https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [01.04.11] Украденное мгновение чужой жизни


[01.04.11] Украденное мгновение чужой жизни

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: 01.04.2011 Вторая половина дня
Места: Даунтаунт, один из популярнейших туристических районов, далее возможна прогулка куда ноги понесут
Герои: Christine Richards-Mead, Lucas Anselme Dufour
Сценарий: мгновения жизни летят слишком быстро
мы часто за ними не можем успеть...
и кажутся чудом те краски и искры
которым дозволено вечность гореть...
и нежный закат, и игривое солнце
оставят на фото свой тайный узор
в тот миг, когда камера глянет в оконце...
когда объектив обратит к небу взор...

Отредактировано Lucas Anselme Dufour (29.07.17 22:22:36)

0

2

*Один из парков Даунтауна*

Не знаешь, что делать? Бегай.
Мантра. Заповедь. Называйте, как хотите, но для Кристины не было иного способа прочистить голову, выкинуть из нее все лишние мысли. Как сквозь мелкое сито, они уходили с каждым касанием кроссовок об асфальт, оставалось только важное и нужное, действительно требующее к себе внимание, будто бы очищенное от шелухи.
В последний месяц женщина бегала и убегала на разные расстояния. Временный рекорд – из Нью-Йорка в Сент-Луис. Личный рекорд – из неудачного замужества в неизвестность новой жизни. Кому-то могло показаться, что Кристина пыталась убежать от проблем. Иногда с этим и соглашался и противный голос в ее голове, но он тот еще умелец ставить под сомнение любые решения. Главное, не дать ему взять верх, а то сценарий «чемодан – аэропорт – Нью-Йорк» будет претворен в жизнь, что равно позорному возвращению.
Да и с каких пор жизнь в требующем ремонта доме, в городе, где никого не знаешь, с начатой с нуля карьерой можно назвать убеганием от проблем?!
Не знаешь, что делать? Бегай. Что ей капризы погоды после внезапного холодного душа из-за барахлящего водонагревателя? Так, мелочь. Кристина даже спорить была готова, на улице было куда теплее, чем в ее ванной комнате, откуда женщина утром выходила с синими губами и трясясь от холода. Что ей собственная разрушенная жизнь, если ее подпись в заключении по последнему делу может стоить незнакомому человеку всего.
А дело было слишком гладким. Казалось бы, визируй и распрощайся с офисом бывшего мужа. Но Кристина почему-то не могла этого сделать. И даже не потому, что ее подпись была третьей. Это обычная практика: заключение писал тот, кто лично проводил освидетельствование, а двое других либо подтверждали мнение этого специалиста, либо давали стороне защиты лазейку, но тогда им светила дача показаний в суде. И это если упустить момент профессиональной этики, ведь это было почти оскорбление – ставить под вопрос компетентность коллег. Это дело не давало покоя на каком-то интуитивном уровне. И сомнение в правильности выбора зудело, как укус комара.
Кристина бежала. Она не знала, как давно закрыла офис, оставив в нем свой деловой костюм. Не знала, какое расстояние покрыла и даже в какой части города находилась. Женщина остановилась, лишь поняв, что обычное «лекарство» не помогает. Спортивная куртка липла к телу. Она не пропускала холод и влагу снаружи, но была рассчитана на более холодную погоду и, возможно меньшие нагрузки, ибо под ней не осталось ни одной сухой нитки. Любимые тайтсы были забрызганы, а новые кроссовки всем своим видом просили химчистки. Это Кристина разглядела, пока, согнувшись на выдохе, упиралась ладонями в колени.
Выпрямившись, женщина огляделась и поняла, что эта часть города ей не знакома. Она стояла в каком-то парке. Погода и будний день не располагали к большому количеству прохожих и гуляющих. Доктор было направилась в сторону, как ей казалось, выхода, рассчитывая поймать такси, как заметила боковым зрением какой-то отсвет или блик.
Страх для Кристины всегда ассоциировался с паутиной – был таким же липким и мерзким. Повернув голову, привлеченная бликом, психоаналитик испытала именно его. Глупо было бояться объектива фотокамеры, но женщина еще не была готова к встрече с папарацци, а мысль о них была наименее тревожной среди своих товарок. В конце концов, Кристина помогала сажать и отпускать людей в Нью-Йорке, всегда находился кто-то недовольный этим, но тогда она была под негласной защитой полиции.
«Это просто папарацци, - мысленно твердила она себе, направляясь в сторону фотографа. – Они продажны и трусливы. Стервятника из желтой газетенки легко можно сначала перекупить, а потом припугнуть заявлением о преследовании, если будет наглеть».
Это немного успокоило. Четкие планы всегда добавляли Кристине уверенности, а тревожность вкупе с нервозностью из-за собственной неопределенности по делу добавили агрессивности тону ее голоса:
- Кто ты такой? Кто тебя послал? – два четких вопроса адресовались молодому человеку с камерой в руках.
Женщина не тешила себя надеждой, что сможет его догнать, вздумай тот убежать от нее, – она чувствовала свои ноги и трезво оценивала возможности – поэтому встала так, чтобы хотя бы попытаться выхватить фотоаппарат.

+1

3

День начинался для Лукаса точно так же как и десятки других ушедших в прошлое, т.е. не оставляя толком о себе ярко запоминающимися событиями. Встал утром… приблизительно к часу дня, поворчал для проформы на любимца ворона, раскидавшего по полу и вообще всем доступным поверхностям мелкие блестящие сокровища. Убрал за любимцем все сокровища… при этом умудрившись забыть навести порядок непосредственно в смятой постели гнезде. Дал самому себе мысленный подзатыльник за откровенную лень, умылся, оделся… в полотенце, потому как джинсы откровенно не хотелось выуживать из недр шкафа с одеждой и ушел на поиски пищи. Голод-то по утру мучает как любимая теща, заставшая, как ее дочери откровенно изменяют на супружеском ложе. Даром что столь страшной женщины в жизни канатоходца в ближайшее время не предвидится, потому как практика показывала, порядочные мамаши не желали чтобы их дочери связывали жизнь с оборотнем. Зато красивые, приятно пахнущие особи условно слабого пола встречались в коридоре ведущем в рай кулинарии – на кухню. Как всегда никто не обращал внимание на чудачества ласки решившего, что для ликантропа естественно разгуливать в чем мать родила. На кухне, что не редкость временами, обнаружилась компания чужаков, оставшаяся еще с прошлой ночи в комнате кого-то из вампиров. Небольшая такая, человек пять, но такая забавная, что в циркаче проснулось желание поиграть на чужих нервах, это бодрило получше самого крепкого кофе, причем для обеих сторон. Две девушки, едва превысившие восемнадцати летний предел краснея, как вареные раки, то откровенно разглядывали канатоходца в мельчайших подробностях, то тянули руки потрогать немаленькую по размерам татуировку, то опускали глаза в пол. Сами того не замечая, демонстрируя метки, оставленные кровососами, весьма красноречивые. Тут уж сам Ласка не отказался бы почитать эти книги чужой страсти, только вот чувство самосохранения претило трогать чужую жертву. В принципе этого мнения придерживался и коллега волк, пришедший на ту же кухню в поисках поооозднего завтрака, отвесив ну очень скромному товарищу подзатыльник в районе, где должны располагаться животные уши в во второй ипостаси. Начавшаяся перепалка сонных еще ликантропов кажется, напугала гостей на ночь, они аж взвизгнули, когда товарищ постарше прикусил загривок ласки в качестве науки. За что? Да чтобы не щеголя в одном коротком полотенце едва прикрывающим пах, перед чужими подружками. Боли от чужого укуса как таковой не чувствовалось, так, щекотка, но со стороны это видать выглядело страшно, пришлось потом эту компанию людей сбросить откровенно на заботу женщины ликантропа, позавтракать и свалить по своим делам. Искренне не понимая, что в проявление животного бытового внимания могло так напугать людей? Вроде как в ход не шли клыки и когти, крови никто некому не пустил, не рычали, морально не давили, а все равно чужой страх был! Это же так естественно желать внимания своей разношерстой стаи, коей верласка воспринимал коллектив их цирковой труппы. В тоже время канатоходец понимал одно – увидев тех, кто сдерживает звериниц Цирка Проклятых, девицы верещали бы от восторга. Странные люди существа все-таки, сначала к ним лезут на ночь, а потом чем-то недовольны бывают. Впрочем, недолго это держалось в голове Лукаса, выпустившего своего ворона полетать по городу в поисках новых блестящих игрушек, свежатинки мясной. Сегодня они в охоте разделяются. Старик ворует чужие яйца и убивает мелких зверушек и пичуг, а сам хозяин ловит на камеру мгновения чужой жизни. Многогранное проявления города переливалось, демонстрируя свои красоты, но мало что по-настоящему цепляло.  Люди казались безликими тенями в большинстве своем, животные предпочитали не лезть подноги глупых спешащих двуногих, а транспорт и здания откровенно представали не в том свете. Наверное вдохновение сегодня откровенно что-то крепкое приняло на грудь, раз так капризничало, ища что-то по настоящему особенное. Нашедшееся в парке, в виде звонкого выводка человеческих детей, носившихся за голубями. Это была игра, взрослые прикармливали для малышни множество голубей хлебом, помогали пернатых проныр взять на руки, а потом – салют! Да, именно салют, веселые крики, множество птиц разом взлетало в небо. Именно это казалось красивым, счастье, не обремененное знанием бед. Дети счастливы, и камера эти мгновения ловит из подтишка, пока взрослые увлечены присмотром за своими отпрысками. Один миг за другим запечатлелся на карту памяти. Вот девочка лет пяти, хмурая, как малкенья тучка дуется, что птички к ней не подлетают, на ладошку не хотят сесть. Щелк. Птичка села на крохотную ладошку и маленькая вредная тучка становится легчайшим светлым облаком. Человеческий ребенок весел, смеется. Щелк. Птичка улетает от ребенка. Щелк. Дети бегут на успокоившихся голубей. Много птиц взлетает. Щелк. Много, много щелк. Но в это идиллию врывается новый персонаж, бегунья и невольно становится моделью ликантропа. Весьма удачно, такие кадры нельзя специально придумать. Бегунья стала сама того не замечая похожа на уставшего от всего на свете ангела, разве что не взлетала от земли на своих «крыльях». Дети уже ушли с родителями дальше гулять, а Лукас продолжал увлеченно снимать  незнакомку более открыто. Получалось что-то сродни заготовки для домашнего ролика, музыку только наложи. Вот постепенно раскрываются голубиные крылья за спиной человека, естественно, как и положено, но птиц по большей части не видно, только крылья. Создавалось ощущение, что это именно женщина думает взлететь! Ну а поскольку, птиц канатоходец любит во всех их видах, то и залюбовался откровенно.
- Кто ты такой? Кто тебя послал?
Естественно, получив столь прекрасную добычу в свои руки, ласка и не думал ее отдавать, отскочил в сторону, чтобы камеру не отняли, напрочь игнорируя вопросы. Ладно, почти, все таки этот ангел хоть и выглядел грозно, но на серьезную для жизни опасность не тянул. Более того, не пах теми ликантропами, которых по настоящему боялся.
- Прохожий. – Коротко и по делу, -  никто. Ангел, ты спугнула моих моделей, это я должен предъявлять претензии.

0

4

- Ага, а я зубная фея! – понятный и обоснованный жизненным оптом скепсис. – Попробуй еще раз, только убедительнее.
Очень медленно Кристина попыталась подойти ближе. То, что фотограф не побежал, она сочла хорошим знаком. Для себя. На «острове» отношения со «свободными художниками» отношения были простыми и понятными – чистая коммерция. Все, так сказать, идейные предпочитали кормиться в ЛА, где было полным-полно скандальных селебритис. Вот с теми стервятниками договориться выходило себе дороже. Нью-Йорк же жил бизнесом. А вот как обстояли с этим дела в Сент-Луисе, Кристине только предстояло разобраться.
- Дай мне камеру, я ничего с ней не сделаю. Обещаю.
И это было правдой. С камерой Кристина действительно ничего делать не собиралась. Всего-то удалила бы снимки с собой, если бы они там обнаружились.
- Ты же сам сказал, что снимаешь птиц, - сделала свои выводы доктор. - И хоть на орнитолога ты не похож, - женщина и не представляла себе, как выглядит этот ученый, чтобы вот прям с первого взгляда можно было определить в нем специалиста по птичкам, но, во-первых, парень перед ней был слишком зеленым (или создавал впечатление), а во-вторых, смотри во-первых, - я смогу убедиться в этом, глянув на фото.
Это буквально было предложением мира. Стоило этому почти мальчишке всего лишь вложить в ладонь протянутой ему руки камеру, и, может быть, психоаналитик даже извинилась бы за свою грубость. Ключевые слова – может быть, ибо Кристина была уверенна, в этой небольшой, но высокотехнологичной машинке точно имелся сохраненный кадр, который бы купили – она всегда прекрасно выходила на снимках. Но ведь для этого и существует функция «удалить», чтобы все, кому не попадя, не могли наживаться на личной жизни других людей, не так ли? На то и был расчет.
- Слушай, я-то, может, и ангел, но всепрощение не мой конек. А заставляя меня ждать с протянутой рукой, - терпение взяло выходной, поэтому женщине хватило каких-то нескольких секунд, чтобы раздражение от ситуации, а она чувствовала себя глупо стоя так, хлынуло из нее новыми словами, - ты себе не помогаешь. Я сейчас просто развернусь и отправлюсь в полицейский участок. Там напишу заявление о преследовании с твоим словесным описанием, - поправка, угрозами. – Достаточно одного моего силуэта в кадре, чтобы у тебя были серьезные проблемы. Ты этого хочешь? – и как в любом блефе, в этом была только доля блефа.
Дело бы даже завели, возможно, дошло бы и до обвинительного приговора, но заслуживал ли этот молодой человек столь жесткого в своей принципиальности урока? Кристина уговаривала себя на положительный ответ.
«И правда, что я все время пытаюсь договариваться и расходиться миром? Со мной хоть кто-то так когда-нибудь поступал? Моя правильность всегда мне боком выходит. Пусть его система и адвокаты потреплют».
Нет, она себя не оправдывала. Она пыталась себя уговорить, что судимость, которая может стоить парню даже успешной карьеры, полезна тому, и ей надо просто повернуться и пойти в полицию. Но правда была в том, что на самом деле доктор никогда бы так не поступила, какими бы словами не кляла бы себя за это.

0

5

- Ага, а я зубная фея! Попробуй еще, только убедительнее.
Яростный выпад женщины произвел на циркача нулевой эффект, напомнил лишь, полицейский скептический ответ на очевидные вопросы. Ну да, как же, рожей не вышел честной, только в гадостях и можно что гадостей, да лжи.
- Ангелом я назвал тебя вообще то, а сам еще представлялся, - терпеливо, как несмышленому ребенку пояснял Лукас, склонив голову к плечу на птичий манер, так еще его любимый ворон делает, когда видит что-то интересное. – Ну раз уж тебе так это нужно, можешь звать Лаской.
Псевдоним творческий, сама же суть естества и что-то сродни второму имени прилипшему давным-давно.
- Дай мне камеру, я ничего с ней не сделаю. Обещаю.
- Сказала женщина, что по праву может называться фурией, - парировал циркач, не желая расставаться со своей собственностью. Мало ли кто эта женщина, умыкнет фотокамеру, а ему потом ищи свищи потенциальную воровку по городу. Пусть стоит  считанные пару сотен баксов, стара, но все дорога как память, да и мало ли какие снимки сохранены. Откровенно говоря, сам Лукас не помнил всего, что когда-либо попало в его сферу интересов и объектив. Чего доброго засветит людей и здания, которые полиции ищет, но не нашла по самым различным причинам, засадят его знакомцев на долгий срок. К кому потом обращаться за помощью? С кем в полнолуния время коротать? Нет уж, обойдется дамочка, все свое раздавать кому не попади не намерен, слишком алчен.
- Ты же сам сказал, что снимаешь птиц. – Что ж, вывод верный, логический, но ведь птицы не только в парках обитают. Например, у короля нищих имеется редкий красно книжный попугай, обитающий в тропиках, дома содержать такое удовольствие слишком дорогое, противозаконно. В тропики же лететь любоваться крохотной птахой слишком накладно, а тут все доступно и законов не нарушаешь, почти. Или вон про голубей и семейство хищников пернатых что у людей в клетках и просторных вольерах содержится история та же, нет, не про голубей в основном. – И хоть на орнитолога ты совсем не похож, - на подобное заявление ласка малость обиделся, мало ли что не похож, зато получше некоторых знает, где проживает пара шикарнейших черных воронов с маячками на лапках. Сколько в ближайших аэропортах содержится ловчих птиц, как зовут каждую и в какое время энных выпускают на облет. Где голубятни с чемпионами, да вообще, знает, как зовут всех трех какаду проживающих в западной части города! – я смогу убедиться в этом, глянув на фото.
- Я могу тебе без снимков сказать, каких птиц и где снимал, - капелька яда проскользнула в голосе циркача, - или сумеешь по внешнему виду различить породы голубей? Как называется тот или иной представитель семейства врановых?
Камеру в руку женщины Лукас не вкладывал, вместо этого по памяти назвал всех тех голубей, что встречал в этом парке и не только в нем, потому как эти птицы точно имелись на снимках.
- В этот парк залетают такие домашние голуби как, Гривуны, кстати, эту птичку ты можешь сейчас увидеть, вон он сидит под кустом, - указывая под куст, метрах в трех от них, белая холеная сытая птаха самозабвенно клевала корку черствого хлеба, на шее красовалось черное переливчатое зеленым пятно. – Еще залетают забавные черно-пегие турманы. Внешне они средней величины, шея чуть длиненее чем у той птички под кустом, клюв короче, большие умные глаза, летают высоко, описывают большие круги. Более редкие гости здесь Камышинские, этого красавца можно ждать часов так к пяти. Сразу узнаете его по чисто черному окрасу, - задумавшись, - чем то на грачей в этом похожи, крупные, очень стройные, крылья висят ниже хвоста. Глаза желтые, они тут стаей появляются. Выносливы, сильны. Бывают еще мельком голубь монахиня, но это только с хозяином. В хорошую погоду можно делать снимки с голубями агаран, английской совой, китайскими чайками, старыми немецкими чайками они особо девушкам нравятся, почему то. В общем загляни в солнечную погоду к двум, их у старика увидишь. Из врановых здесь с легкостью найдешь таких забияк пересмешников, как вороны, галки, сороки, серые вороны, два вида сойки и трех воронов. Один из которых мой собственно говоря. –Мгновение сомнения, доля расстройства, - черную восточную ворону снять еще не успел, но видел. Так какую именно птицу тебе показать?
Было в этом что-то сродни азартной погоней за похвалой со стороны, ведь каждый коллекционер жаждет, чтобы его труд оценили, даже если оценка сходит от вредных шумных женщин, вставших в боевую позу. Кто знает, если бы не устроили весь этот наезд на ровном месте, Лукас согласился бы в своих руках показать сделанные снимки, а так нет, пошел на принцип.
- Слушай, я-то, может, и ангел, но прощать не мой конек. А заставляя меня ждать с протянутой рукой, ты себе не помогаешь. Я сейчас просто развернусь и отправлюсь в полицейский участок. Там напишу заявление о преследование с твоим словесным описанием. Достаточно одного моего силуэта в кадре, чтобы у тебя были серьезные проблемы. Ты этого хочешь?
Оборотень видел, чувствовал и прекрасно понимал, что эта фурия может устроить ему проблем одной своей писулькой, ну не любил общения с полицией и ее внештатными ищейками. Только вот такой наглости не любил еще больше, это очень походило на вызов, а вызовы циркач и его внутренний зверь воспринимали однозначно – надо принять! Надо ей эти снимки посмотреть? Ее проблемы, пусть убеждает, кричит, требует, доказывает, приводит доводы в пользу пойти на встречу. Может услышит что интересного, нового, убедительного, чтобы услышать о чем просят. Вернее, в приказном тоне требуют отдать, но с точки зрения верласки этот человек никто, звать никак, чтобы вести подобным образом. Вот своему альфе все бы отдал с полуслова, он же имеет права на подобное и будет услышан.
- Что ж, мне уже звонить своему адвокату? – спросил циркач, убирая камеру в рюкзак,
- усмехнувшись, добавил Лукас, - больше заработаю, а из отделения полиции вытащат раньше полнолуния, полиция не любит нас держать в хрупких камерах. Чего доброго задержанных напугаем и сломаем решетки со стенами. – Посмотрев в глаза взвинченной женщины, явно не желающей чтобы ее персона привлекла к себе лишнее внимание. – Может, договоримся миром? Я то переживу весь этот бардак, уже имеется опыт, да и правда на пользу пойдет, заработаю, а тебе явно не хочется быть узнанной. – По прежнему не разрывая зрительный контакт с женщиной, - предложи мне что-то интересное, но не деньги, возможно тогда получишь желаемое, а иначе смоюсь, спрячу камеру и ее никто не найдет кроме меня. Тебе это надо?

0

6

Кристина очень не любила пользоваться своим положением. Вот прям очень-очень. Как минимум, это сказывалось на репутации, как максимум клеймило званием истеричной стервы, коей она никогда вообще не являлась.
Но вот в глазах фотографа выглядела именно так. Она это понимала, но остановиться не могла. Внутри голос разума тонул в накопившемся негативе, к которому парень даже и отношения никакого не имел. Это все накрывало волной, да такой, что могут только нарисовать специалисты по спецэффектам для фильма с нереальным бюджетом.
- По данным рейтингов крупнейших телеканалов каждая десятая домохозяйка Америки посмотрела три и более шоу с моим участием за 2010-ый год. Сколько этих домохозяек в этом городе? Каковы мои шансы быть неузнанной?
Аргумент шаткий, но ведь пришлось же в аэропорту отбиваться от одной из таких мадам с хорошей памятью.
Только вот домохозяйки в основной своей массе не опасны. Коллеги доктора сколачивают себе состояния, разбираясь в их зачастую надуманных проблемах, проблемах их детей, мужа, многочисленной родни. "Заведи в клиентской базе мать-героиню, и у тебя будет забита вся запись", - гласила ценичная мудрость.
Кристина тоже порой задумывалась над лёгкой дорогой, но она всегда предпочитала интересные, потому что настоящие, проблемы. Любила помогать и видеть, что жизнь пациента меняется в лучшую сторону. Даже если лучшая сторона та, о которой пациент даже не подозревал, и переворачивает мир с ног на голову, хотя на самом деле все в точности наоборот.
В любом случае, домохозяйка опасна лишь скучной рутиной. Возможный снимок (а парень только что фактически расписался в чистосердечном признании о его существовании) же ставил под вопрос личную безопасность доктора.
"Тебе бы об этом раньше надо было думать. Лет так на пять", - ехидничал внутренний голос, подливая масла в огонь. Хотя кое-что было в этом было.
- Ты не Ласка. Ты - хитрый и проворный хорёк. Но знаешь что? - женщина будто бы успокоилась, но это была видимость. - Надеюсь, тебе это поможет, а нет, ну извини, я снимаю с себя всю ответственность за твою, - "глупую", - несговорчивость. Это даже выгдоно для меня: по сообщениям криминальной хроники я пойму, что пора нанимать охрану. И да, прости, что нагрубила. День неудачный, - Кристина одарила парня самой милой из своих улыбок, будто бы и правда извинялась. - Удачи с птицами!
Доктор развернулась и, махнув рукой на прощание, приложила все силы, чтобы её походка была лёгкой и непринужденной. Это не она только что чуть ли не кричала на парня с фотоаппаратом, не она психовала и мучалась от страха, что опутывал её липкой паутиной. Вот не она ни разу.

0

7

- По данным рейтингов крупнейших телеканалов каждая десятая домохозяйка Америки посмотрела три и более шоу с моим участием за 2010-ый год. Сколько этих домохозяек в этом городе? Каковы мои шансы быть неузнанной?
- Эм… , - Лукас от такого откровенно растерялся, каких шоу? Домохозяек? Это что же, он столкнулся с кумушкой, дающей советы, как правильно держать мужей на коротком поводке? Одной из тех ведущих, что учит правильно накладывать макияж по утрам и правильно выбирать платья к романтическому ужину? Присмотревшись повнимательнее к раздраженной бегунье, оборотень решил, что возможно женщина учит правильно питаться или как сохранять идеальную физическую форму. – Не сочти за грубость, но какие именно ты ведешь шоу? В какое время дня? – Вопросы, заданные про узнаваемость и домохозяек ставили в не меньший тупик. Как черт возьми Лукас может заработать лишние пару баксов к своей и так не маленькой зарплате, если не знает с кем говорит?! Не знает от слова совершенно, ведь помимо того что, не нуждается в столь специфическом заработке, как слежка за другими людьми. Ведет образ жизни, в котором нет места шоу для домохозяек, да и подобных скучающих дамочек встречал разве что в цирке и клубах, где тратились деньги мужей рогоносцев.
- Извини, но про твоих домохозяек в большей степени знаю со знаком минус. Как они по клубам и барам снимают любовников, следят за мужьями неверными, отлавливают своих деток в шумной толпе. И как теряют свои побрякушку в самых непредсказуемых местах, а потом начинаются проблемы с копами.
Лукас мог бы добавить, что столь тихие дамочки еще бывают нередко звездами соцсетей, ю туба и редкостными садистками со стремлением к доминированию. Про последнее впрочем, ласка как-то и не роптал, все-таки в закрытых клубах по интересам расслаблялся отменно. Все напряжение рабочих будней как рукой снимало, да и чего греха таить, ловил удовольствие, когда острые ноготки чесали под шее и за ушами. Вот про последнее вовремя вспомнил, может этому ангелу возмездия дать адресок, где наверняка найдется мужчина желающий стать игрушкой? Выплеснув весь негатив, эта женщина, перестанет быть фурией и окружающие не будут страдать. Только вот что-то подсказывало, чуйка наверное срабатывала, подобное будет расценено в качестве оскорбление в извращенной форме.
- Ты не Ласка. Ты – хитрый и пронырливый хорёк. Но знаешь что? Надеюсь, тебе это поможет, а нет, ну извини, я снимаю с себя всю ответственность за твою несговорчивость. Это выгодно для меня: по сообщениям криминальной хроники я пойму, что пора нанимать охрану. И да, прости, что нагрубила. День неудачный.
От подобного заявления звериное Я Лукаса встрепенулось гневно, оскалив острые надежные клыки, а коготки расцарапали невидимый глазу пол внутренней тюрьмы, внешне же верласка оставался все тем же человеком. Сравнение с хорьком, другим животным, задело за живое, во всех смыслах этого слова. Зверь то оно понятно, но как артист, Хорек это другой человек, эквилибрист, работает в Мексике и для своих дрессировщик. Прозвище артист получил из-за пристрастия к столь вредному животному – на все гастроли берет трех некогда диких зверьков. Внешне правда артисты Ласка и Хорек имели отдаленное сходство.
- Ошибаетесь, Хорек работает на территории Мексики, в шапито «Перекати поле», а я именно Ласка. – фыркнув, ласка продолжил, - Кстати, кто ты такая и почему твои фотографии запрещены? Может проводить, если сталкер сел на хвост? – Смягчился ласка, - хоть ты и фурия, но красивая, будет жаль, если что-то случится. Могу посоветовать даже надежную охрану, получше копов. – На этой ноте оборотень насмешливо чихнул, - эти остолопы чаще думают не тем местом.
Бегунья старалась выглядеть как можно спокойнее, но это у нее плохо получалось, казалось, увидит еще одного человека с камерой и снова кинется атаковать. Догнать ее не составляло труда.
- Идем к скамейке, покажу, что снял, но удалить не дам, ангелов у меня в коллекции очень мало. Люди в естественной среде редкой красоты кадры, чтобы ими еще делиться с кем-то.  Если пожелаешь, объясню, чем один голубь от другого отличается. Покажу волшебные места в вечерний час.

0

8

Слова про копов пришлось стойчески проглотить. У них, да, были свои минусы, Крис не могла с этим не согласиться, но называть остолопами тех, кто зачищает улицы от "грязи", кто даёт шанс детям спокойно гулять на улице, старикам - не быть ограбленными в собственном доме?
Бывший муж не был копом, но являлся частью этой системы. Полиция выполняла девяносто процентов всей работы, прокурору же оставалось не дать ращвалиться делу в суде.
Это целая машина, отлаженый механизм, в котором нет лишних деталей. Каждый постовой, каждый патрульный - неотъемлемая часть его. Да что уж говорить, это именно они чаще всего получают ранения. Вызовы, задержания - везде простые копы. Это только в сериалах вперёд идут спецназ и детективы, а по факту каждый сотрудник в синей форме ежедневно врёт своей семье, когда обещает вернуться с дежурства.
Кристина, сотрудничая с прокуратурой, видела и знала это закулисье, недоступное простому обывателю.
Женщина коротко улыбнулась, услышав, что она сможет увидеть снимки. Собственно ей было плевать, какой из доводов повлиял на решение парня, главное, маленькая победа была одержана.
Кристина устало присела на скамейку. Это была больше эмоциональная, нервная усталость, которая копилась несколько месяцев и, почувствовав слабину доктора, навалилась ей на плечи всем своим грузом.
- Спрашиваешь, чем опасны снимки? Хорошо, отвечу разом на сразу несколько твоих вопросов. Ласка, у тебя нормальное имя есть? Я уважаю право на псевдонимы и прозвища, но не считаю их приемлимыми в собственной речи. Они для меня звучат пренебрежительно.
Психоаналитик сделала глубокий вздох, будто бы собираясь с силами.
- Последние несколько лет я сотрудничала с офисом окружного прокурора Нью-Йорка. Таких специалистов, как я, привлекают на дела, когда преступник социопат, маньяк или слишком умен, чтобы притворяться психом. Я не просто давала заключения об экспертизе, меня выставляли в телевизор, чтобы успокоить людей. И не важно похищен ли ребёнок, произошла серия убийств или сгорела пара домов под снос, - о предвыборной компании мужа она умолчала, - мне приходилось давать интервью, советы как обезопасить себя и близких, объединяла аудиторию для поиска зацепок или подозреваемого, успокаивала ажиотаж, поднятый журналистами. И да, помогала полиции сажать преступников. И не только. Кто-то был отправлен на принудительное лечение, а кто-то... Я не горжусь этим, но после моих заключений случались и смертные казни. А теперь сам подумай, чем мне могут быть опасны твои снимки.

0

9

Фурия пошла на контакт, что несомненно радовало оборотня, может передохнет, выговорится, обругает его еще немного и успокоится. Последнее пожалуй самый предсказуемый вариант, да и привычен, в некотором роде – женщины, с которыми общается, рано или поздно делают это от всей ранимой души. Эта вот тоже не стала исключением, думал канатоходец, садясь на скамейку.
- Спрашиваешь, чем опасны снимки? Хорошо, отвечу разом на сразу несколько твоих вопросов. Ласка, у тебя нормальное имя есть? Я уважаю право на псевдонимы и прозвища, но не считаю их приемлимыми в собственной речи. Они для меня звучат пренебрежительно.
- Ансельм, - представился циркач, не спрашивая имени незнакомки в ответ, если взбеленилась из-за снимков, то на просьбу представиться наверняка взорвется как атомная бомба. – В нашей семье псевдонимы служат чем-то сродни защиты от злых языков, нормальное явление.
Мысленно же добавляя – суеверия чистой воды, но я упорно за них цепляюсь, хотя времена черные миновали. Однако, миновали ли? Ликантропов многие ненавидят, боятся, псевдо имя наверняка еще сослужит свою службу, и это не говоря про распространение повсеместно всякого рода магических культов. 
- Последние несколько лет я сотрудничала с офисом окружного прокурора Нью-Йорка. Таких специалистов, как я, привлекают на дела, когда преступник социопат, маньяк или слишком умен, чтобы притворяться психом. Я не просто давала заключения об экспертизе, меня выставляли в телевизор, чтобы успокоить людей. И не важно похищен ли ребёнок, произошла серия убийств или сгорела пара домов под снос, - мне приходилось давать интервью, советы как обезопасить себя и близких, объединяла аудиторию для поиска зацепок или подозреваемого, успокаивала ажиотаж, поднятый журналистами. И да, помогала полиции сажать преступников. И не только. Кто-то был отправлен на принудительное лечение, а кто-то... Я не горжусь этим, но после моих заключений случались и смертные казни. А теперь сам подумай, чем мне могут быть опасны твои снимки.
Лукас, он же Ансельм, слушал внимательно, удивляясь, как еще этот комок женских нервов еще самого-то не убил в первой попавшейся темной подворотне? Да и до дома для умалишенных недалеко, наверняка близкие потерпевших прилично трепали нервы бегунье. Но в тоже время жалости как таковой оборотень-ласка не испытывал – добровольный выбор профессии накладывает свой отпечаток на всю дальнейшую жизнь. Каждому из живущих на земле свой, Лукас например, выпала иногда не самая завидная доля – умереть, на глазах у всех, когда этого меньше всего ждешь. Да-да, теперь этот шанс уменьшился, но все равно существует, ну а пока купается в аплодисментах и восторженных  вздохах, с оттенком страха. Эта же женщина оставляла после себя куда более существенный след, да и только. Кому-то надо сажать преступников, отправлять на смерть, без этого никак, жалость должна унизить столь сильного человека.
- Глупая женщина, тебе есть чем гордиться. Гособвинение сажает и отправляет на смертную казнь, а ты их оружие. – Доставая из рюкзака камеру и маленький блокнот на золотистой цепочке с ручкой. – Оружие оно же исполнитель чужой воли, по идее выполняет свою функцию не более и  ни менее, думать должен тот, кто его направляет на цель. Скажи, разве те же пожарные или солдаты будут действовать эффективно, если начнут руководствоваться личными пристрастиями? – Вырвав чистый лист из блокнота, и написав номер, Лукас, он же Ансельм, протянул его женщине. – Фирма «Цербер» легальна, там работают вперемешку люди, оборотни и вампиры вынужденные покинуть военную и полицейскую службу. Все себя контролируют, если кто из посаженных выберется, смело звони, парни знают свое дело, дорожат работой. – Припоминая, недоверие бегуньи, добавил, - и мне бока намнут, если буду для тебя опасен. Кстати о снимках, они для тебя безопасны. Идут исключительно в личную коллекцию, и воровать их некому. Мне и на работе платят больше, чем трачу. Смотри, - показывая, какие кадры отснял, Лукас улыбался, на дисплее менялись одна за другой цифровые фотографии. Первыми кадрами шли птицы и дети. Хмурая тучка-девочка пяти лет, с зернами на раскрытой ладошке. Затем голубь садится на ладошку и девочка улыбается, еще несколько кадров, как голубь ест с ладони ребенка и ребенок счастлив. Снимок, как голубь улетает от девочки. Дети стайкой смеющейся бегут в «море» голубей на асфальте. Снимков пять-семь ушло на то, как испуганные птицы взлетают в небо. И вот в этой голубиной появляется она, ангел возмездия, Из снимков видно, как женщина тоже распугивает птиц, один из голубей рыжих залетает за спину бегуньи. Затем почему-то сменив траекторию полета решил лететь не вперед, как планировал а за женщиной. Как результат кадры показывают, ангела расправляющего рыжие с белым крылья. Стремящегося оторваться от земли в небо.
- Ты здесь как настоящий ангел, - указывая взглядом на фото женщины с крыльями, - видишь, такого специально не сделать. Ты и птица едины, крылья идеально вписываются в облик, ты как будто взлетаешь. И движения прослеживаются, у меня всего три серии таких снимков. Мои ангелы-люди все красивы по своему, вот ты вышла ангелом возмездия.

0

10

Поблагодарив, женщина сложила блокнотный лист вчетверо, но не спешила убирать его в карман, так и крутила в пальцах, обдумывая слова Ансельма.
«Хорошо рассуждать о чужом долге, у военных и пожарных долг и приказ, позволяющий им делать от и до и не оставляющий права выбора. А у меня всегда оставался выбор. Могла ли я сделать так, чтобы смертный приговор человеку заменили на пожизненное заключение? Могла. Но не сделала же».
- Я - не оружие, а врач, - Кристина отрицательно качнула головой. – Понимаешь? Мое дело помогать. Если уж сравнивать, то тогда уж со скальпелем. Он не может быть оружием, его доля отсекать лишнее, обнажать и устранять боль, вскрывать нарывы. А смерть – это данность. Ее уже не вылечишь, не исправишь.
Противоречие в отрицании – это так по-женски. Впрочем, она и не была в данный момент доктором. Она была просто Кристиной, без громкой фамилии, женщиной, совершившей прыжок веры в новую жизнь, но по-настоящему еще не знающей, что с этой новой жизнью делать, той, кто, сидя на лавочке, изливала душу незнакомому парню, которого едва ли не минуту назад засудить обещала, рассматривая снимки на его камере.
- Эти два, - она скупо улыбнулась, говоря о фото девочки, - «вся правда о женщинах, которую вам надо знать», - Кристина легко дала название, - ибо дай женщине то, что она хочет, и будет тебе счастье.
Свои снимки она разглядывала долго. Еще после первых женщина признала, что у Ансельма определенно талант, и если бы эти фото состоялись немного позже, когда доктор крепко встанет на ноги, то у Ласки были бы все шансы наблюдать, как за его работу дерутся издательства.
- Меня все еще любит камера. Ты, безусловно, молодец, но если отважишься порыться в интернете, то не найдешь ни одного моего неудачного снимка, - беззлобная шпилька. – Но вот что я тебе скажу, Ансельм, такой талант просто стыдно зарывать в песок. Я не говорю, беги прямо сейчас в агентство, но советую хорошо над этим подумать. Твои снимки были бы хорошим лекарством от городского стресса и…
Кристина запнулась и на пару мгновений как и вовсе выпала из окружающей реальности. В голове внезапно сложился пазл из материалов дела, заключение по которому ее просили подписать. Женщина поняла, что ее смущало и не давало покоя.
- Ансельм, - доктор проморгалась, очнувшись как от ведения, - я в городе совсем недавно, а эта его часть мне практически не знакома. Здесь есть поблизости кафе, которое ты бы порекомендовал хорошему другу? – говоря это, она не смотрела на фотографа, она набирала смс на выуженном из кармана телефоне. – И не составишь ли ты мне компанию? А то я с ума сойду, пока дождусь одной крайне важной информации.
Телефон исчез в кармане, а карие глаза с мольбой обратились к Ласке.

0

11

- Я – не оружие, а врач. Понимаешь? Мое дело помогать. Если уж сравнивать, то тогда со скальпелем. Он не может быть оружием, его доля отсекать лишнее, обнажать и устранять боль, вскрывать нарывы. А смерть – это данность. Ее уже не вылечить, не исправить.
Скальпель, так скальпель, если его собеседнице приятней такое сравнение, ласка не против, хотя с практической точки зрения, эта заточенная полоска метала вполне так пригодное для членовредительства оружие. Такое же острое и приносящие боль не меньше, чем когти противника вправляющего мозги на место, эффективные когти для людей, вот точная характеристика. Только вот конкретно эти «когти» не подходили женщине. Скорей уж пригодился бы мужчина спортивного вида маячавший за спиной, как цепной пес в строгом ошейнике.
- Эти два, - бегунья скупо улыбалась, но уже улыбалась, а не ругалась,  - «вся правда о женщинах, которую вам надо знать». Ибо дай женщине то, что она хочет, и будет вам счастье.
Название вполне подходящее, Лукас-Ансельм признавал, дети они вообще честны по жизни, не испорчены, наверное, по этой самой причине их и называют цветами жизни.
- Хочешь, покажу тебе еще маленьких ангелочков этого города? – Было в этом что-то волшебное, прекрасное – лучики счастья, как называла их мать ласки. – И из других городов с их питомцами?  Это наверное самое прекрасное на свете – воспитывать свое будущее.
Ликантроп не знал, какой из него получился бы папаша, кроме того факта, что за своего дитятко порвал бы потенциального обидчика в клочья. В случае оборотней, это не оборот речи, а факт, проверенный другими родителями зверолюдами на практике.
- Меня все еще любит камера. Ты, безусловно, молодец, но если отважишься порыться в интернете, то не найдешь ни одного моего неудачного снимка, - его поддразнивали и это приятно, - Но вот что я тебе скажу, Ансельм, такой талант просто стыдно зарывать в песок. Я не говорю, беги прямо сейчас в агентство, но советую хорошо над этим подумать. Твои снимки были бы хорошим лекарством от городского стресса и...
На что ласка лишь печально вздохнул, не зная, как объяснить, что его то как раз могут испугаться. Просто потому что засветился прилично в прошлом в новостях, далеко не в деле о украденных менеджером честно заработанных денег. Да и как-то не видит себя поодаль от цирка, если честно. Собеседница запнулась, словно что-то вспомнила, очень важное, а ликантроп запомнил,  сказанное ранее, возможно выложит свои снимки на любительском конкурсе. Их проводят регулярно, всего то и надо приобретать журналы по этой теме, коих много, серьезных.
- Ансельм, я в городе совсем недавно, а эта его часть мне практически не знакома. Здесь есть поблизости кафе, которое ты бы порекомендовал хорошему другу? – Смотрели так просящее, что ласка сдался без боя, - И не составишь ли ты мне компанию? А то я с ума сойду, пока дождусь одной крайне важной информации.
- Да, - кивнув с улыбкой, - там тихо, только детвора и их мамочки могут потревожить. Туристы, почему то место не любят особо-то, - Лукас спрятал камеру в рюкзак, поднявшись, протянул женщине руку. – Возможно из-за того, что там из развлечения можно запряженную карету встретить. Кстати, эта лошадка добрая, за кусочек сахара или яблока дает себя погладить.

+1

12

Кристина не поменялась в лице и никак не выдала того, что парень, сам о том не ведая, сыпанул щедро соли на рану. Всего-то ничего, малость! А все равно больно.
Прошло совсем же немного времени, несколько месяцев разделивших жизнь даже не на "до" и "после", а на "все могло быть" и "неизвестно".
У них с мужем как раз был тот виток карьер, когда один из них мог позволить себе декретный отпуск. Одна из... Они всерьёз планировали и обсуждали этот серьёзный шаг, заранее выбирая врачей и клинику, присмотрели милый дом, такой, чтобы и статусу соответствовал, и был подходящим для ребёнка... Благо, не купили. Благо, последняя задержка была на почве стресса.
"Благо ли?" - мысль, часто посещающая по ночам. Спор об опеке мог бы быть, но у Крис хватило бы на него сил. Хотя, самообман ведь, нет-нет, а мелькала в голове женщины мысль, что самого развода вообще могло не случиться, что муж бы не пошел "налево", если бы она так не стремилась построить карьеру и дала бы ему настоящую семью.
У деда на это была хорошая поговорка, и стоило доктору слишком сильно поддаться таким мыслям, внутренний, противный голос её тут же  вспоминал: если бы у бабушки был член, то у меня было бы два дедушки. Да, грубо, но чего ожидать от настоящего техасца? Зато емко и по смыслу подходит. Ни к чему ведь сожалеть о том, что уже никак не исправить?
Кристина старалась не сожалеть. А вот не беспокоиться было сложнее. В её шкале того, как выглядит женская самореализация, семья и дети стояли далеко не на последнем месте. Можно было даже с полной ответственностью утверждать, что это занимало центральную и главенствующую роль, в то время как карьера была лишь некоей платформой, тем, чем могли бы гордиться её дети, и что стало бы хорошей опорой женщине, когда бы им пришло время заниматься собственными жизнями.
Так что сейчас Кристину заботило не только начало карьеры с нуля, но и построение всей своей жизни на обломках прошлого.
- Напугал психолога лошадью! - притворно оскорбилась доктор, окончательно пряча задетое нутро, за чем-то более важным, например, за догадкой по последнему делу (в которое её совсем не просили сорвать свой нос) или новым знакомством, что так неприятно началось, но за едой Крис надеялась, ей удасться сгладить впечатление о себе, как об истеричке. - Да будет тебе известно, мой дед и Техаса, и у него есть ранчо, - дань традициям семьи, - так что напугать ты меня мог только злобным гусем. Если бы мне было 5 лет, - сейчас-то она знала, как обезвредить любого шипящего длинношеего птица, а вот впервые с ним столкнувшись была напугана и ущипнута за... в общем, не важно за что. - Знаешь, как страшно когда на тебя грозно так идет помесь змеи и утки размером с тебя? И щиплются они больно.

+1

13

- Напугал психолога лошадью! Да будет тебе известно, мой дед и Техаса, и у него есть ранчо, дань традициям семьи,  так что напугать ты меня мог только злобным гусем. Если бы мне было 5 лет. Знаешь, как страшно когда на тебя грозно так идет помесь змеи и утки размером с тебя? И щиплются они больно.
Лукас честно пытался быть серьезней и представить этакое злобное чудовище гуся пугающего маленьких детей, но как-то не получалось. Возможно по той причине, что видел вблизи и подкармливал животных, да птиц покрупнее в габаритах в далеком детстве. Опасными порой даже для собственных владельцев, не то что для окружающих, но, увы, не смог, невольно начал посмеиваться.
- Прости, не знал, что гуси так страшны в гневе, - прекращая смех, но продолжая улыбаться собеседнице, - лицезрел их на картинках, да в мультиках. Когда был мелким, видел чаще других волшебных «животных». Добродушного сластену шимпанзе, звали его Карл, очень обаятельный парень, а как танцевал с бананом в руках. Огромную гору с двумя хвостами, - ласку, когда то слон очень сильно напугал, когда со злости попытался напасть на охранника во время одной стоянок шапито. Этакая гора с двумя хвостами гневно трубила, пытаясь выбраться на свободу, - слона тогда очень разозлили, многих напугал. Долго еще доказывали, что не нанесет вреда. – Сам того не осознавая, Лукас защищал объект некогда серьезного страха, - еще много крупных кошек было… Видела бы ты, как прекрасны тигры и львы, когда спят и страшны во  время трапезы. – Задумавшись, - наверное, странно такое слушать.
Занятно, когда он в последний раз хоть кому-то рассказывал про такое? Лукас и сам позабыл, повода, что ли не было, наверное, внутренний порыв поднять настроение женщине.
- Представляете, Карл однажды так приревновал свою хозяйку, что украл пиджак ее ухажера, а потом как маленький ребенок с обиды залез на самое высокое дерево и строил рожицы сопернику. – Циркач рассказывал и одновременно с этим сам того не замечая вел свою спутницу до тихого ресторанчика близь которого часто стояла карета запряженная доброй лошадью. Мимо мелькали знакомые пейзажи с витринами магазинов, окна домов и всадник, на постаменте утративший в дневное время суток свое очарование. – Бедняга долго уговаривал Карла вернуть пиджак, но ревнивец не  велся ни на угрозы, ни на уговоры в ласковом тоне. Спустился с дерева только после того, как хозяйка топнула каблучком об асфальт и назвала дурно воспитанным ребенком. Он и был похож на ребенка на высоте, в костюмчике, с бананом в кармане.
Пешая прогулка до ресторанчика заняла минут двадцать и закончилась перед невзрачным на вид зданием с потрепанной вывеской гласящей скромно – приют странника. Но насколько бы не была невзрачна вывеска, внимание привлекала, потому, как стилизована, была под старину. Открыв дверь, Ласка пропустил свою спутницу вперед, пропуская в просторное помещение стилизованную под обеденную залу замка с высокими потолками. Если задрать голову и присмотреться, то можно рассмотреть перекладины и балки поддерживающими «крышу». Огромные кованые люстры освещали все мягким светом, только вместо свечей горели лампочки, центр зала украшал немаленьких размеров действующий камин. Сейчас там лежали сухие поленья ожидающие момента растопки, а над камином, на дымоходе красовалась голова самого настоящего оленя – охотничий трофей владельца заведения, с роскошными рогами. Сей зал был рассчитан именно на семейные встречи преимущественно или деловые, об этом говорили широкие столы на десять человек и так называемая зона отдыха для любителей попить кофе. Спустя три стола наблюдался мягкий уголок в составе двух диванов, четырех кресел и журнального столика. Помимо камина зал украшали большие окна и дверь ведущая в комнату для детских игр. Небольшую, напоминающую чем-то задний двор с искусственной травой, качелями и кадками цветов из которых мелкие вредители регулярно срывали цветы мамам. Но самое интересное сейчас было скрыто на противоположной детской зоне стороне за тяжелыми занавесками. До слуха вновь пришедших доносилось только слабое птичье пение и ругань говорящих попугаев, плеск воды.
- Добро пожаловать в замок, - именно что замок, здесь всегда царствует жизнь, редко когда становится по-настоящему тихо. Сейчас вот например, три мамочки молодые пили кофе сидя на мягких диванах и следили за своими отпрысками в окно выходящее в игровую комнату. Дети же забыв о родительницах, носились по искусственной траве, играя в догонялки. - Возможно, скоро удастся посмотреть на уголок дикой природы.
Одна из причин, почему Лукас любит посещать это относительно дорогое место – ворон здесь не кажется чужеродным элементом. Вписывается в концепцию удачно, и хозяин птице циркача списывает мелкие шалости, не позволяя контачить с другими птицами, что в вольере живут. Да и то из соображений безопасности в плане здоровья последних, ворон то на улице бывает, привычен ко многому, а вот домашние птахи легко болезни подхватывают.
- Там, кажется, водоем чистят, - прислушиваясь к тому, что происходит за тяжелым занавесом, - поверьте на слово, как откроют, есть на что посмотреть.- Со стороны улицы слышалось ржание лошади, как шелестят колеса экипажа приближающегося к ним с неизменным номером – 127.  – А вот и местная любимица детворы приближается.

0

14

Нет, ну каков наглец, а? Крис ему такую страшную тайну открыла, а этот (кто именно этот история все же умалчивает из этических соображений) разразился смехом!
В пору бы обидеться, но не получалось. Была у парня та самая улыбка, которой не захочешь, а "заразишься". Прекрасное, кстати, качество.
К тому же Ансельм и сам делился своими впечатлениями от общения с животными. Конечно, сложно представить себе слона в ярости, когда знаешь об их высокой психологической организации (Крис часто почитывала статьи зоопсихологов и биоэкологов после легализации вампиров и оборотней, ища подтверждение одной своей теории относительно последних). С шимпанзе женщине и самой доводилось общаться - они частые гости в исследованиях. А вот больших кошек видела только в цирке и в зоопарке Центрального.
- ...наверное, странно такое слушать?
- Знаешь, это все скорее самое нормальное, что мне доводилось слушать, - истинная правда.
Работа у Мид была такая. Рассказами о которой впору пугать ночью у костра.
Прогулка и рассказы парня хорошо отвлекали от мыслей о работе. Как раз именно так, как это должен был сделать бег, но в этот раз что-то пошло не так. Один из её сокурсников, ныне практикующий в стезе личностного роста, сказал бы, что она так сильно кричала вселенной о помощи, что та просто не могла не услышать. Подгонять результат под нужный - хлеб подобных тренеров.
- Приматы очень хорошо перенимают повадки людей, - Крис не смогла отчётливо представить всю ситуацию, но и со слов фотографа выходило, что в тот момент забавлялись все, кроме непосредственных участников. - Особенно хозяев. Не просто так говорят, что животное со временем становится похожим на своего человека. А приматы бесподобно копируют. Не утверждаю, но допускаю с высокой долей вероятности, Карл видел подобное поведение у людей в ситуации, когда оно было встречено с одобрением.
Недолгая прогулка закончилась у здания, по виду которого сразу становилось понятно, почему туристы проходят мимо. И дело было совсем не в лошади. В Нью-Йорке прогулки в конных повозках пользуются большим спросом даже у местных, но об этом Кристина предпочла умолчать. Единственное, за что цеплялся взгляд, - вывеска. Но на общем фоне дизайн под старину скорее выглядел немного нелепо, чем, как по сути должен был, привлекательно. Мид была готова встретить за дверями заведения забегаловку с претензией, но первый же шаг внутрь опроверг все ожидания, причём в лучшую сторону.
Высокие потолки, балки и перекладины, подпирающие свод, кованые люстры, а чего только стоил камин! Во всю эту стилизацию прекрасно вписался "задний двор", откуда слышался звонкий детский смех. Место было настолько удивительным, что Крис не нашла ничего лучше, чем уточнить у спутника:
- Мы все ещё в 2011-ом? Ансельм, это место чудесно, но готова поклясться, что не встречала о нем ни одного упоминания в путеводителях, которых у меня аж пять штук!
Женщину, как магнитом, тянул к себе камин. Она подошла к нему, и тонкие пальцы пробежались по камню, желая удостовериться, что он не искусная имитация. Рука поднялась вверх, но роста доктору не хватило для прикосновения к оленю, зато расстояния было вполне достаточно, чтобы рассмотреть ворсинки меха.
- Она настоящая, - одними губами произнесла Крис, обернувшись к парню.
Чучела она видела и раньше. В музеях там, в гостях, но это были другие чучела. И ни у кого из её знакомых не было головы оленя с такими рогами. Рога, кстати, были. У кого-то даже на стене, а у отдельных счастливчиков и только на стене.
Если верить Ансельму, то, что охватывал взгляд, было далеко не полной картиной, и кое-какие сюрпризы " Приют странника" приберегал на потом. Один из них, обещанный ещё в парке, возвестил о своём прибытии ржанием, но психолог понимала, сейчас она выйдет на улицу только в случае внезапного пожара: там не было холодно, но сырость создавала ощущение промозглости, особенно когда под курткой мокрая от пота футболка. Это только в рекламе все сухие и не пахнут после пробежки, а Крис уже в парке успела остыть, но куртку бы сейчас не сняла даже под страхом смерти.
- Сначала большая и горячая чашка шоколада и какая-нибудь еда, потом остальные впечатления, идёт?
И если фотограф не глух, то он мог отчётливо услышать, что это было не предложение, а требование.

0

15

- Знаешь, это все скорее самое нормальное, что мне доводилось слушать
Лукас в этом никогда бы не признался открыто, но подобное ласкает слух подобно звонким колокольчикам или приятной умиротворяющей музыке. Детские воспоминая вообще большая редкость среди взрослых людей. Нет, это не значит, что все без исключения лгут или выдумывают сказки о своем прошлом начиная с возраста, когда начинаешь осознанно запоминать информацию и бережно хранить, просто частенько этот раздел воспоминаний искажался и злодей ставил себя на роль героя, а герой примерял маску злодея. Просто потому что так хочется приукрасить собственную местами унылую серую жизнь яркими красками, забывая при всем этом, что это-то и есть те самые яркие краски создавшие личность. Вот у его собеседницы например вырисовывался весьма привлекательный пернатый уголок в душе, пусть это грозные гуси соседствующие с благородными, проницательными лошадьми. Наверное это решает множество проблем, если живешь ребенком оседло, подумал Лукас, тут отмечая, что его собственное детство было не менее волшебное. Одно озадачивало, что же могло пошатнуть островок спокойствия души этой женщины, где самым страшным врагом был безобидный гусь? Однако спрашивать верласка подобного не стал из собственных эгоистичных соображений, ведь неровен час и его спросят про внутренних демонов, настроение же портить совершенно не хотелось.
- Приматы очень хорошо перенимают повадки людей. Особенно хозяев. Не просто так говорят, что животное со временем становится похожим на своего человека. А приматы бесподобно копируют. Не утверждаю, но допускаю с высокой долей вероятности, Карл видел подобное поведение у людей в ситуации, когда оно было встречено с одобрением.
Ласка впервые задумался, ведь именно под этим углом ребенком не рассматривал ситуацию, да и положа руку на сердце признавал, но это сейчас, по прошествую немалого времени, что сам тогда ревновал. Все мальчишки ревновали дрессировщицу к чужакам, по сути – добрая молодая женщина не имела своих детей и все свободное от работы и сна времени частенько проводила с детьми коллег. И Карл с детьми играл, очень походя в повадках на избалованного человеческого ребенка, только говорить не мог, но все понимал, так хотелось верить.
- Занятно, но возможно вы правы, - улыбаясь открыто, - наш мир что тогда, что сейчас всегда был по большей части закрыт от посторонних. Карл, слон, кошки и люди – это часть единой системы сродни живому организму и чужаков принимали с большим трудом. Хотел бы я посмотреть на ваших гусей и родственников. Наверняка это большое приключение – бегать за пернатыми задирами и видеть много лошадей.
Искомое здание встретило своих гостей гостеприимно, и похоже было по достоинству оценено новой знакомой. В принципе многие люди сюда не заглядывали по незнанию, из-за невзрачности или ожидания дешевого кафешки, и уж тем более в путеводитель не входило. Поправочка, это приличное заведение не входило в туристические путеводители, зато в сети упоминалось родителями, довольными приятным времяпрепровождением, и любителями птиц. Необычно, но именно так, это место известно местным и орнитологам. Где еще можно найти экзотических птиц в ассортименте не меньше, чем в уважающем себя зоопарке? Таких заведений единицы во всем городе.
- Мы все ещё в 2011-ом? Ансельм, это место чудесно, но готова поклясться, что не встречала о нем ни одного упоминания в путеводителях, которых у меня аж пять штук!
- Разумеется, - подтвердил верласка, весело улыбаясь, - вы просто не те путеводители смотрели. Посмотрите в сети упоминание,  про карпов кои и редких птиц для этой местности. У ребятни имеется интересное хобби даже – считать яркую живность, впрочем, взрослые поступают порой точно так же.
Поделился одним из наблюдений циркач со своей спутницей, безобидным, отчасти трогательным. Лукас мог бы добавить, что если очень попросить хозяина сего заведения, то счастливчики делают потрясающее предложение руки и сердца своим вторым половинкам. Но это надо самим видеть, как впрочем, и саму живность скрытую временно от посетителей.
- Если хотите узнать по-настоящему этот город, лучше всего обращаться к таксистам или одному из тех плутов, что проводят экскурсии дикарем.
Верласка наблюдал за своей спутницей и понимал, вот он еще один взрослый ребенок, нашедший что-то свое в этом городе. Это хорошо, приятно иметь свои укромные тихие уголки, в которых тебя всегда рады видеть. Наверное если бы сейчас разожгли огонь в камине, то женщина начала бы радостно мурлыкать. Ох, как же сейчас она походила на счастливую домашнюю кошку дорвавшуюся до заветной сметаны.
- Она настоящая, - для человека это осталось за кадром, немногочисленные присутствующие попросту не услышали, зато оборотень слышал и молчал, искренне веря, что люди имеют право на приватность. Что само по себе большая ценность во все времена.
- Сначала большая и горячая чашка шоколада и какая-нибудь еда, потом остальные впечатления, идёт?
Лукас не был глух, когда сам того хотел, и сейчас как раз тот самый случай. Оборотни вообще ушлый народ, обладают прекрасным слухом, но частенько скрывают этот факт от окружающих, а так же не обделены прочими органами чувств. Ну, а некоторый,  «домашние» особи так, и вовсе тянутся к людям и позволяют водить себя за нос. Просто потому что могут себе это позволить. Выдвинул один из стульев для своей спутницы Ансельм предложил своей спутнице сесть, как учили когда-то воспитанные родители и только потом сел сам, положив рядом с собой рюкзак.
- Идет, все равно сейчас яркие звезды вне досягаемости, потом возможно увидим, как кормят рыб. Кстати о рыбе, она здесь свежая, желаете попробовать или предпочитаете мясо?
Девушка подошедшая к ним представилась Викторией мягким, ласка сказал бы даже бархатистым голосом, спокойным, без чрезмерной сладости и лести. Оставила меню в кожаном переплете, в таких папках в исторических фильмах еще документы держали. Скромных, неприметных, но надежных, и отошла обслуживать одну из мамочек, предоставив новым посетителям самим просмотреть перечень блюд и напитков выведенных на специально состаренной бумаге. Оборотень не знал, чувствуют ли люди тонкий кофейный запах исходящий от меню, но нелюди его явно всегда ощущали и частенько довольно щурились. Особенно те, кто в офисах сидел допоздна, да что там, сам верласка делал именно это, пусть и неосознанно, незаметно. Частенько в этом запахе присутствовали нотки карамели, шоколада или лесного ореха. Сегодня чувствительные нос щекотал ненавязчивый аромат кофе с орехом.
- Вы любите сладости?

+1

16

- О, приятная неожиданность - обнаружить у парня, тайком фотографируют его чужих людей и детей, наличие манер, - отодвинуть стул для дамы - это старомодно, и будь на месте доктора любая другая женщина, с нынешними понятиями о феминизме, для Ансельма жест мог закончиться не безобидным подтруниванием, а едва ли не обвинением в сексизме или даже домогательствах.
Крис тоже являлась феминисткой, но не новомодной, от которых в пору начать защищать мужчин, а чтущей идеалы прародительниц этого движения. Ну, и выгодность "слабого" пола ценила тоже.
Мясо или рыбу? Каждый, кто занимается спортом знает, что после тренировки было бы неплохо закинуться натуральным белком. И рыба более предпочтительный вариант, хотя бы из-за содержания только ей присущих жирных кислот.
Кристина задумалась. Основное блюдо требовало от нее соблюдать приличия, и куртка в них не входила. Десерт отменит все километры, которые она сегодня намотала, пусть бы он и был белковым. Сахар - убийца пользы. Зато сладкое в плане традиции употребления более демократичен.
И все же...
- Какую рыбу ты посоветуешь? - в незнакомом заведении совет от завсегдатая - лучший совет. - Но учти, она должна быть божественной. Другого откупа за нарушение этикета моя совесть не примет, а куртку я не сниму.
"Маму бы инфаркт хватил", - воспитание боролось с потребностью в еде до последнего, не сказать, что активно, скорее чисто для вида.
Меню в кожаной папке женщина все же просмотрела. Она решила для себя, что ещё вернётся в это заведение, и приглядывала теперь, какое блюдо попробует в следующий раз.
- Сладкое? Есть такой грех. Ты как раз застал меня за расплатой.
И на две третьих это было чистой правдой. Когда-то Мид считала глупым ограничения на сладкое со стороны матери. Потом медицинское образование кое-что подправило в восприятии. Хотя бы то, что если есть предпосылки к лишними весу в семейном анамнезе, следует уделять больше времени фигуре и здоровому образу жизни.
- Кстати, - из кармана выудился телефон с надкусанным яблочком на панельке, Крис щёлкнула по иконке карт, дождалась загрузки с местоположением и повернула экраном к фотографу. - Это правильная точка? Хочу вбить в свои карты адрес, чтобы не потерялся.
И не то, чтобы она не доверяла технологиям, но потом, добравшись до офиса, доктор собиралась перенести данные на бумажный носитель - в ежедневник.
В конце концов, телефоны ломаются, теряются, у них садится батарея, а так всегда есть подстраховка.

+1

17

- О, приятная неожиданность, - обнаружить у парня, тайком фотографируют его чужих людей и детей, наличие манер.
- Ваши слова стали бы одновременно сладким медом и ядом для моей мамы, - сказал Лукас, а во взгляде, при воспоминание самой главной женщины в его жизни, потеплело. – Хорошо, что она их не слышит сейчас.
От внимания оборотня как-то само собой ускользнуло, что возможно поступил как-то не так, не правильно или оскорбительно, хотя подтрунивание над собой все же уловил. Тонкое, в принципе безобидное, видать до скончания веков так и сумеет понять, что же скрывается в женских мыслях, да желаниях. Одно осознавал точно, пока этот туман относительно чужих помыслов безобиден, день протекает более чем удачно. Девушка со победоносным именем – Виктория юркой птичкой упорхнула с подносом в руках на кухню выполнять заказ мамочки, что наслаждалась минутами спокойствия в сопровождение своих не менее счастливых подружек. Сам ласка не видел, как открывалась заветная дверь, зато почувствовал, как тончайший запах свежей выпечки, фруктов, мяса и трав распространился в воздухе. Странно, и пожалуй печально, что присутствующие здесь люди не могли насладиться столь прекрасными ароматами ненавязчиво прилипающими ко всему, до чего только могли добраться. А потом вдруг во всю эту вкусовую симфонию ворвался манящий запах шоколада и горьковатого кофе, даже в плане запаха – это вернулась официантка с кухни с подносом. На котором красовалась прекраснейшая для сладкоежек картина – большой кусок шоколадного торта с лесными орехами и небольшая кофейная чашечка. Кто-то из детворы увидев в стекло этот кусок торта замер, заворожено смотря на сладость, а потом звонким озорным вихрем понесся играть с друзьями. А за шторами, что скрывали уголок природы, послышалось пение птиц, звонкий смех детворы и отчетливый плеск воды. Лукас не видел что там происходит, но понял лишь одно, рыба в искусственном водоеме решила перейти из режима тишины в активную деятельную фазу, а именно плескаться.
- Какую рыбу ты посоветуешь? Но учти, она должна быть божественной. Другого откупа за нарушение этикета моя совесть не примет, а куртку я не сниму.
- Свежевыловленную, - ответил, не задумываясь Лукас, - здесь хорошо готовят рыбу ценных пород, - прислушиваясь к плеску в водоеме скрытом от глаз, - так же неплоха форель. Ее еще можно в аквариуме выбирать, хозяин каждый день заказывает с пару десятков красавиц. А вот что еще плавает надо спросить у нашей официантки. Пару недель назад в живых был осетр и стерлядь. Если не было банкетов, возможно еще плавают. – Тихо безобидно смеясь на тему этикета, ласка заинтересованно смотрел на свою собеседницу, - как же теперь принято проявлять внимание к понравившимся женщинам? Вы ведь хоть и суровы, но красивы.
Циркачу без разницы снимет женщина куртку или нет, потому как это только обертка, основное уже понял для себя. Эта женщина красива как внешне, так и по запаху, ну а одежда всего лишь приложение к данному природой, приложение, на которое обращать внимание стоит во вторую очередь.
- Сладкое? Есть такой грех. Ты как раз застал меня за расплатой.
- Тогда позвольте немного побыть вашим демоном сладкоежек и соблазнить хотя бы на одно пирожное.
Заранее зная, что закажет, сегодня гастрономические пристрастия тянулись к тому, что некогда бегало, прыгало и бодалось с азартом, а именно – телятине с кровь и фруктам с шоколадом.
- Кстати, - из кармана спутницы был извлечен телефон, затем ожил экран и появилась карта. - Это правильная точка? Хочу вбить в свои карты адрес, чтобы не потерялся.
- Верно, - подтвердил ласка, карта не лгала. К их столику подошла Виктория и приветливо улыбаясь поставила на столешницу застеленную скатертью плетенную корзиночку с еще теплыми маленькими румяными булочками.
- Комплимент от заведения, - пояснила девушка, - сегодня вас порадует фруктовое настроение. Вы уже готовы сделать заказ, - спросив после.
Комплимент пах и выглядел восхитительно, у мамочек на столике стояла такая же корзинка, только уже разоренная теми, кому ее принесли ранее.

0

18

Мальчишка посмеивался над ее поисками компромисса между голодом и приличиями! А ведь Крис ему годилась... Не в матери, конечно, но либо в сильно старшие сестры, либо в очень младшие тётушки.
- Как же теперь принято проявлять внимание к понравившимся женщинам? Вы ведь хоть и суровы, но красивы.
Плюс на минус - комплимент достиг цели и подавил лёгкое возмущение, которое, в прочем, никак не отразилось ни на лице, ни в жестах доктора.
- В обществе все ещё принято быть представленным, для начала, и только потом проявлять внимание, - для женщины было удивительным, что об этом вообще приходится говорить, ведь некоторые правила настоящие динозавры в мире элементарного этикета.
С другой стороны, все это было разговором ради разговора, заполнением паузы в ожидании официанта и продолжением знакомства путем поиска безопасных точек соприкосновения.
Упоминание о демоне сладкоежек отозвалось в Кристине тихой и немного грустной улыбкой. Один такой демон у нее уже был.
- Но только одно, - согласилась она на пирожное.
После подтверждения от Ансельма, доктор закрыла карты, но телефон убирать не стала, оставив его лежать на столе. Психолог ждала смс с информацией или даже электронного письма, а потому ее взгляд нет-нет да и возвращался к устройству связи, будто это могло поторопить нужного ей абонента в далёком Нью-Йорке.
- Комплимент от заведения, - пояснила официантка, поставив на столик корзинку с ароматными булочками, - сегодня вас порадует фруктовое настроение. Вы уже готовы сделать заказ?
Кристина была готова... переложить ответственность на парня, приведшего ее сюда.
- Да, - Виктории и уже фотографу: - я доверяю тебе выбор, - она смотрела в упор на спутника, и в глазах светился лёгкий вызов.
"Слабо меня удивить?" - говорил этот взгляд.
Ансельму удалось сделать это несколько раз за сегодня, но еда - это, наверное, самое сложная из всех задач.
Дождавшись, пока обслуживающая их девушка отойдет, доктор задала свой вопрос:
- Ты где-то учишься? - лёгкий кивок в сторону камеры. - Такой талант стыдно зарывать в землю, а с должным образованием он засверкает, как ограненный бриллиант.
Она старалась не смотреть на корзинку со свежей выпечкой, пыталась ее игнорировать, что было очень сложно, ведь они пахли так, как может пахнуть только выпечка только из духовки.
- Ты упоминал, что работаешь. Думаю, тебе легко бы выдали образовательный кредит, если проблема только в оплате.
Телефон дважды прожужжал и начал активно привлекать к себе внимание миганием диода, играющего в иное время роль вспышки. Крис открыла сообщение и нахмурилась.
- Извини, я быстро, - вставая из-за стола и отходя к камину, она уже набирала номер и подносила телефон к уху, дожидаясь ответа абонента. Брови ее все ещё хмуро изгибались, будто бы она была возмущена или сердилась.
- Мид. Если ты не пришлешь мне результаты анализов, я позвоню адвокату защиты и поделюсь своими выводами и подозрениями с ним.
Крис не дала собеседнику и слова вставить, четко и твердо обозначив требования и позицию по делу, а после просто дав отбой. Она говорила тихо, стараясь не привлекать внимание к себе со стороны посетителей ресторанчика, но не сомневалась, что абонент в Нью-Йорке уловил весь смысл ее угрозы.
- Ещё раз извиняюсь, работа, - доктор вернулась к столу, будто бы не хмурилась и не имела неприятного разговора. - На чем мы остановились?

0

19

- В обществе все ещё принято быть представленным, для начала, и только потом проявлять внимание.
- Исправлюсь, -  состроив виновато шутливый вид, - меня зовут Лукас, впрочем, можно обращаться так же Ласка, оба варианта приемлемы. А вас как зовут?
Оборотень-ласка снова знакомился со своей спутницей, как подобает в приличном обществе, фактически перечеркивая весь негатив от первой встречи. Осознанно признавая долю своей вины без малейшего сожаления. Надеясь, что  тоже назовет свое настоящее имя, а не скроется за вымышленным на один раз, как частенько делают девушки. В стремление защититься и отделаться от уличных назойливых приставал к коим себя не причислял.
- Но только одно, - соглашалась спутница Лукаса, позволяя чувствовать на самом деле демоном искусителем, из этакого уголка ада, где атмосфера больше напоминает рай для сладкоежек. Только выбирай, любое лакомство достанут.
- Вам нравится шоколад, выпечка, а может фруктовые салаты для любителей здоровой пищи?
Спрашивал, а сам смотрел  на женщину, да почему считал, что эта красавица наверняка предпочитает вести здоровый образ жизни, и чудеса созданные руками кондитеров видит исключительно по праздникам. Хотя… возможно стоило ей себя баловать почаще, например, раз в месяц, этакий волшебный особенный день поощрения самой себя любимой. Может тогда телефон стал бы менее важным спутником по жизни. С извечными нервотрепками, почему-то Лукас считал с некоторых пор мобильники чем-то на подобие злостных ошейников. Созданных специально, чтобы у их владельцев портилось хорошее настроение в самый неподходящий момент.
- Да, - обращаясь к официантке, но продолжая женщина переводила внимание на Лукаса, - я доверяю тебе выбор.
- С удовольствием, - быстро просмотрев рыбное меню, спрашивая можно ли посмотреть какая рыба плавает в аквариуме. Девушка предусмотрительно предупредила, что этот заказ придется ждать немного дольше, но так ли важны лишние минут десять, если само блюдо будет иметь приятный вкус? Нет. К тому же неприлично заказывать что-то замороженное для своей спутницы, не тому его учили с детства, чтобы экономить на людях разделяющих трапезу. – Выберу для вас самую свежую рыбу.
Это обещание, заверение, называйте как хотите, но верласка действительно сделает так, как сказал. Сказав, что подойдет к девушке через пару минут, официантка Виктория отошла от их столика.
- Ты где-то учишься? Такой талант стыдно зарывать в землю, а с должным образованием он засверкает, как ограненный бриллиант.
Спутница смотрела на камеру, а оборотень ласка понимал, что этот путь закрыт для него если не навсегда, то лет на десять точно. Общество все еще с недоверием относится к таким как он, особенно не скрывающим, что заражены «ужасной» болезнью.
- Увы, этот путь для меня закрыт, как впрочем и возможность обучения напрямую. В наше время еще слишком настороженно относятся к ликантропам, а я еще и не скрываю кем стал, - посмотрев на мамочек и их детишек с сожалением, сменившемся легкой тревогой. – Была бы их воля, наверное давно бы уже наняли охотника, но нельзя. В этом городе подобное считается преступлением, а в других городах может прокатить. - Голос звучал тише, но в тоже время циркач и не думал стыдиться, кем стал. – Помните, говорил про прессу? Эти добрые люди до сих пор иногда показывают мое первое полнолуние, когда где-то нашкодят ликантропы. – Помолчав с минуту, - нас таких счастливчиков десяток, насколько знаю.  Возможно, через годы к этому проще будут относиться.
- Ты упоминал, что работаешь. Думаю, тебе легко бы выдали образовательный кредит, если проблема только в оплате.
- За неимением возможности учиться, сам стал выдавать такие кредиты, - улыбаясь, ловя мимолетные взгляды женщины на корзиночку с манящим ароматом, - сейчас помогаю с выплатами будущему врачу и полицейскому. Забавные парни, верят, что смогут изменить мир и в равные права. Ммм… если будут успевать в учебе, а не филонить, с них ничего брать не буду.
Вообще-то, Лукас изначально знал, что с конкретно этих двоих студентов денег брать не будет, все таки врачи и полицейские много не зарабатывают. Возможно, выйдет из оболтусов толк не брезгливый к ликантопам и вампирам. Телефон собеседницы подал признаки жизни и женщина отвлеклась на него. Воспользовавшись этим, Лукас сходил официанткой в комнатку с большим аквариумом и выбрал парочку радужных призывно юрко плавающих форелей. Девушка запомнив каким-то образом какую именно рыбу надо выловить из десятка, сказала, что заказ будет  через тридцать минут с овощами на пару. Правда циркач попросил, чтобы одну порцию упаковали на вынос, а ему приготовили говядину с кровью. Возвращаясь назад к столику, Лукаса перехватил один из карапузов с радостными воплями Аска! Малой забыл прибавить букву Л, но адресат и так понял к кому обращаются. Мамочка не возражала против того, чтобы ребенок подходил к ликантропу, даже довольна была, что ее чадо снова увидело лично обитателя Цирка Проклятых. Все таки маленькие фанаты цирка самые преданные и бесстрашные в своих действиях. Поймав и подбросив пару раз к потолку ребенка, радостно смеющегося, Лукас вернул малыша его матери, пригласив заглядывать на представление. И пообещав ребенку показать свою большую черную птицу с конфетами.
Родительница ушла домой, а оборотень вернулся за столик.
- Ещё раз извиняюсь, работа. На чем мы остановились?
- На работе и учебе, - весело, - вы тоже только что с частью моей встретились. – Затем с нескрываемой гордостью и нежностью, - эти крохи самые искренние поклонники.

0

20

- Так значит, Лукас? - доктор прекрасно помнила имя, которым парень назвался в первый раз.
К слову, набор вариантов неизменность только в одном - фотограф дважды назвался Лаской.
- Доктор Кристина Ричардс-Мид, - представилась женщина в ответ.
Официальное и формальное - так принято в обществе. Особенно, если не держишь камня за пазухой. Крис его не держала. Ей понравилось, как парень уверенно решил накормить ее рыбой из аквариума, хотя у нее у самой на это никогда бы не хватило духу.
Это странно, да, но Ричардс не полез бы кусок в горло, если бы она "познакомилась" со своим обедом.
В ее семье до сих пор ходит байка про то, как оказавшись впервые на ранчо своего деда, маленькая Кристина бойко перезнакомились почти с каждым живым существом из обитателей птичника и скотного двора. А потом билась в истерике, когда через пару недель за ужином дед назвал замеченного поросёнка одним из тех имён. До конца пребывания внучки в гостях, пришлось покупать мясное в городе, ибо там циплята-поросята-коровки были безымянными, да и Кристина видела, что на скотном дворе живности меньше не становится. Двойные стандарты? Нет, просто дитя асфальта и бетона воспринимало животных на ранчо как домашних питомцев, а кто же станет есть любимую кошечку или собачку?
Возможно, та детская травма сыграла свою роль, и поэтому Кристина не могла есть то, что бегало или плавало вот только что на ее глазах.
Уже заканчивая разговор по телефону, доктор видела, как к Лукас подбежал какой-то ребенок. Малыш был явно рад этой встрече и даже позвал парня по псевдониму, правда потерял одну букву. Ричардс в "фоновом режиме" попыталась определить возраст карапуза, чтобы успокоить внутреннего доктора на предмет есть ли отклонения и не стоит ли порекомендовать его маме специалиста.
- Лукас, о моей работе ты знаешь куда больше, чем я о твоей. И раз это не связано с фото, ты, если я правильно понимаю, раз в месяц становишься пушистым, и совсем не стесняешься этого, раз вывалил подобное откровение на первую встречную, но при этом у тебя есть свои фанаты, то кем ты работаешь?
Вполне закономерный вопрос. Ласка упоминал о большом заработке и подтвердил это, сказав, что выдает из собственного кармана кредиты. Крис не знала, сколько стоит обучение для полицейского, но суммы по медицинскому образованию всегда были запредельными.
- Кстати, именно эти крохи и способны изменить мир, если их самих не изменят, - доктор глянула в сторону игровой комнаты. - Сейчас они открыты для всего на свете, для них нет деления на расы или уровень дохода. Все равны в песочнице.

0

21

- Лукас, о моей работе ты знаешь куда больше, чем я о твоей. И раз это не связано с фото, ты, если я правильно понимаю, раз в месяц становишься пушистым, и совсем не стесняешься этого, раз вывалил подобное откровение на первую встречную, но при этом у тебя есть свои фанаты, то кем ты работаешь?
- Так вы не из тех людей, что запоминают фейки показанные в новостных каннах?
Приятно удивился цирковой артист радостно принимая благостную весть, что про его подвиг начинают наконец то забывать.  Значит имеется еще шанс общаться со своей семьей и старыми знакомыми без возможных последствий. Пожалуй, этот суровый ангел в спортивном костюме является приятным знакомством.
- Стеснение приказало долго жить после того, как взошла моя первая луна, - абсолютно серьезно ответил ликантроп ласка, - и бывшее окружение отвернулось, как от прокаженного.
Головой то ликантроп понимал, что в самом начале действительно был опасен для окружающих, мог по незнанию кого-нибудь покалечить, но все же где-то глубоко сидела жгучая обида. И вера, что однажды страх перед родным и единственным сыном у родителей пройдет раз и навсегда. Сейчас то безопасен для людей даже в мохнатом виде, всего-то и надо – не провоцировать на агрессию, как любого другого человека.
- Сейчас в Цирке Проклятых, - мягко улыбаясь, прислушиваясь расслабленно к окружающим посторонним звукам. Журчанию, плеску невидимой глазу воды, пению разыгравшихся птиц, так же скрытых тканью. Ненавязчивой музыки, чужому сердцебиению, спокойному, здоровому.
- Ранее же выступал в гастролирующей труппе цирка Дю-Солей, - где собственно говоря,  и случился недочет с охраной артистов, реквизита. Человеческий фактор, не более того, и вера в лучшее, конечно же. - Доктор Мид, можно вас попросить об одолжение? Никому не рассказывайте в прессе про моих оболтусов на попечение. Не хотелось бы, чтобы их возможные работодатели узнали про близкое знакомство с оборотнем. – Нет, Лукас не боялся, не стеснялся людей, которым оказывал безвозмездную помощь. Всего лишь зная, насколько лжива, завистлива и опасна человеческая природа, стремился защитить от возможно опасности в будущем. – Если захотят, сами расскажут обо мне кому по-настоящему верят.
Время за беседой летело неуловимо, и вот на их стле появилась посуда, натертая до блеска и столовые приборы скрытые белоснежными салфетками. Мамочки с детьми ушли, а их место заняла шумная компания студентов. Жизнерадостных, обсуждающих какой-то новый фильм скачанный в сети.
- Кстати, именно эти крохи и способны изменить мир, если их самих не изменят. Сейчас они открыты для всего на свете, для них нет деления на расы или уровень дохода. Все равны в песочнице.
- Многие взрослые вырастая из песочниц, навсегда остаются детьми. Хотя мы с вами наверное знаем про это немало, - ткань зашуршала, разъехалась, работники заведения открывали экспозицию с дикой живой природы. Звук журчащей воды усилился, пение и болтовня попугаев усилилась. Две девушки отбившись от своих друзей тут же пошли считать рыб кои, чьи спинки и бока то и дело выныривали из водной глади. Птицы привыкшие уже к гостям продолжали вести свое общение, лишь один большой ярко красный попугай решил поплескаться с рыбами на самом краю искусственного водоема. Это был представлен какой-то горной местности уголок.

0

22

Сказать, что от услышанного откровения о реакции близких на заражение Лукаса, Кристине стало грустно, означало не сказать ничего. Ее всегда расстраивали подобные истории. И злили тоже.
Ликантропия - это всего лишь болезнь. Недуг, который некоторые хотят излечить, но не могут. Больным раком оказывается вся доступная помощь, рядом с ними родственники и любимые люди. ВИЧ-инфицированные получают работу и заводят семьи не скрывая своего статуса, и никто их не упрекнет в наличии болезни. Хотя многие, не все, заразились по собственной вине.
С оборотнями в 99% случаев дела обстоят с точностью наоборот. Никто изначально не хотел заболеть, никто не был осведомлен о рисках. Штамм - это почти всегда травмирующая, опасная ситуация для жизни. Зараженным нужна помощь и поддержка самых близких, а, как сказал Ансельм, от них отворачиваются как от прокаженных, не понимая, что общество нужно им как никогда ранее. Именно изоляция от социума делает оборотней опасными - таково мнение Кристины.
- Мне жаль, что тебе пришлось через такое пройти, ведь в этом не было твоей вины, - только и смогла она проговорить тихо.
В подобной ситуации любые слова казались лишь формальными, как бы искренними они не были. Перед доктором сидел почти ребенок, мальчишка, от которого отказались родные, которому пришлось слишком быстро повзрослеть, чтобы просто выжить в этом мире.
- Но знаешь зато кого я вижу перед собой? Сильного молодого мужчину, который принимает на себя ответственность за свою жизнь и жизнь других людей, готового протянуть руку помощи даже тому, кто ему угрожал и нахамил. Я вижу того, кто сможет написать историю своей жизни так, что его будут ставить в пример. Если он, конечно, сам все не испортит.
Иногда трудности делают сильнее, даря билет в жизнь и закаляя характер. Кристине хотелось верить, что Лукас - пример именно такой истории. Впрочем, так же она предпочитала думать и о себе.
- И естественно, я никому не скажу от твоей благотворительности, но только если ты перестанешь называть меня доктор Мид. Пожалуйста, просто Кристина, хорошо?
Ричардс ненадолго замолчала, позволяя официанту накрыть стол. Краем глаза она отметила, как покинули ресторан мамы, перед выходом вытерев начисто испачканные в сладком личики малышей. Ее сердце от этой картины кольнуло завистью - у этих женщин было то, чего не хватало ей.
Потом пришли студенты и наполнили своим шумом все пространство ресторанной зоны. Поэтому Кристина скорее додумала, чем услышала, звуки из живого уголка, когда сотрудники отодвинули гардину, за которой тот скрывался.
- Быть ребенком, Лукас, - смотреть на мир открыто и непредвзято. И это хорошее качество для любого взрослого. Быть инфантильным - означает создавать проблемы и быть проблемой. Что уже по определению плохо. Так какой ты?

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [01.04.11] Украденное мгновение чужой жизни