https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [12.03.11] Неспящие


[12.03.11] Неспящие

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: Около двух часов ночи, полнолуние
Места: студгородок Университета Сент-Луиса
Герои: Lucas Anselme Dufour, Raina Rockhill
Сценарий: Лукас ищет мужское общежитие, в котором живёт пригласивший его в гости приятель. Рейна ищет смысл в своей студенческой жизни и способ пробраться в свою комнату. Оборотень-новичок ищет, кого бы съесть.

Отредактировано Raina Rockhill (26.10.15 17:09:39)

0

2

Ночь была прекрасная – свежая и довольно тёплая, чего никто не ожидал от марта. Ясное ночное небо так и манило задрать голову. Студенческий городок казался удивительно тихим: не было слышно никаких вечеринок, закатываемых с молчаливого согласия комендантов общежитий. В такую ночь начинаешь верить, что вся Земля заснула (земные фазы трогать не будем), и можно прогуляться в тишине, думая мысли, которые днём не приходят. В принципе, такое настроение переживали абсолютно все, и нет тут ничего оригинального.
   Рейна подышала на кисти рук и потёрла ладони друг о друга. Интересно, с чего это она зябнет. Не иначе недостаток белковой пищи.
   Девушка возвращалась с астрономического слёта. Пришлось ехать за город, потом ждать возможности заглянуть в телескоп, потом возвращаться в кампус в это детское время, потому что завтрашние пары требовали присутствия и ясной головы. И всё равно Рейна не жалела о суматошно проведённом времени. Пока у неё нет денег на свой телескоп, она будет мотаться куда угодно, потому что космос стоит того. Каждый раз, когда девушка начинала сомневаться в верности своего выбора, задаваться вопросом, на кой чёрт она променяла почти гарантированно благополучное будущее юриста на неясные перспективы в астрономии, один вид неба успокаивал её.
   Справа от тропинки что-то зашуршало. Рейна ускорила шаг, даже не задаваясь вопросом, что это там такое. Ей просто неинтересно и хочется в свою тихую комнатку, в безопасность.
   Существовала, правда, небольшая проблема.
   Впереди уже виднелось женское общежитие. Девушка потянула ручку входной двери и вздохнула. Конечно, заперто. Рейна начала стучать, а потом и пинать её, но делала это больше из упрямства. Комендант опять смылся в город пропустить стаканчик в стрип-баре. Глядя, между прочим, на танцовщиков, а не на танцовщиц – именно поэтому руководство университета спокойно доверяло ему благополучие студенток.
   «Остаётся лезть в окно». Рейна жила на втором этаже, так что, наверное, это не так и сложно. Правда, она не лазала никуда уже… В общем, лучше бы судьба подкинула задачку попроще.

+2

3

Это точно студенческий городок? Задавался невольно вопросом канатоходец, прекрасно помнивший, что все прошлые посещения этого места не отличались особой тишиной. Откуда-нибудь но обязательно слышались человеческие голоса, звучала музыка, пахло черти как, что хотелось чихать из-за причудливой смесь женских духов, фаст-фуда, вони сигарет всевозможных фирм и пива… в общем нет обычного ритма местной жизни. Не у кого спросить как пройти к мужскому общежитию, к женскому то дорогу и сам знал, да только не туда путь сегодня лежал. Три калеки, что были  встречены по пути, все куда-то спешили,  либо не желали разговаривать, либо ничего не слышали из-за бананов в ушах, как поговаривает старшее поколение. Оставалось надеяться, что ориентиры данные знакомым окажутся верны, вот только вспомнить бы, куда там поворачивать и в какой момент? Обычно встречи с Джеем происходили на территории самого Лукаса, в квартире, где, как правило, все заканчивалось  уговорами – ну будь человеком, позволь до утра остаться с…  Дальше следовало имя девушки, которое и запоминать не стоило ведь до этого были – Аарен, Альфа, Беллинда, Голди, Лав, Марилу… Блондинки, брюнетки, рыжинькие разные по комплекции, росту, пристрастиям. Больше все в памяти ласки закрепились имена Альфа и Беллинда. Альфа была симпатичной блондинкой, стеснительной, не переносящей ни капли спиртного, и не ассоциировалась с тем значением, которое приписывали оборотни этому слову. Если измерять степень доминирования от одного до десяти, то шкала этой малышку уходила сильно в минус. Беллинда же запомнилась из-за своего весьма необычного для девушки питомца, переносимого в сумочке – небольшая молочная змея, на вид ядовитая, а по факту нет. Эта миниатюрная брюнетка обожала змею, как сам канатоходец своего ворона, и поэтому брала с собой. Только вот иногда забывала предупреждать окружающих, что гад-то ползучий не ядовит. Остальные же безликими что ли остались, скучными… Черт возьми, надо было на бумаге записать куда идти. Устало подумал циркач в очередной раз свернув не туда, хотя правильнее будет сказать туда, да с небольшим промахом. Пришел то к общежитию, только женскому, чертыхнувшись в сердцах, циркач обошел здание вокруг в надежде отыскать хоть одно открытое окно и позвать знакомую. Смешно, но не для того чтобы позвать на свидание, а для того чтобы дорогу укали верную. Заветное окошко нашлось, даже открытое. Но был ли кто-то в самой комнате?
- Рози, ты там?!
Ни ответа, не привета, лишь занавеска шелохнулась. Я что, обидел ее в последний раз? Но ведь правда приносил билеты в цирк, как и обещал.
- Рози! Не заставляй меня лезть к тебе в окно, покажись.  Ты же знаешь, второй этаж для меня не помеха.
Опять в ответ молчание, только тень на втором этаже в окошке мельком появилась, чья конкретно – мужская или женская понять не удалось, как впрочем, и ветерок запаха не донес. Засада. Не лезть же ему и  в самом деле  в общежитие девушек?! Там у них какая-то девица оборотень жила, умело скрывающая свою природу от людей, могла не так истолковать выходку другого оборотня, а у тигров нрав не как у домашних кошек. Да и подставлять человека из-за возможного недопонимания ситуации нельзя, не все же мохнатые избрали открытый образ жизни. Были те, кто за сохранность инкогнито боролись всеми законными и незаконными методами.

+2

4

Цель была близка. Цель маячила на расстоянии вытянутой руки. Ну ладно, чуть подальше. Кроме того, это было чужое окно. Впрочем, это Рейну не слишком смущало. Путь «окно-комната-дверь-коридор-вот и дома» был куда предпочтительнее, чем «парапет-риск для жизни-только бы не навернуться-Человек-Паук мог, и я смогу-больница». С хозяйками комнаты же всегда можно договориться. В конце концов, девушка, делающая такие штуки, выглядит чуть менее угрожающе, чем парень.
   Рейна нервно вздрогнула, услышав мужской голос, зовущий какую-то Рози. «Ну, я-то не Рози». Лучше сидеть тихо. А вот угроза залезть в окно Рокхилл совсем не понравилась. «Давайте поставим светофор на это дерево». В памяти девушки пронеслись все просмотренные фильмы о маньяках. Да нет, вряд ли это маньяк. Они молчаливые ребята.
   Не стоило так сильно задумываться, распластавшись на ветке. Не стоило так ослаблять хватку. Не стоило вообще заниматься альпинизмом в темноте, пожалуй. Короче говоря, Рейна соскользнула с ветки и с коротким воплем рухнула вниз… Но быстро зацепилась за другую ветку. А потом обнаружила стоящего внизу парня. Рассмотреть его толком мешала темнота.
- Я не домушник, я маньяк-убийца, - на всякий случай пояснила Рейна, чтоб при наихудшем раскладе принял за свою, - кстати, с этой стороны общаги лучше серенады не петь. Могут окатить кипятком. На прошлой неделе парня с ожогами увезли, правда-правда.
   Конечно, это было враньё.

+2

5

Женское общежитие было нарасхват в эту ночь, обнаружился еще один претендент пообщаться с кем-то из обитателей этого картонного домика, здание то хоть и выглядело не рухлядью, но определенно не являлось замком современной эпохи. Ну а тот, кто избрал не самый безопасный путь к открытому окну, оказался девушкой, да еще и человеком, судя по всему, вон как плохо ориентировалась в темноте. Впрочем, недостаток в ночном ориентирование с успехом компенсировался кошачьей ловкостью, вон как ловко подруга по несчастью зацепилась при падение за другую ветку.
- Я не домушник, я маньяк-убийца. Кстати, с этой стороны общаги лучше серенады не петь. Могут окатить кипятком. На прошлой неделе парня с ожогами увезли, правда-правда.
- В таком случае давай на пару охотиться на жертву, - весело смеясь, отвечал на своеобразное приветствие Лукас, задирая голову вверх,  в сторону собеседницы, - Не беда, я и в больничной палате найду, как развлечься. Прыгай вниз что ли, Джейн. Поймаю.
Отсниму за государственный счет вторую часть "Приключение верласки в больнице", вот в стае то порадуются! От подобных мыслей стало еще веселее, с привкусом опасности. Второй поход к медикам в полнолуние был бы определенно сродни акту – преступник возвращается на место преступления, только учреждение и штат слегка попутал.
- Слушай, ты местная? В смысле из студентов? Я тут заблудился, друг сказал, как найти общагу парней, и кажется, не там свернул.

+1

6

Рейна покивала на предложение присоединиться к охоте, но предпочла слезть самостоятельно. Так было медленнее, но безопаснее. Вдруг он передумает её ловить, кто его знает. Жизненный опыт у девушки на сей счёт был богатый.
- И с чего это, к слову сказать, - пробормотала Рокхилл, - я стала Джейн?
Но своё имя называть не спешила, хотя это было бы логичным продолжением. Чем ей угрожало раскрытие этой тайны? Рейна знать не знала. И парень был ей скорее симпатичен, чем наоборот. Возможно, именно поэтому Рокхилл и напряглась. Она нервничала, когда всё шло слишком уж хорошо.
   На земле она наконец разглядела нового знакомого. «Экзотичный чувак», - подумала Рейна одобрительно. На самом деле, в университете в изобилии водились разные нестандартные личности, которые на первых порах полностью удовлетворяли потребность Рокхилл в необычном. Но, чем дольше она наблюдала, тем яснее видела, что их оригинальные гардеробы зачастую копируются с чьи-то ещё, а в головах этих ребят была каша из попсовой масс-культуры и облегчённой философии. Возможно, если бы Рейна узнала парочку из местных оригиналов поближе, она бы поняла, что необязательно носить целлофановые пакеты и потреблять лишь «высокодуховную» литературу, чтобы быть интересным. Но девушка удовлетворилась наблюдением издалека и, что было вполне в её духе, решила, что и так всё понятно. 
   Желание общаться с необычными людьми от этого никуда не делось. Поэтому Рокхилл почувствовала к незнакомцу иррациональное доверие, которое, стоило её его осмыслить, тут же превратилось в настороженность.
- Да, аборигенка я. Мужское? Аа, его хрен найдёшь, точно,- Рейна страдальчески нахмурилась, вспоминая, что об этом говорили её соседки по общаге, - тебе нужно налево. Как дойдешь до корпуса естественных наук, за ним будет такая рощица. И вот за ней должна быть общага.
   Рокхилл задумчиво склонила голову набок. А что, если засранец-комендант тоже в мужском общежитии? Вероятность маленькая, но такое уже случалось. Правда, любвеобильного стража девичьей чести чуть не уволили (по слухам), но все знали, что на самом деле ничего ему не грозит – начальство к его выкрутасам привыкло. Да и, наконец, можно просто прогуляться, надеясь, что комендант-таки вернётся на свой пост...
   «Рискнуть, что ли, напроситься с ним?». Рейна улыбнулась насколько умела мило, симулируя добрую девушку, всегда готовую бескорыстно помочь, и спросила:
-А может, тебя проводить?

+2

7

От помощи, девушка, так и не назвавшая своего имени, отказалась, впрочем, это было взаимно, сам канатоходец предпочитал пока что оставаться безымянным прохожим, заблудившимся в студенческом городке. Спускалась с дерева медленно, осторожничала и неловко, что ли, из чего оборотень сделал вывод, что ей подобные номера приходилось делать не часто, в отличие от парней студентов лазающих в окна своих подруг.  Приблизительно, как только начинало темнеть, уходящих же домой, как только начинало светать тем же путем, что собственно и вошли. Кстати об этом, где цепной пес, что сторожил девушек в общаге? Раньше же, стоило Лукасу появиться, особенно в ночь, как тут же появлялся какой-то мужик и довольно таки жестко начинавший гонять чужака. Неужели этот Цербер в розарии зависал у какой-нибудь  умницы красавицы, как юнец местный разгрызающий гранит науки?
- И с чего это, к слову сказать я стала Джейн?
- Мисс Джейн Паркер вероятно так же воровато, как и ты возвращалась под крылышко жениха, после ночных прогулок.
Оборотень смотрел по очереди то на девушку, спустившуюся с дерева на землю, то  настороженно на открытое окно, ожидая в любой момент появление раздраженного молодого мохнатого собрата.  Определенно, Рози больше не стоило звать, по-хорошему стоило бы вообще забыть об этом приглашение в гости и уйти восвояси в тихое место, пока это еще представлялось возможным. Перекинуться в Зверя, прогуляться тихо, мирно по городу, задрав несколько крупных собак из-за банального желания охоты, убивать, а потом улечься спать на самой высокой крыше, вздремнуть. Наслаждаясь, как ветерок будет играть с густым мехом, щекотать уши… а  потом прилетел бы его питомец и они бы уже на пару дремали в безопасности. Сытые, ленивые, счастливо беззаботные, ночью людям плевать, какие чудовища рядом обитают, покуда последние миролюбиво настроены. Но нет же… согласился опрометчиво на сомнительную авантюру заранее… неделю как назад. Приятель, зазвавший к себе, был повернутый на всю голову молодой художник, чудик, обожающий водить дружбу с городскими чудовищами всех мастей. Этот человек искренне верил, что выбирая в модели оборотней и вампиров, рано или поздно приобретет известность в художественных кругах. Ради этого рисковал своей жизнью слишком часто, а все из-за того, что находились любители мистики, готовые платить из своего кармана за килограммы парного мяса из лучших магазинов. На этот раз, объявился любитель куньих, а не псовых, об одном оба любителя экстрима не задумались, а позволяет ли контракт самой модели с работодателем вообще подобный побочный заработок?
   - Да, аборигенка я. Мужское? Аа, его хрен найдёшь, точно.  Тебе нужно налево. Как дойдешь до корпуса естественных наук, за ним будет такая рощица. И вот за ней должна быть общага.
- Прости, а где этот самый корпус естественных наук?
Переспросил таки Лукас, начавший понимать, что если будет самостоятельно искать своего приятеля экстримала, то точно кого-нибудь, да напугает в эту ночь или… Как вариант приобретет на свой хвост очередного придурка обожающего детей ночи, коих в городе водилось множество.
-А может, тебя проводить?
- Не откажусь, но как только найду это ненормальное дарование художественного мира, наши пути разойдутся. Слушай, где ваш Цербер? Он же чутье имеет на приходящих парней.
По личному мнению циркача стража женского общежития имел чрезвычайно подозрительное чутье на себе подобных, иной раз как смотрел, казалось, раздевал взглядом.

0

8

- Джейн… Мэри Джейн, что ли? – вполне вероятно, что существовали и другие Джейн Паркер (Рейна даже не сомневалась), но её мозг отказывался выдавать ещё какую-то версию, - подружка Человека-Паука? Рыжая-бесстыжая, что бы это ни значило? Твоё сравнение оскорбительно. Джейни ведь на стороне добра.
    Болтая, Рейна наблюдала за незнакомцем. Тот имел вид рассеянный, что было вполне нормально для наблюдателя приступа занудства, которые регулярно случались с Рокхилл.
   «Ой». Естественно, её объяснениям грош цена, слишком они туманны. Но лучших не имелось – мужская общага как пункт назначения Рейну никогда не интересовала. Она даже не была уверена, что сможет оную отыскать, но, с другой стороны, всегда неплохо ориентировалась. Да и в корпусе естественных наук бывала регулярно, а там до общежития рукой подать.
   Якобы бескорыстное предложение Рокхилл было принято. Когда незнакомец уточнил, что вместе они пойдут только до общаги, Рейна вздохнула с облегчением. Значит, этот парень тут действительно по делам, а не выискивает доверчивую студенточку с нехорошими намерениями. На самом деле, о такой вероятности надо было подумать до того, как вызываться пойти куда-то с неизвестным, дошло вдруг до Рокхилл. «Я что, рехнулась?!». Всегда довольно осмотрительная, на сей раз она очень глупо поступила. Почему?
   Ответ лежал на поверхности – Рейне было чудовищно скучно. Настолько, что она готова была ввязаться в любую авантюру. Самой Рокхилл казалось, что она уже забыла своё полудикое детство, но то лезло из глубин памяти в виде таких вот поступков. Когда она в последний раз шаталась по ночному городу (ну ладно, ночной студгородок тоже сойдёт) и знакомилась с какими-нибудь занятными людьми? Рейна уже и не помнила.
   Сравнение коменданта с Цербером было весьма метким. Правда, Рокхилл предпочла бы, чтобы этот конкретный трёхглавый пёс никуда не уходил от врат Аида.
- Мне и самой интересно, где. Может, в баре, а может, даже в мужской общаге, - Рейна неопределённо пожала плечами, не зная, как новый знакомый среагирует на ориентацию коменданта. Наверное, зря она практически  раскрыла его секрет – комендант девушке нравился, несмотря на все свои закидоны. Потом девушка хитро покосилась на спутника:
- Я смотрю, ты часто сталкивался с нашим стражем. Местный Казанова? Но ведь не учишься тут, верно?

+1

9

- Джейн… Мэри Джейн, что ли? Подружка Человека-Паука? Рыжая-бесстыжая, что бы это ни значило? Твоё сравнение оскорбительно. Джейни ведь на стороне добра.
- Чем же по-твоему оскорбительно сравнение с супругой Джона Клейтона, виконта Грейстока? Тарзана? – переспросил Лукас девушку, весело прищурившись, - неужели подружкой журналиста солиднее быть?
Оборотень мог ошибаться, что было вполне вероятно, поскольку в киноиндустрии разбирался очень слабо, если же и запоминал какие-то фильмы, персонажей, то исключительно, потому что нравились. Чем-то внешне зацепили, поступками, характерами, но никак по причине наличия звезд мирового масштаба или же именитых режиссеров в титрах записанных большим жирным шрифтом. По всей видимости, человек-паук, бывший некогда на слуху у многих подростков, девушек, восхищающихся потрясающей силой, ловкостью главного героя попросту не отложился особо в памяти циркача, как впрочем, и эта рыжеволосая мисс, выступающая на стороне добра. Зато ту Джейн превосходно помнила его спутница.
- Слушай, Джейн, которую ты вспомнила, какой это персонаж? С характером?
Спросил Лукас свою спутницу, чувствуя кожей, как за ним наблюдая, при всем этом ничего не имея против подобного занятия. Привычка, выработанная годами тренировок, и не к такому приучила спокойно относиться, только смущало, как долго еще идти до мужского общежития. Одно дело, если скрытая натура циркача вырвется насильно на волю в присутствие человека заведомо решившего поставить на кон свою жизнь, тут уже клиника, не излечимая. Причем всеми медицинскими светилами, явно открывались суицидальные наклонности человека, игравшего в русскую рулетку, другое, если пострадает кто-то не предупрежденный о грозящей опасности.
- Мне и самой интересно, где. Может, в баре, а может, даже в мужской общаге.
- Значит, угрозы Цербера правдивы, - улыбаясь открыто, весело, - и он правда нагнет любого, кто попытается пройти на вверенную ему территорию. – Задумавшись, вспоминая, что рассказывал ему приятель, - если ваш комендант в общаге парней зависает, тогда… - посмотрев на девушку с сомнением, говорить или нет, перевесил первый вариант – говорить. Надо же человеку домой вернуться в конце то концов, на улице ночевать не самая разумная мысль. – В общем, тебе надо будет, как дойдем до здания, по правую сторону от входа отсчитать седьмое окно, там проживает Лион. Он наверняка знает, как связаться с Цербером.
Про себя же добавил в продолжение сказанного. Если они на пару не пошли в бар приятно вечер, плавно переходящий в ночь проводить. Поскольку сам оборотень грешил связями с мужчинами, то как само собой естественно, без всяких заскоков реагировал на подобную тему. От девушки же пока что тоже не попахивало за милю гомофобскими замашками.
- Я смотрю, ты часто сталкивался с нашим стражем. Местный Казанова? Но ведь не учишься тут, верно?
- Бывает. Сопровождаю одну любительницу ночных прогулок до общаги, вытаскиваю из неприятных компаний.

+1

10

Рейна прыснула. Она так и знала, что промахнётся с угадыванием личности загадочной Джейн. Вообще с мировой художественной культурой у Рокхилл всё было не слава Богу. Всплывали порой в забитой комиксами и фильмами ужасов голове какие-то внезапные познания из литературы – причём такой, которую Рейне вроде бы и читать не пристало, типа любовных романов. Девушка опасалась, что эти озарения создадут ей в конце концов репутацию несчастного создания, почитывающего ночами романтику, а днём изображавшего деятельную девицу. А ведь это было вообще не так…
- Упс, кто ж подумал бы про ту Джейн… Нет уж, я выбираю рыжую. Её хоть не «передарили» какому-то левому непонятному перцу, дабы добавить драмы, – Рокхилл вовсе не читала «Тарзана», но вот эта фигня там, кажется, имела место, - Да и заметь, говоря про книжную Джейн, ты описал, за кем она замужем, а говоря про комиксовскую – кем она работает… Личность, я бы сказала, лучше раскрыта.
   Следующий вопрос пришёлся как раз кстати. Рейна задумчиво пнула банку из-под колы, которые в обилии паслись на дорожках студгородка. Внятный ответ как-то не приходил.
- Да сложно сказать. В комиксах такая особенность – характер долгоиграющего персонажа зависит от сценариста. Что ему взбредёт, то и случится. Мэри-Джейн, насколько я помню, была такая свободолюбивая. Амбициозная. Моделью там работала… Я толком не разбираюсь в «Человеке-Пауке». Но пассивной она вроде не была, хоть ей и делали постоянно «девой в беде».
   Рейна весело фыркнула. Очевидно, ей повезло не напороться на гомофоба. Вся толерантность Рокхилл объяснялась, в основном, её сосредоточенностью на самой себе, которая не оставляла времени на наблюдения за тем, кого предпочитают зазывать на сеновал окружающие. Однако время от времени судьбинушка сталкивала Рейну с убеждёнными гомофобами/сексистами/агрессивными веганами/религиозниками/ещё сотней разновидностей радикалов, и более-менее логичный мозг девушки начинал буксовать. За все годы жизни она так и не смогла понять, откуда такая святая убеждённость, что кому-то есть дело до ваших предпочтений. И уж тем более, что эти предпочтения являются единственно верными. Тут пресловутые радикалы давали Рокхилл сто очков вперёд по части высокомерия. Ох, если бы незнакомец оказался такого сорта типом, девушка сбежала бы от него во тьму ночную, презрев опасность попасться каким-нибудь пьяным старшекурсникам.
- Лиам… Такой с кафедры физики? И с внешностью наёмного убийцы? – Рейна поняла, что её описание какое-то не описательное, и уточнила, - Ну, в смысле, стильный такой и с леденящим душу взглядом, как будто может откусить кому-то нос? Просто этого парня я часто в нашей общаге вижу. Думала, у него тут подружка, а… Вовсе и не подружка тут у него, да.
Когда незнакомец подтвердил, что частенько испытывает терпение коменданта, Рокхилл задумалась:
- Любительница – часом не Рози? – девушка напрягла память, но нет – эту Рози она точно не знала, по крайней мере, по имени, - Меня ведь тоже в ночной город зазывали, в начале семестра ещё. Боюсь даже спросить, где твоя подруга нашла себе приключений.
  Меж тем, они добрались до корпуса естественных наук. Неожиданно из окна второго этажа раздался вопль приблизительно пяти очень голосистых молодых людей. Рейна содрогнулась и прошипела:
- Долбанные братства. Надыбали же где-то ключ…

+2

11

- Лиам… Такой с кафедры физики? И с внешностью наёмного убийцы?
Тут канатоходец вопросительно посмотрел на свою спутницу, ведь единственный человек обладающий внешностью наемного убийцы имеющийся среди знакомых являлся оборотнем, даже внешне с большой натяжкой способным закосить под студента. Максимум что получилось бы изобразить парню, так непрошибаемого физрука у старших курсов, причем как морально, так и физически. Упоминаемый в беседе человек  определенно не подходил под это определение, имелась  возможность несколько раз пересекаться в городе.
- Ну, в смысле, стильный такой и с леденящим душу взглядом, как будто может откусить кому-то нос? Просто этого парня я часто в нашей общаге вижу. Думала, у него тут подружка, а… Вовсе и не подружка тут у него, да.
- Он самый, - подтвердил Лукас, после пояснения девушки, - хотя я бы охарактеризовал этот взгляд, не иначе как хищный.
Можно было бы добавить, что этот парень Лиам не так прост для столь мирной кафедры. Знакомый ласки говоривал, будто бы этот физик весьма метко бьет словами по больному месту, если задеть ненароком не ту душевную струну. Мнение же субъективное, потому циркач делил его надвое.
- Любительница – часом не Рози? Меня ведь тоже в ночной город зазывали, в начале семестра ещё. Боюсь даже спросить, где твоя подруга нашла себе приключений.
- Да, в основном она в клубах зависает и барах, где спортсмены прописались, - услышав про то, что и его провожатую зазывали студентки на одну из веселых ночей, Лукас внимательно присмотрелся к девушке, вдруг все таки видел мимоходом. – В начале семестра Рози с подругами попали в полицейский участок, за компанию с мотогонщиками, за превышение скорости и если не ошибаюсь, пьяные выходки. Даже не знаю, кто остальных девушек выкупал.
Лукас умолчал о самой малости того увлекательного дня, т.е. ночи, что был вынужден дебоширку в «рабочей одежде» выкупать у копов, и отмазывался потом от коллег, решивших, что канатоходец по тихой женился. Надо же было девушке Рози с пьяну брякнуть, что ее муж в Цирке Проклятых работает… копы же как оказалось наизусть знали номер телефона Цирка. Вот уж чего действительно с большим трудом укладывалось в голове канатоходца, откуда?! Вроде как их веселая братия не имела особой склонности нарушать законы настолько серьезно. Штрафы за неправильную парковку не в счет, все этим страдают, и доооолго, очень долго забывают их оплачивать.
- Долбанные братства. Надыбали же где-то ключ…
- Что за братсва?
Переспросил ласка, ища взглядом источник шума, принюхиваясь, вдруг ветер донесет запах чего полезного. Например, знакомца, зазвавшего к себе.
- Для чего они вообще создаются?
Вместе с любопытством у оборотня проявился огромный пробел знаний о социальной жизни – студенческой. Из-за чего временами становилось стыдно, все таки о таких вещах стоило бы знать, чтобы не задавать глупые вопросы людям.

+2

12

- Хищный, носооткусывающий – это художественные детали, - отмахнулась Рейна беззаботно, решив, впрочем, теперь тоже использовать первый эпитет – на случай, если её слова как-нибудь дойдут до самого Лиама. Вряд ли он явится в ночи откусывать её собственный нос, но человек, похитивший суровое сердце хранителя дев, должен был быть незаурядным.
   Слушая описания мытарств неведомой Рози, Рокхилл сумрачно кивала. Полицейский участок был ещё не самым худшим завершением вечера. Именно в Сент-Луисе находился первый в мире (и долгое время единственный) вампирский стриптиз-клуб. Эта своеобразная достопримечательность сформировала в городе нишу туристического и развлекательного бизнеса, прочно занятую сверхъестественным существами. Рейна была наслышана о некоторых специфических услугах, которые предлагали такие бары и клубы, например, о «придурках» – вампироманах, получающих кайф от укусов. Свободная студенческая среда предполагала уместность перетирания подобных тем. И такой рынок вызывал у Рокхилл желание держаться от этой стороны жизни подальше. Однако девушка стопроцентно знала, что отнюдь не все ликантропы пожирают младенцев и занимаются проституцией в звериной форме. Так что и среди вампиров должны быть вполне добропорядочные почти обыватели.
   Впрочем, загреметь в полицию – тоже тот ещё отстой. Сама Рейна сейчас поутихла, но в прошлом творила порой довольно сомнительные вещи. И лишь теперь девушке пришло в голову, что было бы, если бы ещё в приюте её поймали на многочисленных кражах. Совсем загубленная репутация, а может, и исправительная колония для несовершеннолетних. Никаких Рокхиллов, удочерения и, наверное, никакой астрономии. Как бы высоко Рейна не ценила свои интеллектуальные способности, шанс отыграть грант на учёбу казался ей маленьким. Да что там – до удочерения она вообще плевать хотела на своё будущее. Поэтому теперь перспектива огорчить приёмных родителей заставила девушку вести себя более законопослушно. Правильно она всё-таки сделала, что не пошла на ту вечеринку – может, она-то и закончилась в полицейском участке.
   Рейна поворчала на братства просто по привычке, даже не уверенная, что собеседник её расслышит. Он расслышал, что кого-то могло бы и навести на размышления, но девушка внимания не обратила, решив, что, оглушённая воплями, сказала громче, чем думала. Вопрос парня её малость озадачил. Потом Рокхилл даже позавидовала. Вот у парня, наверное, нормальная жизнь, без толпы идиотов, пытающихся взять штурмом его общагу, потому что у кого-то из девушек, видите ли, остался чей-то-там учебник по химии, без которого подготовиться к контрольной якобы невозможно…
- Ну, братства греческих букв, студенческие объединения, может, слышал про них? Альфа Эпсилон Омега, бла-бла-бла, поставь в ряд три случайно выбранные буквы – получи название.  Есть ещё сестричества, но они обычно потише. Вообще они действуют якобы для студенческой активности, чтобы в универе было комфортно, помогают своим действительным членам с деньгами на проживание и питание, иногда после окончания учёбы устраивают друзей по организации на хорошую работёнку, - Рейна передёрнула плечами. Ей бы материальная помощь ох как пригодилась, но перспектива вступать в малоизученное сообщество настораживала, - в них есть что-то от тайных обществ. То есть даже руководство университета точно не знает всей их деятельности. А у братств в ходу «инициации», разные дебильные испытания для новичков. Да и весь остальной год они напиваются и буянят.
   Рейна постеснялась добавить, что тайные общества с детства её увлекали. Своё собственное девушка так и не создала – она неважно сходилась с людьми, так что в предполагаемом обществе, кроме неё, был бы только один член… А теперь и на него можно было не рассчитывать.
   Ну, раз студенческие братства не добрались до нового знакомого во всём своём великолепии, видимо, он не студент. Вопрос поиска нормальной работы Рейну весьма волновал, да и светскую беседу стоило поддержать, так что она осведомилась:
- Кем ты, кстати, работаешь?
«”Кстати”… Очень изящно тему сменила. А вдруг он сейчас без работы, и я вообще наступила на больную мозоль?». Рокхилл знала, что у многих её условных сверстников не всё в порядке с поиском рабочих мест, и этот вполне невинный вопрос может прозвучать издевательски. Но брать свои слова назад было поздно.

+1

13

- Ну, братства греческих букв, студенческие объединения, может, слышал про них? Альфа Эпсилон Омега, бла-бла-бла, поставь в ряд три случайно выбранные буквы – получи название.  Есть ещё сестричества, но они обычно потише. Вообще они действуют якобы для студенческой активности, чтобы в универе было комфортно, помогают своим действительным членам с деньгами на проживание и питание, иногда после окончания учёбы устраивают друзей по организации на хорошую работёнку, в них есть что-то от тайных обществ. То есть даже руководство университета точно не знает всей их деятельности. А у братств в ходу «инициации», разные дебильные испытания для новичков. Да и весь остальной год они напиваются и буянят.
Из сказанного оборотень понял лишь то, что эти самые братсва и сестренства создаются людьми, объеденными по интересам, ну и так называемый билетик в свободную жизнь из под родительского крова. Только вот что-то сомнительным казался этот самый путь в вольную жизнь, слишком много спиртного и риска на всю жизнь заработать клеймо пустозвона. Да и вопрос трудоустройства как-то непонятен.
- Чем недавний студент может помочь с работой? Залезть под стол шефу и отсосать за услугу что ли?
В голосе Лукаса не было ни намека на насмешку или колкое ехидство, он просто не понимал этот аспект во взаимодействие между людьми решившими объединиться в небольшое сборище идиотов жадных до выпивки. Еще меньше в подобном раскладе становилась понятно, каков же рычаг воздействия со стороны преподавателей на студентов в таких сообществах.
- Чтобы слышать о подобном, надо  побывать студентом.
Вместо Альфа, Эпсилон Омега и прочих, прочих, прочих названий студенческих сборищ, канатоходец чаще слышал знаменитые  фамилии цирковых династий, сохранивших по сей день секреты соей рабочей программы показываемых зрителям. Частенько, эти самые фамилии демонстрировали очень опасные номера, за что впрочем, и были любимы. Да и с работой как таковой проблем не имел, с самого детства, время чтобы подслушивать разговоры студентов попросту отсутствовало.
- Кем ты, кстати, работаешь?
- Канатоходец, - не задумываясь, отвечал оборотень, мысленно же добавил, - а до этого и выпивку в баре приходилось разносить. - Успел посмотреть мир вместо пьянок, а ты кем хочешь быть?
Говорил, а сам бросал недоверчивый взгляд на здание, место-то он конечно нашел с посторонней помощью, но стоило ли входить? Ведь ощущал, как его рвущийся на свободу Зверь далек от восторга при столь близком скопление шумных людей. Откровенно говоря, Зверь пребывал в крайнем недовольстве, что кто-то препятствует ему добраться до хорошо знакомого человека решившего угостить свежим мясом. Это беспокойство передавалось человеческой составляющей оборотня, с этим состоянием справиться в эту ночь весьма затруднительно, хорошо еще не накинулся на свою спутницу. Впрочем, бойкая девушка не проявляла страха с самого начала, ни проявляла признаков бросаемого вызова, на свое благо. Надо бы красотке быстрее найти своего Цербера, -от всего сердца желал Лукас, стараясь различить в какофонии запахов хорошо знакомые. Коменданта женского общежития, Лиона, своего ненормального художника. Первые два запаха, как правило смешивались, явный признак того, что страж женской чести исправно любил молодого парня, оставляя метку – «здесь был я». Похоже, эта парочка свалила куда-то, - думал Лукас, вдруг понимая, что любовники ушли, зато поблизости проходил какой-то оборотень, вполне вероятно, кто-то из тех, кто сумел сохранить свой мохнатый секрет в тайне от людей.

+1

14

Вариант студенческой взаимопомощи, предложенный незнакомцем, заставил Рейну издать средний между фырканьем и смехом звук. Услышь девушка такую формулировку где-нибудь на студенческой вечеринке, решила бы, что её незатейливо пытаются склеить – местные кавалеры утончённостью не отличались – но это был явно не тот случай. 
- Технически, ты остаёшься членом братства даже после окончания колледжа, если хочешь. Так что помогают уже скорее пузатые взрослые дядьки, которые давно перестали быть студентами. Ну, и родители твоих друзей. Ты, допустим, из семьи врачей, а хочешь работать на флоте – вот и знакомишься с сыном какого-нибудь адмирала…
   Рейна умолкла. На самом деле, она плохо знала, как это работает. Собственное умение заводить полезные связи у девушки было весьма неважное. Если она и имела какие-то полезные знакомства благодаря трём годам жизни с Рокхиллами, то, кажется, все эти знакомства аннулировались после акта непослушания, который спас её от изучения права. Теперь всё вроде как приходилось начинать заново, но Рейна не слишком хорошо умела нравиться.
   Лучше повеселиться и представить, как эти высокомерные засранцы из братств помогают друг другу с работой посредством…
- Канатоходец? – повторила Рокхилл, округлив глаза. Тут же рассердилась на себя и придала лицу более осмысленное выражение. Просто она впервые встречала циркача. И это было, однозначно, более интересное знакомство, чем с сыном владельца сети отелей, - вот уж кто наверняка не скучает на работе. А где побывал?
   Вопрос о будущей специальности заставил Рейну машинально бросить взгляд поверх крыши здания. На звёзды.
- Я буду изучать космос, -  вполголоса ответила девушка и  тут же спохватилась, что воображение могло нарисовать ему Нила Армстронга, - Но, скорее всего, с Земли.
   За своими космическими думами Рокхилл не сразу заметила, что её новый знакомый как будто малость нервничает. Или не нервничает… «Да нет, он спокоен. Блин, в этой темноте даже лица не разглядишь». До Рейны вдруг дошло, что, хоть они и возле мужской общаги, этот парень вполне может сделать так, что она не успеет позвать на помощь. «Бред-бред-бред. Мы шли по более глухим местам». Нет, кажется, он всё-таки чем-то обеспокоен. Не тем ли, что собирается напасть? Девушка глубоко вдохнула, стараясь справиться с эмоциями. Если бы ей не почудилась в нём нервозность, она сама оставалась бы спокойной. «А может, он просто хочет от меня отделаться. Для случайных знакомых мы слишком долго болтаем». В любом случае, ей стоит уйти. Вдруг на короткое мгновение перед глазами Рокхилл что-то мелькнуло. Иногда она видела что-то типа мгновенных снов, коротких, как двадцать пятый кадр. Кажется… серая шкура?
- Ладно, - протянула Рейна нарочито весело и лениво, - Мы так всю ночь протреплемся. Приятно было познакомиться, точнее, не познакомиться. Пойду ловить Цербера.
В ответ раздался вой.

+1

15

- Технически, ты остаёшься членом братства даже после окончания колледжа, если хочешь. Так что помогают уже скорее пузатые взрослые дядьки, которые давно перестали быть студентами. Ну, и родители твоих друзей. Ты, допустим, из семьи врачей, а хочешь работать на флоте – вот и знакомишься с сыном какого-нибудь адмирала…
Из сказанного был сделан немаловажный весомый вывод – братсва и сестренства один из способов получить себе в вечное пользование должника. Человека, попавшего по каким либо жизненным обстоятельствам в неприятности, не смеющего тебе отказать  различного рода услугах. Причем, чем серьезней вложений идет со стороны благодетеля, тем больше будут должны в ответ, что ж, неплохо, особенно если стремишься возвыситься над другими людьми всеми доступными способами. Может найти студента лоботряса и вложиться финансово с долгосрочной перспективой? Так, интереса ради, посмотреть, что из этого вообще может получиться. Проскользнула ленивая мысль в голове циркача, не особо надеющегося, что из подобной забавы что-то путное вообще может получиться. С другой стороны, если имеется возможность, провести такой эксперимент, почему бы и не попробовать? Осталось только найти объект для «опыта»,  но это уже потом, после полнолуния, скажем через недельку так наведаться в студ.городок.
- А что бы ты ответила, если бы вдруг нашелся человек, согласившийся выступить в роли такого братсва, требующий только одного – успехов в обучение? Естественно, следящего за успеваемостью не только на словах, но и на деле.
Спросил свою спутницу циркач с нескрываемым интересом, пусть темнота не позволяла рассмотреть полностью эмоциональную гаммы отразившуюся на лице, взгляд, но и интонации хватало понять, что злосчастный интерес присутствует.
- Канатоходец? Вот уж кто наверняка не скучает на работе. А где побывал?
- Это передается в нашей семье по наследству, - шутливо подтвердил Лукас своей спутнице, - помимо нашей страны, побывал в Испании, Франции, Германии, России на цирковых фестивалях и конкурсах. Ты когда-нибудь слышала, чтобы люди, ведшие кочевой образ жизни жаловались на скуку?
Правда и постоянных друзей с большим трудом удавалось сохранить, особенно если эти самый друзья видят только одну сторону представления, а сами артисты даже при наличии жилья где-то, последнее посещают не так уж и часто. Семья Дюфуров относилась именно к таковым, имея собственный дом, бывали там настолько редко, что иногда умудрялись забывать, как же зовут ближайших соседей.
- Я буду изучать космос, Но, скорее всего, с Земли.
- Почему бы тебе не стать космическим путешественником?
Впрочем, тревога, разыгравшаяся не на шутку из-за незваного гостя в шкуре, отстранила на второй план светскую беседу, выставляя на первый свои шкурные интересы. Пока что другой, уже перекинувшийся оборотень не нападал, всего лишь демонстрировал свое присутствие, но и это нервировало Зверя Лукаса по прежнем томящемуся в неволе. Откровенно завидующего черной непроходимой завистью. Как же так несправедливо! Кто-то другой, паршивый пес, волк, уже имеет в своем распоряжение подчиненную своей воле человеческую плоть, а он, не менее достойный этого удовольствия ласка должен мучиться! Несправедливо! Немедленно исправить! Сию же секунду, а скопленную обиду выплеснуть на первом встречном, не человеке. Да, да, что бы там ни было, но даже Зверь канатоходца предпочитал жить в тени человеческого мира, в стремление сохранить все вытекающие из этого выгоды. Прошло то ненормальное время полное боли и отчаянья, когда человек воспринимался в качестве пищи, пришло время контроля над инстинктами. Да и искать особо-то объект, который можно подрать когтями искать не надо, вот он, серый комок волчьего меха, воет, ну прямо призывает развлекаться. Оставалось спровадить девушку подальше, нечего ей видеть игрищ ночных обитателей. Один из которых был определенно не в себе, безумен в некотором роде, понять этого не стоило особого труда, стоило только посмотреть в волчью морду не отводя трусливо взгляд в сторону. Да, Лукас прекрасно знал, что значит эта игра в гляделся, это противостояние, один из способов показать свою силу, один из двоих неизбежно должен будет первый отвести взгляд. И ласка таковым не намеревался быть, цепко не отрывался от взгляда противника скрывшегося в тени здания, так же гипнотизирующего оппонента. Кроме того, от волка исходил замечательный, восхитительный оттенок страха, побуждающий оборотня, пока что в человеческом виде пребывающего давить, наслаждаться происходящим, ненавязчиво отправляя девушку себе за спину. А так же гадать, когда же волчий испепеляющий гнев вырвется на волю во всей разрушающей красе. В идеале стоило бы вообще чужака прогнать подальше от общаги, где проживал знакомец, ненормальный местами, но все же щедрый на свежайшую вырезку в немалых количествах. Но, вот вопрос, один ли этот перекинувшийся оборотень вышел на охоту или дружка подружку привел за компанию?
- Цербера здесь нет точно, - коротко ответил циркач, направляясь уверенно подальше от здания полного людей, приобнимая спутницу за талию, направляясь назад той же дорогой, что и пришли к общаге. Не позволяя отойти от себя далеко, чтобы в случае чего, прикрыть слабую человеческую плоть своей, оттолкнуть при первой же ближайшей возможности ко входу ближайшего здания, но явно не этому.

+1

16

- Я бы ответила, что это очень щедрое предложение, - отозвалась Рейна осторожно. Она специально не использовала слов типа «заманчивое», чтобы не выглядеть заинтересованной. Потому что выглядело всё это сомнительно. «Зачем бы этому парню чьи-то учебные успехи?». Очевидный ответ как-то не находился. Наверное, разумнее замять тему. Хотя, может, она сейчас теряет возможного спонсора.
   Рокхилл немного расслабилась, когда они сменили тему. «Всё-таки работать в цирке – это что-то удивительное, как будто сюжетная линия из приключенческого романа…». Вероятность, что незнакомец приврал просто для развлечения, казалась ей небольшой. Конечно, некоторые люди самоутверждаются довольно странно, например, плетя небылицы случайным встречным, до мнения которых и дела не должно быть. Но парень говорил без самолюбования и превосходных степеней, а также без нарочитой небрежности «да-для-меня-это-обычное-дело-смертная».
- Не-а, не слышала, - подтвердила Рейна, не уточнив, что вообще кочевников слышала немного, - Полагаю, на жалобы нет времени.
   От перспективы улететь в холодные космические глубины девушка содрогнулась. Конечно, контролируемый с Земли полёт в пределах Солнечной Системы сильно отличается от «сесть на незнакомую планету и привезти с неё личинку самого жуткого хищника на корабль», но всё равно… ассоциации.
-Нет уж, спасибо… Длительность полёта, замкнутое пространство, крошечная, но существующая возможность потеряться в космосе или улететь в сторону Солнца – не надо мне такого счастья. Да и здоровье нужно запредельное.
  Нет, всё-таки он какой-то взвинченный. И вдруг Рейне пришло в голову очевидное: вообще не факт, что он опасается свидетелей своего якобы будущего преступления. Может, у него тут недоброжелатели. Какие-нибудь ревнивые качки, или даже сам хранитель дев, благородно негодующий. Мало ли на свете недовольных тобой, особенно если природа одарила привлекательной внешностью. 
   Потом парень вообще пустил её к себе за спину, что, по меркам мира насилия, было безумием. Можно, конечно, предположить, что он просто не считал сопливку из колледжа угрозой. Но Рейна видела, что он кого-то высматривает. Там… «Это что за хрень?»
Вой всё прояснил, но легче Рокхилл не стало. «Это ж ликантроп! Откуда бы посреди студгородка взяться обычному волку, да ещё такому здоровому?». Когда незнакомец потащил девушку прочь от общаги, она не стала возникать на тему нарушения личных границ – слишком была напряжена. Рейна старалась дышать ровнее, чтобы успокоиться и не пахнуть страхом. Вообще против ликантропов у неё предубеждений не было. Знакомых, адекватных – точно. Неизвестный оборотень, предположительно недружелюбный, да ещё встреченный так внезапно – тут уж политкорректность никаким боком, тут бы ноги унести…
   Какой-то этот тип подозрительно спокойный. Параноидальный мозг тут же начал сочинять что-то про сговор и случайную свидетельницу, то есть про неё, Рейну, но девушка сердито остановила саму себя. «Похоже, он уже имел дело с ликантропами, или даже узнал этого волка».
- Слушай, - начала она вполголоса, надеясь, что они отошли достаточно далеко, чтобы ликантроп их не услышал, - Это твой знакомый? Тогда скажи мне, что он не собирается устраивать резню. Потому что иначе надо как-то связаться с мужской общагой и с полицией, и вообще со всеми, и… И я понятия не имею, как эвакуировать студгородок, когда оборотень у нас под носом.

+1

17

- Слушай.
Лукас слушал, плавно передавая контроль от человеческой своей составляющей, звериной дремавшей до полнолуния. Происходило это как всегда без применения насилия над самим собой и начиналось внутренне, на уровне пробуждающихся инстинктов. Набирающих постепенно силу, волю, надежно укутывая человека внутри в бархат грез, убаюкивающий, позволяющий быть только безропотным свидетелем того, что делает Зверь, а уж Зверь, творит только то, что требует мятежная душа. 
- Это твой знакомый? Тогда скажи мне, что он не собирается устраивать резню. Потому что иначе надо как-то связаться с мужской общагой и с полицией, и вообще со всеми, и… И я понятия не имею, как эвакуировать студгородок, когда оборотень у нас под носом.
- Нет, - короткий, лаконичный ответ на поставленный вопрос, а по спине прокатывает хорошо знакомая волна жара, второе Я циркача начинало давать о себе знать физически, как бы предупреждая, что еще немного и девушка увидит еще одного оборотня. Редкого гостя для многих городов – ласку. Торопись!
- Мои знакомые не настолько безумны, чтобы устраивать охоту в городе на людей.  - Мысленно же добавляя, - Этого «щеночка» стая, похоже, упустила из виду и вообще не планировала обращать. Зверь Лукаса вторил, ликуя, раз этого новообращенного не опекают, да и вообще вероятно никому не нужен, значит, можно загрызть безнаказанно. В конце то концов, обещано было что? Ласка мирен относительно тех волков, что находятся под покровительством местного вожака, ну а с пришлыми никто не запрещал общаться в темных подворотнях. Особенно, если они сами того желают, а этот вервульф выражал именно это желание, иначе бы давно слух резанули человеческие вопли ужаса, боли из мужского общежития. Забавно, как же иной раз  легко находили точки соприкосновения хищники.
- Я могу связаться с парнями в здание, но не буду этого делать, иначе точно прольется их кровь. – Ставя акцент на коротком – ИХ,  прекрасно зная, что может случиться, если испуганные люди проявят провоцирующие страх, полезут играть в героев, особенно в пьяном виде. Про полицию, предпочитая не вспоминать, по крайней мере, пусть его спутница сама говорит с этими городскими солдатиками в форме, только пусть его, Лукаса не упоминает. Попадать в камеру предварительно заключения до выяснения обстоятельств, сразу после полнолуния не самая хорошая мысль.
- Дойдем до ближайшего здания, ты прячешься и вызываешь полицию.
Они все дальше и дальше удалялись от мужского общежития с шумной пирушкой, уводя следом за собой вервульфа бесшумно ступающего в тени за избранной жертвой. Лукас этого не видел, но ощущал, верил инстинктам, кричащим о приближающейся опасности. Их преследователь, играя на нервах, подвывал, провоцируя присоединиться к охоте. Получалось так, что этот волк действительно ее вел, уже вел и только дожидался какого-то знака.  Ласка это понимал, чувствовал, как отзывается плоть согласием.  Изменения, зародившиеся внутри, начали проявляться и внешне. Кости ломило в преддверие полной трансформации, кровь бурлила подобно раскаленному потоку лавы разносившему по венам яростный поток адреналина, привычная боль сигнализировала что скоро все кончится. Проявятся когти, клыки, мохнатая шкура, а способность говорить испарится до утра, вот же бедной девушке то подфортило прогуляться в ночь. Казалось, происходящее с Лукасом чуял и тот волк, только и поджидающий эти мгновения слабости другого Зверя. Хотя, чего уж грешить, не только в голову преследователя захаживала подобная мысль.
- Как только скажу, беги, - доставая из кармана джинсов мобильник и протягивая его девушке, - когда спрячешься, набери номер парня по имени Алекс. Он знает, как меня задобрить.
Под задобрить, подразумевалось следующее – покормить до отвала, дать вздремнуть, почесать брюхо в звероформе, но это, пожалуй, неподготовленным людям лучше не наблюдать. На горизонте появилось здание с приоткрытой дверью, густые кусты, в которых можно было бы спрятать довольно таки крупное животное.
- Беги, - подталкивая девушку в спину, когда до желанной двери оставалось метра два-три. И тут циркача скрутило не по детски, трансформация началась запоздало, но верно. Опустившись на одно колено, Лукас понял, что попал. В нос бил усиливающийся запах другого самца, волка, тело же оставалось беззащитным. Кости удлинялись, переплавлялись из человеческих в животные, конечности становились короче, одежда становилась нелепыми путами и Лукас рвал ее выросшими когтями клочья в стремление быстрее освободиться от причины дискомфорта. Появились острые надежные клыки, маленькие уши и хвост, коротенький, но родной и долгожданный. Затуманенный взгляд Зверя видел словно сквозь липкий туман, как острые когти впиваются в асфальт, а окрас густой шкуры по-прежнему белый. Сезон линьки еще не затронул белоснежный мех, ни придал летнего колорита, а еще как назло желудок скрутило болью. Голод. Почти двух метровый в длину представитель куньих,  достигающий в холке размеров крупного пса недовольно клацнул острыми клыками, осматриваясь вокруг малость ошалело. Поблизости пахло человеком, запах чужой, крупное животное с этим человеком не в дружеских отношениях, но это все же и не враг, просто человек. Один из миллионов. Не пища, сосед по городу. Враг же находился поблизости, выйдя на тротуар, с радостным безумием смотрел то на другого ослабевшего временно оборотня, только что перекинувшегося, то на девушку. Выбирая, кого же атаковать первым?

+1

18

Рейне померещилось некое изменение в воздухе. Как будто её неожиданно занесло в парилку – жар и покалывание. Но притом какие-то слабые, ощущения можно было сравнить с запахом почти выветрившихся духов, хотя воспринимались они осязательно, а не обонятельно. Если бы Рейна была в курсе, что она средней руки экстрасенс, догадалась бы, что рядом происходит нечто сверхъестественное – например, начинает плавно перекидываться ликантроп – но в курсе она не была и лишь удивилась такой реакции на стресс.
   Из ответа своего спутника Рокхилл сделала вывод, что угадала правильно: ликантропы для него не в новинку. Это было хорошо, потому что девушка не могла сказать того же о себе. 
   Волк увязался за ними – его было отлично слышно. Относительно благородная (и довольно небольшая) часть Рейны радовалась, что мужская общага не станет, похоже, местом массовых убийств. Но значительно большая часть её натуры предпочла бы, чтобы оборотень выбрал себе других друзей и не тащился за ними.  «Он пока не напал», - напомнила себе девушка, - «Кто его знает, может, он вообще не собирается? Вдруг парень ошибся?». Раздавшееся откуда-то справа подвывание её разубедило. Нет, на них действительно охотятся. Волки же воют во время охоты? Или молчат? Она не знала. Блин! Рейна едва удержалась от нервного, издевательского смеха. Никогда она особо не интересовалась дикой природой, и не считала, что эти знания были бы полезны. «Дура! С тобой в одном городе живут ликантропы! Естественно, это было бы полезно!».
   Но самобичеванием можно было заняться и потом. Выслушав нехитрый план, Рокхилл рассеянно кивнула. Часть про «спрятаться» ей очень понравилась. И лишь спустя секунду дошло, что этот странноватый тип явно не собирается прятаться вместе с ней. «Господи! Только не говори мне, что ты надеешься побить волчару!». Рейна начала более нейтрально, обернувшись к нему:
- А сам-то ты…?
   Она не договорила. Рассмотрела его. Рокхилл не могла бы сказать, что именно увидела – может, его зрачки отразили свет зеленью. Но она поняла и снова подавила хохот – от того, что не догадалась раньше. «“Как меня задобрить”… А сам-то ты – ликантроп!».
   Рейна вдруг почти успокоилась. При других обстоятельствах новость, что малознакомый ей человек, с которым они вроде как наедине, имеет кровожадную звериную составляющую, заставила бы девушку немного насторожиться. Но с этим парнем они довольно долго шли вместе, да ещё и в полнолуние, и она по-прежнему жива-здорова. Кроме того, кому ещё схватываться с оборотнем, как не другому оборотню? Судя по тому, как спокоен её новый знакомый во время перемены, шкуру он носит давно, так что за него можно не бояться. 
- Побегу, не сомневайся, - заверила его Рокхилл, никогда не считавшая себя героиней. Страх, который она всеми силами подавляла, чтобы не пахнуть так отчётливо едой, сам собой сменился азартом. Действительно, что это с ней? Конечно, голодный ликантроп – для Рейны новый класс противника, но разве ей привыкать выпутываться из фиговых ситуаций? И, хотя требовалось от девушки самая малость, ситуация даже начинала казаться… интересной.
   Рванув к двери, Рокхилл успела немного огорчиться, что не увидит трансформацию. Болезненно, да, но это должно быть завораживающее зрелище… «Интересно, что у него за зверь… Блин!».  В мозгу вдруг мелькнул проблеск некоторой подкованности в вопросе ликантропии. «А что, если он превращается не в хищника?».
   Рейна, последними словами ругая себя за приступ героизма-идиотизма, остановилась у самой двери. Неподалёку от неё приходила в себя зверюга, которая смутно напомнила куницу – из кошмарного сна. А у деревьев…
   Девушка не стала ни разглядывать волка, ни пытаться идентифицировать видовую принадлежность своего нового знакомого. Разум вычленил главное: он, кажется, ещё не вполне пришёл в себя, но вервольф явно не станет ждать этого, тут не учебный бой по карате. И Рейна, не переставая называть себя тронутой психопаткой, крикнула:
- Т… Тобиии! Ко мне! Ужин с доставкой!
   И тут же захлопнула за собой дверь, надеясь, что достаточно разозлила вервольфа, чтобы завладеть его вниманием. «Тоби» - кличка собачья, и, в кого бы там не превращался красавчик-циркач-ликантроп-вызволитель арестованных дев, волк к псовым явно ближе.
   Дверь, которая сейчас очень нравилась Рейне своей толщиной, тут же сотряслась от мощнейшего удара, заставившего девушку вскрикнуть. Какой быстрый, между ними было с десяток метров. Хорошо, что она не додумалась прислониться к двери.
- Тоби, ты плохой мальчик, - прошептала Рокхилл. Нет, больше никаких подвигов сегодня. Из оружия у неё был один перцовый баллончик, который наверняка бы подействовал на ликантропа (действовал же на собак). Но Рейна не сомневалась, что, если и успеет его применить, это будет последним, что она сделает в жизни.

+2

19

Что он? Кто он? Зачем пришел в это место в полнолуние? Кто-то звал его в гости на время полнолуния? Бросал вызов?  Зверь этого не помнит, не соображает. Сейчас в восприятие каша и никаких зацепок чтобы сориентироваться. Человек же загнанный в самый темный угол подсознания наравне с животным пребывает в состояние пришибленности, кричит о чем-то. Предупреждает об опасности, недопустимости. Огромная ласка в это же мгновение трясет мордой, вспарывает в стремление успокоиться когтями асфальт, оставляя свою метку. Как часто бывает в таких случаях, несчастное асфальтное покрытие не выдерживает и сдается, коммунальщики определенно опять схитрили, раз такое получилось. Но не в этом суть, пусть потом люди заделывают отметину, в этом и заключается их работа. Зверь устанавливает свою безоговорочную власть над сильным выносливым телом, посадив в наказание за все обиды человека Лукаса в камеру из стальных прутьев воли, позволяя быть лишь наблюдателем на эту ночь. Слабость отступает волнами, уступая место уверенности, потребностям разгуляться, поохотиться. Да, голод остался, голод, толкающий атаковать причину расставания с сочными кусками мяса. Зверь помнит и понимает, кто виноват, что он появился на улице, а не в защищенном безлюдном месте. Виновен волк! И он за это поплатится, правильно его человеческая самка называет позорной собачьей кличкой. Этот псовый достоин, сидеть на добротной серебряной цепи с шипами во внутрь, только вот девушка слаба, незнакомый смердящий пес ее убьет, как доберется. Что не такая уж и трудная для выполнения задача. Демонстрация этого уже началась «Тоби», кем в миру являлся этот человек, одному Дьяволу известно, атаковал. Пока что это была дверь, имеющая неплохой запас прочности, раз по прежнему выносила яростный напор. Видать в этом здание либо хранилось что-то очень уж важное в каком-нибудь кабинете, либо при строительстве присутствовал честный подрядчик, не разворовывающий стройматериалы. Тооооби, о Тоооооби, - издевательски скалилась большая ласка, лишенная права человеческой  речи, бросаясь следом за волком, больших, есть чем гордиться. Тоби, на кого ты меня покинул?! Я же соскучился в одиночестве! Из своей камеры в темной душе издевательски взывал человек, в то время как клыки Зверя впивались яростно в чужой хвост. С силой, до первой крови, рывок назад, на себя, волку больно, он взвыл, зло зарычал на обидчика, требуя отпустить. Но ласка из Цирка Проклятых не такой, отпускать не намерен, в идеале этой охоты хочет принести в свое логово уши противника и хвост, на потеху своего любимого ворона. Кстати, где запропастилась эта птица, обычно сопровождающая хозяина во время таких ночей верной тенью, лакомящаяся добытым мясом с видом короля? Видать засела на ближайшем дереве, ожидая исход этой игры оборотней. Вороны всегда были умны и терпеливы, умеют выбирать выжидательную позицию. Это подстегивало оборотня признающего открыто перед обществом то, кем является. Дверь больше не атакуют, человеческая самка может быть спокойна ненадолго, теперь два хищника кружат, делая, в адрес друг друга обманные маневры, побуждая атаковать первым. Волк зло скалится, воет, шкура у него на загривке становится подобно жесткой щетки в стремление запугать противника. Ласка не уступает, но выть, да и вообще издавать слишком много звуков от природы не может, зато так красноречиво с жаждой смотрит на глотку пса, клацает угрожающе острыми клыками. Во взгляде вызов, у самого мех по позвоночнику становится дыбом. Игра, очень увлекательная игра для животных, которые некогда были людьми с незамутненным сознанием. Бросок вперед без предупреждения ласка и волк сцепились. Они оба целятся впиться друг другу в глотки, извиваются в стремление придавить слабейшего из них к земле, рвут друг другу неподатливые шкуры. Ночь разрезает сдвоенный устрашающий крик боли бьющий по барабанным перепонкам набатом. Волчий пронзительный вой перекликается с не менее пронзительным писком. Белоснежный мех представителя куньих раскрашивается насыщенными кровавыми пятнами, словно невидимый художник рисует на бестом холсте живые маки. На более насыщенной в плане цветовой палитре волчьей шкуры кровь, льющаяся из ран, выглядит более грязно, но суть остается все той же – они стремятся убить друг друга, покалечить! Что делают с немалым успехом. Откуда-то со стороны центра города раздается ответный вой, несомненно информативный. Два оборотня чисто интуитивно вскинули морды, отскочили по разные стороны, ожидая повторного зова других ночных жителей вышедших порезвиться вдоволь но, не спешат отвечать, каждый по своим адекватным причинам. Замирают. Будут еще гости? Возможно, но пока кто-то до дерущихся доберется, они успеют решить свои личные недоразумения. Вновь кружат, игнорируя боль, раны, оставляя кровавые следы на асфальте, плавно переходящие на газон. У Ласки задета передняя лапа, кость не затронута, так, легкий ноющий укус, следствие того, что горло оберегал. У волка уходящего в свое безумие еще глубже задета задняя лапа и кончик хвоста сломан. На оборотнях подобные сувениры заживают быстро, потому и не реагируют.

Отредактировано Lucas Anselme Dufour (05.04.16 22:45:13)

+1

20

Звуки за дверью были ужасны. Рейна сползла на пол, зажимая уши. У девушки был некоторый опыт в драках, иногда – даже серьёзных, но всё неизменно заканчивалось быстро. Нанести неожиданный сильный удар и бежать. Эта нехитрая тактика раз за разом выручала её, когда начинало пахнуть жареным. В приюте манера Рейна нападать жёстко и внезапно создала ей определённую репутацию, сильно упрощавшую жизнь. Но Рокхилл была отнюдь не так грозна, как могли подумать её противники. По-настоящему опасные типы сейчас были за дверью.
   Ликантропы явно не собирались закругляться. От рычания и воя у девушки, казалось, резонировали кости. Ей не хотелось представлять раны, которые они наносили друг другу, но вредное воображение упрямилось. Рейна пыталась прикинуть исход драки, но не могла. Волк, кажется, крупнее зверя её нового знакомого, в кого бы он ни превращался, зато этот новый знакомый явно опытнее. С другой стороны, в ликантропе-новичке, наверное, больше чистой ярости… или не больше? «А ведь вам это нравится», - поёжилась Рокхилл, - «выбивать друг из друга лишнее здоровье». Что же они всё никак не закончат… Рейна вспомнила, что ей, вообще-то, следовало вызвать копов. «Ну, только не сейчас». Несмотря на то, что в Сент-Луисе законы были куда лояльнее к ликантропам, нежели в её родном Портленде, девушка не исключала, что её невольный защитник может поймать пулю. Если ты – полицейский, обученный стрелять в агрессивных ликантропов, довольно сложно подавить инстинкт в стрессовой ситуации, не разобравшись, кому данный ликантроп представляет угрозу. Нет, придётся ждать конца драки. С несвойственным ей пацифизмом Рейна помолилась, чтобы обошлось без смертей. И без таких увечий, которые оборотню не исцелить.
   Ужас, вызванный слишком экстраординарной для неё ситуацией, постепенно ослабел. До девушки вдруг дошло, что, пока ликантропы решают свои мохнатые проблемы, делать ей, в общем-то, нечего. В полицию всё же не позвонить – можно, конечно, попытаться объяснить им, что один из оборотней на стороне добра, но Рейна не готова была поставить его жизнь на понятливость полицейских. Где-то в здании имелась вторая дверь, но выходить категорически не хотелось. Тем более что в этом тамбуре, где она сейчас сидела, не было окон – и, стало быть, волку было её никак не достать. Да и, честно говоря, Рокхилл не хотела уходить вглубь здания и мучиться неизвестностью. Сидя у двери, она хотя бы слышала, где находятся ликантропы и чем они заняты.
   Рейна распустила свою косу и, расчёсывая пальцами волосы, достала из кармана отданный ей телефон. Искомый Алекс в телефонной книжке нашёлся быстро. В голове девушки зашевелились гадкие мыслишки – в конце концов, в памяти телефона могла храниться уйма всего интересного. Переборов все нездоровые порывы, она нажала кнопку вызова.
- Алло, Лукас? Ну где ты там? - ответил, судя по голосу, примерный ровесник Рейны. Впрочем, кто ещё это мог быть в студгородке?
- Салююююют! – пропела Рокхилл и уточнила, не зная, зачем, - а это не Лукас.
- Гм… – кажется, парень не знал, как реагировать, - Ты… очередная посетительница Цирка? Фанатка? Передай, будь добра…
- Да-да, фанатка! А ты фанат, Алекс? Что бы ты сделал ради своего друга?
- Слушай, ты…
- Нет, это ты послушай, если не хочешь получить красавчика по кусочкам, принеси в условленное место кейс с деньгами и мороженым…
- Дебильная шутка. Я бы давно повесил трубку, если бы ты не звонила с его телефона.
- Какая уж тут шутка? – притворно удивилась Рейна, начиная заново плести косу, - Лукас сейчас дерётся с каким-то вервольфом, и они вот-вот пустят друг друга на кебаб.
На секунду повисло молчание.
- Не понимаю, о чём ты, - ответил Алекс, наконец. Ясно, защищает тайну своего друга. Рейна поднесла телефон к двери, позволяя парню самому услышать.
- Мы у здания библиотеки, - сообщила она красноречиво молчащему Алексу. Тот встрепенулся:
- Что?! Вы… здесь?
- В студгородке, да. Предупредите всех, никто не должен выходить на улицу.
- Ты вызвала копов?
- Они могут пристрелить не того, - отмахнулась Рокхилл, вытягивая ноги и любуясь своими грязнючими ботинками, - лучше скажи мне, как утихомирить ликантропа? Они уже довольно долго дерутся.
- Никак, - ответил Алекс очень уверенно, - если только не вмешается сильный альфа, они будут драться сколько захотят. Или пока кто-то не умрёт.
«Никак. Потрясающе».

Отредактировано Raina Rockhill (22.04.16 14:54:04)

+1

21

Адреналин, разливающийся щедро ядом по венам отравлял разум, притуплял коварно восприятие того, что происходит, вокруг побуждая действовать, бросаться друг на друга в ярости. Стремление одержать победу отступало, ославляя лишь чистейшую потребность продолжать борьбу, такую правильную, естественную, как глоток воздуха. Забывалось все, боль в ранах нанесенных когтями и клыками противника, человеческая совесть напоминающая, что перед тобой другое живое существо, которое тоже достойно жить. Жить, как само того желает, а не под гнетом лживых ценностей меняющихся так стремительно, что остается только удивляться, когда же появляется новое веянье. Отступали в тень такие слабости, как сопереживание, милосердие. Зверь этого не понимает, для него это чуждо изначально, ценны лишь личные потребности и способы их удовлетворения. Бой, одна из этих форм получить желаемое. В результате чего под сводом звездного неба, под аккордом приближающегося все ближе волчьего воя, набирающего силу, мощь они с вервульфом вновь стоят друг, напротив друга уверенно упираясь лапами в твердую поверхность земли. Шкуры обоих уже изрядно подраны, украшены кровавыми росписями, но отступать ни один из бойцов не намерен. Точнее, не намеревался, до того самого мгновения, когда ласка вдруг сообразил, что один из голосов казался хорошо знакомым. Приблизительно в метрах в семиста от места грызни находился альфа, вервульф, с которым Лукас что, будучи в человеческом облике, что в животном предпочитал дел не иметь как таковых. По самой банальнейшей из существующих причин – интуитивно опасался, что опять житья не дадут, будут пытаться воспитывать «нормального человека, достойного для государства гражданина.» Вот не складывались никак дружеские отношения с потомственным солдафоном искренне верящего, что мужчина, не отдавший долг родине, не мужчина, а тряпка. «Вот доигрался глупый зверь, опять насядут с моралями,» - дала о себе знать в самый неподходящий момент человеческая составляющая с немалой долей едкого яда. «Опять оттаскает за шкирку, как щенка, а ты и пискнуть не посмеешь.» Подобные издевательства от своей самой слабой морально и далеко не самой лучшей половину Зверь властвующий в ночь полнолуния закипел, усилил контроль над телом, вновь возвращал внимание своему противнику. Волк, поглощенный своим безумием не знавший, что это значит общаться с собратьями, ни узнавший не единого закона тоже кажется, струхнул, чуя близкую опасность. Сделав синхронно «круг почета» оба подранных оборотня не сговаривая оскалились, мол это еще не конец, встретимся еще на одной дорожке и разошлись в разные стороны то и дело посматривая друг на друга, ожидая удара в спину. Не званные гости опять молчали, но ветер доносил их запах. Запах неприятной. Ласка был не труслив, местами безрассуден в выходках, но сейчас предпочитал скрыться, найти ту человеческую самку и проследить, чтобы с ней ничего не случилось. Покружив вокруг здания без окон и запертой дверью, озадачено поцарапал прочную дверь когтями, та не поддалась, только приобрела новые боевые отметины. Значит, должен был быть другой способ проникнуть во внутрь, у людей всегда так, есть лазейки, чтобы проникнуть в здание, не окно, так запасная дверь, вход для рабочих на той же крыше, чтобы вести работы, проверки. Зверь задрал морду ввысь, ударил с силой лапой по стене, проверяя, появилась вмятина или нет. Нет, кладка хороша, качественная, можно лезть вверх, как по дереву без проблем, на крышу. Сам процесс подъема не занял много времени, сказывался немалый опыт проживания среди людей в каменных джунглях. Каких-то пять минут и вот уже Зверь сидит на крыше, оставив после себя на стене полосы от когтей и кровавые разводы. На крыше же уже сидел его пернатый друг, напротив закрытого окна, ведущего в здание. С этой преградой ласка разобрался варварским методом – попросту разбил в процессе проникновения внутрь. Звон разбиваемого стекла полоснул неприятно по уху, мелкие поблескивающие на свету осколки застряли в густом меху, делая еще более неприглядным вид подранной шкуры. Преодолев чердачное помещение в пару прыжков до двери ведущей на лестницу, крупное животное с грохотом выломало хлипкую внутреннею дверь ведущую в коридор. Опять препятствие, темнота,  узкая лестница и о чудеса предусмотрительности – хлипкая железная решетка, с навесным замком. Замок показался самым обыкновенный, такие еще ломиком еще удобно ломать, для оборотня же и ломик не нужен. Ударив пару раз лапой по железной игрушке, послушав, как она лязгает, Лукас  попросту сорвал ее махом, а потом растерялся. Задумываясь, куда здесь мог спрятаться человек? Помявшись на месте, дождавшись, пока ворон присоединится к нему, огромная ласка начала свой поход в темноту лестничных проемов, то и дело осматриваясь на этажах, принюхивался. На третьем пахло куревом, моющим средством и домашней кошкой, самой обыкновенной. Одомашненное животное при виде чужака и черной птицы зашипело угрожающе, решив бороться за свою собственность. Это позабавило оборотня, ворон каркнул, на том разошлись, продолжился путь на этажи ниже. Там уже запах человека усиливался, слышался голос той самки.  Живой. Здоровой. Это хорошо, значит, пока забирался сюда, ни один оборотень не напал. Миновав два лестничных пролета, испытав при этом легкий дискомфорт, большой зверь сел перед девушкой, скосив морду чуть на бок,  уставился, не моргая в любопытстве, принюхивался. Ничуть не реагируя на бурную деятельность устроенную вокруг него пернатым другом. Ворон же не обращая никакого внимания на девушку, вытаскивал осколки стекла из меха, бросал их на пол, избавлял Зверя от клочков выдранного клочками меха. Смущало ли обоих подобное действо? Нет, это далеко не первый раз, когда один помогал другому после грызни. Почуяв свой собственный запах, ласка ткнулся носов в руку девушки, ворон при этом, как ни в чем не бывало, переместился ниже по спине хищника, цепляясь когтями за шкуру. Так и есть, пахло его человеческой вещью, успокоившись на этом, ласка принялся вылизывать свою покусанную волком лапу, прислушиваясь, что же происходит за дверью.

Отредактировано Lucas Anselme Dufour (22.04.16 17:29:36)

+1

22

Ещё немного потрепавшись с Алексом и пообещав отзвониться, когда ликантропы закончат свои разборки, Рейна совсем потеряла терпение. И отправилась вглубь библиотеки.
   Как и положено более-менее прилежной студентке, девушка бывала здесь не раз. Случалось ей тут засиживаться с ноутбуком даже в те вечера, когда никаких книг для учёбы не требовалось. В библиотеке, разумеется, соблюдалась тишина, а Рейне сильно не хватало этого в гудящей женской общаге. В собственной комнате, которую приходилось делить с любительницей послушать записи мантр в три часа ночи. Да, тишина была бесценна. Рокхилл с сожалением подумала о том, на что теперь похожа довольно красивая дверь здания. А всё потому, что одной тронутой вздумалось дразнить ликантропа. Но не сделай она этого, новому знакомому пришлось бы тяжко, не так ли? «Или нет. Или у него всё было под контролем, а я только зря рисковала своей шкурой». Рейна покачала головой. Ликантропы определённо не входили в сферу её компетенции, и сейчас это здорово злило. Снова девушка подумала о том, что могла бы чуть больше интересоваться сверхъестественной стороной жизни, раз уж рискует нарваться на голодного вервольфа. «Если доживу до утра – засяду за книги», - мрачно пообещала себе Рокхилл.
   Между тем, её практичный ум искал ответы. Откуда вервольф взялся именно в студгородке? Ясное дело – наверняка это кто-то из местных. И Рейна подумала о студентах. Многие из них вели довольно активную ночную жизнь. А Сент-Луис славился своими экстраординарными развлекательными заведениями. Что, если кто-то из ребят подвергся нападению или же добровольно согласился на обращение? Всё это было бы крайне безответственно, но разговор с этим парнем… Лукасом… оставил у Рокхилл странное впечатление о ночных заведениях, в которых работают сверхъестественные граждане.
   Вдруг она услышала шорох слева. И тут же ощутила новый выброс адреналина. Это ещё что? Мог ли вервольф расправиться с Лукасом (всё же он был крупный и злой), а потом в обход Рейны пробраться в здание? «Тогда он бы сразу напал», - попыталась убедить себя девушка, но тут же вспомнила, как волк крался за ними от мужского общежития. Определённо, ему нравилось нагнетать атмосферу.
   Сердце заколотилось, как бешеное. Рокхилл очень хотелось крикнуть: «Есть тут кто?», ведь ликантроп и без того её давно услышал и учуял, а если это просто мыши в стенах, они перестанут шуршать. Но она промолчала. Во-первых, так кричат только те персонажи ужастиков, которым вот-вот кранты, во-вторых, она вдруг вспомнила, что стоит в читальном зале библиотеки…
   Тихо подкрадываясь к столу библиотекарши, из-за которого и раздался звук, Рейна всё больше убеждалась, что опасность ей сейчас вряд ли грозит. Ничто не прыгало на девушку из темноты. Поэтому она прыгнула сама. На стол. И завопила:
- Тишина в библиотеке!
- Мать твою!!!
   Из-за стола показалась растрёпанная девичья голова, крепящаяся, естественно, к телу. Из-за темноты Рейна узнала её не сразу, но всё же идентифицировала: Элис Макмиллан с кафедры права.
- Рокхилл? – сощурилась Элис, - это ты? Какого чёрта ты тут забыла?
   Девушка хотела вернуть ей вопрос, но тут из-за стола вынырнул незнакомый парень, и одна загадка разрешилась. Даже две: стало понятно, почему дверь была приоткрыта. Рейна ухмыльнулась:
- А знаете, коменданта-то нет на месте.
Парочка переглянулась.
- Вот блин, - выдохнул парнишка.
- Но вам сейчас в общагу не надо, - заверила их Рокхилл, - пока снаружи вервольф.
   И поняла, что не упомянула Лукаса. Почему? Он-то был на стороне мирного населения, по крайней мере, сегодня. Но Рейна всё-таки решила о нём не рассказывать. Конечно, Сент-Луис не Портленд, здесь к ликантропам относятся куда лояльнее, чем на западе страны, но зачем рисковать?
   Её слова не произвели впечатления:
- Тупой розыгрыш, - заявила Элис, скрестив руки на груди.
- Да почему мне сегодня никто не верит? По студгородку бродит вервольф, и мне чудом удалось от него смыться. Разве вы не слышали его рычания снаружи? Зачем тогда спрятались?
- Да от тебя! Думали, это идёт охранник, ты же в своих гряземесах ступаешь так же тяжело, как девяностокилограммовый мужик!
   Рейна собралась встать на защиту своих ботинок или, может, поинтересоваться, почему это охранник ходит без фонарика, но тут этажом выше послышался такой звук, словно кто-то тяжёлый спрыгнул на пол. Парочка тут же утратила интерес к спору и в ужасе ретировалась. Крик Рокхилл: «Снаружи вервольф!» их не остановил. Девушка застыла посреди читального зала, ругаясь сквозь зубы. «Зачем я ушла от двери?!». Теперь она не знает, чем кончилась драка. И кто сейчас ходит наверху.
   Очень тихо, или, учитывая слух ликантропов, довольно громко она пошла к двери. Никакого рычания не слышалось впереди. Сладкая парочка сгинула без криков. Или всё закончилось, или они были убиты очень быстро. Рейна вся обратилась в слух. Кажется, впереди чисто. Ну и ночка.
- И, чёрт возьми, я до сих пор без понятия, где носит нашего коменданта, - буркнула девушка себе под нос. И тут же судорожно вдохнула, когда перед ней появился зверь.
   Зверь, да не тот. Загадочное животное, похожее на куницу. «Надо всё-таки подтянуть биологию». Она забыла спросить Алекса, в кого обращается его друг. На спине ликантропа сидел ворон. Рейна озадаченно склонила голову набок, наблюдая за птицей. Странный симбиоз.
   Ликантроп не проявлял ничего, похожего на агрессию. Казалось, Рокхилл вообще мало его интересует, и её это вполне устраивало. Запоздало девушка заметила – с ужасом – последствия драки. Крепко же ему досталось. Жив ли его противник? Тут зверь ткнулся мордой в её руку, но Рейна даже не успела испугаться – он ей ничего не сделал. «Точно, телефон!».
- Да, сейчас позвоню Алексу, - пообещала девушка, стараясь говорить ласково. Не потому, что боялась; потому, что зверю, наверное, было больно. Оставалось надеяться, Алексу уже приходилось иметь дело с ранеными ликантропами. Потому что самой Рейне точно нет. Может, Лукас излечится и сам… В том, чтобы находится рядом с таким большим существом, было что-то нереальное. Обычно к хищникам такого размера лучше не подходить. Ужасно хотелось почесать его за ухом, но Рокхилл не была уверена, что он придёт в восторг. Да и вороны – птицы ревнивые и недружелюбные. Оставалось выражать симпатию интонацией:
- Кстати, я Рейна.

Отредактировано Raina Rockhill (22.04.16 18:00:01)

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [12.03.11] Неспящие