https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [29.09.10] Предвестники бури


[29.09.10] Предвестники бури

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

Время: 29 сентября 2010 года
Места: Окраины С-Л: Загородный дом Арно, Центр С-Л: Торговый центр
Герои: Colbert, Kristof Baccara-Noir, Bjorn Thorwar, Arno
Сценарий: вампир Колберт вместе со своей свитой прибыл в Сент-Луис, захватив при этом дом своего птенца Арно. Их цель - не только вернуть беглеца, но и навестить Принца города.

0

2

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

- Начало игры -

Настроение у Бьёрна было прескверное. Он ненавидел самолеты, совершенно не доверял этим дарам прогресса и справедливо считал, что чувствовать себя комфортно в небе, если ты не птица, адекватное существо не может. Никто не проверял, что случится с оборотнем, упади он с высоты в несколько тысяч метров, и Бьёрну вовсе не хотелось становиться первооткрывателем в этой области. А, если верить новостям, самолеты  падали так часто, что с точки зрения медведя испытывать удовольствие от перелета может только совершенно безумный тип. Колберту хорошо - весь путь он проделал в багажном отсеке, в качестве груза. А вот оборотню всякий раз огромных трудов стоило не показывать, насколько ему не по себе.
И все из-за строптивого нахального "птенца", внезапно ринувшегося в новый свет!
Арно Бьёрн знал не слишком хорошо, и по шапочному знакомству было сложно догадаться, что придворный певец Белль Морт столь своенравный и отчаянный. Разве что хозяйка совсем его допекла...
Оборотень мотнул головой, поднялся с кресла, где сидел последние полчаса, прошелся туда-сюда по комнате. Арно тут неплохо устроился. Правда, с едой в вампирском лежбище было туговато, и это тоже не добавляло Бьёрну позитива.
"Хоть бы он вернулся поскорее," - подумал медведь, бросив взгляд за окно. Ночь близилась к концу, и такими темпами сюрприз беглецу грозил сорваться. Мастеру, как и Арно, требуется сон.
Колберт  тоже был не в настроении. За последний час он утратил связь со своим "птенцом", и, хотя его  лицо как обычно не выражало никаких эмоций, Бьёрн звериным чутьем ощутил напряжение, повисшее в воздухе. Они не стали беседовать на эту тему - это было ни к чему.  Каждый и без того сделал для себя нужные выводы.
Сейчас Мастер сидел в гостиной, словно каменное изваяние, Кристоф отправился бродить по дому, а Бьёрн, которому немного наскучило просто сидеть, отошел к большому распахнутому настежь окну и смотрел на спящую улицу.  За много лет, проведенных в провансе,  в относительном уединении, оборотень отвык от обилия людей вокруг, и сейчас его ноздри чуть трепетали, улавливая в ночном прохладном воздухе сотни новых запахов.
Свет они не включали - ни к чему выдавать себя раньше времени и портить встречу Мастера со сбежавшим чадом. Да и в темноте все трое видели превосходно.

+1

3

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

- Начало игры -

Они прибыли не так давно, но колдун уже успел провести обзорную экскурсию по дому для самого себя. Он облюбовал в качестве личных покоев очень светлую полукруглую комнату с большими окнами и видом на пальмовые заросли (благо, вампиру такая точно не была бы интересна), и чуток распаковался. Никаких сомнений насчёт того, что с гостеприимством всё будет как надо, у него не возникало. В конце концов, разве они кого-то собирались спрашивать прежде, чем приехать в дом к птенцу их мастера? Для Кристофа само собой разумеющимся было игнорирование желаний тех, кто стоит ниже Колберта по иерархической лестнице вампирского мира.

Зеркало на светлой стене отражало его в полный рост, и, придвинувшись поближе, колдун навёл только ему понятную красоту на своём лице. Немного белого грима, немного красных штрихов, тёмно-серых теней, и на верхней половине лица оказалась нарисована костяная полумаска, имитирующая часть человеческого черепа: провалы глазниц, кости скул и лба, изогнутые так, как бывает только у компьютерных злящихся монстров. Кристоф прекрасно знал, что в природе таких мимически извращённых черепов не существует, но что он почитал за проявление зловещей красоты тёмного мира, то и рисовал.

Приход птенца Колберта был вопросом времени, вряд ли в свою первую ночь в городе вампир решится на переезд и не вернётся сюда для безопасного дневного сна. А что до самого Кристофа, так его присутствие едва ли обязательно для радушной встречи мастера и его чада. Однако же он тоже пришёл в гостиную, где обретались вампир и оборотень, а Арно всё не появлялся.

- Дышишь темнотой? - Колдун присоседился к ликантропу, глядящему в окно. Его взгляд устремился к ершащейся от капель водной поверхности подсвеченного бассейна, но не время было плавать, и даже не столько приход блудного сына тому виной, сколько неприятный осенний дождь. - Судя по всему, этот разорвал связи с мэтром.

"Этот" у Кристофа был Арно, а "мэтр", соответственно, Колберт. Да, он был пристрастен и нетактичен, зато откровенен по части своего отношения к участникам разыгрывающегося действа. С точки зрения колдуна всё происходящее тянуло пока что только на бульварный детектив, максимум - на слабенький триллер, то есть пока ему было не особенно интересно, земля под ногами ещё не горела, а стало быть, можно слоняться по округе с ленцой рассматривая местечковый колорит.

- Как думаешь, будет драка из-за шалостей этого? - он едва слышно прошептал слова на ухо Бьёрну, придвинувшись к нему так, словно окно вдруг оказалось в два раза уже, и просто не было возможности стоять у него вдвоём как-то по-другому. За века Кристоф привык, что с оборотнями так можно и нужно, что от "своих" ликантропы такую тактильную близость воспринимают скорее выражением доверия и прочих благих чувств, а не пошлым приставанием. И именно потому действовал сейчас так, а не иначе. Давал понять, что он-то во всём поддержит и поймёт. Домогаться давно знакомого оборотня он явно не намеревался.  Но вот непосвящённому человеку со стороны могло показаться, что разрисованный чёрте как одетый мужик пристаёт к другому, прилично одетому парню, то есть он то ли гей, то ли наркоша, то ли всё сразу, и значит Бьёрну самое время посочувствовать. Но окно, у которого стояли двое совершенно не похожих мужчин, выходило на задний двор, а это снижало вероятность увидеть за забором соседский нос.

+1

4

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

Бьёрн улыбнулся, мягко боднул в висок  пристроившегося рядом колдуна, мимолетно потерся о него щекой. Движение вышло почти ласковым и немного снисходительным. Так  матери в мире зверей порой нежат своих детенышей. Никакого сексуального подтекста этот жест не нес, хотя со стороны, должно быть, выглядел  весьма провокационно.
- Здесь воздух совсем иной. И так много людей. Я почти ощущаю их ровное дыхание, - оборотень  сделал глубокий вдох, словно желая впитать все запахи ночи разом, и резко выдохнул.
- Как думаешь, будет драка из-за шалостей этого?
- Если птенец нашел себе сильного покровителя, будет... - Бьёрн сделал паузу, подбирая нужное слово. Он не сомневался в том ,что сила их триумвирата  во много раз превосходит  мощь любого из здешних нелюдей. Но открытый конфликт мог вылиться во что-то непредвиденное. Неопределенности Бьёрн не любил. - Неприятно. Он не стоит таких тревог, этот птенец. Но ты же догадываешься. Нужен бы повод.
Сам оборотень не  был в восторге от прилета в Сент-Луис еще и потому, что терпеть не мог  интриг и дворцовых плясок вокруг до около. В его внутреннем мире за полтысячи лет мнения о способах разрешения конфликтов не изменилось: лучше честная драка, чем пикировка словами и коварные козни. Другое дело, что едва ли кто-то здесь в здравом уме решится в открытую бороться с ними тремя.
Пронзительный взгляд  метнулся к блеснувшей цацке на руке Кристофа. Оборотень подцепил  кончиком пальца свисавшее с плетеного браслета перо. Он привык к тому ,что колдун едва ли не каждый день мстерил себе новые гри-гри или что-то в том же духе. И помнил каждый из них.
- Этот новый. Для чего он?

0

5

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

- Начало игры -

Перелет был не самым приятным событием. Хотя все время он провел в гробу, Кольбер все же чувствовал мерзкое послевкусие от прибывания в "железной птице". Недоверие ко всей современной технике пропитало его сущность настолько, что если бы не срочность задания, он заставил бы весь триумвират добираться старым проверенным путем- через море.
Уже несколько часов Кольберт сидел в кресле и вспоминал разговор с Белль Морт. Прекрасная хозяйка была настолько возмущена побегом его нерадивого "птенца", что не нужно было быть великим интриганом, чтобы понять, кого отправят за беглецом. Похоже, что не сам Арно интересовал Белль. До этого мальчишки ей не было уже никакого дела. Прошло не мало лет с того момента, как он перестал постоянно прибывать у ее двора. Значит в этом городе был кто-то очень нужный этой коварной женщине.
Мастер наблюдал за тем, как вел себя его триумвират, оказавшись в этом доме. Похоже, что Крис уже освоился и был даже рад этой незапланированной поездке. Хотя, что еще стоило ожидать от его человека- слуги. А вот Бьёрн явно был недоволен такой резкой сменой обстановки. Как и сам Кольберт, его медведь предпочитал уже обжитый, изученный и проверенный дом. Их дом.
Какой-то время назад связь с Арно прервалась, что могло означать только одно- мальчишка добрался до  Принца Города. Похоже, что теперь цель их поездки стала слишком очевидна. Глупый "птенец", сам того не желая, ввязался в слишком сложную интригу Белль Морт. Но вот только Кольберт не хотел участвовать в этой игре, а тем более не хотел подвергать свой триумвират опасности. Настроение Мастера упало еще ниже, хотя, минуту назад казалось, что хуже некуда.

0

6

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

◕ «Circus of the Damned» » Главный вход | Фойе -----»»

Рассвет не поймал его, Арно успел добраться до дома, и это означало, как минимум, безопасное утро. Ещё вчера на закате мог ли он представить, что всё произойдёт так быстро, столь легко решится участь дерзкого беглеца, что он обретёт защиту Принца лишь потому, что попросил её? Он смел надеяться, но не более того.

«Новый Свет и впрямь сказка для людей и нелюдей. Но не стоит обольщаться, что на территории этой громадной страны все так же милосердны и разумны, как Жан-Клод. И просто ли ему удерживать свою власть над городом?» – Арно задавал себе риторические вопросы, покуда таксист замедлял бег автомобиля.

Совершенно не настроенный на какие-либо опасения, он был расслаблен и рассеян, его чувства были поглощены произошедшими переменами настолько, что лишь открыв входную дверь в коттедж, он вдруг сообразил, что ощущает чужое присутствие.

Небо уже потяжелело на востоке, начало наливаться опасным текучим жаром. Первая мысль бежать прочь отсюда споткнулась об осознание того, что рассвет вспыхнет в ближайшие же минуты, не оставалось и получаса. Страх перед солнцем был сильнее прочих фобий, потому Арно всё же переступил порог, закрывая за собой дверь и прижимаясь спиной к её гладкой деревянной поверхности. В прихожей было тихо и темно. Приоткрытая дверь в гостиную не давала возможности обзора, но уже сама по себе говорила о том, что в дом проникли. Меньше всего Арно хотелось отодвинуться от двери и выяснить-таки, кто же его навестил в столь поздний час? Но стоять так вечно он не мог. А окна в прихожей пропускали лиловые отсветы от приближающейся зари.

Он стоял, пока таяло время до рассвета, в оцепенении. И пусть это длилось всего пару минут, они словно растянулись в часы. Жар за окном был всё ближе и смертоносней. Арно боялся даже задуматься о том, кто вошёл в его дом, он наглухо отключил свои чувства, пусть и тем самым лишая себя способности ощутить незваных гостей, зато сохраняя крупицы самообладания. Ему не требовалось дышать, но по человеческой привычке он глубоко и ровно вздохнул и сделал несколько шагов, преодолев расстояние, отделявшее его от приоткрытой двери гостиной.

Первый силуэт, который выхватил его взгляд в предрассветных зыбких сумерках, был так чертовски знаком Арно, что одного этого очертания хватило для вспышки подзабытого острого ужаса, мигом сдавившего его горло и взорвавшегося в голове и груди сотнями белых колючих искр. Расширившимися от страха глазами вампир смотрел на своего мастера, который должен был быть сейчас не здесь, в его приятной светлой гостиной, а на другом конце океана. Арно желал оказаться безумным, пусть бы тогда это была лишь игра его воспалённого воображения, но надеяться на это было глупо. Под тяжёлым взглядом равнодушных зелёных глаз вампиру захотелось превратиться в воздух и исчезнуть отсюда. Что угодно, лишь бы исчезнуть!

Ещё не привыкнув к факту своей новой связи с Принцем Города, Арно не позвал его мысленно. В его сознании царила звенящая тишина, даже мысли боялись шевелиться. И без того светлокожий, вампир стал вовсе снежно-белым. Оцепенение, казавшееся новой вечностью, длилось в течение каких-то секунд. И первое, что сделал Арно, когда ужас в нём уже перешёл грани терпимого, он обвёл взглядом комнату, сумев отвести его от Кольберта. Оборотень и колдун тоже были здесь. Старые времена, похожие на один беспрерывный кошмарный сон, бесцеремонно врывались в настоящее. Наверное, нужно было что-то сказать, но вампир так и застыл, пригвождённый страхом к полу гостиной. Кроме присутствия мастера с его подручными ещё одна опасность грозила вампиру - солнце. В гостиной были окна, а рассвет не собирался ждать, пока кто-то с кем-то выяснит отношения.

«Бежать бесполезно,» – сформировалась в  его сознании первая чёткая мысль. И на Арно нахлынула подобием болевого шока апатия, чувства выцвели, но краем разума он понимал, что это ещё не тот щит безразличия, который спасал его прежде. И если мастер нажмёт, всё обманчивое спокойствие, рождённое безысходностью, тут же рухнет.

0

7

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

По сонной улице пробежал росчерк света, его давали фары припарковавшейся рядом с домом машины. Вообще район был довольно тихим, и лишь заслышав звук работающего двигателя, Кристоф сделал ставку на то, что это именно та машина, которая привезёт им подарочек. А когда жёлтое такси и вовсе остановилось у забора коттеджа, где триумвират ждал неслуха, сомнений не осталось. Но вернувшийся в гнёздышко маленький вампир не торопился предстать перед соскучившимися по нему приятелями. Звук закрывшейся входной двери сменился непроницаемой тишиной.

«Он то ли решил спать там же на потолке, то ли накрылся своими заячьими ушами и трясётся от страха,» – Кристоф предпочёл дать услышать эту мысль только Бьёрну, не намереваясь подливать масла в огонь мастерского недовольства своим острословием.

В прихожей парализованный страхом Арно ощущал минуты как вечность, а здесь трепета не испытывал никто, и время шло не так уж и томительно. Не производя лишнего шума, чтобы не портить эффектность сцены встречи воссоединяющегося "семейства", колдун остался недвижим, просто переведя взгляд на дверь, ведущую в прихожую. Когда же она отворилась, и на пороге комнаты появился искомый птенец, Кристоф расплылся в улыбке, только завидев, какой дикий страх исказил черты беглеца. Это было для него своего рода платой за те неудобства, которые доставил ему перелёт. Ничего похожего на сострадание, жалость или симпатию в адрес Арно Кристоф не испытывал, потому в полной мере наслаждался его ужасом. Довольный колдун сохранял молчание, понимая, что право слова сейчас принадлежит одному только Кольберту.

0

8

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

Бьёрн  лениво развернулся от окна за мгновение до того, как с улицы раздался хлопок закрываемой двери такси. Он звериным чутьем почувствовал  приближение Арно и ухмыльнулся.
«О, сейчас начнется веселье»
За окном медленно занималась заря, отрезая беглецу все пути к отступлению.  Птенец замер у входа в гостиную, и оборотень почти физически ощущал нарастающую панику.
Мысль колдуна раздалась в голове прохладной и острой насмешкой. Для Кристофа все происходящее было забавным развлечением. Бьёрн в ответ тоже постарался думать не слишком громко. Ни к чему было нарушать торжественность момента.
«Он боится так сильно, что я чувствую его страх на вкус»
Арно, наконец, появился в комнате, и на лице его был написан такой ужас, что Бьёрн подумал - умей он питаться страхом, как некоторые Старейшины, сейчас был бы напитан до отвала.
Глупый мальчик, неужели он всерьез думал, что сумеет так легко скрыться?
В гостиной  повисло тяжелое предгрозовое молчание. Колберт оставался неподвижен в своем кресле, но Бьёрн очень хорошо знал это молчание. Оно не сулило ничего приятного. Когда-то, очень-очень давно, еще на самой заре их триумвирата, было несколько случаем, когда молодой и еще отчаянно глупый оборотень вызывал легкое недовольство мастера излишне поспешными действиями или не в меру острым языком. Но оно ни в какое сравнение не шло с тем, что было сейчас. В общем, молодому вампиру было в пору посочувствовать.
Конечно, все было бы куда хуже, если бы Колберт явился сюда по личному желанию.  Арно точно был бы уже мертв.
Одним скользящим бесшумным движением оборотень оказался за спиной Арно, у самой двери в гостиную. Аккуратно прикрыл ее, встал ровно в дверном проеме. Мало ли, куда может рвануться обезумевший от страха птенец? Гонять его, словно зайца, по всему дому, не было никакого желания. Несомненно, присутствие  ликантропа за спиной заставило Арно неосознанно шагнуть подальше - вперед, в глубь комнаты. К мастеру.
До рассвета оставалось всего ничего, а в гостиной обещала разыграться настоящая драма.

+1

9

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

Шум мотора сменился на звук открывающейся двери. Похоже, что Арно все-таки изволил появиться. Что же, значит он или был действительно уверен в том, что новый покровитель его защитит, или мальчишка был просто глуп, раз решил, что искать его не будут.
Когда же порог переступил его единственный птенец, Кольберту ничего не оставалось, как убедиться в последнем варианте. Явно певчая пташка Белль не ожидал увидеть в гостиной своего мастера и его триумвират.
- Доброе утро, мальчик. Давно не виделись,- совершенно ровным и чуть хрипловатым голосом произнес Кольберт,- Зачем же ты так далеко улетел и не предупредил о том, что собираешься сменить обстановку. Я же волнуюсь.
Последняя фраза была настолько же правдива, насколько можно было поверить в факт, что земля квадратная. Вампиру уже очень долго время не было никакого дела до того, где и чем занимается его подопечный. Скорее всего его никогда это не волновало. Если бы не приказ госпожи, Кольберту и в голову не пришло лететь куда-то за этим.
Он внимательно изучал фигуру стоящую перед ним. Арно даже не скрывал своего страха, от чего становилось еще противнее. Казалось, что хоть одно резкое движение, и мальчишка попытается бежать, оглашая всю округу жалобными криками. В голове всплыли воспоминания самого начало бучения этой бездарности. Тогда еще совсем молодой вампир мог часами кричать от страха. Но ничего кроме омерзения у своего учителя он не вызывал.
"Крис, закрой шторы в этой комнате. Похоже, что этот разговор затянется немного дольше чем я рассчитывал,"- Кольберт не видел смысла говорить с триумвиратом вслух при своем птенце. Его не касались даже банальные бытовые вещи.

+1

10

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

Доброго утра, монсеньор, – выговорил Арно, жалея, что не может упасть в тёмные приятные объятия обморока от ужаса. – Вы так давно исключили меня из своей жизни, что я не считал, что Вам может быть сколь-нибудь интересно, где я и что со мной. – Он итак уже пропал. Можно было не юлить. – Я примкнул к поцелую вампиров Жан-Клода, монсеньор. Он теперь мой покровитель. – А что таить козырь в рукаве? Ситуация и так уже похожа на тупиковую. И Арно решил расставить все точки над "i", покуда его ещё слушают или делают вид, что слушают.

Арно надеялся, что сказанное им будет понято так, как он сам об этом нынче думал: "Если вы обидите меня, это будет оскорблением для Принца, так что подумайте несколько раз, надо ли оно вам, стою ли я таких рисков?" Однако вся интрига и состояла в том, чтобы иметь право претензии в адрес Жан-Клода, а неразумный беглец так или иначе в этой совершенно немудрёной схеме оказался орудием коварства, дав не Жан-Клоду, а как раз именно Кольберту право считать себя оскорблённым. Его и вовсе при таком раскладе в пору было считать сообщником Кольберта, который таким образом мог попробовать захватить город в свои руки. Так что как бы Арно ни надеялся на то, что его создателя от расправы отвратит перспектива разбирательств с Жан-Клодом, вряд ли бы его надеждам было суждено оправдаться. Ведь суть была именно в том, чтобы разбирательства эти начались на как можно более выгодных условиях для посланников Белль Морт.

За спиной вампира стоял оборотень-медведь, это не добавляло спокойствия. И хотя Арно был вынужден сделать несколько шагов от него, он тем самым и приблизил себя к Кольберту, вальяжно расположившемуся в кресле. Как же не сочетались нежные тона гостиной с мрачным триумвиратом, заявившимся сюда через океан: словно в наивные тона балетных классов Дега ворвались мрачные демоны Босха.

Монсеньор, позвольте заметить, последние годы я жил совершенно не в одном с Вами городе. Теперь я лишь сменил тот город на Сент-Луис. Чем же такая незначительная мелочь, как переезд Вашего скромного птенца, так потревожил Вас? – по своим меркам он был дерзок до нельзя, хотя тон его оставался мягким и почти просительным. Арно всегда осознавал собственную незначительность подле Кольберта. И не пытался играть в отважного революционера. Он им не был, он просто сбежал, не переворачивал систему, не шёл против неё в прямой форме, лишь в косвенной, то есть уменьшил её масштаб, посмев выйти из неё самолично.

«Тьма моя милосердная! На что же я сдался Вам?!» – Арно почувствовал вдруг, что страшно близок к бездне, к тому краю, за которым он начнёт творить глупости от зашкалившего ужаса, обуявшего все его чувства. Он замер на месте, и хоть бы кто к нему сейчас подходил, Арно не был уверен, что у  него найдутся силы пошевелиться. «Как я ничтожен пред тобой. И как тебя за это ненавижу!»

0

11

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

Оторвавшись от подоконника, Кристоф со спокойной деловитостью начал обходить гостиную и задёргивать шторы. Он делал это тщательно и неторопливо, чем усугублял ощущение безысходности для Арно.

«Дом устроен совершенно не под вампиров. Если мы тут задержимся, надо на окна всюду поставить щиты, чтобы опускать их в дневное время суток,» – он знал о комнате без окон, но одной было не достаточно по его представлениям  о комфортном проживании мастера и его самого. Мало ли, где рассвет застигнет Кольберта в следующий раз, вдруг там и занавесок не будет. Не то, чтобы сам колдун очень любил мрак, но жаренный мастер обычно не способствует благополучному существованию его человеческого слуги, и Кристоф об этой простой истине не забывал, где бы им ни приходилось проводить время. При специфике работы Кольберта их изрядно помотало по миру. «А всё кретины-дезертиры!» – возмутился он про себя.

Закончив с занавесками, мужчина остановился подле двери, ведущей в кухню. И поскольку Кристоф был твёрдо уверен в том, что его помощь будет не нужна, он позволил себе молча покинуть гостиную и перейти в кухню, оставив дверь приоткрытой.
Осмотревшись и здесь часом ранее, он уже был в курсе, что кухня для человеческих нужд приспособлена только с технической точки зрения. И, разумеется, печенюшек у вампира не припасено.
«Ну, ничего. Обживёмся!» – подумал Кристоф. Пока что тут и воды было не во что налить. Видимо, при продаже дома  к элегантной кухонной мебели посуды не прилагалось.

Устроившись за стерильным столом, никогда не ведавшим касания кофейной кружки, Кристоф стянул с руки то гри-гри, о котором перед приходом Арно его спрашивал Бьёрн, и мысленно потянулся к оборотню: "То гри-гри, о котором ты спрашивал, сделано для ясности рассудка. Маленький бонус при обуздании вселенцев, которые в моём многострадальном теле водятся порой целыми туристическими группами".

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (25.09.12 16:34:10)

0

12

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

Оборотень расслабленно прислонился к дверному косяку, слушая  откровения птенца. В некоторой степени Бьёрну было даже жаль Арно. Мальчишка оказался настолько глуп, что сам добровольно полез меж молотом и наковальней, дав повод развязать конфликт и как следует прижать Жан-Клода. Но, так или иначе, Арно оказался разменной фигурой в игре Белль Морт, и оборотень едва заметно поморщился. Будь его воля, он не стал бы участвовать ни в каких придворных играх Прекрасной Смерти. Ему до них не было никакого дела. Но Колберту - было. Потому они все и здесь...
«Ну чего тебя не понесло куда-нибудь еще, идиот. Зачем же к Жан-Клоду.»
По сути, никому из триумвирата, включая мастера, Арно не интересовал. А вот Жан-Клод интересовал очень даже, но до поры до времени Белль Морт нужен был подходящий повод, чтобы предъявить Принцу Сент-Луиса хоть сколь-нибудь серьезные претензии. Теперь этот повод был. Принять чужого птенца при живом мастере - чем не повод дискредитировать Жан-Клода перед Советом?
Бьёрн проследил взглядом за удалившимся колдуном, в  искусственном сумраке комнаты его светлые глаза мерцали  холодным голубым светом. Бьёрн молча посмотрел на Колберта. Не спрашивая ни мысленно, ни тем более вслух, просто посылая вопросительный импульс мастеру - оставить его наедине с птенцом? Уйти, как Кристоф? Остаться? Едва ли Колберту сейчас нужна помощь оборотня. Арно и без того был на грани обморока. Но, возможно, вампиру хотелось как следует насладиться страхом своего птенца, а это для Колберта  всегда было приятнее при наличии некоторой публики, оборотень это знал.
В голове раздался голос Кристофа, Бьерн мысленно потянулся к колдуну, чтобы ответить.
«Разумно. Тебе это полезно. Я так догадываюсь, на кухне отсутствует любая пища, кроме крови?»
Не то, чтобы Бьёрн был таким уж обжорой. Но он не ел последние сутки, и Зверь выражал недовольство по этому поводу. Зверю было плевать на разыгравшуюся драму, у него были свои звериные прихоти и проблемы. Бьёрн его, конечно, контролировал. Но недовольное ворчание в своей голове слышал почти непрерывно с момента приземления самолета.

Отредактировано Bjorn Thorwar (25.09.12 17:05:25)

+1

13

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

Вампир окинул свою будущую тряпичную куклу не предвещающим ничего приятного взглядом.
"Иди к Крису, и закройтесь от меня,"- коротко отдал приказ медведю и сам закрыл все каналы связи с триумвиратом.
Привычным уверенным жестом пальцев поманил к себе Арно, сопроводив действие холодным приказом:
Подойди!
Птенец вместо того, чтобы сразу же исполнить волю своего сира, предпочел остаться на месте и продолжить изображать трясущегося зайца.
Ты знаешь, что я не повторяю приказы дважды, – произнес Колберт и, молниеносно поднявшись, в то же мгновение, оказался рядом с непослушным мальчишкой.
Резким движением ладоней он оттолкнул от себя Арно с такой силой, что тот отлетел на стоящий в противоположенном конце комнаты стеклянный стол. Разлетевшиеся от удара осколки, большей частью впились в тонкое тело ученика. Многочисленные ранения в ту же секунду стали кровоточить, а с губ юноши сорвался вскрик боли. Но практически через мгновения свежие раны начали затягиваться. И дабы не допустить этого, Колберт схватил юношу за грудки и швырнул его ослабевшее тело о стену, чтобы осколки плотнее врезались в кожу. Повторив эту процедуру несколько раз, мастер презрительно окинул взглядом плачевную картину, которую из себя представлял его птенец и со всего размаху ударил его сапогом по лицу. Из сломанного носа полилась кровь, пачкая собой светлый ковер.
Мне никогда не нравилось твое лицо. Так оно гораздо симпатичнее, – сухо бросил вампир.
Склонившись над Арно, мужчина схватил мальчишку за волосы и рывком поставил его на ноги. Намотав его длинный хвост на кулак, Колберт небрежным движением перекинул его через себя, ударив об пол, и остатки стекла врезались ему в губы. Не удовлетворившись результатом, мастер перекинул его через другое плече отработанным жестом, располосовав все лицо и тело мальчишки кровавыми полосами. Такое развлечение явно понравилось учителю, потому как он продолжал избивать птенца в этой манере еще минут двадцать. Когда в теле ученика уже практически не осталось крови и целых костей, Колберт включил Ardeur.
Со страстным рыком, мастер навалился на практически безжизненное тело и сорвал с него остатки одежды. Не смотря на полученные раны, Арно показывал всем своим видом, что он непреодолимо хочет своего сира. Осмотревшись в поисках подходящего места, вампир остановил свой выбор на подоконнике. Колберт легко подхватил с пола то, что осталось от его птенца, и швырнул свою игрушку на подоконник, обрывая его телом занавески с карниза. Кровь медленно пропитывал занавески и капала с кончиков пальцев на газон за окном. Юный вампир, забыв о боли, понял, что от него хотят и сам с готовностью раздвинул ноги. Чересчур сильным движением мужчина вошел в распластанное перед ним тело. Совершая ритмичные и жесткие движения, Колберт принялся душить своего мимолетного любовника. Если бы мальчишка не был вампиром, то точно умер бы уже давно. Когда мастер кончил, он брезгливым жестом вытер свой член о волосы жертвы и застегнул ширинку, вытягивая остатки энергии из Арно.
В этот момент Колберт почувствовал, что солнце вот-вот встанет. Взяв своего птенца за ногу, он оттащил его подальше от окна, бросив тело рядом с диваном, который стоял в самой затемненной части комнаты. Еле успев сесть, вампир отключился.

+2

14

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

– Подойди! – велел мастер. Но мужчина не находил в себе сил сделать хотя бы шаг навстречу ему. Слишком чётко он помнил Колберта в гневе. И хотя Арно понимал, что чем дольше не повинуется, тем больше злит старшего вампира, преодолеть паралич от страха он не мог. Если бы он знал, в каком состоянии будет через двадцать минут после мгновения своей нерешительности, то уже был бы тут как тут.

– Ты знаешь, что я не повторяю приказы дважды, – произнёс Колберт, и для Арно мир окрасился в оттенки боли. Толчок в грудь был только началом того, что мастер называл воспитанием. Рёбра загудели, но пока что оставались целыми. Стекло стола, на который он упал, брызнуло во все стороны, а что хуже - в тело, осколки впились в плоть, но вампирская регенерация спасла бы беглеца, если бы суровый воспитатель остановился. Однако он не планировал так скоро прекращать. Арно снова оказался на ногах, но был поднят лишь для того, чтобы вновь почувствовать боль - Колберт швырнул его о стену. Младший вампир был на краткое время оглушён ударом, сотрясшим дом, но только лишь он сползал по стене вниз, как Колберт подхватывал его и вновь, и вновь бил о стену. Осколки, которые тело силилось отторгнуть, вновь и вновь вбивались в плоть, крошась всё мельче.

Разумеется, мужчина был не человеком, но даже его сверхъестественная природа не помогала ему, Колберт тоже не был больше частью людского мира, и по сравнению с Арно бывший воин был куда мощнее, да и как вампир он был много старше его, могущественней, быстрее, сильнее. Жестокость мастера едва ли была знакома с границами, за которые не стоило заступать. Даже вскрикивать от боли удавалось не всякий раз. Но вот экзекуция прекратилась. Арно лежал на полу, из множества ран текла кровь, регенерировать становилось сложнее, так как он слабел всё больше с каждой новой травмой. Приподнявшись на локте, мужчина хотел было рвануться прочь, но его хватило только на то, чтобы перевернуться на спину и снизу вверх взглянуть на мучителя полными ужаса глазами. Когда он понял, что хочет сделать Колберт, Арно успел только закричать, а взметнувшиеся к голове руки вновь рухнули на середине рывка вниз, не успев закрыть лицо. Удар ногой в жёстком сапоге сломал Арно нос, лицо залило кровью, белки глаз затуманились алым.

- Пожалуйста! - захрипел вампир, и, не вставая, рванулся в сторону: - Мессир, прекратите! - он сорвался в крик, в чудовищный нечеловеческий вопль. И совершенно не зная, как оно работает и работает ли вообще мысленно закричал: "Жан-Клод!!!"
Он двигался как мог быстро, но Колберт был быстрее, всегда был много быстрее, а теперь птенец был к тому же избит. Каратель поймал его за волосы и вздёрнул наверх. Жёлтые, как золото Булгари, гладкие пряди оказались в капкане сильных пальцев, привыкших ещё при человеческой жизни британца орудовать боевыми топорами.

Сошедший на истерику звенящий вопль располосовал воздух в комнате. Творилось нечто невообразимое. Колберт не выпускал из кулака волосы Арно и со всей высоты своего роста швырял его на пол, поднимал и снова бил, словно рослый мужчина ничего и не весил, словно он состоял не из плоти и крови, а был полым пластиковым манекеном.
Арно уже не особенно отчётливо понимал, что происходит. В помутившемся сознании вперемешку с отчаянием и ужасом вспыхивали на мгновения образы, оставшиеся в памяти с прошедшей ночи. Прекрасное лицо в раме чёрных кудрей, внимательные синие глаза, звук голоса Принца. "Жан-Клод, мой Принц, спасите меня!" Ему было адски, чудовищно больно, всё тело стало сплошной раной. Иногда Колберт бросал его и отходил, любуясь содеянным. Потом вновь швырял через плечо на пол. Всё, что в комнате могло разлететься в осколки, давно сделало это: предметы крушились телом Арно. Беглец хрипел, на вопли его уже не хватало. Двадцать минут истязаний стали для него бесконечным коридором боли.

А после он, находящийся на краю бездны, увидел, как из её тьмы поднимается пламя. Это Колберт позвал свой дар Ardeur, и на него в глубинах искалеченного тела Арно отозвалась сходная сила. Как бы не был изувечен вампир, его сознание переломилось, прекратились попытки мысленно дотянуться до Принца Города, осталась только похоть, которую вталкивал в него импульсами своей магии мастер. Колберт не дал Арно питать от себя Ardeur, он делал это сам, выбрав для совокупления самое неудачное место в комнате - подоконник открытого окна.

Наружу свесились заляпанные кровью спутавшиеся золотистые пряди. Арно цеплялся разбитыми пальцами за нижний край рамы распахнутого окна. На месте на этот момент были уже не все ногти, часть из них Арно потерял в попытках выцарапаться из рук изувера или не дать себя швырнуть снова, хватаясь за стены, мебель, паркетный пол. Далёкий рассветный жар подкрадывался, распространялся по небосклону. Палитру чувств, на которые ещё был способен Арно, можно было выразить самыми резкими сочетаниями. Он боялся и Колберта, и рассвета, а его мастеру словно всё было нипочём, он продолжал наваливаться на избитого француза. Что было особенно ужасно, не смотря на всё происходящее, Арно тонул в похоти, потому что того хотел его мастер, переполняя его своим Adreur. Бледные окровавленные руки свесились за окно. Рубашки уже и вовсе не было. С пальцев на сочно-зелёную газонную траву капала кровь, такая же багровая, как полоса над горизонтом, распогодившимся в утру.

Хорошо, что вампиру не требовалось дышать. Но своей хваткой Колберт мог и вовсе раздавить ему шею, и когда Арно казалось, что вот-вот так и случится, каратель выдрал из него последние всполохи чувственной энергии и потерял к нему всякий интерес. Впрочем, и сам Арно потерял интерес к происходящему. Его взяли за щиколотку и поволокли, как игрушку. На нём из целого оставались только сапоги. Обрывки рубашки и брюк валялись где-то в комнате среди осколков, кровавых пятен и кусков разбитой мебели. Раны кое-как пытались затянуться, но в теле оставалось стеклянное крошево, кости были переломаны. И только потому, что голова была на плечах, а сердце не раздавлено, Арно ещё существовал. Его тело было оставлено у дивана, но он этого уже не заметил, жизнь покинула его тело до заката. Хотя шанс, что пробудиться он уже не сможет, и оставался, но едва ли бы его так просто оставили в покое. Даже изувеченному, вампиру можно было влить крови в рот, и был велик шанс, что искорка жизни вспыхнет вновь. Однако в нынешних обстоятельствах сам Арно не очень был бы рад очнуться к закату, если ему грозила новая порция внимания от его создателя-садиста.

+2

15

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

В гостиной грохотало, звенело, ломалось, рвалось, всё это было хорошо полито соусом из воплей молоденького вампира. Но разборки создателя и его птенца были личным делом их двоих. В какой-то момент колдуну стало жаль Арно - Колберт умел расстараться чуть более, чем в самый раз. Но если он решил убить нерадивого кровососа, что ж, не Кристофу его останавливать.
Было немного нелепо вот так сидеть в пустой необжитой кухне, пока всё веселье проходит стороной. По крайней мере, к Кристофу присоединился Бьёрн, притворивший за собой дверку в гостиную поплотнее.

- И что, избиение младенцев будет в разгаре до самого зарева? - приподнял он бровь, при том. что его лицо было наполовину разрисовано под зловещий череп, выглядело это забавно. В основном Кристофа интересовали два вопроса, и он их не преминул озвучить оборотню: - Как думаешь, соседи рискнут вызвать копов? И я ещё думаю, успокоится ли он вовремя, или нам придётся тащить мастера на... тебе в спальню? - говорить можно было не страшась быть услышанным Колбертом. Тот слишком был занят буйным весельем в обществе уже порядком ощипанного птенца.

- Тут есть чайник, - внезапно сменил тему колдун. - И вода из крана идёт. Только вот налить её не во что. И пить пустой кипяток не интересно. Может быть, закажем еды? Пока что-то привезут, мастер уже точно уснёт, от зари он никуда не денется. Хотя... - он заткнулся, когда в гостиной раздался особенно истерический, почти осязаемый, острый крик, похоже, что Колберт был близок к тому, чтобы в край разломать дезертира. - Хотя, - продолжил Кристоф прерванное высказывание, - оттуда доносятся такие звуки, что усомниться в его крутости просто уму непостижимо.

Колдун улыбался, теребя "бусины" гри-гри: пёрышки, зубы, деревянные колечки, стальные подвески. Он испытывал наслаждение от осознания того, с каким сильным вампиром находится в союзе. И за века он ни разу не испытывал на себе его гнев, разве что сообща с ним отрывался на ком-то другом.

Дом содрогнулся снова. Похоже, Колберт бил Арно о несущую стену. Кристоф вздёрнул бровями, не отрывая взгляда от браслета, который теребил в длинных ловких пальцах:

- Всё это... - кивнул он на дверь в гостиную, - звучит возбуждающе,- его голос чуток захрипел. Ничего дивного в его заявлении не было. И в том эффекте, который оказали на кадавра крики Арно. То, что Кристоф любит ставить садистские опыты над красивыми самцами, в триумвирате не было секретом.

-----»» Окраины города » Загородный дом Арно

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (28.10.12 00:36:01)

0

16

ТРЕТЬИ-ЧЕТВЕРТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[29 сентября; воскресенье; ночь]

- Колберт веселится, а нас даже не пригласил, - хмыкнул Бьёрн, плотно закрывая кухонную дверь. Опустившись на стул, оборотень  скрестил пальцы и устроил на них подбородок. Визги, вопли и звон разбитой мебели из гостиной были такими громкими, чт ов какой-то момент мужчина  поморщился.
-Как думаешь, соседи рискнут вызвать копов?
Та же мысль мелькнула и у Бьёрна. Во всяком случае, ему лично казалось, что на такие душераздирающие крики должен бы сбежаться весь квартал. Впрочем, в нынешнее время люди стали до удивления равнодушными к бедам себе подобных. Благослови бог двадцать первый век. Лет двести-триста назад концерт в гостиной точно привлек бы лишнее внимание.
- Надеюсь, что соседи решат не лезть не в свое дело. Но, знаешь, если днем к нам наведаются полицейские, будет трудновато объяснить погром.
Оборотень стянул с себя пиджак, аккуратно сложил его пополам и повесил на спинку соседнего стула. Вообще сейчас он больше думал о прохладном душе и сытном завтраке, нежели о том, что там останется от комнаты после веселья мастера. Бьёрну случалось быть свидетелем того, как вампир в гневе обрушивал каменные стены пещеры. Куда там хлипкой комнате. И все-таки судьба Арно не была совсем безразлична оборотню.
-Надеюсь, он его не убьет, - Бьерн бросил взгляд на настенные часы, прикидывая время до рассвета. - Арно нужен нам в товарном виде. Будет нелепо предъявлять претензии Жан-Клоду, потрясая перед ним освежеванной тушкой. Но, кажется, Колберт увлекся, правда?
Мастер за стеной, кажется, закончил вбивать ученика в обои. На несколько мгновений воцарилась  тишина, а после оборотень ощутил тягучую упругую волну ardeur, вызванного Колбертом.
Собственная побочная магия мгновенно отозвалась на призыв, заставляя внутреннего Зверя нетерпеливо взвыть. Бьёрн тяжело сглотнул, только кивая на  слова колдуна о возбуждении. Жест вышел скупым, но оборотень не рисковал развивать тему. С Кристофа станется начать смаковать подробности или потребовать свой кусок  от всеобщего веселья. Некормленный Зверь да такая жгучая смесь похоти в воздухе могли привести не к самым радужным последствиям. Сосредоточиться на другой эмоции, игнорируя зов ardeur было лучшим вариантом. К счастью, сейчас сила мастера была направлена не на Бьёрна, потому его лишь немного зацепило отголоском. Оборотень еле заметно  скривился, выражая недовольство.
- Если бы я знал, что этим закончится, покормился бы еще в самолете,
Когда в кухонное окно проникли первые лучи солнца, Бьёрн поднялся с насиженного стула и немного театральным жестом распахнул двери в гостиную.
мастер лежал на диване, и казалось, что это единственное, что осталось целого в  некогда светлой и вылизанной до блеска комнате. Все остальное было заваленно обломками ,осколками и кусками рухнувшей штукатурки, повсюду на светлом выделялись кровавые пятна. Сам Арно превратился в невразумительное месиво из мяса и костей, о котором, если по-честному, иначе, чем "останки" и не сказать. Но хотя бы голова на месте.
- Мдам... -  брезгливо переступая через кровавые пятна, Бьёрн приблизился к Арно, присел рядом и осмотрел. Беглого взгляда хватило ,чтобы определить, что позвоночник не слома, сердце не вырвано и голова держится на плечах. Все остальное...Ну, после заката придется долго регенерировать. Если, конечно, сумеет. Вынув из плеча вампира торчавший особо крупный стеклянный осколок, оборотень поднялся на ноги, бросил стекло на пол и обернулся к колдуну.
- Надо бы вынести их отсюда, к вечеру солнце будет светить ровно на диван, - подхватив мастера на руки, Бьёрн с сомнением посмотрел на Арно. - Только вот как это мясо куда-то тащить? Ладно, разберемся.  Где здесь у него спальня?

-----»» Окраины города » Загородный дом Арно

Отредактировано Bjorn Thorwar (28.10.12 00:34:30)

+1

17

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*
◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»»

Живописный вид гостиной заставил колдуна присвистнуть от восторга. Под берцами захрустели осколки. Кристоф остановился чуть поодаль от композиции "трупы и ариец", разглядывая её плотоядным взглядом. Ох, лучше было не спрашивать у Кристофа, что делать с телами, у него могли найтись свои непрактичные, нехорошие идеи. И пусть бы кто-то попытался обвинить его в некрофилии, ничего зазорного колдун в ней не видел.

- Спальня без окон в западной части дома, - он кивнул неопределённо, и, с сожалением посмотрев на валяющееся на полу тело Арно, двинулся показывать дорогу. Предполагалось, что Бьёрн проследует с тяжеленным одеревеневшим мастером на руках по пятам. Что же до мелькнувшего в глазах колдуна сожаления, то вызвано оно было тем, что так поиграться с красавчиком представилось не ему. Да и сам бы он едва ли смог бы обуздать вампира, пусть и зелёного юнца по сравнению с самим же Кристофом.

Отдых Колберту был обеспечен чин по чину. Операция по перемещению вампира в спальню была проведена в солидарном молчании. Когда же мастер был устроен на комфортной кровати в приличной позе, мужчины вернулись в гостиную. Кристоф остановился у рассыпавшихся по полу спутанных жёлтых волос Арно, присел, протянув руку совершенно без опаски. Бояться-то было нечего. Пальцы мужчины коснулись заляпанных кровью прядей и Кристоф поделился своими раздумьями с Бьёрном. Когда мастер спал, ему было привычней изъясняться вслух:

- Думаю, его можно оттащить в ту же комнату, но подальше к стене. Всё равно Колберт очнётся раньше него. Заодно, может, решит его спасти, накачав силой для пробуждения от мёртвого сна.

Пальцы перестали поглаживать пряди, мужчина вынул из наплечной кобуры один из парных клинков и, приложив усилие, отрезал прядку золотых волос, куда более прочных, чем можно было предполагать. Оставшийся трофей он сунул в карман штанов. Как ни странно, в такой узкой модели они всё-таки были.

- Ты пока оттащи его, а я закажу еды. Иначе ещё полчасика, и с голоду здесь перетрахаетмя и мы с тобой.

Он отвёл-таки взгляд от истерзанного тела и отошёл к подоконнику, рядом с которым валялись оборванные завеси в крови и чём только не. С удовольствием подметив, что на улице распогодилось, Кристоф вздохнул поглубже, бодро улыбнулся и ушёл в недра дома, туда, где оставил свои вещи. Он намеревался найти там телефон и позвонить по номерам, которые собирался найти в рекламной газете. Печатное издание он выудил из почтового ящика, стоявшего у самого забора перед домом, когда они ещё только заселялись сюда глубокой ночью.

Устроившись на том же диване посреди разгромленной гостиной, где они чуть ранее обнаружили тело мастера, уснувшего до вечера, Кристоф зашелестел газетой, изучая предложения, пестреющие на цветных страницах.

- Люблю запах свежей прессы! - поделился он, заслышав шаги возвращающегося оборотня. Скосив взгляд на Бьёрна, Кристоф ухмыльнулся, ощутив угасающие эманации Ardeur, подавляемого в себе упрямым арийцем. - Оленинки желаете?

0

18

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*
◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»»

Бьёрн, чуть приподняв брови, проследил за манипуляциями с волосами, равнодушно поинтересовался:
- Зачем тебе?
Впрочем, такая своеобразная тяга к коллекционированию уже давно не удивляла. Это раньше, когда Кристоф только начал жить с ними, датчанин удивлялся всему, что тот творил. Удивлялся и не одобрял. Вуду на поверку оказалось делом весьма грязным, и щепетильный в вопросах  бытовой чистоты оборотень поначалу приходил в негодование и брезгливо обходил комнаты колдовских экспериментов стороной. Потом привык. Время сглаживает любые острые углы, точит, как вода камень.
Все-таки оборотню было немного жаль пришибленного юнца. Вернее, так - Бьёрн сочувствовал Арно, который, по сути, был пущен в расход ради великой интриги своей блистательной хозяйки. Так или иначе он был бы виноват. Не он, так кто-то другой. Бьёрн в глубине души не особо симпатизировал Белль Морт. Во-первых, в нем были крепки  древние предрассудки о том, где именно должно быть бабье место. Во-вторых, оборотень не разделял любви Белль к интригам и плетению паутины.
Не будучи, по сути, зависимым от нее, Бьёрн просто равнодушно воспринимал факт необходимости выполнять ее приказы. Он это делал ради Колберта, а не ради Белль Морт. Но, положа руку на сердце, будь он так же крепко к ней привязан, как был этот юнец, он бы использовал каждую секунду своей жизни, чтобы бежать как можно дальше. И от Прекрасной Смерти, и (чего греха таить) от Колберта. Иллюзий относительно своего мастера Бьёрн не питал. Он просто   как данность воспринимал тот радостный факт, что они с вампиром на одной стороне. Иметь Колберта во врагах Бьёрн бы не пожелал ни за какие сокровища мира. Так что, по сути, оборотень вполне понимал стремления Арно. И даже в чем-то его уважал - за то, что  тот наскреб в себе силу духа бросить такой вызов тем, кто много сильнее его.
Эти крохи положительных эмоций вылились в то, что оборотень при транспортировке изувеченного вампира постарался  быть осторожнее. Чтобы не поломать парня окончательно. Пристроив тушку птенца в спальне у кровати, где спал Колберт, Бьерн вернулся в гостиную.
Голод Ardeur подавлялся неохотно, в комнате все еще крепко пахло насилием, кровью и болью. Бьёрн опустился в кресло напротив колдуна, взгляд чуть потемневших глаз уперся в Кристофа.
- Ты  продолжишь нюхать журнал или все-таки закажешь что-нибудь? Крис, я сильный, но не железный, тут вся комната провоняла сексом. Еще немного, и я не ручаюсь за сохранность твоей задницы.

0

19

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*
Выслушав справедливое и честное предупреждение, колдун поднялся с места, прошёл через разгромленную гостиную, вновь похрустывая осколками, вручил оборотню прессу и мобильник.

- Тогда так. Мы в пригороде. Еду будут везти в лучшем случае часа полтора. Я не хочу секса с медведем. Потому я сейчас схожу в душ, ты сделаешь заказ, я выйду, и мы совершенно по-человечески без всякого лишнего меха накормим твой Ardeur.

Кристоф развернулся и пошёл прочь из гостиной, по пути поглядывая на разруху, учинённую мастером. Он остановился и поделился своими соображениями с оборотнем:
- И делать мы это будем не на осколках. Так что выбирай место, откуда слышно дверной звонок, но так, чтобы без строительного мусора, окей? - едва ли эти пожелания можно было назвать капризами. В отличие от своих спутников Кристоф не заживал со скоростью выстрела. Конечно, его регенерация была на высоте по сравнению с людской, но не более того.

Местную ванную комнату Кристоф одобрил. Помещение было обставлено не без шика, а сама купальня представляла собой большущий каменный овал. И пока вудуист стаскивал свои тесные кожаные штаны, то и дело облизывался на перспективу расслабиться в такой роскоши. Но разлёживаться в облаках душистой пены было некогда, да и заполнять водой такой объёмный резервуар - дело не пяти минут. И потому, ограничившись душем, мужчина через четверть часа был снова в коридоре. Грим с его лица был благополучно смыт. В общем-то, частично из соображений того, что едва ли оборотня заводит вид черепушки, кадавр и полез купаться. Да и к тому же перелёты всегда оставляли у него ощущение самолётной липкости. Хотя что там могло быть липким кроме самой атмосферы, колдун и сказать бы не смог.

Прежде, чем искать Бьёрна, Кристоф направился в ту комнату, где сгрузил свои чемоданы. Через большие окна в неё проникал утренний свет, было уже достаточно светло, чтобы не включать электрическое освещение и при этом найтив  комнате нужные вещи.

Зная о том, что триумвирату нужно утолять несколько видов голода, мужчина всегда был готов к тому, что в любой момент его чудесные коллеги могут оторваться на нём, не склонном в обычных условиях к содомии, в полный рост. И потому Кристоф возил с собой целую батарею любрикантов, которые спасали его зад от растерзания, если вдруг Колберту или Бьёрну было не обойтись без выплеска похотливой силы.

Потирая в ладонях баночку со смазкой, мужчина прошёлся до гостиной и остановился, не доходя до участков пола, которые были потенциально опасны для голых пяток. С момента выхода из ванной комнаты Кристоф расхаживал по дому в одном белом полотенце на бёдрах, а весь ворох своих далёких от классического стиля шмоток свалил поверх чемоданов.

- И как успехи?

То, что круглосуточные службы доставки чего угодно в кишащем нелюдями городе точно есть, Кристоф не сомневался. Но вот на прыть оных надеяться не смел.

0

20

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

Вообще, оборотень был уже достаточно стар и силен, чтобы подавлять свой голод куда дольше, чем пара часов. Но отказываться от приятной перспективы утреннего секса с колдуном Бьёрн, понятное дело, не стал.
- Я ни разу не перекидывался на тебе, даже когда был куда младше, - заметил мужчина, ухмыльнувшись на слова Кристофа о лишнем мехе. Это было правдой. Железная воля, выкованная  многими столетиями,  позволяла контролировать Зверя в любой ситуации. Он уступал силе лишь в полнолуние, когда даже самые мощные альфы теряли  способность сопротивляться. Но, тем не менее, в жизни Бьёрна была пара не очень приятных случаев, когда любовникам очень не повезло оказаться в постели с ликантропом в неудачное время. Он был молод, глуп и слишком эмоционален. Да и еще ему тогда хватило ума трахаться ровно в Голубую луну. С тех пор Бьёрн предпочитал  вовремя кормить  ardeur, не доводя до крайностей, либо, если кормежка откладывалась, сопротивляться  голоду столько, сколько было возможно.
В общем, то были давнишние и поросшие пылью воспоминания, но в триумвирате тот случай стал чем-то вроде милой семейной шутки. Во всяком случае, Кристоф никогда не упускал шанса позубоскалить на этот счет. Но, нужно отдать ему должное, при этом колдун никогда не отказывался помочь в таком животрепещущем деле, если других вариантов, как сейчас, не наблюдалось.
Пока вудуист плескался в душе, Бьёрн сражался с мобильным. Стоило, конечно, признать  удобство современной техники, но как же оборотень не любил необходимость пользоваться ею! Особенно раздражали новомодные автоответчики - "Если вы хотите заказать пасту, нажмите один, если вы хотите еще черт знает что - нажмите два..." Это выводило из себя. А уж потрясающее "пожалуйста, подождите, все операторы заняты" - это вообще просто песня. Тем не менее, спустя  четверть часа и длинный список суровой датской ругани, заказ был сделан.
- И как успехи?
- Если бы люди хотели, они могли бы уморить голодом любого, всего лишь сделав период ожидания ответа чуть дольше, - пробурчал оборотень, но кивнул при этом, мол, все в порядке.
Мужчины разместились в небольшой светлой комнате, судя по всему, формально выполнявшей роль кабинета, но такой же необжитой и безликой, как большинство комнат в доме. Расчитывая, что остаться в Сент-Луисе им придется надолго, Бьёрн мысленно закрепил эту комнату за собой - он любил  минимум побрякушек и широкие, удобные для работы письменные столы.
Сейчас, правда, данный стол рассматривался оборотнем как потенциальная поверхность, куда можно уложить Кристофа.
- Располагайся, - ликантроп улыбнулся, провел рукой по лакированной прохладной поверхности этаким приглашающим жестом. А сам быстро и аккуратно разделся. Он предпочитал избавиться от одежды до того, как им овладеет безумная похоть, как показывала практика, в противном случае обрывки вещей не подлежали восстановлению. Вообще со стороны прелюдия, должно быть, выглядела скупо. Впрочем,  действо не предполагалось как любовная игра. Скорее дружеская помощь в получении разрядки, этакий привычный домашний ритуал.
Положив одежду аккуратной стопкой на рабочее кресло, Бьёрн забрал у Кристофа нагретую в его ладонях баночку любриканта, смазал себя ( он по опыту знал, что потом на это может уже и не хватить ума) и расслабленно выдохнул, выпуская ardeur, позволяя силе затопить комнату вязкой окутывающей волной. Светлые до прозрачности глаза приобрели такой пронзительный, ядовитый голубой цвет, что казалось, Бьёрн слеп. Чувственная  магия затопила обоих, сметая, сминая под собой все иные эмоции и мысли, оставляя только концентрированную животную похоть. Оборотень дернул податливое тело на себя, закинул ноги колдуна себе на плечи, навалился всем корпусом, входя в Кристофа. Из горла вырвался довольный гортанный рык. Одной рукой удерживая плечо колдуна, второй Бьёрн вцепился в столешницу с такой силой, что под кожей вздулись мышцы. Оставалось надеяться, что стол окжется достаточно крепким, чтобы выдержать такие забавы.

0

21

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

То, как деловито они готовились к сексу, как равнодушно начинали, лучше всего прочего иллюстрировало их единство, влитое метками триумвирата, возраст которого перевалил за половину тысячелетия. Так собирался бы заняться мастурбацией кто-то один, явно без предварительных поцелуев и щекотки, просто ради факта разрядки. Происходящее было делом привычным, ничьи нежные чувства не оскорбляло и было бесконечно далеко от романтики.

Потом оборотень включил Ardeur, и то, что оставалось незавершённым из-за нехватки взаимных ласк, приобрело лаконичность под давлением магически вызванной похоти. Кристофу были давно знакомы ощущения жертвы Ardeur, но всякий раз доза, которую он получал, была словно первой, такой же восхитительной, всегда в нужной мере достаточной, как не бывало с каким-то иным наркотиком. Синтетика, придуманная людьми, работала так, что всякий раз хотелось больше, забористей. В случае с Ardeur каждый раз был ровно на столько же восхитительным, как и первый. Хотя сам факт такого неизменного качества удовольствия делал эту магию куда более высококлассным наркотиком, чем всё, что росло или синтезировалось в нелегальных лабораториях.

Именно из-за  того наслаждения, что давал ему тёмный дар спутников, Кристоф был не прочь лишний раз лечь под Бьёрна или Колберта. В остальном же секс с мужчинами его мало интересовал. И вне всяческих магических воздействий его возбуждали красивые женщины.  Правда, была ещё одна частность. Колдуну нравилось мучить мужчин, притом ему было не особенно интересно выполнять функции хорошего доминанта, так как в таком разе приходилось помнить о рамках, за которые лучше было не заходить. А нарушать пределы дозволенного и было для Кристофа самым смаком. Но то, что творилось сейчас, было далеко от личных извращений кадавра. Это была чистая химия гормонов, электрический  ураган в нервной системе, поднимаемый силами чужой чувственной магии.

Кристоф не комментировал происходящее. Под натиском страстного оборотня его хватало только на стоны, переполненные блаженством настолько, что ему впору было позавидовать. Долго это продолжаться не могло. Колдун не был бездонным генератором энергии. И когда его захлестнуло оргазмом, он отдал сразу всё то, чем готов был поделиться с Бьёрном, и ровно до той степени, чтобы не лишиться чувств прямо на столе.

- Разбуди меня, когда привезут еду, - прошептал он, чувствуя, каким невесомым стало его тело после сокрушительно сильного оргазма, который приносил ему Ardeur. - Не встану, - бормотал он отрывистые фразы, ему было лень говорить полными предложениями: - Будто стал тряпичным. Как приедут, ищи меня на столе, - улыбнулся Кристоф, ощущая, как его утаскивает в сон.

0

22

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

Бьёрн вколачивался в колдуна с такой силой, что, не будь тот слугой-человеком, едва ли остался невредим. Страстные стоны Кристофа только подстегивали возбуждение, он умел отдаваться с  нескрываемым энтузиазмом, без ненужной скромности или зажатости. Похоть накрывала колдуна, он ей не сопротивлялся, отдавая столько  энергии, сколько мог, и получая взамен ни с чем не сравнимый кайф.
От накрывшего оргазма лицо Бьёрна исказилось в воистину зверином оскале. Он вцепился зубами в предплечье колдуна, оставляя на коже болезненный кровоподтек - собственную метку, какой всегда награждал любовников.
Кончая, оборотень впитывал в себя всю силу, отданную Кристофом, он пил его, наслаждаясь каждым глотком, пил досуха, до последней капли, позволив себе сорваться на громкий стон. Раздался сухой треск, словно кто-то стрелял в упор  -это дубовая столешница не выдержала натиска намертво вцепившихся в нее пальцев. В руке оборотня оказался выломанный кусок дерева. Что ж, это лучше, чем если бы он в порыве удовольствия сломал руку Кристофу.
Колдун разметался по столу, глубоко и тяжело дыша, влажные волосы падали на лицо, припухшие губы были просто неприлично ярки. Просто образец счастливого затраханного любовника.
Зверь внутри довольно и сыто урчал. В отличие от человека, Бьёрн сейчас был полон сил и энергии. Отбросив в сторону кусок многострадального стола, оборотень нагнулся над распластанным колдуном, поцеловал его восхитительные губы, шепнув мимоходом:
- Твой рот просто создан для минетов. Слишком развратен. Спи. Еду привезут еще нескоро.
Не став тревожить размякшего любовника, Бьёрн лишь набросил на него сверху взятый с дивана плед, со вкусом потянулся и направился в душ. Пожалуй, день начинал приобретать радужные краски. Возможно, Сент-Луис не так уж и плох. Внутри тугим и ярким жаром пульсировала напитавшаяся сила, отдавалась в метки, текла по ниточкам связи к спящему Колберту, заодно напитывая и его тоже. Секс внутри триумвирата, со своими, был хорошо еще и тем, что неизменно укреплял и без того прочную связь между ними тремя, делая их союз еще сильнее.
Когда курьер позвонил в дверь, оборотень уже успел привести себя в порядок, побриться и надеть свежую одежду.
Рассчитывался за заказ на пороге - впускать конопатого парнишку в прихожую, откуда открывался дивный вид на погром в гостиной было бы глупо.
Конопатый передал оборотню туго набитые пакеты:
- Спасибо за заказ, мистер, - на этом бы и полагалось завершить беседу, но парень внезапно замялся, словно не зная, как бы половчее подобрать слова, - И...мистер...У вас там кровь. На подоконнике.
Кровь? Ах, дьявол! Судя по всему, Арно размазало кровавой кашей не только внутри дома, он успел и наружную стену заляпать, пока Колберт его драл. Виноват в таком беспорядке у Бьёрна получался почему-то именно Арно.
-  На меня упало стекло, когда я открыл окно. Хотел проветрить комнату с утра, - Бьёрн улыбнулся. Такая улыбка заставляла людей проникаться к оборотню доверием и дружелюбием. Бьёрн и сам не знал, почему так. Но факт оставался фактом. - Не дергайте за оконную ручку слишком сильно.
Выпроводив, наконец, конопатого и занеся пакеты в дом, Бьёрн вышел во двор, критически осматривая подоконник с размазанными потеками крови. Багровые пятна возмутительно выделялись на фоне светлой стены, бросаясь в глаза,и словно вопили: "Смотрите, в этом доме произошло что-то противозаконное!"
- Ну, мастер... Не мог  отыметь его в комнате, да? - пробурчал ликантроп и скрылся в доме. Через некоторое время он вернулся с тазом холодной воды и тряпкой, бывшей когда-то рубашкой Арно. Каким-то чудом именно этот кусок  ткани оказался не залит кровью.
Кое-как оттерев наиболее бросающиеся в глаза потеки, Бьёрн вернулся в дом. И отправился в кабинет, где на столе спал сном невинного младенца Кристоф.
-Эй, просыпайся, спящий красавец. Держу пари, ты голоден, как толпа свежеподнятых зомби.

0

23

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

Снов ему не снилось, Кристофу вообще показалось, что он только прикрыл глаза, как его тут же разбудили. Хотя запах еды  искупал деяние.  Не изыски кулинарии, всего лишь пицца, но тонким гурманом Кристоф и не был. Он предпочитал не смешивать секс и прием пищи, если речь не шла об Ardeur, который и воспринимался мужчиной, как способ совмещения постели и столовой. Перехватив у Бьерна одну из коробок, колдун направился подальше от того места, где они недавно удовлетворяли потребности оборотня, вернее потребности его магического паразита.

- Тут была уютная кухня, помнится. Наверное, столовая не хуже. И, знаешь, нам все равно что-то придется делать с разгромленной комнатой, не горничную же звать, там разливы крови. Хотя я как-то раз смотрел кино, в котором на такие случаи приглашали работников службы особой уборки. Вряд ли такие есть на самом деле, да? - на половине пути к столовой колдун открыл коробку и начал трапезу на ходу. Дорога в столовую лежала через разгромленную гостиную. Равнодушно миновав центр урагана, он осторожно обошел осколки и обломки, босые ноги следовало беречь, на колдуне раны заживали, как говорится, как на собаке, но из них предварительно еще было бы необходимо выковырять куски стекла, а это не самая приятная из процедур, потому Кристоф разумно прошелся у самого плинтуса.

Устроившись в столовой, которая не разочаровывала и при свете дня, совершенно голый колдун с удовольствием завтракал далеко не первосортной пищей. Он не особо привередничал. Кристоф хорошо знал, что любой вид голода, оставленный неудовлетворенным, может оказаться причиной большого промаха в самый неподходящий момент. И чем круче была игрушка, тем больше батареек она жрала, так Кристоф рассуждал о магии в контексте современного мира.

- Какие планы до заката? Если верно понимаю, в гости к местному королевичу мы пойдем сами и не станем ждать, пока он найдет нас. Наверное, перед важным визитом нужно погладить фрак? - иронично настроенный, Кристоф трепался без особой цели, однако о том, что им предстояло с закатом, задумывался всерьез. Да, они втроем представляли собой впечатляющую силу, но и Жан-Клод был в городе не один одинешенек.

0

24

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

Бьёрн последовал за  колдуном, мимоходом кинув полный сожаления взгляд на изувеченную столешницу. Какая досада. Теперь придется работать за  столом с выломанным куском. Оборотень считал, что их триумвират останется в сент-Луисе достаточно надолго, чтобы думать о том, где ему предстоит работать, но недостаточно для того, чтобы решить заменить стол. Все зависит от переговоров с Принцем города, на самом деле.
- Тут была уютная кухня, помнится. Наверное, столовая не хуже. И, знаешь, нам все равно что-то придется делать с разгромленной комнатой, не горничную же звать, там разливы крови. Хотя я как-то раз смотрел кино, в котором на такие случаи приглашали работников службы особой уборки. Вряд ли такие есть на самом деле, да?
- Вообще-то есть. Нужно же людям как-то приводить жилища в порядок после убийств или драк... Люди всегда стремятся скинуть на других грязную работу. А на спрос всегда найдется предложение. Вот только имеются ли такие службы, работающие ночью? - Бьёрн прошел по гостиной, оглядывая погром. На самом деле, оборотень не был уверен, что сегодняшним вечером  у Колберта не возникнет желания еще кого-нибудь пошвырять о стены. Вообще, если Жан-Клод действительно принял Арно в свой Поцелуй, то он должен был бы почувствовать, что его подопечному ночью было не сладко.
Взяв кусок пиццы и разом отхватив половину, медведь озвучил последнюю мысль вслух:
- Если гаденыш действительно теперь в Поцелуе местного принца, то я думаю, мы вполне можем ждать ночью гостей. Во всяком случае, я бы на его месте пришел поинтересоваться... Вопрос в том, чтобы не разминуться, - тут  датчанин не слишком добро улыбнулся. В его понимании было так -чем быстрее закончатся разборки с Жан-Клодом, тем быстрее они вернутся домой. Иронию колдуна насчет парадной одежды Бьёрн воспринял всерьез, - Фрак тебе не пойдет, Кристоф. Твой эффектный вид - это черепа и прочие вудуистские штучки. Кстати, я бы не возражал, если бы у нас тут была какая-то магическая защита. На случай неожиданных визитов от местных нелюдей и людей тоже. Здесь окопалась толпа воинствующих радикалов, которые не любят магию. Не хочу сюрпризов от фанатиков.
Этим, в общем-то, Бьёрн и думал заняться - навести порядок, насколько получится, осмотреть дом на предмет черных ходов и прочего. Деловое утро выдалось, в общем.

0

25

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

Кристоф медленно и несколько наигранно приподнял бровь, уставившись в картинном недоумении на Бьёрна. Слова о том, что им не помешает лишняя защита, были в целом понятны, но в частностях совсем сбивали мужчину с толку. И потому колдун предпочёл конкретизировать:

- Это ты сейчас намекаешь, а не наделать ли мне кучку охранных зомби? Тут неуважительное отношение к смерти карается по закону, между прочим. А среди моего багажа совершенно случайно не прячутся лишние останки, которых хватит на боевую ватагу мертвецов. Нет, я мог бы вызвать демона, но за окном так неприлично светло для этого, что мне перед ним будет как-то неловко.

Он наконец-то заткнулся, чтобы прокашляться, кусок пиццы так и норовил задушить болтливого колдуна к чертям собачьим. Соскочив со стула, Кристоф кинулся промочить зоб водицей, пришлось убежать в кухню и хлебать из-под крана, так как кроме пиццы он с собой заранее ничего не взял.

- Вот видишь! - выдохнул наконец колдун, вернувшись в столовую уже почти не багровым, - Это мне знак заранее, что надо сидеть и не выпендриваться, пока солнце не сядет!

Это, что примечательно, юмором уже не было, вудуист весьма серьёзно относился ко всяческого рода знамениям. Прокашлявшись для порядку ещё разок, он постучал себя по голой груди кулаком, удовлетворённо хмыкнул и снова чинно уселся нагим задом на стул столовой:

- Так вот, друг мой Бьёрн. Что ты имеешь в виду, когда говоришь о дополнительной защите днём? Ты и я итак не спим днём. Чего же ты тогда хочешь? Бронированного слона? Отряд загипнотизированных пехотинцев? Записку на двери "Нас нет дома"? Давай уже перебей меня, а то я снова подавлюсь, чувствую! - взвился под конец пламенной речи Кристоф.

0

26

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

-Так вот, друг мой Бьёрн. Что ты имеешь в виду, когда говоришь о дополнительной защите днём? Ты и я итак не спим днём. Чего же ты тогда хочешь? Бронированного слона? Отряд загипнотизированных пехотинцев? Записку на двери "Нас нет дома"? Давай уже перебей меня, а то я снова подавлюсь, чувствую!

Бьёрн не имел пагубной привычки болтать с набитым ртом, потому все время, пока Кристоф возмущался, давился и бегал  к раковине и назад, оборотень вдумчиво жевал, вежливо наблюдая за пируэтами друга.
Наконец, вняв просьбе, блондин аккуратно вытер салфеткой пальцы и поднял  взгляд со второй коробки пиццы на колдуна.
- Я имею в виду какие-нибудь заклинания, препятствующие проникновению на нашу территорию без нашего ведома. Даже самая средняя ведьма такие знает, не поверю, что ты не сумеешь, Крис. Видишь ли, - тут Бьёрн аккуратно вскрыл коробку со второй пиццей. А что, полеты на самолетах и  кормежка ardeur требуют массу энергетических затрат. Тем более, что у оборотня в силу его природы всегда был во истину зверский аппетит. - Я не думаю, что мы будем сидеть здесь, окопавшись, пока ад не замерзнет. И не хочу по возвращении найти засаду  церковных фанатиков или посылку от здешнего принца, которому мы  наступили на...хвост. Боевых слонов и зомби прибереги до настоящей схватки. Я готов прозакладывать свою шкуру, что она будет.
Оборотень задумчиво  отправил в рот кусок пиццы пожевал, глядя на Кристофа невозможно яркими голубыми глазами, и закончил мысль:
- Если, конечно, Жан-Клод не совсем тряпка. А то, помнится, раньше при дворе он был не особо боевым.
Бьёрн еще застал тот момент, когда Жан-Клод выполнял роль послушной подстилки и ручной собачонки Белль Морт. До чего забавно - дамочка сама, можно сказать, своими руками выковывала сталь в сердцах унижаемых ею вампиров. Вот и птенец Колберта набрался смелости пойти против хозяйской воли, хотя, конечно, силой с Жан-Клодом ему не тягаться.
А вот их триумвирату наверняка придется. Хорошо бы выяснить, как в городе обстоят дела среди нелюдей. Мало ли, что  могло случиться за год правления Жан-Клода, а любая мелочь может быть в нужный момент полезной.
Последнюю мысль Бьёрн озвучил вслух, и добавил:
- Собственно, я бы предложил осмотреться как следует. И в доме, и в городе. Но не уверен, что нам обоим размно уходить в город и оставлять мастера и этого... без охраны. Мало ли...
Вообще-то, Бьёрн не был до такой степени параноиком, но в незнакомой обстановке его подозрительность усиливалась в разы, заставляя  просчитывать все, даже самые маловероятные варианты развития событий.

+1

27

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

- А что, по твоим шустрым меркам ад грозится замёрзнуть до нынешнего заката? Твоё предложение мне в целом понятно. Но если я поставлю защиту на дом, ты учти, суть её сведётся к тому, что нежданных гостей отшвырнёт как от гигантской оплеухи аж до самого забора, но на каждого конкретного гостя это будет действовать от силы раз. И если наш некто окажется упорным и попрёт ещё раз, то он пройдёт в дом. Я почувствую, что к нам ломятся, но телепортацией ни ты, ни я, ни даже наш прелестный вампир не владеем. Посему придётся ломиться через город обратно, надеясь, что никто тем временем не тащит Колберта позагорать на лужайке. А если к местному принцу пришёл сигнал тревоги от Арно, то не ровен час, сюда уже спешат его подручные волчата, вынюхивать, чем таким тяжёлым Арно прищимил себе яйца, что так пронзительно орал.

Он замолчал только для того, чтобы в тишине прожевать ещё кусок пиццы, наученный горьким опытом, он сначала проглотил, потом заговорил снова:

- Так что, как ни крути, из дому в город может выйти только один. Ну, что, бросаем монетку? Но чур никакого армрестлинга, мне руки дороги как память о юности, когда только они были мне верны и безотказны.

Поднявшись со стула, Кристоф стряхнул с пальцев крошки, и послал оборотню благодарственный воздушный поцелуй за то, что озаботился и накормил.

- Ладно, я пока в любом разе поработаю над замками от дома. Но на это уйдет немножко моей бесценной крови, потому если в город пойду не я, купи мне шоколадку за старания.

Колдун удалился восвояси, на ходу чирканув голым бедром по дверному косяку и зашипев от внезапных ощущений. Он, вообще-то, был ловок и даже в меру грациозен, но на бытовые сцены такие таланты Кристоф не расходовал.

Оставшись в облюбованной им комнате с большими окнами, мужчина принялся ворошить свой далеко не скудный багаж. Для начала Кристоф оделся - он влез в тугие кожаные штаны на боковой шнуровке сверху донизу, натянул узкую хлопковую чёрную майку, накинул на себя кожаную жилетку нараспашку, не доходящую до невысокого пояса штанов,  и чтобы уж совсем комфортно себя чувствовать, вернул за спину ножны с клинками, один из которых Кристоф тут же извлёк. Слова о том, что на защиту дома пойдёт его собственная кровь, стоило понимать буквально. Набрав в одну ладонь кварцевый порошок, добытый из деревянной шкатулки, Кристоф начал со своей комнаты. Он подошёл к окнам и оставил перед каждым немного кварцевой пыли, сделанной, он знал это наверняка, из одного и того же куска породы. Вот так за несколько минут обойдя все помещения в доме, где водились окна и двери, что вели наружу, он раскидал то там, то сям розовато-белесой пыли, потом направился к центральному входу, перед которым высыпал самое большое количество порошка и растёр его опустевшей ладонью по полу, на котором устроился на коленях. В левой руке по-прежнему был ритуальный клинок, и теперь, замахнувшись, мужчина вонзил его в раскрытую ладонь, ещё хранившую следы кварцевой пыли. Вгонять острие глубоко было не обязательно. Но судя по улыбке, ярко вспыхнувшей на губах колдуна, получилось почти навылет. Он всегда улыбался, когда было чуть больше больно, чем ожидалось. Оставляя плоть металла там, где он с одного удара засел, Кристоф бормотал себе под нос слова заклинания, с раненной ладони на засыпанный розовой пылью пол у двери потекла кровь. Да уж, теперь разносчику пиццы не откроешь с премилым видом. Придётся при этом, как минимум, стоять в пятне крови. Колдун закончил бормотать, и, вынув клинок из ладони на шипящем выдохе, прижал кровоточащую руку к полу. Повозив ладонью в стороны, он хорошенько смешал кровь и кварцевую пыль, а потом на разведённом беспорядке стал вырезать кончиком клинка символы. Прощай, прекрасный светлый пол! Прощай и помни себя чистым и не поцарапанным в хлам. А в царапины, словно живая, затекала, забивалась смесь крови и кварца. И символы на полу наливались не только цветом, но и силой, которая, дотоле рассеянная в воздухе комнаты, вдруг сгустилась вокруг Кристофа плотным покровом. Когда мужчина закончил и встал, всё как-то вмиг рассеялось. Напряжение разошлось по дому, растянулось от окна к окну, от двери к двери, всюду, где лежала кварцевая пыль, раскрылись невидимые щиты, отталкивающие незваных гостей, как мог бы сделать хороший разряд тока. И пусть после этого в месте касания налётчика появлялась брешь в защите, зато Кристоф ощущал попытку вторжения, как хлопок по собственной коже. А дальнейшее уже было вопросом быстроты реакции.

- Ну, всё, Бьёрн, я нахозяйничал. Если решишь выходить, по пути домой позвони мне, я открою сам. Ты слышал? - Кристоф всё ещё оглядывал результаты своих трудов, не поднимая взгляда. И на сколько далеко от него сейчас находился Бьёрн, чем он занят, слышит ли и слушает ли, наверняка ему было не известно.

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (28.10.12 02:44:12)

0

28

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*

Бьёрн пожал плечами. Ему было все равно, идти ли в город или оставаться в доме. Даже, пожалуй, с большей охотой он бы остался. Но прежде всего нужно было закончить с защитой дома, тут Крис был прав.
Тягучая жаркая волна силы колдуна ощущалась оборотнем на коже, как прилив огненных вспышек. Словно сам воздух в доме внезапно сгустился, стал тягучим и наэлектризованным донельзя.
Оборотень  медленно втянул носом воздух, вдыхая знакомый и привычный аромат магии Кристофа. Запах соли и металла - не то морской воды, не то крови, не то причудливой смеси того и другого одновременно  привлекал Бьёрна и в то же время заставлял звериную часть его души беспокоиться. Кристоф пах опасно и пряно, его магия была продолжением его самого. Аромат опасности и чего-то неизвестного, жаркого, дикого, как непроходимые тропические леса, где суровый скандинав никогда не был, разлился по дому, магия замкнулась, образуя самую надежную в мире охранную систему, которая просто не способна дать сбои. Магическая волна накатила и развеялась, как прибрежная волна но в воздухе остался невесомый привкус метелла и соли. В том, что касалось магических основ, Бьёрн полностью доверял Кристофу, хотя подозревал, что не все колдуны в сових обрядах пользуются такими шумными и массовыми ритуалами, какие порой использовал Кристоф. На фоне ритуальных плясок полудюжины голых африканцев размазывание крови и стертого в пыль камня казалось почти невинной забавой.
- Ну, всё, Бьёрн, я нахозяйничал. Если решишь выходить, по пути домой позвони мне, я открою сам. Ты слышал?
- Слышал, слышал, - оборотень подошел к Кристофу совершенно бесшумно, заговорив над самым ухом колдуна.
Оценив кровавые пятна на полу и витающую в воздухе силу, он поинтересовался:
- А если уйдешь ты, то как обратно? Снаружи этот барьер открыть сумеешь?

0

29

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*
Голос над ухом заставил Кристофа чертыхнуться и чуть-чуть толкнуть оборотня спиной, качнувшись назад. Но сердце он с испугу не выплёвывал, просто не ожидал, что Бьёрн окажется так близко.

- Сам я куда хочешь войду и выйду. Потому, что всё это на моей собственной крови. Когда Колберт проснётся, я добалю сюда твою кровь и его. И тогда у нас будет один чудесный ключик от номера в этом чудном отеле.

Кристоф подмигнул Бьёрну, крайне довольный результатами своих действий и вообще своими талантами в целом.

- Сервис, знаешь ли, на высоте. Пять звёзд как минимум. И это даже без ежедневной влажной уборки заработано, - порой Кристоф переходил на такую ерунду, что след его мысли проследить удавалось не всякому собеседнику. Но Бьёрн слыхивал из его губ и не такой бред, потому вряд ли был сейчас впечатлён.

Кристоф прошёлся по прихожей, из которой открывался чудесный вид на разгромленную гостиную. Оценивающе взглянув на завалы щепок и стекла, мужчина поделился с напарником своими соображениями:

- Ты, конечно, толково придумал, что нам бы разузнать, что к чему. Но мне нужна конкретика, чтобы функционировать здоровым образом. Потому, пожалуйста, обозначь, чем именно ты и я будем заниматься весь день? Можно даже по пунктам и в алфавитном порядке. Я вот пока вижу только один пункт - первый! Вызвать обслуживающий персонал, чтобы они вынесли из гостиной мусор и к закату вернули ей адекватный вид. А где и что ты среди бела дня собираешься выяснять о дворе Жан-Клода сверх того, что мы итак знали перед самым отбытием в Америку, я не могу взять в толк. Так что поясни. Ты же не пойдёшь по местным кабакам с вопросом о вампире, царствующем в ночи? Век на дворе не тот. Да и время суток не подходящее. Многие из тех, кто хотя бы нос кажет в его заведения, сейчас или спят невинным сном бездельника-богатея, или спят тревожно, так как с утра вернулись с работы в клубах местных кровопийц, или вкалывают на работе, чтобы иметь денежки на ночные рандеву с вампирами. У кого случайно окажется внезапно полезная новая информация о реформах при дворе Жан-Клода? Мне вот фантазии не хватает. А это тревожный знак, не считаешь? - тирада была окончена. Кристоф не привык к тому, чтобы его перебивали, потому словоблудил в своё удовольствие, пока дыхания хватало. Другое дело, что на то, чтобы его выслушали от А до Я, он тоже не особенно рассчитывал. Так, рассуждал вслух, часто не политкорректно, грубо, нередко глупо, зато от души о том, что его вот прямо в нынешний момент беспокоило.

0

30

*Окраины Сент-Луиса » Загородный дом Арно*
Оборотень тихо хохотнул, поймал Кристофа за плечи и легонько стиснул, ткнувшись носом в шею колдуна. Не ради мимолетной ласки, а так, исключительно уступив звериному инстинкту. Инстинкт  призывал еще и куснуть, демонстрируя тем самым свою альфа-самцовость, но Кристоф был прекрасно осведомлен в тонкостях оборотнического поведения, и с него сталось бы обидеться или полезть доказывать, что и он тоже альфа хоть куда. А эта приятная семейная возня ничем не помогала намеченному плану, а потому была излишней.
Так что Бьёрн только выдохнул в шею Кристофа и оттолкнул того на прежнее место. Выслушав информацию о завязке заклинания на кровь триумвирата, медведь кивнул:
- Удобно.
В беседах с вудуистом (Бьёрн знал это по многолетнему опыту) можно было не разоряться, рассказывая что-то, пока не иссякнет поток речи Кристофа. Так что оборотень выслушал всю тираду, и только после, попутно вытаскивая из косяка пару немаленьких стеклянных осколков, прилетевших сюда вместе с избитым Арно, ответил:
- В клубах Жан-Клода всегда  полно публики. Тебе ли не знать, как много может наболтать какая-нибудь очарованная или не слишком трезвая дамочка о последних новостях в городе. Мы оба умеем скрывать свою сущность, так что сойдем за простых туристов, - тут оборотень с сомнением глянул на Кристофа. - Если, конечно, ты не разрисуешься перед  вылазкой в город, как жрец племени пигмеев.
Про пигмеев Бьёрн просто так сморозил, чтобы поддразнить Кристофа. Тот умел так искренне возмущаться, если его народность путали, что трудно было удержаться.
- Собственно, мне просто интересно, не наметился ли в городе за этот год кто-то из оппозиции, решивший бросить вызов Жан-Клоду. Если у него есть противники, почему бы нам не узнать об этом? Он вполне может сыграть нам на руку. Да и потом, было бы неплохо глянуть, наколько велики эти его клубы и сколько там задействовано нелюдей.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [29.09.10] Предвестники бури