https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [11.04.11] Blueberry nights, rum cheesecake


[11.04.11] Blueberry nights, rum cheesecake

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: вечер 11 апреля 2011 года
Места: Цирк Проклятых, жилые помещения, кухня.
Герои: Micaella Oha, Jean-Claude
Сценарий: Как живет и чем дышит Цирк - вопросы опостылевшие в своем однообразии. Микаэлла, например, все еще не оправилась после содеянного с ней во время похищения. И даже если приходится делать вид, что все хорошо - на душе словно кошки скребут. Так почему бы не поделиться своими переживаниями с тем, кто лучше других должен понять ее проблемы? Почему бы не рассказать о них Мастеру?

Отредактировано Micaella Oha (21.09.15 23:45:57)

+1

2

За несколько дней Мика здорово наловчилась быть невидимкой в кипящем муравейнике Цирка Проклятых. Она то пыталась быть полезной, насколько это вообще было возможно, то обиженно забивалась в свой хомячий угол, стоило только  кому-то протянуть руку. Не в прямом смысле, но что-то очень похоже на то. Она практически выпала из жизни Цирка Проклятых, в любой момент готовая вздрогнуть от того, что ее вновь позовут исполнять обязанности  pomme de sang. Но Жан-Клод ее щадил, не иначе, а Микаэлла варварскими, не иначе как цыганскими методами вытравливала из себя потихоньку ужас, отвращение и страх, которые в нее ввинтил серебряными шурупами психопат-мясник.
Ариадна завалилась сопущим хомячком на боковую, а к ней сон никак не шел. Мика отвыкла от нормального режима дня и каждую ночь ворочалась в кровати до четырех и подрывалась лишь в три дня, чтобы потом вновь не в состоянии себя занять слоняться без дела или с делами рутинными. В этот раз, что называется, психанула.
Бутылка рома стояла початая, темная, цвета гречишного меда жидкость источала специфический аромат, но вопреки открывающейся картине, использовалась она не по назначению. Во всяком случае, не по прямому.
Кухня наполнилась непривычными для Цирка запахами выпечки и ягод. На столешнице перед цыганкой расположился натюрморт на кулинарную тему : глубокая миска с сырной начинкой, венчик, полу пустая бутылка молока, посыпанная мукой доска, на которой царственно ждал своей очереди ком теста, кофемолка с россыпью корицы, гвоздики , барбариса, сахарной пудры... Цыганка с самым сосредоточенным видом замешивала начинку будущего пирога, потом отставила миску и полезла в холодильник под аккомпонимент мюзикла "Суини Тодд",  на маленьком телевизоре миловидно-мрачная Ловетт исполняла арию, попадая в самое что ни на есть настроение волчицы.

"Пусть любовь-убийца - сердце не боится,
Если ждет любви оно все равно.
От нее не скрыться, что должно
То случится все равно,
Раз оно суждено...
"

Оха кивала в такт головой,  распуская и без того не крепкий узел прически и периодически цепляясь бежевым кружевом будуарного платья то за звенящие сережки, то за многочисленные браслеты на левой лодыжке. Девушка, держа в руке крупную плошку с черникой, повернулась...и тут же не громко вскрикнула, вздрагивая и роняя клятую посудину на пол. Полетели в разные стороны осколки, весело покатились к сапогам нежданно возникшего на кухне Жан-Клода синие ягоды, приложила к горлу унизанную кольцами и браслетами руку Оха, словно пытаясь сжать в комок подкативший страх : она даже ухом не повела, не почуяла и не услышала. Увлеклась. Расслабилась.
-Ты меня до чертиков напугал, Жан-Клод,- перевела дух цыганка и присела на корточки, споро подбирая осколки тарелки, поджимая карминовые губы : столько ягод испортила, ну!

+2

3

*Кухня Цирка Проклятых*
Каждый вечер Жан-Клода встречал один из его pomme de sang, но в последнее время место подле Принца все чаще стал занимать один лишь Джейсон. В любое другое время инкуба это ни на миг бы не взволновало, но в любое другое время ни одну из его подопечных не ловили и не пытали, чтобы вытянуть больше информации о Мастере города.

Микаэлла стала жертвой одного из вампироненавистников и теперь расплачивалась совсем не за свои грехи. Цыганка была так молода, так юна и неопытна, и стоило ей присоединиться к Принцу, как она тут же подверглась вероломному нападению. Совпадение или нет, но Жан-Клоду такой исход событий не нравился. И очень. Он видел и чувствовал страх Микаэллы перед другими мужчинами и внезапными прикосновениями после того, что ей пришлось пережить, поэтому проявлял терпение и не заставлял девушку переступать через себя и давать ему кровь. Он уважал чужие решения, давал возможность людям самим справится со своими проблемами и моральными травмами. И только когда иного выхода не оставалось - вмешивался. Любое личностное становление сталкивается с преградами, которые нужно либо преодолеть и стать сильнее, либо оставить на месте и потерпеть поражение. И что-то подсказывало Жан-Клоду, что Микаэлла была как раз из числа людей, которые стараются идти вперед.

На пороге кухни Цирка Проклятых Жан-Клод появлялся крайне редко. В этой обители оборотней делать ему было нечего, но сегодняшний вечер стал исключением как только Принц узнал, что хозяйничает здесь его цыганка. Сделал он это по своему обыкновению бесшумно, наслаждаясь крайне необычным зрелищем - готовкой. Когда в последний раз он наблюдал за тем, как кто-то готовит? Очень и очень давно... Ему не нужно было ввиду отсутствия потребности в пище, а тратить драгоценное время бодрствования на ненужные вещи было крайне непрактично. Но сегодня он вдруг вспомнил что-то из своей прошлой жизни... что-то такое, что не поймет ни один современный молодой человек.

Молчаливые наблюдения Принца прервала Мика своим вскриком. Это заставило Жан-Клода улыбнуться и опустить глаза на раскатившиеся по полу ягоды черники, которую он когда-то очень любил, и осколки посуды.

- Я не преследовал такой цели, - улыбнулся Принц, и эта улыбка перекрыла любые извинения. Он опустился на корточки прямо перед волчицей и поднял с пола пару крупных ягод, которые тут же оказались в его ладони. - Ко мне в спальную ты приходишь в спортивном костюме, а занимаешься готовкой в этом очаровательно пеньюаре? Это несправедливо, Микаэлла, - Жан-Клод чуть приподнял бровь и протянул девушке подобранные с полу ягоды на раскрытой ладони.

+3

4

*Кухня Цирка Проклятых*
-Жизнь вообще несправедливая штука, Жан-Клод,- волчица хохотнула, смахивая чернику с ладони Принца в миску, потом наклонилась к нему, касаясь любопытным носом черных волос, и едва не задевая ухо,- Но  с прошлого раза для твоей спальни у мня лежит другой пеньюар, так что никаких костюмов больше, не расстраивайся. Все как ты любишь : черный, кружевной, прозрачный...
Цыганка скользнула губами по щеке вампира, оставив прямо таки неправдоподобно целомудренный для такой фразы поцелуй, куда более теплый, чем могла себе позволить любая другая жертва. Мика себя жертвой не считала и всячески травила в себе "la victime", как наверняка изволил бы выразиться Жан-Клод. К тому же, никакого дискомфорта она не чувствовала пока.
- Ты сюда зашел ко мне или мимоходом? Присаживайся, составь мне компанию на полчасика. Хоть выгуляю одёжу под твоим искушенным взглядом. Я бы тебе налила, но пить ты не пьешь, а судя по твоему цветущему виду- поесть уже успел.
Она не смогла бы даже самой себе  сказать, сумела бы сейчас открыть вену или нет? Даже интересно. Что ни говори, а препарировать себя- всегда увлекательнее, нежели лабораторных "крыс". Девушка выкинула осколки, поставила спасенную чернику на столешницу и подошла к телевизору, делая трансляцию Ловетт потише, чтобы сильный голос был лишь едва заметным фоном. То и дело ее взгляд ненароком возвращался к Принцу, оно и понятно: она-его зверь, не Зова, конечно, но с ним она себя чувствует..дома. Почти как в стае. Под его руку всегда можно поднырнуть, заставить пальцы зарыться в шерсть на загривке, вдохнуть сонм знакомых запахов.
-Как  у нас дела? Я столько упустила из виду, что похожа на глухую бабушку, к которой внезапно нагрянул внук. Та парочка "сурьезных" вампиров больше не жаловала? Девица была мерзкая, и платье на ней - тоже.
Оха вновь принялась месить тесто, хотя даже от самых мелких комочков в миске остались лишь воспоминания, чизкейк был похож на идеально-взбитый крем, при всем при том, что миксер как факт цыганка не признавала и все делала вручную. Зашуршал пергамент для выпечки и круглую форму заполнила желтоватая ровная масса, которую девушка выровняла ложкой и поставила будущий пирог в духовку, не забыв повернуть таймер на нужное время. Она все делала размеренно-четко, уверенно и с не нужной медлительностью. Не смущение, нет, скорее- мандраж. И не смотря на это, взяв миску с ягодами, контейнер из холодильника и нож, Оха уселась рядом, положив ногу на ногу и ловко  орудуя ножом: в коробочке оказалось молочное желе, которое цыганка теперь нарезала пластами.
-Я по вам скучаю. Джейсон небось сверхурочные скоро запросит за подмены,- кривая усмешка, вороватый взгляд, невольное движение плечами.

+2

5

*Кухня Цирка Проклятых*
Принц усмехнулся, глядя на девушку снизу вверх. Уж кому-кому, а ему о сложностях и несправедливостях жизни можно было не рассказывать. На этом за все свои прожитые века он уже, как это говорится в современном мире, "собаку съел". Но еще забавнее было слышать подобное от девчушки, которая была его настолько моложе, что простой человеческий ум даже и вообразить себе не сможет. В Принце было более дюжины отцов для Микаэллы, около десятка дедов, братьев и тысячи любовников. Никто не знал этот мир и его тонкости лучше, чем сидящий подле нее мужчина.

- Ты настолько хорошо знаешь, что мне может понравится, ma belle gitane? - лукаво поинтересовался он, и в вопросе крылся подвох. Навряд ли цыганке были известны все предпочтения Принца, но она и не пыталась узнать все, а лишь угадать какую-то малую часть этого бесчинства. Ее алые губы скользнули по его прежде холодной щеке, нежная кожа скулы коснулась гладкости его чернильных волос, а инкуб в свою очередь провел ладонью и длинными пальцами по мягкости девичьих кудрей.   

- Я пришел к тебе, - сознался Жан-Клод, поднимаясь на ноги и присаживаясь на один из свободных стульев около стола. Изящно, грациозно, будто на него были направленны сотни телекамер. Он закинул ногу на ногу и отклонился на мягкую спинку стула, непрерывно наблюдая за тем, как движется и чем занимается Микаэлла. Он ловил ее взгляды, не скрывая на лице благоговейной и едва заметной улыбки. Ему с ней было так же комфортно, как и ей с ним. Принц призывал волков, и эти звери были единственными, кто никогда не обманывал и не предавал его. Каждый из этих вольных животных был близок Принцу сильнее, чем кто-либо из живущих ныне людей или вампиров. Эта преданность оказалась заложена в них, и Жан-Клод действительно ценил сей дар. Конечно, исключения всегда были, ведь оборотни - по большей части и большее количество времени были людьми. Но не в этом случае.

- У нас все прекрасно, ma cherie. Вернулся мой давний друг, но мне по-прежнему не хватает тебя после заката, - он положил одну руку на стол, свесив широкий рукав своей белой полупрозрачной рубашки с его края, и провел кончиками пальцев по грубой ткани стилизованной по цвету скатерти.

Жан-Клод, увы, не был знаком с тонкостями современной готовки. На самом деле он вообще мало что помнил о тех временах, когда ему нужно было посещать кухонные зоны. Точнее... он не помнил сам процесс, потому как само помещение с плитами, столами и кухонной утварью в огромном доме богатого человека, который когда-то давно взял его к себе, ну и ладно, что в роли никому не нужного мальчика для битья, зато там нынешний Принц получил все... и даже больше, чем все, было облюбовано им по несколько иной причине. Когда он и хозяйский сын подросли, у них появилась повариха с дочерью... С красивой, забавной и в меру скромной дочерью, на лице которой от обильного солнца появлялось множество ярких веснушек. Она смущенно улыбалась при виде возвращающихся с охоты "барских сыновей", и пусть чистокровным был лишь один, второй уже давно стал чем-то вроде части этой обеспеченной семьи. И Жан-Клод всегда точно знал, кому из них двоих предназначалась эта улыбка. Нет, он не был влюблен, девчушка просто ему нравилась, его забавлял ее смех и появляющийся на щеках румянец от его взглядов. А в свои шестнадцать лет он был способен на очень многое. И это касалось не только красивых речей и изысканных манер. Интересоваться прекрасным полом инкуб стал даже по тем меркам чрезвычайно рано.

Ночами, а иногда и днем, в моменты отдыха всего персонала, он заглядывал на барскую кухню в поисках этих кротких улыбок и жарких объятий, и ни один комод не остался не задетым или не облюбованным этой парочкой. И вот теперь, глядя на Микаэллу в этом пеньюаре, в сознании вампира всплыли все эти пикантные воспоминания, окрашенные подробностями... когда рот приходилось зажимать рукой, чтобы не услышала маман или кто-то из работающей в доме прислуги, когда приходилось практически умолять сдерживать стоны и не цепляться за дорогую одежду так сильно...

Синий взгляд сфокусировался на лице девушки только когда она задала последний вопрос, и вампир удивился тому, как близко к нему вдруг оказалась цыганка. Она скучала... Это было невероятно льстило Принцу. И даже учитывая его столь долгую жизнь, такие моменты он продолжал ценить и смаковать.

- Я с нетерпением жду твоего возвращения ко мне, - он чуть склонил голову набок, разглядывая черты лица волчицы, которые, как ему показалось, совсем немного изменились. Он не трогал ее все это время, давая возможность отойти от того ужасного происшествия, но каждая травма рано или поздно должна затянуться. - Джейсон не слишком расстраивается, - улыбнулся инкуб и пожал одним плечом, намекая на то, что прекрасно знает - какого это, когда вампир с ardeur кормится на твоей шее. Это лучше, чем просто секс с просто человеком, - его куда больше волнует твое состояние. Как и меня, - он скользнул взглядом на умелые руки цыганки, которые деловито нарезали что-то, название чего Принц даже не знал. - Выглядит крайне увлекательно, Микаэлла. Я уже начинаю жалеть, что не имею возможности оценить по достоинству твое творчество.

+2

6

*Кухня Цирка Проклятых*

-Ну, знаешь, я стараюсь по мере сил и информированности,-не то чтобы смутилась, но на всякий случай покраснела Оха,- Во что одеваешь- с того и беру пример.Не взыщи строго, рай*.
Тонкий пласт молочного лакомства вырисовался в почти идеальный круг, когда девушка таки отложила нож и лучезарно улыбнувшись, посмотрела на инкуба. Как он был красив, как обаятелен, как сексуален...и все это интересовало ее куда меньше, чем то, что он пришел к ней, просто так, проведать и поговорить. Это значило для Охи несравнимо больше.
-Со мной все будет в порядке, Жан-Клод,- похоже, что убеждала она не столько его, сколько себя,- Все самое страшное со мной уже случилось, что может быть еще?,- она ободряюще улыбнулась, облизывая сладкие от желе пальцы, взяла белую руку и приложила к своей щеке, как щенок, ищущий ласки,- Что ж я могу поделать, я не твой слуга-человек, чтобы ты  почувствовал вкус через меня и не твой Зверь Зова...
Зря она конечно это упомянула, черт знает откуда накатил фантомный звук работающей дрели. Оха побледнела,  скосила глаза в сторону, но руки не отняла...
-...уж не знаю, к счастью или к сожалению. Знаешь, пока этот психопат ввинчивал в меня серебряные шурупы и втыкал арматуру под напряжением, единственным, о чем я думала, были две вещи: только бы он не пошел выбивать правду из Софии и хорошо бы Зверю оказаться кем-то действительно сильным и страшным. Не знаю, угадала или нет, но одно могу сказать наверняка: хорошо, что я ничерта не знала и у меня хренова прорва упрямства. Очень надеюсь, что все это было не зря...
Тут звякнул таймер, волчица вздрогнула и ее как будто подменили. Она мгновенно сбросила тяжелую ношу эдакого откровения, хлопнула себя по смуглому колену и подскочила вытаскивать пирог из духовки, шипя и перебрасывая горячую форму с прихватки на прихватку. Тонкой зубочисткой Оха проколола желтоватую корочку по кругу вкуснятины и в каждую, как заправский фармацефт, влила по капле рома. Запах по кухне пошел такой, что у любого человека не только бы потекли слюни, но и закружилась голова. К их счастью- они людьми не были.
-Хорошо, что ты ко мне зашел. Я думаю, стоит уже вернуться. Начать, во всяком случае. Вот я думаю, что могла бы с тобой заснуть. Если хочешь, конечно. Могу и проснуться. Меня устроят оба варианта, я бы с радостью провалялась в кровати сутки : не спала нормально уже с неделю.

*Господин (уважительное) (цыг.)

+2

7

*Кухня Цирка Проклятых*
Каким бы порой отстраненным не казался Принц - ему всегда было дело до своих подопечных. С некоторыми он вел себя достаточно жестко, а с кем-то - вот как сейчас, мягко и с неприкрытым интересом. Каждый получал то, что в конечном итоге заслуживал своим отношением, общением и поведением. Или мог заслужить впоследствии. На это, можно сказать, у Жан-Клода было чутье - он почти всегда точно знал, что можно ожидать от того или иного человека.

И вот теперь, касаясь ладонью горячей щеки своей волчицы, он в очередной раз понимал, что не ошибся. Касания приносили ему точно такое же удовлетворение, как и прочим оборотням, которые стремились так или иначе задеть друг друга в поисках поддержки, утешения или чего-то еще. Он даже ощутил некоторую гордость за Микаэллу, которая старалась впитывать все его ненавязчивые уроки подобно губке. Получалось, разумеется, не так хорошо в силу возраста и вольного характера цыганки, но она старалась. И это было видно. Стоило только догадываться чего ей стоило надеть такой воздушно-кружевной наряд.

Его синий взгляд вдруг посерьезнел, когда цыганка заговорила о случившемся. Такой участи эта юная волчица уж точно не заслужила, и никто не смел поступать с ней так... Если они так горели желанием узнать Зверя Зова Принца, то набрались бы смелости и пришли к нему лично. У Жан-Клода почему-то не было и толики сомнения в том, что маньяк-насильник и ненавистник оборотней по совместительству не так смел в действительности, как стремился казаться. Пытать и унижать женщин - это последнее дело. Да, конечно же, женщины бывают разные и порой куда опаснее самых страшных мужчин, но только не в этом случае. Он провел большим пальцем по женской скуле, ощутив, как Мика напряглась под его прикосновениями, только вот, увы, далеко не он был тому причиной, а напряжение оказалось не совсем тем, каким хотелось бы.

Он ничего не ответил на слова о Звере Зова, опасаясь спугнуть момент микиного откровения. Ей это было нужно. И, возможно, она сама того не понимала. Но если кому-то и рассказывать о своих переживаниях, то только Жан-Клоду, ее Мастеру. Никто лучше него не поймет всей серьезности столь болезненной ситуации.

- Все это было не зря, Микаэлла, - серьезно кивнул Жан-Клод, когда девушка затихла. Он все еще не убирал руку от ее лица, а голос пролился волнами успокоительного на гладкую смуглую кожу и осел глубже. - Ты поступила куда мужественнее многих мужчин в этом Цирке. Не каждый смог бы так... вытерпеть и при этом остаться верен мне. Я ценю это. Больше, чем ты даже можешь себе представить, - он не улыбался, давая девушке понять, что все сказанное им - чистая правда. София - его единственная дочь, и Микаэлла, которая даже толком не была с ней знакома, пожертвовала собой ради ее спасения. Это дорогого стоило. И Жан-Клод лучше многих понимал ценность такого поступка. - Он ответит за содеянное, - вдруг он резко сменил русло разговора, - тот, кто сделал это с тобой, - Жан-Клод не знал, кем являлся тот... человек, но если когда-нибудь ситуация изменится, и до него долетят хоть какие-то слухи... лучше бы тому бежать из страны и спрятаться где-то настолько далеко, чтобы даже его собственные мысли не смогли отыскать к нему дорогу. 

Момент взаимного откровения был испорчен резким звонком кухонной печи. Мика встрепенулась, а Принц послушно положил руку, на коже которой все еще сохранялось девичье тепло, обратно на стол. Волчица по-хозяйски закрутилась по помещению, ловко лавируя между стульями и столом. Кухня наполнилась невообразимыми запахами, которые, увы, совершенно не трогали Жан-Клода. Он не мог есть человеческую пищу - та уже давным давно потеряла для него свой неповторимый вкус, а ароматы, способные вызвать желудочный спазм у кого угодно, теперь перешли в ряды самых простых запахов, ощущая которые Жан-Клод мог просто предположить, что благоухающая пища действительно вкусна.

- Великолепная идея, ma cherie, - Принц вдруг улыбнулся, как ни в чем ни бывало, словно тяжелого разговора и не было вовсе. Он подбадривающе улыбнулся, надеясь, что энтузиазм его волчицы наконец-то уже перейдет в действие. Со своими страхами нужно было бороться - Жан-Клод знал это не понаслышке. - Ты вполне можешь наградить меня своим вниманием сегодняшним же утром. Моя спальная в твоем распоряжении... Обещаю, что дам тебе выспаться и не позволю себе дерзкой наглости всю "ночь" стягивать с тебя твой законный кусок одеяла, - вампир усмехнулся, вспоминая, что когда-то и он вот точно так же мог чувствовать усталость и потребность во сне, а когда закрывал глаза - то проваливался в мир грез и фантазий, а не в пугающую и пустынную тьму. Его взгляд зацепился за прекрасную выпечку цыганки, и Принц подпер подбородок кистью своей руки, ни в коем случае не сжимая пальцы в кулак. - Пожалуй, здесь и правда очень не хватает Джейсона, - по-театральному разочарованно произнес он.

+1

8

*Кухня Цирка Проклятых*

-Я это сделала не чтобы выслужиться,- она подняла ладонь, будто предупреждая,- Я твоя, Жан-Клод, не Софи, но Софи-тоже твоя. А ты-моя стая сейчас, значит- Софи тоже. А стаю не предают, не предают до самых последних сил и капли крови. Я знаю, вампиры вроде как живут немного не так, но так то, что ты отлично меня понимаешь сейчас. И еще знаю, что отцовское сердце не прощает в своем горе, ни своих, ни чужих, ни правых, ни виноватых. Я не то чтобы герой. Просто в мире только две по-настоящему ценные валюты:время и доверие. И если времени у тебя валом, то с доверием туго всем. Пусть это будет моей монетой в твою копилку. И если ты принесешь мне голову того ублюдка в мешке с солью, я буду не против. Может быть,хоть тогда он перестанет мне сниться и разговаривать со мной ночи напролет.
Она расставила все точки над "i" как только могла четко. Не то чтобы София ей не нравилась, нет, наоборот, просто не чуяла в ней Микаэлла родную, в отличие от Жан-Клода. И тем не менее,это не было поводом скалить за нее зубы перед чужими. Перед всеми другими гайджо.
Волчица подула на румяную корочку, остужая пирог и косясь на круг из желе. Чизкейк вообще-то так не делают, но так захотелось молока и черники, просто ужас, а мелкая давно просила испечь ей вкусняшку. Вот и нашла коса на камень. Волчица криво усмехнулась, лукаво поглядывая на Принца из-под витого локона, упавшего на лицо на манер очень длинной челки. Хотела было сказать, что одеяло - вещь второстепенная и если что-она вполне может обрасти своим, но не стала. Зачем портить такой широкий жест? Было в нем столько елейной лукавости и соблазна, что это обещание вполне могло тянуть на эдакий шедевр образности.
-Не надо Джейсона,- она мотнула головой,- Джейсон приносит с собой солнце, а я не хочу его видеть  сейчас. Мне уютнее в полу мраке сегодня. Всегда, на самом деле, но сейчас особенно. К тому же, он схомячит весь пирог, я его знаю, такому сардельку в пасть не кидай - всю палку колбасы откусит.
Цыганка прикоснулась рукой к пирогу, осталась довольна той температурой, что он достиг и осторожно перенесла пласт желе на поверхность выпечки, подливая сверху сливок, совсем капельку, чтобы образовался тонкий слой. А дальше началось целое искусство, потому как тонкие смуглые пальцы зарылись в миску с черникой и начали ювелирно, точно марокканскую мозаику, выкладывать черные ягоды, изредка протягивая ладонь ко второй миске, доселе стоящей здесь незамеченной и перемежая иссиний узор красными каплями малины.
-Как там Хьюго?,- братцев она не видела с той самой клятой ночи, когда Софи гнила заживо, спасая Ганди и надо признать, нет-нет да и переживала, все ли хорошо с этими задницами. Роджер то что, с него как с гуся вода, а вот Хью встрянет в какую-нибудь проблему и выйдет из нее весь в ошметках, потому как  перед этим непременно устроит мясорубку. Как пить дать.

+1

9

*Кухня Цирка Проклятых*
Забавно, в словах цыганки Жан-Клод услышал своего зверя Зова. И пусть Хъюго никогда не говорил ему об этом так открыто, как сейчас Микаэлла, но Принц всегда знал, как он мыслит. Была в этом какая-то ирония или нет - инкубу еще только предстояло выяснить.

Вампир, к сожалению, не мог представить какого это - когда кошмары преследуют тебя по ночам. Он не спал очень давно. Слишком давно, чтобы помнить свои ощущения, когда глаза смыкает сонная нега, а тело расслабляется, позволяя грезам и мечтам захватить его в свои объятия и всю ночь напролет носить по самым неизведанным уголкам подсознания. Ныне же все его кошмары и самые страшные фобии преследовали его наяву, что, несомненно, было куда страшнее... ведь никогда уже не наступало такого момента, когда осознание отчетливо твердило, что все это - лишь сон.

Однако, все свои слабости Принц уже давным-давно превратил в сильные стороны. Не зря ведь ему было выдано целых шесть сотен лет. Глупо было бы вот так растратить их впустую. Жан-Клод скользнул взглядом по задорным кудряшкам Микаэллы, мысленно дивясь, что столь озорное и вольное дитя тянулось именно ко Тьме, а не к радостям, которые приносит Солнечный свет.

- Мне лестно, что ты сравниваешь меня с Мраком. И принимаешь это, - и в этот раз Принц не улыбнулся, однако в его глазах все еще плясали искорки, порожденные бликами кухонного света. Не важно насколько светло в действительности было в помещении, в образе светлого создания он никогда не бывал. Даже будучи человеком.

- Хъюго в порядке, - на лице вампира не проступил даже намек на оживление или любую другую эмоцию, помимо томного спокойствия, - насколько он вообще может быть в порядке... Ты так беспокоишься о нем, ma cherie? - в интонациях появилось удивление, хоть на деле Принц уже знал ответ на этот вопрос, в котором подразумевался еще один: "Почему?". Скорее даже его он просто видел. От вампира в тайне не осталось маленькое приключение его волчат, которые, заигравшись, попали аж в другой город. Подробностей он не знал, но прекрасно представляя нравы, что Микаэллы, что Хъюго, мог с уверенностью сказать, что несусветной глупости они не натворили.

+1

10

*Кухня Цирка Проклятых*

-Что бы там ни говорили фанатики официальной Библии про "...Да будет Свет!", а сначала была Тьма, Жан-Клод. Мрак. Мы рождаемся из мрачной материнской утробы, проваливаемся в него каждую ночь и прекрасно переносим это всю жизнь. Солнце сильно преувеличено в своем значении. Я ведь тоже далеко не такая белая и пушистая, какой кажусь, я цыганская шувани, а в нашей магии отродясь ничего светлого не было,- Мика посмотрела на своего Мастера, криво усмехнувшись уголком губ, протянула руку и пропустила шикарную черную прядь между пальцев, ненароком задевая идеальную белизну кожи на скуле,- К тому же, как мне не принимать того, кто так мил моему сердцу? Будь ты демоном из преисподней, если бы мне в таком случае было бы с тобой так же спокойно- я пошла бы с тобой и туда. Кто-то же должен жить во Мраке, верно?

Высокая патетика, под украшение сырного пирога, что могло быть необычнее? Но Мика не говорила того, во что не верила. Люди хороши или плохи лишь в наших суждениях, какая разница-где? Главное- с кем.
Волчица придирчиво осмотрела творение своих руки, посмотрела на синие от черники пальцы и тщетно попыталась их облизать, смакуя лишь призрак вкуса на собственной коже. Пирог был накрыт пластиковым колпаком и торжественно водружён на полку в холодильник, а цыганка размеренно и вальяжно занялась ликвидацией небольшого бардака, который она навела. Отчасти, именно это спасло ее: она как раз убирала миску в раковину, когда речь зашла о Хьюго, а когда повернулась (через куда большее время, чем следовало бы, если честно) - на щеках не было предательского румянца. Глаза может быть и бегали, но не более.
- Он-часть стаи, разве не очевидно?,- наверное, в случае с Ганди подобная отмазка не прокатывала, потому как сам Хью от всяких подозрительных шабашек открещивался,-Ну...или...Представь, что ты умер с рассветом, но не очнулся с закатом. Вернее, очнулся разум, но не тело. И кто-то ворвался в Цирк, кто-то, у кого были дурные намерения. Ты видишь, как они крушат все, что было тобой построено, видишь, как втыкают нож в Софи и стреляют в Ганди, как запинывают насмерть Джейсона, вдалбливают серебряные колья в твоих вампиров, которые тоже все видят и чувствуют, но встать не могут. Ты переживаешь ощущения каждого, кто привязан к тебе, но ничего не в состоянии сделать, даже когда вокруг разлили бензин и подожгли Цирк. Ты слышишь крики, чуешь запах- и ничего. Ни-че-го. И в этот момент кто-то вырывает тебя за шкирку из этого, заставляя сделать дох, разойтись паралич, понять, что все это-дурной морок. Этот кто-то ведет тебя, может быть-тащит, даже если сил у тебя уже не осталось, он заставляет тебя жить.
Она сама живо представила, наложила одну картинку на другую и содрогнулась от ужаса и отвращения, закусила щеку с внутренней стороны, заставляя в боли потерять все желания расплакаться и впасть в еще одну истерику. Она ведь не для этого начала приводить пример, нет, они шли в совсем другую сторону. Волчица тряхнула волосами, махнула рукой на уборку и вернулась к Жан-Клоду, садясь напротив, так близко, что колени соприкоснулись с его ногами. Цыганка осторожно взяла невероятно изящные мужские руки, словно рассматривала не меньше, чем произведение искусства и приложила к своим щекам, заставляя взять лицо в чашу ладоней: по сравнению с ней, Жан-Клод был ледяным, хотя он недавно поел. Ей показалось, будто у нее ни с того, ни с сего разыгралась температура.
-Первое, что я увидела в том подвале, когда уже почти  замерзла насмерть - было лицо Хьюго, первое, что услышала- его голос. Первое, что принесло мне боль, вырвав из могильной хватки- были его руки. Почему бы мне не беспокоиться о нем? Он мне жизнь спас, он не сказал ни слова за все это время, кроме одного, еще там, пока нес меня в машину: он тоже пообещал мне голову. Я ничерта не помню, Жан-Клод, разве что черный силуэт и отголоски запаха. И это пока что было единственным, за что я цеплялась.
Мика сильнее прижала к себе ладони вампира, уткнулась в мягкую кожу носом и оставила на ней поцелуй, точно это могло все исправить. Во всяком случае, успокаивало.

+1

11

*Кухня Цирка Проклятых*
Библия... Знали ли церковники, что многие из созданий Ночи продолжали верить в Бога и продолжали надеяться на спасение от вечных скитаний под покровом Тьмы? Наверняка, такие мысли просто не могли придти в голову тем, кто считал Библию основой мироздания. А если и приходили... разве такое может быть? Разве Бог не должен отвернуться от вкусивших плоть и кровь монстров, даже если стали они такими не по своей воле? Столь богохульственные изречения пошатнули бы веру людей в святость Церкви и нарушили бы все те священные постулаты, которые были придуманы только для самих людей. Для того, чтобы не превратить человеческое стадо в бесчинствующую толпу варваров, людоедов и убийц. Не убей, не укради, не возжелай жены ближнего своего... иначе попадешь прямиком в Ад. Очень удобное и великое заблуждение, заставившее "скот" идти на поводу одного... двух или трех пастухов. Забавно, что эти легенды просуществовали так долго. В разных народах, в разных уголках планеты. Жан-Клод усмехнулся. Нет ничего более жестокого и страшного, чем жизнь на этой Земле. А они продолжают бояться Ада.

Волчица коснулась его щеки, и Принц улыбнулся. На мгновение ему показалось, что будь воля Микаэллы, она относилась бы к нему, как к совсем юному подростку. Кормила бы пирогами и учила жизни, которую сама еще толком не успела познать.

- Даже демоны могут оказаться не так изворотливы, как вступившие в объятия Тьмы люди. Мы все живем во мраке, ma сherie. И не важно, что все это время поддерживает в тебе жизнь - кровь, мясо или же самая приземленная пища, - он внимательно проследил, как острый язык облизывает мягкие пальцы, но промолчал и позволил хозяйке этого уголка заняться своими делами. Жан-Клод крайне быстро уловил перемены в ее настроении, заметил эту слишком долгую для такой разговорчивой цыганки, которая всегда знает, что ответить, паузу. В этом, можно сказать, он был профессионалом. Более того, он был практически уверен в том, что заранее знает ответ Микаэллы.

- Он - часть стаи, разве не очевидно?

Вампир склонил голову набок с тем самым выражением лица, которое очень красочно выражает не то, чтобы недоверие, но чем-то похожую на то эмоцию. Ее наивность. Однако дальнейшие слова девушки заставили взгляд инкуба значительно почерстветь. Он замер подобно каменному изваянию, которое невидимая сила притащила сюда и усадила на стул. И если бы Микаэлла не видела его лик собственными глазами, то не смогла бы с точностью сказать, все еще ее Принц находится здесь или уже нет. Вряд ли цыганка хоть на мгновение осознавала, насколько близка оказалась к правде. Только вот в тот самый жестокий момент жизни вампира жгли не Цирк со всеми его людьми. А жгли ту самую единственную женщину, на которую он был готов обменять целый мир... и Рай с Адом в придачу. Он принес бы в жертву всех, кого когда-то знал, включая самого себя, но... он ничего не мог сделать. Ничего.

Из охвативших воспоминаний его вырвали горячие щеки, и Жан-Клод мог поклясться, что пропустил тот момент, когда девушка оказалась к нему так близко и прижала его ладони к своему лицу. Его взгляд просветлел, наполнился осмысленностью и с куда большей серьезностью обратился к большим глазам Микаэллы. Инкуб чувствовал ее боль. Даже не будь он ее Мастером - все равно флер пережитого охватил и его мрачное существование. Он вдруг поднялся со своего места и подошел к волчице, рука скользнула по тугим и непослушным цыганским локонам, а после вампир просто обнял ее за плечи и прижал к своему животу.

- Ничего не может быть хуже собственной бесполезности. Ты права, Микаэлла. Знать, видеть и ощущать все те ужасы, которые происходят с теми, кто для тебя ближе всего, и быть неспособным остановить это, - самое худшее, что может случиться. Я могу себе это представить намного лучше, чем кто-либо другой. И если бы мне тогда предоставили выбор - я отдал бы жизнь, чтобы прекратить ее мучения, - он говорил о каких-то очень далеких, но от этого не менее болезненных, временах. - Телесные повреждения - это ничто по сравнению с муками сердца, которые готовы преследовать тебя вечно, возвращая раз за разом к той страшной ночи, - он гладил ее по густым жестким волосам одной рукой, а вторую прижимал к румяной щеке. - Тело - это всего лишь оболочка, которая на таких, как мы, заживает куда быстрее и проще, чем на обычных людях. Нет нужды о ней волноваться. Нет нужды думать о себе, как об отдельном и никому не нужном элементе. Ты не одна и никогда не будешь одинокой здесь. И благодаря тебе стены этого Цирка не превратились в тот кошмар, который я даже не хочу представлять. То, что случилось в том доме не сломает и уж точно не убьет тебя. Сделает лишь сильнее. В мире монстров нельзя иначе. Или убиваешь ты, или убивают тебя. Здесь нельзя показывать своей слабости, ma cherie. Даже если весь мир сошел с ума, нельзя поддаваться этому безумию и позволять кому-то завладевать твоим разумом и преследовать тебя в кошмарах, - голос Принца звучал ровно и спокойно, и это спокойствие проливалось густым медом по коже, даруя уверенность. Во всем: в его словах, мыслях и в собственных силах. - Хъюго для тебя теперь герой, и в пору последовать его примеру. Быть сильной. Отбросить страх и сомнения. И не давать возможности призракам уничтожать тебя изнутри.

+1

12

*Кухня Цирка Проклятых*

Она не понимала даже, какую такую потаенную струну задела, что та ответила на ее излияния таким рехзонансом. Оха сидела, прижимаясь щекой к животу вампира и боялась даже вздохнуть, пошевелиться, моргнуть, дабы не вспугнуть краткий, неожиданный и хрупкий как китайский фарфор миг доверия. Вот тебе за уверенность, что ты - великий философ, мать его. Напоминать Жан-Клоду о чем-то страшном, что он пережил - это, пожалуй, последнее, чего бы она хотела осмысленно, но неосознанно она именно для того и привела это чудовищное сравнение: чтобы он ее понял. Серьезно, Оха? Старый вампир, Принц и Мастер чего то там не понял бы? Где Ганди с его крепкими, но всегда точными определениями чужой тупости, когда он так нужен?
Микаэлла обхватила Жан-Клода за талию, тесно прижимаясь к нему и поглаживая по спине, прилично и без какого-либо подтекста, кроме как дружественного. Что можно было сказать в ответ такому оратору? Интуиция подсказывала поступить по стандартному инстинкту дамочек в "Запретном плоде" - пасть к ногам объекта обожания в обморок и прикинуться ветошью, а потом ничего не помнить. Цыганская смекалочка - выпросить под лиричное настроение что-нибудь эдакое. Личная вредность - немедля свернуть сопли, а то градус откровений начинал жечь кожу. Волчье, мягкое и резкое одновременно -  пойти и сделать для Мастера что-нибудь, ну хоть что-нибудь...Глотку перегрызть недругу. ну или там, на худой конец, тапочки принести. О , да, тапочки казались просто идеальным вариантом.
-Вот и поели пирога,- Оха , красная как рак, отвела взгляд, съехав, как обычно, на нечто отвлеченно-саркастичное, тут же мысленно отругала себя, поймала изящную ладонь с блистающими пальцами и поцеловала, оставив долгое, теплое, очень крепкое прикосновение, точно от этого зависела ее жизнь,- Не говори Хьюго, что он герой, а то он начнет гордиться так, что к нему нельзя будет подойти без солнцезащитных очков. Я не терзаюсь призраками, шутки шутками, Жан-Клод, а я правда не сплю, и простая истерия тут рядом не стояла. Я начинаю думать, что надо отыскать кого-то более опытного в колдовстве и провериться. Не могут простые кошмары оставлять синяки и раны, уж не от удушения точно,- Оха потерла горло, точно там еще что-то было, жест скорее нервный, чем суеверный.
Даже при всей ее наглости, при виде всегда безупречно-красивого Жан-Клода цыганская самооценка давала трещину и скатывалась вниз, как ртуть в разбитом градуснике. То есть с виду она храбрилась и хорохорилась, а на деле чувствовала себя не слишком...эээ...по-цыгански.

+1

13

*Кухня Цирка Проклятых*
Все сказанные им слова были вовсе не для себя самого, не для оправдания собственных поступков и приглушения личных страхов. Говорил все это он исключительно для Микаэллы, для ее не столько успокоения, сколько для понимания всех тяжестей и ужасов жизни. Хотя, она, наверняка, и сама умела делать выводы... иначе, вряд ли бы сейчас находилась в подземельях Цирка Проклятых подле Жан-Клода. Вся ее жизнь в таборе, все эти убийства и намеренное заражение детей... несомненно, отложили на ее юном сознании тяжелый отпечаток, а потом еще и похищение. Да, такова была участь всех созданий Тьмы, всех созданий, хоть чем-то отличающихся от бренного человеческого существования. Мир монстров, скрипучий и непредсказуемый, и с ним нужно научиться справляться.

Жан-Клод знал многих, кто сломался, кто перевернул себя с ног на голову, не выдержав давления более сильных, более страшных. Это происходило со многими. Это происходит с ними и сейчас. Времена меняются, технологический прогресс мчится вперед, но уклад жизни нелюдей остается прежним. И если в своем городе с вампирами лично он еще мог что-то сделать, то повлиять на законы стаи - нет... Нельзя угодить всем, нельзя оставаться хорошим для всех, если жаждешь добиться собственных целей, ведущих к общему светлому будущему. Будет ли оно светлым - никто не знает, никто не в силах предугадать, но разве в таком случае не стоит пытаться?

- Не волнуйся, не скажу, - мягко улыбнулся инкуб, ничуть не сопротивляясь нежностям Микаэллы. Она была взволнована, и он чувствовал это всем своим телом, когда девушка его обнимала, и даже ее поцелуи, оставленные на его пальцах... были окрашены потаенными страхами. А вот дальнейшие слова цыганки заставили Принца нахмуриться, но брови его при этом не сдвинулись с места. Его тело вдруг замерло под ее прикосновениями, превращаясь на какие-то краткие мгновения в совершенно не человеческое, а умело вырезанное из камня. - Почему ты не рассказала сразу? - спокойно поинтересовался он, и это спокойствие было слишком гладким и ровным для восприятия. Жан-Клод понятия не имел, кто и какими образами пытал его pomme de sang. А ведь там вполне могли быть ведьмы, колдуны, вудуисты, способные к любым подлостям, лишь бы добраться до своей цели. А ведь целью похищения Микаэллы был Он.

Вампир вдруг отстранился и опустился на корточки перед сидящей на стуле волчицей, как заботливый родитель перед проснувшимся от кошмара ребенком. Впрочем, в голосе его были точно такие же отеческие интонации. Жан-Клод очень хорошо умел оперировать своим голосом, эмоциями и флером настроения.

- Ты должна была как можно скорее поставить меня в известность, Микаэлла. Я знаю, ты не просто девочка со штаммом, сбежавшая из табора. Но если они что-то сделали с тобой, это может нанести вред не только твоему состоянию, но и всем нам. Что ты помнишь? Какого рода магией тебя "опоили"? Мне нужно знать, в какой сфере искать помощь.

+2

14

*Кухня Цирка Проклятых*

-Эй-эй, попридержи арбу, рай,- она подняла руки в примирительном жесте, весьма болезненно реагируя на возможность поучающей трепки,- Если бы я знала, что со мной что-то сделали, думаешь, я не сказала бы сразу, еще врачам, которые меня зашивали?

Ну да, вполне логичный для нее вывод мог быть для Жан-Клода очередной ее глупостью, тут уж не попишешь, сказывался прошлый опыт.  Мика и сама не могла толком объяснить, что с ней творилось, но это "что-то" выбивалось из привычного сонмом неприятных ощущений и подавленности, а это, само по себе, было странно для ее жизнелюбивой натуры. Казалось бы, недавний ночной загул  должен был снять все последствия, но на деле, "панацеи" хватило на полдня. До следующей ночи.
- Я же говорила, по началу я все списывала на истерию. ВСЕ в буквальном смысле. А вчера вечером заметила след на шее и не припоминала, чтобы где-нибудь случайно повесилась,- ну да, если синяки на руках и коленях еще можно было списать на мебельные углы, то как прикажешь оправдывать удавку на шее, особенно, если до этого тебя во сне душили?,- Да, я не просто девочка со штаммом, но увы, и не ахти какая шувани, я толком и варгамором побыть не успела, пара месяцев не в счет. Мне не хватает на это практики.
Она развела руками, мол, ну так уж получилось и принялась задумчиво жевать губу. Легко ему было говорить- "вспомни", ей было легче сдохнуть, чем переживать все это заново, тем более, что большая часть из той ночи пряталась за кошмарами и ночью и полной амнезией днем. Она отчетливо помнила кусок бутылки за щекой, даже ненароком потерла некогда изувеченное лицо, потом штыри в коленях - болезненно поморщилась, точно воткнули их только сейчас, а дальше...А дальше что?
- Нифига я не помню, Жан-Клод,- она усиленно вспоминала, черные ресницы дрожали от суматошной беготни глаз где-то там, в глубине ее памяти,- Кусок стекла, потом арматура, шуруповерт...

Оооо, это особенно доставляло ей мучения, она до последнего сомневалась, что восстановится и сможет нормально ходить хотя бы, не то что танцевать. Несколько покореженных серебряных шурупов лежали у нее в коробке, на дне комода, чтобы при встрече с этим ублюдком вогнать их ему куда-нибудь в переносицу. Или в задницу. Все будет зависеть от того, сколько у них будет времени.
-Ох, твою мать, потом...потом...да не было никакой магии! Такую дрянь забыть нереально,- Оха сморщилась, потирая лоб, ее вдруг такая паника охватила, не начинающаяся истерика, а именно паника, точно она упустила нечто очень важное. Девушка помотала головой, села по-турецки на стуле и запустила пальцы в волосы, точно это могло бы помочь ей вспомнить.
На самом деле она помнила еще кое-что, и это самое "кое-что" гнело ее пуще остального, хотя она убеждала себя, что это- пустяк, который она может пережить. Но все равно грызло. Оха стала аж пунцовой, вспоминая, как она не могла ничего сделать и врываться из железных лапищ, пока этот ублюдок ее насиловал. Мерзко, как же это было мерзко!
...А потом в голове точно щелкнуло.
- Я его прокляла. Когда он...и я...ох твою мать!,- Цыганка соскочила со стула и заходила вдоль стола,- Выходит, я сама во всем и виновата.

+1

15

*Кухня Цирка Проклятых*

Он заботился о них, о всех и каждом, пусть зачастую этой заботы просто не понимали, не замечали, воспринимая все имеющееся, как должное и как само собой разумеющееся. Принц думал, что сможет создать некое подобие давно утраченной, да и никогда не виданной им в принципе, семьи, но раз от раза фантазии скатывались в суровую действительность. Все его подопечные, все до единого были различны в своем мышлении, понимании мира и своего Мастера в частности. Все-таки, каким бы близким не казался Жан-Клод, он все равно... всегда будет от них слишком далеко.

Вот сейчас, опустившись на одно колено перед Микаэллой, он внимательно смотрел в темные глаза цыганки, ожидая ответов на свои вопросы. Ситуация была сложной, и он, как Мастер, пообещавший своей волчице защиту, должен был ее решить. С помощью Микаэллы или же без нее. Синие глаза подернулись пеленой серьезности и некоторого непонимания. Девушка ему отвечала, но эти ответы не приносили совершенно никакого удовлетворения и никоим образом не раскрывали карты. Впрочем, карты они не раскрывали даже ей самой, судя по той реакции, которая в момент охватила женское тело. Принц подождал, пока волчица устроится на стуле, подогнув под себя ноги, и потом положил свою прохладную ладонь на левое женское колено. Для него не являлась секретом необходимость оборотней к прикосновениям. Прозрачность ее домашнего платья и совершенно не подходящая ему поза инкуба с толку не сбивали. Будь цыганка перед ним хоть полностью голой, но с багажом переживаний за спиной, - он бы точно так же первостепенно сосредоточился на ее проблеме.     

- Я его прокляла. Когда он...и я...ох твою мать! Выходит, я сама во всем и виновата.

- Ma cherie, - позвал Жан-Клод, понимая, что слова маленького варгамора не приносят ясности, - в чем ты виновата? Твое проклятье дало какой-то неожиданной побочный эффект? - предположил он. За всю свою долгую жизнь с ведьмами ему доводилось общаться, и он мог сделать кое-какие выводы, однако сама ведьминская магия была вампиру недоступна. В ней он не смыслил ровным счетом ничего. Но их откровенной беседе помешала зашедшая на кухню Цирка компания оборотней прямиком из тренажерного зала. Они галдели и воодушевленно перекрикивали друг друга, но стоило им обратить внимание на сидящего за столом Мастера - как все эмоции моментально стихли. Не часто Принца города можно было встретить посреди кухни, особенно учитывая тот факт, что в ней для него не было совершенно никакой необходимости. В отличие от оборотней.

Жан-Клод молча поднялся с места, давая возможность живым насладиться трапезой, но прежде чем выйти из помещения, наградил Оху своим спокойным, но при этом до дрожи серьезным взглядом.

- Мы продолжим разговор позже, я буду ждать тебя перед закатом.

+2


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [11.04.11] Blueberry nights, rum cheesecake