https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [08.04.11] Flight of the valkyrie. With easel


[08.04.11] Flight of the valkyrie. With easel

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время: 8 апреля, ближе к ночи
Места: Около университета
Герои: Diana Stillman, Rachelle Evans
Сценарий: Гребанный цирк! Летающие картины вместе летающими же мольбертами! Буйные и неадекватные девушки! Вы точно пожалеете о потраченном времени!

+1

2

*Университет Сент-Луиса: аудитория на третьем этаже*
- Четкость линий… четкость линий… - пробубнил юношеский голосок из-за широкого мольберта.
Рашель коротала теплый, но уже довольно поздний вечер, пытаясь исправить одну из своих домашних работ, которая дико не понравилась одинокой и незамужней преподавательнице. Она сидела в довольно просторной аудитории, на третьем этаже университета, на небольшом возвышении среди многочисленных мольбертов других студентов. Свой она поставила около широкого окна, которое совсем недавно открыла, чтобы впустить в помещение свежего воздуха. Ведь просидев за тем же самым рисунком несколько часов, она успела заработать себе отвратительную головную боль.

- Подумаешь пару раз опоздала на пару, чего сразу прикапываться и к работе, - раздраженно пробубнила студентка и ее рука сама собой вместо очередного штриха вывела тонким карандашом на листе слова "старая стерва".
Как какой-то геймеровский каст, это видимо сработало вроде магического призыва. Ну, так или иначе, но почти в этот же самый момент в аудиторию зашла та самая "старая стерва", что заставило совершенно не ожидавшую этого девушку подскочить со своего неустойчивого стула. Чтобы не выглядеть совершенной неудачницей, Шелли сделала вид будто итак собиралась вставать и прошла к соседнему мольберту одногруппницы, взяв с него ластик получше. 

- Все еще рисуете, миз Эванс? – поинтересовалась низкорослая и четырехглазая преподша, наклоняясь к одному из ящиков своего стола.
- Да-а, пытаюсь исправить, - не особо воодушевленно отозвалась студентка, в спешке возвращаясь к своему мольберту, чтобы стереть провокационную надпись.
- И как успехи? – достав нужный ей документ, женщина пошла было художнице решив взглянуть на ее работу.
Понимая, что если итак недолюбливающая ее тетка увидит подобную надпись, Шеллз никогда уже не сдаст этот дебильный предмет, запаниковавшая девушка кинулась к своему рисунку, практически ложась на деревянную конструкцию всем телом. Ничем не зафиксированный к полу мольберт тут же немного поехал ближе к окну, под человеческим весом.
-Не стоит! – Рашель поспешно улыбнулась своей обворожительной Канадской улыбкой, не позволяя старухе подойти к ее работе. – Вы были правы, он еще не готов. Сейчас все переделаю и покажу Вам уже готовую работу! – для пущей убедительности художница еще и очень интенсивно покивала, не смотря на очередной выразительный взгляд преподавательницы. Но не выдирать же у нее рисунок прямо из рук?
-Надеюсь, оно того стоит, - устало отозвалась женщина, - порой, миз Эванс, некоторые работы не спасти, их можно только выкидывать, – добавила она отправляясь  к выходу, и прежде чем скрыться за дверью не забыла бросить: - Закройте за собой на ключ.

Некоторое время Шелли не двигалась, прислушиваясь к удаляющимся женским шагам, но как только убедилась что она вне опасности, тут же скривилась и начала гримасничать.
- Их можно только выкидывать, - повторила уязвленная художница пародийно-скрипучим голосом и собралась вернуться обратно к работе, но тут ее равновесие не поладило с законами гравитации, и нога съехала с небольшого порожка, на котором возвышался ее мольберт. Падая назад, она подтолкнула мольберт, который естественно со всем ее драгоценным добром в виде рисунка и нескольких карандашей полетел прямо в большое, настежь распахнутое окно. Взвизгнув, Эванс вскинула руки в попытке ухватить падающее творчество, но так как и сама она падала, у нее ничего не вышло. Вместо этого деревянная конструкция вдобавок загорелась как самый настоящий средневековый факел.
- Are you fucking kidding me?! – завопила студентка, поднимаясь и подскакивая к окну, в которое сейчас вылетело самое настоящее "убийственное искусство" в прямом смысле.

+3

3

«-Как думаешь, что ты будешь думать с этой грудой денег? Все-таки довольно много их, больше, чем тебе когда-то вообще удавалось получать за раз. Хотя, наверно, столько и стоят все твои картины, если продавать их по отдельности. Но ты их всегда мелкими порциями продавала. А так все и разом. Хотя, конечно, в результате у тебя почти нет картин. Ну только те, которые ты не продавать не хочешь. Короче, интересная задачка».
«- Я не знаю. Но, честно говоря, мне наплевать. Буду жить как жила. Как будто мне больно нужны все эти автомобили-мотоциклы, чтобы что-то покупать. Так что мне пофиг, что они есть, что их нет. Как будто я в состоянии буду придумывать им какое-то серьезное применение и строить бизнес. Наверняка вроде как все равно нужно больше денег для хорошего старта, особенно если нет внятной идеи. Да сам понимаешь, если я заставлю деньги приносить больше денег, то я вообще мхом зарасту в своей берлоге.»
Диана брела по улице, дымя сигаретой. Настроение было довольно паршивым, несмотря на то, что недавно она получила столько денег, сколько никогда в жизни не видела. Но ее это действительно не особо парило. Что есть эта цифра на одном из счетов, что ее нету. Толку от нее никакого. Она редко когда задумывалась о расценках тех или иных вещей, чтобы думать о том, что и когда может позволить себе купить, а что не может.
Гулять по улице было здорово. Есть что-то не такое уж и плохое в самом процессе, в смаковании каждого шага. Можно было размышлять о городе, о его проблемах, о двуличии и безумии его жителей. Этим собственно Диана и занималась, разглядывая темное небо, на котором не было видно звезд. Все-таки это было достаточно удачным поводом для размышлений. Думать о том, что люди живут рядом с чудовищами, пугаются и боятся их, но терпят – а потом срываются. Недавний случай очень ясно это показал, связанный с покушением на вампиршу. Что не могло не забавлять девушку, которая находила подобное двуличие идиотским.
Дымя сигаретой, она свернула за какой-то угол и думала уже пойти искать какое-нибудь заведение, чтобы там упиться кофеином и перекусить, как вдруг было ощущение, что нечто светящееся приближалось сверху, судя по освещению. Бросив взгляд вверх, Диана увидела падающий на нее горящий предмет и еле-еле успела метнуться в сторону. Грохот падения и хруст дерева рядом с ней прорвался сквозь пелену шепота, разрывая тихий фон ночного города, раздражая слух девушки. Да еще и одна деревяшка отскочила и сильно ударила ее по ноге. Зашипев от резкой боли, Диана глянула на упавший практически на нее предмет. «Мольберт в огне. Прекрасно. Хреновый понедельник, что еще сказать. Или среда или какой сейчас день недели. Это вообще, что за хрень? Типа какая-то новая форма подачи своих действий, как искусства?»
Подойдя поближе, Диана содрала рисунок с горящего мольберта, не давая ей пропасть, хотя при этом мелкий кусок и куда-то потерялся. Повернув к фонарю, она начала его разглядывать. Все равно делать было нечего. Почему бы не посмотреть то, как рисуют другие. А с учетом того, как ей этот рисунок был предоставлен, Диана сочла, что имеет права делать с ним, что хочет – иначе бы рисунок точно бы сгорел вместе с мольбертом и можно будет в качестве продолжения «художества» только посыпать голову пеплом. Достав карандаш, Диана прислонила картину к стене, благо та была достаточно ровной и начала править, подправляя линии, доводя их до большей реалистичности, не обращая внимания на треск горящего дерева позади себя.

+2

4

Художница пулей подлетела к окну и в этом беспокойстве было что-то от очень искреннего испуга, только вот не за возможных прохожих на головы которых могло прилететь ее жаркое творчество, а страх за собственную работу на которую она потратила несколько часов и все равно не угодила преподавателю. Если рисунок пропал, ей придется всего за одну ночь нарисовать что-то новое. А Рашель просто ненавидела изображать что-то столь статичное и пусто-плоское как банальную архитектуру. Ей бы дайте человека нарисовать, животное, что-нибудь с проникновенной эмоцией, а обычное каменное здание… Ну нафига? Пошли бы за этим к Кэссиди, она продала бы им снимки и все. Словом, падающий вместе с пылающим мольбертом главный вход в Вестминстерское аббатство, был единственным, что заставляло сердце студентки выскакивать из груди. Оно не было уверено, что выдержит целую ночку за чем-то подобным.

Подскочив к окну и упираясь обеими руками в раму, Шелли успела заметить как в темноте кто-то отскочил от ее горячей посылки. Только тогда она поняла, что кто-то и правда мог пострадать, одновременно задаваясь вопросом, какой еще несчастный идиот мог застрять в универе по такое позднее время. Пока она рассуждала на тему собственной удачи, кто-то ей незнакомый кажется, выудил из небольшого костерка именно… ее рисунок? Неужели там еще осталось что спасать? Если она не вернет эту работу…. старая стерва отправит меня в аббатство, - автоматически пришло на ум.

- Эй ты! Ты там внизу! – громко позвала Эванс. Она хотела махнуть рукой и даже ткнуть указательным пальцем, чтобы никому там не осталось сомнений с кем именно она пытается перекрикивать, но после очень переломной ночи в квартире своего соседа девушка изо всех сил старалась ограничить себя в плане резких движений. Не хотелось поджечь свой рисунок повторно. Ну, и человека вместе с ним, разумеется. – Стой на месте и держи мой рисунок! Я щас спущусь!

С поспешным грохотом закрыв окно, она еще глянула через стекло вниз, чтобы убедиться, что никто не дал оттуда деру вместе с ее работой, а затем, схватив свою сумку (остальное-то добро вылетело в окно вместе с мольбертом), ключ со стола и поспешила на улицу.  Причем, как настоящий герой и эталон терпения, она не сказала и слова пожилой вахтерше, которую пришлось дожидаться, чтобы отдать ей ключ от аудитории. Только выполнив это нелегкое дело блондинка, наконец, вылетела на улицу, но ей же еще и пришлось оббегать целое университетское крыло! Так что подбежав, в конце концов, к уже практически догорающим обломкам дорогого мольберта, первое, что она сделала это согнулась в три погибели пытаясь восстановить дыхание. А ведь Икс предлагал ей побегать по утрам вместе! Может пора согласиться?

- Ты цел…лая? – уместно добавила Шеллз, когда ее взгляд-таки сфокусировался на человеке и понял, что перед ней однозначно девчонка. – Прости, чертов мольберт просто стоял у самого окна. Нужно было понять, что со мной-то такое точно случится.
Упоминая то самое орудие не преднамеренного, но возможного убийства, студентка перевела на него свой серо-зеленый взгляд, и этот не утешающий вид в итоге напомнил ей, что теперь у нее есть проблема пострашнее незаконченного рисунка.

- Shit... - запуская одну руку в светлые волосы и убирая их назад, художница присела на корточки прямо около обгоревших обломков, - четырехглазая меня живьем закопает. И где я теперь на ночь глядя достану новый…

Отредактировано Rachelle Evans (21.01.16 14:44:10)

+1

5

Дорисовывать чужой рисунок Диане редко когда приходилось. Основная причина была в том, что незавершенные рисунки ей обычно на голову не падают. Потому как-то не было мысли о том, что она вообще будет работать над чужой работой. Интереса никакого в этом не возникало – редко когда можно было вдохновиться чьим-то творчеством, чтобы принять в нем участие. Но сейчас Диане было откровенно скучно. Она сейчас брела по месту, где вероятность найти какие-то жестокие кровавые расправы была практически нулевая, и потому делать было откровенно нечего.
«- Непривычно все-таки очерчивать чужие линии нормально, подрисовывать другие линии, чтобы оно выглядело более гармонично. Печаль, в общем-то».
«- Ну, альтернатив-то чем-то интересным заняться, чтобы точно не скучать и не вслушиваться в шепот в твоей голове у тебя нету. К тому же интересно все-таки. Может, тебе все-таки начать снова учиться в университете? Или хотя бы где-нибудь в компании рисовать и что-то делать вместе с другими людьми?»
«- Иди нахрен с такими идеями. Я не готова столько общаться со всякими людьми, которые мне ну совсем не интересны. Для этого у меня даже интернет есть, я там могу поболтать с народом. Так что ну их всех в пень. -» Диана заштриховала немножко одну из теней. То, что кто-то ей там кричал с верху, ее совершенно не парило, работать она продолжала, пока за ней догорали обломки мольберта. Было в этом, кстати, что-то весьма эстетичное – этакая символика одновременно увлеченности и равнодушия. Только увлеченность была по отношению к творчеству, а равнодушие было по отношению к различным социальным нормам, которые не предусматривают горящие сломанные мольберты.
Неожиданно кто-то все-таки появился на тротуаре рядом с ней, но Диана не особо отвлекалась от штриховки рисунка. На очевидный вопрос про свое здоровье она не ответила – не настолько она любила живопись, чтобы рисовать, если бы у нее было что-то пострашнее синяка на ноге, оставленного обломком несчастной вещицы.
- Полагаю, ты предварительно его еще и бензином облила, раз он заполыхал прямо в полете, как сбитый самолет, - подметила Диана, когда ей принесли извинения за непреднамеренное покушение.
Художница лишь фыркнула, когда девушка высказалась про то, что ее кто-то там убьет и что надо искать замену утерянного мольберта. «Да уж, какие детские проблемы – что скажет воспитатель. Печально, что еще сказать. » Сути проблемы Диана не поняла. Можно же было либо юлить, либо честно признаться и выплатить, как и подобает честному гражданину, компенсацию. А так – выкинуть, притвориться что знать не знаешь, ведать не ведаешь.
- Выкинь и сделай вид, что это не ты, в чем проблема? - скептически переспросила Диана,  чуть кривовато улыбаясь, больше выражая неодобрение, нежели веселье.  Потом продолжила штриховать аккуратно тени, словно она тут вообще занимается самым нормальным и естественным занятием, рисуя, прислонив к стене лист ватмана с обгоревшими и неаккуратно оборванными краями. Она старательно, всеми возможными, которое позволяет реальное освещение и всего один карандаш, способами, придавала картине объем и реалистичность перспективы. Однако потом пришлось прерваться, чтобы наточить карандаш, для чего Диана достала свой совсем не детский нож и начала им спокойно стругать несчастный грифель, придерживая картину локтем.

+1

6

Такой совершенно рандомный и невзначай пущенный комментарий по поводу бензина, заставил студентку похолодеть на некоторое время. Действительно, мольберт же не просто в окно вылетел, она его еще и спалила. Вот каким макаром пояснить кому-то, что просто выпавшее в окно достояние университета внезапно загорелось? Блондинка застыла на месте как деревянный пиноккио, который боится, что если соврать его нос станет длиннее, но никто не стал расспрашивать ее подробнее и пытаться выяснить, как же все-таки вся эта хрень могла случиться с одним, простым мольбертом.

- Если бы, - саркастично усмехнулась художница, услышав вроде бы такое простое решение всех проблем насущных, - это ж универское добро. Они не захотят платить за это сами даже если я самого дьявола притащу чтобы убедил их, что это не я. А это ведь еще и я. Я последняя только что сдавала ключ и преподаватель лично видел меня за работой. – устало вздохнув девушка накрыла ладонью свои серо-зеленые глаза. Она действительно устала. В последнее время слишком уж многое ей приходилось осознавать и расхлебывать. Один факт, что она пирокинетик чего стоил. – Все дело в этой старой стерве, она меня ненавидит. Не удивилась бы если бы она использовала эту ситуацию чтобы выпереть меня из универа вообще. – Наконец выпрямившись, Шелли поворошила носком ботинка один из обломков, убирая руки в карманы.

Еще один странный звук привлек ее внимание, и художница повернулась, изучая взглядом странную девушку. Впрочем, кто тут еще странный, а? В нее никто полыхающими мольбертами не швырялся. Да и сам факт, что карандаш в руке незнакомки привлек намного больше внимания студентки, чем охотничий нож, тоже мог бы сообщить о многом. Именно этот карандаш и напомнил ей, о чем она беспокоилась в первую очередь, прежде чем отвлеклась на остатки мольберта. Ей же нужен, чертов рисунок! Светлый взгляд всего мгновенье порыскал вокруг девушки, напротив, в поисках требовавшегося листа, Рашель ведь точно помнила, как та вытянула лист еще до того, как он сгорит.

- Это мой рисунок? –
кивнув на лист, студентка шлепнула по нему ладошкой, оставляя пятерню там, чтобы подержать. Попытка удержать ее рисунок локтем не казалась ей особенно удобной и надежной. При этом она склонилась ближе к своему выстраданному аббатству, оценивая нанесенный работе ущерб. Пара краев подгорела и обуглилась, но в целом, ничего непоправимого не случилось. Только вот разве здание выглядело именно так еще когда вылетало из окна? Что-то она не помнит, как прорисовывала некоторые линии подобным образом, а уж теням пока и вовсе не добралась уделить внимания. Светлый прищур опустился обратно на карандаш. – У тебя хобби такое, дорисовывать найденные на улице картины?

+1

7

Судя по всему, утешить блондинку явно не удалось. «Печально, что поделать. Теперь все, паника на кучу времени наверно будет. Интересно, бензин она с собой прихватила? Это наверно был бы тогда лучший способ паниковать и впадать в истерику – сжигать при этом все вокруг себя».
«- Это и без паники и истерики хороший способ решения любых задач – сжигать вообще все вокруг. Особенно людей. Представляешь себе картину, как вот ты сталкиваешься с какими-нибудь идиотами, с которыми приходится общаться, и от них нормально не свалишь. Берешь и сжигаешь их всех, с невозмутимым видом обливая бензином».
«- Хоть где-то мы с тобой сошлись во мнениях,»- неслышно фыркнула Диана от собственных мыслей. Рассуждения девицы о том, как у нее все плохо, не особо тревожили девушку. Но это было тоже какое-никакое, но развлечение. Потому она собственно и стояла еще здесь, а не пошла куда подальше, решив оставить человека с его проблемами наедине. Конечно, надо будет в данной ситуации уловить момент, когда ей покажут, что ее присутствие нежелательно, ибо заставлять людей терпеть свое присутствие Диана никогда не собиралась.
- И они все дружно сразу обнаружат пропажу? И вообще да, имела ли учительница право доверять тебе ключ от помещения. Ну и вообще, ты спасла университет от пожара. Или у тебя просто не получилось его организовать, - все-таки решила отметить Диана тот факт, что каким-то образом все-таки мольберт оказался горящим. Каким образом можно его спалить эффективно без помощи каких-то легко воспламеняющихся жидкостей,  Диана не знала. Все-таки если просто поднести зажигалку, он даже так вот просто не сгорит, не бумага же.
Неформалка отняла локоть от рисунка, когда его незнакомка начала уже сама держать. Все равно одновременно точить карандаш, и вдавливать при этом руку в стену было неудобно. Закончив точить, она убрала карандаш в сумку, а клинок в ножны. Сейчас пытаться дорисовать уже не было такого  желания. Здесь сказывалось и то, что она больше не в одиночестве и к тому же эта блондинка является все-таки действительным владельцем этого рисунка. Потому сейчас как-то править линии было, по меньшей мере, неуместным. Да и разговор немало так отвлекал от рисования. В таком деле Диана предпочитала полностью сосредотачиваться на деле, погружаясь в работу по полной программе, не отвлекаясь даже на еду и сон, пока ее совсем не вырубит. Сейчас ситуация для подобных подвигов явно не подходила.
- Да, конечно. Надо же хоть как-то блеснуть талантом, - чуть саркастично ответила Диана. В самом деле, блистать своими навыками рисования можно будет еще нескоро – картин осталась всего пара штук, тех, которые она не продавала ни за какие деньги. Остальное теперь уже выражено в виде суммы на счету, не более того. Ситуация изменится только когда художница найдет какой-нибудь прекрасный в своем совершенстве кадр, который ее вдохновит настолько, что она напишет по нему новое полотно.
- Меня в соавторы можешь не ставить, я практически ничего не сделала, - решила подметить Диана. Ну в самом деле за несколько минут работы сделать удалось очень и очень мало, почти ничего.

+1

8

- Спрашиваешь еще, конечно обнаружат, - Рашель даже фыркнула уже представляя лицо той самой ненавидящей ее преподавательницы и как у той загораются глаза. Нет, не в прямом смысле загораются, а просто от возможности в очередной раз основательно наорать на самую нелюбимую студентку, - завтра же утром припрутся студенты и кому-нибудь не хватит мольберта. А она сразу вспомнит, что я сидела именно за ним, когда она уходила.

Художница снова покосилась на в дребезги раздолбаный мольберт. Вот же Икс с Кэсс поржут, когда она будем им это все рассказывать. С одной-то стороны ситуация совершенно не смертельная, ну подумаешь итак ненавидящий ее препод вызвереет еще больше. Но с другой, учитывая, что вылет из университета светил ей вынужденным возвращением домой, к родителям, которые считают, что их дочь-подросток подпалила дом вместе с ними внутри нарочно, не улыбалось Шелли счастливым поводом для восстановления семьи. А ведь с момента ее приезда в Сент-Луис она еще даже не начинала поиск своего старшего бро, который на самом-то деле еще может совсем не заинтересуется ее существованием.

- А, да забей, - поспешно отмахнулась студентка, когда попытки незнакомки что-нибудь посоветовать свернули в интригующую сторону. Эванс даже показалось, что ее вроде как реально пытаются подозревать в поджоге аудитории. Хотя и винить она за это не могла, но девушка как-то особо и правда не парилась по этому поводу. – куплю им завтра новый, только денег найду.

-Я кстати Рашель, которая любит убивать людей скидывая им хлам на головы, - глупо так посмеялась сама с себя же блондинка, протягивая собеседнице свободную руку для рукопожатия. Вторая-то у нее все еще была занята удерживая уцелевший рисунок. – И видимо мне стоит сказать тебе спасибо за то, что мне не придется рисовать все это заново.

Вздыхая с облегчением, учитывая то, что все-таки очередной косяк с ее способностью закончился еще не таким окончательным провалом, каким очень даже мог, художница взяла свой рисунок в обе руки, продолжая его рассматривать. Прозвучавшая в этот момент фраза о соавторстве заставила ее хмыкнуть, потому что как студентка факультета, переполненного мажорами, считающими себя незаменимыми открытиями для бренной вселенной, слишком уж часто слышала такие фразочки, с едким обратным намеком "чтобы написала под этим и мою фамилию или глаза нахрен кисточкой выколю".

- Ничего то ничего… - вдруг промямлила она себе под нос, внимательнее присматриваясь к тому, что рисовала не сама. – Слушай, а может мы сходим в какое тихое местечко где ты дорисуешь еще? – серо-зеленый взгляд поднялся на новую знакомую с откровенной надеждой. – Мне нихрена не даются эти архитектурные проекты, да и откровенно говоря, это не сфера моих интересов чтобы пытаться развивать мастерство в таком направлении. Зато я могу проставиться ужином и выпивкой. – Может быть и звучало вполне нагло просить кого-то дорисовывать рисунок за нее хоть частично, но она не просила рисовать все, да и сама она, будучи художницей, обычно никогда не отказывалась кому-то что-то нарисовать из того, что правда уже хорошо умела. А люди же узнав, что их знакомая может рисовать обязательно борзеют прибегая к ней даже с такими мелочами как "подпиши открытку красивее", так что ничего зазорного в такой просьбе она не нашла. – Поможешь?

+1

9

Диана решила, что если уж человек так уж серьезно настроен загонять себя в бездны проблем и невзгод, то кто она такая, чтобы мешать ей? Все-таки помощь помощью, а если человек от нее упорно отказывается и считает себя обреченным, то чего его терзать и вытягивать из болота? Диана сама не любила, когда кто-нибудь разыгрывал из себя психотерапевта и пытался лезть к ней в мозги. В лучшем случае это заканчивалось посылом в пешее эротическое путешествие, в худшем – серьезными проблемами для незадачливого мозгоправа. Потому как бы несмотря на ворох презрения к окружающим, она часто довольно эгоистично считала, что ведет себя уважительно, не влезая людям в душу. Хотя на самом деле Диана понимала, что руководствуется скорее брезгливостью и унынием. У подавляющего большинства людей такие обыденные страхи и цели, что, проглядывая их уже не первый и не двадцать первый раз, становится откровенно скучно. Художница глянула на эту вот странную блондинку. В целом, конечно, ситуация не самая привычная, но если отбрасывать детали обстоятельств – совершенно обыденная. Она далеко не первый студент в мире, испортивший имущество университета.
Диана пожала плечами с видом «как знаешь», когда все-таки, наконец, девица решила просто выплатить компенсацию и не мучиться. В целом наверно даже самое мудрое решение – как минимум больше всего нервов она сохранит именно с этим вариантом, нежели пытаясь доказать окружающим, что она никак не виновата в падении мольберта с поджогом в окно. Один только геморрой с подобными делами.
- Диана, - суховато ответила девушка, все-таки она никогда особо не любила знакомства и прочую ерунду с ними связанную. Она подозревала, что забудет имя своей собеседницы примерно через полчаса общения. Такие вещи в голове у неформалки вообще не держались совершенно. Лица, места и прочие визуальные образы да, можно было еще запомнить. А вот касательно всего остального – здесь полная туфта. Диана вот даже помнила многие улицы Сент-Луиса, хотя жила в этом городе относительно немного, несколько месяцев. Но при этом уже могла безошибочно ориентироваться практически в любой части города. Но при этом она знала всего от силу десяток улиц, и то, сказать, какая с какой пересекается, не могла. Потому вот может внешний вид этой блондинки она и запомнит, но вот имя Рашель точно выветрится из головы.
Когда ей предложили дорисовать, Диана глянула на немного оборванный и подгорелый листок. Если пытаться обрезать так, чтобы все выглядело красиво и при этом фасад этого здания, как бы оно не называлось находился бы все еще по центру картины, то выглядеть будет просто некрасиво.
- Даже если это дорисовать, в таком виде ты это не сдашь. Можно будет разве что в рамочку повесить в знак памяти о печальном опыте. Что касается моей помощи… ну здесь реально легче брать другую картину и рисовать заново, с нуля. Если я правильно понимаю, обугленный и оборванный кусок ватмана твоя стерва принимать не будет, - справедливо подметила Диана. Все-таки она еще смутно помнила, какие бывают преподаватели в университетах и потому вполне справедливо заметила, что просто вот притащить столь странную работу не получится нормально – никто не оценит. Это явно не те люди которые относятся доброжелательно к творческому подходу подачи своего творчества.
«-Но идея помочь хорошая. Прямо-таки испытание, сможешь ли ты что-то наваять за короткий срок. Только это… пусть никому не говорит. А то мало ли, может найдутся всякие люди или вампиры, которые не знали, что можно обойтись без выплаты такой суммы денег».
«-Иди нахрен, я это делаю только для того, чтобы избавиться от скуки. Может, найду специально какую-то фотографию, по которой рисовать будет интересно. Вроде был еще какой-то набор снимков, которые еще не перевела я на полотна».

+1

10

-Нет, конечно, но я не настолько борзая, чтобы попросить пять минут назад встреченного мной человека, нарисовать архитектурный проект за меня, - художница развела руки  в стороны, продолжая удерживать в одной из них свое трагично подгоревшее аббатство, а затем вдруг улыбнулась во всю свою широкую и белоснежную канадскую улыбку, - хотя нет, очень даже такая.

Осторожно, хоть и фиг знает, зачем она продолжала так бережно относиться к почти испорченной пламенем работе, студентка сложила  вполне себе неплохого качества лист несколько раз и спрятала в свою сумку. Тогда ее серо-зеленые глаза в очередной раз вернулись к изучению уничтоженной университетской гордости, а потом поднялись по стене здания, выискивая то самое окно аудитории, через которое так весело пуляться горящими предметами. Как не крути, а прежде чем уходить куда-либо, мольберт стоило  бы сначала убрать прямо с этого места.

- Только я не местная, я тут по обмену учусь, - заметила блондинка, наклоняясь чтобы поднять пару обломков, попытаться смять их поплотнее и пропихнуть в ближайшую урну, - так что, если ты знаешь тут поблизости какую-нибудь хоть частично приличную забегаловку, в которой достаточно уютно чтобы рисовать, мне придется тебе довериться. – Еще одни доски оказались не так сильно пострадавшими, поэтому прыгая на одной ноге от не особо офигенно удерживаемого равновесия, Шелли попыталась разломать их о согнутое колено другой ноги и раза с третьего ей это как-никак удалось. 

- Да и в любом случае, рисуешь ты, так что тебе так и так выбирать, где ты хочешь это сделать, - заметила Рашель, продолжая невозмутимо забивать уличную урну остатками дорогого мольберта и не чураясь редких, но как обычно крайне любопытных прохожих. Ей было важно мнение окружающих, но далеко не всех и не каждых. Да и как-то сам факт того, что она находится в другой стране, полной еще кучи штатов навеивал свой, определенного рода пофигизм. – Только учти, на дорогущие рестораны мне бабла не хватит, мне итак мольберт покупать, - удивительно благоразумно и достаточно предварительно, для такой безбашенной как Эванс, было предупредить девушку прямо не отходя от кассы.

- Ну? Куда мы идем? – студентка отряхнула руки, потом одежду, затем поправила свою сумку и откинула растрепавшиеся на ветру волосы за плечи, наконец, готовая куда-нить да пойти. Между прочим, не ела она уже давненько, так что в походе за хорошей жрачкой бонус ей виделся даже двойной.

0

11

Диана не особо любила наглых людей, которые, к сожалению, слишком уж часто появлялись в ее жизни. Однако выбирать было не из чего – либо так, либо прощаться с человеком. Художница пыталась прикинуть стоит ли ей вообще с этим связываться. Формально основная идея, почему художница с ней разговаривала, была в том, чтобы взять на себя испытание по быстрому рисованию. Можно это было бы сделать только ради себя, но в одиночестве было сложно поставить себе какие-нибудь четкие рамки, да и мотивация была куда слабее.
- Надо подумать, - задумчиво выдала Диана в ответ на расспросы новой знакомой. Она достала из сумки пачку сигарет и, выудив оттуда одну никотиновую палочку. Закурив, она попыталась понять, как ей было бы удобнее работать. До этого она в большинстве случаев работала дома. Во-первых, там ничего не отвлекает. Во-вторых, там было все необходимое. Ну и в третьих, всегда можно настроить режим работы на тот, который хочется – когда надо, заказать себе еды, когда явно уже сознание выключается – идти спать.
Остальные варианты казались куда менее удобными. Даже если она зайдет домой за карандашами и прочей ерундой, это все равно будет неудобно, да и толку маловато.  А где-то по пути раздобыть ватман и рисовать одним единственным твердо-мягким карандашом – это слишком изощренная форма мазохизма, которая была непостижима для Дианы.
- Ну нафиг. Я лучше потом дома в одиночестве нарисую, в разы лучше выйдет. Правда, ты это и сама можешь сделать, наверно. А иначе это издевательство над нервами.  - отметила девушка, вынув сигарету из рта, чтобы нормально все проговорить. А потом продолжила наслаждаться табаком, чувствуя, как горьковатый дым наполняет ее легкие.
«-Ну, таким образом ты можешь лишиться компании. Может, она сейчас реально рванет с места на третьей передаче и побежит куда-то рисовать.»
«-В таком случае можно ей только попутного ветра пожелать. Меня не будет особо печалить подобный исход. Как бы кто я такая, чтобы мешать человеку разбираться со своей карьерой или что у нее там в подвешенном состоянии из-за этого сраного рисунка».
- Пошли, я помню где-то относительно недалеко кофейню нормальную,  - ответила Диана, махнув рукой в знак следовать за ней и пошла спокойным шагом и выдыхая дым через ноздри. Нечувствительность к тревогам других людей была у Дианы в крови, потому она и пошла по улице со спокойным видом, словно торопиться было явно некуда. Да и в самом деле, лучше уж хотя бы ночной прогулкой насладиться, смакуя атмосферу этого города, погрязшего в каком-то тихом безумии. Разглядывать трещины на асфальте, проникаясь философскими измышлениями на тему того, как бессмысленна все-таки жизнь всех и каждого в этом месте.

+1

12

- Кто бы мне гарантировал, что ты такой бескорыстный и безотказный человек, чтобы сидеть посреди ночи и рисовать кому-то рисунок вместо того чтобы дрыхнуть свернувшись калачиком. - "Ну, или как там она еще спит" - добродушно посмеялась Шелли, понимая, что чудес все-таки не бывает и сидеть ей этой ночью за архитектурным проектом самой. Ничего удивительного в принципе. Незнакомые люди очень уж редко помогают кому-то, при этом не требуя чего-то весомого взамен. Не в эпоху рыцарей с волшебниками живем.

- Этим-то мне и стоит двинуть домой заняться, - снова проявляя поразительное благоразумие добавила художница, доставая из своей сумки одну из одноразовых салфеток чтобы вытереть почерневшие от сажи руки. То, что ей даже не попытались предложить сигарету, она тоже заметила, но никак комментировать не стала. Можно было бы поблагодарить Диану за учтивую заботу о здоровье, если бы та конечно не продолжала дымить одной сигаретой за другой. Сама Рашель так с очевидных для нее и определенных пор, старалась держаться подальше от любого источника огня, даже такого незначительного. – Но на голодный желудок я все равно нифига не нарисую, - задумчиво наблюдая за рассеивающимся по ветру никотиновым дымом проговорила студентка.

Как не крути, а лично она существовать на одном тем более таком загрязненным воздухе не собиралась, так что вскоре поравнявшись с итак не особо спешившей неформалкой, девушка зашагала рядом, спрятав руки в карманы и осматриваясь по сторонам. В этой части города она уже естественно ошивалась, это ведь все окраины университета, но это не значило, что она запомнила все маленькие близлежащие улочки и знала все заведения или частные магазинчики которые можно было увидеть по пути. Ведь если кафешка которую ей покажет Диана, будет довольно близко к универу и окажется вполне приемлемой по скромным стандартам блондинки, туда можно будет захаживать с друзьями сокурсниками. Например, на обеды.

Кофейня действительно оказалась на нормальном расстоянии от молодежной тюрьмы, но к совершенному не удивлению самой везучей на свете Эванс, именно сегодня оказалась закрытой. Это художница поняла еще по темным окнам и выключенной вывеске, а все равно усердно попыталась подергать дверь, как будто это заставит забегаловку ожить. Причем подергала она несчастную ручку так, что будь там сигнализация, была очень большая вероятность, что толпа копов уже сагрилась и летела сюда.

- Пофиг, - вспрыснула художница соскакивая с немногочисленных ступенек и оглядываясь вокруг. Заприметив через дорогу начинающийся парк с лавками она прямым ходом зарулила туда, даже не подумывая поискать какой-нибудь адекватный и для того предназначенный переход для пеших прохожих. – Короче, будем есть прямо тут, - заявила Шеллз плюхаясь пятой точкой на лавку и выуживая из кармана смартфон, экран которого тут же осветил ее лицо. Раньше она не могла позволить себе таких удобств, но с тех пор как у нее сперли старую раскладушку, а Икс щедро отдал ей один из своих телефонов, девушка практически нарочно пыталась пользоваться гаджетом при каждой подвернувшейся возможности, - ты что будешь? Ну, помимо чего-нибудь тепленького вроде кофе? – не поднимая моськи от экрана и продолжая скролить страницы с предлагаемой едой на заказ, спросила студентка. – Кстати, улица-то это какая? – людям же надо будет сказать, куда везти заказ, да и ей бы не помешало сориентироваться в пространстве, так что зеленый взгляд наконец-то переключился с телефона на собеседницу.

+1

13

- Гарантии это не интересно. Делать ставки веселее. Ну и да, тогда уж днем – по ночам я не сплю. Ну и я не из какой-то жалости и сострадания попробую сделать. Скорее интереса ради – могу ли  нарисовать быстро что-то хорошее, - Врать художница не собиралась. Изображать несуществующие мотивы перед каким-то практически незнакомым человеком. Этим, кстати, можно и ценить мимолетные встречи с людьми, которые не заходят сильно далеко. Не требуется юлить, пытаться произвести впечатление или еще что-либо. Диана была более чем уверена, что никаких серьезных итогов от встречи с этой студенткой не будет. Потому, собственно она и говорила достаточно честно, -  с нормальной работой все понятно, здесь у меня есть критерий оценки, а вот что будет с тем, что сделано по-быстрому – я без понятия.
Диана пыталась не бахвалиться, все равно это глупо. Не настолько для нее имело большое значение то, сколько она зарабатывала. Для нее был важнее сам процесс. Даже если бы рисовала она куда хуже, но при этом это занятие увлекало бы ее так же сильно, как и сейчас, то она все равно бы рисовала. А так это достаточно простой критерий того, хорошо она рисует или нет. Раз ее картины покупают – значит все не так уж и плохо. А то, что ее жанр не является современным и очень модным – Диану совершенно не волновало. Она могла извлечь достаточную выгоду из этого, чтобы не переживать о деньгах – вот и хорошо.
То, что Рашель решила положиться на свои собственные силы, было встречено лишь пожатием плеч. Неформалке было не слишком важно – все равно она попробует хотя бы для себя что-то оперативно нарисовать, даже если единственным человеком, кому это нужно будет, станет она сама.
Удивительно, но придя, плутая переулками, к нужной кофейне, девушки обнаружили ее закрытой. «Ну надо же. Наверно, как-то в сильно раннее время была там. Или сегодня праздник какой-то. А, впрочем, ладно, бывает. Надо пометить только для себя быть в следующий раз аккуратнее. Или просто вычеркнуть это место из своей памяти, чтобы второй раз так не напороться. Не единственное место в городе, где можно выпить.»
«- Ну, ты не знаю. Научись готовить кофе и брать с собой. Тогда вообще можно будет вообще не париться. Вдруг у тебя есть талант к готовке, а ты об этом даже не подозреваешь.»
Художница обреченно вздохнула от идеи Каина, не желая проверять наличие у себя кулинарных способностей. Особенно с учетом того, что большую часть времени Диана питалась непонятно чем и не могла хорошо различать вкусы. Потому она просто молча последовала за Рашель, потихоньку дымя сигаретой, которая уже почти закончилась. Идея заказать еду казалась Диане странной – все-таки не факт, что их найдет служба доставки и к тому же это все равно займет некоторое время. Но, в общем и целом, ей было без разницы.
- Мне только кофе, - ответила Диана на вопрос о том, что она будет. А вот улицу уже пришлось подглядывать, ибо несмотря на то, что она, выискивая различные опасные места, исходила этот город вдоль и поперек, названий не помнила совершенно. - Таун-Гров стрит, - прочитала название вдалеке на табличке. Выкидывая окурок, Диана оглядела темный парк. Отличное было местечко в каком-то смысле – тихо, никого нет. Можно было даже о чем-то подумать. Ну или найти приключения на свою пятую точку.
Или, как вариант, дождаться, когда эти приключения сами тебя найдут. Художница вгляделась в тропу парка, следя за движением там. «Прекрасно. А я уже думала начинать скучать».
«- Хех. Ладно ты себя не жалеешь, но вот новую знакомую тебе даже не жаль? Может, ограбят, может, изнасилуют или даже убьют. И чего, ты этому будешь только рада?»
Кто-то шел в их сторону, медленно, плавно, держась тени, почти невидимый среди зарослей. Лишь поймав взглядом случайно краткий блик холодного металла, Диана его вообще заметила.
- Тебе случалось становиться жертвой нападения? Если нет, то, похоже, сюда идет твой шанс, - тихо произнесла девушка, следя за передвижением тени. Она думала о том, что надо бы либо бежать, либо приготовиться к драке, но она не делала ни того, ни другого, продолжая молча наблюдать.

+1

14

-Кофе… Кофе эт хорошо, - протянула Шеллз продолжая ползать по всевозможным сайтам кафешек с доставкой на дом по Сент-Луису, которые ей перечислил гугл. – Ты из тех людей которые на кофе и выживают? – спросив не отвлекаясь от яркого экрана, она кажется наконец-то приглядела себе довольно приятный глазу ресторанчик азиатской кухни. Ну как. Тот, в котором хотя бы с виду не жаренных собак с кошками продают.

- Ты с рисованием-то в каких отношениях? – не особо переваривая неловкие моменты тишины между людьми, да и понимая, что не самое вежливое дело пялиться три часа в свой телефон, когда рядом с тобой стоит человек, особенно если ты с ним только-только знакомишься, студентка задала тему для другого разговора. – Ну, ты этим как-то профессионально занимаешься или это просто какое-то стороннее хобби?

- Значит… мы хотим два кофе и ведерко тайского риса с курицей и крабовыми па-алочками, - довольная подобной находкой, через некоторое время блондинка постучала свободной рукой по своему голодающему животу, - только номер бы найти… Мм… У них довольно талантливый веб-дизайнер, - как художница она не могла подобного не заметить, но вскоре ей на глаза-таки попался такой нужный номер телефона. Рашель уже даже набрала его и ей оставалось только приложить палец к пиксельному изображению зеленой трубки на экране чтобы дозвониться и получить желаемое, как ее вдруг отвлекли забавные мысли Дианы.

- Э? – сначала серо-зеленый взгляд поднялся на собеседницу, затем как бы прослеживая траекторию взгляда девушки, направился назад, через плечо блондинки, чтобы она там рассмотрела какие-то передвижения теней. – Вот еще мне, герой любовник из кустов лезет, - нарочно громко расхохоталась Шелли, оборачиваясь на лавке еще больше, и укладывая одну ногу коленом на сухие доски. – Шагай дальше, дядя, у студентов художественной школы бабла никогда не бывает! – Прикрикнув это неизвестному, Эванс вдруг с оживленным видом обернулась на Диану. – Ты прикинь, ко мне тут действительно один раз мужики прикапывались, так я так ходу дала, что всю сумку с телефоном и ключами в них швырнула. Вот это была вековая тупость. – И снова, чуть повернув голову, добавила громче, - Так что сама не против у кого-нить что-нить да отобрать! – вдобавок ко всему она еще и фыркнула, явно не испытывая никакого особого страха перед извращенцем из кустов. Хотя на самом деле, страшновато ей все-таки и было, потому что не смотря на способность которая без проблем могла защитить обеих девушек, не поддающийся контролю огонь, мог нанести им и очень много ущерба. – Неужели и правда тут настолько криминальный город? А, точно, я же собиралась еду заказывать, - наконец нажав на значок вызова, студентка встала с лавки и начала ходить на несколько шагов в одну и в обратную стороны, прислушиваясь к гудкам на том конце связи, не скрывая ни от Дианы, ни от кого бы там ни было, что она еще и говорит по телефону.

+1

15

- Нет. Я выживаю алкоголем, куревом и прочими непотребствами, - ответила Диана, не особо стесняясь своих весьма неоднозначных ценностей. Ей было категорически все равно, что о ней подумают. Все-таки мнение людей приходит и уходит, а вот шепот в ее голове практически постоянен. Потому художница во многих вещах старалась быть в какой-то мере даже честной. Вероятность того, что она с каким-то человеком будет общаться больше чем один раз, крайне невелика. Потому заботиться о произведении нужного впечатления было совершенно ни к чему. В результате этого художница с равнодушным видом наблюдала за тем, как ее новая знакомая колупается в телефоне.
Когда был задан вопрос, зарабатывает ли она рисованием, в голове у Дианы возникли противоречивые мнения. С одной стороны, в общем-то умалчивать-то по сути нечего – все достаточно официально, никаких проблем у нее с этим не было. Работает она себе и работает в этом смысле, никому в этом отношении плохо не делает. Но какая-то паранойя так и подмывала соврать, принизить собственные навыки, чтобы Рашель ничего толком не поняла и не могла никак это использовать. Ложь тянула ее, словно магнитом, пытаясь вытащить ее из этого небольшого опроса в определенную сторону.
- Зарабатываю, - все-таки заставила себя ответить достаточно правдиво Диана. Справку о доходах она решила все-таки не прилагать. Вот что-что, а говорить, что она получила недавно громадную сумму от вампирши за практически всю нарисованную собой коллекцию картин она не собиралась. Когда люди узнают, что у тебя много денег, они нередко думают, что это у них немало денег и начинают примерять их на себя. Что же им нужно купить на чужие деньги. И только богам известно, к чему могут привести такие выводы.
То, как себя повела ее новая знакомая на вести о компании, вызывало у Дианы приступ порицания, выражаемый в виде приложении руки к лицу. «Идиотка. Как такие еще выживают в городе по ночам? Видимо до этого она часто приходила домой вовремя и по ночам ни с кем не встречалась». Естественно неформалка не верила, что утверждение о том, что у них нет денег сработает. Никакой грабитель на это не купится. Особенно с учетом того, что у девицы был в наличии телефон. С интернетом. Уже это было той вещью, которую можно было отобрать и куда-то впарить. Художница вместо того, чтобы источать сарказм, особенно по поводу того, какую же феноменальную по своей интеллектуальности историю рассказала ей новая знакомая, немножко приготовилась к нападению на всякий случай. А именно втихомолку расстегнула ножны и чехол с электрошокером, чтобы что-нибудь из этого можно было легко и удобно достать. Но печального вздоха девушка все равно не могла сдержать. «Ну вот нахрена мне такая компания? Может, пора уходить куда подальше? А то она ведь всех маньяков на себя соберет.»
Однако было уже поздновато. За пределами шума она с трудом услышала какой-то звук позади и увидела еще одного человека. Оглядевшись и убедившись, что тот, кого она заприметила вначале, тоже вышел в свет, умудрилась насчитать аж трех мужиков разом. «Нормальная компания подобралась. Ладно, будем, значит, либо бежать, либо ждать реакции Рашель. Может, она создаст в воздухе еще один горящий мольберт».
- Уважаемые, помогите нуждающимся, - произнес с усмешкой тот единственный мужик, что был с ножом, - начиная с вас, голодная нищая студентка с хорошим телефоном. Технику сдайте, пожалуйста вместе с кошельком.
Подобные нарочито уважительные слова вызвали смех у двух других грабителей, которые явно стояли так, чтобы помешать сбежать. «Падаль. Даже не особо интересно.» Диана аккуратно выудила сигарету из сумки вместе с зажигалкой. В таких ситуациях ну очень уж хотелось курить.

+1

16

- Да что за чертов город, ей Богу, а! – вообще не запариваясь по поводу того, что ее душевные терзания слышат и сами виновники происходящего, чуть ли не взревела Шеллз. – Мне, конечно, доходит что Штаты — это совсем не Канада, но чтобы каждый раз, когда я выхожу из дому кто-то да прикапывался это уже перебор.

Приехавшей из Канады студентке действительно уже осточертело, что каждый долбаный раз, стоило ей побыть вне дома чуточку позже и сразу нарисовывались какие-то хмыри. Может в этом криминальном Сент-Луисе давно введен какой-нибудь комендантский час, а ей просто никто не додумался сообщить? Мало того, просто ВСЕМ нужно было отбирать у нее телефон за телефоном. Это было настолько стандартной процедурой, что даже при всем желании мужчины просто не могли напугать. Нынешним ночным воришкам просто не повезло вместо первых стать очередными и заурядными. А еще им не повезло потому, что этот телефон ей дал Икс, так что она не собиралась расставаться с презентом будь этих идиотов тут даже с десяток.

- Вы часом контракта с какой телефонной компанией не подписывали? Мол отжимаете девайсы чтобы народ покупал у них технику почаще? – раздраженно вспрыснула художница, сбрасывая трубку и убирая телефон в карман, даже не пытаясь прикинуться будто собирается дрожать от ужаса и что-то там кому-то отдавать.

Выросшая в адекватной и полной цивилизованных людей стране, Эванс просто понятия не имела, как ведут себя жители США в подобных ситуациях. Она попыталась поорать и пошуметь, но прохожие вокруг были очень уж редким случаем. Можно было попытаться дать деру и от них убежать. Практика побегов из бара доказывает, что бегать она может не плохо, правда тогда большую часть пути ее прям героически тащил за собой Халк, да и очень скоро они нашли где спрятаться. Но ведь не факт, что Диана бегает лучше нее. По виду, так как-то даже не стоило и пытаться, того гляди простое резкое движение могло бы сломать эту девчонку как тростинку, уродам не пришлось бы ничего делать. К тому же, этой части города она вообще не знала и убежать можно было как и к людям, так и наоборот вообще в какой-нить пустынный тупик, сделав себе еще хуже. Остался самый нежелательный способ избавления от придурков.

-Ребят, вы может все-таки как-то там свалите по-хорошему? – наивно и совершенно не убедительно поинтересовалась блондинка. Она и сама не верила, что воры ее послушают и поверят в то, что такая с виду хилячка как она, могла бы им как-то навредить. Но поступить иначе не могла. Рашель еще не перескочила моральный барьер, чтобы шпулять огнем во всех и вся, не чувствуя при этом никакого чувства вины. А она же им еще и управлять толком не умеет! Вот захочет подпалить рукав, а сожжёт всех троих к чертовой матери. Ей вот трупов на свою совесть совсем не хочется. Поэтому, подобно какой-нить совершенно неожиданной, но смертоносной ученице Леона, которая не смотря на все возможности, старается избежать смертей, Шелли продолжила корчить из себя дурочку, на самом деле пытаясь спасти от капец каких болезненных последствий совсем не свой зад. – Вы конечн не ожидаете, но потом уже будет поздно.

Обреченно вздохнув, студентка нахмурилась и без того прекрасно понимая, что ради денег потерянные для общества люди попрут и на более опасных с виду соперников. Так что, частично успокоив свою совесть золотым "я пыталась, остальное не мои траблы", девушка сунула руку в карман делая вид будто собирается доставать оттуда телефон, а может и всякую мелочевку. Сначала она посмотрела на Диану, многозначительно пытаясь показать той взглядом если не давать деру в подходящий момент, то хотя бы шагнуть немного подальше, чтобы ненароком не задело. Но Диана естественно мыслей не читала, и догадаться не могла, поэтому Шелли сама шагнула вперед, сосредотачиваясь серо-зеленым взглядом на рукаве одного из мужиков, представляя, как постепенно загорается ткань.

+1

17

Статус: трое байкеров, хоккеист, мастер тату
Группа: пять человек
Инвентарь: бытовая мелочь, у хоккеиста сумка с тренировочной одеждой и коньками

Через парк компания здоровых, бородатых и татуированных мужиков в кожаных куртках добиралась до стилизованной пивнушки "У Тонни", находящейся от тату-салона, в котором подрабатывал Бруклин, всего в каких-то трех кварталах. Один из которых как раз приходился на выделенную под отдых горожан местность с лавками, стриженными кустами и ухоженными деревцами, которые теряли весь свой шарм в темное время суток. Яркий свет фонарей здесь был не в почете, и парк освещался разве что тусклым сиянием одиноких лампочек на столбах.

Мужская компания достаточно хорошо знала эту местность, потому их передвижение не доставляло никому из собравшихся дискомфорта. Однако, дискомфорт одним своим видом они могли доставить особо мнительным редким прохожим, чьи головы от и до были забиты стереотипами о ванадлизме и агрессии байкеров. И хоть байкерами на деле могли считаться всего трое из компании - остальные все равно выглядели под стать. Один курил сигарету, второй закинул на плечо громоздкую сумку, третий с четвертым просто заложили руки в карманы, а Бруклин залипал в телефон на ходу, изучая внезапно пришедшую от клиента смс.

Поднял взгляд он только когда Гранд, все это время шедший от него по правую руку, положил свою широкую ладонь на плечо татуировщика, тем самым его останавливая. Темные глаза Бруклина устремились вперед, на стоявшую неподалеку компанию, состоящую, что самое забавное, тоже из пяти человек. Разница была лишь в габаритах и наличии двух девушек, которые, судя по всему, были не рады примкнувшим к ним персонажам.

Крепкие пальцы байкера сжались на плече Барнса, что послужило вполне понятным не только одному Бруку сигналом. Он погасил экран и сунул телефон в карман джинсов, уже вовсю фокусируясь на красавчике с ножом. Тату-мастер понятия не имел, как этот чувак умудрился засветить в темноте оружие, направленное в сторону одной из девчонок, но сия нелепость подействовала на Гранда, как красная тряпка на быка, а по габаритам он от того мало чем отличался. Разве что, отсутствием рогов.

Здоровяк Гранд вырос в этом районе и, несмотря на свою устрашающую внешность, был на деле очень славным парнем, настоящим патриотом и защитником тех мест, что считал родными. Все его друзья давным-давно смирились с этой "доброй" стороной мужчины и, дабы не выслушивать проповедей относительно необходимости искоренять всякую шваль с улиц добропорядочного города, просто сразу принимали как данность тот факт, что теперь им придется разбираться с негодяями. Мужики замерли на местах, как тренированные хищники перед броском. Они не были профессиональными и обученными бойцами, но каждый из них прошел свою личную школу улиц с драками, несправедливостью и прочей шушерой. Однако, прежде чем хоть кто-то успел что-то сделать, Бруклин сделал шаг вперед и подал голос:

- Ребята, вам здесь не место, - предупредил он, давая негодяям шанс исправится и свалить. Взгляд снова скользнул по двум совершенно различно одетым девушкам, и в блондинке Барнс вдруг заметил что-то подозрительно знакомое. - ...ты ведь Шелли, верно? - обратился он к светловолосой девушке, ведь, кажется, именно ее совсем недавно Икс приводил в тату-салон Брука. [AVA]http://s6.uploads.ru/c6nrY.jpg[/AVA][NIC]Brooklyn Barnes[/NIC]

Отредактировано Maître (18.02.16 13:04:19)

+2

18

Диана решила выбрать в данной ситуации роль «мне вообще пофиг, кто вы, я здесь не при чем». То, что ситуация выглядит мягко говоря нелицеприятной – ей было категорически наплевать. Не первый раз она встречается с подобными людьми и при этом оставалась всегда при своих вещах. Правда именно с ней это случалось относительно редко – не выглядит уж Диана как потенциальная легкая жертва грабежа. Скорее наоборот – неряшливый и панковатый вид скорее демонстрировал то, что она может броситься в драку с куда больше вероятностью, нежели отдать какие-то свои вещи, даже если бы они мало что стоили. По сути у нее из крайне ценных вещей была только фотокамера, которая стоила довольно большую кучу денег. Плюс ко всему эта вещица была ей дорога как память и основной инструмент ее работы. За этот фотоаппарат она вот действительно будет убивать без малейших раздумий. Однако этим Диана совершенно не собиралась кичиться и вела себя достаточно спокойно. Просто продолжала молча курить, наслаждаясь табаком и лениво переводила взгляд между всеми присутствующими. Конечно отойти в сторону так, чтобы видеть всех разом, ей бы вряд ли дали, но удержаться от соблазна сделать несколько шагов в сторону было трудно – слишком уж сильна привычка опираться во всем на зрение.
Однако оказалось так, что девица, которая была рядом с ней, решила все превратить в спектакль. Во всяком случае, она начала уж очень много говорить. Диана бы смогла свести всю ее речь к одному единственному посылу из двух слов, даже имея выбор в том, насколько цензурным будет этот самый посыл. Потому естественной реакцией Дианы был утомленный вздох. Все-таки художница предпочитала определенность — либо они будут драться вместе, либо же это будет делать она в одиночку. Ибо все равно мирного решения этого вопроса у нее не было. Потому девушка на всякий случай проверила свободной от сигареты рукой, двигается ли клинок в ножнах.
«Ну и надолго это затянется? Хорошо хоть курение может подсказать, сколько времени ушло на это закидывание дерьмом на вербальном уровне. Так, сколько у меня уходит на одну сигарету? Минуты три? Значит, минуту уже это метание мрачных взглядов продолжается. Иногда люди реально бесят.»
Ситуация начала куда-то двигаться, когда человек, который стоял ближе к Диане, сделал шаг в ее сторону. Неформалка тут же перевела взгляд в его сторону и, повернувшись наполовину боком к нему, пристроила ладонь на эфес ножа, чтобы при необходимости быстро достать его.
Однако что-то остановило бандита на пути к ней. То ли это был мрачноватый вид девицы с оружием на поясе, то ли что-то еще. «Ну давай, чего бы нам не поубивать друг друга. Это всегда было любимым делом всех людей на земле. Во всяком случае, ничего люди в качестве основного развлечения толп точно не придумали. Да и я ничью кровь не проливала уже довольно давно. Так что давай, нападай.» Однако несмотря на ее мысленное обращение,  мужик явно не торопился подходить совсем близко, замерев на одном месте.
Увидев, что ее возможный противник смотрит куда-то за ее спину, неформалка сначала подумала, что это старый как мир трюк, чтобы получить тупой эффект неожиданности. Однако она все-таки сделав шаг в сторону, чтобы держать противника в боковом зрении хотя бы, она глянула, что же происходит за ее спиной. Оказывается, сюда шел еще кто-то.
«Ну вот, теперь у нас еще больше странных мужиков. Прямо отличная компания набирается». Однако пятеро человек решили поиграть в героев и спасителей. Впрочем, Диана была не шибко против, впрочем, считая, что им скорее развлечение испортили, нежели услугу оказали. Раз уж незадачливые бандиты решили отступить, то художница убрала руку с ножа, повернувшись к новоявленным людям, которые были похожи на байкеров. Вид, в целом, не сильно страшный, потому что они не производили впечатления тех, кому что-то нужно от нее. Что, собственно, было решающим фактором в определении опасности.

+2

19

Никто из обидчиков достаточно смелых только чтобы прикопаться к двум безобидным девицам так и не двигался с места, а ни одна из художниц не спешила подать им какой-нибудь повод к ускорению событий и действиям. Эта Диана кажись вообще решила строить из себя пафосного супергероя, стоя с таким видом, будто ей вообще похеру на всех и вся только потому что она в случае надобности уделает каждого. Впрочем, не отступающая назад Шеллз скорее всего выглядела точно так же. Так они все впятером и стояли, мужики как трое безмозглых козлов, а девчонки как два упрямых, но не многим более умных барана.

Только студентке на данный момент не было никакого дела до того, как же они всей честной компанией выглядят со стороны. Ее серо-зеленый взгляд видел только темный рукав на руке удерживающей нож. Девушка пялилась на него с таким усердием, что могла разглядеть, как рука грабителя периодично подрагивает от напряжения. А может, это все-таки признаки страха? Так или иначе, Эванс хмурилась и почти пыхтела, ожидая, когда же чертова ткань на руке вонючего мужлана загорится, но без какой-нибудь подачи к сильному эмоциональному всплеску ничего не происходило. Блондинка сосредоточилась настолько, что рискуя заполучить косоглазие, не отвела взгляда даже когда ей показалось будто со стороны послышались еще какие-то посторонние голоса. Если это простые прохожие, они не были опасны, а если это еще приятели этих троих, чем быстрее у нее получится устроить пожар – тем лучше. Это стало уже практически персональным вызовом! Она и этот чертов рукав, что никак не хотел загораться.

- Ребята, вам здесь не место, - голос показавшийся знакомым и вроде как обещавший удачное спасение от грабителей, тоже не заставил девушку обернуться, особенно потому, что она уже вроде как рассмотрела легкий дымок, начинающий подниматься от дешевой ткани. Но после услышанное собственное имя инстинктивно развернуло ее блондинистую голову и глаза художницы начали выискивать среди нескольких мужских лиц знакомое.

- Привет Бруклин, - удивленно и одновременно растерянно пролепетала Шеллз, словно приветствием пыталась убедиться, что им с Дианой и правда так подфортило. В Сент-Луисе девушка знала не так уж много людей, поэтому ее память без всякого труда хранила те немногочисленные лица и имена, которые все-таки пополнили небольшую картотеку. Тату-Мастера (прям с большой буквы) же она вообще прекрасно помнила не только потому, что он напрямую был связан с ее… парнем, - как удивительно все изменилось с тех пор как Икс привел ее в салон Бруклина, - но и потому что канадка все еще не оставила мысль притащиться к нему с парой зарисовок и все-таки забацать себе качественное тату. – Привет парни! – художница приветственно махнула рукой, окинув взглядом и всех пришедших с ее знакомым спасателей, хотя на самом деле для семнадцатилетней девчонки вроде нее, некоторые давно уже были скорее суровыми бородатыми дяденьками, чем парнями. Правда нервная белоснежная улыбка послужила самым хорошим оправданием, ведь итак было очевидно, что, не смотря на позитивный и привыкший к приключениям дух, девушка все-таки испугалась.

-О, вы еще тут? –
не забыв грабителей, Эванс снова уставилась на них. С такой компанией за спиной ей, конечно, стало спокойнее, но чтобы друзья Ксандера ввязывались в мордобой из-за ее неосмотрительности ей все равно не хотелось. Тем более, нож все равно не игрушка, которой достаточно даже немного задеть, чтобы устроить дофига проблем со здоровьем. Двое из мужиков уже настороженно попятились, укрываясь обратно в тени парка, но один все еще стоял на месте, хоть и опустив ту самую руку с лезвием, возможно даже не замечая, что почти остался один, все еще решая как ему поступить. И чего только ленивые люди не сделают ради лишних денег. Впрочем, когда эти зеленые бумажки бывают лишними? – Говорила же, шли бы вы уже…

+2

20

Статус: трое байкеров, хоккеист, мастер тату
Группа: пять человек
Инвентарь: бытовая мелочь, у хоккеиста сумка с тренировочной одеждой и коньками

Бруклин не ошибся. И пусть девушка стояла к нему спиной - он все равно умудрился усмотреть в ней подружку Ксандера Хейза. У мужчины в принципе была хорошая память на детали и части тел, а Шелли как раз не так давно демонстрировала ему место, которое хотела бы украсить татуировкой. Когда девушка обернулась к нему лицом, Брук сдержанно улыбнулся в знак приветствия. Однако, его спутники ощутимо напряглись. Одной из почти что пострадавших оказалась знакомая их друга, и они автоматически перешли в режим противостояния на случай недальновидности грабителей... или кем там были эти трое чудаков? На их счастье, что не насильниками. Впрочем, суровый вид и настрой не помешал мужикам поздороваться с девушками незначительными кивками. Для большего и более радушного приветствия пока что ситуация была не слишком подходящей.

Двое обидчиков попятились и скрылись в темноте кустов, а вот третий мешкал. И это нервировало не только Бруклина, но и всех его друзей, Гранда в частности. Мужчина сделал предупреждающий шаг вперед, сверля взглядом Зевса Громовержца человека с ножом. Байкера ничуть не смущало наличие оружия, скорее наоборот, - оно действовало на него, как красная тряпка на быка. А Бруклин все наблюдал за тем, как кривится от злобы и незавершенности лицо нападавшего и лишившегося своих друзей парня. В такой ситуации на самом деле всегда было два варианта: либо одиночка сваливал вслед за своими, либо начинал вести себя на манер утопающего, используя при этом все средства, а так же самые дурные идеи, приходящие в голову.

И, похоже, этот индивид решился на не самый благоприятный для него поступок, повинуясь инстинктам скорее животным и пребывая под тотальным контролем ярости. Он скрипнул зубами, да так, что до ушей Бруклина долетел этот неприятный звук, и он же вызвал на лице тату-мастера выражение полного разочарования. Барнс даже сделал шаг в сторону, давай Гранду больше места для маневра, и что самое удивительное, байкер понял все без слов. Но нападающий все-таки был быстрее и гораздо ближе к девушкам. Что именно его спровоцировало - понять было сложно, возможно, дело было во фразе Шелли, или, быть может, в несокрушимом выражении лица ее подруги... Но он сделал то самое, что заставило среагировать абсолютно всех.

Грабитель подался вперед, резко выкидывая перед собой руку с ножом, сразу же полосуя ею воздух и рисуя в воздухе полукруг в надежде одним этим масштабным движением задеть обеих девушек сразу. А если бы у него не вышло - он бы кинулся снова, но уже на одну из них, совершенно не обращая никакого внимания на стоящих неподалеку мужиков. Но он не учел один момент... Гранд, стоявший все это время рядом с Бруклином, подался вперед одновременно с движением горе-нападающего. И хоть по его виду понять было сложно, но он был куда более проворным и быстрым, чем казался на первый взгляд.[AVA]http://s6.uploads.ru/c6nrY.jpg[/AVA][NIC]Brooklyn Barnes[/NIC]

+2

21

Диана в отличии от окружающих, медленно проникалась тоской. Все-таки подобные ситуации ей не особо нравились. С одной стороны в них лучшей тактикой было спокойное выжидание, так как немалая часть возможных действий могли стать провокацией к плохому варианту разрешения конфликта. Да и как-то не особо интересно было пытаться как-то обернуть ситуацию себе на пользу, почти всегда было только желание, чтобы это поскорее закончилось. Вот здесь собственно, и проявлялась другая сторона подобных событий – все эти события утомляли похлеще, чем иные диалоги с наиболее тупыми представителями человечества. В таких ситуациях хотелось нередко, чтобы все миновали стадию с переглядываниями, и все свелось бы к ужасающему акту насилия.
Но видимо, подобные идеи так и должны были остаться в ее мечтах. Художница позабавилась с того, что один из парней поздоровался с ее новой знакомой. Формулировка обращения подразумевала крайне поверхностное знакомство. Это не особо было интересно. А вот то, как Рашель ответила на приветствие, да еще с остальными поздоровалась в позитивном тоне. «Тебе несказанно повезло, что здесь человек является частью достаточно дружной, а не эгоистичной группы. Вот предложило бы большинство идти дальше, не обращая внимания и все, мы снова были бы наедине с этими ребятами».
«- Ну как так, Ди. Ну скорее как раз это повод для мужиков проявить то, какие они все из себя рыцари. Исключая, конечно, тот вариант, что будь тут настоящий рыцарь, над ней бы он снасильничал, а нас бы зарубил, как потенциальную носительницу холеры и, вероятно, ведьму. Ну в общем, ты поняла мысль, что эти люди попытались изобразить благородство. Больно его много нужно, чтобы с численным перевесом наехать на несчастных грабителей, которые просто жрать хотят.»
Словно этого было мало, студентка даже начала провоцировать дальше грабителей. «Ну да, с грудой парней за спиной все храбрецы и бравые ребята. За использование чужого авторитета по идее можно и по шее огрести.» Приложив руку к лицу, Диана на некоторое время даже с надеждой посмотрела на единственного оставшегося бандита, искренне надеясь на то, что он хоть что-нибудь уже сделает и каким-то образом закончит этот фарс.
К счастью, на этот раз боги услышали ее молитву и вложили в голову рассерженного грабителя хоть какие-то мысли. Можно было за это человеку даже дать десяток долларов. Но Диана, по доброте душевной, пожертвовала в адрес этого человека две иглы из электрошокера, быстро выхватив его и выстрелив от бедра еще до того момента, как грабитель до нее добежит. Электроды вонзились человеку в ногу и, парализовав разрядом конечность, заставили его достаточно неловко упасть на землю. Вынув картридж из шокера, Диана бросила его на землю, все равно это теперь все равно что бесполезная гильза. А сам шокер она убрала обратно в чехол, после чего продолжила докуривать сигарету, не обращая внимания на воющего от боли человека.
- Лучший аккомпанемент для встречи незнакомых людей, - саркастически подметила Диана, отбрасывая окурок в сторону.

+2

22

Все вокруг повисло в напряженном  ожидании и Шелли не осталось иного выбора кроме как тоже продолжить пялится на самого упрямого из нападавших. Придал ли ему смелости маленький ножик или совершенно неоправданное количество тестостерона, но уходить он не собирался и это по его кривой роже видели все присутствующие. Ее серо-зеленый взгляд прямо сверлил мужика, ожидая резкого рывка, предвестие которого просто вибрировало в его напряженной позе. Но к этому никак полноценно не подготовишься. Это как вечная проблема с тостерами – хоть и знаешь, что в любой миг из него выскочит два поджаренных хлебца, все равно дергаешься как последний придурок каждый раз. Вот и тут, хоть и было очевидно, что он вот вот прыгнет, когда это все-таки случилось Эванс только и смогла что инстинктивно дернуться отскакивая назад.

Это она собственно и сделала. Сиганула немного назад, чтобы горе-нападавший до нее не дотянулся, из-за чего чуть боком не напоролась на Бруклина. Его к счастью так просто не сбить с ног мелкой девчонке. Приятель татуировщика тут же кинулся  наперерез вооруженному грабителю и только по взгляду на одно это стремительное движение, Рашель поняла, что бедолаге можно подписать смертный приговор. Если бы только этот амбал на него налетел, так и случилось бы. Только  неудачнику кажись наконец-то подфортило за всю эту ночь и он внезапно свалился на землю. А студентка была уверена, что с этим ему действительно повезло. Вполне возможно, что если бы на нее сиганул кто-то обладающий подобной массой, она тоже просто рухнула бы на тротуар, в надежде что тот пролетит мимо.

Все это произошло так быстро и стремительно, что вскинувшая руки и попятившаяся блондинка действительно выглядела очень испуганной. Только пока окружающие видимо могли посчитать, что испугалась она резких действий окружающих, сама же художница, как только вскинула руки, застыла подобно запуганному зайчонку и даже перестала дышать, осматривая все вокруг в поисках огня. То, что она пирокинетик она выяснила, может и не так давно, но понять, что резкие движения и эмоциональные всплески это одна из самых очевидных причин возгорания чего-либо рядом с ней, было не трудно. Вот она и застыла, выискивая признаки пожара где-либо, оставаясь в таком состоянии до тех самых пор пока голос Дианы не нарушил болезненные стенания тела на земле.

- Я внезапно хочу домой, -
не отводя взгляда от ножа на дорожке, вдруг очень решительно заявила художница, - блин! Мне же  еще и чертову работу заканчивать! – тут она посмотрела на совершенно спокойную Диану, так как только та могла понять о какой работе идет речь, а потом повернулась к Бруклину и его друзьям. – Спасибо большое, вы реально спасли наши удачливые задницы! – продемонстрировав широкую канадскую улыбку, студентка более серьезно посмотрела на единственного правда знакомого человека, усердно игнорируя ругань, исходящую от вора которому этой ночью не так повезло. – Я в долгу. Тебе свободные руки в салоне нужны не бывают? – мысль помогать татуировщику понравилась еще больше, когда девушка ее озвучила. Она сначала предложила это в качестве благодарности, а потом вдруг подумала, что это и в целом очень даже клевое занятие.

- Тебя надо проводить? – совершенно добродушно поинтересовалась Шеллз у второй художницы, поправляя свою перекинутую через плечо сумку. Нет, героем она себя не почувствовала, да и вряд ли она способна внушить чувство безопасности неформалке, которая носит с собой видать целый арсенал ("точилку" для карандашей Дианы она тоже не забыла), но учитывая, что чуть не зашибла ее своим же мольбертом, Эванс попыталась хотя бы предложить из вежливости.

+2

23

Статус: трое байкеров, хоккеист, мастер тату
Группа: пять человек
Инвентарь: бытовая мелочь, у хоккеиста сумка с тренировочной одеждой и коньками

Проблема с грабителем была решена очень быстро. Бедолага мало того, что получил заряд от шокера, так еще и в этот же момент с ног его сбил здоровяк-Гранд, попутно вырывая из руки нож. Но, к счастью для паренька ни первая, ни вторая неприятность не стали для него смертельными и не оставили на его теле травм, несовместимых с жизнью. Похоже, что удача все-таки повернулась к нему не всем своим всепоглощающим задом. Только вот дальнейшая судьба воришки Бруклина мало интересовала. Мужчина со сдержанным интересом переводил взгляд с одной девушки на другую, попутно отмечая разницу не только в их внешнем виде, но и в манере общения, да и поведения в целом. Как вообще столь разным людям удалось подружиться?

- Не стоит благодарностей, - пробасил Гранд, который ради этого на мгновение отвлекся от нравоучений воришки. Тот до сих пор сидел пятой точкой на асфальте и потирал ушибленные места. За каждое нецензурное выражение он получал воспитательную "шматку" от байкера.

Я в долгу. Тебе свободные руки в салоне нужны не бывают

- Хочешь стать тату-мастером? - тут же задал встречный вопрос Брук, словно ожидал чего-то подобного. Его лицо озарилось все такой же сдержанной улыбкой - татуировщику было не впервой сталкиваться с людьми, желающими освоить его ремесло. Но далеко не каждого он брался обучать, не то чтобы лично, но даже на курсы, которые он периодически проводил по приглашениям разных салонов. - ...Если интересно - можешь связаться со мной завтра, - при этом ни визитки, ни номера телефона он ей не оставил. Если Шелли захочет - то вполне сможет и сама отыскать нужную ей информацию.

Гранд тем временем отпустил бедолагу, который поспешил поскорее скрыться в темных кустах. Байкер выпрямился и подошел к своим друзьям, уже явно желающих поскорее покинуть это место и осадить другое - с большим количеством вкусного и густого пива, а так же изобилием снеков.

- Сами до дома доберетесь? - поинтересовался Барнс, переводя взгляд с Шелли на ее подругу. - В такое время с транспортом проблемы, потому лучше воспользоваться услугами такси, - рассудительно предложил он, хотя в принципе не имел ничего против и пешей прогулки до места жительства девушек. В конце-концов, как хороший друг бойфренда Шелли, он чувствовал за нее некоторую ответственность. [AVA]http://s6.uploads.ru/c6nrY.jpg[/AVA][NIC]Brooklyn Barnes[/NIC]

+2

24

Конец был действительно немного предсказуем – все злодеи повержены, силы добра торжествуют и испытывают чувство облегчение. Диане хотелось желчно и озлобленно сплюнуть, но она сдержалась. Художница даже для себя не могла объяснить толком почему подобная сцена была для нее так омерзительна. Наверно потому что она считала большинство людей лицемерными двуличными скотами и потому не любила сцены подобного «торжества». Впрочем, ни на кого конкретного эта озлобленность и неприязнь не была направлена. Скорее здесь было неприятие этого облегчения.
За разговором она практически не следила, больше погруженная в себя, иногда задумчиво поглядывая на то, как байкер «воспитывал» бандита. Сострадания никакого не было, скорее было просто презрение к ним обоим. «Да уж. Кто сильнее, тот и прав, тот и более добродетелен и вообще прекрасен как святой. Люди не так уж и далеко отошли от зверей. Все также легко могут доносить свою мысль при помощи насилия.»
«- Ну наверно все дело в том, что люди жили в роли зверей сотни тысяч лет. А в роли «общества», которое должно быть по идее выше банального насилия и животной агрессии, существенно меньше. Так что неудивительно, что эта маска цивилизованности слетает при каждом удобном случае и вообще служит лишь жалким дополнением инстинктам типа жажды еды, секса и адреналина. Так что ничего удивительного в том, что люди ведут себя так. Ты меня вот забавляешь. Ты в каком-то смысле злишься и раздражаешься на само устройство мира, причем это явно никому ничем не поможет. Ты ничего не сделаешь с законами мироздания. Так что чего парить себе мозги?»
Диана с трудом вынырнула из рассуждений Каина, услышав то, что обращаются к ней. Скептически глянув на девушку, она не особо поняла, зачем та может проводить ее. Уж вряд ли она в состоянии как-то помочь художнице. Да и парней в качестве компании видеть не особо хочется. Ей легче разбираться со своей безопасностью, когда она в одиночестве, а не в большой компании.
- Сама дойду лучше, - и, махнув рукой в качестве прощания, пошла Диана на выход из парка одной ей известным маршрутом. Удивительно, но отдалившись на несколько метров, сразу стало легче думаться. Видимо объекты для раздражения исчезли с горизонта, а значит была возможность вновь спокойно размышлять о вечных темах поиска смысла в этой жизни и всем таком. Художница мрачно осознавала, что, возможно смысл ее жизни тесно связан с тем осознанием, что люди на самом деле – звери, в которых разум часто лишь оправдывает порывы инстинктов. А значит что на самом деле все таинство жизни в ее случае можно свести к наркотическим зависимостям, что цвели у нее пышным цветом, неважно, будь то потребность в алкоголе и сексе. И пусть для себя Диана оправдывала то, что при удовлетворении подобных потребностей она просто чувствует себя лучше из-за того, что ее галлюцинации ненадолго отступают, но она сомневалась в том, что если бы жизнь избавила от шепота в ушах, то она бы тогда бы не свела свое существование к пустоватому гедонизму.

+2

25

Вопрос действительно талантливого татуировщика (а знала это Шелли не по наслышке с тех пор как увидела некоторые работы Бруклина прямо в его салоне), застиг студентку врасплох. Ведь на самом деле до самого этого момента она не думала о чем-то подобном. Вообще, Шеллз ведь девушка простая, она вполне согласилась бы побыть у него девочкой на побегушках вроде «подай то» и «сделай другое», в благодарность за спасенную шкуру. Но теперь, особенно когда талантливый мастер не высмеял ее и даже оставил места для надежд, она вдруг подумала – а может и правда? На кой ей дался этот универ? Чтобы кинуть эту бумажку в лица родителям, которым в любом случае не особо есть до нее дело? Так может ну его все нахрен и пойти лучше заниматься тем, что действительно будет нравится? Сам себе босс и работодатель! Перспектива действительно была достойна того, чтобы ее хотя бы рассмотрели.

- Ну пока... - кивнула Эванс уже почти в спину уходящей художнице, еле успев среагировать. «Странная она все-таки какая-то,» - предсказуемо задумалась блондинка, провожая новую знакомую серо-зеленым взглядом, - «все они неформалы какие-то немного…того». Хмыкнув девушка спрятала смешок, который мог бы показаться грубым если бы кому-то еще было до этого дела. «Но не значит, что все и плохие,» - справедливо заметил внутренний голос, и поспорить с ним она не смогла.

- А я пожалуй воспользуюсь разумным предложением и вызову такси, - более оживленно заявила студентка, возвращаясь мыслями ко все еще оставшимся рядом друзьям Икса, - так будет быстрее, а кушать дико-о-о хочется! – «И ты все еще не дорисовала эту чертову домашку». Раздраженно фыркнув, Шеллз нырнула моськой в яркое освещение своего телефона и щурясь занялась поисками такси.

Пока машина приехала она еще немного пообщалась с мужчинами, теперь уже не только с Бруклином, но и с остальными его приятелями. Для нее они представляли естественно двоякий интерес, ведь могли послужить и лишними информаторами – любой мог ляпнуть что-нибудь интересненького про ее любимого соседа, что она потом смогла бы использовать в куче поддразнивающих шуток. Правда, такси довольно скоро приехало, а ничего особенного она так и не услышала. Будучи вежливой, Рашель тоже не стала поднимать подобную тему, в конце концов, шутки она итак хорошо придумывает, а сплетни – совершенно не ее стихия. Она предпочитала составлять личное мнение о людях и всегда самостоятельно. Так что, в итоге, еще раз поблагодарив всех, и пообещав Бруклину вскоре обязательно к нему зайти, хотя бы ради ее все еще желанного тату, Шеллз нырнула на заднее сидение авто и укатила домой за вкусным ужином и матами в адрес преподавателя.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [08.04.11] Flight of the valkyrie. With easel