https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [19.04.11] On the Ruins of Past Mistakes


[19.04.11] On the Ruins of Past Mistakes

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Время: 19 апреля, 2011г., поздний вечер
Места: бар-ресторан «LAGUNE»
Герои: Diana Stillman, Sophia Ricci
Сценарий: все еще неприбранный после нападения людей в масках бар остается центром всеобщего внимания среди многих желающих поживиться. Может ли быть что-то общего у столкнувшихся там мужчины с пистолетом и девушки с фотоаппаратом? Вряд ли. Данную ситуацию нужно как-то разруливать, особенно потому, что на месте присутствует и знакомая Дианы, озлобленная состоянием своего бизнеса хозяйка заведения – София. Ну, кто теперь счастливчик?

0

2

Боль не проходила полностью. Не смотря на некоторое время, прошедшее после инцидента, Диана чувствовала себя паршиво. Каждое пробуждение вечером превращалось в пытку. Мышцы ныли, а в голове постоянно была какая-то тяжесть и тупая боль, словно от сильного удара. «Чувствую себя как побитая больная кляча». Было какое-то желание запереться в доме на пару недель, смотреть аниме и питаться пиццей вперемешку с кофе. Однако Диана была уже научена горьким опытом и прекрасно знала, что потом надо будет с еще большим трудом заставлять себя вылезать из квартиры. Но от этого меньше мучений не становилось.
Остановившись на углу улицы, Диана устало помотала головой, чувствуя себя неважно. Череп словно медленно кто-то сдавливал тисками в области висков, а муть и головокружение мешала нормально ориентироваться в пространстве. Это утомляло. Вообще Диана была не против некоторой формы физических страданий. Но все-таки есть разница между тем, что тебя кто-то ударил и тем, что твой организм предает тебя. Здесь не получалось вот так вот отвлечься на саму боль, она скорее наоборот выступала прекрасным дополнением к мрачным мыслям, превращая окружающий мир в совсем уж безрадостное зрелище. Да, людей на улицах было меньше обычного, это можно было считать плюсом. Но Диану больше раздражало то, что в каком-то смысле жизнь ее вернулась на круги своя. От всех этих историй лишь осталась усталость тела и очередное разочарование, подпитывающее ее тоску. Художница чувствовала всеми фибрами своей души ту щемящую тоску о безысходности бытия. Об обреченности жить пустой, лишенной какого-либо смысла жизнью. И никто и ничего не в силах ей помочь. Оставалось лишь отвлекаться, пытаться избавиться от скуки.
«- Не печалься. Ты жива и это главное. Это важнее чем то, что твоя попытка существенно изменить свою жизнь в итоге закончилась неудачей. У тебя есть возможность попробовать снова. Ну или хотя бы пожить сейчас как тебе хочется, чтобы прийти в себя.»
«- Какая же ты гнида. Все время волочишь меня по этому свету, словно полудохлую собаку. Словно мучений других людей, которых вижу я, тебе недостаточно, тебе хочется, чтобы мои мучения никогда не заканчивались, » - одновременно и озлобленно и печально ответила Диана, чувствуя, как скорбь подступает к горлу. От того, что все тянется вот так, день за днем, безо всякого конца и края.
Диана увидела какое-то закрытое и закрытое полицейской лентой место. Какой-то бар, судя по внешнему виду. Так как о нападениях на заведения в Сент-Луисе гремели все возможные средства массовой информации, даже такая затворница, как Диана, примерно понимала, что к чему и догадывалась, почему это место так выглядит. С учетом того, что в округе не было ни одной полицейской машины, девушка решила пойти полюбоваться, может, пофотографировать немного.
Путешествие выдалось странным.  Голова болела просто кошмарно. Еще почему-то у нее иногда появлялись странные образы, подобные тому заброшенному кладбищу, что было когда-то давно ею увидено. Диане иногда казалось, что она может споткнуться о какое-нибудь покосившееся надгробие. Которых по идее здесь быть не должно. «Прекрасно. Теперь помимо этих бессмысленных голосов у меня еще и зрительные галлюцинации.»
Девушка натянула рукава на ладони и аккуратно отодвинув ленты, вошла внутрь бара, благо у него дверь просто еле держалась на петлях. Внутри было поприятнее. Тихо, спокойно, не видно проезжающих мимо машин. В полумраке помещения Диана видела, что нет явно ни одного тела, но в целом этот бар выглядел, как место побоища. Мебель разломана, повсюду целые лужи засохшей крови, которая пахла так, что даже Диана чувствовала и вообще место выглядело довольно эксцентрично. Первым делом достав фотокамеру она сделала пару снимков со стороны входа, а затем еще несколько с другого ракурса. Обходя помещение, хрустя битым стеклом под подошвами кроссовок, художница в принципе нашла прекрасный способ отвлечься от собственных печалей. Можно было любоваться этим место, представляя в каких муках, переживая нечеловеческий ужас умирали посетители этого заведения. Конечно, воображение у нее было не таким, чтобы представить себе полную картину, но в целом зрелище было достаточно приятным. Потому Диана решила, что задержится здесь на некоторое время. Сделав еще пару снимков, она убрала камеру и пошла к барной стойке. Найдя кое-как целую бутылку вина, которая каким-то образом пережила это нападение,  а также целый бокал, пошла с этим искать живой столик. Один из них вроде был целым, хоть и опрокинутым на бок, потому пришлось его возвращать на место с большим трудом и уже потом находить к нему целый стул. Усевшись, не обращая внимания на кровавые пятна на столу, Диана ножом откупорила бутылку, вбив пробку внутрь, после чего налила себе немного. «А тут неплохо сидится. Тихо, спокойно. Можно подумать о вечном.» Сидя посередь безумного хаоса, Диана закурила, и, попивая вино и затягиваясь табаком, пустилась в размышления о жизни и смерти о своих и чужих пережитых мучениях. Сейчас уже не было особой скорби, скорее было такая легкая меланхолия, только способствующая абстрактным философствованиям.

+2

3

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Ее бар-ресторан был еще не в самом худшем состоянии по сравнению с клубами, но от этого вид принадлежащего ей заведения не ранил вампирессу меньше. Она выстраивала и обустраивала заведение под свои личные вкусы и планы, с каждой несущественной мелочью прибегая к Жан-Клоду, как школьница с домашней работой. Развитие собственного ресторана доставляло ей невероятное удовольствие, и девушка не скупилась показать отцу, как сильно ее радует заниматься его подарком. Кто, как не девушка еще в раннем детстве пережившая голод и холод, а ныне вновь не имеющая возможности отведать колоритной человеческой пищи, стал бы с таким усердием относиться к качеству кухни местного заведения.

Просто удивительная удача, что помимо главного зала больше ничего в баре не пострадало. Теперь у нее была возможность обновить интерьер. Но думала София совсем не об этом. Сидя на небольшом диванчике своего кабинета в совершенно бездейственной позе, итальянка уже некоторое время наслаждалась совершенной тишиной. Ситуация в городе снова была натянутой, и запутывалась как никогда. Заведения пострадали, поцелуй потерял не мало вампиров, погибло много обычных людей, а всего предыдущей ночью они еле успели спасти самого Жан-Клода. Думать, что было бы с ней потеряй она его, вампиресса даже не решалась. Это было равносильно собственной смерти.

Строго отклоняя одни мысли прочь и слишком долго зацикливаясь на других, девушка наслаждалась возможностью переваривать все это будучи никем не наблюдаемой. Охрану она оставила в машине за углом – леопарды откликнутся на зов и оттуда. А частично разломанную дверь главного входа она оставила открытой, явно не ожидая посетителей в таких развалинах. Поэтому, когда до ее чуткого слуха начали долетать отголоски чьего-то явного передвижения по залу внизу, Софи было подумала, что это игра ее собственного, подпитываемого стрессом воображения. Тем не менее, звуки не прекращались и ей пришлось отправиться к выходу со второго этажа, чтобы проверить, что там такое.

Застыв в тени неосвещенного коридора, вампиресса, оставаясь незамеченной, следила за передвижениями девушки внизу. Пока от Риччи не исходило совершенно никакого ощущения присутствия, замеченная ею гостья явно мелькала в сознании чем-то знакомым. К тому времени, как та нашла какую-то бутылку, хозяйка ресторана уже признала в ней человека-слугу своей знакомой. Это всколыхнуло ее интерес еще больше, ведь Анни погибла. Значит, эта девушка смогла пережить потерю хозяйки.

- Какой трогательный вид, - заметила вампиресса, являя себя. Она нарочито медленно отправилась вниз, чтобы не пугать гостью резкими и грозными движениями. – Правда тут и без того довольно зрелищно, - остановившись в самом центре развороченного зала, итальянка  в очередной раз окинула цепким взглядом последствия нападения. Витающий тут фон щекотал ее ноздри, требуя хорошо все проветрить. – Как ты справляешься с потерей Анни? – без фальшивых игр в тактичные вопросы, без обиняков спросила черноволосая, когда ее взгляд, обойдя все вокруг, добрался до сидящей за столом девушки и задержался на ней.

+2

4

«- Ну не могу я признать, что все бессмысленно, Диана. Дело даже не в том, правда это или нет. Дело в том, что надо заставлять себя жить. Нет никакой другой возможности. Нет никакого второго шанса. Если ты умрешь окончательно, то это все, навсегда. В конечном итоге да, все сведется к смерти. Но вопрос в том, как ты тогда проживешь эту жизнь. Каких результатов ты добьешься. Какие страдания преодолеешь и когда будешь хоть немного, но счастлива.  Это вот та вещь, которая должна удерживать тебя на этом свете.»
Диана тоскливо вздохнула, ни капли уже не впечатленная. Она слышала подобные слова уже не один десяток раз за свою жизнь. Однако при этом они явно не тянули ее из депрессии. Она просто не была ими впечатлена. Скорее они уже сейчас давно казались ей жалкими, вызывающими лишь печаль и легкое недоумение, сопровождаемое обманутыми ожиданиями. Хотелось, чтобы смысл этой жизни был в чем-то большем, в чем-то более серьезном, нежели просто немного неопределенный набор дней, которые надо как-то пережить максимально благоприятным образом. Однако ничего в голову не приходило. Потому Диана и разглядывала помещение, раздумывая о том, насколько ли сильно ее жизнь отличается от жизней окружающих ее людей. Она вот разглядывала помещение и думала – вот были здесь люди, которые погибли. Просто потому что оказались в один прекрасный момент не в том месте, не в то время. Вот наверно может среди них был какой-нибудь великий актер или выдающийся ученый или политик. Но в ее глазах это ничего не значило. Даже ее собственные достижения для нее ничего не значили, что же говорить о чужих победах. Диана всегда считала, что в этом мире в любой ситуации есть прорва неудачников и жалкая горстка тех, кому повезло чуть больше. А по части всего остального – здесь девушка была совершенно бессильна, считая, что все вопросы удовольствия и радостей жизни сводятся к особенностям мозга. Чем вызывали у Дианы ощущение собственной увечности. Словно она какой-то жалкий урод, а не просто человек с другим взглядом на мир.
От мрачных размышлений ее прервал голос, который выходил за рамки шепота в ее голове. Из-за сбитой в хлам нервной системы художница даже не вздрогнула, хотя совершенно не ожидала услышать кого в этом, как ей казалось, пустом месте. Но, видимо, где-то проворонила чьи-то следы проникновения. Оглянувшись, она увидела девушку. Которая неформалке показалась смутно знакомой, однако где и когда она ее видела, Диана понять не могла.
- Согласна, - ответила девушка. В самом деле с точки зрения эстетики это, наверно, выглядело, наверно, весьма неплохо. Игра контрастов всегда работала, работает и будет работать. И потому она, сидящая в гордом одиночестве за столом с бутылкой вина и сигаретой, посреди места побоища, наверняка выглядела весьма красочно. Разве что приходилось пепел с сигареты стряхивать на пол, но это мелочи.
Когда был задан вопрос про Анни, Диана еще раз глянула на незнакомку. А потом уже эта девушка стала знакомой – художница вспомнила, где и при каких обстоятельствах она ее видела. И несмотря на то, что тогда об этой вампирше было составлено весьма негативное впечатление, сейчас было уже все равно. Эмоции по тому поводу уже давно куда-то ушли, окрасившись равнодушием, так явно впитавшимся в плоть и кровь Дианы.
- С точки зрения здоровья – довольно паршиво, но терпимо. С точки зрения душевного равновесия – били меня куда хуже, - спокойно ответила художница, отпивая пару глотков вина. В самом деле, по части физических ощущений это действительно оказалось одним из самых тяжелых испытаний для ее выносливости, ибо физических мучений было много. Да, за свою богатую на болезни и травмы жизнь Диана много чего перенесла, но вот такие же муки адские переносить ей не приходилось. А с точки зрения душевных ощущений, самое серьезное, что ее ударило – это печаль от того, что очередная попытка изменить свою жизнь обернулась неудачей. По поводу самой Анни Диана не скорбела ни на миг. Пусть катится это тугодумное истеричное чудище со склонностью к гомофобии в преисподнюю.

+2

5

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Изучающий сапфировый взгляд пригляделся еще внимательнее к девушке с непривычной для такой леди как Софи внешностью. То, что вампиресса прокручивает в голове целые цепочки мыслей, взвешивая различные аргументы, решая что-то для самой себя и естественно делая определенные выводы, ее бледное лицо не скрывало, но вот было ли все это положительным или отрицательным бесстрастная мимика не позволяла понять. Значил ли ответ Дианы, что Анни занимала в ее жизни явно не самое первое место, или же у девушки просто имелся кто-то поважнее странной вампирши? Хотя, будто бы ее нынешняя собеседница была менее странной. «Иногда просто не подгадаешь» - подумалось дочери Принца, - «люди думают, что обоим достаточно  просто быть странными и возможно достигнуть тандемного взаимопонимания», но один вид этой забавной человеческой девушки являл собой доказательство того, что странности у каждого слишком уж чутки и индивидуальны. Для тандема нужно не только быть странными, нужно быть странными одинаково.

- Анни сослужила мне короткую, но неплохую службу, - справедливо заметила Риччи, чуть дернув плечом, словно в ней проснулась человеческая привычка постоянно ими пожимать для выражения безразличия. За то малое время, что вампирша с яркими волосами пробыла под ее покровительством, Дюваль действительно успела сделать для Софи немало полезных дел, особенно учитывая ее более редкую способность переселяться в чужие тела. Даже в ночь, когда вампиршу убили, она успела спасти жизни паре оборотней и сама убила как минимум одну из масок. В этом, впрочем, вампиресса не была так уверена, полагая, что героизм ее подопечной могли приукрасить, чтобы дочь Принца не гневалась.

Грациозно пройдя по осколкам, будто по ковровой дорожке в Голливуде, девушка подняла еще один более-менее уцелевший стол, а затем другой. Как хозяйке бара ей то и дело хотелось поскорее навести тут порядок, даже если придется сделать это самой. Подходить к добивающей остатки ее бара девушке, итальянка не спешила по большей части из-за дымящейся и слишком уж раздражающей ее ноздри сигареты. Ей, конечно, никотин уже не навредит, но почему-то Софи так и не смогла привыкнуть к этой особо вонючей и дешевой замене табака. Многие сказали бы, что последний ведь намного сильнее и противней! Но вероятнее всего дело просто в том, кто при чем "вырос".

-Ну, раз уж ты первый посетитель после такого, за счет заведения, -
заметила вампиресса, кивнув на открытую бутылку дорогого вина, даже не задумываясь известно ли Диане вообще, кто хозяин этих помещений. – Кстати, почему ты тут-то? Вряд ли у тебя дома личная коллекция снимков подобного рода или же…? – вдруг задумавшись об этом, София довольно резко обернулась обратно на собеседницу, чтобы видеть ее лицо при ответе. Девичья натура хитрого тактика уже раздумывала и взвешивала, чем данные снимки могли бы оказаться полезны не только для Дианы, но и для нее самой, хотя внешне не было заметно никаких задних мыслей. Просто обычная девушка поддерживает беседу, задавая вполне очевидный вопрос, и желая понять мотивы появления гостьи в таком месте в такой час.

+2

6

Диана старалась не думать о том, какие же на самом деле отношения связывали ее бывшую хозяйку и эту вампиршу. В любом случае, это явно осталось в истории ушедших дней, которые Диана перенесла с громадным трудом из-за мучительной агонии, которая пожирала ее тело изнутри. «Да уж. Выглядело это довольно все-таки забавно. Анни отсрочила мою смерть, а затем чуть не убила при помощи этой самой отсрочки.  Ну, наверно единственный логичный вывод, который стоит сделать – не связывайся с вампирами. Впрочем, это можно было говорить заранее и про людей, и про оборотней. Всегда, если доверять таким образом, то это может привести исключительно к проблемам».
Передавать свое же отношение к Анни Диана не стала. Какой толк в этом, если общение у Дианы с Анни закончилось на достаточно плохой ноте, чтобы рассуждать о том, принесла ли она пользу или еще что-либо. В любом случае, от нее все равно не требовали явно рассказывать о каких-то чувствах и прочей ерунде, раз ее собеседница говорила о пользе, а не об отношениях. Хотелось сказать о том, каким же ограниченным созданием она была. Но пофигизм был в данной ситуации куда более сильным, нежели раздражение или неприязнь.
«- Не думай об этом. Вряд ли ты общаешься с какой-то обезумевшей тварью, которая тебя растерзает за то, что ты не скорбишь по ее знакомой.»
«- Ты думаешь, меня это волнует? К тому же, с учетом того, как часто за последнее время смерть близко ко мне подбиралась, она наоборот просто обязана убить меня, чтобы уравнять хоть как-то статистику неудачных попыток этого мира убить меня».
Художница действительно считала, что за последние недели две она столько раз была рядом со смертью, что любой другой человек на ее месте бы начал что-нибудь предпринимать по этому поводу. Переехать, уверовать, забаррикадироваться дома с запасом пиццы и проплаченным интернетом. Но Диана не собиралась делать ничего из вышеперечисленного. Она и раньше ходила недалеко от смерти и потому не собиралась менять свой образ жизни только потому, что количество угроз для ее существования превысило норму.
- Ага, спасибо, - с трудом не скатившись до желчи и едкого сарказма, отреагировала Диана на великодушие вампирши по части бесплатного алкоголя. Она не особо думала о том, что в такой ситуации уместно платить, но, в принципе, не особо беспокоилась о деньгах и могла себе позволить выпить это вино без особых размышлений.
- Почему? Сложный вопрос. Легче всего это назвать порывом, чтобы отвлечься от скуки и физических проблем, - ответила художница, докуривая сигарету и отправляя окурок в далекий полет щелчком пальцев без особых раздумий. Да, тут, судя по всему, пытались уборку организовать, но это Диану совершенно не занимало, куда важнее было то, что же между ними обсуждалось. Ей казалось, что нужно придумать какую-то тактику в обсуждении. Врать при общении с чудовищами – довольно глупое занятие, есть шанс того, что ее уличат во лжи.
- Можешь попробовать угадать. Понятное дело, что можно гипноз использовать или каким-то еще способом вытащить это из меня. Но здесь академический интерес, какое я произвожу впечатление, чтобы говорить о том, какие у меня могут быть коллекции, - ответила Диана, глядя вампирше в глаза безо всякого страха. Конечно да, был шанс того, что сейчас применят гипноз, но это девушку уже не волновало. Смысл прятать взгляд, если они одни и если вампирша может просто подойти и заставить посмотреть на себя. Потому оставался лишь вариант дальше сидеть и пить вино, наслаждаясь тонким ароматом довольно старого напитка. Она даже ненадолго отвлеклась от гляделок с вампиршей, дабы попытаться просмаковать вкус алкоголя на языке. Но потом она вернула взгляд собеседнице, размышляя о вечном.
- Какое значение для тебя имеет это место? - спросила Диана. Ей было интересно, что же скрывалось за тем, что владелица бара разгуливала по руинам своего заведения. Все-таки если бы это был только бизнес, то прийти имело бы смысл только затем, чтобы оценить ущерб, не более того. Потому было любопытно, что же прячется за этим хождением туда-сюда по разрушенному залу. Раз уж жизнь Дианы казалась ей серой и бессмысленной, можно было хотя бы посмотреть, что же творится в жизнях других людей. Или не совсем людей. Все равно она уже много раз получала подтверждения тому, что различия между людьми и чудовищами часто слишком незначительны.

+2

7

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Рассматривая собеседницу, Софи оставалась совершенно неподвижной, будто чудом уцелевшая  в недрах хаоса прекрасная статуя, вызывая дикую дисгармонию с собственным же заведением. А ведь на то, чтобы придать ему действительно красивый и достойный вид, ею было потрачено достаточно времени. Какое это счастье, что время для вампиров понятье совершенно отличающееся от человеческого.

Девушка, что сидела перед ней с бутылкой вина, очень быстро судила окружающих, выгибая мир под свое мнение и сортируя все по своим законам. Не нужно было быть и талантливым чтецом мыслей, чтобы видеть это все в бывшем человеке-слуге Анни. Вампиресса обладала достаточным количеством информации, а то, что видела сама, только подкрепляло сам факт. Банальное, поверхностное человеческое существование, без попытки капнуть глубже, выстраивая мнение при каждом поступке, от чего оно так часто внезапно меняется и еще чаще – ошибочно. Маленькая леди не постеснялась хмыкнуть вторя собственным мыслям, прекрасно понимая, что человеку выстраивающему свою жизнь подобным образом явно всегда везет на предательства и такие очевидные, непоправимые неверные решения в плане доверия. Можно было поспорить, точно так же она ошиблась и с Дюваль.

В итоге они развивают в себе эгоцентрично-высокомерное самомнение, даже не осознавая подобного. Тогда, все люди вокруг превращаются в одинаковых, глупых идиотов, ну… а им самим… Им самим становится скучно.  Хотя на самом-то деле, это именно она забивает себя в круги серой массы современной молодежи. Разница лишь в том, что в этой, Софи чувствовала определенный потенциал к чему-то большему и действительно разумному. Только, вот незадача – Риччи никому в няньки не нанималась.

- Это место? – уста вампирессы растянулись в улыбке, и внезапно она решила приблизиться. Стремительными и уверенными шагами, сопровождаемая треском осколков, она пошла на Диану, не отрывая взгляда от ее лица. – Хочешь поиграть со мной в игры? Давай сыграем. Девушка, что фотографирует места,  запах смерти в которых еще свеж как аромат распустившегося бутона. – Софи подошла вплотную, вылавливая подбородок Дианы своими теплыми пальцами, чтобы ей приходилось смотреть только на итальянку. Но, как не странно, никакой угрозы вместе с этим не последовало. Метафизика не начала давить на человеческое сознание, а подбородку и вовсе ничего не угрожало. – Люди. Здесь себе подобных кромсали Люди. Не просто убивали, они ломали им кости, простреливали их гвоздями и палили заживо настоящим огнем. Знаешь, кто защищал этих хилых, в ужасных муках умирающих людей от тварей им же подобных? Оборотни и вампиры, в каждом клубе рисковали своими жизнями, чтобы вывести хотя бы на одного человека больше. – Голос девушки стал низким подобно урчащему зверю, но даже при этом обволакивал таким приятным и освежающим бархатом, что хотелось услышать еще.

- А кого в этом обвиняют, ты знаешь? – маленькая, но сильная ручка вздернула чужой подбородок чуть выше в требовательном жесте, - тех самых оборотней и вампиров, потерявших своих родных, любимых и друзей, пытавшихся спасти хоть кого-то, без всякой попытки отделить одно от другого. – Наконец выпустив лицо девушки из своего цепкого плена, итальянка опустила руку, окидывая гостью взглядом полным насмешки. – Кого же стоит бояться? Хозяйку этого бара, или все-таки гостей? – тонкий палец ткнулся в самое сердце Дианы, намекая на то, что возможно ее стоило бы причислять именно к такого рода гостям.

Развернувшись к человеку спиной, София пошла подальше от столика, вновь с сожалением осматривая свой ресторан. Если в девчонке действительно есть тот потенциал, который она в ней усмотрела, та будет достаточно умной чтобы понять намек, что ей не стоило бы увиливать перед кем-то вроде Софии Риччи, если она хочет получить что-то одинаково откровенное от нее в ответ. Ну, а если все-таки нет, то какое дело вампирессе до кого-то не способного ее понять?

-Итак, - хлопнув в ладоши, маленькая леди вновь обернулась с самой очаровательной улыбкой на свете и юбки ее платья зашелестели подобно осенней листве. – Я все-таки поверю в тебя, хотя бы ради Анни. И послушаю еще одну причину твоего появления здесь, – сапфировый взгляд застыл в ожидании, предупреждающем, что оно будет последним. Если сейчас девушка снова решит повести себя неправильно, никакого доверия и даже шанса на какой-то интересный разговор она не получит.

+3

8

Диана не любила особо общаться. Это была не ее стезя, договариваться о чем-либо девушка в любом случае не умела. Да и вообще неприязнь ко всем живым существам явно не способствовала тому, что в диалогах она явно не отдыхала, скорее наоборот, тратила усилия для сохранения душевного равновесия. Но несмотря на то, что они обычно раздражали и утомляли, была в разговорах все-таки одна хорошая черта. Они в состоянии были иногда захватить ее внимание, заставить сфокусироваться, отвлечься от своих проблем.
Вот и сейчас Диана думала, что будет то, что ей откажут в какой-либо форме, будь то какое-то увиливание от разговора или же откровенная ложь. Вариантов была масса, и художницу вполне устраивал любой вариант. Она не была тем человеком, который воспринимает отказ как что-то негативное. Скорее наоборот, ей всегда казалось, что слово «нет» всегда легче и естественней произнести, чем «да». Ведь так легко остаться на прежнем месте, чем согласиться с чем-то новым, отринуть все, что угодно. Но вместо отказа Диана получила нечто иное. 
Художница не особо придала значения тому, как с ней обращаются, даже если ее заставляли смотреть прямо на вампиршу. Холодный, тусклый взгляд синих глаз мрачновато смотрел на вампиршу. «С тобой никто играть не собирался. Достаточно было сказать «нет». Проклятье высокомерие может преследовать меня сколько угодно, но я явно не единственная, кто от этого страдает. Ну и теперь я уже по местам хожу. Ну ладно, систематичность угадать просто». Взглядом иногда художница погружалась вовнутрь себя, параллельно занимаясь различными размышлениями, помимо выслушивания повествования вампирши. Ко всему прочему к этому добавился еще и шепот многих голосов, окружающих ее, подобно туману.
«Ну да, помню я эту ситуацию. Конечно, это было довольно интересно. Редко когда смерти приходили таким неожиданным образом и в столь больших количествах. Это был бы самый настоящий праздник, если бы у меня была возможность как-то управлять временем и сфотографировать все то, что наворотили эти маньяки.» Диана, впрочем, молчала. Не та ситуация, когда следует перебивать хоть по какому-то поводу. Слишком уж силен порыв вампирши, чтобы прерывание было бы удобным.
Художница терпеливо ждала. Хотя могла много чего сказать, много как отреагировать. Хотя бы по тому,  о какой несправедливости упоминала эта девушка с большим количеством лет за спиной. В основном потому что Диана была далеко не тем человеком, который винил именно вампиров в чем-либо. Все-таки у них было некоторое равенство в глазах неформалки. Потому обвинять в чем-либо оборотней или вампиров она не собиралась.
Игнорируя тычок себе в грудь, Диана пребывала в раздумьях. Больше всего ее размышления были связаны с тем, что же действительно заставляло ее общаться, тянуло  разговаривать. Кому же она хотела что-то доказать, если когда кто-то разворачивался к ней спиной и уходил, то Диане было все равно. Почему же она тогда разговаривала? Что же заставляло ее каждый раз высказывать какую—то свою точку зрения, призывать  на помощь свое ущербное мировоззрение. Это брало корни от того, что она таким образом ее заново обдумывала, каждый раз проверяя, а не является ли ее жизнь чем-то большим, нежели простым огнем гедонизма, который спалит ее до основания.
То, что ей великодушно предоставили шанс еще раз объясниться, заставил художницу хмыкнуть. Был соблазн сказать «нет». Вернуть все на круги своя, уйти из этого места и вновь жить прежней жизнью. Ну или умереть, если в случае отказа ее собираются убить. Страх перед новым, перед неизведанным подпитывал только это желание отказать.
«-Попробуй высказаться. Не потому что ты реально что-то получишь. Больше для себя. Научиться говорить «да» людям, пусть и в такой форме, подставляясь под удар. Ты нередко позволяла вампирам пить твою кровь, словно соблазняя их забрать твою жизнь. Вот и сейчас немного похожий случай. Вряд ли что-то от этого изменится. Но для тебя это будет способность сказать «да», - допивая вино в бокале, Диана слушала голос Каина в своей голове. Она пребывала в раздумьях. В принципе, равнодушие здесь играло наоборот положительную роль. Художница так часто в последнее время была на волоске от смерти, что стало капитально все равно, кому она что скажет.
- Это действительно борьба со скукой. Как выпить алкоголя. Как порисовать. Как заняться сексом. Пойти фотографировать подобные места, искать новые смерти – это тот же наркотик для меня. Гедонизм тянет меня вперед, удерживает на этом свете. Я не знаю, сколько смертей я видела на своем пути. Сколько раз сама была совсем рядом с ней. Но вот такова причина моего пребывания здесь. Для полной же истории, как так произошло… я явно недостаточно пьяна, - под конец ответила Диана. Если до этого голос был достаточно размеренным, даже расслабленным, то последняя фраза была немного более жесткой. Во взгляде помимо обычной хандры и пессимизма мелькнул страх, который тут же пропал, стоило художнице спокойно взять бутылку и пополнить свой бокал.

+2

9

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Пока девушка собиралась с мыслями и наконец решилась ей ответить, вампиресса молчаливо прислушиваясь к монотонно звучащему голосу прошлась по залу в очередной раз. Порой она оценивала ущерб, порой просто подмечала что-то, что надо изменить или засматривалась на особенно выделяющееся пятно крови. По подобному ее поведению можно было вдруг подумать, что София и вовсе не слушает собеседницу. Спрашивается, зачем бы тогда приставать к обычной человеческой девчонке в поисках не интересующей тебя истины.

Однако, было все с точностью да наоборот. Итальянка прекрасно умела заниматься несколькими вещами сразу, даже обдумывать несколько совершенно не связанных между собой проблем одновременно. А если еще учесть, что она является настоящей женщиной до самых кончиков иссиня-черных волос, то можно начинать ужасаться самой попытки представить, сколько различных ниточек натянуто в ее изобретательном сознании, за которые она способна дергать одновременно, при этом не запутывая и никогда не забывая какие из них к каким узелкам ведут. Если современные писаки так помешаны на детективах с безграничными чертогами разума, Риччи могла бы стать для них настоящим эталоном.

Поэтому, не смотря на все впечатление которое могло фальшиво создаться наблюдая за такой подвижной девушкой со стороны, от внимания итальянки не ускользнуло ни единое слово из тех, что лишь посмели слететь с уст сидевшей за грязным столиком собеседницы. А если бы Диана еще видела, сколько и какого рода мысленной информации переваривает цепкое сознание вампирессы, отфильтровывая каждое предложение, возможно, она бы задумалась по поводу того, что ее обычная немногословность только ей же на пользу в такой компании. Слишком уж хорошо София умела читать между строк и находить так или иначе полезным себе же.

Так или иначе, стоило спавшим интонациям женского голоса дать слушательнице понять, что краткое повествование закончено, как хозяйка бара уже будто предчувствуя его окончание, оказалась возвращающейся к столику. Ее грациозные и плавные передвижения вызывали слишком уж очевидный контраст с окружением. Женственная сила, слишком уж поразительная для кого-то, кто навечно застрял в теле семнадцатилетней красавицы, казалась неестественной и вызывающей на фоне траурно разгромленного места, изначально предназначавшегося только для всеобщего отдыха и развлечений.

- Пока люди снова решатся сюда приходить, пройдет еще очень много времени, - с досадой и даже некой злостью заметила Софи, и будь она человеком, после такого заявления так и напрашивался полный сожаления вздох, но не нуждающаяся в воздухе девушка не оставила ему никаких шансов на проявление. – А ведь ресторан достался мне от отца. Попробуй теперь покажи свои способности и доверие, когда нет посетителей. Все намного проще для тех, кому требуются всего-то деньги, - размеренно выдавая щепотку информации в ответ на такую же незавершенную и неполноценную полученную крупицу, вампиресса одной рукой подставила к столицу более-менее целый стул и наконец уселась почти напротив художницы, принимая довольно расслабленную позу.

- Чтобы часто разгонять скуку подобным незаурядным хобби, за такими происшествиями нужно постоянно успевать, - резонно заметила дочь Принца, опуская одну руку на столик и отстукивая на нем одной ей ведомую мелодию накрашенными ногтями, с задумчивым видом снова принялась изучать лицо Дианы. – Откуда ты узнаешь о них вовремя? В интернете что ли фанаты похожего дела тут же выкладывают экстренные новости? – одна девичья бровь вопросительно изогнулась. – Я, знаешь ли, со всей этой сетевой паутиной еще не разобралась, хотя говорят, что там можно найти все, - Софи повела одним плечом словно подвергая данные слова неизвестных сомнению, правдой подобного рода не давая с виду повседневному разговору стать очень даже откровенно-серьезным.

+2

10

Диана понимала, что сделала правильно, прервав дальнейшие рассуждения о своих увлечениях. Не так уж просто в ее голове. Есть части прошлого, в которые отказывается нормально заглянуть сознание. Путь, который вел к ним, столь явно был пропитан болью и страданиями, что сама перспектива приближаться к нему, внушала страх. Это было как идея сунуть руку в огонь – даже не чувствуя еще жара, сама перспектива ужасает. И пусть даже у Дианы был сильно ослаблен инстинкт самосохранения по части реальных физических ощущений, бередить свои душевные раны она не хотела. Один раз по просьбе психолога, она прошла этот адский путь, и стало после этого только куда хуже. Второй раз так мучиться она не собиралась.
Реакцию вампирши художница прекрасно видела. Все-таки привычку смотреть на собеседников она не могла никуда деть, даже когда говорила сама, и по идее ничего слышать ей не требовалось. Но все равно, казалось, она должна была увидеть то, какое значение имеет ее речь. Впрочем, то, что у этого чудовища в девичьем, обличии, количество пофигизма превышает все допустимые нормы, Диану не особо смущало. Хотя конечно был некоторый соблазн ехидным образом влепить посреди предложения вопрос «я вам не мешаю?» хотя бы для того, чтобы взбодрить как-то ситуацию.
«- Да не переживай. Все не так уж и плохо. Да, диалог пока какой-то странный. Но все-таки, он не кажется абсолютно бессмысленным. Все-таки в нем пахнет какими-то изменениями. Знаешь, это есть что-то такое в тех или иных диалогах, которые кажется, повлияют на твою жизнь. Пусть даже не особо значительным образом.»
«- Наверняка единственное изменение, которое действительно меня коснется – так это то, что я получу негативный опыт. У меня с большинством вампиров явно не вяжутся отношения, несмотря на то, что я спокойно и без проблем позволяю пить свою кровь и не являюсь какой-то там ограниченной расисткой из всех этих антивампирских организаций. Наверно по психологии не сходимся. По моему мировоззрению вся эта вечная молодость, могущество и прочие вещи не имеют для меня никакого значения. Может, по этому как раз все так плохо с этими вечно живущими».
Художница лишь хмыкнула от того, что вечно ходящая туда-сюда вампирша, наконец, уселась напротив нее. Так и хотелось предложить садиться осторожнее, а то мало ли, вдруг шило глубже в задницу войдет. Те же слова, которые она выдала по поводу этого места, заставили лишь приподнять брови в качестве эквивалента пожимания плечами. Диана отметила про себя, что у этой вампирши есть некоторый «отец», который либо жив до сих пор, либо был жив ближайшее время, чтобы передать относительно современный бар-ресторан. Ведь это место, судя по всему,  не являлось каким-то памятником архитектуры. Кто это – художница не имела ни малейшего понятия. Проблема же, связанная с доверием, не особо смущала Диану. По идее у такой проблемы всегда есть способ в виде открещения полного от прошлого имени и всех признаков деятельности. Словно это совершенно другое заведение. Все-таки мало кто очень детально изучает владельцев каждого кафетерия или ресторана. Но подобными рассуждениями Диана решила не утомлять собеседницу – наверняка сама не хуже все это знает.
А вот то, что у нее начали расспрашивать про то, как же Диана обнаруживала мертвецов и насильников – это было куда интересней. Во всяком случае потому что фотограф сама не знала точно, как у нее это получается.
- Легче тогда уж полицейские частоты послушать. Но я редко так делаю, - отмела девушка вариантс получением сторонней информации. Почти всегда, когда есть уже информация о трупе –значит есть свидетели. А раз есть свидетели, то никаких фотографий.
- Далеко не каждый выход удачен. Один из пяти. Не считала. Ну здесь скорее происходит запоминание  города. Я запоминаю места, которые явно опасней и вероятней остальных. И чаще всего в своих поисках обследую их. Трущобы, черные кварталы, промзоны. Лишь спустя долгое время ежедневных прогулок постепенно рождается понимание, где и когда может быть, а где быть может вряд ли.
Закончив, художница отхлебнула от бокала и попыталась направить ход мыслей в другую сторону. Получилось достаточно неплохо – уж слишком живописное место.
- В текущем варианте оно тоже неплохо. Есть определенная атмосфера, которая бывает мало где, - отметила Диана. Почему-то оно напоминало ей гармонию. Там где есть возвышение, достаток – там же есть и упадок, разруха и хаос. За каждым взлетом следует падение. И это место, некогда будучи превосходным заведением, превратилось в побоище. И этим оно было великолепным.

+2

11

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Настала очередь вампирессы изогнуть ее точеную бровку с изумлением. Конечно же, ее изумление не проявилось такой оживленной и открытой краской, как у большинства выразительных и эмоциональных людей, но вампиры ведь хорошо умели имитировать подобных. Когда-то и сами ими были.  Что зацепило Софи в этой системе действий Дианы больше всего, она сама еще толком не решила. Сама техника исполнения – слоняться по городу с фотоаппаратом наготове пока не наткнешься на что-то жестокое и трагичное, уже казалась удивительной и одновременно смущающей. Но тот факт, что в случае странной девушки данная техника еще и удачно срабатывала, был, возможно, еще удивительнее.

- Хочешь сказать, что ты просто ходишь по потенциально опасным районам города и чаще всего этого достаточно, чтобы найти и сфотографировать что-то похожего? – итальянка аристократичным жестом махнула ручкой на клуб у нее за спиной. Что-то было в этом интересного. Что-то, за что ее чутье цеплялось обеими руками, но нескольких минут разговора было не достаточно, дабы во всем так просто разобраться. Тут может понадобиться очень много времени. Какое счастье, что вампиры им располагают.

- Что ж, буду хорошей хозяйкой и принесу тебе к разговору вина получше, - оправив юбки своего платья, маленькая леди поднялась и пошла через зал к ступеням на второй этаж, - мне все равно нужно закрыть кабинет. – Скорее всего, для Дианы и найденное ею вино казалось дорогим и превосходным, но вкусы итальянки были намного изысканнее и вероятно требовательнее.

Вскоре София поднялась по ступеням, по пути прорисовывая невидимую черту пальцами по широким перилам, и скрылась в коридорах второго этажа. То, что за это время гостья может уйти из клуба, вампирессу особо не пугало. Если девушке хочется, она может и уйти. Хозяйка заведения не узнала о ней столько, чтобы для нее стало критичным удержать бывшую слугу ее подопечной. Кроме того, если быть еще более честной, в случае необходимости София всегда сможет ее найти итак. А по сему, не особо беспокоилась, оставляя Диану в зале, в котором уже ничего нельзя было украсть или разбить еще больше.

Открыв дверцу из резного дерева, девушка достала из личного, приготовленного для особенных посетителей и партнеров бара одну из совершенно не пострадавших бутылок. Прежде чем вернуться в общий зал для гостей она, правда, немного задержалась, так как, проходя мимо своего рабочего стола, зацепилась взглядом за некоторые так и не законченные заполнять документы. Поставив вино на столешницу рядом, София на некоторое время склонилась к бумагам, перелистывая договора и проверяя, что из этого стоит забрать с собой.

+2

12

Имя: Сэм Давган
Раса: человек
Статус: новичок в ЧПВ
Инвентарь: Berette 92FS
Внешность:Высокий, худощавый паренёк. Пшеничные волосы взъерошены, зелёные глаза с пьяной точечкой около зрачка, часто хищно озирается. Широкая чёрная толстовка, на голове тёмная кепка надвинутая на глаза, поверх которой капюшон, тёмно-синие джинсы, кеды.

Творившиеся последнее время в городе определённо радовало организацию. Конечно, они так же скорбили по погибшим людям, которые не были ни в чём виновны, кроме того, что сами попёрлись глазеть на вампиров. Однако больший интерес всё равно был прикован к неизвестным убийцам. Ни одна из сотрудничающих с ними организаций не делала этого и даже не слышала о планах подобных покушений. Такие моменты настораживали глав ЧПВ, но не настолько сильно, чтобы отказаться от идеи мародёрства. Но это слишком громкое и некрасивое слово, вместо этого новичкам внушалось, что они отправляются на опасную миссию по добыче особо ценной информации из рук врага. Естественно, если этого врага не будет на месте, проблем с полицией ни кто не хотел, тем более сейчас. Именно поэтому в один из баров был направлен очередной новичок, который яро жаждал служить своей стране и избавить её от нашествия кровососов. Паренёк по имени Сэм сразу схватился за это задание, пообещав принести как можно более ценные бумаги из офиса главы бара-ресторана Лагуна, который  совсем недавно так же подвергся нападению неизвестный. Естественно, как и все молодые члены парень прошёл короткий курс обучения, а точнее техники безопасности при встрече с противником. От себя же Давган добавил просмотр целой кучи фильмов о Бонде и вампирах, говорят же, что если ты предупреждён, то вооружён. Так же начитался героических романов и детективов, в которых главный герой был самым сильным, умным, проворным, да и вообще, славным не убиваемым парнем. И вот теперь, окрылённый и безмерно уверенный в своём успехе паренёк стоял у дверей бара, который когда-то был столь известен и популярен, а теперь напоминал здание из игр по постапокалиптике. Несколько секунд помявшись, Сэм проверил пистолет, который прятал под одеждой за пазухой, как все крутые охранники в фильмах и вошёл в помещение. Быстро приметив лестницу вверх парень, было, двинулся к ней, но тут же затормозил. Быстрый и изучающийся взгляд, которым он прошёлся по помещению, заметил ещё кого-то. Кого-то чужого и совсем не нужного, незнакомка могла сорвать всю операцию,а значит её нельзя оставлять в живых. Девушка выглядела странно, так что скорее всего если обнаружат её труп, то примут за какие-нибудь разборки между бандами. Быстро выхватив свою Беретту Давган прицелился и сделал несколько выстрелов ровно в корпус девушки, он не знал точно, как сейчас выглядит со стороны, но предполагал, что неотразимо. Если бы тут была визжащая блондинка с пятым размером, то она бы уже бросилась к нему на шею, покрывая шею благодарными поцелуями.

+2

13

Диана могла лишь пожать плечами. Она сама толком не знала, как у нее это получается находить мертвым и умирающих, страдающих людей. Ее вообще не волновало никогда то, как у нее это работает – главное, чтобы работало. Ее наркотическая зависимость, приближенная к потребности удовлетворялась. Это единственное, что имело значение. Причинно-следственные связи ее не волновали, куда важнее были ощущения, это возбуждение, что огнем входит в ее кровь, эти фантазии, что пышным букетом цветут у нее в душе. Представлять, как люди страдают и мучаются, пытаться перенести мысленно на себя весь тот ассортимент боли, который испытывает кто-то еще. Лучше уж так, нежели постоянно скучать и проникаться бессмысленностью своего существования.
Потому у художницы не было никакого ответа на тему того, как же она действительно попадала туда, куда нужно, раньше полиции с завидной частотой. Отсюда и пожатие плеч с достаточно явно читаемым пренебрежением на лице. Чтобы уж точно показать, что Диану никогда этот вопрос совершенно не волновал и не интересовал. «В этом мире и так достаточно для меня вопросов в духе «почему?», чтобы сойти с ума. Я и так не знаю, куда себя девать, как я дошла до жизни такой и почему этот мир выглядит так омерзительно. И почему я еще жива – тоже хороший вопрос».
- Да, можно обновить, - художница  покачала бутылкой в воздухе, держа за горлышко, чтобы увидеть уровень жидкости сквозь темное стекло, который иначе в полумраке помещения было увидеть довольно трудно. Как выяснилось  - вина осталось очень мало. Потому Диана не была против того, чтобы остаться на какое-то время в одиночестве. Продолжая сидеть, она закинула ногу на ногу и  думала о том, чтобы снова закурить. Даже пачку открыла и посмотрела внутрь. Но там осталась все пара сигарет и потому художница решила растянуть удовольствие и покурить потом. «Хотя можно и текущий момент считать  подходящим для курения. Все равно  я слышу голоса, которые все портят».
«- Ну, может все-таки разговор с этой вампиршей перестанет напоминать допрос. Тогда станет определенно легче жить. Может даже этот диалог тебя заинтересует и ты тогда сможешь сидеть не с видом мученицы.
Диана допила вино в бокале одним махом и понадеялась на то, что все-таки начнет хотя бы немного пьянеть. Но, к сожалению, нужных ощущений она не получила. Все так же шепот окружал ее со всех сторон, мысли бегали все так же с нормальной скоростью и успешно скатывались в то, какой же на самом деле она была дрянью. Просто медленно и верно катясь по пути деградации и саморазрушения, Диана вгоняла себя все глубже и глубже в депрессию.
От мрачных измышлений ее отвлек шум у входа в разгромленный бар. Туда вошел паренек, который уже собрался наверх, как сам увидел сидящую за одиноким столиком девушку. Диана даже не думала о том, чтобы поздороваться, лишь приподняла еще одну бровь. «Ну вот и компания набирается на то, чтобы выпить. А она говорила, что я буду единственным посетителем» Однако приветствие не задалось. Еще прежде чем художница открыла рот и что-либо произнесла, паренек бодро достал пистолет и выстрелил в нее несколько раз. «Мир. Ты заебал. Это уже не смешно. Сколько попыток тебе нужно, чтобы убить меня? Это последняя, надеюсь?» Диана вздрогнула от громкости первого выстрела, но дальше уже сидела спокойно, даже не пытаясь спрятаться или сделать хоть что-то с этим. Она была по части угрозы смерти откровенно истощена. В течении апреля, который еще даже не успел закончиться, она уже оказалась на грани смерти столько раз, что от этого можно было биться головой об стол. Особенно с учетом того, что все выстрелы, которые только что прозвучали в разрушенном баре, не попали в нее. Все повреждения свелись к разбитому бокалу, осколки которого щедро усыпали одежду художницы и оставили царапину на ее щеке. Даже не заметив этого, художница достала из-за пояса электрошокер и выстрелила в парня.  Две иглы со свистом пролетели мимо и безвольно ударились в стену. Отложив в сторону вещицу, от которой тянулись два тонких провода, Диана фыркнула и отпила из бутылки.
- Я типа поздоровалась в ответ, - выдала она, оторвавшись от горлышка.

+2

14

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Значительно увлекшаяся просмотром документов итальянка, не смотря на всю их важность, все-таки не забыла, что в общем зале ее дожидается бывшая слуга Дюваль. Отметив про себя, что за некоторыми из документов ей стоит прислать Эстель следующей ночью, вампиресса взяла бутылку и пошла обратно, в этот раз выключив в своем небольшом кабинетике свет и плотно заперев дверь на маленький будто для принцессы выкованный ключик, так как возвращаться туда еще раз этой ночью уже не собиралась. Хватит с нее одиноких размышлений. Зачем вообще ударяться в философию, когда можно поговорить со своим преданным хвостатым телохранителем. Роан может и не гениальный магнат, зато техники поднятия именно ее переменчивого настроения у него всегда работают исправно. Эдакий личный психолог, что всегда под боком.

По пути к лестнице, Софи задумалась об участи настигшей погибшую вампиршу. Если подумать, они с Роаном совсем недавно нашли Анни запуганную и приготовленную в качестве жертвы для какого-то ритуала, прикованную серебром посреди леса. Вряд ли за эти пару месяцев девушка действительно успела повидать мир и познать прелести настоящей, свободной жизни. С другой стороны, не найди они ее тогда, для Дюваль все закончилось бы еще во время ритуала, а значит… они с Бюром все-таки сделали хорошее дело. Как будто бы странной и мечущейся по чужим телам девушке было суждено появиться в их жизнях всего на некоторое время, а затем так же исчезнув, заполнив максимум по абзацу в книгах о судьбах каждого. Тут не угадаешь. То, что правильно для одних, в корне не верно для других. Жизнь просто идет дальше, что бы ни случилось.

В зале прогремел выстрел, которого там быть не должно было вообще, поэтому, еще до того, как вся цепочка суматошных выстрелов закончилась оставляя после себя очень уж мощное для вампирского слуха эхо, Риччи уже стояла в проходе, скрываемая от вооруженного гостя темнотой коридоров позади. Обеспокоенный взгляд метнулся в сторону дожидавшейся ее девушки, и стал еще шире, когда вампиресса поняла, что ни одна пуля и близко не задела Диану. Вообще. И это при том, что юноша спокойно стоял на месте, цель, судя по тому, что гостья сидела там, где ее и оставили, тоже не двигалась, а выстрелов было несколько… и он промазал? Черные брови приподнялись чуть выше, так как маленькая леди просто не могла не задаться вопросом, насколько плохое зрение у этого парнишки. Или какая все-таки кривая рука.

- В стенах этого зала дыр достаточно и без того, - послышалось сверху лестницы, и София явила себя обоим людям, показываясь на верхних ее ступеньках, с бутылкой отменного вина в руках. Испуганный юноша просто не мог не посмотреть на еще одно действующее лицо, из надобности хотя бы определить кто это, да и благодаря требовательности маняще бархатного голоса. Как только их взгляды встретятся, а они это сделают, ему суждено утонуть в ночном океане. Даже жаль, что будучи человеком он не может почувствовать уже хищными клубами окутывающую его ничего не подозревающее тело метафизику. Если Диана спокойно продолжала сидеть на месте, то вампиресса, представляя собой действительно «тяжелую артиллерию», не смотря на внешне очень хрупкий вид, начала не спеша спускаться вниз. Она не выглядела ни агрессивной, ни опасной. Скорее соблазнительной, но раздраженной, спускаясь ближе к мальчишке с таким видом, будто это он давно уже должен был явиться к ней и вкусить этого сладчайшего вина, но сильно провинился опаздывая. – Кто ты и что тебе нужно в моем баре? – требовательно и сухо спросила девушка, но ее унаследованные внешний вид и метафизические таланты, для людей превратили их в самое очаровательное и невозможное к сопротивлению прошение. Впрочем, Диане в этом повезло больше, ведь ей посчастливилось не встретиться с Софией взглядами, а вот юноша…пропал.

+2

15

Имя: Сэм Давган
Раса: человек
Статус: новичок в ЧПВ
Инвентарь: Berette 92FS
Внешность:Высокий, худощавый паренёк. Пшеничные волосы взъерошены, зелёные глаза с пьяной точечкой около зрачка, часто хищно озирается. Широкая чёрная толстовка, на голове тёмная кепка надвинутая на глаза, поверх которой капюшон, тёмно-синие джинсы, кеды.

Сэм был на все сто уверен, что за раз с лёгкостью прикончит панкушу, но не тут то было. Судьба сыграла с молодым человеком злую шутку, невидимой рукой отклонив все его пули от намеченной цели, словно вокруг незнакомки была невидимая аура, не позволяющая кусочкам свинца пройти сквозь неё. Парень выругался сквозь зубы так, что ни кто больше в баре не мог его услышать. Он снова собирался нажать на курок, разглядывая оцарапанную щёку девушки и новую дырку в столешнице, когда мимо него пролетели две иглы электрошокера. Видать, удача пока не полностью отвернулась от новичка, решив дать пареньку второй шанс. Но их прервал кто-то сторонний. Женский голос долетал с самых верхних ступенек лестницы. Давган метнул на незнакомку хищный взгляд, задерживаясь лишь на ногах и фигуре, выше он пока не смотрел, его и такой вид устраивал. Усмешка застыла на губах, а вот и благодарная дамочка, которую можно будет пригреть на груди. Да ещё и за стены так печётся, какая бережливая. Однако Сэм не торопился что-либо отвечать или как-то комментировать свои действия. Парень считал себя профессионалом, пускай ему до подобного было, как до Марса. Тонкие пальцы взвели назад курок предохранителя, может ему даже удасться сегодня хорошо отдохнуть. Что ему сделают две девчушки, да ещё и с бутылкой вина. Детская наивность новичка, он готов был поверить в Эдем, в сказки о семи девственных наложницах, о том, что он альфа самец коему нет равных, а в особенности в то, что две хрупкие дамочку не смогут ничего сделать против него, тренированного и обученного бойца ЧПВ. Ох уж эти чудные организации, что столь хорошо умеют промывать мозг молодым людям. Давган выпрямился, опуская оружие и переводя взгляд с одной на другую. Вопрос спустившейся сверху незнакомки ни чуть не смутил его, хотя должен был бы, ведь девушка назвала бар своим. Однако у этого борца за справедливость уже взыграла внутренняя горделивость и убеждения, что это он хозяин положение, ведь именно у парня в руках пушка.
- А ты сама то кем будешь? - с вызовом спросил парень и совершил самую роковую ошибку в своей жизни, посмотрев прямо в глаза дитя ночи. Через мгновение он уже утонул в этом бездонном океане, погружаясь на самую глубину. На которой его окутывало что-то неясное, но от этого он чувствовал восхищение перед небесным созданием, что сейчас там забавно хмурила свои чернильные бровки. Парню так и хотелось подойти поближе, чтобы нажать кончиком пальца на этот миленький носик, а маленький ангел бы лишь мотнула головой, разметав вокруг чернильные кудри, а после погрозила Сэму пальчиком. Казалось, что вокруг него в этой толще океана плавают невидимые сирены, что напевают нежные мотивы даже не в его уши, а прямо в душу. Не в силах больше сдерживаться, Давган направился к девушке с бутылкой в руках. Останавливаясь в нескольких шагах, он чуть наклонил голову на бок, чтобы под другим углом разглядывать её сочные губки, которых так хотелось коснуться нежными поцелуями.
- Это же я, Сэм, мой ангел, ты забыла? Подожди немножко, я разберусь с делами организации, возьму пару бумажек и буду весь твой. Другая девушка, сидящая за столом вообще исчезла из этого мира, а точнее из мира Давгана. Сейчас вся его реальность была заключена на одной лишь миниатюрной фигуре, что стояла совсем рядом.

Отредактировано Maître (08.02.16 21:38:09)

+2

16

Диана вздохнула и достала пачку сигарет, чтобы закурить. То, что у паренька все еще было оружие, и оно было на нее направлено, художнице было категорически наплевать. Лениво столкнув на пол электрошокер и не обращая внимания на то, что столешница была щедро усыпана осколками, она устроила на нем руки и, закурив, уронила сверху голову. Благо хоть рукава защищали ее от порезов немного. Диана видела, что вернулась вампирша и понимала, что тут у паренька явно сейчас будут капитальные проблемы. Почему-то ей вспомнилась то чудовище, которое ей встретилось в рождество – белое привидение, упивающееся чужой кровью, превращающее человека в небрежную груду мяса. Хотя и подозревала, что конкретно это создание будет наверняка вести себя как-то иначе. Но до того, как закончится судьба незадачливого стрелка, Диане не было никакого дела.
«Меня попытались убить. Сколько раз? Третий? Пятый? Десятый? Уже в который раз я попадаю на угрозу своей жизни в том месте, где в общем-то она не должна была появляться. Скорее наоборот,  мне казалось, что в таких местах я должна быть в некоторой безопасности. Но нет же, я видите ли я похоже что в большей безопасности, находясь в какой-нибудь заброшенной промышленной зоне, нежели в кабаке, полном народу. Просто бред. Мир в натуре издевается надо мной. То есть я здесь наверно уже имею полное право уйти в монахини. То есть  будет такое нормальное объяснение. «Бог показал мне, что моя жизнь может неожиданно закончиться. А затем показал это еще раз пять для закрепления материала». Просто у меня сейчас прямо-таки желание взять его пистолет и вышибить себе мозги. Ибо меня это конкретно уже достало. Сколько можно так надо мной издеваться – бросать на угрозу смерти и при этом оставлять в живых?»   Диана дымила сигаретой и размышляла с прикрытыми глазами. Действо между вампиршей и пареньком ее не интересовало ровным счетом нисколько. Настроение отправилось в путешествие к центру земли.
«- Ну да, ситуация, конечно, интересно сложилась. Даже предвидеть такое сложно. Хочешь, не хочешь, а тут наверно любой человек после этого образ жизни изменит. Правда, что можем сделать мы?  Вряд ли после этого прекратим ходить в увеселительные заведения». 
«Просто заткнись».   Диана злобно ответила Каину, мрачно глянув на пару из паренька и вампирши. Так и подмывало сказать что-нибудь едкое в духе «я приглашение на свадьбу получу?» или еще какую-нибудь гадость. Разумом художница понимала, что с неудачником просто играются при помощи весьма и весьма знакомых способностей вампирши, раз он несет такую ерунду и смотрит на нее с полным щенячьего обожания взглядом. Диана даже оторвала голову от рук ненадолго, чтобы сплюнуть, после чего продолжила дымить сигаретой и возвращаться к мыслям о том, что же ей делать с этим уже вошедшим в ее плоть и кровь риском для жизни. Как жить с уверенностью в том, что мир ее убьет уже когда-нибудь, даже если она будет нормально себя вести. До этого Диана ходила, смирившись с тем, что ее могут убить в каком-нибудь темном переулке. Могут там же изнасиловать. Но все равно, все события были определенным образом привязаны к месту. Но теперь ей подсказали, что смерть может повстречаться ей где угодно. Художница не удивилась, если бы ей кто-то умудрился бы в окно бомбу закинуть непонятно зачем. Тяжело вообще жить с осознанием, что может неожиданно в помещении войти вот такой же болван, просто чуть менее криворукий. Не то, чтобы Диана боялась смерти. Но очень тоскливо было планировать хоть какие-то действия. Даже на день вперед. Не хотелось вообще добиваться никакого улучшения своей жизни.
- На всякий случай переспрошу, у вас это надолго будет? - Сарказм Дианы был незаметен как слон в гостиной, после чего девушка, устроив голову на сложенных на столе руках, вновь погрузилась в мрачные размышления о собственной смертности и о причудах статистики.

+2

17

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
- Сэм, - вампиресса очаровательно улыбнулась, будто смакуя имя своего хорошо знакомого ухажера на вкус, - а что это за организация, которой ты достаешь бумажки, Сэм? – она спросила это с таким оживленным интересом, как будто его принадлежность к какой-либо организации делала его настоящим героем, завоевывая определенное место в сердце красавицы. Разве грешно похвастать такими мелочами, когда это может привести в твою постель подобное создание, спустившееся по ступеням казалось бы из самого мира пошлых снов?

Сама София тем временем перевела взор на оставшуюся на месте Диану, которая разлеглась на несчастном столике не смотря на мусор и невесть что еще. Какой бы там без эмоционально-флегматичной та не выглядела, в нее только что стреляли несколько раз подряд. Этого не могли проигнорировать даже оборотни или вампиры, которым обычные пули по сути могли не принести вреда как такового в принципе. В то время как для человека, такое количество свинца угрожало практически неминуемой смертью. Поэтому, не смотря на с виду довольно спокойное состояние девчонки, Риччи ни за что не согласилась бы с тем, что это событие проскочило в ее жизни совершенно бесследно.

- Зависит, - повела плечом итальянка, позволяя себе без каких-то угрызений совести временно игнорировать влюбленного воздыхателя, - ты в порядке? – и это, как ни странно, ее казалось действительно заботило.

Сапфировый взгляд вновь обратился к лицу такого лихого на выстрелы юнца, с тенью задумчивости. Если он видел в этом взгляде искренний интерес красивой девушки, то в ее голове крутились намного менее приятные и полезные для него суждения. Она решала, стоит ли оставлять ему жизнь. Если он не вернется, его обязательно хватятся, а кто-то ведь однозначно знает куда он пошел и после чего пропал. Еще один человеческий труп, повязанный с заведениями вампиров сейчас не на руку никому, кроме продажной прессы. Писаки слишком уж охотливы до всяких скандалов и не важно правдивы ли те или нет. Кто первый подал свою клевету, тот и прав. Внезапно, уста вампирессы растянулись в соблазнительной, но крайне хищной улыбке, а синий взгляд в котором Сэм утопал все это время, лучезарно сверкнул.

- Слушай, Сэм, а давай-ка мы повеселимся? – конечно подобная фраза от такой как она, скрывала за собой самые развращенные обещания, но София довольно быстро обратила разгорающийся интерес в свою пользу. – Мы сфотографируем тебя в этих развалинах, я хочу оставить себе снимок с тобой, - приказав в не позволяющем отказа тоне, хозяйка бара спорхнула легкой птичкой по оставшимся ступеням, утягивая юношу за собой. Затем она игриво подтолкнула его вперед, поближе к направлению стойки, над которой в разбитых неоновых лампочках виднелось название ресторана. – Давай, выбери для меня шикарную позу, - итальянка подмигнула юнцу, а сама поманила к себе рукой Диану, у которой как она знала был фотоаппарат. Девушку она сочла достаточно умной чтобы та и без поясняющих слов поняла, что происходит, они могут договориться и после.

+2

18

Имя: Сэм Давган
Раса: человек
Статус: новичок в ЧПВ
Инвентарь: Berette 92FS
Внешность:Высокий, худощавый паренёк. Пшеничные волосы взъерошены, зелёные глаза с пьяной точечкой около зрачка, часто хищно озирается. Широкая чёрная толстовка, на голове тёмная кепка надвинутая на глаза, поверх которой капюшон, тёмно-синие джинсы, кеды.

Парень покачал головой и снял с кепки капюшон, чтобы потереть шею. Он на мгновение замялся, словно подбирая слова.
- Я не успел тебе рассказать, они зовут себя ЧПВ. Знаешь, вроде как эти парни делают доброе дело, хотят защитить всех людей. И я тоже, - он подошёл вплотную, подхватывая свободную девичью ладошку и нежно касаясь её пальчиков губами, оставляя невесомые поцелуи, - я очень боюсь, что кто-то может причинить тебе вред, моя нимфа. Вдруг какой-то клыкастый уродец вздумает коснуться без разрешения твоей ангельской шеи! Губы вновь коснулись тонких пальчиков, теперь переходя уже на ладонь, а потом и на запястье. Давган не мог оторваться от нежной ручки, которая казалась ему сахарной, он чувствовал себя виноватым из-за того, что заставляет ангела ждать. И сейчас очень старался загладить свою вину.
- Знаешь, я рад, что это не они стоят за покушением на бар, - на мгновение парень отвлёкся от светлой кожи и поднял взгляд, чтобы вновь заглянуть в океанские глубины её глаз, - очень рад. После этих слов Сэм вновь припал губами к нежной коже, словно к святыне и продолжил своей путь уже по кружевным рукавам платья, собираясь подобраться к плечику девушки. Его совсем не заботил весь остальной мир, лишь лёгкий укол ревности, когда его ангел обратилась к этой непонятной девице, но не больше. Как только сотни маленьких херувимов пропели его имя устами прекраснейшей из дев, Давган оторвался от своего занятия и поднял глаза на ночной цветок.
- Всё что захочешь, моя царица, хоть сотню фотографий для тебя. Он вновь подхватил нежную ладошку и провёл по своей щеке, в надежде ощутить нежные прикосновения, которые были похожи на поцелуи ангела. Сэм следовал за девушкой не отставая, при этом не переставая идиотски лыбиться, в голове пока что мелькали только какие-то слишком не вдохновляющие позы для фотосессии. Взгляд быстро прошёлся по полуразрушенной стойке. Он даже снял кепку, чтобы почесать затылок, вдруг придёт какая годная идея. Головной убор лёг рядом, на более целую часть, которая не обещала обвалиться от любого прикосновения. Тряхнув головой, пытаясь подобрать хоть что-то, что достойно взгляда нимфы, парень прошёлся по волосам рукой, взъерошивая их и в этой же позе застыл. Лишь повернулся к чернявому ангелу, что так маняще улыбалась, соблазняя прямо сейчас всё бросить и подхватить девушку на руки, а после насладиться вкусом её медовых губ. Взгляд Давган постарался сделать максимально сексуальным, прямо как у парней с обложки модных журналов. Сэм собирался покорить ангела, чтобы она сама порхнула к нему на шею.

+2

19

Похоже, что быстрым сворачиванием шеи пареньку это не закончится. А жаль. Нередко одно из желаний у Дианы было в том, чтобы хотя бы некоторые вещи в этом мире решались просто, а не так, чтобы были какие-то задумки.  Сейчас, правда, она не могла оценить в полной мере иронию того факта, что паренек принадлежал антивампирской компании и сейчас наслаждался гипнозом вампира. Да, это было забавно, но все ее мысли до сих пор кружили вокруг идеи ее смертности. «Может, я когда-то давно уже умерла. А это какая-то форма безумия моего умершего сознания. Если разрезать мозг на много мелких кусочков и стереть их в пыль, вряд ли можно будет найти что-то, что можно было бы назвать сознанием. Может, тот маленький кусок, который отвечает за это безумие, все еще жив. А я потихоньку разлагаюсь в какой-нибудь могиле».
«- Ну и что поменялось? Допустим, ты мертва. И дальше что, опустишь руки?»
«Нахрен иди, я пытаюсь понять, я в реальном мире или нет. Мне нужно это знать.» Диана чувствовала острое желание побиться головой об стену. Понять то, действительно ли  мир вокруг реален или же это действительно плод ее безумия. Все-таки, в реальном мире она бы не регулярно бы находилась на грани смерти. Это скорее находилось где-то на уровне безумия, где ей раз за разом воспаленное сознание придумывает новые способы показать то, как можно умереть.
От этих размышлений ее отвлек голос вампирши, едва выделяющийся на фоне шепота, вновь заполонившего все пространство вокруг Дианы. Сквозь гомон голосов, не имеющих никакого отношения к реальности, художница едва услышала ответ на свой вопрос. Который, по сути, не принес ни капли ясности. «Ну и от чего же зависит? Много от чего?» Однако уточнять не собиралась. Все-таки то, что она неизвестно, мертва ли была она на самом деле или жива.
- Да, - решила все-таки ответить положительно Диана. Как-то свое безумие выпячивать совершенно не хотелось. А на свое тело было как-то все равно. Приподняв голову, она вынула из ладони острый осколок, не придавая большого значения на сочащуюся ранку. Царапину на своей щеке, с которой текла капелька крови, подобно причудливой слезе, она и вовсе не приметила.
То, что лихой паренек, ненавидящий чудовищ и, собственно, само чудовище были немало так предоставлены самому себе, позволяло безумию Дианы только сильнее развиваться. Размышления о том, что она мертва на самом деле, навевало образ того самого кладбища, оставшегося навсегда в ее памяти. Запечатленное даже на той картине, которую художница отказывалась продавать, оно сейчас вновь всплывало перед глазами. Все те же могильные плиты со стершимися надписями, все тот же чистый лунный свет и редкие пролетающие вороны в небе. Она думала, что если действительно является мертвой, то хотела бы лежать именно на этом кладбище, ожидая, когда одинокий могильщик закопает ее. Это место было бы самым прекрасным местом на земле, наиболее ясно передающим суть этого мира, как нечто, пришедшее в упадок, но продолжающее функционировать, отправляя людей навстречу вечности.
Меж старых деревянных крестов она увидела движение и вновь оказалась в разрушенном баре. Оказывается, эти двое куда-то пошли. Да еще и вампирша ее зовет с собой. «Фотографироваться. Просто прекрасно». Медленно поднявшись, художница направилась к ним под звуки редкого падения осколков с ее одежды на пол и перезвон цепей, оков на ее руках и шее. Глянув на паренька тоскливым взором, она старалась не думать о его кривляниях. «И ведь самое ужасное то, что часто бывают люди, которые ведут себя также, когда ими не управляет никакой вампир.» Фотографировать своим фотоаппаратом она это не собиралась. Много чести. Сама идея, что подобные снимки пройдут через ее любимую вещь, казались ей просто кощунством.
- Зря думаешь, что я буду это фотографировать, - мрачно выдала художница вампирше. Однако понятно, что выдавать отказ ей плохая затея. Вытащив из сумки мобильный телефон, на который тоже можно было делать фотографии, Диана, не обращая на то, что у нее ладонь была в крови, разблокировала и, включив режим камеры, протянула вещицу вампирше, мол, сама это делай.

+2

20

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Уверенным ответом Дианы, София особо не обманулась, не посчитав его правдивым ни на йоту, но поднимать эту тему не стала. Ее дело было поинтересоваться, а если эта странная девчонка сочла подходящим именно такой ответ, вампирессе не было до этого особого дела. Играть в игры заумных психологов с кем попало, она не собиралась. Впрочем, кое-что все еще мельтешило странной мыслью, застряв в ее сознании, и связано оно было с этой любящей фотографировать всякие странности девушкой. Только прежде чем думать об этом, нужно было разобраться с не менее интересным, но способным стать намного большей проблемой, гостем.

Дожидаясь пока девчонка доползет до них с юнцом, - какие же люди медлительные, - Софи с улыбкой красивой, но очень уж похожей на усмешку, наблюдала за душевными терзаниями некоего Сэма, в попытке придумать из ряда вон выходящую позу для фотографии. Убить его она уже не может, это девушка решила практически сразу, а раз собирается отпускать, стоит убедиться, что она выжмет из этой встречи всю возможную для себя и поцелуя, в котором состоит, пользу. Мысленно прокрутив несколько вариантов развития событий, итальянка еле заметно кивнула, ибо решила, что ее первоначально выбранная стратегия будет самой действенной и удачной.

- Ты очень великодушна, - с убийственно ласковой и обволакивающей шелком интонацией, отозвалась Риччи, посмотрев на протягиваемый окровавленный телефон, но после этого ее лицо крайне резко стало сухим и без эмоциональным, окуная девушку в леденящий фон сапфировых глаз, откровенно выражающий, что выпендриваться перед маленькой леди не стоило, - не буду обещать тебе того же.

Видимо, Диане все-таки и вправду невероятно везло этой ночью, потому что от каких-либо последующих действий вампирессу отвлекла внезапная мысль, заставившая ее резко посмотреть на все еще усердно позировавшего парня. Действительно, она же может взять у него телефон, со всей находящейся там информацией, вместо всего пары снимков на телефоне девушки, которой пока доверять не особо хотелось. Или моглось.

- Замечательно, - расцвела Софи, направляясь тягучей походкой к барной стойке. Сэм безусловно подумал, что она это о нем, хотя сама она лишь удовлетворенно прокомментировала собственные мысли. Остановившись довольно близко к юноше, вампиресса прошлась ловкими руками карманницы по его одежде, на случай если выудит что-нибудь еще интереснее, но забрала лишь вполне достойный мобильник, причем так легко, что вряд ли слишком занятой ее близостью парень вообще понял, что лишился телефона. – Ну, ну. Сначала сфотографируемся, - капризным жестом оттолкнув уже повадившиеся к ней юношеские руки, девушка отошла назад, на обратном пути изучая меню в телефоне. Ей понадобилось некоторое время, чтобы разобраться с незнакомой моделью, проверить есть ли там чужие номера или сообщения, а потом, чтобы найти камеру.  – Улыбайся, милый, будешь у меня на заставке, - пообещала итальянка, вылавливая ракурс и пару раз щелкая Сэма на фоне названия собственного бара.

- Прекрасно, - стоило ей проверить качество снимков, как весь сладкий шарм снова сошел с ее лица, хоть горе-воришка и продолжал утопать в ее синих глазах. – Когда выйдешь отсюда, ты ведь будешь помнить, что встретил тут двоих обычных, подвыпивших девушек, да? Нас ты, конечно, забудешь, но как славно тут повеселился, будешь помнить всегда, правда, Сэм? Ночь настолько веселая, что ты даже пострелял в потолок, чтобы впечатлить дам и проспорил одной из особенно привлекательных леди свой дорогой телефон, – подумав некоторое время, взвесив, ничего ли она не забыла, Софи сухо добавила последнее: – а теперь иди домой и проспись после вечеринки, я обязательно тебе перезвоню.

+2

21

Имя: Сэм Давган
Раса: человек
Статус: новичок в ЧПВ
Инвентарь: Berette 92FS
Внешность:Высокий, худощавый паренёк. Пшеничные волосы взъерошены, зелёные глаза с пьяной точечкой около зрачка, часто хищно озирается. Широкая чёрная толстовка, на голове тёмная кепка надвинутая на глаза, поверх которой капюшон, тёмно-синие джинсы, кеды.

Парень ждал, краем глаза наблюдая за всем происходящим, его мало волновали все эти манипуляции с телефонами, людьми и прочим, он боялся потерять то самое выражение лица и взгляд. От комментария прекрасной девы Давган заулыбался ещё шире, начиная чуть ли не святиться изнутри, во всю представляя себя сексуальным мачо, этаким символом сегодняшнего вечера. Но вот и она подлетела к нему. Не сдержавшись, Сэм тут же потянулся руками к тонкой талии, в жгучем желании прижать нежное тело к своей груди, в то время, как ласковые пальчики девушки едва ощутимо прошлись по одежде, но нимфа остановила его, не позволяя даже прикоснуться к себе. Печальный вздох сорвался с губ юноши, но не более, сразу после он вновь принял ту самую позу и постарался вернуть ту сексуальность, которая просто обязана была сквозить из всех щелей. И вот, ангел сделала несколько снимков, а после сознание обволокло, позволяя прорываться лишь сладкому голоску леди. Чужие чары опутывали, сковывая сладостными ощущениями и заполняли голову приятными воспоминаниями, о которых уже завтра по секрету узнают все его дружки. Ведь как это, провести такую ночь и потом не похвастаться об этом кому-то, а точнее почти каждому. Слегка шатающейся походкой парень направился к двери, перед этим вернув кепку на голову, капюшон в этот раз он не одевал. Пару раз икнув, от накатившего хмеля, Давган остановился у двери и обернулся.
- Я буду ждать, мой сладкий ангел, - послав девушке воздушный поцелуй, незадачливый паренёк поплёлся домой, окрылённый надеждой и ложными воспоминаниями.

Отредактировано Maître (14.02.16 16:10:43)

+1

22

Диана вспомнила то, как же проходила прошлая встреча с вампиршей. Ей очень уж живо напомнили эти глаза, голубоватый огонь которых опалял, мучая душу. Это было болезненно – уже давно не хотелось ничего чувствовать, хотелось просто умереть, не чувствуя, ни скорби, ни радости, ни веселья, ни ненависти. А тут один лишь взгляд вызывал возбуждение, тревожа ее покой. Желания влекло вперед и это и было болезненным. Разрываться между желанием как-то проявить свои желания, свое вожделение и желанием оставаться на месте, равнодушной ко всему подряд.
Хорошо хоть после этого наоборот было негативное скорее поведение у девушки. От этого стало куда легче оставаться спокойной. Мысли наоборот успокаивались. «Да уж. Наверно странно думать, но становится куда легче, когда обо мне думают плохо. Сразу вероятность того, что здесь где-то есть подвох, становится меньше.»
«- Ну вот превратности твоей мазохистической натуры. Нравится больше, когда к тебе относятся плохо. Подозреваю, если тебя просто по голове попытается погладить, ты руку откусишь этому доброму человеку».
- Я просто не люблю фотографировать людей, которые живы и здоровы, - с кривоватой улыбкой, в которой не было ни капли веселья, ответила Диана. То, что ее фраза могла звучать как оправдание, ее не особо волновало. Благо ее собеседница была более сосредоточена на том, что бы получить свои фотографии, нежели на диалоге. Потому художница убрала свой телефон обратно в сумку, предварительно об футболку вытерев его от крови.
Диана даже отвернулась, решив, ибо все-таки вид позирующего паренька казался ей просто мерзким, так и вызывающим желание закатить глаза в жесте порицания. Она даже решила поискать где-нибудь в этом разрушенном баре новый целый бокал, решив, что это все-таки для нее куда более важная вещь, чем то, чем занимается вампирша.
Вполуха слушая то, какую же лапшу вешают на уши незадачливому убийце, художница думала о том, насколько же это глупо. Впрочем, мир всегда был и будет абсурден. Она никогда не могла понять, откуда у людей есть вера в честь, достоинство, справедливость. Когда мало того, что люди сами по себе жестоки и несправедливы друг к другу, так еще и бывают вовсе такие немного абсурдные по части справедливости ситуации, когда обычный человек в принципе ни в чем не способен противостоять вампиру.
- И нет усталости в таких упражнениях во внушении? Есть ли у него какой-то предел? Или ты сейчас будешь желать чьей-то крови? - Поинтересовалась Диана, когда парень ушел, окрыленный чарами той, кого в своем разуме чуть ли не считал любовью всей жизни. Выудив какой-то бокал, она в полумраке помещения пыталась осмотреть его на предмет трещин.
-Кстати, я успела с момента прошлой встречи уже забыть твое имя. У меня на них вообще паршивейшая память, - призналась девушка, нисколько не смущенная тем, что прошло уже довольно много времени с начала их сегодняшней встречи. Лучше поздно, чем никогда.  Потому художница лишь грустно хмыкнула, сожалея в очередной раз о том, что лучше бы ее память не была такой ущербной и однобокой, с одной стороны прекрасно запоминая фразы и произнесенные предложения и потом терроризируя ее шепотом в ушах, и с другой стороны не позволяя вспомнить, какой сегодня день и который день был до этого момента.

+2

23

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Кое-как заблокировав клавиатуру на фактически украденном телефоне и совершенно не испытывая по этому поводу каких бы то ни было угрызений совести, Софи перекинула новомодную (скорее всего, так-то она не особо в этом разбиралась) штуковину в один из кармашков своего платья. Сказать, что она была довольна подобным стечением обстоятельств, значило бы не выразить и части того удовольствия, что приносили ей мысли о предстоящем развитии событий. Проводив окрыленного фальшивой любовью паренька скучающим взглядом, итальянка все-таки улыбнулась, когда дверь позади него надежно хлопнула. Не долго он будет таким счастливым. Очень скоро в его жизни начнется череда неприятностей и проблем, а местная пресса уж постарается чтобы те не забылись надолго. Но и это не терзало вампирессу. Нужно было пользоваться собственными мозгами, когда он решался спутаться с ЧПВ.

- А что? Собираешься предложить свои услуги? – с неизвестно почему вернувшейся назад учтивостью поинтересовалась Риччи, возвращаясь к выбранному Дианой столику и наконец-то торжественно пристраивая на том бутылку, впрочем, не доставившую никаких особых проблем. – Не заводи себе хобби кормить вампиров, это может закончиться довольно скучно и для тебя, и для твоей тяги к фотографированию калек. – Удивительно искренне посоветовала дочь Принца, даже не задумываясь по поводу того, что ей-то может лишняя ходячая пища не помешает. Слишком уж часто девушки постоянно подкармливающие вампиров превращаются скорее в наркоманок помешанных на эндорфинах чем становятся прекрасными героинями дешевых романов, с прекрасным любовником-вампиром. Расценив вопросы собеседницы как переживание относительно того, не станет ли она сейчас кормежкой, дочь Принца не сочла нужным пояснять ей подробнее как именно повязаны вампирские способности и голод. Безусловно и потому, что в ее понимании Дюваль должна была будучи прекрасной хозяйкой все необходимое итак ей рассказать.

- София, - не страшась звучания собственного имени и во времена масс-медиа совершенно не пугаясь того, что ее личность будет раскрыта, напомнила девушка, доставая из рукава своего платья белоснежный, обшитый кружевом платок. Довольно нетипично для современных леди помешанных на куче одноразовых салфеточек, но итальянку это не волновало.

- Так вот, о твоей-то тяге, - не теряя все того же будничного тона, Софи как обычно поменяла тему разговора на нужную и более интересную ей на данный момент, не особо заморачиваясь относительно логики всей целостной беседы, - я хочу уточнить, правильно ли я все поняла. Сначала, мы остановились на том, что ты просто сама по себе ходишь по городу, в следствии чего довольно часто оказываешься именно там, где случается что-то, что тебе нравится и хочется сфотографировать? – используя платок дабы не поранить тонкую ручку, вампиресса осторожно смахнула со стола осколки, но приложила максимум усилий, чтобы не испачкать дорогую ткань строительной пылью. – А когда этот парнишка в тебя стрелял ты ничего-ничего не делала? Может, он сам споткнулся? Как случилось так, что он ни разу тебя даже не задел? – интонация оставалась повседневной и легкой, не выказывая ничего кроме самого обычного интереса, хотя на деле, девушка ожидала ответа со всем вниманием, особенно стараясь выяснить, правда ли в этом нету ничего необычного, или все же, она выбрала правильное направление. А если ее чутье не ошибается, то знает ли об этом что-то и умалчивает Диана или нет – тоже стало важным аспектом.

+1

24

Диана хмыкнула, когда услышала предположение вампирши о том, что она может превратить кормежку вампиров в хобби. «Видимо, случалось такое. В этом мире больше мазохистов. Или больше тех, кто вверяет свой рассудок в чужие руки. Второе даже больше вероятно. Интересно, она допускает вариант, что есть люди, которым претит гипноз. Ладно, тонко намекнем.»
«-Иногда я поражаюсь твоему стремлению к смерти. Любой нормальный человек подумал бы раза три, прежде чем обсуждать подобное с вампиром. Да и вообще дерзить чудовищу, которое высокомернее тебя – довольно глупое занятие. Я бы даже сказал немножко самоубийственное».
Однако несмотря на рекомендации Каина, Диана не могла удержаться от соблазна. Все-таки надо было хоть как-то развеивать свою скуку и тоску, как-то заставлять свой мозг работать, а не просто пропитываться унынием и ленью. Потому все равно хотелось поговорить, хотелось обсудить особенности распития крови с вампиршей. Благо Диана обладала все-таки в этом вопросе некоторым опытом, находясь на стороне жертвы.
- Странные понятия у тебя о хобби. Во всяком случае, боль, слабость от кровопотери вряд ли можно назвать теми ощущениями, которые заставляли бы делать это снова и снова. Только равнодушие к своему телу иногда позволяет мне это терпеть, - ответила художница с немного мрачным видом. Однако все равно откинула прядь волос с одной из сторон шеи, да еще и голову чуть наклонила, - Ну если очень надо, то валяй, - никакой романтики или вожделения в этом не было. Скорее что-то типа мрачной обреченности. При этом художница чуть ли не специально  отвела взгляд в сторону. Становиться жертвой внушения она уж точно не собиралась. Вот что-что, а разумом своим делиться она ни с кем не собиралась и свою волю, свое восприятие она не хотела доверять в чужие руки. Все-таки это было немногим, что у нее было, и потому в этом вопросе Диана была на редкость принципиальным человеком.
Рассуждения Софи о том, как же все происходило, не вызывало ровным счетом никаких эмоций. Да, где-то были вопросы, чего ей так везет на тему того, что она приходит в нужное время в нужное место. Для Дианы было главное результат.  Главное, чтобы ее потребности удовлетворялись. А то,  какая логика и какие причины приводили к такой частоте появления на местах, где была смерть, ей было не важно.
- Жизнь вообще довольно странная штука, - философски пожимая плечами, ответила Диана, явно даже не пытаясь скрыть свое невежество. Ей было даже все равно, как паренек умудрился промахнуться. Хотя конечно сам факт того, что ее мир опять пытался угробить и опять провалился в этом деле, вызывал определенно огорчение.
- Я не из тех людей, которые ищут у всего причины и как оно получается. Даже если бы у меня была тогда возможность укрыться от пуль, я бы этого не сделала – уже задолбалась попытками этого мира меня убить за последний месяц, - довольно честно призналась девушка, с реальной усталостью и тоской в голосе. Если первые разы возникала некоторая тревога от размышлений, так ли ей суждено умереть, то затем возникало раздражение и потом уже смирение. Уже становилось откровенно все равно, умрет она или будет жить. Потому Диана, не особо переживая, первым делом долила старое вино в бокал и решила его добить, прежде чем приниматься за новую бутылку. Депрессия депрессией, а чего добру пропадать.

+1

25

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Суждения Дианы по поводу кормления вампиров заставили точеную бровку вампирессы изогнуться в изумлении, скрыть которое она не особо-то и пыталась. Действительно ли этой человеческой душе не известно ничего данных процедурах, чтобы размышлять лишь о боли и кровопотере? Возможно, для приезжих это все и оставалось огромной тайной, но для местных жителей… Девчонка ведь была слугой Дюваль! Она что, ни разу не кормила свою хозяйку? Или Диана все-таки знала, что да как, но от чего-то прикидывалась будто подобная процедура может проходить только болезненными и мрачными образами, или же она действительно каким-то чудом оказалась совершенно несведущей в этом деле (каковой, честно говоря, она не выглядела даже внешне), что в принципе сложно вообразить. Так или иначе, это само собой натолкнуло Софи на очевидный вывод, что бывшая слуга Анни не столь умна, сколь хотела бы считаться.

-Боль? – Даже переспросила синеглазая хозяйка бара, не скрывая того, как фактически насмехается над девушкой, будь тому поводом неосведомленность, наивность или же обе. – Те, что готовы умолять о подобном удовольствии с тобой не согласятся. Но есть, и твоя правда, подарок тех, что могут превратить твою жизнь в наслаждение еще нужно заслужить.

Дочь Принца и правда приблизилась к так безразлично подставленной ей шее, пробежавшись сапфировым взглядом по скудному зрелищу. Мысль показать девчонке каковым все может быть на самом деле, безусловно проскочила где-то в ее сознании, но осуществлять ее ради какой-то столь глупой цели, вроде банального доказательства чьей-то неправоты, вампиресса не собиралась. Резким движением встряхнув все тот же белоснежный платок, Софи натянула его на указательный палец и свободной рукой придержав Диану за подбородок, принялась оттирать от крови ее выставленную на показ щеку. Совершенно повседневными движениями, даже слегка хмурясь, подобно недовольной матери, к которой ребенок вернулся с улицы чумазым и не особо беспокоясь, будет при этом девушке больно или нет.

-А после этого, обязательно прям катастрофически не везет? – вновь уточнила черноволосая, делая свои выводы относительно сказанных вроде бы ничем не особенных слов собеседницы. Когда она осталась довольна в принципе чистой и слегка покрасневшей от усердного трения щекой, Софи оставила Диану в покое, возвращаясь на тот же самый стул, напротив. – Ты никогда не задумывалась о том, что удача всегда действует одинаково? – задумчиво, превращая свой на самом деле допрос по важному делу скорее в философскую беседу, начала вампиресса. – Сначала очень сильно повезет, ты найдешь что сфотографировать, например. А потом вдруг обязательно очень-очень не повезет. Бывало у тебя такое? – выражение юного личика очень явно выражало требование напрячь извилины и вспомнить, было или не было, вместо незначительных ответов в стиле «я не знаю, не слежу».

+2

26

Диана от подобной насмешливости могла лишь пожать плечами. Ее было сложно задеть подобными вещами. Хотя с другой стороны всегда приятно напоминать себе, что здесь никто ее не держит, дверь открыта. Всегда можно взять и просто выйти. Однако сейчас художница это делать не особо собиралась, решив про себя, что пока что общение с Софи нельзя назвать слишком уж некомфортным. То, что ей говорят довольно насмешливым тоном, граничащим, возможно, с издевательским, было не особо печально. Все в каком-то смысле большинство окружающих людей и нелюдей – редкостные скоты. Получать издевки, высокомерие, лживые речи и желчь эгоизма в свой адрес скорее более естественно и более понятно, нежели вдруг  услышать  нотки сострадания и доброжелательности.
- Эти люди могут себе позволить подобное, - ответила Диана, решив не прерывать ответ из-за того, что вампирша поднялась и решила вместо распития ее крови вытереть ее щеку. Хотя конечно зрелище было немного любопытным– это же в каком достатке надо жить, чтобы пренебрегать едой, которая совершенно не сопротивляется. Да еще и кровь вытирает, пусть и довольно неприятным методом. Но все равно она решила проигнорировать боль в щеке и высказаться.
- Я просто не хочу вверять иллюзиям свой разум. Даже если они несут лишь ощущения. Просто личное отношение, но я предпочту боль клыков, вонзающихся в мою плоть, этому обману. Потому собственно когда позволяю пить свою кровь, обычно предлагаю не тратить силы на подобные внушения.  
А вот вопрос о везении заставил задуматься. В основном, потому что художница реально видела в этом серьезный философский контекст. Пусть почти всегда она может испытывать довольно противоречивые чувства. В ней всегда борется скептик, который уже давно устал от жизни и безумный  слепец, который верит и надеется на что-то хорошее, не внимая голосу разума и страдая от скуки.  И пусть вроде как все время доминирует один из них, второй жив и в любой момент может подменить. Отношение к происходящему всегда может колебаться, подобно флигелю на ветру, столь же переменчиво и непостоянно. И любое событие всегда вызывает двойственную реакцию, просто фокусировка происходит больше на каком-то одном отношении, чаще всего на негативном. Даже гедонизм был отравлен ненавистью к себе и предчувствием того, как же она будет себя презирать за подобный акт бессмысленного прожигания собственной жизни. А попытки мира убить ее встречались Дианой не только раздражением и усталостью, но еще и слепой надеждой в то, что когда-нибудь все-таки она умрет.
Художница долго думала над ответом, попивая вино. Она довольно остро почувствовала, как по разгоряченной трением щеке катится новая капля. Впрочем, неудивительно – прилив крови к заданному участку весьма способствует кровотечению из всяких царапин. Ножка бокала чуть было не выскользнула из пальцев, потому Диана в задумчивости другой рукой смахнула остатки влаги с ладони, чтобы не выронить стекляшку. Хлопотно будет искать в третий раз целый бокал.
– Везение определяется отношением. А оно у меня всегда неоднозначно. Мне хочется сказать, что мне всегда не везет. Но за невезением наверно должно следовать немного меньшее невезение, чтобы была возможность выделить какой-то участок своей жизни как более худший, нежели другой. Я даже не могу назвать событие, что я нашла чей-то труп как момент, что мне повезло. А так вся жизнь – череда мрачной херни, - лаконично закончила свой монолог художница, решив про себя, что наверно это лучшее описание из всех возможных. Все-таки нет особой драматичности, но и позитива особого тоже не видно.
- Чтобы этот допрос не был таким уж односторонним, скажи мне, что ты чувствуешь или думаешь, когда внушаешь людям чувства к тебе? Что ты думаешь по поводу твоей власти над человеческими эмоциями по отношению к тебе, - «да уж. Ну я просто бог разведки. Задаю такие бессмысленные вопросы, которые мне никак не пригодятся. Вот что значит скука – выяснять, насколько же это мерзко и глупо. Избыточность возможностей… она отравляет. Просчитывая наперед события, можно испытывать лишь скуку и тоску. Интересно, обесценив чувства к своей персоне и время своей жизни – как много у нее осталось непознанного и непродуманного?»
«- Наверно, это мешает только тебе. У тебя самой в каком-то смысле избыток возможностей и идей. Ты так мало в этом мире сделала – просто потому что просчитала наперед, как тебе кажется и сочла бесперспективным. Идиотка, что еще сказать».

+1

27

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
- Довольно ошибочно полагать, что ради безопасности своего рассудка достаточно просто попросить, - машинально и довольно тихо протянула вампиресса, разглядывая результат своей очень уж своеобразной заботы, то бишь, временно оттертую от крови щеку девушки, - еще наивнее думать, что удовольствие при взаимодействии с вампиром всецело лишь фальшивая и навязанная иллюзия.  Наслаждение от секса ведь тоже зависит от многого и при этом еще и индивидуального в большинстве случаев, но это отнюдь не значит, что партнер тебе что-то внушил.

София отвела руку с платком в сторону, как бы подкрепляя выказанную ее интонациями истину - это все на самом деле более чем очевидно и обыденно до тоскливого ужаса. Людям, безусловно, всегда намного удобнее верить, что вампиры страшные ночные монстры и все, что связанное с ними кому-то вдруг понравилось, однозначно было навязано, внушено, совершенно фальшиво. Ни в коем случае ничто, разделенное с вампиром не могло действительно просто понравиться человеку! Почему?  Кто-то слишком труслив чтобы признать это, кому-то так просто легче - спихивать свои "грязные" интересы и удовольствия на того, кто уже итак от них не отмоется. А на деле, они лишь такие же глупые эгоисты, что, опять-таки, совершенно очевидная и заезженная до серости истина.

- Естественно многое зависит от того, что каждая из нас называет везением. Но поверь мне, во всяком случае этой ночью тебе невероятно повезло в любом случае, и кто бы об этом не рассуждал, - кивнула итальянка возвращаясь на стул и расправляя испачканный платок по столешнице чтобы затем красиво его сложить. - Люди действительно склонны раскидывать короткую жизнь на череду успехов и неудач, но... что если я тебе скажу, что среди них есть те, которым особенно хорошо удается подбирать для себя более удачные моменты? - черноволосая хозяйка бара не была специалистом в подобных делах, да и в целом не была уверена, что известные ей некие крупицы слухов действительно правдивы, но если была хоть малейшая возможность и правда развить в Диане данный талант, София собиралась принять в этом участие. Не без личных корыстных целей, что, впрочем, совершенно не тайна.

Последовавшие слова девчонки были довольно рискованными и только талант вампирессы удерживать все истинные эмоции и реакции под стандартной маской заинтересованного спокойствия не позволили возмущению и довольно грубому смеху выплеснуться наружу. Будь она человеком, обязательно картинно вздохнула бы, все-таки желая частично выразить свое истинное мнение по этому поводу, но с определенного момента надобность окутывать себя лишь людям свойственными привычками стала ненужной и тем более совершенно не интересной. Диана ведь интересуется вампирами, а не людьми.

- То, что я Могу это делать, совершенно не значит, что я круглосуточно делаю что-то подобное. Ты же не станешь врать в совершенно каждом своем предложении только потому что можешь? Впрочем, Ты может и станешь, - с легкой и совершенно добродушно подтрунивающей улыбочкой заметила Риччи. Подобная эмоция не оставила бы равнодушным ни единого представителя мужского пола, а может, не только их, но вероятно к счастью для самой Дианы, таких целей относительно нее дочь Принца не преследовала. - А когда это делается ради того или иного дела, именно о нем я и думаю. Соответственно я испытываю или удовольствие от достижения результата или наоборот. - Игривая улыбка на ярких устах стала слегка поддразнивающей, чему вторили поселившиеся хитрые чертики в сапфировых очах, поскольку вампиресса догадывалась, что художница ожидала от нее намного более откровенного ответа, явно связанного с несколько иными нюансами и последствиями внушения. Только вот это вовсе не значило, что Софи прониклась Дианой настолько, чтобы обсуждать с ней что-то более..., наверное, даже интимного? Впрочем, девчонка всегда могла попытаться со временем добиться подобного расположения дочери Принца, и возможно, у нее это получилось бы, но это решать уже только ей. Итальянка тихонько хмыкнула, даже заинтересовавшись и мысленно делая ставки, станет ли художница делать что-то похожего.

+2

28

- Если бы конфликт интересов можно было бы решить при помощи просьбы, это свидетельствовало бы только о крайней безвольности того, кого просят, - спокойно подметила Диана. Разговор в ее представлении звучал довольно странно. Как будто каждая из них считала другую идиоткой и разъясняла прописные истины. Что выглядело довольно глупо. Однако Диана решила запастись терпением. Вряд ли эта ситуация так просто разрешится.
- Зачем так утрировать мои слова? Я говорю лишь про ту часть, которая связана непосредственно с тем внушением, которое сделано намеренно. Меня она не устраивает, вот и все. Я просто не люблю ощущений, причину возникновения которых я не понимаю. К тому же оно не делает того, что мне нужно. Секс, алкоголь, рисование делает, а вот это внушение – нет. По части удовольствия от взаимодействия с вампиром – зависит от вороха обстоятельств, согласна. Бывал опыт, когда это приносило удовольствие безо всяких там внушений взглядом.
Диана с сожалением подумала, что те ситуации будет довольно затруднительно повторить. Но, впрочем, свет клином не сошелся на том, чтобы наслаждаться подобными вещами до бесконечности. Все-таки даже такое может вызывать пресыщение. Но, впрочем, это не мешало вспоминать приятные моменты с ностальгией. Допив вино, художница оглядела бокал, любуясь парой капель вина, оставшихся на самом донышке. В полумраке помещения их было невозможно отличить от крови, застывшей на стекле. Что было по-своему прекрасно. Немало секунд художница уделила разглядыванию вещицы, вызывающей интересные ассоциации, пока наконец не вернулась мыслями к разговору.
По части везения или невезения Диана не могла ничего толкового сказать, все-таки она не была тем человеком, который придает серьезное значение везению или невезению. Слишком уж она сильно сфокусирована на своих мучениях. На своих проблемах и способам сбежать от них куда подальше. Потому она вместо того, чтобы  серьезно рассуждать о том, что есть везение. Диана не считала, что ей повезло, когда в нее расстреляли половину обоймы и не попали, но раз уж Софи была столь категорична, то лучше было придержать свое мнение.
- Ничего. Я не имею представления о том, что ты говоришь. Так что кроме «ну допустим» у меня даже никакой реакции подходящей нет на это, - прокомментировала художница, вдавливая ножом пробку в бутылку – все-таки другого способа добраться до алкоголя не было. Налив себе вина, Диана вновь продолжила тихо напиваться. Конечно это то еще издевательство над здравым смыслом, ибо для существенного опьянения лучше пить либо текилу, либо водку, но художнице было нужно то состояние, когда голоса в голове прекратятся, а состояние еще не достигло уровня, когда можно ногами вперед выносить, а для этого нужна была куда более тонкая настройка уровня опьянения.
- Я ничего не говорила про частоту и обоснованность использования способностей, - спокойно отметила Диана, когда Софи ей начала объяснять то, что она использует свои способности только когда нужно. Что было довольно странно, ибо девушка реально про это ничего не спрашивала, считала личным делом каждого – распоряжаться своими возможностями так, как вздумается. В самом деле, чего ей судить кого-то, если она  сама бездарно просаживает свою жизнь. А то, что ей намеренно ответили явно неполно, Диану вообще не особо волновало. Мало ли какие у кого секреты, не все же обязаны быть откровенны на те или иные вопросы, - Понятно, - спокойно отреагировав на ответ, неформалка отпила еще немного вина, скучающе задумавшись о том, что же еще можно спросить такого или этакого. Но пока в голову ничего не приходило подходящего – Диана предполагала, что на любой вопрос будет крайне неполный, а то и попросту неправдивый ответ. Что, несомненно, немного печалило, но выбор был крайне невелик. Если вампирше хочется повеселиться – пусть веселится, Диана не особо обижалась на такие вещи. Особенно с учетом того, что она была вполне в состоянии оценить иронию и даже самостоятельно повеселиться над своими недостатками. Но сейчас ей потихоньку становилось скучно, от того, что разговор сводился к тому, что Софи пыталась ее в чем-то упрекнуть, да позадавать какие-то вопросы. Потому Диана молча ждала, надеясь на то, что поступит хоть что-то, что действительно стоит пытаться использовать, а не новые упреки в том, как она неправа.

+1

29

*Бар-ресторан «LAGUNE»*
Слушая и рассматривая Диану, София размышляла про себя относительно того, как же все-таки все предсказуемо. Настолько банально, что даже скучно. Может быть именно поэтому эта девушка так удачно подходила не особо знакомой с нынешним миром Дюваль? Впрочем, с чего она взяла, что Диана подходила своей хозяйке? Вполне может быть, что женская дружба подвела и отношения этих двоих. Вампиресса не особо общалась с Анни перед ее смертью, девушке, пробывшей большую часть своей жизни узницей каких-то фанатиков, предоставили свободу. Видимо, слишком много свободы.

- Жизнь утомила тебя больше чем меня и не имеет для тебя особой ценности, но удовольствия обязаны быть по всем соответствующим твоим принципам стандартам? – итальянка повела плечом, перестав даже улыбаться, - Типичная потребительская натура, это хорошо, - хорошо для Софи, которой всегда было что на что менять. Через пару сотен лет она могла бы стать этакой крестной тетушкой, оказывая всем нуждающимся своего рода «услуги». Даже итальянский акцент фальсифицировать не пришлось бы.

-Нет, не говорила, - согласилась хозяйка бара, - но это подразумевает каждый второй человек. А то, что автоматически навязано обществом принимается как истина уже на уровне подсознания. Или ты хочешь сказать, что ты редкое исключение, которое видит меня совершенно по-своему, не так, как большинство людей? – разговор превратился в совершенно бессмысленную и вероятно утомляющую беседу, стоило вампирессе выяснить все что ее интересовало.

Будто в доказательство этому, Диана тоже потеряла интерес к разговору и выглядела скучающей, а Софи не собиралась выступать в качестве развлекающего шута, тем более непрошенным гостям. Пора было возвращаться в Цирк, где она сможет сделать намного больше полезного, причем, даже для той же Дианы. Поднявшись со своего места и оправляя платье, маленькая леди прошлась по залу собирая кое-какие мелочные вещички, которые намеревалась забрать с собой. Одна из особенно обгоревших визиток заставила ее тихо цокнуть языком от досады. В отличие от современной молодежи она еще не доверяла интернету настолько, чтобы потеря чьего бы то ни было телефонного номера не вызывала для нее лишних проблем.

Итальянка уже поняла, что ее собеседница ничего не знает о своих возможных способностях. Можно было конечно ей об этом сообщить, но кто гарантировал Риччи, что узнав о своей полезности, Диана не махнет хвостом и не покинет город? Софи, как мастеру вампиру затруднительно передвигаться по любым другим городам помимо Сент-Луиса. А значит, проще оставить девушку в безмятежном неведении, пока вампиресса соберет нужную информацию из достойных источников и тогда уже, сама пожалует к ней в гости. Пока Диана в Сент-Луисе, от дочери Принца ей никуда не деться при всем желании. Особенно будучи бывшим человеком-слугой Дюваль. Можно было бы конечно и слежку за ней установить, но зачем настораживать человека и вызывать подозрения? Пусть думает, что ничего не происходит и ее давно забыли, до тех самых пор, когда Софи сама о себе напомнит.

- Собирайся, мы уходим, - спокойно заявила хозяйка бара, оборачиваясь к гостье и выключая итак не особо уцелевшие немногочисленные источники света, - бутылку можешь забрать с собой, я ведь обещала за счет заведения, - слегка улыбнулась вампиресса, скорее из привычки всегда выглядеть вежливой леди, чем из надобности выразить какую-либо эмоцию.

+2


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [19.04.11] On the Ruins of Past Mistakes