https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [25.03.11] Кушать подано, сэр


[25.03.11] Кушать подано, сэр

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: 25 марта 2011
Места: Цирк проклятых, комната Сорси

АПАРТАМЕНТЫ СОРСИ

Комната Сорси в подземельях Цирка Проклятых. Каменные стены без штукатурки, сводчатые потолки, кровать с балдахином, кресло, маленький диван на двоих, тумба и прочие необходимые, но практически не используемые вещи. Комната поделена на две части одной из арок: справа от входа находится жилое помещение, часть слева полностью отдана под гардеробную со всеми костюмами.

http://s6.uploads.ru/t/kpQAY.jpg

Герои: Lucas Anselme Dufour, Sorci
Сценарий: Дедушка, дедушка, почему у тебя такие большие зубки? Спросил любопытный оборотень, перед тем как стал завтраком циркового конферансье.

Отредактировано Lucas Anselme Dufour (03.02.16 21:27:44)

0

2

В просторной костюмерной  ближе к  вечеру оказалось многолюдно, шумно и как всегда весело. Присутствовали исключительно мохнатые артисты во всем своем многообразие видов и жанров. В самом дальнем закутке, близь вешалок с наиярчайшими клоунскими нарядами сошлись в неравно бою опять неразлучных клоуна. Оба оборотня имели одинаковый рост, примерно схожее телосложение из-за чего регулярно собственно и цапались, как кошка с собакой, кем они впрочем, и являлись по природе своей. Один из спорщиков являлся леопардом, живым, беззаботным по характеру, а второй вервульфом, более серьезным, очень занудным местами товарищем. Склоки между этими двумя случались, как правило, из-за того, что один у другого воровал в наглую элемент костюма или же не могли поделить реквизит. На этот раз коса нашла на камень  из-за сущей ерунды – выясняли отношения, кому принадлежит большой бирюзовый бант, а кому приторно красный. Поначалу это недоразумение не мешало никому, только веселило, были даже провокаторы среди невольных зрителей стоящих по близости с вешалками в руках. Но как это частенько случается, веселье задело всех, и вот уже два клоуна, сообразившие, что над ними потешаются, превратились в самых настоящих задир, как на цирковой арене. У Лукаса даже возникло ощущение, что парни начали репетиции раньше времени. Доставалось от колких языков всем, кто посмел весело улыбнуться, естественно в ответ язвам отвечали, в результате чего бедные костюмеры готовы были взорваться от раздражения. Зато цирковым артистам было очень весело, задело колким юмором и верласку, честно пытавшегося пробиться со своей партнершей по номеру своим костюмам, даже не пытавшихся скрыть озорные улыбки. Заметив это, один из клоунов, кот, тут же нехорошо так улыбнулся своему приятелю клоуну, и атаковал водой пару канатоходцев прицельным огнем из ярко алого мака прикрепленного к груди. Партнерша Лукаса, весело хохоча, быстро юркнула за спину высокого напарника со своим платье. В результате столь нехитрого маневра оставаясь сухой, зато непосредственно ласке и воздушной гимнастке досталось. Воздушная гимнастка, тоже кошка, мгновенно зашипела, ведь ее любимая шелковая блузка была теперь в неприятных на вид пятнах, которые должны были высохнуть бесследно. Однако девушка, не была бы самой собой, если бы не ответила на диверсию. Заприметив поблизости своих партнеров, воздушных гимнастов-мужчин, издала такое жалобное обиженное, очень походящее на мяуканье котенка мяу. Вот стерва! Успевая
свою партнершу запихнуть под шелестящие яркие ткани на вешалках, фактически выталкивая на ту сторону под задорные возгласы коллег с той стороны.
- Ласка, если разлюбил девушку, давай мы ее к себе заберем!
- Я вам ее заберу!
Возмущенно крикнул на ту сторону ряда ласка, буквально ощущая всем телом, насколько женщины могут манипулировать мужчинами. Воздушные гимнасты, пришли, как всегда спасать свою принцессу, синхронно расталкивая все препятствия на пути плечами. В результате чего послышались возмущенные голоса, других девушек.
- Лукаас! Ты гад! Все из-за тебя!
- А чего сразу Лукас?! Это клоуны брызгаются!
Послышался голос в защиту ласки по ту сторону вешалок, канатоходцы тоже держались парно, защищая друг друга даже в шуточной беде, под веселый подначивающий смех.
- Точно, я сама видела.
- Он тебе позволяет на шее сидеть, ты заинтересованная сторона!
- Кого он по-твоему должен носить еще?! Тебя?
- Эй, я вас слышу!
Недовольно подал голос Лукас, откуда-то со стороны входа послышался еще один мужской голос.
- Я тоже!
В ответ на протест обоих недовольных парней послышалось неизменное, озорное.
- Будете возмущаться, уйдет к силачам!
Возможно, веселье продолжалось бы и дальше, но терпение костюмеров лопнуло. Раздалось грозное предупреждение, пустить всех голыми на арену выступать.
- Не закроете рты, будете щеголять в шкурах перед зрителями. Все, кто примерил свои костюмы выйти и развлекаться в коридоре! Вас слишком много, мешаете работать, остальные остаться.
Половина артистов вышла, и стало значительнее тише, остались лишь те, кому это было действительно необходимо. Верласка оказался один из тех, кому пришлось подольше пообщаться с костюмерами – пошитая черная шелковая рубашка оказалась чуть длиннее в рукавах, чем надо. Зато брюки сидели, как надо, подчеркивая все, что необходимо. Ремень тоже подходил к выбранному образу. Обувь же, ну ее никто собственно и не спешил заменять, да и о таком Лукас не задумывался еще.
- Зайди, через час где-то, а пока погуляй и смотри, брюки не запачкай.
- Например, чем?
Переспросил невинно ласка, отдавая рубашку, оставаясь теперь по пояс раздетым.
- Брысь с моих глаз.
- Есть, мэм.
Брысь, так брысь, выйдя из костюмерной, канатоходец задумался, куда же пойти? К себе, так там сейчас точно понаставит пятен, ворон везде раскидал шоколадные конфеты, выклянченные у девушек. Да и заниматься уборкой откровенно лениво, на арене сейчас убирали, мешать не хотелось. Искать напарницу по номеру же дохлый номер, его птичка умотала скорей всего к своему парню-человеку на всех парах… в закрытый клуб, защищать «свое» от посягательств официанток. Бедным девушкам людям можно было только по соболезновать, волчица хоть и была чуть младше ласки, но могла быть  опаснее любого вампира для людей. Кровосос то поел и отпустил, а ревнивый оборотень порвет на британский флаг бездумно, решив, что так и должно быть. Оставалось одно тихое место, где можно спокойно расслабиться – комната Сорси. Пусть их конферансье еще спит, по примерным оценкам, должен был проснуться приблизительно через пару часов, но ему, Лукасу туда можно войти и днем. Пускали без проблем. Захватив из своей комнаты плеер, удостоверившись попутно, что конфет раскидано по полу немного питомцем, ушел в комнату к вампиру. Запоздало вспоминая, что так и не переобул обувь для выступления на повседневную. Вставив наушники в уши и включив музыку, под которую должен будет выступать, ласка не особо задумываясь дошел до комнаты Сорси, вошел внутрь, спокойно закрыл за собой дверь и… Не обращая никакого внимания на спящего хозяина комнаты плюхнулся на кровать, зарываясь расслабленно в подушки. Лишь изредка бросая заинтересованный взгляд на вампира, которого кормил.
- Мда… если бы тебя увидел мой старик… Понял бы, что у нас еще не так чудачат в семье.

+1

3

Он спал как всегда, повиснув на перекладине, самое важное при этом было не трогать вампира, дабы тело не рухнуло, но в комнату к Сорси мало кто мог войти, а те, кто тут оказывался в неурочное время, хорошо знали привычки хозяина комнаты, так что вампир спокойно продолжал спать своим мертвым сном пока последние лучи солнца на покинули этот мир. Пробуждение принесло ощущение голода и присутствия, Сорси ухмыльнулся, сам себе, каким-то шестым чувством ощущая присутствие в комнате того, кто добровольно делился с ним горячей жизнью. С момента пробуждения опасность сверзнуться с перекладины исчезла, Сорси потянулся всем телом, разводя руки в стороны, а потом качнулся и одним рывком спрыгнул с перекладины, приземляясь на кровать коленями и оказываясь сидящим на ногах Лукаса.
- Салют, le croissant.
Он никогда не оскорблял тех, чья жертва, особенно добровольная, продлевала его существование, кем бы ни был донор, но с Лукасом почему-то позволял себе забавные эпитеты. Быть может потому, что ласка не был его призывным зверем, он просто однажды сказал, что может прийти и помочь, а потом стал приходить каждый вечер, быть может потому, что потому, что жарко отозвался после того, как горячая кровь разогрела вампира, а может еще по каким-то, одному ему ведомым, причинам. Лукас никогда не говорил почему согласился и зачем приходит каждый вечер, он просто приходил, а сам вампир не спрашивал, считая, что вторгаться можно в тело, но не в душу, захочет сам скажет, а нет, так незачем и гадать.
Он ледяной, голодный, но в то же время возбужденный и пусть тело еще не отзывается на взгляд оборотня, что отложил свой плеер, но во взгляде, в прикосновениях, в голосе оно уже было явственно, а потому сейчас для тела нужно было совсем немного, остальное можно добрать и потом. Потом, когда кровь закипит и вспениться, словно шампанское, когда наслаждение раствориться в ней блаженным ядом. Сорси навис над парнем, упершись руками в кровать по обе стороны от тела, нагнулся совсем по-кошачьи и провел языком от пупка витиеватой линией по животу и груди, очертив соски и остановился у ямки между ключиц. Слюна вампира позволит немного задержать свертываемость крови, а ему и этого хватит. Повторяя извилистый путь, теплую кожу рассек ноготь, оставляя кровоточащую царапину, и тут же вампир вновь припал к жаркому телу, слизывая яркую кровь, утоляя первый голод и в то же время лаская отзывающегося оборотня. Глоток за глотком он ласкал языком податливого любовника, а руки уже без труда справились с застежкой брюк, пробираясь под ткань и скользя по мягким завиткам волос на лобке.
Оторвавшись на мгновение, Сорси поднял голову и взглянул в глаза ласке:
- Где ты хочешь сегодня?
Всякий раз это было новое место укуса, когда Сорси выбирал сам и шея при этом была далеко не самым частым выбором, а порой, как сегодня, предлагал выбрать Лукасу.

+1

4

Слова ушли в пустоту, впрочем, как и всегда. Это был далеко не первый раз, когда Лукас приходил раньше времени, бывало несколько раз оставался подле вампира на свой «дневной сон», когда хотел чтобы никто ни при каких обстоятельствах не нашел его. Как показала практика, помогло, искали, причем не только в цирке, но даже в городе по другим адресам и не нашли. Попросту никому в голову не пришло, что кто-то может использовать спальню вампира, для собственных нужд. Помнится, тогда ласка выспался славно, ощущая, что находится в полной безопасности. Знал ли хозяин комнаты про этих ночевки? Вероятней всего да, но никому ничего не рассказал по своим личным причинам. Во всех этих случаях наблюдалась одна единая картина, вампир пребывал в состояние ледяной статуи, без движения. Казалось бы, рядом с ним можно устроить грандиозный фейерверк и то останется незамеченным. Лишь раз показалось, что конферансье шелохнулся с места, да и то осталось на уровне ощущений, так как едва заметно было движение. Пробуждения же вампира облюбовавшего в качестве уютного матраца перекладину, предназначенную для балдахина, помимо опасности приносило еще и позитив. Где еще увидишь такое эксклюзивное шоу, как Сорси, выполняющий цирковой трюк на постель?! Прибавьте к этому удачно подобранное музыкальное сопровождение, играющее в наушниках Лукаса, воистину, шикарное зрелище. Плавно перетекающее в не менее занятную игру на двоих, суть которой сводилась к одному простому действу – насыщение вампира от донора. По идее стоило бы уже задуматься, зачем вообще это делается? Ведь не секрет, что на территории того же цирка проживают и другие оборотни, любящие, когда с них кормятся, отнимая кровь. Ласка же с самого начала своего проживания здесь, да и в городе, относился к той группе, что всеми правдами и неправдами избегала подобных трапез. Да и положа руку на сердце, мнения своего особо-то не менял, но внес Сорси в категорию исключений из правила. О чем пока что сожалеть не приходилось, каждое кормление приносило помимо боли и удовольствие, но не из-за факта самого укуса, а способа каким это все делали. Самой смеси сочетания не сочетаемого.
- Салют, le croissant.
- Ночи, - сладко потягиваясь всем телом, убирая плеер в сторону, сдувая прядь волос упавшую на глаза, - где там мое молочко за вредность?
Шутливо отвечал Лукас, чувствуя, как где-то в глубине зарождается возбуждение, в предвкушение получить больше, чем обещание, проскальзывающем в голосе, голодном взгляде другого мужчины, прикосновениях, поддавался нетерпеливо на встречу. Неосознанно запрокидывая голову, оставляя постороннему взгляду не защищенное горло. Этот жест яснее ясного давал понять, как канатоходец относится к этому конкретному взятому вампиру, да и кормлению в целом – наслаждается, доверяет, хочет. По-другому истолковать едва ли удалось бы, с учетом выпирающего бугорка в районе паха, все же брюки для выступления, не разношенные джинсы весящие мешком.
- Сорси! Ммм… засранец, - резко выдохнул Лукас, крупно вздрагивая всем телом, чаще резче дыша, - брюки не заляпай, портной меня за них отымет при всех.
В действительности же, плевал с высокой колокольни на мнение костюмеров по этому поводу, в данный момент так уж со сто процентной меткостью. Пребывая в большей заинтересованности, чтобы Сорси не останавливался в своих намерениях. В воздухе ощутимо запахло свеже пущенной кровью, провоцирующей незамедлительно найти источник раны, как оказалась, это царапина, оставленная на его теле. Саднящая с попеременным успехом то сильнее, яростнее, будто бы сама плоть сопротивлялась противоестественному действию вампира, то затихающее, превращаясь в дискомфорт. Сопровождалось это жжение стойким ощущением, будто бы тонкие багровые ручейки прорисовывали на светлой теплой коже хаотичный рисунок тут же стираемый жадным языком вампира. Не останавливайся, - думал Лукас, притягивая любовника к себе, выражая на деле то, о чем думал, побуждая и дальше играться со своим телом.
- Где ты хочешь сегодня?
- Начинаешь здесь, - проведя рукой по животу, пачкая пальцы в не загустевшей еще крови, позволяло набивать руку на поприще рисования стрелочек, указующих направлении, в котором следовать. – Затем здесь, - стрелка указатель получилась короткой, липкой и неровной, указывая к груди, более менее яркого окраса. Судя по всему, крови собранной на пальцы оказалось маловато для полноценного художественного замысла, так что до шеи вторую стрелку не получилось дотянуть по причине нехватки «лакокрасочного» материала. – Затем здесь, - проведя ласкающее пальцами по своей шеи. Одновременно с этим отираясь пахом о прохладную руку Сорси, намекая, что ниже при всем этом забывать, не стоит. Во взгляде Лукаса заплясали бесы озорства.
- Ты сумеешь питаться со своего наездника?

Отредактировано Lucas Anselme Dufour (13.12.15 02:57:37)

+1

5

В Лукасе-человеке было так много от его зверя, что Сорси в очередной раз восхитился тому, как оправдывает парень его ожидания. Лукас был ласковым, гибким, юрким, теплым и то же время не стеснялся пускать в ход преострые зубы, настоящий ласка. Вампир с удовольствием ощущал, как выгибается под его руками молодой оборотень, как отпускает себя и совершенно не скрывает того, что хочет все, что с ним делает вампир и более того, он жаждет большего. Он уже успел понять, что границ для этого парня просто не существует, он так открыто позволял творить с собой все, что приходило в голову вампиру, что прожил в пятнадцать раз дольше и потому имел колоссальный опыт, которым с наслаждением делился, еще ни разу, с тех пор как ласка впервые оказался в его постели, он не повторился дважды, развлекаясь сам и радуя своего pomme de sang разнообразием идей.
- Засранец? - Сорси рассмеялся. - Сранец тут только один и это ты. Не переживай, я не дам тебя в обиду, отымею сам и даже не при всех.
Негромкий смех ласкающими вибрациями пробрался под кожу оборотня, вампир прекрасно знал особенности своего голоса, его возможности и беззастенчиво ими пользовался. Вот и сейчас, сначала смех, а потом и негромкие стоны, что срывались с губ, когда они вычерчивали затейливые рисунки по животу и груди любовника. Кончик языка прошелся по нарисованной стрелке, слизывая ее, губы оставили алое пятно засоса, что почти сразу же растворился, а потом, прежде, чем острые иглы вонзились в тело оборотня, тихий голос словно всполохами пламени окутал молодое тело, проникая под кожу, обволакивая мышцы, играя на струнах нервов, и лишь потом клыки легко вспороли гладкую кожу, давая горячей крови оборотня наполнить рот кровью. Сорси редко использовал гипнотический взгляд, чтобы облегчить боль при кормлении, точнее он редко использовал его с Лукасом, предпочитая иначе сглаживать острую боль от укуса, его голос способен был ласкать не хуже чутких рук и жадных губ, он мог проникнуть туда, куда не дотянутся самые искусные пальцы.
Пока вампир пил своего оборотня, чувствуя как подрагивает живот, видя как вздымаются ребра при каждом вдохе, его рука ни на мгновение не покидала узких штанов парня, лаская и дразня горячую плоть холодными пальцами, хотя пальцы с каждым глотком и становить чуточку теплее. А потом ему стало этого мало, руки не могли в полной мере дать те ощущения, что могли ощущать губы. Он хоть и был вампиром, но все же позволял себе жаркие ласки итальянской любви. Расстегнув окончательно брюки, Сорси стянул их с парня, оставляя на бедрах, а сам, сделав последний глоток, оторвался от подрагивающего живота, взглянул на дело своих клыков и довольно облизнулся. Во-первых, не стоило терять ни капли даримой крови, а во-вторых, для того, что он задумал губы стоило как следует облизать.
Раздвинув ноги оборотня, Сорси нагнулся над ним, а потом поцеловал в основание члена, чувствуя как поджимается мошонка в ладони. За первым поцелуем последовал второй и третий, поднимаясь выше по стволу, пока губы не сомкнулись на головке, жадно лаская ее. Не имея возможности перейти к полноценному минету, Сорси лишь губами и языком восполнял любовнику всю гамму ощущений, добавляя в каждое движение толику своего голоса.

+1

6

- Засранец? Сранец тут только один и это ты. Не переживай, я не дам тебя в обиду, отымею сам и даже не при всех.
- Да хоть при всех, - выдохнул Лукас, неосторожно скидывая на пол одну из подушек, - мне нечего стесняться… а тебе?
Тихий стон сорвался с губ оборотня, осознанно утопающего в пьянящем удовольствие окрашенным в багровые тона, с пикантным привкусом метала щекочущего обоняние. В то время как язык Сорси приятно щекотал обнаженную кожу, оставляя на месте кровавых стрелок влажный след тут же ласкаемый прохладой помещения. Что воспринималось более, чем положительно, канатоходец жаждал этой игры с огнем всем своим существом, принимая все метки что ставил на нем вампир. Правда вот едва ли оставленному засосу суждено долго продержаться, исчезнет к окончанию ночи, подобно звездам, изгоняемым солнечным рассветом. Жаль, не отказался бы поносить столь откровенно собственнический знак подольше.
- Пей, - шепнул с едва уловимой в голосе нежностью ласка, зарываясь одной рукой в волосы Сорси, притягивая к ранкам, второй же рукой комкал покрывало тяжело дыша. Прекрасно осознавая, что в момент укуса присутствовала боль, дискомфорт, страх на подсознательном уровне, но все это успешно перекрывала «магия» вампира. Умело стирающего усилием воли тревоги, а саму боль, превращая в верного спутника возбуждения, получалось что-то наподобие порочно круговой поруки, неразрывной. И чтобы уж быть до конца честным с самим собой, это нравилось, только вот упрямец никогда не признает этого вслух, но и опровергать в тоже время не станет. Попросту не знал, как это охарактеризовать, а посему оставлял за собой право лишь чувствовать удовольствие и отвечать взаимностью. Лукас откровенно забывался в этой дикой ласке, оставляя похоти верховодить балом. Хотел, чтобы Сорси еще раз вспорол клыками беззащитную кожу, пил кровь, ведь это так восхитительно чувствовать, как любовник из ледяного из-за тебя становится теплым и полным желания. Да еще оказывается не прожженным эгоистом, думающим только о себе родимом, раздразнивал возрастающие аппетиты, а они росли ускоренными темпами. Ласке уже не хватало руки вампира, он хотел больше, быстрее, сию минуту, становясь таким образом сам эгоистичным ребенком со взрослыми запросами.
- Мммм…. Ох…, - комкая еще больше и без того смятое покрывало, оказывается такой малости, как раздразнить хватило для того, чтобы циркач начал нетерпеливо извиваться ужом. – Сорси… дай…
Чего дай? Да брюки снять ставшими непреодолимой преградой для получения большего удовольствия, маневренности передвижения, а то ведь получалось, что стреножен, очень неприятное чувство. Ласка смотрел на вампира, прося снять, наконец, эту мешающую тряпку, а то ведь не ровен час порвет ткань, пустит псу под хвост чужую работу, а потом отдувайся. Впрочем, если продолжат распалять и без того немалое желание, так и поступит, добиваясь долгожданной полной наготы. Вскинув бедра выше, выжидающе замер, крупно дрожа, ожидая, что Сорси поймет все без слов.

+1

7

Сорси кажется мог бы целую вечность так мучить оборотня, изводить его лаской и заставлять изгибаться под его руками, он словно пил возбуждение, как божественный нектар. Лишь благодаря тому, что он был вампиром, Сорси способен был сдерживать себя, холод внутри, пусть и согретый горячей кровью ласки, самую малость успокаивал тело, но и этого было достаточно, чтобы довольно ухмыльнуться, услышав полу стон, полу приказ, полу мольбу. Не то, чтобы кто-то из них двоих играл в "Кто дольше продержится", но все же ему одновременно и льстило, и доставляло особенное удовольствие то, что в этой требовательной мольбе ощущалось желание, что кто-то желал именно его, здесь и сейчас.
Лизнув по стволу от основания до головки, вампир приподнялся и ухватив Лукаса за спущенные брюки, попросту вытряхнул его из них, выворачивая их наизнанку и беспечно бросая на пол. Он поднялся в полный рост, довольно улыбнулся, разглядывая лежащего парня, а потом ухватившись за свисающие концы прозрачного балдахина, связал их в узел, получив импровизированную трапецию. Ширины ткани хватало ровно на то, чтобы удобно расположиться на ней, не ощущая себя так, словно провалился в гамак. Сорси нагнулся к Лукасу, подхватил его подмышки, легко поднял и опустил его бедрами на прохладную ткань.
Разведя колени любовника в стороны, вампир прижался к горячему телу, впиваясь поцелуем в губы так, словно желал выпить его до последней капли, жадно, страстно и так открыто. Пока чуткие губы буквально насиловали поцелуями губы Лукаса, руки ласкали его тело, не оставляя без своего внимания ни единой части. А потом и вампирская выдержка начала давать сбои, узкие кожаные штаны все больше ощущались, как пыточный механизм, рванув застежку, Сорси застонал от удовольствия когда собственный член тяжело качнулся и уперся ласке в живот.
- Мой хороший...
Сорси никогда не был ханжой, он никогда не скрывал своих желаний и предпочтений, в его личных покоях можно было найти многое и буквально все, что бывало необходимо для получения удовольствия и пусть для этого пришлось на миг отпустить парня, вампир все же добрался до смазки. Он весьма своеобразно относился к боли, предпочитая ту, что возбуждает и приносит удовольствие и не допуская ту, что приносит унижение и страдание. Этого он так наелся за время своего рабства, что не собирался повторять в своей новой жизни.
Светлое тело на черной ткани, распущенные волосы, ниспадающие шелковыми волнами, стройные длинные ноги, обвивающие его бедра, льнувший оборотень был прекрасен в своем желании. Было так удобно качать его на импровизированных качелях, чувствуя как глубоко входит член в тугое, горячее тело, как сопротивляются мышцы, сжимая его плоть почти до боли. Они были единым целым и ничто не могло изменить этого до тех пор, пока удовольствие не разметает их в клочья, оставляя после себя ощущение абсолютного блаженства.

+1

8

Любовник попросту вытряхнул его из брюк, как если бы был пушинкой, а не крепким молодым оборотнем, съедающим каждый день большую сытную порцию свежего мяса за один присест.  Показалось даже, будто бы варварские действия вампира заставили жалобно скрипнуть швы, скрепляющиеся лоскуты добротной ткани. Теперь оставалось добиться, чтобы Сорси полностью разоблачился и порадовал прохладой своего тела, как выяснилось на протяжении более тесного, чем дружеское общения, это понравилось. Зачем же отказываться от полного спектра удовольствий? Лукас уже представлял, как выпустит острые когти и распустит кожаные брюки вампира на тонкие ленты с ювелирной точностью. Не поранив того, кто их носит, так, пощекотав немного, но не более, это давно уже научился делать, и даже пребывал в уверенности, что ругаться не будут. Пропуская мимо внимания, какую сомнительную по виду конструкцию сооружают из балдахина. На первый взгляд, это напоминало качели, с такими воздушные гимнасты работают над цирковой ареной, но на большей высоте. Сорси в очередной раз продемонстрировал, насколько силен, усадив на ткань Лукаса. Ласка качнулся раз другой, удерживаясь руками за балдахин, да нашел необходимое чувство равновесия, подкрепленного убежденностью, что падения вниз не произойдет, если конечно сторонние факторы не спровоцируют в виде того же толчка в грудь рукой. Чтобы понять, что будет дальше, к гадалкам в цветастых юбках ходить не пришлось. Вампир целовал его жадно, требовательно, не позволяя от себя отстраняться, ласкал руками разгоряченное тело, жаждущее прикосновений. Лукас же с не меньшей требовательностью отвечал на поцелуй, но с больше покорностью, тихо глухо постанывая, понимая, что чего-то им обоим не хватает в этом. Вернее, второму мужчине, так нуждающемуся помимо удовольствия, еще и в крови. Недолго думая, ласка преднамеренно задел языком клык Сорси, нанося самому себе неглубокую ранку тут же начавшую кровоточить тонкой струйкой, щиплющую. Однако прерывать, теперь уже истинно кровавый поцелуй не спешил, наоборот, поддавался навстречу, стремясь теснее прильнуть, не отпускать от себя. Когда легкая царапинка затягивалась, Лукас вновь задевал клык вампира языком со стоном, нанося новую ранку, возвращалось жжение, легкая боль, переплетающаяся с возбуждением слишком  тесно, чтобы это можно было назвать настоящим дискомфортом.
- Мой хороший...
- Твой…
Хрипло подтвердил, не замечая, как токая струйка крови стекает по нижней губе на подбородок, ниже, а потом сорвалась в полет. Иссякает, потому, как не имелось в помине источника кровотечения. Плоть оборотня исцелилась, оставляя лишь видимый глазу след от забавы. Да и тот частично исчез, за время, пока вампир его отпускал. Ласка попросту облизал губы, ревностно следя взглядом за Сорси, куда там отлучились. Оставили без внимания ненадолго, только для того чтобы достать какой-то тюбик, на деле оказавшимся гель-смазкой. Определенно, их конферансье смело можно было называть волшебником по части получения удовольствий. Не удивился бы, если где-то здесь под кроватью в коробке лежали бы аккуратно свернутые шелковые ленты, чтобы завязать глаза или там, в шкафу завалялись по случайности самые настоящие наручники. В следующий  раз любопытный циркач наверняка теперь сунет нос в чужой шкаф, чтобы узнать, что же еще скрыто в этих апартаментах до того, как получит на то разрешение. Успокоив на этом свою любознательность, как только вернулось к нему прерванное внимание, ласка обхватил ногами бедра любовника, притягивая к себе ближе, цепко. Без намерения выпускать, пока не выжмет все до последней капли из пойманного в плен или кто так кого пленил? Теперь уже разбираться поздно, обе стороны не намерены выпускать друг друга из цепких объятий. Качели, созданные из балдахина, мерно раскачивались,  но верно держали вес человеческого тела возгруженного на них. Прозрачная ткань сильнее натягивалась в момент, когда член Сорси вторгался в жаждущую этого плоть , стоны зарождающиеся в горле ласки срывались с губ. Этот темп проникновения был мучительно дразнящим, заставляющим требовать больше, быстрее, но в тоже время восхитительным. Удовольствие растягивалось дольше, в то время как дрожь прокатывала по всему телу и стягивалась в конечном итоге тугим узлом внизу живота.

+1

9

Поцелуй со вкусом крови на миг затмил собой все, а потом огненной струей влился в ощущения, что соединили два тела. Лед и пламень. Вампир и оборотень. И сейчас они были одним целым, Сорси казалось, что он чувствует малейшее движение любовника так, словно это было его собственное тело и то, как отзывался Лукас, пьянило разум лучше самого терпкого вина. Не раз видевший молодого оборотня обнаженным и едва ли не во всех видах, Сорси знал его тело и сейчас перед его глазами стоял образ шикарных крыльев, что еще миг и распахнуться за спиной, превращая льнущего оборотня в темного ангела, что сполна воздаст, карая страстью и нечеловеческим удовольствием.
Пальцы жадно огладили спину, слепо проходясь по рисунку крыльев, и жадно сомкнулись на пояснице, прижимая оборотня к себе так крепко, что будь на месте Лукаса человек, его кости предательски затрещали был. Стоны обоих любовников отражались от сводчатого потолка и наполняли комнату сладострастной какофонией и было так блаженно хорошо ловить начало стона оборотня, выпивать его до последней капли и продолжать его собственным горлом, ощущая как вибрируют голосовые связки, словно страстные струны, сам Орфей бы позавидовал такой мелодии.
А когда пламя, что бушевало внутри ласки, достигло своего предела и огненным потоком превратило кровь в бушующую лаву, Сорси сжал оборотня, врываясь в него последними толчками, и всем телом ощущая, как содрогается тело любовника в конвульсиях оргазма, впился кровавым поцелуем в его шею, глоток за глотком выпивая огненный поток, растворенного в крови удовольствия.
Было какое-то непередаваемое удовольствие в том, чтобы расслабленно наблюдать, как обмякло гибкое тело любовника, что держался теперь только благодаря поддерживающей его ткани и крепким объятиям вампира. Ранки на шее затягивались на глазах, так хотелось коснуться их кончиком языка, а потом завороженно наблюдать, как стекает по теплой коже рубиновая капля, но на сегодня Лукасу и так досталось больше обычного и стоило поберечь своего pomme de sang.
Поддерживая его одной рукой, другой Сорси одним резким движением развязал узел, позволяя телам разъединиться, и проследить взглядом за падением оборотня на кровать. Скорость движения вампира позволила Сорси не только увидеть весь полет, но и спокойно успеть подхватить его у самой кровати, мягко опуская на прохладные простыни. Прозрачная черная ткань с тихим шелестом опала на пол справа от кровати. Вампир обнял лежащего рядом Лукаса, вдохнул его запах, зарываясь носом в густые волосы, а потом негромко произнес, касаясь пока еще теплыми губами уха оборотня:
- Тебе не стоит быть таким... так трудно сдержаться...
Он не извинялся, да и не за что было, ведь ничего непоправимого не произошло, он просто дополнил словами то удовольствие, что подарил ему юный оборотень. Доверие, что постепенно становилось все сильнее, позволило так откровенно признаться, что его неудержимо тянет к Лукасу и лишь сила воли заставляет держать себя в руках. Объятия были одновременно крепкими и нежными, было почти волнительно сейчас касаться расслабленного тела любовника, ощущать кончиками пальцев, как бьется его сердце, гулко ударяясь о ребра, Сорси мягко ласкал тело оборотня, кожей впитывая его негу. Пять минут расслабленной нежности стоили столько же, сколько до этого целый океан страсти и Сорси, к своему удивлению, получал от этого не меньшее удовольствие, хотя и не признался бы в этом.

+1

10

Ласка сам того не осознавая вновь передал власть над своим телом, удовольствием, болью, жизнью - Сорси, отдаваясь полностью ощущениям терзающим весьма довольную плоть. Спросил бы кто, почему так происходит и циркач попросту не сумел бы ответить, потому что очень затруднительно передать на уровне банальных слов все это. Крепкие, надежные объятия вампира, поддерживающие, оберегающие от падения в никуда, хотя если так задуматься,  то оно, падение, как происходило каждый раз, когда приходил в эту комнату. Вниз, на самое дно страстей, ранее не имевших право на выход по той простой причине, что не осознавались в полной мере. Сбившееся от возбуждения дыхание любовника, ласкающее чуткий слух молодого оборотня… о да… Лукасу очень нравилось это слушать, но еще больше голос. Голос, проникающий казалось бы под кожу, что там, глубже, в саму душу будь то человеческая или Зверя, задевающий походя самые потаенные желания, вырывающий их на поверхность, беззащитные, трепещущие, требующие удовлетворения в тот же момент, как потревожили. Но как, оказалось, существовало еще более, необъяснимое явление – Лукас особо остро ощущал оргазм, в тот момент, когда клыки Сорси вспарывали ставшую слишком чувствительную кожу, врывались в плоть, когда пили кровь. Это опьяняло независимо от того притуплял ли ласке вампир болевые ощущения или нет, просто нравилось до дрожи от головы до пят. Лукас сам в такие моменты открывал беззащитное горло, словно призывая пробовать себя, а потом… забывался от удовольствия, откровенного наслаждался, не слыша никого и ничего вокруг, ловя самого себя на мысли, что способен услышать лишь голос того вампира, что укусил. На уровне инстинктов вновь и вновь устраиваясь, близь любовника таким образом, чтобы обязательно присутствовал физический контакт, верный признак того, что еще вернется в эту постель и объятия.
- Тебе не стоит быть таким... так трудно сдержаться...
- Ммм… каким… таким?
Сыто улыбаясь, спрашивал ласка, Сорси, все еще пребывая между состоянием, когда в легкой дымке удовольствия, чистейшего спокойствия и свободы слышно только голос хозяина комнат, и необходимостью привести мысли в порядок, вернуться на грешную землю. Выбирал естественно первое, так уютнее, комфортнее всего, но начинал осознавать, как устроился на этот раз. Оказалось более чем удобно, в надежных защищающих объятиях, уткнувшись носом в чуть прохладную шею, а потом появилось желание, чтобы и по крыльям гладили.
- Я тебе доверяю… - поцеловав в губы любовника, Лукас в наглую сменил дислокацию со смятых простыней, непосредственно на вампира, упорно уткнувшись опять же носом в шею. Дааа так очень удобно, а главное сила и выносливость этого мужчины более чем пригодна для этого, не должен ворчать, что слишком тяжело.
-… а еще нравится, как ты кусаешь, - лизнув игриво в шею, казалось бы полностью переведя дыхание, но сердце по прежнему отбивало ликующе, как боевой баран после одержанной победы в бою, -… и реагирую на твой голос в этой сладкой дымке.
Если бы ласки умели мурлыкать, как кошки, самые обыкновенные домашние кошки, то канатоходец уже бы это делал,  давая понять, насколько прекрасно себя ощущает, но увы, не умел.
- …и… , - тихо смеясь, - с тобой не хочется себя контролировать. Зачем? Ты же ни разу не перешел границу, когда боль причиняет дискомфорт, чувствуешь когда остановиться.

Отредактировано Lucas Anselme Dufour (17.01.16 23:55:02)

+1

11

Возня и копошение ласки в кровати нравились Сорси, то, как устраивался юноша вызывали какое-то странное ощущение домашнего уюта и хотя вампир уже сотни лет, как не вспоминал о подобном, но где-то глубоко в душе все же сохранились воспоминания. И сейчас стоило Лукасу прижаться к нему и уткнуться носом в шею, Сорси обнял его, глубокой лаской проходясь ладонями по спине до самых бедер, а затем возвращаясь обратно. Сейчас вампир как никогда походил на человека, теплое тело,  согретое горячей кровью оборотня вскоре остынет до привычного состояния, но пока он был способен подарить краткий миг тепла. Задиристый характер затихал, острить прямо сейчас совсем не хотелось, Сорси в принципе всегда умел быть благодарным за искренность и честность, а Лукас вряд ли мог быть столь двуличным. К тому же, тело не могло лгать так, как умели это делать слова, а тело оборотня лишь подтверждало то, что выражали слова.
- Какой? Если сказать кратко, то сладкий, а еще игристый, как шампанское и очень горячий.
Лукас поцеловал его, беспечно заявив, что доверяет вампиру, а потом и вовсе забрался на Сорси, устраиваясь так, чтобы максимально насладится даримой лаской. Вампир гладил спину любовника, почти видя, как подрагивают вытатуированные крылья под пальцами, словно вот-вот раскроют и поднимут в высь юношу, превращая его в ангела.
- Проблема не в том, чтобы не причинять тебе боль и остановиться у сумрачной границы, беда в том, что мне не хочется останавливаться в момент оргазма и так хочется продлить его до бесконечности. А эта бесконечно убьет тебя очень быстро, не забывай, я чудовище, что живет только благодаря чужой крови и мне ее хотя и достаточно, но все же всегда хочется больше.
Перекатившись на бок, Сорси подмял под себя Лукаса и поцеловал его долгим поцелуем, давая ощутить искреннюю благодарность за такую близость и доверие, но все же демонстрируя, что вампир он всегда вампир. Легко поднявшись, он потянул за собой Лукаса, а потом легким шлепком за упругой заднице, направил его в сторону ванной комнаты.
- Тебя ждет душ, а я пока прикажу принести тебе поесть. Иди.
Кожа вампира не источала запаха и никогда не покрывалась потом, а потому он весьма редко посещал душ, предпочитая лишь перед рассветом ощутить как бьют по телу горячие струи воды, давая иллюзорное ощущение тепла, все же не согревая.
Сегодня вечером его ждали в одном из клубов Жан-Клода, ему предстояло провести вечернюю программу, а потому он выбрал для себя один из костюмов, поменяв кожаные брюки на узкие черные тканевые и дополнив образ кожаным "панцирем" с сегментированным рукавом, полностью соответствуя тематике предстоящего представления. Закончив с одеванием, Сорси выглянул в коридор и поймав первого попавшегося оборотня, приказал принести еды, а когда ее принесли, вампир в который уже раз задумался не завести ли себе человека-слугу? Еда будоражила обоняние своим запахом, мясо буквально манило попробовать его.
- Лукас! Твой ужин! Хватит топиться, вылезай! - Сорси крикнул в закрытую дверь, уверенный, что ласка его услышит даже сквозь звук льющейся воды.

+1

12

- Какой? Если сказать кратко, то сладкий, а еще игристый, как шампанское и очень горячий.
Зато ты частенько восхитительно прохладный, - думал, чуть ли не мурлыча, молодой оборотень, откровенно получая удовольствие от того что рука любовника ласкающее прикасается к татуированным крыльям.
- Проблема не в том, чтобы не причинять тебе боль и остановиться у сумрачной границы, беда в том, что мне не хочется останавливаться в момент оргазма и так хочется продлить его до бесконечности. А эта бесконечно убьет тебя очень быстро, не забывай, я чудовище, что живет только благодаря чужой крови и мне ее хотя и достаточно, но все же всегда хочется больше.
Следующее заставило существенно напрячься. Очень уж не любил, когда кто-то из нелюдей называл самого себя чудовищем, по той лишь причине что отличался от большинства людской массы образом жизни или питанием.
- Запомни Сорси, - серьезно ответил Лукас, смотря в глаза вампира, - я такое же чудовище из человеческих сказок, как и ты, впрочем, все в Цирке те еще ожившие мифы, некоторые жильцы прожили всего лишь дольше остальных. – Добавляя мягче, вновь расслабляясь, - не называй себя больше этим клеймом, что ставят дураки тем, кого боятся. Это очень режет по уху, а темные желания у всех имеются.
Прекрасно осознавая, что представляет из себя его любовник, всю ту силу, волю к жизни пронесшую его через года, десятилетия, несомненно, принесшую многим хлопот, если не саму смерть, но… Лукас продолжал лететь, как мотылек на огонь, веря, что более сильный хищник, рыщущий в ночи не принес ему ни малейшего вреда. На чем основывалась эта опрометчивая уверенность, сам не понимал. Просто верил в чутье, обычно сообщающее о наличие близкой опасности, и наслаждался приятной во всех понятиях компанией, ничего не обещая сам, в то же время, не требуя ничего взамен. Так легче было идти вперед, в весьма туманное будущее, которое сам же выстраивал.
- Тебя ждет душ, а я пока прикажу принести тебе поесть. Иди.
- Есть,  сэр! – шутливо отдавая честь, после разорванного поцелуя и шлепка по заднице. Перед тем, как скрыться за дверью в ванную, спросил же, - Сорси, как ты смотришь на то, чтобы в ближайшее полнолуние прогуляться со мной по крышам? Мы со Стариком будем рады твоей компании. Ну или там зайти в одно из заведений шефа, не думаю, что публика в вампирских клубах особо-то боится оборотней.
Мысленно добавляя, - За кулисами то могут мне разрешить посидеть, на людей же не имею привычки нападать.  Включив чуть прохладную воду, ласка начал откровенно плескаться в упругих струях воды, отфыркиваясь. Нега окончательно отпускала, циркач взбодрился и вновь был готов идти на подвиги. Где там этой ночью ждали друзья? Если помнил все правильно, то парочка вервульфов собиралась показать какой-то новый ночной клуб, приспособленный под оборотней, то бишь с мебелью из добротного дерева, если кому-то из посетителей придет в голову подраться. Одно правда смущало ласку, что означала эта туманная фраза – дресс код не допускает делового костюма. Это что, заведение, рассчитанное на неформалов или наплыва студентов?
- Лукас! Твой ужин! Хватит топиться, вылезай!
- Выхожу!
Выключив воду, Лукас обернул бедра небольшим полотенцем, едва прикрывающим пах, вышел на голос любовника и запах мяса. Посмотрев с веселыс прищуром на вампира, понял, у ого же можно узнать, хоть что-то о ново открывающемся ночном клубе.
- Сорси, - садясь на край кровати, устраиваясь к ужину поближе, ничуть не задумываясь, кто его вообще принес. Ясно же, что кто-то из оборотней понимающих волчий аппетит собрата, - кто в городе держит клубы, ориентированные для вампиров и оборотней преимущественно? – отправляя в рот сытный кусок мяса, прожевав и проглотив, - и что значит, не пускают в деловых костюмах? Подвох ждать придется?

0

13

Было что-то такое милое в том, как Лукас "отчитал" вампира, который жил в такие разные времена, что хорошо помнил те, когда очень четко были определены границы, разделяющие людей на достойных и недостойных, на господ и слуг, на святых и ведьм, на ангелов и демонов. Он не видел ничего зазорного в том, чтобы не скрывать о себе правды, а правда была в том, что он вампир и вся его жизнь доказывала, что вампир никогда не станет человеком, никогда не перестанет мнить себя высшим существом, которому подвластна магия и сила и такие исключения, как тот же Жан-Клод, для которых понятия чести и достоинства распространялись не только на себе подобных, лишь подтверждали общее правило.
- Как прикажешь, о, Сердечная Справедливость, - Сорси шутливо, но весьма изыскано, изобразил поклонение Великому Защитнику всех обездоленных нелюдей. - Но вот только Чудовище оно ведь начинается с "Чудо", а я так точно Чудо.
Гордо выпятив грудь, вампир принял пафосную позу, всем своим видом демонстрируя какое он чудо. Если не восьмое чудо света, то точно первое.
- Сорси, как ты смотришь на то, чтобы в ближайшее полнолуние прогуляться со мной по крышам? Мы со Стариком будем рады твоей компании.
Вампир на миг задумался, представляя себе эту картину - огромная ласка, скачущая по крышам высотных домов, это наверное похлеще привидения будет, встреченного в полнолуние поблизости от кладбища, - а потом рассмеялся:
- Согласен, на это стоит посмотреть и даже со всех сторон. Хочу понять как ты цепляешься хвостом за все подряд и надеюсь твой Старик не сочтет меня за еду, ему вроде положено есть таких, как я. - предостерегающе подняв руки, Сорси не дал ласке повторить его речь. - Я не собираюсь снова резать тебе слух, но все же нельзя отрицать, что я нежить? В общем, как говориться, поживем и узнаем.
Пока оборотень мылся, вампир успел одеться, а когда Лукас занялся ужином, Сорси спокойно сел перед зеркалом и занялся гримом, обведя несколько раз глаза черной краской, он взглянул на жующего парня:
- Я достаточно устрашающе выгляжу? О, чуть не забыл! - вернувшись к зеркалу, он нашел на столике коробочку с линзами и достал одну, совершенно белую с маленьким черным зрачком, вставив ее в правый глаз.
- Как тебе?
Не то, чтобы он собирался пугать собой, но желал добиться эффекта "при взгляде оторопь берет", сегодняшняя программа была весьма провокационной и он, как ведущий, желал чтобы зрители с первых минут шоу погрузились в атмосферу растерянного шока.
Лукас успел доесть и кажется начал строить планы, во всяком случае так казалось, когда он спросил о клубе.
- Хм, судя по описанному тобой, это может быть один из тематических клубов, - он на минуту задумался, перебирая в голове разные варианты, - я думаю, что речь идет о "Red&Black", это клуб Ашера, хотя я и не помню непреложного условия, что нельзя в деловом костюме, хотя, тут все зависит от самого костюма. В любом случае, подвоха стоит ждать всегда, а там так даже вдвойне. - вампир улыбнулся и подмигнул правым глазом. - Меня точно пустят, а тебя... в этом полотенце думаю ты легко пройдешь, а вот в тех штанах, - кивок на валяющиеся комком джинсы, - вряд ли.

+1

14

Сердечной справедливостью Лукас себя не считал, более того, даже не надеялся получить столь почетное звание по вполне определенным причинам, успел накосячить за свое недолгое пребывание в шкуре оборотня. Только вот загвоздка, не мог припомнить полный список грехов в копилке, впрочем, это же и к лучшему, меньше знаешь, крепче спишь, хотя порой бывало интересно, за что же его в прошлом с собаками искали копы? Определенно, не за разбитую же витрину в каком-нибудь бутике. Стекла по нынешнему времени стоят кругленькую сумму, неоспоримы факт, но не настолько же чтобы поднимать шумиху из-за поиска преступника. Значит, имеется что-то еще глубоко-глубоко зарытое в глубине памяти и уголовного дела отправленного благополучно в архив с условной пометкой «висяк». Но это что-то утраченное во времени и сейфах полицейского участка определенно будет считаться пустяком по сравнению с тем, что хранится в памяти самого вампира Сорси. Повидавшего наверняка столько дерьма за длинную, слишком длинную жизнь, что человеческий мозг просто закипит от перезагрузки. И да, их конферансье действительно чудо, причем это коротенькое слово пишется с большой буквы и уж наверняка не воспринимался лаской чудовищем. Всего лишь воспринимался сильным, долгоживущим человеком пришедшим  по волею случая из причудливой, очень непонятной эпохи. Эпохи, в которой существовали свои отличительные моральные ценности, бредовые законы по меркам людей этой эпохи, но ни более и ласка честно пытался понять, как же жил Сорси раньше. Но увы, пока что этого сделать не получалось, как впрочем и понять многих других вампиров, способных по прежнему с трепетом относиться к лошадям, охотничьим псам, ловчим птицам, но ни во что не ставящих человеческие жизни. Вероятно по этому по этой причине канатоходец и не начинал вступать в бессмысленный спор с любовником, предпочитая оставаться при своем мнение. Зато представление вампира о вылазках в полнолуние, ласку очень повеселили, и желание получить этого мужчину в спутники на прогулку под луной усилилось. Ответил же только после того, как вышел из душа.
- Нет, - весело смеясь, - мой ворон определенно не питается вампирами, а некоторых считает очень симпатичными и готов есть мясо с руки. Правда не уверен, что объектам симпатии понравится, если их имена будут коверкать или воровать запонки. – Что тут еще скажешь, ворон умеет говорить, но частенько привносит свой, особый оттенок в произношение, - Эмм… , - сдерживая смешок, - Сорси, есть же еще балконы, парапеты, пожарные лестницы.
Высотные здания представляли для Лукаса большой, удобный для игр  домик, предоставляющего множество возможностей для того, чтобы полазать, попрыгать, выпустить пар в общем. Вполне вероятно зрелище презабавное, с точки зрения нежити, коей игривый Зверь собственно и являлся.
Быстро одевается, - подумал молодой оборотень, сам не спеша натягивать свою одежду, продолжая  утолять другой голод, не сексуальный то и дело, посматривая на Сорси. Действо в принципе хорошо знакомое любому артисту, выходящему на цирковую арену.
- Я достаточно устрашающе выгляжу? О, чуть не забыл!
- Класс! Теперь стало интересно, каким будет представление.
Хозяину сего уютного логова образ шел, только вот людям со слабой нервной системой как подозревал Лукас, с Сорси лучше не встречаться в темных переулках. Психотерапевтам будет обеспечен хороший заработок после подобного «свидания».
- Как тебе?
- Будь я средневековой девицей, вопил бы от ужаса, - улыбаясь, отвечал молодой оборотень, ничуть не испытывая дискомфорта. – Пошел бы с тобой в Хэлоуэн собирать сладости!
Мясо кончилось, голод был утолен, наступило мгновение полного кайфа, накрывал настрой ничего неделанья.
- Хм, судя по описанному тобой, это может быть один из тематических клубов. Я думаю, что речь идет о "Red&Black", это клуб Ашера, хотя я и не помню непреложного условия, что нельзя в деловом костюме, хотя, тут все зависит от самого костюма. В любом случае, подвоха стоит ждать всегда, а там так даже вдвойне. Меня точно пустят, а тебя... в этом полотенце думаю ты легко пройдешь, а вот в тех штанах, вряд ли.
Вот тут-то ласка и задумался, чего там его приятели не договорили о увеселительном заведение, обещав, ВСЕ повеселятся незабываемо. Впрочем, чем дольше задумывался, тем быстрее хотел увидеть, куда же на этот раз заведут, немалую роль в сем желание сыграл и раздразнивающий любовник.
- И этот тип еще сомневается в моей способности пройти в клуб! – Шутливо, по боевому воскликнул Лукас, -  вот одолжу у тебя это полотенце и посмотрим, получится или нет!
В этот вечер конферансье определенно полотенце не получил назад, молодой оборотень без зазрения совести конфисковал его, неспешно забрал свои брюки для выступления с пола, отряхнув. Убедившись, что они только помяты, без пятен, ведущих к большому скандалу, вышел следом за Сорси из комнаты, не забыв прихватить и плэйер. Вампир отправился по своим делам уверенной походкой, а ласка, сладко потянувшись с ленцой к костюмерам ничуть не стесняясь сомнительного по надежности наряда – полотенца обернутого вокруг бедер, забросив небрежно брюки на плечо. Большинство встреченных в коридорах людей и нелюдей не обращали ни малейшего внимания на практически обнаженного оборотня, ну а те, кто все же обратил внимание, только весело посмеивались. Один из вампиров, так и не успевший еще позавтракать, лишь проворчал, что Сорси повезло, и направился к выходу, на свою охоту за жертвой.

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [25.03.11] Кушать подано, сэр