https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [14.04.11] Coffee break


[14.04.11] Coffee break

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: около 01:00
Места: муниципальный госпиталь, 3 этаж, отделение комбустиологии, коридор и палаты интенсивной терапии.
Герои: Джулия Бруно, Кристина Ричардс-Мид.
Сценарий: дневное дежурство выдалось тяжелым, крупный пожар в одном из жилых домов Окраин, новые пациенты с обширными ожогами и искалеченными потерями душами... без кофе не обойтись. Особенно, если узнаешь нечто, чего не хотела бы знать. И уж точно не поделишься этим ни с кем. Или...?

0

2

Когда после двенадцати часового дежурства при жутком наплыве новый пациентов тебе сообщают, что дневная смена плавно перетекает в ночную, а вернее, в суточную вахту, начинаешь задумываться, а ту ли профессию ты выбрала. Впрочем, всего на мгновение и не серьезно. Просто в какой-то момент от этого известия устало вздыхаешь, осведомляешься у старшей медсестры, как там твоя заболевшая сменщица и идешь выписывать себе продолжение рабдня у регистратуры. Отметка поставлена, и через пару часов можно будет поспать положенные при таком графике три часа - тишины в сестринской никто не обещает, но хотя бы можно будет накрыться с головой пледом и хоть так отгородиться от суеты за дверью.
В восемь пополудни им поступило экстренное сообщение о крупном пожаре в жилых кварталах, а уже через двадцать минут начали поступать пострадавшие - пришлось спуститься в приемное и поначалу помогать именно там. Давненько она не погружалась в ад скорой помощи: относительно спокойный стационар жил совершенно иными ритмами, пусть и не менее тяжелыми физически, просто иными и все. Лишь через пару часов удалось вырваться из нижнего круга ада и подняться в чистилище - комната отдыха разом отрезала все звуки, приглушив их до уровня "слышно, но не понятно" вместо "кто-нибудь разберет в этом гвалте хоть что-нибудь?!". Три часа отдохнуть не вышло: вызов по пейджеру поднял ее раньше, пришлось срочно заливаться кофе и мчаться в ПИТ - там один из пострадавших при пожаре требовал массивных перевязок с постоянным контролем отделяемого. Капельницы, перевязки более 40% поверхности тела, вновь капельница уже на вторую руку, чтобы восполнить потерю жидкости, анальгетики и вновь перевязки… Пациент бредил и все порывался уйти, плача о ком-то, явно оставшемся в огне, чем вызывал приступ за приступом жалости. Но жалеть нельзя - это она усвоила с первых же месяцев работы здесь. Сочувствовать - да, но жалость весьма погано действует и на пациентов, и на тебя саму. Перестаешь эффективно выполнять свои обязанности. Например, заливая присохшие повязки физраствором, отдирать их от ожогов и заменять новыми, со специальными регенирирующими и обезболивающими мазями и гелями.
Кто-то из коллег уже поговаривал, что это поджог, что полиция уже проводит опрос тех, кто пострадал не настолько сильно, как этот молодой человек, но слухами, как известно, земля полнится - Джул пожала плчами на вопрос о полиции, и отрезала бинт, заканчивая последнюю повязку на руке уже вроде бы засыпавшего пациента.
- Кто знает? Я видела нескольких, но не до того было. И да, надо бы им намекнуть, что это хирургия, и что ношение халатов здесь - обязательно… Я не…
Рука парня, изуродованного ожогами, дернулась и вцепилась в запястье Бруно, пальцы, сведенные судорогой, намертво вцепились, сдвигая рукав и касаясь обнаженной кожи. За долю секунды до осознания всего ужаса случившегося и того, что сейчас предстоит, Джул еще успела подумать, что спросонья забыла натянуть латексный край перчатки поверх рукава, и что сама виновата, а в следующую секунду уже кричала от боли и ужаса. Увиденная картина недавнего прошлого (прошлого ведь, да?) заставила опуститься на колени и уже тихонько подвывать, хоть напарница и санитар почти сразу отцепили руку пациента от ее запястья. Сунутая в руку мензурка с успокоительным вызвала недоумение, но Джул не стала задумываться, тихо всхлипнула и опрокинула в себя жидкость, не касаясь краев одноразовой посудины.
- Ты как? Эй… Может, проводить до сестринской?
- Н-нет… я… я сейчас… просто выпью кофе и буду в норме, - кое-как она поднялась, одернула рукав и совершенно несолидно шмыгнула носом. - Да… просто… просто ему очень больно… было.
То, что именно этот парень облил бензином нижние этажи и все пролеты подъезда, чтобы не дать жителям выйти нормально, эвакуироваться, говорить не стала. А вдруг, она увидела лишь то, что ему сейчас в бреду привиделось? Но ощущения абсолютной реальности прочувствованного не оставляло сомнений. Другое дело, как и кому об этом сказать? Полиция ее на смех поднимет, если она просто придет и заявит подобное. Вслух он ничего не говорил, значит, на бред сослаться не получится. Надо подумать...
Она все еще будто ощущала, как горит кожа и волосы, как буквально плавится лицо, настолько реальными были ощущения, что ее вытошнило от иллюзорной боли - еле успела до уборной добежать. Еще минут десять просидела в одной из кабинок на крышке унитаза, просто пялясь в стену напротив, вернее, в закрытую дверь.
"Надо взять себя в руки и пойти работать. Разбираться с этим должна полиция, никак не я. Так ведь? Так… меня не стошнит… не стошнит… нужен кофе. Срочно."
У автомата с кофе она была уже через пять минут, вымотанная, выглядевшая крайне усталой, но хотя бы уже без красных глаз и распухшего носа. А еще через три минуты после выпитого почти залпом эспрессо, кидала мелочь уже на латте. Этот надо выпить медленно и настраиваясь на работу. И не думать о "зеленой обезьяне".
Преимущество современного мира: очень много всего одноразового вокруг - те же пластиковые стаканчики, перчатки, все в упаковках, их не касались человеческие руки, их вообще не трогал никто, кроме роботов на заводах. Автоматизация производства для таких, как она, благо, а не "сокращение рабочих мест". Можно пить и не думать о том, что в следующую секунду рухнешь в чьи-то флэшбэки или настоящие эмоции. Джул Вздохнула, машинально размешивая сахар - сегодня надо, просто надо и все, - и разглядывая коллег и явно копов, снующих туда-сюда по коридору и палатам. Сама она находилась в небольшом закутке возле подсобок и служебного выхода, но в целом отделение просматривалось, и отсюда.
- Если будете заказывать капучино, лучше не надо - он его готовит отвратительно. Лучше латте или просто кофе с молоком берите, - она устало улыбнулась подошедшей сотруднице полиции в штатском. Ну, по крайней мере она точно не работала у них, и при ней болтался бейджик с временным пропуском. Стало быть, из тех, кто проводит опрос свидетелей.

+1

3

Инициатива наказуема. Благими делами дорога в ад вымощена. Это всем известные истины. Всем. И Кристине тоже.
Она вернулась домой в шесть и начала отмечать свой первый месяц на новом месте. Она планировала содрать все эти старые обои по комнатам, заказать пиццу и открыть купленную по дороге бутылку вина.
По факту, успела лишь отшкрябать одну стену, удивляясь на какой клей надо было прилепить к стенам бумагу, если она никак не собиралась от них отходить. В этот момент внимание женщины привлек телевизор, стоящий на коробке с книгами. Он работал в фоновом режиме, показывая один из ситкомов, как вдруг сериал прервался экстренным выпуском новостей. Картины пожара заинтересовали Кристину и она сделала звук громче.
- Пожар быстро распространился по этажам здания. На данный момент идёт эвакуация пострадавших. Количество уточняется. Кризисный центр развернут на базе муниципального госпиталя Сент-Луиса. На связь готов выйти наш кор...
Но доктор уже не слушала, она набирала в поисковике номер телефона приёмной главного врача больницы. Делала она это лишь для того, чтобы ее уверили, помощь не нужна. Но спустя 10 минут дозвона, женщине сообщили абсолютно обратное.
Удивилась ли Кристина? Нет. Во-первых, в кризисных центрах всегда существовала нехватка в тех, кто брал на себя работу с родственниками пострадавших. Во-вторых, некогда было удивляться да и сложно это, перепрыгивая через ступеньки, вычесывая из волос штукатурку и куски обоев, параллельно пытаясь сходу вскочить в брюки и правильно застегнуть все пуговицы на блузке.
Спустя ещё два с половиной часа психолог кляла себя за проявленную инициативу. Нет, она не жалела, что приехала в госпиталь и помогала пережить эти минуты, а для кого-то часы, страха и неизвестности. Медсестер на это не хватало, а интерны были просто деревянными, не понимая что на самом деле от них требуется.
Жалела Кристина о том, что её погуглили. Причём не только руководство клиники - это как раз их работа, знать, кто хозяйничает в твоём кафетерии. Её вылавливали пожарные или полицейские, самые обычные, рядовые, которые приезжали вместе с пострадавшими в последний час. Может, кто-то из них хотел выслужиться, может, рвался в праведном гневе поймать виновного (а про виновного Крис сказали именно люди в форме), но её попросили "аккуратно поговорить", и после отлавливали женщину каждые минут 15 с одним и тем же вопросом о результатах.
Доктор и её коллеги по местному психоцеху очень тактично и обтекаемо послали их лесом - им-то ни паника, ни суд линча над неугодным соседом нужны не были. И все же каждый собрался и стал более внимательным. Но при этом и режим "неведимки" все включили. А у местных врачнвателей душ ещё и фора была - они ориентировались на местности, в отличии от Кристины. Потому ей и казалось, что на ней прям трекер висит, раз люди в форме её постоянно находят.
В какой-то момент женщине удалось оторваться. Пара поворотов по коридору, и она уже поняла, удача таки решила улыбнуться ей этой ночью: рядом с дверью в сестренскую стоял кофейный аппарат.
- Если будете заказывать капучино, лучше не надо - он его готовит отвратительно. Лучше латте или просто кофе с молоком берите, - Кристина едва не подпрыгнула на месте, внезапно осознав, что она в коридоре не одна.
- Кажется, я сейчас на собственном опыте испытала эффект туннельного зрения - не видела ничего, кроме источника кофе, - оправдала она свою дерганость, кормя автомат мелочью. - Кристина, психолог из усиления, - закончив, она протянула руку медсестре. - Спасибо за совет.
Все, кто когда-либо работал в любой больнице или клинике, знают, медсестры и медбратья - это самые осведомленные люди. Они знают твоих пациентов, их назначения, их родню. Они знают больницу лучше главврача, все ее проблемы, проблемы сотрудников. Именно эти люди могут существенно облегчить работу или же превратить ее в самый настоящий ад.
В общем, Кристина об этом знала, поэтому никогда не упускала случая заручиться поддержкой. А еще знала, что они неиссякаемый источник информации не только для врачей.
- Тяжелая ночь, правда? - стаканчик с напитком был готов и автомат замигал зеленой лампой. - Копы пристают к родственникам, ищут поджигателя. Так что лучше держать ухо востро и быть готовыми к ухудшению ситуации. Люди в таком состоянии могут натворить дел. Можно здесь где-нибудь спрятаться? Хочу вздремнуть пока не грянула буря.

+1

4

- Джулия, перевязочная медсестра этого Шестого круга Ада, - она кивнула в сторону палат и с уставшей улыбкой выбросила пластиковую ложечку в мусорное ведро, - как думаете, если верить Дантэ, они все еретики? - черный юмор протек сам по себе, но в таких вот ситуациях без него никуда. Джул закусила губу, посмотрев на протянутую для рукопожатия ладонь с явными раздумьями. Впрочем, уже через секунду отрицательно покачала головой, показав на перчатки. - Извините, легкая форма мизофобии.
Это всегда срабатывало. По крайней мере, люди обычно не лезли с дальнейшими расспросами после краткого пояснения. В СШ старой доброй Америки не было принято докапываться до глубинных причин, всем было достаточно простого объяснения, а чаще даже и на него было плевать с высокой горы. Она вздохнула на последующие слова и покачала головой, уже глядя ей в глаза.
- У нас давно не было даже вполовину заполненного отделения. А сейчас с ожогами третьей степени и не слишком обширными пришлось отправить к соседям в чистую хирургию, иначе все не поместились бы… Если бы еще полиция не мешалась…
Раз уж она из поддержки, значит, отношения к полиции непосредственного не имеет. Уже легче. Стало быть, не будет лезть с вопросами. Или будет. С психологами иногда хуже даже, чем с копами - последние хотя бы не ходят вокруг, да около. Однажды в детстве Джул вспылила на приеме у врача, высказала все, что думает о взрослом, который никак не перейдет к сути вопроса, поставив ей уже наконец диагноз: шизофрения. Тогда она не понимала до конца сути этого слова, но уже слышала его в свой адрес от врачей. И оно казалось очень обидным. Да, сейчас все в корне изменилось, насколько она успела вычитать из периодики и научной литературы - в психиатрии и психологии в том числе, так как нельзя считать чокнутым человека, который действительно видит что-то экстрасенсорное. Другое дело, что врачам это добавило работы: не всегда же определишь, кто видит глюки а у кого способность.
Джул насторожилась, нахмурилась и вновь вздохнула - слишком часто она это делает сегодня, - глотнула кофе и поморщилась, будто ей автомат сладкого в стаканчик недосыпал. На самом деле, вспомнилась боль, отчаяние, желание отомстить и огонь, в чужих руках превратившийся в чудовище.
- Жертвы обычных бытовых пожаров у нас лежат часто. И их редко бывает больше, чем количество членов семьи, проживавших в сгоревшей квартире или доме. То, что это поджог даже не удивляет, - все же, она вдруг подумала, что хотя бы старшего в опергруппе местной узнать можно. - А кто у них тут главный? В смысле, у полиции? Ну, мало ли, что узнаю... Я просто только из перевязочной вывалилась - еще толком даже не была в комнате отдыха, не видела всех. Боже, благослови Колумба - за кофе, который мы теперь можем получить в нужный момент, - без особого перехода пошутила Джул, разглядывая по-девичьи хрупкую фигурку врача. По крайней мере, так казалось с первого взгляда.
- Вы сами-то здесь как оказались, Кристина? На волонтера Вы не слишком похожи. Честно говоря, я было решила, что Вы из оперативников…
Мимо прошел Макс Трейнер, санитар из морга, толкая перед собой каталку, поднял в приветствии руку. Джул улыбнулась ему мягко, но грустно - Макс был у них своего рода вестником горестным, сразу было понятно, что кого-то не успели спасти.
- Кажется, в пятой дед не справился со своей тридцаткой… - скорее просто вслух для себя пробормотала Джулия и действительно расстроилась. Дедок выглядел бодрым и шутил на перевязке еще час назад. Бледным, слабым, жутко уставшим, но бодрым и цепляющимся за жизнь похлеще любого из молодых пострадавших. - А вздремнуть можно в общей комнате отдыха. В сестринскую Вас не пустят, но в комнате есть диван и плед. А, да, еще освободились смотровые, там вполне комфортные кушетки, да и отгораживаются занавесками. Правда, белье одноразовое - не всем нравится…
Второй стаканчик пуст наполовину, а ей уже хочется еще один. Да что ж такое… и руки всё еще подрагивают. Нехорошо.

Отредактировано Julia Bruno (06.09.17 11:01:17)

+2

5

Чёрный юмор в больнице? Из уст человека, призвание которого облегчить боль стаждущего? В храме жертвенности во имя Гиппократа? Да сплошь и рядом! А как ещё прикажете справляться с нагрузкой и стрессом? Кофе, сон и особый сорт черного юмора - медицинский. У обычного человека глаза на лоб бы полезли, услышав он такое сравнение больных, Кристина же стойко стиснула зубы, дабы одобрительная улыбка от меткости шпильки не расползлась на лице.
Запомните: добрый доктор - это Айболит, и тот сказочный, вымышленный персонаж, а лечил и вовсе зверей; все остальные врачи добрые в стиле их юмора, кем бы они не были.
На мизофобию Кристина никак не отреагировала, ну разве что цапнула стаканчик с напитком из аппарата той самой рукой, что только что протягивала для рукопожатия.
Глоток с видом дегустатора и:
- Недурно, мой любимый сорт, растворимый из коллекции  "в ароматизаторах и кофеине, кофе не обнаружено", - ещё один глоток, - самое то, когда время за полночь. Но чего-то ему не хватает, - Крис оглянулась и обнаружила за своей спиной торговый аппарат с полезными сладостями. - Точно! Шоколада без сахара и молока, - стаканчик был водружён на крышку кофемашины-переростка, а последняя мелочь потекла из кармана в новый аппарат. - Честно? Я понятия не имею, кто среди них главный. Ко мне он не подходил, но помяни моё слово, главный будет одет в безвкусный и дешёвый костюм, а не в синюю униформу, - аппарат деньги взял, пожужжал, помигал лампочками и не отдал сладость. - Я сказала, шоколадку! - требование сопроводилось несильным пинком жестяного корпуса, что возымело действие - нужное упало в лоток выдачи. - Всегда срабатывает, - выуженый шоколад был тут же развернут и предложен случайной сокофейнице. - Угощайся, прекрасно успокаивает нервы, - брошенный на руки Джулии взгляд был полон понимания - столько жертв, от мала до велика, расшатают нервы любого.
Мимо прокатилась каталка накрытая простынью. Сотрудник морга поприветствовал медсестру, но прерывать свой путь не стал. Доктор проводила каталку  долгим взглядом.
- А вздремнуть можно в общей комнате отдыха. В сестринскую Вас не пустят, но в комнате есть диван и плед. А, да, еще освободились смотровые, там вполне комфортные кушетки, да и отгораживаются занавесками. Правда, белье одноразовое - не всем нравится…
Крис отломила кусочек шоколада и закинула его в рот, запивая кофе. Когда время поджимает, а спать хочется, любой вариант сойдёт, хотя...
- В смотровой меня будут пытаться реанимировать интерны, в комнате отдыха быстро найдут. Может в морг?  Тихо, сумрачно, и холод, говорят, продлевает молодость кожи... Ай, ладно, была не была, проводишь до комнаты отдыха? Я у вас тут совершенно не ориентируюсь.
Кристина допила свой кофе и выбросила стаканчик в стоящую рядом урну.

+1

6

- Эй! Я бы попросила! С добавлением натурально, между прочим! - оскорбленным тоном англичанина, при котором нелестно отозвались о лондонской погоде возмутилась она, даже почти получилось возмутиться и не прыснуть смехом в итоге. Впрочем, почти сразу она махнула рукой, вздохнув, покачала отрицательно головой на счет шоколадки, когда приглашенный специалист вернулась от аппарата со снеками, избив его почем зря. Надо было бы сказать ей, что можно просто повторно нажать ту же кнопку выбора, чтобы получить желаемое, и иногда даже в двойном размере, но Джул была слишком вымотана, чтобы обращать чужое внимание на подобную ерунду.
- А ты повесь на задернутую шторку записку "Труп жив, реанимации не подлежит", и никто не сунется, максимум - отвезут в тот же морг, но там у нас доктор Тенси, он точно не станет вскрывать спящего, - тоже на автомате перешла Джулия на менее формальное обращение и кивнула согласно. - Пойдем, тем более, мне все равно в ту сторону.
Допивая на ходу свой кофе, Бруно думала о том, что эта бесконечная смена когда-нибудь закончится, а дома ждет тишина и безопасность, никто не будет хватать за запястье обожженной рукой и врываться не менее раненой душой в твою.
"Нет, все же, надо бы подумать на счет кошки... и... что мне делать в отношении этого человека? Он явно умышленно поджог устроил, знал, что там дети и пожилые, которые сами не выберутся, но все равно устроил этот ад. Как я в принципе объясню это полиции? Что просто увидела это все? Они опять меня отошлет к психиатру, мол, вторые сутки пошли на дежурстве, привиделось", - Джул свернула в соседний коридор и чуть не подавилась остатками кофе, увидев идущего вдоль стены пациента. Быстро выбросила стаканчик в ближайший бак для мусора и быстро зашагала к сбежавшему из палаты. Они частенько так пытались встать под наркотическими анальгетиками или находясь в шоке и мало соображая, что творят. Просто такое редко бывало при таких ожогах.
- Эй! Вернитесь в палату, сэр! Вы же навредите себе! Сейчас же верни...
Она осеклась, подойдя достаточно близко, чтобы понять, что это тот самый пациент. Мелькнувший во взгляде страх застопорил и реакции, она, чуть было не прикоснувшись к здоровой руке человека, остановилась на полпути. При обширных ожогах пациентам не надевают больничное белье, включая просторные сорочки на завязках, то есть, сейчас обе девушки могли лицезреть покрытого более, чем на 25% ожогами парня, с обгоревшими волосами и лицом, который двигался вдоль стены, держась за нее и оставляя кроваво-сукровичные следы на ней. Джул поискала взглядом полицейских или кого-то на подмогу из персонала, но все были заняты, разбрелись по палатам - доделывали процедуры или писали отчетность.
- Мистер, Вам необходимо вернуться в палату, - взяв себя в руки, она "включила" тот увещевательный тон, который всегда активировался при общении с трудными пациентами, хотя голос все равно дрогнул, чего обычно не наблюдалось о нее. Она обеспокоенно посмотрела на Кристин, шепнув ей едва слышно:
- Позови кого-то из персонала или полиции, пожалуйста.

Отредактировано Julia Bruno (10.09.17 16:02:56)

0

7

Кристина шла и улыбалась - перспектива вздемнуть минут сколько-нибудь приятно грело душу, да и с новым знакомством повезло. В общем, она уже практически не жалела, что променяла вечер перед телевизором в компании вина и пиццы (да, вредно, но ведь можно в честь маленького праздника?) на дежурство в кризисном центре.
Коридор, поворот и вот... Желудок сжался в нехорошем предчувствии. Это даже не интуиция, это внутреннее понимание, что работа везде найдёт, даже если у тебя были другие планы.
Джулия ещё только окликнула пациента, бредущего, как говориться, по стеночке, оставляя на ней не самый приятный след, а мозг Крис уже работал, анализируя визуальную информацию.
"Возраст? По спине, с этими ожогами сказать трудно. Отсутствие болевой чувствительности. Обезболка? На такой дозировке, чтобы действительно не ощущать он бы спал. Если только он не спит сейчас. Что я упускаю?"
Взгляд зацепился за частично съеденую с кожи огнём татуировку.
"Военный? ПТСР? Расстройство сна?"
Доктору отчаянно не хватало информации, а чтобы её получить следовало подойти ближе, заглянуть в лицо, если хотите.
- Джулия, сделайте одолжение, мне нужны данные на этого пациента. Имя, показатели при поступлении. Даже не так, мне нужно описание, как бы так сказать, впечатления от осмотра, - женщина говорила собрано, абсолютно по деловому, обходя медсестру и вставая перед мужчиной.
- Сэр? Вы можете назвать своё имя и звание?
Ещё одна татуировка убедила врача в правильности первоначальной догадки.
- Имя и звание, - Кристина собралась с духом и повторила максимально жёстко и требовательно: - Имя и звание, солдат!
Женщина смотрела в стеклянные глаза обгоревшего мужчины, понимая что он совсем не с ними. Не в больнице, даже, возможно, не в этом городе и стране.
- Джулия, у нас белый код. Я видела телефон чуть дальше по коридору. Иди медленно, пожалуйста.
Белый код - условное обозначение психически нездорового человека. Доктор не торопилась с диагнозом, но того, что видела было достаточно для вызова дежурной бригады и охраны. Медсестра на роль зовущего на помощь подходила гораздо больше - она могла без запинки и набрать нужный номер, и сообщить точное месторасположение. А до прибытия бригады из психиатрического отделения им предстояло провести время в запертом коридоре с обоженным человеком.
Посттравматическое стрессовое расстройство в большинстве случаев сходит на нет за полтора-два года и редко носит тяжёлый характер. Кристина боялась оказаться правой. Боялась, потому что тогда больной, судя по тому, что она видела, находился в галюциногенном состоянии, и мало ли что это была за ситуация?

+1

8

Вроде бы, пациент ничего не делал, но у Джулии мурашки по коже волнами прокатывались при взгляде на обоженного до крайности мужчину. Скорей всего, это было связано с тем, что она увидела тогда, а может быть простая физиологическая реакция на вид открытых ран - до этого пострадавший лежал в закрытом специальной пленкой кювете с матрасом, который больше был похож на те кресла подушки с пескообразным наполнителем - ляжешь в такое и утонешь по форме тела. Это делалось для того, чтобы обильное отделяемое мгновенно впитывалось в такой наполнитель, чтобы ожоги не мокли под тяжестью человека, да и минимальная вертикальная нагрузка давала больше шансов на то, что ткани заживут ровнее. Из-за постоянной потери жидкости такие пациенты фактически беспрестанно были подключенный к внутривенным системам вливания дополнительной жидкости. И именно из-за этого обезвоживания были, как правило, очень слабы.
Этот же мужчина нашел в себе силы встать, отцепить себя от системы и даже выйти из палаты. И раны на нем все также сочились сукровицей и содержимым ожоговых поверхностей - полупрозрачная розоватая с желтым оттенком жидкость капала на пол под ним, стекала по ногам и делала открытые раны еще более жуткими. Джул не была слабонервной, но обычно такие пациенты лежали, и впечатление не было столь... шокирующим. Впрочем, голос доктора моментально вырвал ее из секундного шока (а казалось, она целую вечность смотрит на эту фантасмагорию), и, быстро назвав фамилию и имя пациента, отчеканила и его данные по истории болезни. По крайней мере, те показатели, которые знала последними. Попутно она уже шагнула к палате, где у самой двери висел телефон для внутреннего пользования и вызова экстренных служб - такие были в каждой палате, так что телефон в коридоре и не понадобился бы. О том, что пациент нестабилен стало ясно и без кода - он не смог бы подняться самостоятельно без адреналинового ража. А тут признаки были, что говорится, "на лицо".
Быстро набрав две цифры, Джул вызвала бригаду, а сама бросилась к процедурному столику, открыла ящик и достала упаковку с шприцем, уже наполненным мощным миорелаксантом: в состоянии такого возбуждения пациента следовало перво-наперво обездвижить. Чтобы ни себе, ни окружающим не навредил. А учитывая особенность данного индивида, Джул вообще бы запаслась бы еще и мощным снотворным.
Из палаты она выглянула через полминуты: ровно столько ушло на звонок и оперативное "вооружение". С собой у нее еще был специальный впитывающий плед - обернуть плечи обоженного и хоть немного смягчить падение, когда тот начнет оседать на пол под действием лекарства. Из-за спины пациента показала доку шприц, давая той зеленый свет - мол, все готово. Как и чем уговаривала мужчину Кристин, Джулия не знала, но тот хотя бы не был настроен агрессивно, а лишь бормотал все что-то про "спасти... спасти их всех... моя вина". Вновь вспомнились окатившие ее в момент соприкосновения чувства обиды, ярости и ненависти, смешанные с четким осознанием того, что делают руки.
Как сказать доктору, что пациент - виновник того пожара, не вызвав у последнего вспышку паники или агрессии? Конечно, она могла догадаться по полубредовому шепоту, но ведь он мог говорить о чем угодно, находясь в таком состоянии. Слова нашлись сами, впрочем, риском это отдавало все равно, хоть и Джул сейчас поняла, что о содеянном этот человек, все же, сожалеет. Очнулся от лихорадки предательства.
- Сэр... - обратила она на себя внимание мужчины, тут же повернувшегося к ней. От взгляда, полного тоски и боли, она вздрогнула, но, сглотнув, все же предложила, - лучше рассказать все, что знаете, полиции, - в этот миг по его взгляду стало понятно, что он удивлен ее знанию, но сейчас важно было говорить все также спокойно и уговаривая, - они помогут, правда. и мы - тоже. Но давайте вернемся в палату, ладно? Вам нужно выздороветь, чтобы все рассказать подробно.
Она бросила встревоженный взгляд на Кристин, и это, вероятно, стало ошибкой -  контакт был потерян. А ведь он уже повернулся к палате лицом! Движение для столь сильно раненого было быстрым: она и охнуть не успела, как он схватил стоявшую недалеко тележку с инвентарем для уборки и взялся за швабру. Признаться, происходившее вдруг замедлилось до минимума, словно секунда растянулась во времени, Джул было подумала, что ее сейчас ударят, но пациент с диким криком с размаху сломал палку о косяк - медсестре пришлось пригнуться и прикрыть голову руками. И все равно она почувствовала осколки пластика и ударившую о плечо отлетевшую часть, а в следующее мгновение увидела, как пирокинетик делает замах головой и резкое движение руками, чтобы проткнуть себе горло заостренным теперь концом палки.
"Боже... нет!" - но даже уже воткнутый в бедренную мышцу пациента шприц вряд ли спас бы положение. Она просто не успевала - лекарство подействует, самое быстрое, через 8-секунд.

0

9

То, что пациента в приемнике помогала осматривать и обрабатывала Джулия – чистой воды удача.
«Главное, чтобы эта удача не была единственной», - тревожно думала доктор, стараясь смотреть раненному при пожаре пациенту в глаза.
И не только чтобы не терять зрительный контакт. Его кожа… «Это даже кожей не назовешь!» Она была вся как сморщенный, оплавленный полиэтилен, а там, где она лопалась, а новые разрывы сопровождали каждое движение мужчины, текло нечто… Кристина знала все эти названия, просто даже вспоминать не хотелось, с лихвой хватало того, что попадало в поле зрения, чтобы женщина то и дело сглатывала вязкую слюну.
Доктор раз за разом пыталась достучаться до обожженного человека, повторяя как заклинание фразу про имя и звание. Сказанного медсестрой хватило, чтобы считать версию о посттравматическом синдроме основной – по описанию пациент уже был в плену галлюцинации, когда поступил по скорой. Женщина не винила коллег из ожогового, что они не позвали кого-то из психиатрии. Такое состояние слишком легко перепутать с шоком от травм. И Кристина достучалась.
Нечто осознанное появилось во взгляде, какая-то закономерность в мало разборчивом шепоте. Он был похож на бред, но некоторые слова даже различались.
- Спасти... спасти их всех... моя вина…
Выдыхать и расслабляться еще было рано, но прогресс вселял надежду.
Джулия буквально на пару минут исчезла из поля зрения доктора, а когда вернулась, незаметно показала то, что почти не надеялась увидеть Кристина. Осталась самая малость, отступить чуть в сторону, дабы медсестра смогла вколоть препарат. И в этом психолог ошиблась – доверила свою работу другому, без уверенности, что этот другой точно знает, как поступить. Но у Джулии не было специальной подготовки, которую проходят все из психиатрического отделения.
Все произошло быстро. Слилось в единый миг. Вот Джулия подходит ближе. Вот перехватывает внимание на себя. А тут все трое почти вошли в пустую палату… Но Кристина висит на руке мужчины. Висит буквально, не доставая мысами до кафеля на полу, чувствуя, как пропитывает жидкость из ран пациента одежду на ней там, где она прижималась к ним весом. А все ради того, чтобы бывший солдат не причинил себе еще большего вреда, не воткнул себе в шею обломок швабры, что мгновение назад разлетелась в щепки над головой медсестры.
- Коли! Джулия! Ради бога, коли его! – Крис могла только кричать.
Глянуть назад – было бы второй ошибкой, а доктор и так уже кляла себя на все лады мысленно, что позволила медсестре вводить препарат.
«Надо было самой!» - стучало в голове. Надо было. Это женщина запомнит теперь на всю жизнь. Это, чувство липнувшей к телу мокрой одежды и мгновения ужаса неизвестности о судьбе случайной попутчицы по больничным коридорам, ведь времени на то, чтобы рассмотреть, ранена ли она, у Кристины не было.
Женщина постаралась откинуть все ненужные мысли. Первоочередная цель – не дать пациенту закончить начатое и убить себя. Оказание помощи медсестре, самокопание и избавление от испорченной одежды – дело третье. Сейчас главным было просунуть руку, ухватиться за острие обломка древка швабры и попытаться отвести его подальше. И если с первыми двумя пунктами Кристина справилась, то для третьего банально не хватило ни сил, ни веса.

+1

10

Пока она не смотрела, боли не было. Да и царапина от щепки пластиковой была явно пустяковой, лишь горячее и липкой прижало ткань формы к предплечью, вызывая не самые приятные ощущения. Надо же, даже прорезало. Да и плечо ныло, но это все мелочи, отмечаемые фоном, даже не зафиксированные сознанием.
Тело реагировало быстрее мыслей, игла после приказа Кристин воткнулась в мышцу пациента на бедре, лекарство под давлением поршня ушло в мышцу. Одеяло она, естественно, выронила, не до него было - это ее и спасло, когда она отшвырнула в сторону использованный пустой шприц (мало ли, за него схватится пострадавший?). Под весом буквально повисшей на нем психолога и боли от введенного лекарства мужчина просто завалился на бок и вперед, погребая под собой врача, медсестру, впитывающий плед и остатки швабры.
Испугаться она не успела, просто вновь окунулась в чужую бездну отчаянья и ужаса от содеянного.Обоженная рука коснулась шеи - вв тот же миг Джул закричала, хотя этого уже не слышала. Зато слышала рев пламени в чужих воспоминаниях и сокрушающее волю чувство вины, накатившее почти сразу, как зажженная спичка коснулась разлитого по всему подъезду керосина. Как ни странно, боли от огня на коже она не чувствовала, зато тяжесть душевных мук была в разы хуже: от предательства любимого человека до того, что этот боец принес с собой с войны.
Крик Джулии словно бы отрезвил впавшего в безумие мужчину: он вдруг резко скатился с нее и Мид, отползая в угол и уже там сворачиваясь в позу эмбриона, защищая голову изуродованными руками и повторяя лишь одно: "Моя вина... это все моя вина... моя вина... моя...", - обломок рукоятки швабры валялся рядом, но его пациент уже будто и не замечал.
По коридору к ним уже неслись медбрат и санитар, два охранника и врач из психиатрии, а со стороны поста выглянул полицейский. Джулия только лишь и смогла, что всхлипнуть и кивнуть согласно коллеге, который точно знал, что с ней сейчас было. Голос она от крика, кажется, сорвала, пришлось жестом показать, что на данный момент все ок. Пришлось закусить губу, чтобы не разреветься от все еще бушевавших внутри чужих эмоций и боли. Опираясь на дрожащие руки, она приподнялась на локтях и начала садиться.
- Хэй, Джул? Второй раз уже за сегодня. Ты как? Точно норм?
- Черта с два... но буду, - хриплым шепотом ответила она Сэму, медбрату с приемника, и таки выдавила из себя дежурную улыбку, но тут же поморщилась - царапина на руке дала о себе знать и вот теперь, когда адреналиновый шок начал спадать, заболела. Быстро глянув на психолога из поддержки, вздохнула и сипло, как-то отстраненно спросила, - Вы не ранены?
Чисто автоматический вопрос, впитанный на практике на курсах и с опытом работы. Пациента уже укладывали на каталку, накрывали и прилаживали капельницу обратно. Голова взорвалась болью - кажется, на сегодня лимит исчерпан.
- Сэм, есть свободная смотровая? Нам с доком надо... отдохнуть и привести себя в порядок, - голос возвращался, хоть и хрипел до сих пор, и все же, был уже на грани, дрожал.
И лишь когда они остались одни, а вода потекла шумно в металлическую раковину, Бруно всхлипнула, почувствовала горячее на глазах и тут же оставила выпитый ранее кофе в водостоке. Хорошо, хоть добралась. Оставалось надеяться, что док не станет лезть с тактильными утешениями.

+1

11

Когда всеми силами борешься с человеком, который как минимум в два раза больше, раза в три тяжелее, а в его крови адреналина столько, что он не чувствует ни боли, ни вообще чего-либо, при этом мозг посылает ему совсем не те сигналы, как-то готовишься к тому, что в любой момент упадешь на спину.
Да, Кристина понимала, подобный исход вполне возможен, но на деле вышло немного не так, как оно представлялось. Все же сложно вообразить, каково это на практике оказаться с выбитым воздухом из легких и, натурально, звездочками перед глазами. При этом резко бил по ушам крик Джулии.
Буквально на ощупь, и, видимо, все же поймав собственную адреналиновую волну, Мид отпихнула начинающее обмякать тело обгоревшего мужчины.
- Святой адреналин! – кое-как, сначала перевернулась на бок, потом встала на четвереньки, а затем очень медленно поднялась на ноги, на всякий случай пнула обломок деревяшки, откатывая его подальше от скулящего человека.
Спешащую на помощь бригаду Крис встречала, держась за косяк соседней палаты и ощупывая затылок. Да, она подозревала у себя сотрясение, но сейчас ближайшей целью все еще виделось иное: сдать мужчину с рук на руки, предоставить максимально полный устный отчет, чтобы лечение началось быстро и имело максимальное эффективность, а потом заняться серо-зеленой Джулией.
- Фиксируйте, - на автомате отдала распоряжение. – Была попытка суицида. Без карты могу только предполагать ПТСР, возможно, повлекшее развитие острого психоза с распадом личности, - нет, доктор так и не назвала точного диагноза, для него требовалось времени больше, чем у нее было, однако для специалиста из психиатрии этого было достаточно – они оба говорили на одном языке.
- Вы не ранены? – раз о пациенте уже заботились другие, Джул переключилась на подругу по приключению.
-Нет, если не считать шишки на затылке, и вот когда ты не кричишь, мне гораздо лучше, - ответила Ричардс медсестре.
И несмотря на то, что им с готовностью выделили смотровую, Крис не ушла и не отпустила местного коллегу, пока не вытрясла из него обещание, допустить ее после к обгоревшему человеку.
- Эй, не хочешь ничего рассказать? – спросила женщина медсестру, как только та перестала изливать душу сантехнике. – Что это была за ужасная пантомима?
Мид имела свою догадку на этот счет. На нее навел то упоминание по поводу второго раза за день. Но Крис не спешила озвучивать свои мысли в слух.
- Поделись раковиной, скоро заявится делегация из желающих знать о произошедшем. Хочу немного отмыться.
Забота по-больничному – комплект униформы, чтобы переодеться. Чей-то запасной, но Ричардс была и ему рада – все лучше, чем ходить в грязной и испорченной одежде.
- План такой, - начала она, отлепляя от себя одежду и отправляя ее прямиком в мусорку, - наткнулись, доложили, я потеряла контроль над пациентом, а ты спасла ситуацию, когда он резко нырнул из галлюцинации в бред. Почему его не освидетельствовали в приемнике? Сомневаюсь, что он тогда был более адекватен, скорее уж мы его встретили на этапе выхода.
Крис чувствовала себя опять интерном, обтираясь мокрыми салфетками. Как и тогда, она опять мечтала о душе для ординаторов.

0

12

Ее колотило, и док тут была вовсе не виновата, но очень хотелось прямо сейчас послать ее на все четыре известные стороны. Голос не слушался, горло саднило при попытках заговорить, виски и затылок ломило при каждом новом спазме, хотя уже попросту нечему было выходить из ее желудка, организм все равно весьма устойчиво реагировал на стресс. Качнувшись назад-вперед, будто успокаивая себя, Джул, тем ни менее, не поднимая взгляда на Кристину, помахала в сторону, где была вторая раковина - наверняка опять закрыли ширмой, чтобы хоть одну не трогали пациенты. Вероятно, док догадлива и поймет сама, где находится искомое. А ей сейчас вот самой Джул просто как дыхание необходима возможность смотреть в бездонную тьму в середине водного водоворота водостока. Это успокаивало, в какой-то мере отвлекало от того, что она видела, да слезы, все никак не желавшие останавливаться, так видны были меньше. Тошнота проходила, но по опыту Джул знала, что это может быть временно. Надо дождаться, пока внутри станет пусто-пусто...
Это еще и дало ей некий овертайм на подумать о том, что говорить, а что не говорить по сути незнакомому человеку. По сути, большим секретом ее способности в больнице не были, Джул никогда не запрещала коллегам и даже не просила хранить тайну, но как-то так повелось, что при посторонних свои обходили эту тему стороной или изъяснялись на понятных только меж своими аллегориями. Джул была за это благодарна, но теперь сама столкнулась с необходимостью хоть как-то пояснить свое состояние человеку, с которой и парой фраз не обмолвилась.
Когда стало возможным говорить, она еще раз плеснула холодной воды в лицо и, вытерев бумажным полотенцем влагу, с тяжким усталым вздохом повернулась к психиатру. Начнем с малого - с ответа на последние вопросы и замечания.
- Он был без сознания, когда его привезли, вот и вся разгадка. Были проблески с короткой моторной активностью, но это списали на болевой шок. Не редкость в нашем отделении, - перекрыв воду, она устало опустилась на кушетку рядом с умывальником и вымученно улыбнулась. - Не стоит ничего такого говорить, док, здесь скорей поверят правде, чем...
Собственный сиплый голос заставлял морщиться, но говорить она уже определенно могла. Пауза в пару секунд, казалось, была просто для подбора слов, но на самом деле Джулия просто не зала, что сказать. Впрочем, какого черта?! Это не есть что-то постыдное и не убивает людей...
- Мои коллеги в курсе того, что я экстрасенсорик, - сейчас почему-то очень остро не доставало запаха ароматических палочек, хоть каких-то резких благовоний, которые затмят своими ароматами медно-желчный привкус во рту и запах пациента, пропитавший ее одежду. Она поморщилась. - С твоего позволения...
Переход на "ты" был инициирован не ею, но зато с легкостью поддержан - чаще всего именно после экстренных ситуаций границы субординации в общении меж персоналом стирались, по крайней мере, пока никто не видел. Она прерывисто вздохнула и стянула остатки насквозь промокшей чужой кровью и сукровицей униформы. Ладно, хоть белье не пострадало. Она наскоро вытирала кожу антисептическими салфетками, попутно рассказывая уже о себе, а не о пациенте.
- У меня нет мизофобии, просто так проще пояснять неосведомленным, почему я все время в перчатках и запакована по горло в одежду. Признаться, я сама виновата в произошедшем, надо было раньше сообщить, когда его принимали, но он и без того от мук совести... сходит с ума, я не знаю, чем ему помочь. А полиция явно не будет с ним цацкаться с учетом того, что это был с их точки зрения умышленный поджог.
Она быстро натянула уже на более или менее чистое тело запасную форму и наскоро заплела влажные волосы (смывала с них ошметки кровяных сгустков) в косу сбоку. Сменила перчатки, обработав и руки, досадливо поморщившись на новую порцию раздражения на коже под перчатками, но тут уж ничего не поделать.
- Мне придется рассказать полиции, - вновь глубоко вдохнув, она посмотрела на женщину рядом, невесело улыбнулась. - По закону не имею права это утаивать.
"В шкафчике вроде еще были парочка палочек... может, попросить ребят принести? Ладно, перетерплю..."

Отредактировано Julia Bruno (27.12.17 16:52:31)

0

13

Холодная вода из крана над крохотным умывальником – не душ, но и на том спасибо. Вода приводила в чувства, освежая и немного замедляя лихорадочный бег мыслей в голове.
Такое бывает сразу после экстремальных ситуаций, когда пик миновал, но понимание, что ничто еще не кончено, а спокойствие – фикция, как глаз урагана, жжет внутри непонятной тревогой. И если бы за себя…
Кристина переживала сразу о двух людях: одного обкололи, зафиксировали и увезли в отделение психиатрии, другой… другая стояла рядом, и ей было чертовски плохо.
«По одной проблеме за раз», - напомнила себе доктор. Ее мозг быстро перефокусировался и, к моменту, когда влажная салфетка впитала в себя лишнюю влагу с рук и лица, выдал приемлемую и логичную последовательность решения задач.
Первым номером стояла Джулия Бруно, а точнее помощь медсестре в постстрессовой ситуации. Оставалось только надеяться, что та сама захочет этой помощи. А пока требовалось дать ей время взять себя в руки, уж слишком колотило Джулию, а всмотривалась она в раковину так, будто бы от этого зависела ее жизнь.
- Он был без сознания, когда его привезли, вот и вся разгадка. Были проблески с короткой моторной активностью, но это списали на болевой шок. Не редкость в нашем отделении, - «У них просто не было, за что зацепиться для вызова психиатрии, а в приемнике не было ни одного специалиста – мы все были заняты на другом кругу ада», - сделала свои выводы доктор. - Не стоит ничего такого говорить, док, здесь скорей поверят правде, чем...
Ричардс даже набрала воздуха в грудь, да так и задохнулась в немом возмущении, именно это она и предлагала сказать, ведь все так и было. Это она была компетентна, но передала управление неподготовленной должным образом сотруднице! Но всего лишь глубоко вздохнула, поняв, что пауза – вовсе не предложение диалога, а следствие саднящего, наверняка, горла.
- Мои коллеги в курсе того, что я экстрасенсорик. С твоего позволения...
Как будто бы Кристина могла запретить ей переодеться. Не то, чтобы обтирания или свежая одежда сильно помогали – в носу все равно намертво засел запах от ожогов, а кожу (чистую!) все равно стягивало в тех местах, где до этого была пропитанная сукровицей и еще бог знает чем одежда. Психосоматика, не иначе.
- У меня нет мизофобии, просто так проще пояснять неосведомленным, почему я все время в перчатках и запакована по горло в одежду. Признаться, я сама виновата в произошедшем, надо было раньше сообщить, когда его принимали, но он и без того от мук совести... сходит с ума, я не знаю, чем ему помочь. А полиция явно не будет с ним цацкаться с учетом того, что это был с их точки зрения умышленный поджог.
Джул рассказывала о себе и пациенте. Первое, что стало ясно сразу, она союзница – вместе они смогут свернуть полицейскую машину с пути найти виноватого на рельсы правосудия.
- Мне придется рассказать полиции, - глубокий вздох, взгляд и улыбка, без надежды на что-то хорошее. - По закону не имею права это утаивать.
Вот теперь медсестра выговорилась и ждала ответа. И у Крис их было вагон и маленькая тележка.
- Во-первых, - начала она, - именно моя версия правдива. У кого из нас степень по психиатрии? Кто доверил непрофильной медсестре пациента? Кто проморгал психоз имея степень? То-то, отвечать придется мне. И главному врачу, который должен был действовать по протоколу и организовать дежурство психиатра в приемнике.
Крис умела убеждать, она знала, как преподнести факты для большого жюри, а сейчас рядом сидела всего одна девушка, и она не могла не понимать, что озвученные вопросы – это факты, которыми будет руководствоваться комиссия при «разборе полетов».
- Во-вторых, у нас есть немного времени для себя, и ты им воспользуешься по полной программе, - доктор встала напротив медсестры и скомандовала: - А теперь ляг и закрой глаза. Сделаешь, как я скажу, тебе станет лучше, - Мид решила провести терапию, как говориться, по горячим следам. – Ибо, в-третьих, мы можем кое-что сделать, но именно мы, а значит, ты мне нужна не трясущейся размазней, а в полном рабочем состоянии. Этот мужчина – жертва равнодушия чиновников. Он солдат, он защищал нас, мирных жителей, тебя и меня, в одной из бесконечных компаний. Списанные по комиссии они никому не нужны, про них забывают, как про старый и ненужный хлам. А им нужна помощь. Их сотни, но здесь и сейчас только один. Так что ляг и закрой глаза, если тебе тоже не все равно.

+1

14

- Но...
Она возразила бы, что согласно протоколу приема пострадавших в экстренных ситуациях первичный осмотр допускается лишь в той степени, чтобы устранить возможную причину летального исхода, но никак не банального психомоторного возбуждения. Но кто она такая, чтобы перечить врачу? Прижав к все еще чуть влажному лицу только что выдернутое из держателя рядом стерильное полотенце, она медленно вдохнула, все также слушая дока. Да, права она, будь не ладна эта самая правота, во всем права. И все же, морально-этические нормы в голове спорили с гражданской ответственностью и жалостью к тем, кто пострадал из-за мужчины, к самому пациенту и даже к самой себе. Кивая почти на каждое слово, она чувствовал, как жгут глаза уже закончившиеся слезы, и как с каждым тяжким вздохом сил остается все меньше. Пришлось прикусить губу, посмотрев на Кристин исподлобья, вновь кивнуть, молча забираясь на кушетку.
"Ладно, в конце-концов, пять минут дела не решат, а пациента все одно уже отвезли, так. А у меня все еще колени дрожат и руки. С другой стороны, когда это мне помогали психологи? Всегда ведь сама справлялась, так? Надо было просто выпить успокоительное еще..."
Глубокий вдох, такой же глубокий и шумный, чуть прерывистый выдох - она сцепила так и просившиеся реализовать пальцевый невроз руки на животе и прикрыла глаза, сглотнув вдруг ставшую неприятно вязкой слюну. Надо было бы еще выпить воды и много, но это потом.
Стоило закрыть глаза, как в голове запульсировали недавние чужие воспоминания, пусть не столь яркими картинками, зато эмоционально наполненные. С этим она умела справляться, постфактум это было куда как проще чем в первый, шоковый момент лицезрения чужого, обычно тяжелого и вязкого мира. Она почти чувствовала запах бензина, растекавшегося по ступеням подъезда, обжигала пальцы той единственной спичкой, упавшей в горючую жидкость, переживала всю боль и отчаянье преданного на пороге своего дома самым дорогим человеком вояки. Но усилием воли заставила себя сосредоточиться на здесь и сейчас, отгоняя непрошеное видение. Это лишь отголосок, воспоминание о воспоминании, след того, что коснулось ее тогда, в коридоре возле палаты пострадавшего.
- Я... ну, я вроде б как готова, док.
"Мне сейчас бы просто поспать, а не вот это вот все..."

0

15

«Может к черту это все? Уколоть ее тоже, да пусть поспит? – Крис почти дрогнула под натиском наглядного. – А пока она будет спать приедет детектив в мятом костюме за десять баксов и, не разбираясь, перехватит моего, - почему-то доктор обозначила мужчину именно своим, - пациента».
Тогда итог был бы именно таким, каким его описывала Джулия, но не тем, который можно было счесть справедливым.
«Я собираюсь провести терапию с неподтвержденным результатом. Терапию, что еще только разрабатывают. Я достойна палаты рядом с тем воякой», - делать что-то в первый раз всегда страшно.
Методика, которую хотела попробовать Кристина, была описана в паре работ, клиническое испытание только недавно началось – сложности в поиске добровольцев для групп. Единичных случаев положительного результата недостаточно для признания терапии действенной и ее ввода в список рекомендуемых.
- Так, готовая моя, я делаю это впервые, поэтому не торопи.
Нет, сеансы у людей (целых три клиента) с такими способностями она вела, но это было больше из разряда устранения симптомов, чем лечение.
Для сравнения. У вас болит зуб. Вы выпиваете таблетку, и боль уходит. Но это не означает, что зуб стал здоровым.  Общепринятая методика – та таблетка: снять тревожный синдром, предупредить развитие психоза, помочь свыкнуться с «новыми» знаниями – одним словом (двумя), устранение симптомов.
- Есть новый подход в психологической помощи для людей с таким даром, - Мид привыкла слышать другое слово обозначающее способность и даже в какой-то степени была согласна. – Он направлен не на облегчение, хм, последствий сеанса, а скорее на облегчение самого процесса, делая его, так сказать, более легким или же менее травмирующим.
Ричардс раздобыла себе стул и уселась рядом с кушеткой.
- Джулия, какой фильм ты посмотрела последним? Ну, из тех, что тебя заставил сопереживать героям. Я вот тут недавно плакала над несчастной газелью. Представляешь? Включаю Дискавери, а там фильм по кошек Африки. Показали моменты охоты. Ты себе представить не можешь, как я болела за газель, когда та удирала от то ли леопарда, то ли гепарда – помню только пятна на шкуре.
В журналах было про статичные картинки, фото и слайды, но их под рукой не было, а доктор сочла фильмы прекрасной альтернативой. К тому же многие сенсоры видели, а точнее проживали, далеко не статичные чужие воспоминания и переживания.
Смысл же был в том, чтобы в итоге человек не прыгал с головой в чужую жизнь от каждого прикосновения, а мог оставаться отстраненным наблюдателем, которому не чуждо сопереживание, но и которого не разрушает его восприимчивость.

+1

16

Не то, чтобы слова доктора встревожили, но некоторый звоночек дали - не слишком-то это было все воодушевляюще, если честно. Особенно слова о том, что доктор делает это впервые. И по всем законам, писанным и неписанным, она могла бы отказаться послав на все четыре стороны мисс Кристин. Но вместо сакраментального "Ой, все", она лишь улыбнулась и выдохнула глубоко, кивнув.
- Ну, все бывает в первый раз...
"Она профи, она знает, что делает, ведь теория имеется, просто практически не освоено. Это как на зубок знать манипуляционную технику постановки инъекций, но все равно волнуешься, впервые делая руками. Но ведь делая, и при хорошей теоретической базе, делая хорошо. Поэтому, доверимся профессионалу. Что я теряю-то в итоге? Хуже уже не станет. Лишь бы этот запах выветрить из головы..."
Она прекрасно знала, что запах не реальный, не здесь и сейчас, он витает призраком в воспоминаниях и ощущениях того мужчины, перекинувшихся на нее при прикосновении. Но субъективно все равно лип к коже и оседал на рецепторах. Она внимательно слушала пояснения, вновь согласно кивнула - мол, понятно.
- Оу, я, наконец-то, смогу целоваться без последствий? Ну, или не слишком масштабных последствий? - шутка вырвалась поневоле, больше нервная, но в каждой шутке есть доля шутки, как говорится. - Валяйте, док, правда, я готова расстараться ради такого, правда.
Она глянула, как женщина устраивается рядом на стуле, задержала взгляд на ее изящной шее. Она была похожа на актрис из пятидесятых, то ли безупречной осанкой, то ли какой-то непривычной для их суетливого времени утонченностью, но было видно, что, как минимум, каким-то видом танцев или спорта она занимается точно.
"Может, гимнастка бывшая? Опять думаю о ерунде всякой..."
- Хм... "Призрак оперы", мюзикл, знаете, да? С Эмми Россум и Джерардом Батлером. Там, конечно, не было антилоп, которые за жизнь борются, но всегда переживаю за персонажей в этом мюзикле. Хотя смотрела его раз двадцать наверное уже, - она хохотнула и вздохнула тут же, вспоминая, как сидела с красным носом и перевела четверть пачки одноразовых носовых платков. - Как обычно прикончила баночку мороженного "Парле" и по меньшей мере дюжину салфеток извела, представляя, что должен чувствовать Эрик.
Это было похоже на обычный девчачий разговор во время субботнего совместного просмотра ужастика или мелодрамы. Помнится, они так сидели с Джейн раньше, просто болтали обо всем на свете, смеясь или немного взгрустнув о чем-то своем, девичьем, но совместном. Теперь у нее не было такой возможности, теперь приходилось быть очень осторожной в своих контактах, а потому одиночество Эрика, ставшего действительно Призраком из-за своей особенности, она понимала очень хорошо. И его неудержимую жажду чего-то большего - тоже. Хотя бы немного большего.
Подмывало поболтать с Кристин вот просто про мюзикл этот или книгу даже, как обычные трещотки-подружки, но сейчас ведь сеанс, так? И доку виднее, как дальше и что говорить. Наверное.

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [14.04.11] Coffee break