https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [09-10.04.11] Timore Monstrorum


[09-10.04.11] Timore Monstrorum

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время: Около одиннадцати часов ночи.
Места: Улицы Сент-Луиса, затем, вероятно, кафетерий.
Герои: Диана Стиллман, Маргарита Лан
Сценарий: Одна вампирская особо с помощницей поехала по делам и в какой-то момент этой самой помощницы не досчиталась. Лежит помощница теплым трупиком, печаль беда и огорчение. Но где-то рядом обитает еще одна извращенская натура, которая поможет ненароком избавить несчастную вампиршу от многих проблем и найти того, кто прибил юное создание.

Отредактировано Diana Stillman (29.10.15 18:25:51)

+1

2

*Фотостудия Сент-Луиса*
Риту безумно радовало, что одну из моделей китайского "Лотоса" пригласили на съемки в Америке. Был подписан эксклюзивный контракт с одним известным дизайнером сумок, за который любая другая модель готова была рвать глотки. Кастинги были настолько ожесточенными, что некоторые модели устраивали ловушки другим, очищая путь таким образом. И вот в лотерею выиграла модель из Китая, наведя в США шороху и панику. При том это была модель, которую Марго выбрала сама. Естественно гордость взяла свое, и вампиресса решила лично сопровождать свою подопечную по другой стране. Благо все съемки были назначены на ночное время. Почему не известно, но спасибо фотографу и дизайнеру за такой подарок для китаянки. Местный "Лотос" был еще закрыт, поэтому было решено пользоваться самой большой студией в Сент-Луисе.

Рита со своей моделью прибыла туда как раз во время, чтобы успеть все, даже закончить по раньше. Появившись в студии, вампиресса и ее модель вызвали волну громких вздохов. Многие были поражены красотой хозяйки и оригинальной внешностью модели. Цветок совершенно не прогадала, поделившись с моделью своей одеждой. Убедившись, что концепт съемки соответствует заявленному, да и все остальное не нарушает условий контракта, Маргарита решила удалиться, чтобы не напрягать своим присутствием остальных. Съемка началась практически сразу после ее ухода.

*Улицы Сент-Луиса*
Вампиресса договорилась встретиться с моделью в определенное время и в определенном месте и ушла. Ей хотелось погулять по улицам города, ведь после встречи с Принцем, она никуда не выходила из своего особняка, занимаясь приготовлениями и к этой встрече, и к открытию местного "Лотоса", и еще многими другими делами. Да и вообще с прибытия не было времени спокойно погулять по Сент-Луису. Ночной город поразил девушку своими пестрыми вывесками, особенно вампирский квартал, до которого Рита спокойно дошла пешком. Заходить в какие-либо заведения она не стала, просто потому что она могла опоздать на встречу с моделью. А опаздывать было неприемлемо. Что ж поделать с тем, что Маргарита Лан безумно пунктуальна. Она лучше придет раньше, чем опоздает.

Марго достала телефон из сумки, которую ей подарил тот самый дизайнер по случаю удачного заключения контракта, и посмотрела, как далеко она ушла от места встречи. Судя по часам у брюнетки было еще время, что бы спокойно человеческой скоростью дойти до места встречи. Что вампиресса в принципе и сделала. Путь был легкий, Рита была расслаблена и довольна. Легкая улыбка поселилась на ее алых губах, что вызывало у прохожих встречную улыбку. У города была ночная жизнь, по мимо сверхъестественной части жителей, и брюнетку это радовало. Она побывала в стольких городах, которые с заходом солнца просто вымирали. Казалось, по улицам таких городов ходили призраки или даже сама смерть. Вампиресса не понимала, почему такое происходило с городом. Тем более в одном из городов находилась одна из частей ее наследства.

Размышляя о прошлом, о различии городов, Маргарита наконец дошла до места встречи и осмотрелась. Она закусила губу и посмотрела на часы мобильного телефона. Паника прошла сразу же, как только она обнаружила, что пришла несколько раньше положенного, однако ей еще в середине обратного пути пришло сообщение, что сегодняшняя ночная съемка была закончена. Продолжение должно было состояться на следующую ночь. То есть судя по всему Сяомин, модель, уже должна была быть тут. "Возможно, она потерялась," - подумала брюнетка через несколько минут, стоя рядом с маленьким перекрестком. Тут было тихо, даже слишком тихо.

Спустя еще пару минут, Маргарита все-таки решилась на звонок. Вампиресса сильно удивилась, когда услышала рингтон своей модели, справа от себя на маленькой улочке, рядом с которой находилась. Одна из черных бровей поднялась в удивлении наверх, потому что Рита перезвонила, а мелодия все еще доносилась оттуда же. Совершенно без страха темноты китаянка вступила на эту улицу и сразу же зажала нос рукой. Пахло тут не только помоями и дохлой живностью, но и кровью. Черный глаза Риты округлились, когда в голове пронеслись страшные мысли о том, что это может быть кровь ее модели. Девушка перестала дышать, ведь запах крови только раздражал голос вампирской сути, хотя перед встречей с клиентами Рита плотно подкрепилась.

- Твою ж мать!* - к сожалению, опасения брюнетки подтвердились, когда та зашла за мусорный бак и увидела лежащее на земле тело. Изуродованное, практически обескровленное. Одежда была разорвана, а судя по виду девушка была еще изнасилована. Рита закрыла лицо руками, когда ее все-таки передернуло от того, что она видела на земле. Прекрасную высокую модель изувечили до такой степени, что ее было сложно узнать, только благодаря дизайнерским вещам Рита вообще поняла, что это тело раньше было ее самой лучшей и дорогой моделью. Вампиресса сделала несколько шагов назад, пока не уперлась спиной в стену.


*на тайваньском

Отредактировано Margaret Lan (12.11.15 23:40:41)

+1

3

Диана задумчиво провела пальцем по краю бокала, разглядывая рубиновую жидкость, мерно колыхающуюся внутри. Настроение было еще не самым отвратительным из всех возможных. «Да уж. Жизнь все-таки та еще дрянь. Бессмысленная суета, которую я не хочу считать сильно важной. Вот только кроме нее в этом мире нет ничего. День за днем одно и то же. Как же люди живут так, зарываясь в какие-то их насущные проблемы, словно это самое важное, что есть на свете. Наверняка есть же что-то большее, что имеет куда более серьезное значение. Но этого ничего нет. В результате наверно их жизнь так же бессмысленна, как и моя, только они этого не осознают. Интересно, испытывает ли кто-то из них такое же отвращение к своей жизни, как и я в последние мгновения? Или их идеалы держат их до последнего вздоха?» Подобные измышления были для художницы обычным делом после фотосъемок процесса убийства. Все-таки, несмотря на все возбуждение, упоение страстями других людей в момент жестокой расправы и мучительной агонии, в какой-то момент все это утихает, уступая место обычной меланхолии и мрачной задумчивости. Вот и сейчас где-то относительно недалеко валялся свеженький труп, а Диана попивала вино с видом глубоко измученного жизнью человека. «Что же я все-таки делаю со временем, отпущенным мне. Трачу на полную ерунду, не ведущую никуда.»
«- Ты у нас ищешь смысл жизни уже кучу времени. Ты хочешь проводить время в поиске, при этом больше плюясь ядом на окружающий мир или же все-таки меньше? Тебе в целом неплохо, хоть немножко, но нравится? Тогда в чем проблема?»
Вдохнув, девушка подумала, что видимо да, лучше уж так, чем прозябать в каком-нибудь офисе. Общество пропагандирует быть винтиками в машине по производству дерьма под контролем государства, ибо через это можно типа достичь каких-то высот и стать богатой. Вот только всей этой концепции художница не признавала. И потому могла согласиться, что ее дело в каком-то смысле лучше, по тому что не приносит особого раздражения. Да еще она осознавала, что процесс все-таки весьма и весьма захватывающий внимание.
Она вспомнила, что действительно не задумывалась обо всех этих вековечных темах, когда занималась съемкой. Она видела то, как девушку изнасиловали, угрожая ножом и запечатлела это во всех красках. Диана даже сейчас слегка улыбнулась от того, что убийца оказался веселым человеком и весьма жестоко убил свою жертву после насилия. Она даже вроде как умудрилась поймать выражение лица жертвы перед тем, как маньяк нанес первый удар. «Наверно интересные были мысли у нее в голове. Что она поддалась, была послушной, надеясь, что в каком-то смысле все обойдется и она останется в живых. И тут ей рвут шаблон и вместо милосердного освобождения, начинают убивать.» Почему-то девушка воспринимала это как нечто занимательное, а не чудовищное. В основном потому что она слишком много видела этих чудовищ и воспринимает их как вполне нормальное явление. Она твердо знала, что какая-то звериная часть есть в каждом человеке. И было в каком-то смысле приятно видеть оправдание своих суждений, наблюдая то, как человек отбрасывает покровы морали и общественных ценностей и становится существом с манией убивать и разрушать. Что вся эта чистота и благородные помыслы – лишь гнусная маска. Прочувствовать эту мысль, увидеть ее наглядное изображение приносит весьма и весьма богатый букет самых разных чувств.
Бегло глянув в окно, художница приметила неожиданно знакомую физиономию. Азиатка, которая покупала у нее картины, стояла на улице и кого-то ждала. С некоторым трудом Диана даже вспомнить имя умудрилась – Маргарита. Она плохо запомнила ее несмотря на то, что эта ценительница прекрасного купила весь ассортимент картин, который был у художницы и выплатила за это довольно крупную для Дианы сумму, которой хватило бы не на один год спокойной жизни с тем размахом, который был у девушки сейчас. Даже хватило бы на машину, если бы вдруг она собралась ее купить. И, возможно, не одну.
Диана видела, что Маргарита кого-то явно потеряла, ибо поведение было у азиатки весьма и весьма характерным для людей, которые кого-то ждут. «Как будто и не вампир вовсе. Видимо, это от какой-то деловой жилки. Если бы я кого-то потеряла, наверное бы попинала пустую банку, подождала бы немного и пошла бы дальше». А потом вдруг вампирша отправилась в тот самый переулок где, как знала Ди, был труп. «Кажись, это к ней относящееся тельце. Пойдем посмотрим что ли на реакцию». Заткнув под бокал мелкую купюру, художница неспешно выбралась из бара и пошла следом за Маргаритой по пути закуривая. Особо не торопясь, она шла медленно спокойно – все равно вряд ли вампирша убежит через пять секунд после обнаружения тела. Так и вышло, что Маргарита была еще там.
- Хао, - выдала Диана, попыхивая сигаретой и разглядывая то вампиршу, то трупик. Ну в самом деле, что еще можно сказать в такой ситуации? Нагло врать «ой, какой ужас» и тому подобное совершенно не хотелось. С учетом того, какие картины купила Маргарита, это было бы просто нелепым фарсом для них обоих. Обе видели и не такие безумные зрелища, было что-то похожее и на полотнах художницы.

+1

4

Все не слава богу. Похоже, не стоило возвращаться домой за записной книжкой. Рита не суеверна, но пока что все стычки и различные ситуации приказывали быть ей начеку. Один раз расслабившись, можно разрушить все. Так вот сейчас был ровно такой момент. Марго закинула голову, уткнувшись темечком в холодную каменную стену дома, на которую облокачивалась. Ступор, шок, безысходность.. Все это вампиресса испытывала прямо сейчас. Было тяжело, безумно тяжело. Девушка не могла понять, за что ей такое несчастье. Да что уж о ней говорить, за что такое несчастье родителям ее модели и целому "Лотосу", открытие которого здесь, в Сент-Луисе придется откладывать. Однако кастинги Рита не хотела останавливать, скорее всего они сами заглохнут.

- Хао, - брюнетка практически стала биться головой об стену, после очередного взгляда на свою подопечную, когда в проходе между домами раздался голос. Рита чуть было не подскочила и не напала на человека, так внезапно появившегося рядом с ней и трупом. Китаянка не сразу поняла, что делает, но слишком быстро для человека он подошла к курящей девушке и посмотрела на нее, похожая на зверя, готового разорвать любого рядом с собой. В ту же секунду, узнав незнакомку, Марго отошла на пару шагов назад. Ничего удивительного, что Диану она сразу не узнала. Такая ситуация стирает сразу и память, и эмоции, и человечность.

- Вечер.. - Рита не сразу смогла продолжить фразу, сначала она обняла себя руками и опустила голову, чтобы собраться с мыслью. - ..добрый, мисс Стиллман. - вампиресса вновь обернулась на тело, чтобы посмотреть на него в последний раз, и вышла из переулка, чтобы различные запахи больше не тревожили ее чувствительный нос. Однако один запах остался, запах дыма сигареты. Брюнетка перевела взгляд на художницу, которая совершенно без стеснения находилась рядом с Ритой на совершенно пустой улице. Казалось, ее не пугало, что вампиресса могла напасть на нее в ночи, затащить в этот переулок и что-нибудь с ней сделать. "Бесстрашная и талантливая." - такой вот считала ее мисс Лан. Китаянка встала спиной к трупу, чтобы не привлекать внимание Дианы к нему, потому что с места, где стояли девушки, можно было разглядеть уродство той сцены.

- Какими судьбами? - произнесла Маргарита, попытавшись выдавить из себя хоть какое-нибудь подобие улыбки. Получалось плохо, но ночь то только началась. Да и вообще, началась ночь вампирессы очень даже хорошо, просто прекрасно, за исключением того возвращения за записной книжкой. "Черт-черт-черт..." - корила себя брюнетка, но на выражении лица это никак не сказывалось. Почти.. Возможно, Диана сможет разглядеть ту толику беды, что отражалась на восточном лице.

Отредактировано Margaret Lan (30.10.15 12:42:58)

+1

5

Диана в принципе считала, что ситуация удалась. Да, возможно после такого вторжения от нее останутся рожки да ножки, но она считала, что это того стоит. Все-таки она жила из принципа отсутствия страха перед смертью, потому и разговаривала с вампирами, как с обычными людьми, иногда мучая и издеваясь над ними. Правда, Диана предполагала, что жива только потому что забавляет вампиров вместо того, чтобы всерьез задевать их. Правда, похоже, Маргариту Лан вряд ли будет забавлять сейчас вызывающее поведение, даже если учесть весь тот громадный запас высокомерия, который был у каждого вампира по умолчанию.
Оказавшись рядом с Маргаритой, каким-то шестым чувством Диана ощущала, что если сейчас начнет язвить и вести себя нагло, то весьма вероятно присоединится к жертве маньяка. Не то, чтобы она обладала хорошей эмпатией или мастерски умела считывать эмоции окружающих, но состояние азиатки было вполне очевидным. Потому пока помалкивала, дымя сигаретой. Правда, как назло, уже самой Диане по ушам проехались, заставляя утомленно вздохнуть. Свою фамилию девушка определенно не любила, так как она всегда была связана с одним единственным ублюдком, рядом с которым она прожила все детство. Конечно, приходилось мириться с тем, что эту фамилию поминали на любых официальных встречах, где обсуждались какие-то деловые вопросы. Да еще она иногда видела ее рядом со своими картинами. Но вот сейчас была не та ситуация и девушка не была готова к напоминанию того, рядом с кем она выросла.
Выйдя из переулка Диана не спешила разглядывать мертвое тело. Какой толк, если оно во всех ракурсах сфотографировано и можно будет в полной мере насладиться блеском капель крови на остывающей коже, композиции изувеченного трупа. В каком-то смысле это было искусством даже, несущим глубокую мысль. Особенно с учетом того, что жертва была вовсе не жительницей низов. Это нельзя было назвать примером жизни низших слоев общества. Это демонстрация того, как толика безумия может пробраться в жизнь современных людей. Как хрупка иллюзия безопасности и спокойствия на самом деле.
- Сидела в баре, вижу, что знакомая вампирша стоит на улице. Да еще, судя по всему, потеряла кого-то. Решила вот посмотреть, понаблюдать, - мимоходом ответила Диана, затягиваясь сигаретой и оставляя за собой шлейф из дыма. Художница ловила улыбку Маргариты, которая явно была какой-то жалкой и сама улыбалась в ответ. Чуть кривовато и немного бесчувственно, даже не пытаясь передать какой-то радости и одобрения. Скорее там было легкое, практически неуловимое злорадство. В основном потому что это самое злорадство подавлялось у художницы привычной хандрой и тоской, которая все так же была в глазах.
- Кем она была? - спокойно и как-то равнодушно спросила Диана, словно чисто ради того, чтобы поддержать диалог. Она подошла к входу в тот бар, из которого только пришла и бросила взгляд на Маргариту, мол, будет ли она заходить? Все-таки на улице разговаривать художнице казалось по меньшей мере глупым.

+1

6

Рита опустила голову и убито улыбнулась, заправляя волосы за ухо. А что ей еще оставалось кроме улыбки? Вампиресса не могла представить каким образом ей придется объясняться перед другими людьми. Девушка качнула головой, пытаясь заставить себя хоть на секунду отвлечься. "Куда отвлечься? На что..." - Рита все еще стоя на месте запустила ладони в свои идеально уложенные локоны и посмотрела на небо. Чистое ясное небо, покрытое блестящими звездами, сейчас было прямо противоположно тому, что творилось на душе Марго и вообще в том переулке.

- Сидела в баре, вижу, что знакомая вампирша стоит на улице. Да еще, судя по всему, потеряла кого-то. Решила вот посмотреть, понаблюдать. - запах сигареты, исходящий от художницы, отрезвлял лучше пощечины. Вампиресса чуть поморщилась, но все равно посмотрела в лицо молодой брюнетки рядом с собой. Исходя из слов Дианы, сегодняшняя встреча - это лишь случайное стечение обстоятельств. Рита не могла представить, что же художница могла забыть в этой части города. Такой пустой, такой одинокой. Брюнетка посмотрела на свою знакомую и вновь улыбнулась самой жалкой из своих улыбок. Неловкая ситуация, которая убивала Маргариту изнутри.

- Кем она была? - прозвучавший следом вопрос заставил вампирессу вновь повернуться и посмотреть в переулок. Девушка сжала челюсти настолько сильно, что, казалось, можно услышать, как ее же собственные зубы трещат по швам. Какую боль нужно причинить себе, чтобы загладить вину перед той, что лежала за тем помойным баком. Рита лишь обреченно вздохнула и увидела, что Диана пошла в сторону бара, из которого только что и вышла. Взгляд художницы подсказал китаянке, что отвечать на улице не стоит. Поэтому Рита лишь кивнула и последовала за брюнеткой. В баре было достаточно тепло, из-за чего по телу китаянки пробежала дрожь. Вампира знобит.. Ну бывает и такое. Девушка усмехнулась про себя и прошла в сторону самого укромного уголка. Она села на не особо удобный диванчик и поставила рядом сумку, которая напомнила ей про дизайнера и съемку. А не стоит ли ей сейчас позвонить кому-нибудь и сообщить о произошедшем. Марго дернула головой и подумала, что несколько позже свяжется со слугой или сделает анонимный звонок в полицию, или что-нибудь еще. Вампиресса просто не могла сидеть сложа руки в такой ситуации.

- Одна из лучших моделей моего агентства в Китае. - пробормотала Цветок и сложила руки на столе. Убитое состояние китаянки отлично читалось во всем: тело, лицо, голос, а самое главное глаза выдавали огромную трагедию. Рита осмотрела людей вокруг. Возможно, кто-то из них мог это сделать, а возможно, это кто-то из Поцелуя Принца, или "просто неизвестно какой монстр.." - поток мыслей был похож на быструю горную реку, которая умело огибает все пороги и попадает ровно туда, куда и стремится.

Отредактировано Margaret Lan (31.10.15 17:45:05)

+1

7

Диана чувствовала себя довольно забавно. Понятно было, что Маргарита не была случайной прохожей для той девушки, которая сейчас была занятным экспонатом для патологоанатома. В принципе художница об этом догадывалась и так, все-таки расовую принадлежность жертвы она заметила и потому случайность была бы просто невероятной. Ну и судя по тому, как Маргарита вела себя, очевидно было, что у нее сегодня произошло довольно серьезное несчастье. Что, кстати, тоже было неплохим намеком на то, что у этой вампирши была серьезная вовлеченность в текущую жизнь. Диана с трудом могла представить, как другой вампир так бы серьезно относился к жизни других людей. Ведь наверняка этих людей на ее жизненном пути было дофига, и потому переживать по поводу неожиданной смерти одного из людей казалось Диане странным. Она бы сама, если бы умер кто-то, кого она хорошо знала, не особо переживала. Слишком много смертей произошло перед ее глазами, фотограф знала прекрасно, что умирают многие на самых разных этапах своего жизненного пути.
Девушка попыталась понять, а что ей делать рядом с пострадавшей вампиршей. Особого сочувствия Диана не испытывала, не воспринимая чужие переживания как что-то важное для нее. Можно было конечно воспользоваться подобным проявлением слабости, но по сути художнице ничего не надо было. Она не держала какого-то особого зла на Маргариту, хотя расстались они так, что Диана не горела особым желанием еще раз встречаться с ней.
— Займись своим любимым делом, начни копаться в чужих тараканах. Разберешь, чего она так переживает из-за этого маленького человечка. Мне самому вот очень любопытно, что же такое в этой девушке, что вампирша разве что не жрет себя с потрохами. Ну может она симпатичной была, но вряд ли это было главным пунктом. Так что узнаем. И к тому же может найдешь в этом если не радостное, то хоть что-то веселое. Тебе в этой жизни определенно надо ценить весь позитив, который ты можешь получить.
Диана решила последовать совету Каина, благо вампирша вошла с ней в бар. Жаль ее бокал с бутылкой уже успели убрать, потому девушка немного отклонилась от траектории и пошла к барной стойке. Захватив бутылку вина и новый бокал, она села с Маргаритой и налила себе, даже не думая предлагать вампирше - понятное дело, она пить не будет.
Вначале Диана никак не восприняла ответ знакомой, отпивая немножко рубиновой жидкости. А потом ироничность ситуации дошла до нее да так, что художница чуть не выплюнула вино обратно. Но вот фырканья сдержать уже не смогла. Вытерев губы, девушка поставила бокал на стол, дабы точно ничего не пролилось. Не фотографировала она моделей, и вот он случай. Может, конечно, среди других жертв может и были модели, но Диана об этом не знала. А тут прямо можно оценить фотогеничность при жизни и при предсмертных переживаниях.
- Ну, позировала она… не сказать, чтобы прям хорошо. Хотя, к такому не готовятся, - пожав плечами, выдала художница с легкой усмешкой. Конечно понятно было, что она не просто играет с огнем, она скорее откровенно нарывается на смерть. Все-таки было очевидно, что Маргарита переживает и потому шутить над ее горем было по меньшей мере опасно – все-таки вампир со всеми очевидными способностями, которые легко превратят Диану в подобие той модели, что сейчас была в переулке, разве что без изнасилования. Но вот девушка, выросшая в Детроите и совершившая даже несколько попыток суицида, прекрасно знала, что умрет, рано или поздно и какая-то ее часть даже с нетерпением ждала этого сладостного момента. Так что она не боялась говорить такие опасные слова. По крайней мере, она хоть перед смертью посмеется.

+1

8

Пока Рита устраивалась на неудобном диванчике, Диана ушла в сторону барной стойки. Ну ничего удивительного, вероятно, она пошла за своим напитком, ведь художница именно тут сидела некоторое время назад. Однако пришла девушка с бутылкой вина и одним лишь бокалом, чем вызвала у вампирессы тихий смешок в душе. "Какая забота." - подумала брюнетка и поправила волосы с левой стороны. Махинации с ладонями привели прическу в некий беспорядок, а это было нехорошо. Да все вокруг сейчас было не хорошо. Рита нахмурилась, обстановка ей здесь не очень нравилась, да и люди вокруг задержали взгляды на двух девушках. "Дежавю" - Марго передернуло от воспоминаний о нападении в кафе, из которого пришлось даже всех выгнать, лишь бы поймать мисс Лан. Рита поставила локти на столешницу и вновь запустила руки в волосы, закрыв глаза. Ей нужны были тишина и покой, чтобы подумать над произошедшим.

- Нет, девочка была... - голова вампирессы стремительно полетела с рук, когда были произнесены слова Дианы, но только чудом не встретилась с поверхностью стола. Пару минут провисев в таком положении, вампиресса подняла глаза полные вопросов и шока. Что имела в виду художница, Рита понять не могла, потому что Дианы не было на той фотосессии. "Откуда.." - мысли путались, голова того и гляди готова была взорваться. Марго замерла, нет, умерла на пару минут. Мир вокруг взорвался раньше разума, и китаянка стала без звучно открывать и закрывать рот.

- Диана, что Вы имеете в виду? - сиплым голосом прошептала брюнетка, все еще не в силах сложить 2+2, а казалось бы все так просто, ведь все картины художницы вампиресса видела после того, как их доставили в особняк. Она видела все до одной, даже решила какие-то оставить себе, но вспомнить встречу несколько дней назад, разговор и связать это с живописью при таком шоковом состоянии Рита не могла. Никак...

+1

9

Диана в принципе веселиться перестала довольно быстро, так как понятно было, что юмор оценить могла только она. А для нее было куда важнее проникнуться ироничностью ситуации, что, в принципе, уже произошло. Проявление черного юмора было лишь последствием, значащим не так уж и много, потому эмоции остывали быстрее того тела, что сейчас до сих пор валялось в переулке. «Ладно, Каин, очко в твою пользу, ибо я оценила. Не каждый день случается у меня снимать моделей, как будто я профессиональный фотограф».   Отпив пару глотков, она уже совершенно успокоилась, прекратив свое тихое веселье.
Удивительно было то, что Маргарита ее не прибила сгоряча. Художница помнила тот случай в машине вампирши, когда та могла просто попасться под горячую руку, просто сказав что-то не то. Но видимо сейчас не та ситуация, чтобы расставаться с жизнью. В принципе Диана примерно даже понимала, почему так. Потому что подобные эмоциональные ямы бывают двух типов. В одной из них хочется всех убить, кто только вздумает хоть звук издать какой-нибудь или появится в поле зрения. Другого типа яма скорее оставляет равнодушной к окружающим раздражителям, когда скорбь и сожаление доходит до того уровня, что становится откровенно наплевать на окружающий мир. Диана в общем-то бывала то в одном, то в другом состоянии довольно часто. И потому сейчас могла понять, что находится в относительной, но безопасности, хотя, конечно, этот факт ее не особо сильно тревожил. У нее самой возвращала себе свои законные права усталость от жизни и тоска от осознания бессмысленности своего времяпрепровождения.
Диана не сразу поняла, что своей шутливой фразой вогнала вампиршу в какой-то ступор. Или просто сломала ей шаблон. Короче, у Маргариты, похоже, шел какой-то мыслительный процесс, причем с жутким скрежетом и тормозами. Девушка до этого думала, что на ее чернушное замечание вообще не обратили внимание. Однако, к сожалению, от художницы потребовали соответствующих объяснений. На что девушка ответила своим привычным вздохом. Диана задумалась, приподняв бокал и покачивая его, наблюдая за тем, как колыхается за прозрачным стеклом алая жидкость, в своих раздумьях любуясь игрой маленьких волн. «Ну вот и последствия. Дала волю эмоциям, выдала шутку. А зачем? Теперь объясняться. Впрочем, связать все равно вряд ли сможет, если только детективом работать не устроится.»
«- Ну не сказать, что это прямо таки проблема. Единственный момент в том, что именно эти фотографии можно будет выложить на сайт с солидной задержкой. А так лучше бы объясниться и, вероятно, передать фотографии Маргарите. Вряд ли та будет выкладывать такое в Интернет или передавать кому-нибудь. Раз она очень горюет по поводу своей девочки, вряд ли будет публиковать то, как ее кто-то трахает, а затем убивает.»
- Ладно, утром пришлю, все увидишь. Как дома буду, - лениво выдала художница после солидной паузы. За ноутбуком делать это было однозначно удобнее, чем разглядывать фотографии на планшете. Все равно вряд ли дело спешит и они куда-то торопятся. Художница потому отпила пару глотков, чувствуя приятное действие алкоголя, и откинулась на спинку дивана.  Она наслаждалась опьянением в основном потому что оно задавливало шепот в ее голове. И сейчас в каком-то смысле тишина была просто прекрасна. После стольких лет мучений, раздражения, это обнаруженное ею средство было восхитительно в своей простоте. Собственно потому она и вела такой образ жизни. Другого варианта попросту не существовало.

+1

10

По каким-то причинам от перенесенного шока вампирская сущность девушки решила, что временно не нужна в этом месте в этот час. Она исчезла или спряталась, позволив человеческим эмоциям вылезти наружу и выставить Риту не в самом выгодном свете. Немертвому существу внутри казалось, что сейчас это был лучший выход из ситуации, ведь возьми она вверх над разумом, Маргарита бы разгромила тут все и всех, а это ни к чему на новом месте, где они только начали обустраиваться. Поэтому человеческий шок, усиленный в несколько раз, вылез и отразился в нервном тике нижнего века левого глаза, который Рита прикрыла рукой, чтобы спрятать свое уродство, свое не совершенство.

На вопрос Диана толком то и не ответила, а лишь вздохнула, вогнав Марго окончательно в то состояние, когда чувствуешь себя полнейшим дауном. Брюнетка наблюдала за художницей именно таким взглядом, наблюдала как та, рассматривала бокал вина, красный цвет которого почему-то решил напомнить вампирессе про кровь. Рита сразу же отогнала эти красные мысли подальше. Вокруг девушек повисла глобальная тишина, образовав тем самым как бы вакуумный шар, отгораживающий их от остальных обитателей бара. Рита не слышала даже как новоприбывшие и уже подвыпившие мужчины, присвистывая, сели за соседний столик, который освободился пару минут назад. Вампиресса не удостоила их ни взглядом ни каким-либо еще вниманием, что заставило мужиков чуть ли не в упор смотреть на девушек.

Однако в голове вампирессы продолжал твориться какой-то хаос. Зверский необузданный хаос. Мысли метались из в стороны в сторону, пока Марго смотрела на Диану одним лишь правым глазом, но и в нем то весь этот мыслительный процесс отражался. "Так, стоп, соберись. Ты не глупая.. Всего то нужно на время забыть про Сяомин и сопоставить факты." - китаянка все больше пыталась отвлечься, но все равно пока ничего не получалось.

После долго паузы, которую азиатка не заметила из-за потока мыслей, Диана сказала, что пришлет что-то утром, когда окажется дома, а это в свою очередь означало, что возможность увидеть появится у вампирессы только после очередного захода солнца. Она нахмурилась, но не со злостью.

- Долго... - тихо пробормотала Рита, убрав руку от лица, которое вроде бы начало приходить в норму. И выражение лица и нервный тик, все становилось на свои места. - Если есть возможность, покажи сейчас. - голос также вернулся в степень нормальности, каким был в момент их первой встречи. Брюнетка не заметила, как перешла на "ты", но запоздало подумала, что художницу это не волнует. Судя по их первой встрече ее в принципе мало что волнует, а это вызывало некое подобие улыбки у Маргариты. - Пока не пойму в чем дело, буду мучиться, но тебе наверно все равно. - легкий оттенок иронии проскочил в словах Риты, когда она перевела взгляд на соседний столик. Девушка обреченно выдохнула, понимая, что вряд ли добьется чего-то от мрачной художницы.

Отредактировано Margaret Lan (02.11.15 13:23:44)

+1

11

Диана не особо смотрела по поводу того, кто куда садится и чем занимается, потому практически проигнорировала тех, кто сел недалеко от них с Маргаритой. В основном она уделяла наибольшее внимание своему состоянию. Алкоголь пустил корни в ее разум, искажая каждую мысль. Впрочем, в какой-то мере это было даже приятно, ибо Диана так могла не видеть мир в оттенках черного цвета. Опьянение не приносило новых красок в ее взгляд на окружающий мир, но при этом и негативные вещи становились такими же незначительными и мутными, как и положительными. Девушка вполне могла рассуждать о жизни, при этом не скатываясь в постоянное уныние от безысходности бытия и полной бессмысленности всех своих действий. Скорее она принимала подобные особенности как должное и не особо переживала.
Потолок почему-то казался именно сейчас особенно интересным, во всяком случае на него было приятно глядеть. Потому художница нехотя отреагировала на просьбу от Маргариты о том, что ей бы посмотреть фотографии сейчас. Заниматься подобными вещами было откровенно не хотелось. Не потому что это было опасно кому-либо показывать, ибо анонимность была под угрозой. Поздно думать о таких вещах, когда вампирше она уже сболтнула свой маленький грязный секрет. Просто художнице было откровенно лень. Сейчас хотелось размышлять о философских терминах, об общественных ценностях и морально-этических конфликтах. А не заниматься перекачкой фотографий.
— Соображаешь, — с легкой улыбкой выдала Диана в ответ на предположении Маргариты о том, что кое-кому все равно на чужие проблемы и нет до них никакого дела. Это было в какой-то мере даже приятно, когда нет ожиданий у окружающих о том, что она будет вести себя как самый обычный элемент социума и значит проникаться сочувствием и сожалением по отношению к утрате своей собеседницы. Однако несмотря на подобное скептическое замечание, она все-таки достала фотоаппарат и выудила оттуда карту памяти. Вставив ее в планшет, она начала перекачку на основную память и уселась пить вино дальше, проникаясь его ароматом. По поду того, что шокирующая фотосессия сейчас перекачивается, она вообще не думала. Наконец увидев то, что полоска прогресса пропала, она открыла снимки и немного полистала. Несчастное устройство с трудом переваривало громадные фотографии, ибо было уже довольно-таки старым и не особо мощным. Почему, собственно Диана и не хотела заниматься пересылкой прямо сейчас. Вытащив карту памяти, она подпихнула планшет вампирше, позволив ей в полной мере насладиться видом, как ее модель насилуют, а затем убивают. Да еще и потом тело снято с разных ракурсов для полноты образа. Искусство, одним словом.

+1

12

Однако она добилась и довольно быстро. Диана, на которую действовало вино, достала свою камеру и планшет. Рита отметила для себя, что фотоаппарат достаточно дорогой и хороший. И спасибо этому оборудованию за появление в этом баре хотя бы за то, что он отвлек Марго от мрачных мыслей. Хоть не надолго, но воспоминания о хобби, о первом фотоаппарате спасли мозги вампирессы от тотального перегруза и взрыва. Китаянка тихо вздыхала, смотря на движения рук Дианы. Девушка до сих пор не понимала, что же такого было на этой карте памяти. Что за снимки ждали Риту.

Копирование файлов заняло много времени, но за этот эмоциональный перерыв Рита успела кинуть взгляд на соседний столик, отчего те посетители быстро отвернулись и стали искать другую жертву для пьяных игрищ. Нет, гипноза не было, просто было что-то черное, всепоглощающее сейчас во взгляде вампирессы, что по идее пугало всех вокруг. А над головой брюнетки и вовсе повисла какая-то темная материя, которая отпугивала даже официантов, которые хотели обслужить девушек. Но и у Дианы было еще довольно много вина, а Рита просто в этом не нуждалась. Тем не менее на последних процентах копирования Марго стала нервно постукивать длинными ногтями по столешнице. В некоторые секунды казалось, что звук настолько громкий, что стены вот-вот упадут, но это лишь эффект от самовнушения и нервов.

Наконец планшет подтолкнули в сторону Риты, которая хоть и хотела взять его, но еще длительное время тянула, набираясь смелости, с которой у девушки были проблемы. Особенно после увиденного. Переборов себя, после нескольких тяжелых вздохов вампиресса взяла устройство в руки, которые начинали трястись. "Ой перестань, ты видела столько кровавых зрелищ, что это не должно быть для тебя каким-то сюрпризом. Ей богу, ты же монстр! Гребанный клыкастый монстр." - эти слова подстегнули девушку, которая открыла глаза и уставилась на первую фотографию.

На этом снимке все было достаточно нормальным. По крайней мере так казалось. Всего лишь девушка, грубо зажатая между двумя довольно крупными мужчинами. Азиатка наслаждалась всем этим действием, ее голова была запрокинута назад, волосы рассыпались по плечам одного из мужчин, который сильно сжимал маленькие груди. Рита насторожилась и стала листать фотографии. До какого-то момента это был лишь грубый половой акт в разных позах в темном переулке, на который все были согласны. В голове Марго внезапно послышались стоны наслаждения, которые переросли в визги сопротивления. Да, до определенного момента, когда девушку поставили на колени и заставили делать минет. Вот тут то и началось насилие. Азиатка сопротивлялась, видимо не желая выполнять желания мужчин, один из которых достал нож. Он не угрожал, он просто сразу стал разрезать одежду, проводить острием ножа по красивому лицу, груди, животу, ногам, да по всему телу, уродуя прекрасное создание. Другой, лишь бы получить желаемое стал, бить брюнетку по лицу, пинать ногами.

Подробность фотографий ужасала. Рита оторвалась от планшета и со страхом посмотрела на художницу, спокойно попивающую вино. "Почему? Почему она не позвала на помощь, не остановила их?" - Марго непонимающе смотрела на брюнетку напротив. Вампирессу передернуло, и она резко поднялась из-за столика, так что бутылка вина чуть не опрокинулась. Все вокруг перевели взгляды в угол. Казалось, что китаянка сейчас рванет на свою спутницу и приставит ее к стене, но Рита лишь тряхнула головой и быстро удалилась в сторону туалетов. Слава богам, там было пусто. Брюнетка подошла к грязным раковинам и открыла кран на всю. Она смотрела на свое мутное отражение и тяжело дышала.

Картина наконец прояснялась. Рита начинала вспоминать, где видела уже подобное. И одна из подобных картин сейчас висела как раз в ее спальне. Тонкая нежная душа китаянки не привыкла к такому, она же думала, что это лишь талант художницы, которая берет все из головы. Ведь тот разговор явно был забыт. Было забыто все, что сказано про перерисовку с реальных фотографий. Марго вновь передернуло. Она выключила воду, выпрямила спину и вернулась с холодным выражением на лице к столику.

- Почему?.. - тихо и очень строго спросила девушка, в глазах которой читалось не понимание и отчасти осуждение. Ведь художница могла спасти несчастную изнасилованную азиатку, лишь позвав кого-нибудь или просто крикнув. - Зачем ты молчала? - Рита откинулась на спинку диванчика. Тихое спокойствие пугало. Ей и правда лучше бы кричать. Но вот она пассивная агрессия. Так сказать во плоти. Пугала окружающих и съедала вампирессу изнутри.

+1

13

Диана  ждала, пока Маргарита набиралась с силами взглянуть правде в глаза. Спокойно, тихо она пила вино, прислушиваясь к шепоту голосов в своей голове. Сопереживание у художницы было развито неважно. Она ясно ощущала то, что вампирша нервничает, явно не особо готовая к тому, чтобы увидеть судьбу своей подчиненной. Но при этом испытывать тот же невроз, то же мрачное состояние, что было у азиатки, она не собиралась. Это был образ в духе «перед окном в ураган», с учетом того, что Диана была просто воплощением равнодушия,  сидя рядом с охваченной страстями вампиршей. Причем страстями такими, что казалось, что их можно пощупать, а затем, осознав всю опасность, убежать со всех ног, пока они не прыгнули и не растерзали жертву на месте, оставив кровавые всплески на стенах. Художница словно пропускала сквозь себя всю эту тревогу, смешанную с нетерпением.
Шепот голосов вокруг Дианы продолжал кружить, несмотря на добавление алкоголя в ее кровь. Художница правда, сейчас уже не раздражалась по поводу того, что они продолжали о чем-то умолять, выпрашивать, требовать, рассказывать глупые бессмысленные вещи, читать занудные лекции и многое другое. Сейчас они не были ее слабостью, ее оковами безумия, которые отвлекали и заставляли чувствовать себя ущербней других людей. Наоборот, все эти шепчущие голоса, которые могли бы стать достойным антуражем к любому фильму ужасов, были ее силой, ее мантией призраков, которые окружали девушку. Они были неявным подтверждением какого-то психологического превосходства, того, что Диана бы не переживала из-за смерти людей, которые, возможно, хранятся в основном в ее памяти в виде нескольких обрывочных,  не имеющих четкого смысла реплик.
Под перезвон своих многочисленных браслетов и цепочек художница полезла в сумку за сигаретой и зажигалкой.  Не факт, что здесь можно было курить, но, похоже, что действительно было можно или же Маргарита слишком уж сильно напугала официантов, что те не пытались подойти и сделать замечание, когда Диана щелкнула зажигалкой и прикурила. С дымящейся сигаретой в одной руке и придерживая ножку бокала другой рукой, она чем-то походила на солидных людей, которые тоже сидели в уверенной позе и в полной мере наслаждались хорошим табаком и дорогим алкоголем. Прямо-таки воплощение гедонизма, если не учитывать неформальный внешний вид.
В каком-то смысле для Дианы это был довольно редкий опыт. Она не так уж и часто видела, как какой-нибудь человек или, как в данном случае, не совсем человек, реагировал на ее снимки. Все-таки она всегда работала через интернет, следя за своей анонимностью. А сейчас ей довелось видеть воочию то, какой букет эмоций прорастает у Маргариты от снимков. И от этого Диана упивалась практически чужими страданиями, впитывала их в себя, словно надеясь как-то заполнить пустоту в своей душе.
Когда наконец, терпение у вампирши лопнуло и та встала, девушка не шелохнулась, лишь дымок от тлеющей сигареты заметался от колебаний воздуха. Художница даже взгляд не поднимала, в каком-то смысле радуясь произведенному эффекту. Это в каком-то смысле было негласным признанием ее заслуг, хотя она и не особо ценила их. Но помимо того, что ей нравился сам процесс ее творчества, будь то фотосъемка или рисование, ей еще и нравилось это отрицание глупой лицемерной системы морально-этических устоев современного общества. И потому в какой-то мере она приветствовала каждую победу животных инстинктов над той грудой дерьма, которую многие называют «человечностью». И сейчас, похоже, была вот как раз такая победа, которой стоило насладиться. Пусть эта самая победа и была выражена в том, что Маргарита скрылась в туалете, провожаемая чуть насмешливым взглядом неформалки.
Отпив немножко из бокала, Диана услышала шаги недалеко от себя. Какой-то из официантов, изрядно испуганный вампиршей, попытался было подойти к ее столику, но так медлил и тянул время, что в какой-то момент дверь туалета снова колыхнулась, заставляя его ретироваться. «Да уж, печально довольно-таки».
Откинув голову назад и чуть в сторону,  художница курила, погруженная в раздумья о вечном. Не то, чтобы ее волновало мнение Маргариты о себе, но было довольно ясно, что если вдруг она вздумает связать с кем-то свою жизнь, то надо будет познакомить этого человека с подобной стороной своей души. Показать, что Диана может стоять над мертвыми и умирающими… и лишь наблюдать. От этих размышлений ее и прервал вопрос Маргариты. Диана подняла взгляд и посмотрела на вампиршу. Причудливая смесь из тоски, скуки и легкого высокомерия таилась в этих синих глазах. Она же выражалась и в том, что девушка в очередной раз поднесла бокал к губам, и после неторопливого глотка еще и провела пальцем  по краешку губ, смахивая алую каплю.
- А почему я должна что-то делать? – задан был довольно негромкий, спокойный вопрос. В принципе, в нем звучало одновременно несколько эмоций. Скепсис, который ясно показывал то, что в помощи для какой-то там модели Диана не видела смысла. Также там было легкое, почти незаметное веселье. Порожденное успешной кражей короны чудовищности, тернового венка злодея, благодаря одному лишь равнодушию, цинизму и эгоизму, а никак не благодаря каким-то нереальным возможностям, типа вечной жизни и могущества немертвого существования. И также там была тоска. Тоска от того, что Диана осознавала свое падение, свою ущербность. Осознавала то, что она бесцельно бредет по колено в чужой крови, ступает вперед, не смотря на хруст костей под ступнями и омертвевшие пальцы, пытающиеся ее схватить. Сколько мертвых она видела на своем жизненном пути и сделала лишь то, что сфотографировала их и пошла дальше? Счет уже давно утерян. Но она продолжала идти по своему пути из трупов, сопровождаемая лишь голосами из прошлого, которые были, наверно, подобно призракам, ступавшим за ее спиной. Кроме как «проклятой, смятенной душой», Диану было сложно назвать при таком жизненном пути.

+1

14

Марго сидела и наблюдала за художницей с холодным спокойствием, которое пыталась отогнать куда подальше, а то с горяча могла и дел натворить. Девушка заперла себя в замок из рук, которые сложила под грудью. Нужно было держаться. Особенно после увиденных фотографий, после невиданной ранее человеческой стороны. "Не выдумывай, дура! Все ты видела, все ты знаешь.. Далеко не первый раз ты на такое натыкаешься." Да, и это была чистая правда, бесчисленное количество раз человечество показывало себя с темной стороны, и ее родные родители не исключение. Рита глубоко вздохнула и заглянула в глаза Дианы, в которых было то, что и ожидала увидеть вампиресса.

- Ты - человек, Диана. - Рите казалось, что это сильный аргумент, но это совершенно не так. Весь скепсис художницы полностью уничтожил силу слов китаянки. Рита не знала, что сказать и как себя вести в такой ситуации. Казалось, Диана была еще большим монстром, чем она сама, но винить художницу Рита не могла. Для этого нужно знать как минимум всю историю жизни неформалки, а она скорее всего ни одного факта не расскажет, даже в состоянии алкогольного опьянения, которое сейчас начинало себя проявлять. - Она тебе, конечно, никто, ты ее не знала, видела впервые, но ты же могла предотвратить ее смерть. Ладно изнасилование. Судя по фотографиям глупая девка сама хотела приключений на свою задницу. Судя по фотографиям, она хотела грубого секса в подворотне… – на последней фразе большинство сидящих рядом обернулись в сторону столика в углу. Краем уха Рита слышала, как кто-то начал шептаться, кто-то стал облизываться и показывать пальцем с громкими словами: - Похоже, эти две шлюшки хотят потрахаться в подворотне. Нет, китаянка не кричала и не делала ничего, чтобы окружающие услышали разговор, происходящий за этим столиком, но гробовая тишина делала шепот вампирессы настолько громким, что слышалось некое эхо, которое появляется, если говорить в микрофон на огромном концертном стадионе. Марго же игнорировала все эти шептания и тихие смешки в стороне. Она была целиком и полностью сосредоточена на Диане и одной из фотографий, которая все еще горела на стареньком планшете.

На снимке модель от боли уже явно потеряла сознание, она истекала кровью, но мужчины продолжали заниматься своими делами. Один поставил девушку в позу раком и трахал ее сзади, другой не мог оставить алые пухлые губы китаянки в покое, давая пощечину девушке. Видимо для того, чтобы она пришла в себя и занялась тем, что он от нее требовал, но голова азиатки выглядела слишком безжизненно.

- Но можно же было хотя бы громко включить музыку или еще что-нибудь, чтобы мужики вздрогнули и ушли. Она могла остаться жива.. - на выдохе протараторила китаянка, наклоняясь вперед над столиком, чтобы планшет попал в мертвую зову, дабы не видеть этот самый снимок. Рита закрыла глаза, перед этим метнув уничтожительный взгляд в сигарету, которую спокойно покуривала художница. Вряд ли Диана заметила бы эту маленькую искру, улетевшую в сторону сигареты. Вампиресса вновь старалась не дышать, чтобы не чувствовать этот запах. Но она ощущала какое-то шуршание со стороны стойки. Марго обернулась и увидела крайне нервничающего официанта, поглядывающего на ту же самую сигарету. Однако подойти он не мог, видимо боялся, а Рита не собиралась останавливать неформалку. "Хочет курит, хочет пьет. Это ее жизнь, хотя девчушка еще молодая." - подумала Маргарита и вновь перевела взгляд черных глаз на девушку напротив, ожидая хоть какого-нибудь длинного предложения на свою тираду. А не одно-два слова в свое оправдание, которым Диана вообще-то и не занималась.

+1

15

Диана думала некоторое время, что заскучает при разговоре с вампиршей. В принципе, поводов для того, чтобы заскучать, у художницы было предостаточно. В основном все сводилось к тому, что Маргарита, похоже, была сильно против того, чтобы Диана вела себя как аморальный и совершенно неэтичный кусок дерьма. При этом указывала на то, что художница являлась самым настоящим человеком, что было довольно забавным. С наполовину прикрытыми глазами она вдыхала сизый дым и повернула голову немного в сторону, позволяя некоторым выбившимся из хвоста прядям падать на лицо. Не потому что стыдно и хочется отгородиться от этих нападок азиатки, Диана не считала себя хоть в чем-то виноватой. Скорее ей хотелось поразмышлять, поблуждать где-то по собственному сознанию, пока идет попытка убедить ее непонятно в чем. Шепот голосов окружал ее, окутывал подобно савану, в котором Диана когда-то сойдет в могилу. Лучшей ситуации нельзя было и придумать для размышлений о вечном.
«Забавно. Видимо, все на этом свете можно свести к одной единственной проблеме – высокомерию. К праву решать за других людей, что они должны делать, чего не должны делать. Тоска. Если бы каждый человек просто оставлял бы окружающих в покое и давал им полную свободу решать, как жить и что делать, вероятно, этот мир был бы куда лучше.»
- Ну, наверно дело не только в высокомерии, но еще и в каких-то невероятных потребностях. Те же мужики не просто свое мнение пытались донести, пихая ей свои аргументы. Так что проблем много. Мир, короче, очень плох, но надо тебе научиться находить в нем что-то, что тебе нравится, что заставляло бы тебя идти дальше. А что касается морали и этики – мы уже давно решили, что все эти стандартные вещи не для нас, так что об этом можно вообще не думать. 
Рассуждения о сексе Диана вообще пропустила мимо ушей, иначе бы могла бы подлить масла в огонь Маргарите, например указав на то, что эта «добровольность» скорее идет из какой-то психологии жертвы, где есть какая-то психологическая ассоциация добровольности с хорошим исходом. А слова мужика где-то в стороне могли бы вызвать фразу в духе «да, собираемся, а тебя не позовем» с запасом сарказма, который заставил бы молоко скиснуть. Но все это как-то прошло мимо нее, потому художница сидела тихо, попыхивая сигаретой и направив взгляд в пустоту.
В конце концов, выбор свелся к двум простым пунктам. Диана могла просто послать Маргариту куда подальше с ее вопросами, которые в принципе никуда особо не вели. В принципе ничего не мешало поступить таким образом, никакой морально-этической проблемы здесь не таилось, никакая совесть и не думала просыпаться. Ведь художница поступила так, как считала правильным, как всегда поступала и как, вероятно, будет действовать и впредь. Вторым же вариантом было какое-то донесение информации. Не то, чтобы ей потребовалось оправдание, все-таки вины за собой она не чувствовала, чтобы оправдывать свое поведение. Скорее это было бы прояснением ситуации. Зачем оно было нужно, Диана не знала толком. Все-таки то, какое мнение было у вампирши, ее не сильно волновало, и разбираться в чужих заблуждениях она никогда особо не хотела. Скорее здесь хотелось посыпать ей соль на раны. Ну и проверить заодно саму себя, не поменялись ли у нее убеждения и идеология. Проговорит, может раз-другой, да станет ей самой яснее, что да как и почему.
Какое-то время Диана еще молча курила, формулируя мысли. Да и докурить надо было. Лишь когда она затушила бычок о ножку бокала, после чего убрала его в салфетку, которой же и вытерла пепел. Разглядывая черные и серые следы на белой шероховатой поверхности, почему-то она слегка улыбнулась. Ей казалось, что это прекрасный образ, демонстрирующий то, насколько ничтожен мир. Отложив сверток, где был окурок, она решила, наконец, заговорить.
- Ты говоришь о том, что я человек, - начала говорить довольно тихим, размеренным голосом, Диана, все еще смотря в сторону.  Уголки губ были опущены, ей самой по сути не особо нравилось то, что она говорила. В основном потому что девушка верила в то, что говорила. Но не хотела признавать и мириться. Какой-то далекий мир ее грез, не позволял ей смириться и затянуть петлю на своей шее, - Ты, высокомерное чудище, смотрящее на меня с высоты преодоленных веков, называешь меня человеком. Ты можешь говорить о том, что я не понимаю жизнь, что я глупа и неправильно поступаю. Но мне плевать, потому что это моя жизнь, а не твоя. То, что ты чего-то не сделала, это не значит, что это должна делать за тебя я. Я человек. Вечный вопрос о том, что делает человека человеком. Единого мнения никогда не было и, видимо, не будет. И я говорю, что человека отличает свобода воли. Сострадание и милосердие – лишь новые названия для стадного инстинкта и необходимости держаться вместе для большей результативности. Но воля, дарованная мне, позволяет мне идти наперекор тем системам и идеям, которые мне не нравятся. В отличии от животных, которые подчинены в целом одной модели, я могу выбирать больше. Я отвергаю все эти моральные и этические системы, пропитанные лицемерием и рычагами для манипуляций. Я могу даже выбирать жизнь и смерть, постепенно разрушая свой организм.  И это мой выбор. А что можешь выбирать ты и такие как ты, чудовище? Каким образом дальше паразитировать, - с легким презрением в голосе Диана оттянула немного в сторону браслеты на своем запястье, демонстрируя засохший уже след от клыков вампирши.
- Я это я. В моей воле дальше обрекать людей на гибель своим бездействием. Или неожиданно начать их спасать. И вероятно, я когда-нибудь сама умру. Может даже сегодня, осушив полностью твою чашу терпения. И это тоже выбор, презрев инстинкт самосохранения. А когда ты сможешь, как человек сделать какой-то выбор? - Наконец Диана посмотрела уже на Маргариту, ожидая ее реакции. В ее сардонической усмешке, вероятно, было что-то, что бы сделало честь некоторым монстрам. Много вариантов эмоций таились за этими чуть кривящимися губами и изогнутой линией брови. Но какой-то доброжелательности там не было точно.

+1

16

"Что-что?" - Рита смотрела на Диану с совершенно спокойным непроницаемым лицом, но внутри она была крайне удивлена. Да что уж тут скрывать, та сцена в подворотне производила горазlо меньшее впечатление, чем тирада художницы. Вот этой немногословной ранее, мрачной неформалки напротив. Внутри себя китаянка тряхнула головой и постаралась приглядеться. Неужели это правда та Диана, у которой вампиресса недавно купила пару десятков картин. Казалось, что ту молодую девушку подменили. Либо так действовал алкоголь.

Однако некоторые слова Дианы были правдивы и имели такую силу, что Рита осознанно опустила глаза, чтобы не было видно самого чудовища. Художница была права, ведь Марго и являлась жутким монстром. И не потому, что питалась кровью, не могла находится под солнцем и имела клыки. Нет-нет, совсем не по этому. Хотя это неотделимая часть Маргариты теперь, но ведь основа ее монстра внутри заключалась в желании убивать. В желании зачаровывать и уничтожать, не оставляя и мокрого места. Первые годы вампирской жизни были трудны именно из-за этого. Но девушка смогла перебороть это в себе, смогла обуздать эту жестокую жажду крови. Ежовые рукавицы и по сей день с ней, поэтому Риту немного задели слова о ее высокомерии.

За триста с лишним лет Марго никогда не ставила себя выше других, у нее никогда не было пренебрежительного отношение к окружающим. Вампиресса не имела права на такое с самого рождения. Ее растоптали, показали, что она пустое место и не нужна в этом мире. Долгое время она считала, что так и есть, но спустя годы нашла таки золотую середину и стала жить, как живет. При этом никогда не вознося себя выше других. "Ну-ну.." - внутренний монстр явно не был согласен с такой точкой зрения, но Рита научилась затыкать и его. Со временем научилась, однако поток неких эмоций всегда открывал его клетку и позволял буянить долгие часы, дни, месяцы или даже годы.

Рита тихо и очень не заметно выдохнула, продолжая слушать художницу. Вампиресса превратилась в статую, она не двигалась, не моргала, но тем не менее не отключилась. Она слышала все до последнего звука, до последнего вопроса. "И правда когда?" - подумала брюнетка, когда прозвучал заключительный вопрос Дианы, после которого голова китаянки отклонилась в бок на несколько миллиметров. Не вооруженным взглядом этого увидеть нельзя, но, сделай Диана фотографии сейчас и минуту назад, разница была бы видна.

Вопрос неформалки заставил Риту задуматься. Она не стала ничего говорить сразу в свое оправдание. А зачем? Художница явно не сдержала своих эмоций, слова Марго ее явно задели, но и похоже та первая встреча, то первое прощание тоже оставили неизгладимый след. Если бы не фотосессия умершей модели, вряд ли бы художница по собственной воли еще когда-нибудь бы заговорила с Марго. Да и глаза, которые сейчас напрямую смотрели на вампирессу прекрасно подтверждали то, о чем и думала Рита. Девушка облизала губы и без какого-либо ответа стала смотреть на Диану, которой тем самым дала время на "успокоиться". Успокоиться с помощью алкоголя или сигареты, не важно. Маргарита не хотела, чтобы их встреча переросла в ссору или закончилась ей.

+1

17

— Эк тебя понесло. Да уж, наверно может все-таки стать твоим последним мгновением. А может и нет. Впрочем, дело скорее не в этом. Видимо ты немножко забыла о том, что есть такое качество, которое бы тебе очень пригодилось. Оно называется «дипломатичность». Не то, что ты без него не проживешь. Как показывает твой жизненный опыт, у тебя это кое-как получается. Скорее потом может оказаться так, что тебе придется сказать что-то в угоду вежливости или просто откровенно польстить. Ну или сказать то, что тебе кажется правильным. И вот последний вариант будет означать смерть. А так в уелом это даже забавно. Почему ты решила выговориться, кстати. Ну ведь не затем, чтобы что-то ей доказать, так ведь? Ты вроде как у нас довольно независимая девочка, вполне в состоянии жить с чужим негативным отношением к тебе. Так что тебе это нужно было?
— Да дело действительно не в ней. Скорее это для меня. Я была бы не против ощутить, что я действительно человек. У меня такое ощущение, что я безвольная марионетка в твоих руках. Что я могу лишь ворчать и ныть и при этом все равно действовать так, как ты скажешь. Сама я принимаю решение одно из десяти и то, только потому что я уже привыкла так поступать, потому что ты приучил меня так делать. И нет ничего, что бы делала я сама, извлекая желание поступить так или иначе уже из чисто своих мозгов. Есть ли они у меня, или ты повсюду. Правда, в таком случае я даже не знаю, как я могла бы жить дальше. Вероятно никак, тебя слишком много в моей жизни. Обьясни мне Каин вот что. Зачем тебе я как личность? Ты без меня бы добился куда больше. Не знаю как, но задавил бы меня, жил бы в моем теле, стал бы ассоциировать себя с женским полом и был бы счастлив.
— У тебя опять случилось суицидальное настроение? Возьми свои же собственные слова, умная ты наша. Ты это ты и никто больше. У меня нет никакого желания проживать твою жизнь за тебя и реализовывать какие-то идеи, которые придут ко мне в голову. Если мы думаем о том, какова моя роль в твоей жизни, то я это не ты. Скорее уж отец, которого у тебя не оказалось. Который, конечно, не знает, что ему делать толком с такой долбанутой на всю голову дочерью, но надеется, что она как-то себя в итоге реализует и в итоге научится жить, не ноя на каждом шагу о бессмысленности существования.
Диана молча разглядывала Маргариту, ожидая ее реакции. Но, видимо, ее дождаться было явно не суждено, вампирша в ответ тоже уставилась на нее. Художница не знала толком, что там в голове у нее творилось. Может, Маргарита сочла про себя слова девушки редкостными бреднями и втихомолку потешалась над ней. Или же была задета, теперь примеривалась, как бы поизящней свернуть неугодной собеседнице шею. Еще могла задуматься над смыслом жизни и прочей ерундой. Ну или ей просто насрать. В последний вариант Диана верила даже больше, чем во все остальные. Потому поглазев немного, она сделала весьма неопределенное выражение лица, которое можно было интерпретировать как замену фразе «ну и ладно». Подлив себе вина, она уставилась в пустоту, все больше проникаясь задумчивостью о том, что же она только наговорила вампирше.
— Наверно все-таки я проговорила все это больше для себя. У меня случился какой-то приступ самообмана, что я тут что-то решаю. Хотя наверно если бы я реально что-то решала, игнорируя тебя, то уже померла бы, голодая где-то в углу, проникаясь собственным равнодушием. А так я ничего толкового не делала. Ну вот ведь бред. По своей собственной идее я не подхожу нормально на роль человека. Скорее уж на такое же чудовище.
— По идее да. Ведь сейчас твоя воля вряд ли позволит тебе поступать иначе. Но если так рассуждать, то никто не волен, над всеми нами властвуют убеждения, которые прописывают за нас модель поведения. Но все может измениться. Ты можешь обновить свои убеждения, пережив что-то новое. Может, ты обретешь просветление. А может и нет. Но факт в том, что пути перед тобой еще не закрыты навсегда. Ну и в каком-то смысле ты стала такой по собственному выбору. Даже не поверив сердцем в какую-то модель ценностей, ты могла принять ее, просто потому что тебе пофигу. НоА твой выбор - не выбирать совсем. Мы не знаем, сделала ли Маргарита выбор стать чудовищем сама или стала жертвой обстоятельств. Но факт в том, что ее жизнь будет такой навсегда. И единственный вариант - окончательно умереть. Чудовищем она не перестанет быть. Жить самостоятельно, без паразитирования на людях, даже если это выражается просто в распитии пакетиков от доноров, она, наверно не сможет.
Вздохнув, художница отпила пару глотков, с почти полностью закрытыми глазами погружаясь в размышления. В принципе время было самым подходящим. Почесав место укуса, девушка чуть разбередила кровавую корку, но не обратила на это внимания, пряча под браслетами след. В голове все равно было полно мыслей, которые не касались другой встречи с другой вампиршей. Она думала о том, что значит быть чудовищем и человеком, есть ли выбор и о многом другом.

0

18

Игра в гляделки и само молчание затягивались, а это делало шум в баре более ощутимым. Марго слегка поморщилась, когда на другом конце заведения несколько байкеров во весь голос засмеялись, разрезая воздух своим мощным басом. Слишком уж громко это было для такого помещения, а для ушей китаянки особенно. "Люди, что с них взять. Невоспитанные и не обузданные." - внутренний голос лишь пожимал плечами и махал руками на эту толпу вокруг. Рита закрыла глаза, когда и Диана отвела взгляд. Обе девушки погрузились в свои размышления. Вампиресса же все еще обдумывала тот вопрос художницы про выбор. По идее брюнетка делала выбор чуть ли не каждую секунду, и всегда он заключался в разных аспектах жизни и существования на этой земле. От простых мирских и человеческих, до выбора между "убить" или "пусть живет". Да, бывает и такой выбор, поэтому Маргарите иногда очень сложно. Сложно справиться со своими эмоциями, которые бушуют внутри и порой разрывают девушку на части. Вот как сейчас, например. Да, Марго внешне была похожа на спокойную красивую азиатку, но внутри... Внутри она пыталась подобрать слова, чтобы разорвать этот круг тишины, которая ей вообще-то нравилась, но в не в данный момент. Неловкая ситуация создавала ощущение того, что кто-то из девушек встанет и просто уйдет. Молча и не оглядываясь. Аж потом и не свяжется и вовсе, даже если что-то будет нужно. "Ну это вряд ли. Что ей от тебя будет нужно, чудовище.. Она небось сейчас думает как бы побыстрее от тебя смотаться, а то вдруг мы ей шею свернем."

- О моей руки ты никогда не пострадаешь. - тихо произнесла брюнетка, разрывая тишину вокруг их углового столика и прерывая несвязную речь своей вампирской половинки. Это прозвучало как обещание: обещание себе, людям вокруг и самой Диане. Ну как минимум, от своего поставщика любопытных картин Рита не откажется. "Черт, она же может нарисовать смерть Сяомин." - запоздалая мысль пролетела в черноволосой азиатской головке. Ох, как же она опоздала. Марго подняла вновь заинтересованные глаза на художницу. - Ты ее нарисуешь или сможешь продать фотографии мне? - от низкого уровня громкости голос стал немного хрипловатым. Однако в этих словах, по мимо всего прочего, успела проскочить усмешка. Усмешка от ироничности всей ситуации. Пару дней назад Маргарита покупала картины Дианы, не задумываясь о том, кто нарисован, при каких обстоятельствах и откуда у художницы реальные снимки, а сейчас, узнав всю подноготную Марго даже немного потрясывало от мысли, что ее модель в красках будет изображена на холсте. Если уж вампиресса и получит эту картину, то засунет ее куда-нибудь подальше, чтобы белый свет не увидел ее во веки веков. Хотя лучше получить оригиналы фотографий и уничтожить их, как бы жестоко это не было.

+1

19

Диана особо не боялась своей собеседницы. Тут даже дело было не в том, что Маргарита, похоже, явно не была настроена убивать, калечить и далее по списку. Создалось впечатление, что девушке удалось ввести вампиршу в какое-то состояние хандры, когда задаются вопросами о смысле жизни и всем таком. Скорее дело было в том, что художница  как-то в принципе не боялась умереть. Да и к тому же она считала, что в плане смертельной угрозы вопрос стоит лишь в количестве шансов выжить. Можно считать вампира хорошо подготовленным человеком, который сделает все с гарантией. Так что рассуждать о том, что вампиров надо бояться больше, чем людей, Диана даже не хотела.
- Какая жалость, - с едва заметным сарказмом выдала художница, как обычно, выдавая некоторую долю правды под прикрытием язвительности, находя что-то действительно забавное в двусмысленности своих слов. Все-таки была какая-то часть Дианы, которая была суицидально настроена и потому втайне действительно надеялась на окончательный исход своей жизни. Но подобные порывы девушка все-таки не демонстрировала открыто и прямо, так как они были в какой-то мере не совсем приемлемы социумом.
- Утверждать обратное вслух, наверно, было бы не столь легко, - заметила художница, отпивая глоток вина. Она все еще надеялась, что алкоголь доведет ее до такого состояния, что она не будет слышать раздражающего шепота, из-за которого она была вынуждена ловить взглядом движение губ Маргариты каждый раз, когда та тихо говорила, так как иначе не могла разобрать что-либо. Еще почему-то у нее были мысли о том, что действительно на публике говорить о том, что кого-то прибьешь, довольно забавно.
- Я похожа на ту, кто все продумывает заранее? - Глянув с одной приподнятой бровью, спросила Диана, когда ее спросили о фотографиях. Девушка действительно не имела понятия о том, как будет действовать, особенно с учетом того, что она даже не видела снимков.  Потом, на компьютере посмотрит. Рука сама потихоньку прихватила старый планшет и отправила его в сумку на плече.
- На что тебе фотографии? Эстетика? Или будешь разыскивать убийц? - Решила поинтересоваться художница, все-таки не имея представления. Абсурдных предположений в духе того, что Маргарита это будет где-то публиковать, у нее не было. Все-таки было понятно, что какую-то ценность в глазах вампирши, эта модель представляла. А значит, Маргарита не будет убивать всю ее возможную репутацию, сровняв с грязью ее имя, методом публикации в газете ее обезображенного тела с указанием обстоятельств. «Надо не забыть сделать себе пометку – не продавать фотографии в СМИ. А то это будет уж точно угроза, так как Маргарита знает, кому они принадлежат. Должен же быть предел ее паладинским замашкам.» Впрочем, способность фотографий размножаться и копироваться она никогда не недооценивала. В конце концов, все сводится к набору байтов, единичек и нулей. Так что можно будет запихать много куда.
- А так – перешлю утром по электронной почте как-нибудь. Сумму пока не придумала, ибо не занималась таким никогда, - выдала художница с легкой душой, решив, что это не должно ее беспокоить. В принципе можно было бы и бесплатно, но у Каина же мания делать деньги чуть ли не на всем подряд.

+1

20

- Утверждать обратное.. - Рита сощурилась, переводя взгляд куда-то в сторону.- ..я не буду даже про себя. - девушка слегка откашлялась, окончательно убирая хрипоту из своего голоса. Да ну, кто она такая, чтобы распоряжаться человеческой жизнью. Человеческой жизнью, которой и сама жила. Да, это было несколько веков назад, да, она теперь "немертвое" существо, которое способно прожить чуть ли не вечность, если не наткнется на неприятности в виде охотников, огня серебра или солнечного света. Но тем не менее Марго такая же смертная, как и Диана. Умереть может каждый, даже вампир. Вся разница только в способе: художница могла состариться, нарожав детей, и умереть естественной смертью, а вот Маргарита этого лишена. Никто не исключает того, что и по глупости неформалка может нарваться на что-нибудь или наложить на себя руки самостоятельно, но она хотя бы может прожить целую продуктивную жизнь. "Будем надеяться, так оно и будет." - подумала Рита, завершая все свои размышления на тему жизни и смерти, которые навела на нее собеседница.

- Ты же сама сказала, что можешь выбирать между жизнью и смертью. Это твоя собственная жизнь. - Марго стала говорить чуть громче, заметив, что Диане становится с каждой секундой все сложнее разбирать тихий лепет. Вампиресса подалась чуть вперед, поставив на стол свои локти. Она положила свой подбородок на сложенный в замок ладошки и слегка улыбнулась. - Поэтому и думать о твоем убийстве я не смею. - на этих словах большая половина бара обернулась в сторону брюнеток. Рита глубоко вздохнула, но улыбаться не прекратила, превращая тем самым свою фразу в некую шутку для окружающих. Но Диана скорее всего способна понять всю суть этого прямолинейного предложения. Марго же целиком и полностью решила отвлечься от шумных байкеров и пьяниц, создав для себя иллюзию того, что девушки сидели в пустом заведении, где Диана спокойно пила вино, а сама Рита наслаждалась какой-то странной музыкой и разговорами. "Что-то слишком огромная разница с реальностью, не замечаешь?" - внутренний голос скептически поднял бровь и покрутил пальцем у виска вампирессы, которая попыталась мысленно отмахнуться от этого голоса, похожего на отцовский.

- Возможно, добреду до Принца города, возможно, отправлю свою слугу. Я сама не знаю, зачем мне эти снимки, если честно. - брюнетка пожала плечами, наблюдая за красной жидкостью, которая все до сих пор никак не могла кончиться в бутылке Дианы. - Думаю, ты все равно их уже никуда не выложишь. - толика надежды проскочила в этом "уже". По крайней мере хоть какое-то чувство самосохранения должно существовать в этом молодом тельце напротив. Рита облизала губы и стала глубже дышать. Знакомый запах начал щекотать нос вампирессы, отчего ей пришлось обратно откинуться на спинку дивана. Ведь исходил он запястья художницы. И дабы обезопасить ее от лишнего стресса или лишних ранений Рита и отдалилась. Конечно, в той подворотне она уже разбередила свой голод, но пока что могла еще уверенно держаться.

+1

21

«- Ну вот везет тебе, видимо, на вампиров, которые по характеру больше походят на регулярных посетителей церкви. Ну или на последователей какого-нибудь волонтерского сообщества, я даже не знаю. Можно прямо-таки начинать скучать по той странной сумасшедшей твари, которая пришла на одну ночь и почти сразу же свалила. Прямо-таки единственное существо, которое походило хоть немного на вампира по характеру. Хотя, конечно, она из гроба вылезла.»
«- Даже не знаю, что мне делать при таком везении. Предложить ей повесить на себя крест и отправиться в священный крестовый поход? Хотя не пойдет, там же мусульман надо убивать. Скорее тогда уж надо ей значок мира показать, научить курить марихуану и быть настоящим хиппи и растафари». Диана даже глянула на Маргариту, пытаясь представить, пошли бы ей дреды, косяк во рту и раздолбайский вид. В целом это было бы даже очень мило с учетом того, что большинство вампиров имеют какой-то вид этакой «ничем не обоснованной аристократии». Все как будто сошли с обложек журналов.
- У тебя нимб чуть криво над головой висит, - заметила художница, прямо-таки ничем не выдавая своего сарказма, за исключением смысла фразы. Впрочем, рассуждать о том, что у Маргариты какие-то стойкие принципы и убеждения, ее не особо волновало. Художница не особо планировала прямо сейчас умирать, но почему бы ей не обсудить эту тему с вампиршей.
- Мало кто придерживается твоих идей, иначе бы никто не умирал и все были бы счастливы, добиваясь того, чего хотят. Наверно, также, ты не столь категорична в отношении других жизней,  - ответила девушка, решив не рассуждать касательно того, что происходит в момент конфликтов. Все-таки в этом мире слишком много людей. Даже если бы осталось всего два человека на этой планете, они бы нашли, о чем поспорить.
- Не знаешь зачем, но купишь… - задумчиво сказала Диана, немного забавляясь от того факта, что она не одна оказалась совершенно иррациональна. Все-таки сама художница тоже не была образцом логичности и последовательности, но «куплю, потрачусь, непонятно зачем», вызывало все равно легкую, чуть кривоватую усмешку. Ну а предположение о том, что она не будет никуда выкладывать, вызывало одну, слегка приподнятую бровь, как этакий вопрос «да неужели», который так и не был задан. Художница, впрочем, действительно не  собиралась отвечать, предпочитая не врать откровенно, а просто не договаривать.
В своей задумчивости, художница заметила то, что поведение вампирши немного изменилось. Во всяком случае, люди не просто так облизывают губы, а подобная мимика вполне подходила и для немертвых. Потому Диана положила ту руку, на которой под браслетами скрывался еще не до конца заживший укус, а второй рукой подперла голову, решив уделить немного внимания разглядыванию Маргариты. Раз уж разговор сложно вести куда-то еще, так почему бы не посмотреть на то, как у вампиров с едой обстоят дела.

+1

22

- У тебя нимб чуть криво над головой висит - сарказм данной фразы больно кольнул Риту где-то в области солнечного сплетения. Отчего вампиресса откашлялась и приложила руку к этому месту, однако попыталась выдавить улыбку типа: "Я оценила твою шутку". Губы изогнулись подобающим образом не сразу, но, когда это произошло, тихий смешок ознаменовал финал. Он вырвался случайно, но вырвался, что показалось Маргарите несколько грубым с ее стороны. Хотя художницу это вероятно и не заденет, Марго уже поняла, что этой девушке напротив все равно, все равно на всех и вся, включая саму себя. Вампиресса наклонила голову, слегка потянув шею, мышцы которой заметно начинали затекать. Но в них было лишь напряжение, потому что китаянка никак не могла расслабиться. Каждая клеточка ее мертвого тела была в таком сильном напряжении, что вот-вот могли лопнуть. Рита выдохнула и провела свободной рукой по своей юбке.

- Мои идеи и мои принципы были привиты несколько веков назад дорогим для меня человеком. И то, что я вампир не отменяет того факта, что каждая жизнь такая же ценная, как и моя собственная. Вероятно, я не правильный вампир, но так меня воспитали, так я привыкла жить и так я буду жить до самой смерти. - рассуждала брюнетка, выдавая Диане моменты из своей жизни. Рита каким-то образом после первой же встречи стала немного доверять этой неформалке, которая с некой агрессией относилась к вампирессе. Но это решение пришло также внезапно и неожиданно, как запах крови ворвался в чувствительные ноздри. - Но это всего лишь лирическое отступление, которое, чисто теоретически, тебя не касается. - Цветок сказала это с намеком на то, что Диана произнесла ранее. Жизнь художницы принадлежала только ей, так вот жизнь вампирессы также принадлежала только вампирессе. "Ну не совсем.." - тихое скептическое замечание, которое напомнило про Поцелуй этого города, быстро затихло в разуме вампирессы. Марго тихо выдохнула, понимая, что в одиночку ей все равно будет тяжело, а поддержка Мастера города никогда не помешает. Тем более плата не была так высока. Прийти на помощь, когда потребуется, Маргарита Лан могла всегда.

Китаянка слегка сощурилась, заметив, что Диана положила свою руку на стол. Ту самую руку, ранка на которой открылась из-за неосторожных действий художницы. "Может она специально это сделала. Включи наконец уже свою думалку, глупая девка!" Однако Марго не была согласна с голосом вампирской сущности, поэтому поторопилась заткнуть этот надоедливый голос. Вампиресса не видела саму рану, скрывающуюся за тонной браслетов на запястье, и не могла никаким образом знать, откуда же у Дианы на руке не так давно застывшая кровь. "Проверяет тебя неформалка то. Сожри ее и дело с концом. Никто не увидит ни фотографии, ни тело, ничего. Ровным счетом ничего." - отцовский голос не переставал дребезжать в разуме Риты, у которой был отличный выход из ситуации. Она просто перестала дышать. Внешне совершенно ничего не поменялось. Слегка бледноватая азиатская девушка, элегантно одетая, с улыбкой на маленьком лице, на котором не осталось никаких эмоций, даже глаза стали какими-то отрешенными от мира.

- Сделаем вид, что я люблю тратить свои несметные богатства. - отшутилась брюнетка на бормотания художницы. Транжирой Риту назвать сложно, но если нужно она потратит столько, сколько потребуется на любые средства и нужды. - Хотя после покупки твоих картин, ты в ближайшее время явно не будешь нуждаться в этих зеленых бумажках. - произнесла Маргарита и подняла одну из бровей лишь на секунду, поминая Диане про количество нулей, которые были перечислены на указанный счет в банке.

Отредактировано Margaret Lan (11.11.15 14:17:39)

+1

23

Диана могла бы закатить глаза в жесте обреченности к своей горестной судьбе. Ей действительно удалось нарваться на вампиршу с зачатками святой. Но не стала, решив, что хватит на сегодня особого эмоционального самовыражения, потому просто задумчиво смотрела в пустоту. «Интересно, есть ли храм с таким именем, как у нее. Хотя к тому же наверняка это не совсем ее имя, раз она азиатка. Вот же дрянь ходячая. Вообще, правда, все эти рассуждения «меня научили, и с тех пор я следую этим принципам» очень серьезно напоминают синдром утенка. Хотя интересно, все ли обладают им в той или иной мере. »
«-Ну, вероятно, если он у тебя есть, то в менее значительной степени. Правда, твое критическое мышление привело к крайнему скепсису относительно всего, что есть у тебя на пути. Впрочем, это уже не синдром утенка, это скорее пессимизм.»
Впрочем, Диана не считала Маргариту неправильной вампиршей. Как выяснилось, это уже второй вампир паладин, в то время, как она встретила всего одно чудовище и по плоти и по духу. Потому прямо легче сказать, что это куча людей, которые имеют не совсем обычный образ жизни, только и всего. Потому художница не особо представляла себе, чего  у Маргариты какие-то переживания по поводу смерти. Если она идет сквозь века, погруженная в какие-то идеи. И чего переживать из-за смерти модели, было совсем непонятно. Однако погружаться в рассуждения Диана не собиралась. Вместо этого она долила себе в бокал вина и решила потихоньку допить его, чтобы уже спокойно пойти дальше гулять и заниматься своей бессмысленной и бессистемной деятельностью, которую многие очень иронично называют «жизнью».
- Вокруг зеленых бумажек крутится современный мир. Да и это забавно – просить несколько соток за подобное после той сделки, - Диана во всяком случае, находила в подобном деле что-то забавное. Впрочем, подобное поведение было еще более или менее нормальным в их американском обществе – все продается и покупается.
Допивая вино, художница заметила очередное открытие дверей бара. Все бы ничего, если бы пара вошедших не напоминала так ребят, которые относительно недавно резвились в переулке. Видимо, ходили куда-то менять одежду, дабы не бродить по улицам в залитых кровью тряпках. И тут же превратились в мирных невинных граждан, которых просто ходят по своим обывательским делам. Проводив их взглядом, художница едва слышно фыркнула, проникаясь ироничностью ситуации.
- Возможно, снимки тебе не понадобятся, только меня в это не впутывай, - выдала художница, после чего откинулась на спинку, держа в руке бокал. Почему-то вместо того, чтобы предвкушать весьма любопытное зрелище, Диана почувствовала себя тоскливо. «Ну вот чем я занимаюсь. Стравливаю непонятно кого просто ради убийства скуки. Кроме как «тоска зеленая», даже сказать нечего. Буду сидеть, ждать опять неведомо чего. Скука». Поежившись, она запахнулась плотнее в свою куртку, стараясь не думать о том, что же сейчас будет. В основном потому что мысли об этом не особо захватывали ее голову. Лишь бы не трогали ее, а там было как-то совершенно наплевать, убьет ли их Маргарита или просто потащит волоком к полиции.

+1

24

- Вокруг зеленых бумажек крутится современный мир.
Рита еле заметно усмехнулась. "Ну да, деньги - это сила, деньги - это власть. Сила и власть - это страх." - мысленные рассуждения привели вампирессу к тому, что ничего за столетия жизни, кроме развития техники и минимального изменения людского мировоззрения, не поменялось. Она веками наблюдала за людьми: и до перерождения и после, спустя года, все одно и тоже. Марго всегда считала это одним из минусов вечной жизни. Видеть как люди рождаются, старею и умираю, так ничего и не сделав или разрушив все до основания.

Вампирессу отвлекла от размышлений о людях фраза Дианы, которая ознаменовала чей-то приход. Сначала Рита даже и не поняла, о чем речь, потому что уже и не слышала, кто заходит в бар или выходит из него. Концентрация только на художнице помогла забыть, что заведение переполнено, а посетители то приходят, то уходят. Марго не видела входные двери даже боковым зрением, не слышала никого кроме брюнетки напротив.

Рита не замечала даже того, что кто-то из новоприбывших пытался подкатить к столику, за которым сидели девушки, но перепуганный насмерть официанты ограждали их от этой ошибки. Однако у них и без углового столика и желающих туда подсесть, была уйма проблем. Например, то, что Диана закурила в помещении, стало катализатором для остальных посетителей. Это привело к суете и панике в рядах официантов, которые бегали между столиками и просили потушить сигареты. Кто-то подчинялся, кто-то нет, указывая на столик с азиаткой и неформалкой, которые этого не видели.

Рита нахмурилась и чуть наклонила голову. Когда, наконец, китаянка догадалась проследить взглядом в ту сторону, куда поглядывает неформалка, озарение снизошло на азиатскую головку. "Она кого-то заметила." Рита чуть не уронила голову на стол от своей тупости. Сегодня она поражала сама себя всем: проявлением своих эмоций, своими словами, своей глупостью. Вампиресса громко выдохнула и открыла себя этому месту. Громкие звуки сильно ударили по ушам, противный запах перегара заполнил нос, затмевая аромат сладостной крови на запястье Дианы. Марго долго шарила глазами по толпе, выискивая тех, кого ожидала увидеть больше всего на свете. Все-таки намек был понят, хоть и не сразу.

Девушке пришлось чуть ли не встать из-за столика, дабы над головами разглядеть свои жертвы. "Ну найдешь ты их, и что дальше? Ты же не убиваешь людей из-за бабуленых принципов." - голос резал разум брюнетки, причиняя ужасающую боль, сильнее, чем нож одного из ублюдков, разрезающий податливую возбужденную плоть модели в той подворотне. Она не задавалась этим вопросом, потому что понятия не имела, что же будет делать с ними. Потащит в полицию, уничтожит на месте убийства Сяомин или использует гипноз и.. "Точно." - маленькая лампочка загорелась в голове азиатки. Что ей стоит заманить одного из мужиков в укромный уголок, загипнотизировать и отправить убивать своего же друга ровно над телом бедной китайской модели, которая, судя по фотографиям, была многократно облапана этими мерзкими ручонками. Да ровным счетом ничего. Плевое дело. То есть связать этих красавчиков с убийством модели будет очень просто, ведь их отпечатки там повсюду, ну это при условии, что в полиции не дураки.

Рита без слов поднялась из-за столика и, несмотря на художницу, которая куталась в свою куртку, поправила свою голубую юбку и элегантную прическу. Девушка посмотрела в сторону окон и убедилась, что выглядит вполне приемлемо, чтобы заманить одного из мужчин в дальнюю часть бара и сделать свое грязное дело. Марго облизала губы и медленно поплыла между столиками в сторону туалетов, все время бросая взгляды в ту сторону, где сидела эта парочка убийц. Ей повезло, потому что, каким-то чудом, она смогла поймать взгляд одного из мужиков и соблазнительно поманить его за собой. Дабы напарник не видел ее лица, Рита повернулась почти в профиль. Вампиресса вложила в свой взгляд толику свой силы, притягивая мужчину к себе, который, зачарованный, что-то пробурчал своему другу и уверенно пошел по направлению к китаянке. Марго практически задыхалась от омерзения, но мужик этого не видел. Гипноз показывал ему лишь развратную азиатскую девушку, которая зачем-то манила его в туалеты. "Ублюдок, мало ему Сяомин." - прорычала про себя брюнетка, отступая к закрытым помещениям спиной вперед. Время от времени Рита посылала ему воздушные поцелуи, слегка задергивала подол своей юбку и соблазнительно прикусывала губу. Однако только он это и видел. Окружающие видели лишь азиатку, которая медленно плелась в сторону туалета и мужика, который шел туда же. Ничего подозрительно. Совершенно ничего...

Достигнув места назначения, Рита скрылась за дверьми и подождала, пока ублюдок зайдет внутрь. Она быстро проверила есть ли кто еще в туалете. И ей повезло, снова, женский отдел пустовал, потому что в баре представительниц этого пола было всего четверо, и двое из них стояли за барной стойкой, открывая байкерам прекрасный вид на свои полуобнаженные груди. Марго от некого волнения облизала свои губы, но в этот момент вплыл зачарованный убийца. Вампиресса приставила его к стене, которая чуть ли не треснула под его весом и от приложенной к телу силы. Китаянка смотрела ему строго в глаза и чувствовала, как ее сила начинает течь по ее коже и с огромным желанием перетекает на мужчину. Монстру дали волю, дали немного воли, ведь кусать и пить кровь этого мерзкого существа Рита не сможет. Поэтому вампирской сущности было разрешено лишь терзать загипнотизированное тело, подавляя его волю. Цветок держала мужика за шею, но не перекрывала ему дыхание, он мог свободно говорить.

- Ты и твой друг... - начала Рита. - Это вы убили азиатку в подворотне? - лишний раз убедиться в этом вампирессе не помешает, ведь в ее планы входила их смерть здесь и сейчас. - Говори немедленно все.. - прошипела девушка, вкладывая в слова еще большую силу. Мужчина был полностью под ее контролем. Он готов был на все, лишь бы угодить вампирессе, которая, судя по его видениям, ласкала его своими руками, облизывала его лицо, шею, раздевала его и раздевалась сама.

- Да, мы сначала решили просто оттрахать эту сучку, но в процессе она сдохла! - радостно кивая, пропел убийца, начиная шарить своими ручищами по телу китаянки, которая невербально послала импульс в голову гада, чтобы тот убрал свои руки. Будь Рита человеком ее бы сейчас тошнило, возможно, даже рвало от омерзительной ситуации. Но гипноз вновь сработал. Мужик убрал свои руки за спину и теперь пытался дотянуться своими губищами до красивого азиатского лица. Но Рита была на расстоянии вытянутой руки, остальное лишь иллюзия. - Она отказывалась сосать мой член, поэтому я вытащил ножик и пригрозил ей. Потом с трудом запихнул свой член в ее сладкий ротик, но она начала кусаться, пока Джерри трахал ее в задницу. И я сделал это, я порезал ее личико, затем ту дорогущую одежду, грудь, отрезал ей сосок, чтобы она наконец начала сосать, но она отключилась... - словарный понос этого ублюдка было не остановить. Он описывал все до единой мелочи, но ведь Рита сама этого хотела, сама хотела это услышать. И слышала.

Девушку передернуло несколько раз, и она не сдержалась и заткнула убийцу, слегка сжав ему горло. Тот закашлялся и схватился за руку брюнетки. Марго не отводила своих черных глаз. Она не могла произнести ни звука, потому что ей требовалось время, чтобы переварить информацию. Прошло всего пару секунд, когда Цветок вновь заговорила, но эти секунды для китаянки длились чуть ли не вечность.

- Забери своего дружка-убийцу и идите вместе в ту подворотню к телу, которое оставили. Используй свой нож, перережь глотку этому Джерри, отрежь ему.. - Рита не решалась произносить предложение дальше. - ..его член и засунь себе в рот. А потом убей и себя. Заколи себя несколько раз, ублюдок. Сдохни. Сдохните оба.. - вампиресса оттолкнулась от безвольного тела и отошла на пару шагов назад. Рита схватила себя за волосы и уперлась взглядом в пол. "Боги, что я говорю? Что я творю?.." - мысли взрывали каждый миллиметр черноволосой головы так, что брюнетка чуть ли не стонала от боли и безысходности. Она нарушала закон, нарушала то, что было рассказано несколькими днями ранее. Она подрывала доверие к себе. Китаянка посмотрела на зачарованного мужчину и подошла к нему снова. Выхода не было. Каким бы сильным не было желание отомстить за Сяомин, долг перед Поцелуем не позволял Маргарите убивать людской род. Сколько бы злости не накопилось, девушка должна была держать себя в руках.

Алкоголь на ряду с гипнозом чуть ли не убивали сознание убийцы, но тот пока держался. Похоже картинки, которые Марго ему послала, были тем, что мужику и требовалось. Ну а кто после акта насилия, который начинался с добровольного зверски жаркого секса, откажется от еще одной азиатки за вечер, которая сама заманила в туалет, сама раздела и разделась и сама начала сосать член, без каких-либо просьб или предварительных ласк. Судя по лицу и по тому, в каких конвульсиях билось тело мужчины, он вот-вот должен был прийти к финишу в этой гонке. Рита скривилась от омерзения и подошла к этому существу у стены. Она схватила его за горло и захватила его мерзкие глазенки.

- Забудь мой предыдущий приказ. Просто забирай своего дружка и валите к чертям из бара, из города, можно даже из страны. - каждое слово, словно нож, хлестало убийцу по лицу, отчего тот переставал видеть сладостные картинки перед глазами, так и не закончив начатое. Рита на мгновение перевела взгляд на паховую область мужика и издала звук, будто ее тошнит. Солидная выпуклость заставила Марго отступить на пару сантиметров от него. - Выходи отсюда через 2 минуты и делай, что сказано. - с этим приказом, слетевшим с губ, Марго вышла из туалетов и направилась к Диане, которая одна сидела и скучала.

Спустя указанное время, из туалета вышел зачарованный мужик и пошел в сторону, столика, где, так же скучая, ждал тот самый отвратительный Джерри. Загипнотизированный что-то сказал второму, и они вместе вышли из бара, не заплатив за напитки. Все внимание вампирессы вновь оказалось на художнице напротив.

Отредактировано Margaret Lan (18.11.15 09:13:51)

+1

25

Диана не знала, что ей толком делать. Ибо в каком-то смысле делать не хотелось ровным счетом ничего. Маргарита, с ее подачи, обратила внимание на тех, кто убил ее модель. «Значит, вот так это будет выглядеть. Забавно. Я могла бы промолчать и, весьма вероятно, оказалось бы так, что вампирша бы никогда не заметила этих парней. И тогда бы ироничность ситуации дошла бы до какого-то невероятного доселе предела. Только представь, Каин. Ведь они бы оказались рядом с той, кто захочет их убить и остались бы живы. Вот примерно так, как я, и становятся серийными убийцами. Сколько людей я уже отправила на верную смерть своим бездействием, обрывая их шансы на спасение, не мешая убийцам творить свои дела. Теперь я еще и помогаю убийце, указывая на жертву.»
«-Тебе это приносит какие-то моральные страдания? Нет? В общем, ты же у нас это замечаешь по очень простой причине. Где-то там, далеко в прошлом, у тебя ведь были принципы в духе «убивать плохо», «быть честной» и далее по списку. И у тебя эти принципы ассоциируются с хорошей жизнью. И пусть даже разумом ты их не признаешь, где-то за пределами чувств у тебя что-то есть ко всему этому. Вот почему ты поминаешь их неявным образом, иронизируя над своей асоциальностью и бесчеловечностью».
Диана проводила Маргариту взглядом и тоскливо вздохнула. Было видно, раз вампирша движется с нормальной скоростью и не пытается со свистом прибить обоих мужиков, значит, задумала прибить их каким-то более тонким способом. В принципе, девушке было более или менее все равно, каким образом они умрут, ибо никакого сострадания она не испытывала. Тоскливо вздохнув, художница продолжила свои мысленные терзания.
«-Ну и что ты предлагаешь мне делать с этим? Как мне оторваться от своего прошлого? Я бы, наверно, очень хотела начать все заново, незамутненным взором вновь смотреть на мир. Вот почему я так алчу смерти, хотя и знаю, что нет никакой реинкарнации, нет ничего по ту сторону небытия. Но при этом я считаю свою жизнь уж слишком унылой в таком варианте».
«-Фокус в том, что ты требуешь невозможного. Мир вокруг тебя нельзя создать заново. Даже если ты потеряешь память, все равно у тебя будут то же окружение. Все твои принципы оправдываются миром вокруг тебя, они не так уж серьезно связаны с какими-то грезами. Ты вернешься туда же, откуда и начала. Я понимаю, что ты хочешь сдаться, опустить руки. Многие люди часто так хотят, всем ведомо отчаяние и страх. Уныние может сопровождать каждого. Ты просто видишь его чаще у себя, нежели у кого-то из своего окружения. Но выбора в каком-то смысле на самом деле нет. Надо идти вперед, сквозь то, что кажется тебе адом, но таковым на самом деле не является. Возможно, когда-нибудь тьма не будет застилать тебе глаза и ты увидишь положительные стороны этого мира».
Можно было, по-хорошему, уйти сейчас, оставить это место, пока у Маргариты вершится какая-то там месть. Диана даже задумалась, пытаясь понять, каково живется вампиру, которому много сотен лет. Сколько на ее пути было людей, умерших насильственной смертью? Сколько из них вампирша ценила. «Интересно, она каждому убийце мстила или мне тут совсем повезло? Возможно, высокомерие это не проклятье вампиров, а их благословение. Проигнорировать смерть своих близких. Проигнорировать предательства, обманы и уловки окружающих. Жить дальше, не смотря ни на что. Возможно, будь Маргарита чуть более самодовольна, она бы просто плюнула на смерть своей модели и сейчас жила бы куда легче. Но она занимается какой-то ерундой». Диана едко хмыкнула.
«-Вероятно, это ужасная судьба. Жить чудовищем с человеческим лицом. И человеческими мозгами. Вероятно, именно такие вампиры и живут среди людей. Воспринимай это как торжество человечества над своим врагом».
Кутаясь в свою куртку, Диана чуть кривовато ухмыльнулась, в ее эмоции было больше горечи и желчи, нежели искреннего веселья. В основном потому что она проецировала на себя в какой-то мере эти рассуждения. Она проникалась тоской и печалью от того, что вынуждена занимать свой мозг подобной ерундой, дабы не убивать себя об столешницу особо жестоким и глупым способом. Но воспоминания всего дергали ее. Эрилья. То странное безумное чудище, пришедшее откуда-то из прошлого мира, когда вампиры были действительно монстрами, которых следовало бояться, потому что они были бешеными зверями, которые могли напасть в любой момент, не заботясь о человеческих законах, потому что жили вне человеческой  системы. Диана помнила отвращение и шок на лице этого призрака, который не признавал современного устройства мира. И в принципе понимала его. На первый взгляд это победа чудищ – возможность существовать под защитой закона, не ожидать под своими окнами озверевшей толпы с вилами, которая днем достанет из гроба и вытащит на солнце. Но это на самом деле победа людей. Приручить чудовищ, управлять чудовищами, заставляя их делиться на однозначных монстров и двуличных тварей, которые хотят жить спокойно. И законное право уничтожать первых и сковать правилами вторых. И внушить страх, что в случае несоблюдения правил, им следует услышать поступь федерального маршала, идущего по их задницу.
«- Вот так всегда. Все эти развлечения, смерть и жизнь, что должно, для них, наверно, быть радостными вещами, все обращается в трагизм. А я на это вынуждена смотреть и время от времени сплевывать желчь».
«-Возможно, все не так уж и плохо. Да, ты у нас тут видишь печальный конец для всего, что есть. Но ты в каком-то смысле наблюдатель. Пусть многие говорят, что наблюдатель тоже вовлечен в процесс, но при этом ты с большей вероятностью выживешь, нежели какая-нибудь вампирша. А даже за самой темной ночью, следует рассвет».
«- И откуда, скажи на милость, ты набрался столь глупых романтических мыслей? Что за бредятину ты тут выдумываешь? Ты же прекрасно знаешь, что единственная судьба, которая мне уготована – это только новая порция страданий и боли. Если я найду хоть что-то, что бы как-нибудь оправдывало, я честно скажу, что была не права. Но до этого всегда стоило мне хотя бы приноровиться, как тут же я скорее получаю новый удар судьбы, который вновь вынуждает меня страдать и терпеть что бы то ни было.»
Смотря в пустоту, художница пыталась понять в очередной раз, ухватить несуществующий смысл во всем окружающем мире. Но он словно развеивался под ее взглядом, не выдерживая критического осмотра. Вот и сейчас она окинула беглым взглядом оживленный бар и почувствовала приступ тошноты от того, насколько мерзостна была картина. Осознание того, что огромное количество людей  в качестве основного элемента наслаждения, ради которого и терпят свои сорокачасовые рабочие недели, было пребывание в алкогольном опьянении. Массовая наркомания, только легальная.
Словно напоминая о наркомании, появилась на горизонте все та же вампирша. Художница даже не подняла взгляда совсем наверх. Холодные пыльцы все также царапали ногтями грубую кожу куртки, заставляя чувствовать себя еще более тоскливо, так как теплее не становилось. Диана представляла, какое впечатление может производить со стороны. Скорее жалкое, нежели отталкивающее. Сидит себе такая девушка, которая по размерам наверно не занимает и толики пространства того, которое должен занимать человек за этим диванчиком, ежится в черную куртку, словно та может защитить ее от жестокого окружающего мира. Проводив взглядом двух парней, которые торопливо вышли из бара, Диана хмыкнула.
- Топорно, - хрипловато прокомментировала девушка работу Маргариты, решив не думать о том, что встреча с ней может оказаться последней не только потому, что Диана найдет свою смерть в ближайшее время где-нибудь в подворотне по какой-либо причине или вовсе без таковой. Могут случиться и другие причины для такого. Впрочем, рассуждать о подобных вещах было по меньшей мере скучно и уныло.
«- В общем-то верно, это совсем не наша работа. Мы тут даже ничего не получим, если будем вникать в процесс, ничего нового не узнаем. Так что оставь это».
Диана хотела бы спросить у Каина «А что же мне тогда делать?», но знала, что ничего толкового не услышит. Знала, что ее внутренний голос вряд ли предложит что-то более серьезное, чем  продолжение гедонистического образа жизни. И от этого было еще более тоскливо. Апатия окутывала девушку, проходилась холодными пальцами по загривку, зарывалась в шевелюру, подобно настырному любовнику. Вот только вместо возбуждения приходило полное бессилие и беспомощность, которое придавило Диану к одному месту, мешая сдвинуться с места хотя бы на миллиметр. Взгляд все так же был направлен в пустоту, лишенный какой-либо осмысленности и сосредоточенности. Девушка одновременно варилась в собственных темных размышлениях и отсчитывала секунды. Словно была какая-то слепая, абсолютно безумная надежда, что в какой-то миг произойдет что-то, что вырвет Диану из мрачных дум и утянет в бездну реальности. Словно будет в этом мире что-то, что разомкнет этот безумный цикл парадоксальных и противоречивых выводов, который крутится под аккомпанемент из сотен шепчущих голосов, позволив Диане сбежать от тихого кошмара собственного разума.

0

26

Замыслы Марго Диана прекрасно поняла, и вампиресса видела это по голубым слегка опьяневшим глазам, которые смотрели куда-то далеко в пустоту. Однако комментарий художницы был пропущен мимо ушей. Создавая слабую видимость того, что Рита лишь ходила в те комнаты по своим делам, и никак не связана с этими убийцами, которые вышли на улицу. Но правда вряд ли спрячется от Дианы, которая сама и указала на мужчин. Это слегка омрачало ситуацию. Вампиресса не хотела навредить художнице, но теперь появлялось еще больше причин для использования гипноза на неформалку. Тишина вновь поглощала угловой столик, не оставляя и миллиметра свободного пространства. Она была тяжелой и настолько плотной, что Рита могла потрогать этот вакуум рукой. Еще одна иллюзия. Нужно было разрядить обстановку, привлечь внимание художницы. Отвлечь ее от мыслей и приступить к делу. Но Марго не знала, что сказать неформалке.

Вампиресса стала вспоминать разговор перед упоминанием о мужчинах. "Что же там было?.." - мысли бежали очень быстро, но Марго успела вспомнить про "зеленые бумажки" перед тем, как дверь в бар очередной раз открылась. Оттуда послышались громкие визги какой-то женщины. Китаянка опустила голову, ведь судя по крикам, кто-то нашел бедную растерзанную азиаточку в подворотне за мусорными ящиками. Девушка заметила, что люди в баре волной поднялись на ноги и с громкими вопросами повалили из заведения. "Откуда у них столько любопытства?" - немой риторический вопрос резко появился в глазах брюнетки. Воздух внутри постепенно очищался от перегара и сигарет, что позволяло Рите дышать свободнее.

- Похоже, кто-то нашел мою Сяомин. - пробормотала китаянка, привлекая и ловя взгляд художницы. Рита незаметно отпустила свою силу на волю погулять, пытаясь захватить голубые глаза в черный бездонный капкан своих глаз. "Ты опять ошибаешься..." - бабушкин голос напоминал о событиях минутной давности. О том, что Рита сделала и о чем передумала и частично исправила. Да, за черной полосой в жизни всегда идет белая. Нужно просто ждать и надеяться. Жизнь китаянки текла медленно, но смена полос всегда опережала время. Девушка улыбнулась про себя. Удача, как всегда, была на ее стороне, но похоже не сегодня. Сегодня ночь была такая же черная, как и жизнь брюнетки. Диана так и не перевела взгляд на вампирессу, что спасло и ее и Риту, которая загнала свою силу обратно за пояс. Несколько поздно, что вызвало судорожный вздох со стороны китаянки, ибо слишком много силы вырвалось наружу.

- Диана, отдай мне карту памяти своего фотоаппарата и сотри все фотографии со своего планшета, пожалуйста. - вежливо мурлыкала вампиресса, приблизившись к Диане достаточно близко, как позволял стол между ними. Это было лишнее, но энергия вампира внутри сильно манила еще и укусить фотографа, что Марго вцепилась ладонями в края стола на своей стороне, чтобы не рвануть с места. - И давай сделаем вид, что ничего не было. Не убийства, не неприятного разговора. Может даже встречу эту забыть. - девушка слегка скривилась. Как и первая встреча, вторая с этим человеком была также не удачна, что наводила на некоторые мысли. Марго постаралась их отогнать.

Меньшее количество народа как раз-таки помогало вампирессе сосредоточиться только лишь на Диане, ведь внутри бара царила практически мертвая тишина. А вот за окнами заведения толпился народ, и где-то вдалеке уже пели полицейские сирены. Толпа что-то активно снимала и фотографировала, но Марго и на это не обращала внимания.

Отредактировано Margaret Lan (18.11.15 09:30:51)

+1

27

Диана продолжала пребывать в состоянии, близком к кататонии. Тщетность всех ее дел казалась просто очевидной. Ночь за ночью, она продолжала заниматься все той же дрянью. А сейчас даже алкогольное опьянение было слишком слабым, чтобы хотя бы избавить ее от шепота в ее голове. «Видимо, надо было сразу начинать пить виски, а не размениваться на жалкое вино, которое от виноградного сока мало чем отличается».
«- Мы и так злоупотребляем алкоголем постоянно. Так что хватит и вина. И вообще лучше в ближайшие несколько дней пробуй, не знаю, каким-нибудь другим способом улучшать свое самочувствие. Секс, например. Или посиди дома с чашкой кофе и порисуй, посмотри кино или сериалы какие-нибудь, аниме, как вариант. А то здоровье погубим быстрее, чем найдем смысл жизни».
Диана в принципе не имела ничего против такого варианта, однако отложила эти идеи куда подальше. Все равно она сейчас была в баре с вампиршей, а не у себя дома. И здесь была другая ситуация и другие проблемы. Девушка попыталась прикинуть, что она может сделать в текущей тоскливой ситуации. Конечно, можно было выдать вампирше рекомендацию исправить плод своих трудов, все-таки гипноз дело весьма и весьма дурное. Но тут, как назло, было объявление о трупе и явно догонять двух ребят стало несподручно. Девушка утомленно вздохнула. «Ладно. Поздно метаться. Сейчас, наверно, стоит рассуждать только о том, как наиболее спокойным образом самой уйти. Конечно, я ни в чем не виновата. Но при этом как бы участвовать в допросах – ну его к черту». Была надежда, что вампирша просто сказала парням исчезнуть, например, утопиться где-нибудь в реке. Ну или вообще ничего существенного не приказала, просто подтверждение информации получила и оставила в покое. Это было бы самым благоразумным делом.
Художница в этот момент услышала слова о фотографиях. В голове словно триггер щелкнул от такого. Когда вампир просит на грани требования что-то, вспоминается тот факт, что это чудище, которое может и загипнотизировать.  А потому надо избегать взгляда в глаза при всей своей склонности смотреть на собеседника.
- Как-нибудь сама разберусь, что, куда и как далеко. Убей меня, если так хочется управлять хоть чем-то, вампир, верящий в святость жизни, - тихо прошептала художница, находя что-то ироничное в своей фразе, раз парней пока не нашли в ближайшем переулке. Все так же не глядя на Маргариту, Диана поднялась, найдя в этом что-то забавное, внезапно растрепала вампирше шевелюру, после чего пошла к барной стойке, где передала пару купюр за алкоголь и отказавшись от сдачи. Девушка посмотрела через окна на толпу, немного забавляясь от того, скольким людям было интересно убийство. Все были такие высокоморальные и жалостливые, но на кровь слетаются быстрее, чем мухи на всем понятную субстанцию. «Ну и ладно, в общем-то надо просто уходить, подобно тем парням, благо исчезать в моей ситуации куда легче. Ну да, лучше уж изображать, что я тут не при чем и не думать о том, что эта вампирша против меня что-то сделает.» Диана пошла на выход, думая, как будет протискиваться через эти толпы на улицах. Подумав о своем последнем ничем не спровоцированном поступке, она еще раз усмехнулась. Все-таки вампиры забавные чудища. Такое ощущение, что их крайне сложно спустить с небес на землю, но на деле оказывается весьма и весьма просто.

Отредактировано Diana Stillman (18.11.15 09:58:01)

+1

28

Не обращала внимания на толпу за окнами Рита до поры до времени. Чувствительный слух помогал расслышать разговоры, льющиеся в помещение с улицы через открытую дверь. Некоторые комментарии не нравились брюнетке до дрожи, но что она могла сделать. Уже дважды за последние минуты Марго одернула себя, напоминая про правила Поцелуя, про свои правила, но это не помогало. Девушка вернулась к тому, с чего начала. К тому вопросу, которым Маргарита задалась перед появлением художницы. "Ну и что теперь делать?" - вампиресса выглянула в окно и увидела переливающийся свет от полицейских машин, которые уже подъехали к месту событий. Следом от Риты последовал жест "рука-лицо", который должен был привести девушку в себя в этой безвыходной ситуации. Не биться же головой от стол или стену. Это не красиво и китаянку могут счесть сумасшедшей.

Вампиресса настолько упала в свои мысли, что не увидела, как Диана поднялась из-за стола. Она только чувствовала руку на своей голове, которая портила китаянке прическу. Вампирская сущность не успела среагировать и схватить художницу за руку. "Ну и слава богам." - Рита все так же не хотела навредить своему поставщику картин. Однако останется ли Диана таковой после сегодняшней ночи, Марго не знала. Пока встречи с этим человеком, случайные или нет, приносили только неприятности им обеим. Хотя про Диану сказать сложно, ведь, по крайней мере, сегодня она получила материал для следующих картин, а в прошлую сумму большую сумму денег на свой счет. Скорее черная полоса обходила неформалку стороной, той стороной, где была Маргарита Лан.

Девушка пожала плечами и молниеносно поднялась на ноги, схватив свою сумку. Из-за суматохи снаружи никто из оставшихся пьяных посетителей не заметил, как Рита переместилась к двери. Да если и заметили, вряд ли кто-то поверит пьяному бреду старых байкеров. Вампиресса перегородила путь на выход для художницы и поправила прическу. Она знала, что вероятно тот жест был лишь случайным порывом со стороны неформалки, поэтому просто забыла о нем. "Ну с ее то странными взглядами на жизнь..."

- Убить? - риторический вопрос, слетевший с губ, создал легкую волну мурашек на руках брюнетки, которую поражало то, сколько это слово было сегодня произнесено. Оно буквально преследовало всех вокруг сегодня. Рита подумала, что сейчас где-то кто-то и как-то в любом случае умирает. Ирония судьбы. - Ты так упорно ищешь смерть. Я поражена. - усмехнулась китаянка, которая заметно поменялась в лице и в ауре вокруг. Из шокированной, белой и пушистой вампиресса превратилась за мгновение в то, чем является на самом деле. Настоящим кровожадным монстром. "Моя очередь!" - пролепетал голос злобного вампира внутри китаянки. Нет, вредить Диане никто не будет. От своих слов Рита не отступится и сделает все, что угодно лишь бы чудовище внутри выполняло ее обещания. - На той стороне нет ничего, чтобы заинтересовало тебя. Поверь, я то знаю..

+1

29

Диана, однако, думала о непосредственности. Знакома ли она чудовищам? Можно ли пройдя сквозь века, насладиться банальным походом в кино? Посмотреть на звезды и подумать о чем-то ностальгичном? Или вампиров какие-то вечные замашки, которые заставляют их что-то делать, чего-то добиваться в этой жизни? Диана слишком далека была от понятий достижений, амбиций и планов. Как-то уж слишком другая была у нее ценностная система, чтобы хотя бы стать хорошим специалистом в чем-либо, не говоря уже о том, чтобы добиться чего-то серьезного.
«-Ну, если что, можешь себе другую красивую цель поставить. Если ты научишься проживать бесполезные дни абсолютно бесполезным образом, при этом не особо переживая, а просто делая что-то, что кажется нормальным и естественным для тебя, то можно будет считать, что я в каком-то смысле достиг своей цели. Ведь тогда твоя жизнь будет действительно хорошей. Ведь на самом деле именно мысли твои отравляют каждый миг твоего бытия, каждый шаг ты подвергаешь безжалостной критике. А если принять все это как есть и перестать мучиться – то все будет выглядеть у тебя очень даже неплохо».
Диана даже ответить попытаться понять свое отношение к сказанному Каином не успела, не говоря уже о том, чтобы что-то ответить, как, глядя под ноги, натолкнулась на Маргариту, которую очень хотелось боднуть лбом. Или подзатыльник отвесить. Или каким-то еще образом отреагировать на подобное пассивное сопротивление. Огромного труда, сопровождаемого довольно долгим ступором, ей стоило удержать себя от того, чтобы посмотреть на вампиршу. Дело было не в фотографиях, пользу от которых она получит, вероятно, в виде сравнительно небольшого количества долларов после выкладывания на своем сайте. Как бы можно было в этом вопросе уступить Маргарите. Но вот давать возможность поковыряться в своей голове… художница не могла этого допустить. Страх, смешанный с гневом, возникал каждый раз, когда возникала угроза каких-то неожиданных откровений. Несмотря на то, что свой рассудок и мышление она ненавидела, но вот вмешательство в работу своего серого вещества – нет уж. А если кто-то еще и ее воспоминания затронет  - за это Диана и убить могла.
Фраза Маргариты о смерти напомнила художнице о том, что она сама недавно говорила. «Ну да, вот оно, уважение, черт побери, к моему выбору. Сразу блин давит своим проклятым опытом. Как будто я спрашивала».
– Засунь свое «поверь» себе в задницу, - вежливо напомнила Диана о том, что же она говорила о том, насколько же ей наплевать на весь многовековой опыт вампирши. Она открыто признавала тот факт, что является, возможно, глупой. Можно было сказать, что и по эту сторону мира для нее нет ничего интересного, да и еще при этом была масса раздражителей, что делало ту сторону существования куда привлекательней. Однако разговаривать желание пропало уже давно, потому девушка просто обогнула собеседницу, благо места для двух явно не солидных по размерам представителей женского пола было предостаточно. Потому она и пошла на выход, решив не особо размениваться на дальнейшие споры и рассуждения.

+1

30

Рита знала, что находится по ту сторону жизни. Она знала какого это, когда твоя жизнь обрывается со страшной болью. Вампиресса чуть ли не детально помнила каждый миг после пробуждения. Неосознанно девушку передернуло от воспоминаний. Таких мерзких, таких липких, таких ненужных. Китаянка знала, что говорит. "Такое иной раз и врагу не пожелаешь, но девке то, похоже, наплевать." - проницательность вампира внутри просто поражала Марго иногда. Она не понимала, как можно быть таким "тормозом!" Рита, правда, хотела согласно кивнуть, но это выглядело бы странно, поэтому девушка лишь испустила довольно громкий выдох. А вот смену сущностей Диана, как оказалось не заметила, отчего Маргарита скрестила руки на груди и слегка нахмурилась.

- Засунь свое «поверь» себе в задницу, - китаянка лишний раз убедилась в том, что с художницей бесполезно вести разговор. По крайней мере теперь. Наладить контакт не получилось с самой первой встречи, а эта случайная испортила все еще больше. Маргарита закатила глаза, приподняв подбородок наверх. "Да я даже пытаться больше не буду." - подумала девушка, наблюдая, как художница обходит ее, чтобы выйти из бара. Надоело. Им обеим это надоело. И атмосфера вокруг только об этом и твердила.

Диана успела выйти из помещения, прежде чем приехавшая наконец полиция стала загонять народ обратно в душное заведение. Видимо для того, чтобы провести допрос. Только вот Рите этот допрос был не к селу не к городу. Девушка слегка сощурилась и увидела щель между телами, в которую успешно и протолкнулась. Ей также повезло пройти незамеченной и мимо правоохранительных органов. Вампиресса обернулась и увидела в противоположном конце улицы темный силуэт Дианы.

- Будем надеяться, что это следующая встреча разрешит все наши проблемы. Или мы больше не встретимся. - тихо пробормотала китаянка на своем родном языке, отворачиваясь от того направления, куда ушла художница. Рита переложила сумку из одной руки в другую и двинулась в сторону, в которую должна была уйти вместе с Сяомин. Бедная умершая китайская модель. "А ведь она могла стать еще более известной." - Марго понадеялась, что из-за злости Дианы, она не увидит те жуткие снимки не у себя на почте, не на каких-либо сторонних сайтах. Девушка того не заслуживала.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [09-10.04.11] Timore Monstrorum