https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [28.03.11] Рассветные отголоски прошлого


[28.03.11] Рассветные отголоски прошлого

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: Раннее утро
Места: Городской парк
Герои: Carter Rubens, Christine Richards-Mead
Сценарий: Для каждого утро начинается и проходит по-разному. Кто-то бежит, кто-т спит, а некоторые стараются ухватить ускользающий рассвет и запечатлеть эту, ещё не тронутую, тишину.

0

2

По утрам люди извечно куда-то спешат. На работу, учебу, даже в детский сад так важно не опоздать, пусть маленькие человечки и воспринимают это иначе. Хотя есть и те, кто балагурил или же работал всю ночь и лишь утром смог, наконец, сомкнуть глаза, проваливаясь в мягкие объятья сновидений. Вот только Картера не волновали ни те, ни другие. Мужчина ещё не до конца отошёл после столь внезапного разрыва, но уже наслаждался тем, чему научила его природа Канадской глубинки - свободой! Настоящей свободой, когда ты ни к кому не привязан, не должен подстраиваться под чьё-то расписание или же настроение. Когда можно вернуться к старым привычкам,пускай кто-то называл их вредными, но лишь для тебя одного они столь родные и привычные. Настолько твои, что ни кто не в паве их отнимать. Рубенс наслаждался ими, возвращающимися привычками. Возможностью не спать всю ночь, раскидывать по дому краски с кистями, перепачканные рубашки на спинках стульев, а главное, возможно снова вставать затемно, при этом некого не будя и после не оправдываясь.
  В это утро художник так и поступил. Поднявшись по будильнику, ещё до рассвета, он подхватил заранее собранную сумку и отправился в городской парк, на уже примеченное ранее местечко. Некоторые косо смотрели на мужчину в одной белой рубашке и подтяжках, ёжась и запахиваясь в полы своей одежды, явно мечтая о возвращении под тёплое одеялко, но Картера это не смущало, как и утренняя прохлада. Городские привыкли к теплу и комфорту, к нежности перин, но те, кто вырос в небольших городках, с раннего детства привыкнув трудиться не покладая рук на свежем воздухе в любую погоду, могли себе позволить дразнить этих неженок своим видом. Хотя, при этом совершенно не задумываясь, что кто-то мог решить именно так.
  Рубенс устроил с необходимым на лавку, а рядом расставил мольберт. Уже местами выщербленный и потёртый, деревянный соратник служил ему уже больше десятка лет, повидав бури, штормы, метели, скалы и, даже, пески. После появился холст и простой карандаш. Лёгкие, почти невесомые движения грифеля по холсту, после которых остаётся лишь едва заметный след. Взгляд, скользящий по кронам деревьев, мощёным дорожкам, светлеющему небу. Он не знал каким будет этот рассвет, ведь сколько бы раз солнце не вставало над горизонтом, оно всегда выглядело иначе. Обычные люди замечают разницу лишь при смене времён года или полушарий, не то что внимательный взгляд художника. Небо совсем просветлело, переливаясь нежными, едва различимыми оттенками розового, которые с каждым мгновением становились всё насыщеннее, перетекали из одного в другой, палитра сменялась на глазах. И глаза Картера неотрывно наблюдали за этим зрелищем, улавливая каждую мелочь, движение облаков, направление ветра, первые солнечные лучи, что стремились просочиться сквозь плотные кроны могучих деревьев. Со стороны можно было подумать, что художник под чем-то. Сидит здоровый мужик с застывшей полуулыбкой и пялится куда-то в одну точку, при этом не смея шелохнуться, словно он боится спугнуть столь привычное явление, как восход солнца, подумаешь, фигня какая.
  Диск самой яркой звезды уже поднялся над горизонтом, когда Картер открыл краски. В памяти ясно отпечаталось сие зрелище, столь же ясно он видел будущую картину, как улыбающееся лицо матери в воскресное утро. И теперь самым важным было перенести этот восход из своих мыслей на холст, навсегда запечатлеть лишь один краткий миг пробуждения природы, ощущения безграничной свободы и робкой тишины, которую не позволяли себе нарушить даже самые звонкие пташки. Не столь большие кисти немного неуместно смотрелись в широкой ладони мужчины, хотя движения были на удивления плавными и, даже, грациозными. Ни одного лишнего мазка, даже если он случайно прошёлся по руке, не задевая предупредительно закатанную до локтя рубашку. Мужчина рисовал не умом, стараясь чётко расписать каждое движение, а эмоциями, что отпечатались в памяти вместе с рассветом и теперь изливались на холст, становясь основой будущей картины. Вот только в такие моменты Рубенс был слишком поглощён искусством, чтобы просто обращать внимание на спешащих куда-то прохожих, если же они сами не захотят обратить на себя внимание.

+1

3

Каждый раз покидая свой дом, Кристина будто бы слышала, что тот по-старчески вздыхает. Нет, рассказывать об этом женщина бы никому не стала, да и говорить со стенами при свидетелях тоже, но к своему новому жилью психолог относилась как к пациенту. Взрослому и крайне незговорчивому, ворчливому и вредному "старику" Кристина прописала обследование всех коммуникаций, новые обои, трансплантацию окон и дверей, а ещё реконструкцию крыши и камина. И это если не считать внешней косметики и садовых работ.
План лечения женщина обдумала, пока бежала в утренних сумерках. Те, в отличие от вечерних собратьев, сбивались в бесформенные комки и спешили запрятаться под откосы крыш, машины и кусты, прячась от разливающегося по горизонту рассвета. Кристина отправилась на пробежку затемно, а вернулась когда солнце уже золотило тонкую линию в далеке.
Она бы обязательно полюбовалась восходом, но, во-первых, надо было смыть с себя всю соль, а во-вторых, утром должны были доставить мебель для офиса.
Быть готовой к выходу меньше чем за час? Доктор била все свои рекорды. Меньше всего ей хотелось попасть в пробку. И если в Нью-Йорке она знала расписание заторов на дорогах чуть ли не лучше таксистов, то к Сент-Луису только начинала привыкать - ритм жизни разительно отличался.
В итоге, больше часа свободного времени в офисе надо было куда-то деть. А куда, если даже стула нет?
Кристина по-плотнее запахнула вязаный тренч, и вышла на улицу. Кофейня, так приглянувшаяся ей пару дней назад, была ещё закрыта. Вывеска гласила, что заведение откроется только через полчаса. Зато чуть дальше по улице был припаркован один из этих фургонов мобильных закусочных.
Большой стакан с ароматными кофе, пара сдоб с джемом и совет, где лучше всего это съесть на сдачу - разве это не то, что требуется для хорошего начала дня?
Парк и место женщина нашла быстро. Это была не самая проходимая дорожка, и полукруглые площадки с лавочками по ее бокам вполне подходили для уединенного завтрака, если бы не одно "но". Нет, два: лавочек была всего пара, а стояли они друг напротив друга, и одна из них уже была занята. Занята художником, настолько увлеченным своим делом, что казалось мир вокруг для него не существовал.
Крис замерла в нерешительности. Можно было занять свободную лавочку, но не испортит ли она тогда тот пейзаж, что возможно сейчас рождается на холсте? А можно было пойти и поискать другое место.
"Лучше сначала спрошу", - решила она и подошла к художнику.
Ей пришлось немного постоять рядом, выжидая момент, когда кисть окажется достаточно далеко от холста, чтобы не испортить будущую картину своим вопросом. Мало ли её не заметили? Такое случается в порыве вдохновения у творческих личностей. К тому же это дало ей время рассмотреть и самого художника. Она его точно знала.
- Извините, что отвлекаю, - приговорила Кристина, поймав, по её мнению, момент. - Я Вам не помешаю, если сяду на ту лавку? И Вы ведь Рубенс? Мы знакомились на вашей выставке в Нью-Йорке. К сожалению, не помню имени, но помню свой восторг от одной из ваших картин. У меня её увели прямо из-под носа. Я - Кристина Ричардс-Мид, - она улыбнулась и протянула руку, не подумав.
Это было самое неловкое знакомство за последнее десятилетие. Если бы за такое давали награду, доктор бы её получила.

+1

4

Увлечённый рисованием мужчина совершенно не заметил остановившуюся рядом девушку, хотя, скорее всего он не заметил бы её даже если бы доктор решила влезть в нему на плечи, дабы дальше вдеть. Просто удобнее для себя отодвинул бы свисающие ноги и продолжил. Ещё с детства рисование при излишне любопытных и не всегда дружелюбных к этому занятию соседях научило не обращать внимание на сторонние раздражители, позволяя в полной мере отдаться процессу создания очередного пейзажа. Картинка из головы плавно перетекала, всё более чётко вырисовываясь на холсте, обретая очертания, формы, тени. Картер на мгновение задумался, отводя руку с кистью подальше от холста, как вдруг в его нарисованный мир ворвался кто-то посторонний. Приятный женский голос на мгновение смутил, зачастую люди в этом стране о таком не извинялись, они сразу любили задавать глупые вопросы. Но мужчина выдохнул, чуть качнув головой и стараясь уловить все слова внезапной гостьи, хотя парк был местом общественным и тут к нему мог подойти кто угодно. Правда, в такие моменты мужчина забывал про эти прозаичные истины. Объективная реальность отделялась и пряталась в дальний угол, чтобы не мешала.
  Рубенс мягко улыбнулся, поднимая глаза на девушку. Смысл её слов уже дошёл до нужной части мозга, миновав застывшую картину рассвета. Взгляд заскользил по правильным чертам, скользнул по одежде, вот только, к сожалению, ни за что не зацепился. Художник не помнил её, точнее, где-то подсознательно подозревал, что видел несколько раз, вот только Нью-Йорк слишком большой и шумный город, чтобы суметь упомнить всех. Иногда он даже забывал лица учредителей выставок, чего уж тут говорить. Правда художник решил не посвящать незнакомку во все эти таинства собственной памяти.
- Да, вы совершенно правы, я Картер Рубенс. Простите, но я не запомнил вашего лица. А по поводу картины, не переживай, у меня их ещё много! - он задорно усмехнулся глянув на завтрак в руках девушки, тут в голове зародилась мысль, на которую моментально отреагировал желудок, - можете и эту лавку сесть, если хотите. Пожалуй мне стоит сделать перерыв на чай. Отложив кисть мужчина с лёгкостью перенёс сумку на дорожку, при этом по привычке смахнув невидимый песок с того места, где та стояла всего минуту назад. Ведь Девушкам не пристало сидеть на грязных лавках, даже если они в обычно не пачкающихся джинсах.
  - Присаживайтесь, - приветливо улыбаясь художник широким движением пригласил Кристину присоединиться к её же завтраку или перекусу, не столь важно это сейчас было, из сумки появились термос и пакет с мясом, - хотите оленины? Чай предлагать не буду, вы и так уже со своим напитком. Устроившись поудобнее, а так же, наконец, заметив несколько пятен и мазков краски на руках и рукавах рубашки, Картер обречённо выдохнул, мысленно прикидывая, что может лишь к старости он перестанет пачкать красками собственную одежду вместо холста. В крышко-чашку термоса полился ароматный травяной чай, от которого сразу начал виться едва заметный сизый дымок. Не дожидаясь ответа от Кристины, угоститься ли она вялеными вкусностями, мужчина распечатал пакетик, сразу после принимаясь за горячий чай.
  - Кристина, а что привело Вас в Сент-Луис? Устали от шумного города или же работа заставляет изучать уголки страны? Просто обычно все рвутся в крупные центры, крича о возможностях и славе.

0

5

Не узнавать тех, с кем мимолетно знакомы - нормально.
Кристина это понимала, знала и не могла бы сама похвастаться обратным, если, конечно, сам человек не произвел на нее впечатление. А художник произвел. Очень даже.
В светском обществе принято посещать "модные" выставки. Все больше не из-за картин. Знаете же как это бывает, хотите завести полезные знакомства, заручиться чей-то поддержкой или даже решить вопрос - отправляйтесь на вечер, о котором критики заранее поют дифирамбы.
О Картере Рубенсе говорить начали сильно заранее. К моменту открытия выставки о нем уже знал и говорил весь Нью-Йорк. И если обычно это не означало ничего кроме хорошего спонсора, то этот художник стал для доктора приятной ошибкой в суждениях. Талант действительно поражал, но при этом сам мужчина был очень прост и легок в общении.
И это, не смотря на популярность, все еще оставалось так. Нет, конечно любую женщину уколет, что ее не узнали, но обходительность и простота подкупали, сглаживали неприятное.
- Действительно, я со своим, - доктор села на скамью и сделала глоток кофе. - Ммммм, скажу по секрету, я собираюсь запомнить это авто-кафе - кофе у них восхитительный. - она поставила стакан на сидение рядом с собой и раскрыла бумажный пакет с выпечкой.
Из него умопомрачительно, для Кристины, пахнуло теплым ароматом корицы и яблок. Мясо выглядело заманчиво, но сдоба буквально завладела женщиной, еще лежа под запотевшим стеклом витрины.
- Оленина выглядит аппетитно, но для моего раннего завтрака тяжеловата, - тонкая рука нырнула в пакет и достала румяную булочку. - Хотите одну? Я пожадничала, каюсь, две мне просто не съесть, а остынув, они потеряют половину вкуса.
- Кристина, а что привело Вас в Сент-Луис? Устали от шумного города или же работа заставляет изучать уголки страны? Просто обычно все рвутся в крупные центры, крича о возможностях и славе.
"Если б я сама знала", - невольно с губ женщины сорвался вздох. Он не был признаком досады или каким-то тяжелым.
- Может, я просто устала от больших городов, а к совершенному уединению еще не готова? - Крис пожала плечами и обратила свой взор от стаканчика с кофе, который рассматривала, подбирая ответ, на художника. - А что привело вас?Природа?

+1

6

Утро было погожим и тихим, мужчина только надеялся на подобное, а то дожди последних дней нагоняли лёгкую смуту в мысли и ещё столь свежие воспоминания о человеке, с которым их жизненные пути разошлись. Что же, это был их обоюдный выбор. Художник постарался напрячься и более детально вспомнить ту самую выставку в большом городе. Столько шума, блеска, модных людей, светских разговоров. Картер, выросший в глубинке Канады совершенно не привык к этому всему. К всеобщей узнаваемости и столь широкой известности, конечно, в чем-то ему было чертовски приятен тот факт, что иногда его узнавали на улицах и не только, при этом не сходя сума как от вида рок музыкантов или голливудских актёров. Всё-таки красноречивее художника всегда говорят его работы, а их не носят на шее, как золотые цепи у реперов. Мужчина на мгновение усмехнулся, краем глаза наблюдая за мимикой собеседницы. Та, что сидела сейчас рядом с ним на скамейке ни как не соответствовала той атмосфере шика блеска что он видел там, в Нью-Йорке. Да, Кристина была одета с, явно врождённым, вкусом и стилем, но при этом как-то привычно, в стиле суеты небольших городов. Все девочки хотят быть красивыми и модными, конечно, если они не хотят быть своевольными анархистками, кидающими вызов окружающей реальности.
  - Вот как, всегда приятно находить такие подобные места общепита, помнится мой дядя всегда ходил на обед в одно и то же кафе, они даже часы сверяли. А когда сменили меню, то специально оставили его стандартный заказ. Этим и хороши города не разросшиеся до мегаполисов или ещё похуже, в них пребывает стабильность. Что же, настаивать не буду, - Картер положил пакетик с мясом себе на колени и в раз осушил импровизированную кружку, после чего вновь наполнил её, струйка дыма от ароматного травяного чая, запах которого смешивался с выпечкой, от которой даже через пакет веяло теплом, - хрупкие женщины вечно пытаются доказать, что миска салата гораздо полезнее, легче и вообще просто лучше куска мяса, это всё их диеты и надуманные проблемы с фигурой, - он негромко рассмеялся, протягивая широкую ладонь, - видимо у меня просто нет права на отказ. Не бывает ничего хуже, чем остывшая и потерявшая вкус выпечка, это как бесснежная и слякотная зима. Лишь промозглая серость и грязь, - мужчина поёжился, вспоминая одну из недавних зим в Европе, это дома он привык к сугробам, морозу и прочим атрибутам зимы, а там была лишь какая-то пародия, - благодарю мисс Ричардс-Мид или миссис? Прошу простите, если я ошибся. Виновато улыбнувшись художник обвёл взглядом просыпающийся парк, здесь было всё так же тихо, видимо это было не столь многолюдным местом, либо было всё ещё слишком рано. Сорвавшийся с чужих губ вздох заставил мужчину повернуться и внимательнее вглядеться в лицо собеседницы. Неужели он сказал что-то не так, может задел некую больную тему, к которой девушка не была готова. Может быть она даже от чего-то бежала. Болезненные воспоминания, излишне давящая семья, проблемы с работой. Причин могло быть сотни, даже тысячи и все они могли оказаться одновременными верными или же наоборот. Рубенс покачал головой, стараясь подбирать слова которые, по его мнению, ни как не могли задеть Кристину или же тронуть излишне натянутые струны души.
  - Может и так, - мужчина тоже посмотрел на чай в своей кружке, - я вырос в небольшом городе, поэтому вся эта шумиха и бешеный ритм в городах подобных Нью-Йорку для меня всю жизнь в новинку, честно говоря не представляю, как вообще люди могут в этом жить. Хотя, для некоторых наоборот, в подобных городах слишком тихо и скучно. А одиночество, как говорил кто-то известный, проще почувствовать себя одиноким в толпе незнакомцев, чем наедине с природой. Или эта фраза звучала немного иначе, я не помню, - художник рассмеялся и покачал головой, - меня пригласили устроить выставку. Скорее всего даже и не одну. Пока всё зыбко и не точно. Но мне нравится этот город, он свободный. Не требует от тебя беспрекословно подчинятся своему ритму, не смотрит с высока, тыкая пальцем и в перешёптываниях за спиной тут не кличут тебя чужаком. Вообще свобода величайший дар, который можно получить от жизни, вы так не считаете?

0

7

Мисс? Миссис? Кристина честно попыталась представить себя последней. В её же жизни как было? Сначала мисс Мид, потом "Ричардс-Мид, тьфу ты! Язык сломаешь! Мид, ты сегодня с доктором...", далее - доктор, а теперь? Политкорректное "миз"? "Ну уж нет!" - решила для себя женщина.
- Мне привычнее доктор, но зовите меня Кристиной, очень вас прошу, - ещё одна улыбка была адресована художнику.
Стакан с кофе грел ладони. Психолог порадовалась своей жадности в этом вопросе - она взяла самый большой напиток.
- Салат безусловно полезен, это я как доктор говорю, но вставать между мной и обедом никому бы не посоветовала, - вставила свои пять центов женщина, парируя выпад в сторону диет.
Кому как не ей знать, что диеты - это миф, а нормальный вес - большая заслуга именно пищевых привычек.
Кристина слушала художника и пыталась представить, каково это чувствовать себя неуютно в Нью-Йорке. Да, этот город никогда не спит, похож на муровейник, но все же есть в нем места, в которых начинает казаться, что ты один на один со всем миром. Например, когда поздно вечером, укутавшись в плед, доктор выходила покурить на крышу дома, в котором была их супружеская квартира, она легко теряла счёт времени, рассматривая как в рукотворных руслах текут огни внизу. Автомобильные гудки, далёкие сирены, - в мегаполисе постоянно что-то где-то происходит и творится - чужой смех или даже ругань - симфония большого города. Вспоминая все это, Кристина старалась понять, нет ли в ней чувства потери, не скучала ли она. И нет, в ней не было ничего из этого. "Может, прошло слишком мало времени".
- Свобода может быть тем, чем вы хотите её видеть. Да и она имеет ограничения, но она у вас либо есть, либо её и не было, - задумчиво проговорила психолог.
Ей нравились рассуждения мужчины, но не во всем она готова была с ним согласиться. В том же вопросе свободы, например, уж очень часто в последнее время люди прикрывались этим словом, подменяя его значение на вседозволенность.
Услышав про выставки Крис встрепенулась, тут-то и выяснилось, что она успела почти полностью склевать свою сдобу, а кофе в стакане осталось меньше половины, но это были такие мелочи.
- Пожалуйста, позвольте мне взглянуть на ваши полотна до выставки, - с горящими глазами попросила она. - У меня целых три стены не заняты, поэтому не могу себе позволить упустить момент! Вдруг картину опять уведут?
Да, она напоминала в тот момент фанатку клянчущую автограф, а не респектабельную леди, но ради этих картин, Кристина счилала, стоит и попросить раз случай подвернулся.

0

8

Он боялся задеть её вопросом статуса замужества, а оказалось, открыл совершенно иную сторону жизни. Правда она не была похода на медиков, какими мужчина привык их видеть.
  - Хорошо, я запомню, доктор, - он добродушно улыбнулся, закидывая в рот кусок мяса, - а можно полюбопытствовать в какой области? Чисто из праздного любопытства, обещаю не распихивать очередь локтями крича, что лично знаком. Медики были людьми, как он считал, от части отчаянными и с большим желанием не просто помогать людям, но порой и самопожертвования. Хотя может быть просто ему встречались пока только такие. Он не торопясь потягивал свой чай, наблюдая за просыпающейся природой, вспоминая утреннее марево. Взгляд скользнул по перепачканным в краске рукам и рукавам. Всё-таки художник был неисправим, чего уж теперь сокрушаться. Замечание новой знакомой о свободе были интересными и философскими. Обычно прохожие отвечали на подобные вопросы проще, но на то они и были обычными прохожими, не забивающими себе голову всякой ерундой.
  - Птица в клетке тоже считает себя свободной, пока ей не показать альтернативу. Свежий воздух и тысячи деревьев. Хотя некоторым проще всю жизнь бежать по заданному кругу, который для них прописал кто-то выше, старше или умнее, даже если на самом деле этот кто-то совсем не такой, коим представляется. В любом случае это уже, как и одиночество, личный выбор каждого. Сделав несколько крупных глотков Рубенс выудил из пакетика и начал жевать ещё несколько кусочков оленины. Вкус был приятным, таким родным и знакомым. Словно он снова дома, на охоте с отцом и братьями. Или они всей семьёй пошли на пикник к водопаду. Воспоминания приятная штука, заставляющая нас вновь и вновь переживать ту гамму эмоций. Вот только все воспоминания были прерваны внезапным изменением в поведении Кристины. В один момент она превратилась из взрослой и разумной женщины в инфантильную старшеклассницу, по крайней мере именно такими представлял себе художник тех, кто поддаётся подобному поведению. Вот только девушка явно ждала не комментариев своей просьбы, а четкого ответа. Картер прекрасно понимал, что воспитание банально не позволит ему пустить доктора в квартиру, которая по совместительству была ещё и студией. А к последней он в принципе не любил допускать хоть кого-то. Всё-таки помимо всего дома творилось то, что мама называла его личным творческим хаосом, либо же попросту бардаком!
  - Хмм, простите, Кристина, но я не могу пустить вас в студию. Однако у меня есть два варианта. Я могу провести вас на пред показ перед открытием, сможете первой выкупить понравившиеся полотна, правда забрать сможете только после выставки. Либо я могу попробовать расписать ваши стены. Это вариант для более рискованных натур. Не обязательно расписывать прямо всю поверхность. Но и унести вы их уже вряд ли сможете, только если вырежете из стены. Чем больше он говорил про второй вариант, тем больше эта идея казалась художнику дурной и безумной. Но всё-таки, теперь выбор стоял непосредственно за собеседницей. Мужчина не мог ей указывать или же навязывать своё мнение.

0

9

- ...а можно полюбопытствовать в какой области? Чисто из праздного любопытства, обещаю не распихивать очередь локтями крича, что лично знаком.
Кристина невольно тихо рассмеялась, представив себе обратную картину.
- Я не вижу в ваших работах предпосылок для визитов ко мне. Сюжет, цвета, мазки - ничто не указывает на нужду в помощи психолога. Что на самом деле весьма необычно для творческой личности. Это я как человек с образованием психиатра говорю.
Другой вопрос, рассуждения мужчины. Нет, они не были тревожными звоночками для Кристины, скорее говорили о каком-то этапе жизни, когда художник был в чем-то ограничен, а потом нашёл выход, но все еще не стал кем-то или не получил  что-то, к чему стремился.
"Сейчас он в два раза усерднее начнёт следить за словами".
  - Хмм, простите, Кристина, но я не могу пустить вас в студию. Однако у меня есть два варианта. Я могу провести вас на пред показ перед открытием, сможете первой выкупить понравившиеся полотна, правда забрать сможете только после выставки. Либо я могу попробовать расписать ваши стены. Это вариант для более рискованных натур. Не обязательно расписывать прямо всю поверхность. Но и унести вы их уже вряд ли сможете, только если вырежете из стены, - стало ответом на всю ту экспрессию, что выдала женщина.
"Очень спокойная реакция", - она была даже несколько удивлена.
Её вполне устраивал и фото-каталог, но раз Рубенс предлагал ей что-то эксклюзивное, то как тут отказаться?
- Думаю, картин в рамах вполне достаточно, - доктор залезла в сумку и выудила от туда ежедневник, пролистала до нужной страницы и показала мужчине план своего кабинета.
Помещение изначально было большим, но разганиченное на три "рабочие" зоны приобрело некую камерность и уют. Центральная часть приспособленна для первичного приема. На схеме, отрисованной обычной ручкой, обозначался стол, стулья для посетителей, торцами к ним стояли два дивана - это для групповых сеансов. Справа и слева от стола находились две зоны для личных консультаций. Одна подразумевала более темную тональность, удобную тахту и кресло, другая - два кресла, свет и лёгкость. Обе отделялись от основного помещения занавесами. Стена за рабочим столом была одним сплошным окном, вместо подоконника в центральной части обозначались низкие тумбы.
- На следующей странице я наклеила образцы обоев, краски и тканей для каждой части кабинета, - пояснила Крис. - Может вы сможете подсказать, какие из ваших работ лучше впишутся?
Центральная часть предполагалась в светлых, серо-бежевых тонах, часть справа - тёплой и уютной гостиной тёмных тонов древесины, слева - обилие солнечных и песчаных переливов.
- И конечно же я не откажусь от предпоказа, если вас не затруднит мне его устроить.

0

10

Что же, неожиданности лишь часть нашей жизни, к этой мысли нужно привыкать с самого детства, когда для тебя по определению неожиданно все вокруг. Вот только некоторые люди ни как не могут с этим свыкнуться. Хотя Картер не особенно относил себя к данной группе. Для родного городка он сам был неожиданность! Казалось бы, очередной лесоруб, которому прочат отеческое кресло, а может и пост повыше, а вот нет. Мальчишка всех удивил и продолжает делать это по сей день, не отступая от своей мечты и намеченной цели. Может потому художника не сильно удивил тот момент, что Кристина пытается лечить невидимый внутренний мир людей, а не их тела. А может из-за того, что в маленьких городках, таких как его родной Маркем, люди вообще не видят смысла в подобной профессии. Они целыми днями пребывают на свежем воздухе, трудятся и в жизни просто не остаётся времени на всякие заморочки. В отличии от жителей больших городов, которые варятся в своих котлах, никому не могут доверять, вечно боятся что их предадут, ибо это модно, или же кинут ради большей выгоды и наживы. Рубенс не понимал подобного поведения, его городок был сплочённым, как одна гигантская семья, где ты в какой-то момент начинаешь путаться насколько -юродным и дальним тебе является очередной брат или сестра. Поэтому, на замечание Кристины о том, что его полотна слишком спокойны для творческого человека, мужчина лишь добродушно рассмеялся.
  - Видимо я совсем уж необычный художник. Просто в городке, откуда я родом, люди не нуждаются в помощи психологов. У них есть природа, лес. Тяжёлая, но любимая работа. Яблочный пирог, кленовый сироп. И нет времени и места для душевных проблем или же чего похуже. Видать, я ни как не привыкну к большим городам, их изломанному ритму и принципу, что нельзя никому доверять, - художник, казалось, обречённо вздохнул и одним глотком осушил крышку термоса, сразу вновь её наполняя, - хотя есть и свои плюсы, вроде круглосуточных торговых центров! Рубенс усмехнулся, закидывая в рот ещё несколько кусочков мяса. Оно явно не в силах было в полной мере утолить разыгрывающийся аппетит мужчины, но в любом случае лучше чем ничего. По крайней мере желудок не будет протестующе урчать и распугивать людей, которых он может встретить до полноценного завтрака.
  Он спокойно выслушал решение по поводу стен, лишь коротко кивнув в ответ. Канадец не был в праве навязывать что-то девушке или же указывать как ей поступить. Каждый хозяин собственной судьбы. Художник искренне верил в это простое правило, при этом стараясь придерживаться подобной политики во всем. Да, зачастую люди сами виноваты, хотя обстоятельства тоже штука сложная, ведь судьба порой играет подопечными, словно марионетками.
  - Как скажете. Вам лучше виднее, в какой обстановке люди будут чувствовать себя более комфортно и раскрепощённо. А дальше на свет появился ежедневник.
  Мужчина внимательно вглядывался в нарисованный план, стараясь представить себе это помещение, да и самого себя внутри. Выслушав все пояснения и замечания художник отставил импровизированную кружку на лавку, дабы не перепачкаться ещё больше.
  - Позвольте. Мужчина аккуратно взят ежедневник из рук Кристины и начал ещё пристальнее вглядываться в план, спустя примерно минуту он перевернул страницу, с интересом разглядывая наклеенные кусочки, пятнышки с краской. Пальцы коснулись тонких страниц и заскользили по образцам. Позволяя тактильным ощущениям помочь восприятию мысленно перенестись в этот будущий кабинет, осмотреться. Прикинуть и предположить, чтобы бы смотрелось тут лучше всего, было к месту. Наверное, в реальности, где они сидели на лавочке прошло несколько минут, мужчина не обращал внимания на такие мелочи.
  - Интересный у вас будет интерьер, - подал он, наконец, голос, открываясь от созерцания страниц, - думаю у меня точно тут есть несколько вариантов. Вот тут, - Картер указал на тёмный угол "под дерево", - у меня есть картина с небольшим домиком в лесу. Не какая-нибудь разбитая или заброшенная хижина, не подумайте. Просто аккуратный охотничий домик среди густого леса. Думаю будет самое то. У меня многие берут подобные полотна именно для загородных или деревянных домов. Говорят, что это помогает почувствовать уединение, некую удалённость от городской суматохи. В самой светлой части, как бы, возможно банально, это не звучало. Я бы приспособил поля. После путешествия по Европе у меня осталось много картин с полями. Пшеница, просто луга с цветами, тюльпаны. Правда думаю последние, как и яркие маки, могут быть слишком яркими и агрессивными. А вот какая-нибудь сочная зелень с васильками. Вы когда-нибудь встречали в мегаполисах живые васильки? Была бы очень в тему. Ну, а по центру, даже и не знаю. Тут уже большой простор для фантазии. Он скромных улочек старых городов, до какой-нибудь сельской местности или же вообще, дороги в небо, хотя которые называют подобные картины дорогой в никуда.  А по поводу показа не беспокойтесь, мне вечно дают пригласительные, а раздавать их не кому. Художник усмехнулся и передал ежедневник назад хозяйке. После чего сразу запустил руку в пакетик почивая себя новой порцией вяленой оленины, все эти мысленные переносы и представления отнимали достаточно энергии, заставляя голод лишь ближе подбираться.

0

11

- Высокая статистика больших городов говорит только о количестве людей, на практике же нет разницы какой город. Отклонения от известной нормы не всегда плохо. Оно делает из людей индивидуальностей. Кстати, хорошо развитая фантазия может быть симтомом сразу нескольких заболеваний с постепенным и порой долгим развитием. Вы же сейчас пытались представить себя в моём офисе? Точнее в его интерьере?
Внимательность - необходимая черта любого, кто работает с таким хрупким механизмом, как человеческая психика.
Кристина никогда от этом не забывала. А сегодня ещё и беззастенчиво использовала. Профессиональная гордость и все такое. И да, не удержалась, легонько уколола художника, считающего лекарей душ чем-то вроде модной сумочки столичной фифы. Доктор знала, если покопаться, то в маленьких и изолированных городках проблем наберется с вагон и маленькую тележку. Просто никто об этом не говорит в слух, а многие вещи воспринимаются и вовсе как должное. Например? Домашние насилие.
Женщине и в голову не придёт плакаться о таком соседке, которую муж тоже аплеухами одаривает. Детей вообще не бьют, а воспитывают. И это норма, воспитанная поколениями.
Ещё пример? Не способность принятия чей-то индивидуальности. В больших городах существует множество социальных групп, объединенных интересами и увлечениями. В маленьких же весь город - один социум с едиными для всех правилами и взглядами. Быть не таким как все, в лучшем случае, означает быть изгоем, в худшем - объектом травли.
- Можно личный вопрос? Я где-то читала, что вы из маленького городка, основной доход населения которого - добыча дерева. И этим заняты чуть ли не поколения жителей. Вам было легко выбрать иной путь? - очень аккуратно, выверяя каждое слово Кристина намекнула на проблемы жизни в таких сообществах.
Она расчитывала на капельку удачи, что ей удастя в очень обтекаемой форме выразить неприглядную правду, которую люди стараются не замечать, и при этом не обидеть собеседника этой самой правдой.
- В прочем, не стоит думать о таком слишком много. Сейчас у вас все хорошо, я же вижу, и это главное.
Кристина мягко улыбнулась мужчине. Затем её взгляд упал на часы и она спохватилась.
- О, я совсем забыла о времени, - сумка была перерыта во второй раз, но женщине удалось разыскать в ней визитку, старую, ещё с ньюйоркским номером и адресом, в след за ней была извлечена ручка. - Мне должны доставить мебель для офиса, - синие чернила написали на обороте адрес и номер телефона, - стоит быть на месте, когда появятся грузчики. Вот адрес офиса и номер телефона. Жаль вот так прерывать разговор, но мне правда нужно идти. Вы позвоните, когда станет известно по выставке, или мне стоит записать ваш номер?

0

12

Кристина, как и ожидал художник, попытается хоть немного разубедить его в том, что в больших городах всё плохо и сложно. Вот только Картер так не думал, точнее он вообще не думал об этом. Люди могли жить как им захочется и делать так же то, что им заблагорассудится, ровно до того момента, как это не начинало угрожать его физическому или же психологическому здоровью. У каждого свои таракашки под волосами и не стоит подсаживать своих к чужим, предварительно не выяснив, а выгорит ли эта затея?
  - А вы, когда покупаете диван, представляете себе, как он будет выглядеть в гостиной? - без капли злобы или сарказма спросил мужчина, усмехнувшись, - интерьер, это как одежда для дома. Только он носит её изнутри, а не снаружи, как мы. Люди сколько угодно могут говорить про уникальность и прочее, но всё равно все мы остаёмся столь похожими во многом. Просто порой группа, на которую кто-то похож слишком малочисленна и не столь любима обществом. Он не особо любил вдаваться в подобные размышления по утрам, ибо они могли тянуться, и тянуться, и тянуться до бесконечности. Этакая житейская философия, о которой говорят столетиями и никогда не закончат, ибо от поколения к поколению всё меняется. Что-то забывают, что-то вспоминают, жизнь бежит по привычному круговороту событий. Может, ему бы хотелось говорить часами о природе и погоде, но в общении с лекарем душ, видимо, неизбежно возвращение темам, что зачастую поднимаются по вечерам, когда горло обжигает крепкий алкоголь, позволяя расслабиться и спустить с привычной привязи поток мыслей, позволяя ему пробивать новое русло или же течь в привычном направлении, тут уж как повезёт. А вот и очередной вопрос, который можно было предугадать. Мужчина уже настолько привык к нему, что перестал хоть как-то особенно реагировать. По крайней мере сейчас он звучал завуалированно и не столь резко, раньше подобное спрашивали прямо, в более резкой и агрессивной форме, словно надеясь вытолкнуть художника на какие-нибудь бурные реакции и эмоции. Но Рубенс был человеком совершенно спокойным. Как говаривал дедушка: обычно люди злые лишь оттого, что бесконечно несчастны внутри или же просто не знают и не видели ничего иного.
  - Да, милый дом, - художник усмехнулся, поглаживая бороду, - вы хотели спросить, не гнобили ли меня из-за того, что я отрёкся от родительского кресла в компании и стал художником?  Возможно я поломаю статистику или нечто подобное, но нет. Конечно, иногда были шуточки со стороны сверстников или недопонимание людей чуть постарше, но на меня ни кто не давил. Помимо художественного училища у меня за плечами ещё колледж лесного хозяйства. Это современные дети плюют на всё отдаваясь лишь увлечениям и тому, что можно назвать творчеством. Но в моём детстве всё было иначе. В первую очередь работа по дому и помощь старшим, а в свободное время увлечения. Мой старший брат играет на гитаре, а младший режет по дереву. Даже в конкурсах выигрывает. Но это просто хобби. Наверное, если бы они захотели, то сделали бы это своим призванием, но сами выбрали отцовскую стезю. У нас всегда было выбор как проводить своё свободное время и ни кто не смел его отнимать. Возможно родня была бы спокойнее, если бы я остался вместе с ними, но они рады и поддерживают меня, всегда поддерживали. Вновь задумчиво почесав бороду мужчина закинул к себе в рот остатки вяленого мяса, запевая его ароматным чаем. Воспоминания о доме всегда навевали какую-то тоску. Наверное у всех так, где бы ты не был, всегда думаешь как там те, кого ты когда-то оставил. Как там твоя кровать, стол и домашняя животинка. Вот только в полной мере прочувствовать это чувство Картер не успел, ибо девушка резко засобиралась, понимая, что скоро начнёт опаздывать, что же, не в его правилах было задерживать кого-то. Приняв из рук бумажку, он быстро осмотрел написанное.
   - Грузчики не любят ждать, они люди занятые, - художник мягко улыбнулся, - не беспокойтесь, я не страдаю провалами в памяти. Как только будут точные дата и время я вам сообщу. Просто пока меня самого держат в неведении. Удачного вам дня, Кристина. Мужчина добродушно улыбнулся допивая чай из крышки термоса.

0

13

- А вы, когда покупаете диван, представляете себе, как он будет выглядеть в гостиной? Интерьер, это как одежда для дома. Только он носит её изнутри, а не снаружи, как мы...
Обернуть слова против нее же? Доктор была к этому готова.
- К сожалению, у меня с фантазией все очень плохо. Благо, я не одна такая и для нас придумали специального человека в магазине, который может на месте составить проект дизайна любого помещения. Признаюсь честно, пробовала сама, даже вырезала картинки из каталогов и раскладывала их по комнатам, но, видимо, мне этого не дано.
«Скорее всего, к счастью», - добавила она про себя, представив на мгновение, каково бы ей жилось, если бы развитая фантазия подкидывала ей картин того, как происходило преступление или мучилась жертва. Женщина даже зябко поежилась. «Нет, предположений, основанных на аналитике, мне хватает за глаза».
Для Кристины Картер Рубенс был интересной находкой. Верил в то, во что верил, противореча самому себе и даже не замечая этого, был творческим человеком с подвижной психикой, но при этом основательным, стоящим твердо на ногах.
- Да, милый дом, вы хотели спросить, не гнобили ли меня из-за того, что я отрёкся от родительского кресла в компании и стал художником?  Возможно я поломаю статистику или нечто подобное, но нет. Конечно, иногда были шуточки со стороны сверстников или недопонимание людей чуть постарше, но на меня ни кто не давил. Помимо художественного училища у меня за плечами ещё колледж лесного хозяйства. Это современные дети плюют на всё отдаваясь лишь увлечениям и тому, что можно назвать творчеством. Но в моём детстве всё было иначе. В первую очередь работа по дому и помощь старшим, а в свободное время увлечения. Мой старший брат играет на гитаре, а младший режет по дереву. Даже в конкурсах выигрывает. Но это просто хобби. Наверное, если бы они захотели, то сделали бы это своим призванием, но сами выбрали отцовскую стезю. У нас всегда было выбор как проводить своё свободное время и ни кто не смел его отнимать. Возможно родня была бы спокойнее, если бы я остался вместе с ними, но они рады и поддерживают меня, всегда поддерживали.
- Нет, я спросила ровно то, что спросила, - мягко опровергла женщина теорию художника. – Меня больше интересует, не отношение других, а ваш личный выбор. Творческие профессии свойственны более авантюрным натурам, я вас таким не могу назвать. Не надо отвечать сразу. Это, так сказать, вопрос на миллион. Надеюсь, это не последняя наша встреча, поэтому ответьте мне тогда, когда будете готовы это сделать.
Ричардс-Мид действительно было пора, это все не какой-то предлог, ведь по сути, психолог уже поймала себя на мысли, что будь у нее свободное время, она бы еще долго беседовала с художником, и темы бы нашлись обязательно.
- О! Тогда я буду ждать звонка, - мягкая и искренняя улыбка была преддверием прощания.
Ежедневник и ручка растворились в том хаосе, что принято называть женской сумочкой. Кристина регулярно предпринимала попытки навести в ней порядок, но… это же женская сумочка! Порой доктор сама себе удивлялась, когда находила в ней что-то странное. На днях был газовый ключ. Она купила его по совету мастера, что осматривал коммуникации в ее доме, но, забыв вытащить, проносила несколько дней с собой, удивляясь весу сумки.
- До встречи, мистер Рубенс.
Доктор легко поднялась со скамейки, выбросила пустой стакан из-под кофе в урну, подхватила сумку и, пожелав напоследок вдохновения, отправилась к выходу из парка ровно тем путем, которым и пришла.

0

14

Доктор оказалась полна ещё больших сюрпизов, нежели мужчина ожидал. А хотя, чего он вообще ожидал, первый раз общаясь с человеком и при этом заведомо зная, что перед ним лекарь для души?! Хотя Картера это, по итогу, ни чуть не расстроило, а даже наоборот. Кристина оказалась весьма занятным собеседником, правда всё-таки придётся постараться, чтобы смириться с мыслью о том, что каждое слово может быть ею проанализировано. Явно не со зла или вообще не особенно специально, такова уж специфика её профессии, с этим ничего не поделаешь. Художник это прекрасно понимал, он и сам порой сталкивался с подобным. И если по поводу живописи люди воспринимали это гораздо проще и не требовали подобных пояснений, зачастую лишь восторгаясь тонкостью душевной организации, то вот его трепетное отношение к топорам, цепным пилам, да и вообще всему, что может быть связанно с лесозаготовкой, приходилось спокойно и кропотливо доносить до окружающих. Вот только в строительных магазинах за частую просто не верили, что он художник. Скорее уже принимали за резчика по дереву. Но сколько людей, столько и мнений, мужчина привык к этому уже слишком давно, чтобы сейчас чему-то удивляться. Поэтому некоторым замечаниям доктора он старался придать меньше значения, по крайней мере тем, которые, по его личному мнению, относились к некоей оценке его личности и психического здоровья.
  На замечание про авантюризм мужчина лишь усмехнулся. В некоей мере Рубенс и правда не был похож ни на один из, так называемых, типажей художников. Он не страдал ради искусства, не старался придумать или изобрести нечто новое или же полностью снести устои чего-то старого. Не голодал, не носил новомодных одёжек, не был авангардистом или нигилистом. В общем и целом Картер был всего лишь Картером Рубенсом, простым лесорубом из глубинки Канады, в которого кто-то, словно по ошибке, а может и ради забавы, подселил талант художника.
  - Хорошо, Кристин, я подумаю над вашим вопросом. А вы расскажете мне, снятся ли вас цветные сны, - мужчина мягко улыбнулся, пряча термос назад в сумку.
  Их ждала как минимум ещё одна встреча. А может и не одна, девушка была интересным собеседником, при этом весьма непривычным, лично для него. Их мнения и взгляды могли расходиться, однако оба не пытались доказать свою правоту, словно истину в последней инстанции и это было несомненным плюсом. Художник надеялся, что сегодня он не просто познакомился с кем-то новым в этом городе, тем более с девушкой, а нашёл интересного собеседника, а может даже и друга. После событий, что заставили его покинуть Европу, Рубенс начал ценить дружбу гораздо больше, нежели какие-либо другие виды более тесных отношений. Вот только он не умел залезать в мысли людей и ему оставалось надеяться, что доктор Ричардс-Мид думает не сильно иначе.
  - До скорой встречи, надеюсь вы не успеете до выставки накупить себе картин в какой-нибудь Икее, - негромко рассмеялся мужчина. Проводив новую знакомую взглядом, художник вернулся к картине. Ему ещё надо было закончить полотно, ибо оно было просто обязано стать частью предстоящей выставки.

Отредактировано Carter Rubens (14.10.17 00:32:30)

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [28.03.11] Рассветные отголоски прошлого