23

*Клуб «Danse Macabre»: главный вход*
С щедрой руки отправив Шанго и Селесту развлекаться и познавать вкусы человеческой алкогольной кухни, Морган Харлок вел свой порше по направлению к клубу «Danse Macabre», где должен был находиться Принц города Жан-Клод. Так как первая часть плана вампира была выполнена, и его любимый слуга был с ними, заставляя триумвират приобрести ту силу, которой не было ранее, Харлок решил, что пора приступить к второй части его плана. И местный Принц был бы весьма неплохим дополнением к этому плану. Немец бы наслышан о Жан-Клоде. Не так много, как хотелось бы, но то, что он являлся Принцем города говорило о нем значительную часть. Тем более, Моргану нужно было его разрешение на то, чтобы находиться в городе без ограничений, ведь им очень долго придется привыкать друг к другу, учитывая то, какой Жан-Клод добропорядочный вампир. Да-да, об этом фон Майер тоже был наслышан.

Порше резко свернул на парковку клуба, взвизгнув шинами и оставив четкие черные следы на асфальте. Машина-зверь утихомирилась и ее рык исчез, когда мужчина выключил зажигание и выбрался из неживой конструкции, способной подчиняться людям. Мальчишке Роше очень нравилась эта машина, и Адаларад прекрасно понимал его чувства, но никогда не позволял садиться за руль, предоставляя эту возможность лишь Селесте или себе. Видеть досаду на лице Александра было приятно для старого вампира, пусть это и не было также приятно, как страх.
Проведя ладонями по брюкам и смахнув какую-то невидимую для остальных пыль со своих плеч, мужчина поправил ворот своей белоснежной рубашки и черного пиджака, достал любимую трость с пассажирского сидения и захлопнул дверцу, ставя машину на сигнализацию. Все эти человеческие штучки, конечно, ему ни к чему, но он ведь не должен заставлять всех в чем-то себя подозревать, даже если приехал в клуб, который принадлежит вампиру.
Стоило немцу сделать шаг и один стук своей тростью по асфальту, как тут же остановился. Его глаза распахнулись слишком широко, а зрачки расширились, как и ноздри, которые уловили до боли сладкий аромат для Адаларда. Мастер не сдержался и облизнулся, ведомый за этим манящими запахами. Разные оттенки страха звали мужчину за собой, и он посчитал неприличным не последовать за ними. Его губы против его воли расползлись, преображаясь в хищный оскал, когда до вампира донесся шум от клуба, и он был совсем не таким, каким он бывал в подобных заведениях. Уж выстрелы Морган никогда ни с чем не перепутает.

Не спеша приблизившись к главному входу, вампир остановился от него в нескольких метрах и оперся рукой на свою трость, вглядываясь в узкий проем под названием вход. В нем стояла девушка в маске гепарда и убивала людей, не давая им выйти, от которых так и несло страхом, который полз в сторону вампира, заставляя его чувствовать себя наиболее чем прекрасно. О, Адалард мог бы наслаждаться этим зрелищем вечно, упиваясь привкусом ужаса и крови на языке, но его взгляд медленно поднялся по зданию к окнам второго этажа. Там, в отличии от первого, было тише, и мысленно Мастер предполагал почему. Решение пришло к нему незамедлительно.
Перехватив трость посередине одной рукой, он было замахнулся, направляясь в сторону убийцы, но передумал в последний момент, откинув инструмент в сторону. И тут же его руки оказались на руках девушки, заламывая ее руки так, что дуло ее револьвера было направлено в поясницу.
- Гепард, ха? Предпочитаю ягуаров, - прошептал ей Морган на ухо, словно они были старыми друзьями. Заталкивая ее глубже внутрь клуба, Харлок отошел с ней в сторону, открывая проход для обезумевших людей. - Проход открыт, уходите отсюда! Живо!
Люди боязливо косились в их сторону, но под порывом одного смельчака, медленно, а затем резко быстро все кинулись вперед, к свободе, словно огромная волна.
Морган преобразился в благородного блюстителя порядка, который был готов помогать людям, запрятав остальные свои сущности подальше, потому что знал, что ему нужно в этой конкретной ситуации. И пока что это не убийства. У него еще будет время.

Отредактировано Morgan Harlock (08.11.15 23:30:21)

+4

24

*Клуб «Danse Macabre»: балкон второго этажа с видом на зал*
Вампир лишь едва-едва улыбнулся на вопрос Эвелисы. Да, ему было больно. Все это время, начиная с того момента, как две пули пронзили его тело, обжигая тело отменным серебром, и заканчивая финальными мгновениями заживления этих ран. Затягивающаяся плоть причиняла ничуть не меньше дискомфорта, и Жан-Клоду потребовалось приложить некоторое количество усилий, чтобы скрыть любые отрицательные эмоции, связанные с его личными ощущениями. Почему-то ему казалось, что Еву не должно это коснуться, не должно дать намеков и представлений о спектре болезненных ощущений, которые он сейчас испытывает. Все это было не важно. Не важно в сравнении с тем, что могло случиться. Главное - она не пострадала.

Одна лишь мысль о ней, сломанной куклой опустившейся на пол и раскинувшей руки в луже горячей крови, смешивающейся с огненными бликами в ее волосах, заставляла Принца игнорировать любые переживания о себе в пользу тех радостей и облегчения, что Ева осталась невредима. Страшно было допускать даже вероятность обратного. Что бы случилось, не заметь он фигуру в черном? Если бы он вдруг задержался в кабинете или решил вернуться, к примеру, за забытым на столе телефоном? Очевидность ответа пугала. Потому теперь, воспринимая случившееся не иначе, как подарок судьбы, Жан-Клод смотрел на девушку так, словно видел ее в последний раз в жизни и стремился запомнить каждую ее черту, каждую эмоцию и каждый взгляд, ему подаренный. Да... мир на эти мгновения перестал крутиться и вращаться в своем безмолвии и неудержимом темпе суетливой жизни... Ровно до того момента, пока их взгляды не встретились вновь.

Все это время аккомпанирующий тишине коридора музыкальный фон, доносившийся сквозь толстые стены, вдруг окрасился резкими людскими криками, не иначе как подходя к самому кульминационному моменту этого вечера. Этой ночи. Все еще прижимая руку девушки к своей окровавленной груди, Жан-Клод обратил ее внимание на себя. Снова. Осторожно прикоснувшись кончиками пальцев к ее щеке.

- Ева, послушайте меня. Вы должны остаться здесь. В моем кабинете, - он выпустил ее из своих "объятий" и дотянулся не испачканной кровью рукой до ключа, оставленного в замочной скважине. Эта вещь сама по себе была эксклюзивным произведением искусства, но Принц, ни на мгновение не задумываясь, вложил его в окровавленные руки девушки. Все-таки это была его кровь. - Заприте за собой дверь и никому, кроме меня, ее не открывайте, - вампир был серьезен, как никогда, однако, ни в его голосе, ни в выражении лица не было даже намека на панику. К моменту этого разговора и до всплесков человеческих криков в главном зале один из охранников клуба уже спустил тело киллерши со второго этажа на первый, пользуясь резервным проходом, но общая паника в клубе заставила его бросить девчонку. В эту самую ночь в данном клубе выступало не так много вампиров, как обычно, и все они уже покинули заведение. Да и охраны в качестве оборотней сегодня было слишком мало. Ликантропа два-три, не больше. У многих в "Запретном плоде" погибли друзья, близкие, и Принц освободил скорбящих от обязанностей. В конце-концов, он собирался провести всю ночь в "Данс Макабре", и, вроде как, все посетители теперь были под его присмотром. И сейчас они умирали там, внизу, от рук очередных психопатов.

- Я вернусь. По крайней мере это я могу Вам обещать, - он убрал за женское ушко прядь огненных волос, вознамерившихся скрыть юное лицо от его внимательно взгляда, и в следующую же секунду он просто исчез, словно его здесь никогда и не было. И лишь пятна крови на полу напоминали о реальности всего произошедшего.

На широком балконе, квадратным куполом возвышающийся с левой стороны от сцены, как по волшебству появилась фигура, окрашенная в самые непоколебимые цвета готического стиля: черный, красный и белый, что пятнами и разводами смешивались, дополняли друг друга и в то же время казались совершенно самостоятельными на одном и том же теле, очень похожем на человеческое. Чернота волос перетекала в белизну рубашки, центр которой больной художник вымазал быстрыми движениями жесткой кисти, тщательно смоченной в краске, слишком сильно напоминающей кровь. Заметить эту фигуру, то ли настоящую, то ли эфемерную, было практически невозможно, учитывая разлетевшийся на миллиарды мельчайших осколков дискобол, даривший свет помещению. Теперь под потолком мерцала лишь пара тусклых и мигающих лампочек, грозящих весь мир с с минуты на минуту погрузить во тьму и хаос. А все уцелевшие прожекторы находились чуть ниже балкона, с которого Жан-Клод быстрым взглядом оценивал обстановку. И если Принц города был практически незаметен окружающим, то они для него были как на ладони. Поэтому первым делом он обратил свое внимание на извивающуюся в смертоносном танце девушку среди толпы паникующих людей. На ее голове красовалась маска Панды, мех которой уже изрядно перепачкался кровью. Красное, белое и черное, такое похожее на его собственное одеяние... Но не только это привлекло внимание Принца. Лезвия... Дьявольское создание, принявшее облик человеческий, резало людей, ни на мгновение не останавливаясь, ни на секунду не задумываясь, точь-в-точь как он не задумывался перед тем, как нанести удар. Как минутами ранее, на втором этаже, так и сейчас. Его сила молнией метнулась вперед, огибая попадающих на пути мужчин и женщин, она искала свою единственную цель, и когда ее достигла - со всей своей неистовой мощью врезалась в женское тело. Эта способность Жан-Клода не имела никакого отношения к гипнозу или какому-то ментальному воздействию, она была самостоятельной боевое единицей, от которой не было практически никакого спасения. Только неминуемое поражение. Десятки невидимых лезвий обхватили тело Панды, как некогда очень нежный любовник, который вдруг обезумел и вознамерился уничтожить прекрасное тело, и спороли одежды, вгрызаясь глубже, в самую плоть. Щеки Маски в тот же миг срезало невидимой волной, ровно, аккуратно и ювелирно точно, на четверть дюйма не доставая до оливковой кожи японки. Запястья, локтевые сгибы, сгибы под коленями, ахилловы сухожилия взорвались кровавыми брызгами от глубоких и, наверняка, теперь уже смертельных широких порезов. Была во всем этом зрелище торжествующая ирония - карающий меч сам вот-вот падет от точно таких же ран.

Взгляд Принца метнулся в сторону выстрела, в сторону маски Кобры, от смертоносного оружия которой взорвался живот того самого вервольфа, что должен был убрать труп со второго этажа. Оборотня было не спасти, части разрывного патрона достигли легких и сердца, и Принц даже с такого расстояния смог ощутить, насколько быстро иссякла жизненная сила его зверя. Стиснув зубы, вампир сместился чуть влево. Для своеобразной "перезарядки" своей силы ему нужно было время. Он не мог резать всех подряд без остановки, но посчитал, что сделал более удачный выбор, лишив возможности калечить людей самого неадекватного врага. Люди кричали, плакали и, очевидно, молили о спасении. Воздух наполнился тошнотворными запахами, перебивающими основной аромат крови. Запахами испражнений и выпущенных наружу кишок. Жан-Клоду не нужно было принадлежать линии крови Морворен, чтобы ощущать наполняющий помещение страх. Дикий, животный ужас новой волной прокатился от самого эпицентра бойни до выхода, к которому стремились люди. Именно там Принц увидел этого человека...

Слишком спокойного, взявшего одну из Масок в заложники и пропускающего людей к выходу. Жан-Клод не ощущал никакой метафизики с его стороны, хотя его собственные глаза уже затянула безграничная синева, но он готов был поставить на что угодно, доверяя собственным инстинктам, - человеком этот мужчина не был. Однако, даже секундное помешательство могло стоить еще чье-либо жизни, поэтому Принц отбросил опасения и отдал быстрый приказ оставшимся двум оборотням атаковать. Одни вервольф набросился на Белку со спины, пуская в ход острые трансформировавшиеся когти с целью разорвать глотку убийце, а второй... второй, притворяясь испуганным посетителем, продирался по направлению к убившей его напарника Кобре.

+3

25

Маски

Имя: Йоко
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: танто, катана.
Внешность: два хвостика над ушами, утеплённая японская форма, белые чулочки и чёрные полуботинки. За спиной небольшой рюкзачок. Маска панды

Имя: Ангела
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: пистолетом SIGP250, снайперская винтовка Heckler & Koch Gewehr 36, дополнительные обоймы, охотничий нож.
Внешность: высокие кожаные сапоги, чёрная с красным фланелевая рубашка в крупную клетку, тёмная жилетка из грубой кожи, волосы заплетены в высокий хвост. Маска Орлицы.

Имя: Колли
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: складной нож, пистолет берета.
Внешность: тёмная кофта на замке распахнута, под ней ярко-оранжевый топик, прямые джинсы и спортивные кроссовки. Маска Зебры.

Клуб «Danse Macabre» комната диджея
Крики, стоны, мольбы, кровь, слёзы, пот, страх, боль ужас и раскаяние смешались под крышей такого обычно здания, такого обычного клуба, куда молодёжь толпами стекалась, чтобы подрыгаться и показать все свои пластические умения миру, а может и просто ради выпивки, в след за которой зачастую следовали флирт и знакомства ради одной ночи. Губы девушки, спрятавшей лицо под маской Орлицы, да ещё и прикрытой сверху покрывалом, изогнулись в неком хищном оскале. Тонкие и длинные пальцы левой руки прошлись по гладкому стволу оружия, любовно оглаживая, словно самое величайшее сокровище в этом городе, а может даже и мире. Невидимый витиеватый узор вырисовывала одна рука, пока вторая резко и без ненужных движений отнимала чужие жизни, всего лишь спуская раз за разом курок. Весь этот хаос, первородный, чистый, неприкрытый масками безразличности или же спокойствия, истинный страх и слёзы, девушка наслаждалась этим. Пронзительные крики, казалось, что она была рождена слушать лишь их, противный запах внутренностей и испражнений от страха ни чуть не смущал, наоборот, добавляя азарта, словно охотнику, который смог лишь ранить оленя. Теперь то уж точно она не остановится просто так. Пальцы вновь скользнули по винтовке, а губы на мгновение так же прикоснулись к, нагревшемуся от её тепла, оружию. Всё это безумие заставило что-то внутри трепетать, что-то забытое, словно из далёкого сна, а может и ещё дальше. Но вот на мгновение где-то в памяти проскользнули образы затянутые пеленой густого чёрного дыма. Какие-то боевые действия. Тогда ещё одна верная винтовка смогла отправить в небытие множество жизней, почти как сейчас. Запах крови вновь резко ударил в ноздри, а взгляд на секунду метнулся к чёрно-белому пятну, которое уже активно окрашивалось в столь прекрасный оттенок ярчайшего заката. Заката чужой жизни. Эта малышка поистине наслаждалась процессом, всегда приятно наблюдать за теми, кто любит своё дело. А пальцы всё нажимали на курок, правда через пару выстрелов пришлось заменить магазин. Но когда Орлица вновь вернулась на позицию, то сразу почуяла неладное, что-то изменилось, а точнее откуда-то взялся свежий воздух и толпа уж слишком активно ринулась к дверям. Глаза быстро метнулись к главному входу, кое что пошло не по плану, ни кто не ждал подобных гостей. Снайпер попыталась прицелиться, но из-за дёргающейся маски и движений незнакомца, рисковала смазать в своего, а такого прокола Орлица не допустит. До боли сжав зубы от гнева и сожаления, что эти жалкие людишки смогут выжать, девушка начала быстро стрелять по ногам тем, кто не добегал всего нескольких метров до двери. Стреляла в основном в колени, по одному колену для одной жертвы, чтобы сразу затормозить противника, этого было достаточно. На первый взгляд может показаться, что это как-то глупо и бессмысленно, но нет, инстинкты и знания, принесённые с военной службы её ещё не подводили. Хрупкие куклы падали и больше не были в силах подняться, потому что их просто давила и затаптывала людская толпа, которая словно стадо диких животных, неслась напролом, думая лишь о своей драгоценной заднице. Тонкие шпильки на ногах дамочек прокалывали чужую кожу, задевая жизненно важные органы, глаза, так же они спотыкались, застревали этими самыми каблучками, падали и могли лишь молиться. Потому что следующий наплыв толпы давил их также, как они перед этим нижний слой тел. Правда единицам везло, у кого-то сразу слетали туфельки и она успевали влиться в этот трепещущий поток, кого-то держали за руку, не давая возможности упасть. Но там где ложатся десятки, выжившие единицы не в счёт. А вход у клуба просто вновь захлестнула волна боли и отчаяния, потому что Орлица не щадила никого. Даже если удалось пройти растущий барьер из тел, то всё ещё оставался шанс получить пулю в корпус. Не убью, так покалечу, большего в этот вечер ей и не надо. Но вот боковое зрение зацепилось за хлынувший поток яркой крови, Панда была поражена неизвестным. Судя по ранам и скорости их нанесения азиатская девушка попала под удар вампира. Снайпер лишь сильнее сжала зубы, от чего послышался тихий, еле слышный скрип. А за ними тихий вздох, всегда тяжело терять верных товарищей. Взгляд быстро прошёлся по залу, но хотя бы примерного виновника произошедшего не нашлось, видимо вампир был вне зоны видимости, какая досада. Но отвлекаться на смерть верного товарища не было времени, они отомстят, отправив в след за ней ещё пару десятков жалких двуногих.
Клуб «Danse Macabre» танцпол
Окровавленное лезвие металось от тела к телу в прекрасном танце смерти, некой молитве и вознесении кровавому богу, а чёрно-белая жрица в школьной форме прекрасно исполняла этот танец. Наслаждаясь каждым его движением. Яркая краска, так похожая на кровь, перепачкала всю одежду и в конец испачкала белоснежные чулочки. Папа явно будет доволен такими пятнами. О эти живописные брызги, такие яркие, словно татуировка на её пояснице. Губы изгибались в довольной и достаточно маньяческой улыбке, попадающие на лицо брызги крови лишь ещё больше веселили и зажигали в ней огонь хаоса. Сегодня Панда не была привычным предупреждением, она была палачом, смертью с блестящим лезвие, вот только вместо косы в руках одной из жриц хаоса была катана. Лезвие метнулось куда-то вбок, лишая жизни очередного зеваку, чьи внутренности уже сыпались на пол. Звонкий девичий смех послышался из под маски, однако в следующую секунду что-то изменилось. Невидимые, но слишком острые лезвия прошлись по телу, оставляя лишь неприятные ощущения. Панда отмахнулась от них, стараясь вновь поднять своё смертельное оружие, но не смогла. Тело больше не подчинялось её приказам, оно лишь безвольно осело на пол, а нежная кожа щёк вдруг утеряла то тепло, что дарила маска, оно сменилось на внешнюю прохладу. Глаза непонимающе метнулись по залу, ища виновника произошедшего, но ни кого не увидели, лишь горы трупов. Губы изогнулись в прощальной улыбке, а в голове проскользнула последняя мысль о том, что папочка будет доволен свой дочуркой. Безжизненное тело упало в чужую кровь и вывалившиеся органы, лишь форма сзади задралась, обнажая ярко красную татуировку с драконом, такую же красную, как кровь вокруг неё.
Клуб «Danse Macabre» зона бара
Крики и стоны неверных лишь ещё сильнее укореняли веру девушки в правильности выбранного пути. Сегодня она, наконец, смогла одеть маску героя и выпустить всю свою силу наружу. Показать миру тайные умения, помочь ему очиститься от скверны и тьмы, которая заползала в каждый уголок и каждую щёлочку. Зебра лишь на доли секунд задерживалась на одном месте, тут же меняя позицию. стараясь стрелять во время очередного манёвра, чтобы ни кто не смог укрыться от пуль правосудия. Жалкие приспешники мрака падали один за другим, сражённые пулями вышедшего из тени героя. Ещё выстрел и ещё, к сожалению времени целиться особо не было, так что некоторым везло меньше, их участью была не мгновенная смерть, а долгая и мучительная, от потери крови или ещё чего похуже. Но эту кару они заслужили, ведь Лига Справедливости не делает ошибок, не нападает на невинных, не обижает слабых и беззащитных, не бьёт лежачих, она лишь убирает ненужный мусор, стирает чёрные пятна с лица человечества, делая мир лучше и безопаснее. Именно такие идеалы вдохновляли и переполняли сейчас Зебру. Заставляя восхищаться трудами своих коллег и гордиться своими, наслаждаться процессом своеобразной "уборки". Всего лишь лишний биомусор, ничего больше. Но вот последняя пуля вышла из дула пистолета, чётко и ровно войдя меж глаз какой-то излишне перемазанной блондинке в ярко розовом. Ужасно, как же сильно эволюционировало зло, что столь глубоко проникало в голову простых обывателей, заставляя подчиняться своим жалким и мерзким законам. Зебра ещё несколько раз нажала на курок, скорее инстинктивно, проверяя, а вдруг ещё где-то задержалась последняя пуля, но нет, магазин опустел. Тихо хмыкнув она ловко метнула пистолет в чью-то голову, разбивая висок, из которого тут же полилась алая кровь. Что же, если жалкие преступники думают, что им повезло, то они сильно ошибаются! Уже через мгновение в руках героя сверкнуло лезвие ножа. Жаль у неё не было когтей, словно у Рассомахи, ими было бы гораздо удобнее и быстрее наводить порядок. Отблеск на лезвии сверкнул в свете прожекторов и исчез, переместившись на вспоротое брюхо какого-то жирного хряка, раскрасневшаяся морда которого просто кричала о том, что он омерзителен. Но вот окровавленный метал вновь ловил лучики света, дабы выбрать новую жертву и принести ей очищение. Зебра не переставала двигаться, не особо разбираясь, куда она наносит удары. Вот кто-то получил удар в глотку, а в следующую минуту она уже перепрыгнула через несколько столиком и всадила очередной кричаще накрашенной блондинке нож под рёбра. Ещё прыжок и маска вновь оказалась на стойке, прореживая ряды тех, кто решил за ней спрятаться. Глупые бандиты, они решили, что герой больше не вернётся сюда. Как же они ошибались!

+3

26

Маски

Имя: Астрид
Раса: человек
Статус: маска гепарда, член женского  отряда
Инвентарь: классический револьвер .44, патроны на еще два захода, метательные ножи на правой ноге
Внешность: студентка из Швеции, среднего роста девушка с тёмно-русыми волосами, удлинённое каре, впереди подколотое невидимками, одета в зеленое платье с разрезом на правой ноге, начинающимся практически от бедра, поверх легкая куртка, туфли на невысоком, устойчивом каблуке
Особенность: очень быстрая

Имя: Элиза
Раса: человек
Статус: маска белки, глава женского отряда
Инвентарь: катана с серебряным лезвием
Внешность: выше среднего роста, на голове каштановый парик, линзы зеленого цвета, одета довольно неформально: в синие, местами драные, джинсы и черную футболку, поверх которой почти кислотно-розовая куртка, обувь легкая и удобная
Особенность: фанатична, знает город  и все его секреты

Имя: Мирьям
Раса: человек
Статус: маска Кобры, член женского отряда
Инвентарь: в каждом ботинке по охотничьему ножу с серебряным лезвием, предварительно смазанных ядом , Glock .17 и дополнительные обоймы (взрывные патроны с серебром)  
Внешность: среднего роста, подтянутая, на первый взгляд узкие плечи и бёдра создают обманчивое впечатление об излишней хрупкости, тёмные волосы и немного смуглая кожа, крупный нос, одета в белую футболку и обтягивающие штаны, заправленные в тяжелые ботинки с подошвой на платформе со вставками из металла, сверху накинута кофта
Особенность: профессиональный убийца и специалист по ядам. На каждом холодном оружии, что при ней, всегда есть яд

*Клуб «Danse Macabre»: главный вход*
Астрид и подумать не могла, что откуда-то  найдется такой самоубийца, который добровольно решится ворваться посреди ночи в это адское пекло. Впрочем,  она не была против лишней жертвы. Чем большего героя он из себя построит, тем драматичнее будет смотреться, когда она вспорет ему брюхо. Вот только руки освободит. Ведь мужчина, судя по тому, как легко ему удалось зажать ее руки, явно был не человеком. Обычного человека от ее сильных и упертых попыток освободиться заштормило бы хотя бы по инерции, а этому хоть бы хны. Взгляд Гепарда метнулся к двери, за которой исчезла ее сестра. Нельзя чтобы Валдис выскочила и увидела ее в такой момент.

Усыпляя бдительность налетевшего на нее со спины психа, девушка сделала вид, что сдалась и успокоилась. На какое-то время она как будто под гипнозом зависла, разглядывая давку, образовавшуюся у главного входа. У всех этих людей не было и одной маски животного. Они сами по себе были самыми настоящими Зверями. Опавших давили без всякого сожаления, те, которым не посчастливилось споткнуться, присоединялись к своим сородичам по карме, и наконец-то обретший искорки восхищения, обычно бесчувственный взгляд Астрид  следил за тем, как люди сами выкладывают себе дорогу из тел себе подобных.  Под звуки их душещипательных и нецензурных воплей ее гладкие плечи издевательски задрожали под натиском приглушенного хихиканья, а затем, когда ее оттащили и отвернули от этих идиотов, слишком уж напоминающий истерический припадок смех гепарда разлился по помещению так громко, что заставил замолчать некоторых итак в смерть перепуганных беглецов.

Шведка вскинула голову как будто этот дикий смех занял все ее мысли, но в следующий же момент, она  пнула мужчину, целясь под коленную чашечку с такой силой, что весь каблук при удачном наклоне мог бы войти ему в ногу. Не дожидаясь и малейшего проявления результата такой выходки, она сильно дернула руками. Отскочил ли он чтобы спасти свою ногу, расслабился ли, или просто не смог удержать слишком маленькие по сравнению с его лапищами руки – главное, что рука с любимым револьвером оказалась свободной. Не теряя ни секунды времени, уже все продумавшая убийца использовала свой талант к скорости чтобы развернувшись зарядить серебром в голову любителя ягуаров.
- Вот и катись к ним! – скрипучим голосом рявкнула она  уже после того, как выстрел прогремел.

*Клуб «Danse Macabre»: туалеты*
Отражающийся от кафеля неоновый свет, придавал очень приятные оттенки перепачканным кровью оборотня девушкам.  Забежавшие в туалет, они добровольно загнали себя в тупик, доставляя невероятное удовольствие Мирьям. Она не собиралась отпускать их, а уж дать просто так умереть тем более не думала. Сейчас она немного поиграет – решила девушка, пряча свой пистолет с взрывными патронами и удобнее перехватывая смазанный ядом охотничий нож. Всего одна маленькая царапинка и они покинут этот мир такими обезображенными, что собственные родители не захотят на это смотреть.

Кобра сделала пару шагов вперед по направлению к запищавшим испуганным девочкам, которые жались к дальней стене туалетов с такой силой, будто это помогло бы им просочиться наружу. Они реагировали на каждый шаг приближающейся убийцы так, словно только этим движением девушка раздирала их на части, к своему несчастью совершенно не понимая, что именно этот ужас продлит их мучения. Если бы они пытались строить из себя смелых, Мирьям  убила бы их со скуки. Но когда в ее власть попали такие дрожащие ягнята…

Яркий блик мелькнул где-то сбоку, очевидно в зеркале отразилось сверкнувшее при свете лампочки лезвие ножа. Военная остановилась и повернула голову в сторону. Зеркала. Она ненавидела зеркала. Самые отвратительные  и трусливые твари всегда прятались за них в допросной. Мирьям снова оказалась в узкой комнате за дешевым столом, на котором было прибитое металлическое кольцо. Туда всегда продевали цепь сковывающую ее руки. Достаточно длинную, чтобы она могла двигаться, но достаточно короткую, чтобы она не дотянулась до сидевшего напротив. И вот она сидела там, получая сигарету за сигаретой, игнорируя фальшивую стену сбоку и дожидаясь момента. Момента, пока ей в плену попадется кто-то достаточно глупый, чтобы подойти ближе. И такой придурок нашелся.  Схватив араба за волосы, она тут же впечатала его головой прямо в подставное зеркало, под грохот отлетевшего назад стула. При этом ее  совершенно безэмоциональный взгляд сверлил кого-то невидимого по ту сторону.

Она увидела этот взгляд снова. В тусклом неоновом свете и из-под змеиной маски. Свободная рука продолжала вжимать в разбитое и окровавленное зеркало уже бессознательную голову какой-то  блондинки.  Ее подружка пыталась проскочить к выходу и Мирьям запустила в нее ножом, попадая прямо в шею. С отвратительным хрипом и булькающими всхлипами девчонка сползла на пол и колотилась там сжимая руками собственное горло, от дикой боли уже не способная даже попытаться вытащить нож и причиняя себе только еще больше вреда. Именно такую картину и застал влетевший в туалеты парень. Бьющееся в судорогах и истекающее кровью в тело на полу, соскальзывающее бессознательное другое, с отвратительно пустым и гулким звуком стукнувшееся сначала о раковину, а затем и о кафельный пол. 

Кинулся он единственно на третью присутствующую, все еще целую и невредимую. Сиганул, пользуясь тем, что застал ее безоружной, но Кобра отскочила в сторону, ныряя в пространство одной из кабинок и показалась оттуда уже вытягивая свой пистолет.  Парень пролетевший мимо очень быстро сориентировался и развернувшись уже снова прыгал на нее. В этот раз он был намного ближе, поэтому снес Мирьям с ног еще до того как она успела выстрелить. Под силой его рывка они вышибли дверь и вылетели в зал. Пользуясь этим падением, девушка в маске Кобры перекинула нападавшего прямо через себя и тут же подскочила, выискивая его взглядом, чтобы снова попытаться пристрелить.  Поднимая пистолет она еще даже не заметила, что ее плечо серьезно разодрано когтями вовсе не похожими на человеческие. Адреналин и желание выжить брали свое, подумаешь какие-то там царапины.

*Клуб «Danse Macabre»: танцпол*
Элиза все еще стояла с высоко поднятым мечем, занесенным для очередного смертоносного удара. Странно заглохший смех Панды, уже ставший привычным в какофонии кипевшей вокруг, возможно временно спас жизнь одному из посетителей клуба, так как  Белка отвлеклась, чтобы разглядеть одну из новоиспеченных подруг. Пару раз в яркими цветами пестрящей толпе проскользнуло окровавленное и оседающее на пол тело мечницы, заставляя тонкие губы под маской сжаться в плотную линию.  На их вечеринку прибыла сверхъестественная братия. Для не подвергавшейся никакому гипнозу американки, это означало настоящую опасность ведь ее инстинкт самосохранения и желание жить не были притуплены никем и ничем. Она была интереснее и опасней, так как была тут ради развлечений и могла идти наперекор разработанному плану.

Задумчивый взгляд Белки устремился на сверкающее в свете цветомузыки лезвие, наблюдая за тем, как кровь постепенно стекает к рукояти. Она любила свою катану, начищая ее целыми сутками. А ее ведь ей подарил любящий и ни в чем не отказывающий папочка, который совершенно не задумался о ее тяге к опасным игрушкам. Может, именно потому, что меч был подарен искренне любящим и заботливым человеком, он идеально дополнял Элизу как единое целое, не разу не предав ее ожиданий. Вот и сейчас в освещенном металле предупреждающе блеснуло непонятное движение позади. Но за ее спиной никого не должно было быть, ведь они загнали всех посетителей в центр зала! Не желающая разделять участь Йоко, Белка не стала дожидаться, пока кто-то неведанный подкрадется достаточно близко и не собиралась оборачиваться, чтобы проверить, не почудилось ли ей. 

То, что на вечеринку наконец-то пожаловали вампиры и оборотни было уже очевидным, поэтому, рисковать было бы крайне глупым – ни для кого не секрет, что эти захватившие город твари были намного быстрей и живучее. Элиза пригнулась, пропуская уже удачно занесенную для удара катану под свою руку, готовая оказаться перепуганной дурочкой если там никого не окажется. Однако, слегка изогнутое лезвие действительно пронзило чью-то плоть, в очередной раз, спасая жизнь своей хозяйке. Хватаясь за рукоятку и второй рукой, девушка развернулась на пятках подобно танцору, чтобы увидеть, что на ее «крючок» попалась довольно массивная жертва. Серебряное лезвие прожигало оборотню внутренние органы, но ему можно было отдать должное, он не отскочил сразу, пытаясь снова схватить оказавшуюся очень близко блондинку. Но она отклонилась, назад избегая его лапищ, тем самым рванув катану выше и рассекая ему живот до тех пор, пока прошедший насквозь клинок не уперся в ребра. Мужчина взвыл и ему не осталось ничего иного кроме как отскочить назад спасаясь от обжигающей пытки.

Если бы Белка не считала, что от подобного ранения он итак умрет, только медленнее и болезненнее, она добила бы его, съехавшего на пол по стене около входа в каморку музыкантов. Но у него были дела поинтереснее. Непонятное спокойствие все еще таинственной аурой накрывало весь второй этаж и это ей не нравилось. Они должны разнести весь клуб! Из всех отрядов они должны показать себя самыми крутыми и стремительными! Скрываясь в тени от ярких прожекторов, Элиза по краю зала проскочила к лестнице на второй этаж, и хотя у них в команде был идеальный снайпер, она, не желая нарываться на неприятности (ведь и у оборотней могут быть пистолеты), взбежала по широкой и нарядной лестнице, пригибаясь за перилами.

- Ух ты, подарочек, - хихикнула Белка, найдя на опустевшей площадке второго этажа прячущуюся заплаканную девушку, - не переживай, будет больно. И очень! – рассмеялась она практически любовно, уже во весь рост приближаясь к запуганному созданию.

Отредактировано Maître (14.11.15 20:20:28)

+3

27

*Клуб «Danse Macabre»: коридоры второго этажа*
Эвелис настороженно вслушивалась в подозрительные звуки, доносящиеся откуда-то издалека. Ее тонкие бровки предупреждающе хмурились, пытаясь отогнать возможную очередную опасность. Шум был странным и пугающим, очень очевидно сообщающим о том, что внизу происходит что-то нестандартное, но только что чуть не получившая пару смертоносных ранений, только что узнавшая, что все это время ее мысли занимал не просто мужчина, а вампир, Алиса мысленно ругала то неведомое существо, плетущее паутины их судеб. На эту ночь уже достаточно.  Она пережила весомое испытание и не успела отойти от этого. Ее изумрудный взгляд изучающий пустые коридоры как будто сдерживал все творившееся внизу, пытался блокировать саму мысль, что муки, спланированные на эту ночь еще не заканчиваются. И когда Жан-Клод обратил на себя ее внимание, а их серьезные взгляды встретились, Иви тут же поняла, что это не сработает. Сосредоточенные друг на друге, внимательные и понимающие, они оба знали в этот момент без всяких слов, что эта чертова ночь еще только начинается.

Она слушала его, молчаливо и внимательно впитывая каждое сказанное слово, не отрываясь от темных океанов, бушующих в его удивительно стойких и спокойных даже в такое время глазах. Тоскливое и печальное беспокойство читалось на ее лице в разы четче любого испуга или даже любопытства. Эвелис как будто не задумалась о том, что именно происходит там, внизу. Ведь он еще первыми своими словами обозначил, что она будет сидеть и прятаться одна от чего-то, с чем он сам пойдет разбираться. Это вызвало в ее душе такой переполох возмущения и недоумения, что танцовщица даже не опустила взгляд посмотреть на заботливо опущенный в ее ладошку ключ. Он знал, что она недовольна таковым его решением, это ведь так четко отражалось на ее юном личике. Возможно, не зная о ее способности, о том, что она могла бы пригодиться в большинстве случаев, он не понимал ее внутреннего протеста, но он должен был прочитать его в ее полыхнувших решимостью глазах. Вероятно, именно поэтому он исчез так стремительно, не дав ей возможности что-то сказать. Так резко, что она лишь сделала пол шага в уже пустом коридоре, как будто пытаясь его удержать, но естественно не успела, уставившись в пустоту.

Только подозрительный шум вместе с ним не пропал. Стараясь не слушать этих странных звуков, очень уж похожих на крики ужаса и мольбы о помощи, Иви подняла свою легкую куртку и надевая ее вернулась обратно к запертой двери. Жан-Клод ведь вампир, она сама только что видела, как легко на нем зажили пулевые ранения, он ведь сможет со всем справится и придет за ней. Да и он никогда не нарушал обещаний. Раздраженно цокнув языком, уже вставив ключ в скважину, девушка уткнулась лбом во все еще запертую дверь и зажмурилась, не зная, что ей делать. «Но ведь и вампиры не бессмертны…» - тонкие пальцы сжали ее ключ к относительной безопасности с такой силой, что побелели, - «если там страдают люди, я могла бы помочь спасти хотя бы несколько. Хоть одного, даже так…» .

Хмуро рассматривая дверь за которой ее настоятельно просили прятаться, Алиса спрятала драгоценный ключ в карман своей куртки, за надежную молнию. Она пришла чтобы помочь и поддержать Жан-Клода после нападения на его клуб. Было ли это еще одно нападение? Она спросила его, чем могла бы действительно быть полезной и теперь, если могла наконец кому-то пригодиться, она не собиралась трусливо прятаться в чужом кабинете. Если она спасет хоть кого-то, она уже не будет считать себя такой безнадежной как… как шесть лет назад.

Возвращаясь в общий зал тем же коридором по которому и пришла, Эвелис затянула рукава своей куртки повыше, до локтей, и немного помахала руками в разных направлениях, проверяя насколько свободны ее движения при этом. Могло показаться со стороны, что она морально настраивает себя на какой-то рукопашный бой, правда, в каком-то роде так оно и было. Чем ближе она подходила к заветной двери, служившей порогом между хаосом и надеждой на спасение, тем громче становились все подозрительные звуки, тем четче она убеждалась – в зале началась настоящая резня. Остановившись перед дверью, танцовщица некоторое время прислушивалась, пытаясь решить есть ли кто-то совсем близко, но весь шум казалось бы доносился с танцпола. Пару раз резко вдохнув и выдохнув, Иви собрала свою решительную и боевую волю в стальной кулак, и вышла на танцевальную площадку второго этажа.

*Клуб «Danse Macabre»:лестница ведущая со второго этажа на танцпол*
Лавина ужасающих звуков накрыла ее так резко, будто кто-то окатил ее ледяной водой из ведра, заставляя каждый волосок на теле встать дыбом. В углу пустой площадки она тут же заметила жмущуюся девушку у которой от слез расплылся весь макияж. Но девушка не смотрела на нее, она тихо всхлипывая смотрела куда-то еще. Проследив за этим переполненным страха взглядом, Эвелис уставилась на… Белку?! Честное слово! Там стояла девушка в какой-то странной маске белки, заляпанная кровью и с самым настоящим самурайским клинком в руках! Алиса не сразу припомнила слова о том, что напавшие на «Запретный Плод» психи были в странных масках, поэтому зависла в недоумении, разглядывая странное явление.

Девушка (это ведь девушка была?), сделала какое-то незначительное движение, возможно направляясь к ней, и Иви практически на автомате вскинула обе руки как будто хотела отшвырнуть от себя назойливого грызуна. И это сработало. Мощная волна телекинеза, снесла окровавленную девушку со второго этажа, перекидывая ее через весь зал, и оттащила бы еще не известно сколько километров если бы не столкнулась со стеной, впечатывая безвольное тело в стеклянные полки за барной стойкой. От страха рыжеволосой, волна получилась такой широкой, что не только откинула девушку, но и разбила несколько прожекторов на своем пути, а от многочисленных перебитых полок и бокалов поднявшийся звон на мгновенье заглушил даже человеческие крики. Но это не беспокоило танцовщицу.

Бросив быстрый взгляд на запуганную девушку и кивнув ей в сторону коридоров, которые казались безопасными, Эвелис прошла немного вперед, пытаясь охватить своим изумрудным взглядом все действо, что развернулось перед ней как один из спектаклей в театре. То, что она видела, заставило ее сжать свои окровавленные руки в кулаки с такой силой, что ногти впились в ее ладошки практически до крови. Легкая боль помогла побороть начавшие подкатывать страх и тошноту. Она вылезла сюда не для того чтобы думать о своих страхах. Она хотела помочь.

Накрыть всю толпу людей целым щитом она не могла. Не была уверена, что точно сможет прикрыть хотя бы себя, да и паника в зале достигла такого предела, что люди бегали вразнобой – практически невозможно собрать их вместе. У главного входа с девушкой в маске дрался какой-то мужчина, в толпе ближе к стойке ее взгляд выцепил еще какого-то убийцу, но вокруг было слишком много людей, чтобы Алиса могла вмешаться, а вот около распахнутой настежь двери стояла еще одна девушка в маске Кобры, которая прямо в этот момент поднимала на толпу пистолет. Правая рука рыжеволосой танцовщицы снова всплыла вверх и покоряясь движениям этой руки, незнакомка пролетела четверть зала ударяясь о саму барную стойку с такой силой, что сложилась бы пополам, будь та немного тоньше. Но этого Иви было не достаточно. Она кинула эту девушку как сломанную куклу через какую-то дверь, с глаз долой. Что там было, она не знала, но надеялась, что вернуться в общий зал чтобы вредить людям, та уже не сможет. Сейчас было не важно, сколько людей сможет разглядеть ее в темноте и разгадает секрет ее силы. Главное - спасти как можно больше жизней.

Тяжело дыша, как будто после длительного кросса, Эвелис облокотилась обеими руками на перила лестницы ведущей вниз. Она снова поддалась волне адреналина, как однажды сделала это в переулках Сент-Луиса. Когда очень редко используешь свои способности, а потом вдруг начинаешь пускать их в ход так стремительно, они рискуют превратиться в твой наркотик, требуя выплескивать силу еще и еще, с каждым разом все больше опустошая. Вот и сейчас после такого терминаторского явления, ей требовалась передышка, во время которой зеленые глаза усердно выискивали по всему помещению Жан-Клода.

Отредактировано Evelise Roche (16.11.15 01:34:25)

+5

28

*Клуб «Danse Macabre»: главный вход*
Люди, подобно огромным муравьям из крови и мяса, стремились своим бесчисленным потоком мимо Моргана и его девушки-гепарда, которую он держал на прицеле ее же собственным револьвером. И каждый человек, что пробегал мимо, дарил ему немножечко собственного страха, давая голоду Харлока возможность уняться с лихвой. Мастера просто не могло не радовать, что именно сегодня по обстоятельствам великой судьбы он вдруг решил навестить Принца города Сент-Луис. Стоит поблагодарить этих барышень в масках.
Вампир больше не обращал внимания на человечков, которые позабыли обо всем за своим страхом, лишь молчаливо питался, удерживая девушку в своей хватке. Будь его воля, он бы позволил представлению вершиться дальше, позволяя рекам крови течь, подобно Ниагарскому водопаду, окрашивая пол и стены в красный. А эти прекрасные алые пятна, покрывшие потолок? Герру Жан-Клоду стоит нанять эту команду молодых фрау, чтобы занялись его интерьером. Ведь так смотрится лучше! Адаларду нравилось.

А вот и наступило то самое мгновение, когда оба Мастера двух разных линий крови встретились глазами. Серебро встретило Сапфир с такой улыбкой, с которой бы можно было пойти убивать, но в этом жидком Серебре плескалось самое настоящее желание помочь, самое настоящее предложение, от которого Сапфиру было бы глупо отказываться. Немец улыбнулся Принцу города, понимая по его взгляду, даже на таком расстоянии, что хозяин города уже сделал свои предположения на его счет.
- А он весьма хорош... - прошелестел как-то соблазнительно Морган на ухо своей пленнице, когда их контакт с Жан-Клодом разорвался. Девушка явно оценила сказанное Харлоком и поддалась внутреннему демону, выпуская его из собственных легких в виде смеха. О, Харлоку он был хорошо знаком. Такой же жил в его грудной клетке, и вампир прекрасно понимал, что последует за ним. И мужчина просто позволил девчонке поиграть в свою игру, потому что стоять с ней просто так ему тоже становилось скучно.
Удар пришелся ему в сухожилие между коленной чашечкой и бедром, доставляя не боль, а удовольствие. Харлок даже для приличия простонал, выпуская девушку и отдавая ей ее же оружие, а затем просто отошел в сторону от траектории полета пули, выпущенной Гепардом. Кто-то вскрикнул позади, явно получив ее в спину, вместо вампира, а тот лишь вздохнул и покачал головой, показывая, как он недоволен убийцей и ее методами. Ей очень не повезло, что он на своем примере не может показать ей, как нужно делать.
Вампир смертоносной молнией оказался прямо перед девушкой, выворачивая ее руку до хруста в плечевом суставе. Ее крик сладостной мелодией наполнил его уши, который окончился громким ударом ее револьвера об пол, выпущенного из пальцев.
- Знаешь, что мне больше всего жаль? - прошептал Харлок, наклоняясь ближе к месту, где должно быть ее ухо. И в это же время его каблук лакированной туфли оказался на ее коленном суставе. Он нажимал на него пока не послышался очередной хруст и крик. - Что я не прихватил свои топоры. Такой праздник без топоров... - его голос звучал так, словно он действительно расстроен. Выражение лица было таким, словно он вот-вот заплачет.
Морган помог опуститься террористке на пол очень аккуратно, словно у него на руках умирала его любимая. Сидя рядом с ней на одном колене, когда вокруг вершился хаос и лились реки крови, вампир и его жертва оказались будто бы на единственном островке спокойствия, где он протянул руку к ее маске и стянул с лица. Харлок взглянул в безумные глаза своей противнице и растаял.
- О, нет... - его шепот сделался сиплым, словно в его горле появился ком, по щеке прокатилась бледно-алая слеза. - Ты так прекрасна... Жаль, что остальные этого не понимают. - Мужчина провел двумя пальцами по щеке девушки, а когда они дошли до подбородка, сильно сжал его, словно пытался выдрать у нее нижнюю челюсть. - Но теперь ты стала бесполезна.
Резко выпустив девчонку из своей хватки, вампир поднялся и пнул ее револьвер под один из диванов, чтобы никто больше не смог его взять, а после оглянулся вокруг, обращаясь во внимание.

Лицо Адаларда тут же осветилось улыбкой ребенка, когда он увидел, как Огненный Изумруд откинул одной лишь силой мыслей Кобру. Память образами взорвалась в голове Мастера, возвращая в прошлое, ввергая его в состояние полного восторга. Морган поверить не мог, что это место станет настолько особенным. Не удержавшись, немец рассмеялся, довольный тем, что судьба в очередной раз оказалась к нему благосклонная, поворачивая Фортуну правильным местом.
Мальчишка Роше будет плакать от счастья. Жаль не от страха.
Хотя... это всегда можно устроить.

+6

29

*Клуб «Danse Macabre»: балкон второго этажа с видом на зал*
Жан-Клод никогда прежде не видел этого, словно выточенного из гранита, лица мужчины, появившегося в дверях его клуба, ныне охваченного ужасом, болью и переливами сотней человеческих стонов. Принц не ощущал его силу и, возможно, вовсе не обратил бы на него внимания, сочтя его человеком, встреться они на улице. И не удивительно, что его собственная метафизика не засекла появление еще одного Мастера на собственной территории. Этот чужестранец умел скрывать свою сущность, лишая Жан-Клода любой возможности понять, как долго он уже пребывает в Сент-Луисе и какие цели преследует. Но инкуб не обольщался, глядя в эти глаза цвета каленого металла с примесью искреннего желания содействовать. В мире вампиров не бывает до конца честных и искренних представителей, не имеющих за спиной багажа из корысти, лицемерия и жестокости. Никого из вкусивших однажды человеческую кровь нельзя было назвать хорошим, добрым, мягким. Это стало бы самым страшным оскорблением, повлекшим за собой еще более страшные последствия. Старые вампиры, к которым Жан-Клод причислял и себя, не терпели слабости.

Зрительный контакт двух немертвых разорвался так же быстро и легко, как и наладился, словно были они близкими давними знакомыми, случайно заприметившими друг друга в толпе. Если незнакомец прибыл сюда помогать, то сейчас самое время проявить себя. А у Принца есть куда более востребованные обязательства, как минимум перед всеми теми людьми, что сейчас гибли от рук девчонок в масках. Жан-Клод нутром своим ощущал женские начала убийц, сокрытые под жесткой пеленой ненависти, которой был окутан их разум, и пелена эта защищала их хрупкие умы от вампирского гипноза. Однако, в багаже умений Принца был не только он.

Взгляд синих глаз устремился к барной стойке, по которой прыгало юное создание в маске Зебры. Сила инкуба все еще "перезаряжалась", поскольку своим новым умением он владел недостаточно хорошо, потому изрезать мягкое и податливое женское тело так же, как и Панду, он не мог. Однако, ему нужно было переключить внимание убийцы на что-то другое. И он сам себе показался идеальным вариантом для этого.

Так же от Жан-Клода не ускользнул один маленький нюанс, продолжающий калечить бегущих к выходу людей. В них все еще кто-то стрелял, заставляя падать под ноги паникующих, выкашивал их подобно спелым колосьям своей огненной косой... и Принц все искал этого таинственного жнеца. Все нападающие были в масках, потому отыскивать в толпе отдельные элементы получалось крайне легко, но никто из тех, кто попадал под внимательный взгляд инкуба, не обладал оружием подобной мощи. А значит... Жан-Клод вскинул голову вверх, взгляд устремил перед собой, обращая внимание на диджейскую рубку, которая находилась на том же уровне, что и он. Балкон, на котором он стоял, охватывал второй этаж целиком, по всему периметру, огражденный лишь достаточно высокой балюстрадой. И если будка диджея находилась напротив центрального входа в клуб (только на втором этаже), то Принц стоял от нее по диагонали справа, не освещенный никакого рода прожекторами. Наверно, именно поэтому скрывшийся трусливый снайпер до сих пор его не заметил и не попытался уничтожить.

Он ощутил ликование, скрытое от него стенками будки, ощутил, как затвор винтовки ходит туда-сюда, как перезаряжаются патроны, как женское тело кипит от восторга и предвкушения. О нет, это было не вожделение, но что-то настолько же близкое к ardeur, что тот среагировал. Однако, прежде, чем Жан-Клод успел что-то сделать - его обостренные ощущения, позволяющие ему видеть и воспринимать мир практически на триста шестьдесят градусов (не глазами, а метафизикой), засекли движение справа... в том самом месте, откуда он совсем недавно появился из коридоров, ведущих к его кабинету. Вампир повернул голову, чтобы убедиться, хоть и точно знал, кого там увидит. Эвелис.

В этот же самый момент им было замечено еще одно движение, но уже слишком близкое к выпорхнувшей наружу рыжеволосой нимфе. Еще одна маска... а он не успевал среагировать! Не успевал добраться до того единственного пятна света на широком балконе. Он же просил ее остаться в кабинете, запереться и ждать. Почему она здесь? Образы вихрем пронеслись перед его глазами, но вместо того, чтобы сорваться с места по направлению к девушке, Жан-Клод замер на месте, завороженно наблюдая, как угроза со змеиной маской полетела через весь зал, словно ее отшвырнуло мощной ударной волной. Принц не мог поверить своим глазам, хотя в своей жизни успел повидать не мало. Его глаза неотрывно смотрели на единственную освещенную фигурку на балконе, пытаясь сложить очевидные кусочки пазла в единую картину. Вот ее рука снова поднялась, и еще одна Маска была сбита с ног невидимой стеной и впечатана в барную стойку.

Не было сомнений, эта необузданная метафизика, с которой Жан-Клоду не приходилось сталкиваться прежде, принадлежала его маленькой Еве, которая не прислушалась к его словам, а пришла помогать, имея такие уникальные возможности. Взгляд вампирских глаз скользнул по чужаку, уже сразившему около дверей еще одну маску, словно бы предвидел его реакцию на Еву. И улыбка незнакомца... его смех, обращенные к рыжеволосой девушке инкубу не понравились. Он знал ее... в этом Принц не сомневался. Более того, теперь зерно сомнений зародилось уже в нем. Скрывающий свою сущность вампир появился в клубе именно в момент нападения, а кажущаяся такой открытой, невинной и живой Эвелиса обладала такой красотой и такими умениями, от которых не отказался бы ни один Мастер, окончательно не растерявший остатки разума. В его голове зародились подозрения, подкрепляемые всеми возможными совпадениями и выводами за прошедшие минуты, подкрепляемые выработанными годами практичностью и умениями выживать. Подозрения о том, что, возможно, не он был охотником на непокорную огненную лису, а сам стал жертвой умело расставленных сетей. Они думали, что стал...

Она искала кого-то глазами в центре зала, в этой бушующей и неистовствующей толпе, но он не знал кого. Его ли? Или того, кто дал волю эмоциям и поприветствовал ее появление восторженным смехом? Что-то вскипело в инкубе, и то была буйствующая метафизика, спровоцированная его эмоциями и всем тем ужасом, что творился внизу. Волна ardeur поднялась из глубин его бренного существования, устремилась к потолку, заволакивая его грозовыми тучами, которые вряд ли кто-то из смертных мог ощутить, а потом двумя смерчами рванула вниз, концентрируясь всего на двух точках в этом зале. На диджейской рубке и барной стойке, на которой "танцевала" Зебра. Ardeur не являлся гипнозом, и вряд ли хоть одна ведьма имела в своем арсенале "противоядие" от версии силы Жан-Клода. Она обрушилась на двух девушек, у которых не было ни единой возможности сопротивляться. Только лишь следовать голосу, который, казалось, забрался им под кожу, окружил каждую клеточку их юных тел.

- Иди ко мне... - Принц даже не произнес слова вслух, лишь шевельнул губами, но его голос отразился от стен, заглушая гул толпы и запахи крови только лишь для Зебры и Орлицы, оставляя их наедине с собственными пугающими желаниями... Желаниями обладать тем, кто звал их. Возбуждение зародилось в их телах так быстро, резво и внезапно, что закружило головы, а разум заставило позабыть обо всем, вытесняя ненужные желания и оставляя лишь одно - следовать за этим голосом, обратить свое внимание на того, кто зовет их, кто желает их так, как никто другой в мире не смог бы желать.

Ardeur заставил Зебру и Орлицу вскинуть головы и устремить взор в одну лишь точку, сокрытую во тьме балкона второго этажа, а затем, позабыв обо всем остальном, двинуться навстречу объекту этих невыносимых, мучительных желаний, которые требовали удовлетворения... и окутавшая девушек метафизика вела их в одну и ту же сторону - на инкуба, который отдаст им все сполна - стоит лишь коснуться его руки. Ближе всех к нему была Орлица, которой нужно было лишь выйти из рубки и прошествовать по красному ковру балкона до Жан-Клода.

+5

30

Маски

Имя: Ангела
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: пистолетом SIGP250, снайперская винтовка Heckler & Koch Gewehr 36, дополнительные обоймы, охотничий нож.
Внешность: высокие кожаные сапоги, чёрная с красным фланелевая рубашка в крупную клетку, тёмная жилетка из грубой кожи, волосы заплетены в высокий хвост. Маска Орлицы.

Имя: Колли
Раса: Человек
Статус: Маска, член интернационального отряда
Инвентарь: складной нож, пистолет берета.
Внешность: тёмная кофта на замке распахнута, под ней ярко-оранжевый топик, прямые джинсы и спортивные кроссовки. Маска Зебры.

Клуб «Danse Macabre» комната диджея
Пустота, в голове была лишь пустота, хотя нет, ещё мелькали последовательные цифры, они убывали в след за каждым выпущенным из ствола патроном. Она считала их, считала чтобы знать, когда надо перезарядить, подгадать момент для этого. Нельзя позволить себе выпускать эти бренные оболочки из клуба, пора прочищать ряды. Короткая очередь прошлась по спинам тех, кто уже почти стоял в дверях, тянул руки в темноту ночи, к свежему воздуху, прохладе и долгожданной свободе, но их мечтам не суждено было сбыться. Вся шеренга легла, хватаясь за волосы и одежду впереди идущих, увлекая их за собой на пол, помогая следующим споткнуться и вновь повторить, даже, скорее, открыть очередное отделения кровавой бани. Кровавая тропа смерти из чужих тел продолжилась, теперь заканчиваясь уже за дверями клуба, словно предупреждая, что даже в прохладе и темноте ночи не будет им спасения. Сегодня эти жалкие людишки выиграли счастливый билет, билет в кровавый ад. Здесь для каждого нашлось своё личное развлечение и для всех так же не переставали трудиться эти маленькие феи. В голове не переставали отсчитываться цифры, но на мгновение внимательный взгляд отвлёкся от бегущих кусков мяса и метнулся к часам, пора была уходить. Досадно, хотя они и так весело провели время, пускай не все сегодня расстались с жизнью, но те везунчики навсегда унесут в себе этот ад, который со временем просто разъест их изнутри.
Губы девушки изогнулись в довольной улыбке, ей нравилось сегодняшнее представление. Где-то глубоко всегда жило это восхищение, подобной резней, а теперь его всего лишь вытащили на свет, позволяя расправить крылья и сполна утолить свою жажду. Однако кое-что всё-таки напрягло маску, из поля зрения исчезла та, что должна была охранять вход. Если до этого напарница занималась противостоянием с незнакомцем, то теперь и вовсе пропала, словно растворилась в этой куче безжизненных тел. А вот незнакомец двигался дальше, осматриваясь вокруг. Орлицас силой клацнула зубами, моментально подавляя в себе ненависть к этому незнакомцу, вот только чёртов Господин Улыбашкин постоянно прикрывался людским потоком, словно живым щитом. При этом сколько ты этот щит не рушь, всё равно подтянуться новые. А так хотелось стереть это выражение лица, лучше всего ногой, оставляя явный отпечаток рифлёной подошвы, но не сегодня, нельзя ослушаться приказа, нельзя отступать от намеченного плана. Девушка лишь молча простилась с ещё одним падшим товарищем и продолжила своё кровавое дело.
В магазине оставались последние патроны до отхода, но вот, какое-то противоречивое движение отвлекло её внимание. Знакомое тело пролетело через зал и исчезло из поля зрения в районе бара, всё бы ничего, вот только маска Белки на голове. Зубы снайпера до боли сжались, начиная тихо и жалобно поскрипывать. Чёртовы ублюдочные куски мяса, да как они посмели задеть командира. Глаза сузились, а прицел перешёл в область бара. Несколько быстрых выстрелов с лёгкостью уложили крепких парней, которые, видимо, решили воспользоваться положением и добить Белку. Но сразу после этого там показалась полосатая голова и Орлица вновь вернулась на прежнюю позицию, совсем немного и она сможет спуститься, сможет помочь оставшимся в живых товарищам и они покинут поле брани. Покинут как победители, с гордо поднятыми головами, помня о том, что ключи от ада всегда скрыты от сторонних глаз за пазухой. Последний патрон был выпущен, разрывая голову какого-то мужлана, чью мозги смачно разукрасили девочек вокруг этого ублюдка. Прекрасное зрелище, разве можно найти в мире шикарнее? Но тут что-то пошло не так, что-то внутри переменилось, весь мир словно отошёл на второй план, а может и ещё дальше, осталось лишь желание, одно тупое желание. И хотелось его излить на незнакомца, который был совсем рядом. Она чувствовала это, она словно знала его всю свою жизнь и желала лишь его прикосновений. Будто тот самый первый, самый искренний и нежный, самый чувственный и страстный. В голове почему-то всплыл образ, который она уже видела сегодня, вот только видела совсем не здесь, а где-то ещё. Высокий, широкоплечий мужчина, без страха смотрящий на смерть коллег и так просто стирающий с себя чужую кровь. Его выдержка и хладнокровие поражали, его рост и телосложение приводили в восхищение, было в нём что-то ещё, что-то чарующие, некий элемент, который девушка ни как не могла вспомнить, не самый важный, но очень заметный, и вот теперь она шла к нему, к нему единственному. Чтобы эти большие и сильные руки обняли, прижали и широкой груди. За считанные секунды покрывало оказалось на полу, а маска уже шла к двери, направляясь на встречу с удовольствием. Дверь не была ни чем подпёрта, поэтому девушка быстро оказалась в коридоре. Правда после этого идти она стала гораздо медленнее, стараясь грациозно вышагивать, словно на подиуме. Ведь в чем более лучшем свете она предстанет, тем быстрее её избранник утолит эту жажду, снимет ноющую боль в груди, развеет одиночество её тела. Но роковой случай ещё не покинул это место, вновь закручивая новый виток судьбы. Один из прожекторов, висевших на пути к избраннику был повреждён телекинезом и сейчас сильно  раскачался, после чего покинул своё привычное место. Упади он несколькими мгновениями раньше, то точно убил бы проходившую девушку в маске Орлицы, вот только вместо этого он лишь задел её, разрывая маску, от чего прикрытие тут же упало на пол, и сильно приложил по голове. От такого удара резко вернулась привычная боль, начав пульсировать в районе затылка. А вместе с болью на время прояснился и взгляд, теперь перед глазами стоял не тот величественный незнакомец, а какой-то окровавленный мажор, а поодаль была рыжеволосая дамочка, явно занятая чем-то совсем другим и не замечающая их. В голове вдруг всё завертелось, заискрилось, словно бурный поток мыслей прорвал некую дамбу, скрывающую их. Ангела словно очнулась от сна, неужели она всё это время шла не к тому шикарному мужчине в его медвежьи объятья, а к этому непонятному патлатому упырю. Вдруг в голове пронёсся ворох картинок из прошлого, словно кадры на старых плёнках. Вначале просто милый мужчина в форме, добрый, заботливый, а вокруг очередной ад военных действий, на груди жетоны. А после, после бутылка вина и сразу в голове туман, но такое ощущение, как сейчас, просто сжигающее изнутри желание обладать чужим телом. А после лишь страх, на последних кадрах было лишь жуткое утро, боль, обида, усмешки и грубые комплименты, самое ужасное, что можно найти по утру. Вот он, её личный ад, который Ангела каждый день носит с собой, просыпается и засыпает. Самый ужасный из всех, которые только можно представить, ад выстланный предательством и противоестественным влечением, в центре которого стоял памятник, напоминающий о причинах ненависти и недоверия ко всем мужчинам, а вокруг лишь пустота и тлеющие кучки пепла, собранные с тех, кого ей удалось переломить об этот памятник. В глазах моментально встали слёзы, ей снова предстояло пережить подобное, но теперь ещё хуже, ведь этого незнакомца она видит впервые. Рука инстинктивно дёрнулась к кобуре, ложась на рукоять пистолета, немного тёплый метал успокаивал, усиливая призрачную надежду. Нет, не надежду на спасение, а надежду на выбор, тот самый, которого не было тогда. А тело продолжало неистово кричать о том, что надо подойти к мужчине и повиснуть у него на шее, даже боль от ушиба уже не чувствовалась, вновь это чёртова жажда плоти брала верх, но не сегодня, уже не сегодня. Легко высвободив любимое оружие из кобуры девушка приставила его под подбородком. Её не зря учили убивать, а надо было убить кого-то другого или же себя, совсем не важно. Сделав усилие Ангела проглотила вставший в горле ком, почему-то всегда казалось, что умирать страшно, что умирать совестно, но этого всего не было. Девушка не чувствовала почти ничего, лишь откуда-то из глубины пробивалась обида грусть. Обида на весь этот поганый мир, обида за то, что всё это происходило и происходит именно с ней. Почему хорошие вещи всегда случаются не с хорошими людьми, что за херова несправедливость?! А грустно, грустно было из-за того, что она так и не сможет попрощаться с товарищами, с родителями, а ведь ещё так много надо сделать, надо успеть. Ведь дома в шкафу стоит упакованная для матери ваза, а в тумбочке билеты на самолёт, но нет, всего этого уже не случится. Ангела сделала свой выбор, её жизнь оборвётся здесь и сейчас, пускай смерть не будет слишком достойной, пускай не от рук врага, но по своей воле, пока она ещё может что-то решать и управлять своим телом. Да и умирать не страшно, ведь на той стороне её уже ждут павшие товарищи, они вместе закатят праздник и будут расстреливать опустевшие бутылки. Глаза закрылись и по щеке скатилась одинокая слеза.
- Прощай, - прошелестел тихий голос, теряясь и тая в криках боли и агонии, в звуках ада, который продолжался внизу, но уже без неё. Палец легко нажал на курок, выпуская последнюю пулю, которая унесла жизнь девушки. Обмякшее и безжизненное тело упало на пол, тёмный хвост разметался по красному ковру, а на губах застыла последняя улыбка. Ведь умирать свободным, это счастье.
Клуб «Danse Macabre» зона бара
Полосатая маска не переставала удивлять, всё так же быстро и ловко перемещаясь в пространстве. Лезвие её ножа сверкала в лучах прожекторов, словно великий экскалибур, созданный разить врагов наповал. Кровавые брызги разлетались во все стороны, рисуя такую живую и прекрасную картину, представляя, что пол это холст. Быстрые, резкие, чёткие мазки кисти, такие энергичные и полные вдохновения. А героиня всё улыбалась, продолжая наносить краску на холст. Удар за ударом, безжалостные негодяи падали на пол, кричали, молили о пощаде, но им нет пощады, правосудие для них есть лишь в единственной форме. Взгляд героя устремился к часам, скоро их время выходит, вновь придётся одеть маску обычного человека и слиться с толпой, исподтишка наблюдать за тем, как этот мир катиться в неизвестном направлении, чтобы вновь скинуть личину обычного прохожего и явить миру своё истинное лицо, расчистить все эти тонны грязи, обрушивающиеся на простых людей, на, вечно куда-то спешащих, горожан, на этот город. Зебра вскинула голову, выбирая следующую цель, однако не успела нанести удар, так как совсем рядом с ней пролетело тело соратника, Белка ударилась о полки и упала на пол, несколько мгновений девушка стояла в оцепенении, из этого состояния вывели упавшие рядом с баром тела мужчин, их меткий глаз следит за ситуацией. Но медлить больше нельзя, теперь её черёд вытаскивать на руках героя, чтобы тот вновь смог увидеть солнечный свет, порадоваться зелёной траве и насладиться пением птиц. Быстрыми движениями она добралась до стойки бара, по пути лишая жизни и возможности всех, кто жаждал навредить или же помешать их делу. Взгляд сразу устремился к лежащей там девушке, а после переключился на налетевших стервятников, которые явно собирались полакомиться свежим деликатесом. Однако острое лезвие ножи быстро отбила у них эти желания, в прочем как и вообще какие-либо желания. Теперь Белка лежала в окружении мёртвых злодеев, которые безмолвным видом воспевали красноречивую балладу о лиге героев, которые сегодня очистят этот город от скверны. Зебра окровавленными руками аккуратно дотронулась до нежной шеи, пытаясь нащупать такой заветный пульс. И на удивление он был, совсем тонкий, слабый, но был, и он боролся, боролся за продолжение жизни в родном теле. Вздох облегчения вырвался из-под маски Зебры, а ладонь прошлась по лбу, лишь сильнее прижимая резину к коже. Время отхода почти настало, а значит пора подхватывать командора и спешить на спасительный воздух. Она аккуратно приподняла чужое тело, закидывая себе на плечо, стараясь лишный раз не трясти или ещё чего похуже. Вот только далеко уйти не удалось, что-то внутри пере щёлкнуло, стирая все мысли и чувства, но при этом рождая дикое, почти животное желание обладать чужим телом и чтобы он обладал её. Закусив губу маска аккуратно уложила соратницу на мягкий диван, на счастье в этой части клуба уже никого не было, да и рядом были двери служебных помещений, больше ни кто не мог навредить Белке. А вот полосатую ждали совсем иные приключения, быстрым взглядом оценив лестницу, девушка сочла её слишком скучной, поэтому запрыгнула на ближайший столик, дальше оттолкнулась от спинки дивана и приземлилась на стене, через мгновение, оттолкнувшись от ровной поверхности стены паркурщица встретила упор в виде перил и снова перепрыгнула на стену. Таким незамысловатым зигзагом девушка с лёгкостью, а главное, невероятной быстротой, добралась до балкончика, на перилах которого и застыла. Перед ней стоял он, высокая фигура, в объятья которой маска так жаждала угодить. Восхищённый взгляд скользил по измазанной в крови одежде, медленно ступив на пол, Зебра резко выдохнула. Очередная волна обжигающего желания окатила её с ног до головы, заставляя двигаться быстрее, с ножом в руках она в плотную подошла к мужчине, проводя рукой по его светлой щеке. Стараясь сильнее прижаться, даже вжаться в его тело.

Отредактировано Maître (21.11.15 20:34:49)

+4


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [14-15.04.11] Lock up all you've got