https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [11-12.10.10] Le Bal Masqué


[11-12.10.10] Le Bal Masqué

Сообщений 1 страница 30 из 109

1

Время: вечер, переходящий в ночь с 11 на 12 октября 2010 года
Места: Сент-Луис; «Guilty Pleasures» (сцена, зал, коридоры, парковка); Лесополоса
Герои: Janosh, Arno, Gerart, Jean-Claude, Asher, Romus E. Antonioni, Nicholas Mayer, Nathaniel Graison, Neo Krouds, Isabel Livingston, Evelis Flare, Kristof Baccara-Noir,
Shannyn Otero

Сценарий: В знаменитом и популярном вампирском клубе «Guilty Pleasures» (в Округе) намечается благотворительный бал-маскарад. Основной темой данного мероприятия станет спасение Сент-Луиса от чудовищ (огромных костяных пауков) при помощи Мастера города, его вампиров и оборотней. Все средства, вырученные в ходе ведения бала, пойдут в фонд помощи детям, пострадавшим от укусов оборотней, на изучение проблемы штаммов и борьбу с ними... Весьма безобидный Бал для стороннего наблюдателя, на котором может произойти всякое. Неожиданная встреча, внезапное знакомство или незапланированная смерть давнего врага.

БАЛ-МАСКАРАД ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ОТКРЫТЫМ! НАЧАЛО В 22:00.

Итак, это свершилось! Долгожданное событие, к которому многие усердно готовились наконец-то раскрыло для гостей свои эксцентричные и требовательные объятья. Главный зал клуба "Запретный плод" стал постепенно заполняться все новыми и новыми участниками шоу, которые, конечно же, облачились в костюмы и скрывающие лица маски. Шляпы, перья, пышные платья, характерные национальные, исторические и фантастические костюмы... Этой ночью и только в этом волшебном месте никто не должен ограничивать себя и свою фантазию!

http://s5.uploads.ru/W1DvC.jpg
Вход в зал завешан драпью, которую приподнимает вампир в костюме швейцара и маской на лице, чтобы пропускать гостей. Преобладающие цвета - готические: красный, белый, черный, но с растворением в них синего, золотого и серебристого. Освещение в клубе приглушенное и со световым ориентированием на сцену, где то и дело проходят и будут проходить в течении всего вечера выступления: акробатические этюды, цирковые номера, профессиональный балет, фокусы и, конечно же, стриптиз. В промежутках между выступлениями играет танцевальная музыка. Откровенно одетые в латекс и сетку официанты обоих полов разносят напитки и закуски, в основном для оборотней и приглашенных людей.

Главный вход в клуб украсили под стать проводимому мероприятию. На тяжелых дверях красуются черно-белые маски с перьями и цветами. Охранников на входе двое. Двое высоких вампиров с атлетическим телосложением облачены в костюмы варваров (парочка Конанов, прикрывающая тылы) пропускают людей по приглашениям, либо с уже купленными заранее билетами.
Стены фойе увешаны тканью, на гардеробной стойке красуются трафаретные узоры, выполненные белой и перламутровой красками. Весь персонал клуба в обязательном порядке облачен в костюм и маску. Ребекка, девушка, встречающая гостей, сегодня вольготно расхаживает в красном латексном платье с глубоким вырезом, на красных высоченных каблуках, с красными рожками на голове и плеткой, подвязанной сбоку на бедре.

+1

2

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Парковка | Черный ход -----»

- Десять дней спустя -

Последние вечера были настолько переполнены новыми впечатлениями, что Янош возобновил ведение своего дневника. Тетрадь в кожаной обложке, в которой прежде велись его записи, он нашёл заботливо уложенной в один из ящичков в отведённой ему спальне. Внимание графа даже к таким нюансам дарило ощущение тёплого и уютного кокона, словом, вампир ощущал спокойное и правильное по своим меркам счастье. Всего пару дней назад Янош полностью оживил свою лабораторию, вновь занявшись ядами, возобновил связи с фармацевтами, уйдя в нежно любимое дело с головой, а когда выныривал из него, то вновь ощущал тёплую и спокойную радость от того, что в их доме воцарилось ощущение порядка.
Одно печалило - когда взгляд обращался к садику за домом, теперь там стоял склеп, в котором покоилась Марьян. Янош оценил то, как быстро в новом веке работают даже такие печальные службы. И очень надеялся, что Марьян, где бы ни была нынче её ласковая душа, обрела покой. Вот, что необычного было в её склепе, так это, пожалуй, полное отсутствие символов веры на сооружении. Если Янош оставался рядом с юдолью печали дольше, чем хватало сил не начать захлёбываться жгучим чувством утраты, его губы вновь оказывались искусаны в кровь по старинной привычке так подавлять свои переживания.
После подобных вспышек горечи ему требовалось проветриться. К тому же, донора или яблока крови у него так и не появилось, а в пешей доступности от дома находился один из клубов вампироманов, называемых в народе «придурками». Потому прогулки были полезны во многих смыслах. Вампир думал о своём, унимал свои чувства, отдавал должное былой привычке ловить последние мгновения темноты перед тем, как скрыться от солнца в подвале дома. И обычно в подобных случаях он возвращался этак за полчаса до зари. Но пять дней тому назад Янош вернулся чуть ранее, чем собирался изначально, и не пожалел, что променял очарование звёздной ночи на стены графского дома. Хотя стоило бы, наверное, счесть, что пришёл он, напротив, очень не вовремя. Однако у Яноша на этот счёт было своё собственное мнение. Он вернулся как раз тогда, когда было нужно.
Для него не было чем-то из ряда вон выходящим – войти в кабинет графа без стука. Так случилось и пять ночей тому назад. Если в мысли Яноша дотоле и закрадывался призрак тоски, то тут же его и смыло. Прелестная в своей пикантности, увиденная сцена до того пленила вампира, что ему стало попросту некогда думать о том, не следует ли смутиться и уйти. Куда уж там! Янош остался, притом был не третьим лишним, а, похоже, крайне любезно принятым зрителем. Ох, и представление он увидал! По такому поводу в своём дневнике вампир позже сделал запись, очень приукрашенную поэтическими сравнениями. Но если отнять у события лирическое замалчивание, всё дело было в том, что пять дней назад Янош вошёл в кабинет к графу в тот самый миг, когда Герарт и его новый подопечный, инкуб Арно, наслаждались друг другом в роскошном графском кресле. Увиденное заворожило. И, может, дело было в инкубической притягательности младшего вампира, а, может (и это ближе к истине), в том, что Янош млел от вида распалённого страстью графа, с которым у него самого ничего подобного не случалось, но ничего похожего на неприятие он не испытал. Напротив, Янош прошёл, не скрываясь, через кабинет, ближе к столу. Занял соседнее кресло, с задумчивым видом приблизил свою руку к лицу и далее, всё время до развязки, наблюдал за происходящим с жадным и томным вниманием. В тот момент он не задумывался даже о своём страхе перед могуществом Ardeur, и ведь Арно вполне мог заполнить комнату своей чувственной силой как раз тогда, но на диво обошлось без вспышек инкубической жажды. Янош не читал мыслей француза, иначе он знал бы, что Арно не рискнул бы оскорбить графа применением к нему без спросу своих способностей. Хотя это было довольно чудно по сути своей – не спрашиваясь влезть в чужие штаны и опасаться оскорбить метафизикой. Впрочем, в этом проявлялись особенности вампирского бытия.
Прошло пять ночей, но проводили ли их вместе граф и инкуб, Яношу было невдомёк. Он не следил за ними и был занят своими ядовитыми экспериментами. Поселившееся в его душе ощущение гармонии подкрашивалось искрами воспоминаний о волнующем вечере. Понемногу его размышления передвинулись на общую суть природы всех инкубов, а затем на то, как очаровал его вампир Ашер.
Сент-Луис ожидал праздничный вечер. Город славил своего героя. И хотя геройствовал не только принц, было что-то очень правильное с точки зрения Яноша в подобном благотворительном вечере, главным лицом на котором был объявлен Жан-Клод, великий победитель страшных костяных пауков. Чем больше горожане будут видеть хорошего в принце тёмной стороны, тем лучше, отрицать тут было нечего. На маскараде Янош надеялся увидеть и заместителя принца. Он не вводил себя же в заблуждение и осознавал, что Ашер интересует его только пока Янош на него смотрит, и уж точно трансильванец не вздыхал в одиночестве ночами по Ашеру, но при мысли о возможности оказаться в обществе блистательного инкуба Янош поймал себя на улыбке сытого кота.
Итак, благотворительный бал приближался, разумеется, граф и его свита, к которой теперь относился не только Янош, должны были его посетить. Предоставляя Герарту заниматься его новой белокурой бестией, Янош в свою очередь предвкушал встречу с загадочным для него и таким мало понятным красавцем Ашером.

-----» ◕ Округ: «Guilty Pleasures» » Сцена | Зал | Барная стойка

Отредактировано Janosh (01.07.13 21:08:17)

+1

3

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Парковка | Черный ход -----»

- Десять дней спустя -

С судьбоносной дуэли Жан-Клода минуло больше недели, и жизнь в особняке Графа постепенно вернулась в привычную колею, одновременно переменившись навсегда. Улеглись волнения в городе, Сент-Луис готовился к благотоворительному балу в честь Принца Города, мстительный колдун больше не проявлял себя, и было самое время заняться насущными внутрисемейными проблемами.
Следующая после битвы с вудуистскими тварями ночь прошла в скорбных хлопотах - Герарт договорился об установке на территории сада позади особняка небольшого склепа, куда было решено поместить гроб с бренными останками Марьян. Хвала современным технологиям, склеп нынче возводили за пару дней, а не десяток лет, так что пейзаж за окном  кабинета был обновлен отныне не самой радостной, но крайне важной и для Графа, и для Яноша деталью.
Арно же был занят собственными проблемами - еще в первую ночь по возвращении он без утайки рассказал им о том, что послужило причиной внезапной пропажи певца с поля боя. Оставалось только удивляться тому, как причудливы порой бывают капризы судьбы. Но с новоявленным отпрыском Арно предоставили разбираться самому. Герарт  предоставлял тому полную свободу во всем, желая, чтобы белокурый красавец побыстрее обжился и привык к тому, что в особняке он не гость, а они с Яношем ему не в коем случае не хозяева.
Кроме того, почти всю минувшую неделю Герарт проводил в своем рабочем кабинете - стоило  каких-то пару дней не уделять внимания бизнесу, чтобы потом разгребать массу  документов, присланных ему на рассмотрение, как высочайшему начальству, сразу из нескольких его галерей. Храни Небеса тех, кто придумал электронную почту! Герарт очень ценил все блага прогресса - они здорово облегчали жизнь.
Янош же, в свою очередь, вернулся  к своим химическим опытам, которыми увлекался с той же страстью, с какой Атилла обожал книги.
Нужно признать, что с возвращением Яноша и появлением в их семейном кругу Арно жизнь в особняке стала куда веселее, и в компании подопечных тяжесть вины и скорбь об утраченных близких не так сильно терзали Герарта. Поначалу австриец опасался, что его безотчетный порыв, его предложение Арно остаться с ними, будет неверно истолковано Яношем, ведь в их странную вампирскую семью уже очень давно не принимали никого нового, как бывало в обычных поцелуях. Строго говоря, только Янош и Атилла входили в нее, не будучи кровными родственниками Герарту. Но Герарт предпочитал верить интуиции и ценил собственные душевные порывы, считая, что, игнорируй он их, и его бессмертие быстро обесценится. С Арно был как раз такой порыв.
Впрочем, после того, что случилось пять ночей назад, сомнения Графа относительно отношения Яноша к новому члену семьи растаяли.
В ту ночь Герарт провел в кабинете почти все часы бодрствования. Не столько из-за работы, просто привычная меланхолия сжала грудь при взгляде на портрет Лидии над камином, на фотографию-заставку на экране. И, погруженный в свои тяжкие думы, ставшие его постоянными спутниками за этот год, Герарт даже не услышал вежливого стука в дверь. Не дождавшийся ответа Арно скользнул в полутемный кабинет золотым видением и остановился у кресла, где сидел Граф. Но даже прикосновение к плечам не вывело Герарта из задумчивости полностью - он слушал изумительный, такой красивый голос Арно, особо не вникая в его речи, до того момента, когда понял, что золотоволосый вампир от него чего-то ждет. Австриец отодвинулся от стола, и Арно, пользуясь случаем, занял освободившееся место между Герартом и столом.
Он был удивительно хорош собой и удивительно искренен в своем желании отвлечь графа от его мрачных мыслей тем способом, что был ему доступен. Такое поведение, что греха таить, было в новинку для Герарта:

- Арно, я признателен тебе, но я не хочу, чтобы ты считал, что обязан мне...

- Это не обязанность, это мое желание. И я надеюсь, что оно станет Вашим.

Граф успел мысленно улыбнуться - как-то так получалось в его жизни, что с инкубами, которые становились ему не безразличны, попирались все графские жизненные принципы. Но разве возможно было устоять против этих молящих глаз, когда в ответ от тебя не требовали ничего -  называть как угодно, даже не касаться, только чувствовать? И Граф не сопротивлялся более.
В какой-то момент в кабинет вошел Янош, и это только добавило масла в огонь.
Их странная, мучительная и сладкая взаимная любовь друг к другу вовсе не накладывала на них обоих обета воздержания, и оба они, и Янош, и Герарт, уж конечно, не вели монашескую жизнь на протяжении веков. То была особая пикантность их отношений - они не были любовниками друг с другом, но кто бы сумел выдержать такие жесткие правила, не имея шанса на разрядку?

Отредактировано Gerart (22.06.13 02:42:35)

+1

4

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Парковка | Черный ход -----»

- Десять дней спустя -

Маскарад был волнующим событием, тем более, что Арно предстояло выступать там. Вновь петь перед публикой на балу - это было почти что поводом для ностальгии. И стоя сейчас перед зеркалом, крайне придирчиво оценивая свой облик, вампир мысленно был всё же частично не здесь. События последних ночей вновь и вновь всплывали в памяти.

Меньше  недели назад Арно решил, что раз здесь его новый дом, жить по правилам монаха он не будет. И раз его новый покровитель не выказывал явного неприятия мужеложства, Арно попытал удачу. Впрочем, относительно инкуба такая формулировка звучала чуть фальшиво. Конечно, вампир не предполагал, что всерьёз может проиграть чужой защите. Вопрос был лишь в том, когда настанет тот самый, нужный момент для атаки. И он едва не сорвался, ведь Арно, решившись на сближение, застал графа чрезвычайно удручённым. Он мысленно перестроил тактику, став для Герарта вместо искусителя утешителем. И всё сработало, его пустили за броню парчового блеска одеяний. Теперь, будучи допущенным в графскую постель, Арно стал чувствовать себя в этом доме куда уверенней. Он не намеревался никого обманывать, его помыслы не были пропитаны коварством, он лишь действовал, как умел, желая в предложенном доме и в самом деле найти свой Дом. Жить в атмосфере отстранённости и обходиться без радостей секса по-долгу было для него мукой. А раз уж ему предложили чувствовать себя в особняке графа как можно лучше, Арно приложил к этому руку с полным осознанием собственной правоты.

То, что поначалу было лишь попыткой найти общий язык, хоть бы и язык страсти, довольно быстро стало для Арно чем-то большим. Он оценил, как прочно и быстро граф может располагать к себе, от ночи к ночи Арно всё ближе воспринимал тревоги и заботы графа, не говоря уже о его радостях, одной из которых вампир искренне считал и самого себя. Да, быть может, Арно не доставало скромности, но он обходился без неё уже два века подряд, поздно было приобретать.

Пять дней назад при их первом разе присутствовал ещё и Янош. В начале Арно подумал, что вампир либо разгневается, либо присоединится, но призыватель змей остался наблюдать. Никакого напряжения меж ними к новой ночи не возникло, и инкуб счёл это добрым знаком. Что до отношений Арно и Герарта, чувства насыщенности пока не пришло, потому в любую свободную минуту сластолюбец всецело занимал графа своей персоной. Такое развлечение не ослепило ни одного из мужчин, скорее приправило ночи, сделав их интересней. Каждый остался самим собою, не потерявшись в новой связи. Хотя это было не мудрено, учитывая, что опыта в подобных делах хватало обоим.
Также буквально каждый вечер на протяжении всей прошедшей недели Арно виделся с сыном, пытаясь наладить контакт. Конечно, ему не стоило искать в себе отеческих чувств по отношению к британцу, их и не появилось. Вампир смотрел на современного молодого мужчину с лицом, что отражало его собственное, и всё, что мог, это просто знакомиться, словно тот был лишь чудесным двойником Арно.

Они жили в настолько разных мирах, их интересы и устремления настолько разнились, что, пожалуй, пока что поводом для каждой последующей встречи был лишь факт их биологического родства. Эти двое, не будь у них повода, едва ли стали бы друзьями. Поймав себя на таком раздумье, Арно привычным образом продолжил про себя игривую мысль, что тогда есть чудесный способ не утратить связи – стать любовниками, но тут же одёрнул себя, напомнив, что речь сейчас ведётся не о каком-то абстрактом мужчине, чьё расположение ему зачем-то да нужно, а о сыне.

Он ожидал ощутить жгучий стыд и воспользоваться им в качестве топлива для дальнейших упрёков в свой адрес, но ничего подобного не ощутил. А вслух лишь поделился с Александром, что и пятая их встреча, и шестая всё равно не даёт ему самому повода проникнуться отеческими чувствами в адрес юноши, потому, наверное, не стоит и навязывать себе эмоции, если они не находят отзвука в душе. Можно узнавать друг друга как если бы они были лишь случайными знакомыми, сблизившимися на почве взаимного удивления схожестью их черт. Тогда, быть может, в их общении и появится некая искренняя заинтересованность, участие и теплота, а это было бы очень не лишне.

Он надеялся, что выразился достаточно мягко, чтобы не задеть чужих чувств, а также довольно доходчиво по меркам современного человека. Нет, Арно ни в коем разе не считал Александра не способным понять немного вычурных фраз, но про себя заметил, что стоит ему без осторожности обратиться к своей манере выражаться старым стилем, как на лице юноши то и дело возникает весьма определённое выражение, свидетельствующее скорее о его обескураженности, нежели о непонимании.

Собравшись, чтобы быть достойным гостем на приятном событии, вампир покинул комнату, к которой уже начал привыкать, как к собственной вотчине, и направился в кабинет графа, где несколько ночей тому назад состоялось их столь приятное сближение. Он застал Герарта за новыми заботами, снова у экрана того жуткого устройства, принципов работы с которым Арно ещё не был готов понять. Пока граф оставался погружённым в какие-то свои записи (его пальцы порхали над клавиатурой, и Арно уже знал, что это означало, что Герарт что-то пишет на экране современной машины, какой ни есть,в сё одно – прогресс!), инкуб обошёл комнату по дуге. Он крался неспешно, приближаясь к Герарту. Арно заметил, как на губах вампира появилась тень улыбки, сказавшая ему о том, что граф, как и сам он, предвкушает тот миг, когда француз таки доберётся до стола. Подобное поведение было почти ритуалом, по крайней мере, уже не впервой Арно вёл себя подобным образом. Он сделал ещё несколько беззвучных шагов и остановился у кресла, складывая руки на его высокой спинке. Чуть склонившись вперёд, Арно уронил свою золотистую прядь вперёд, скользнув по коже мебели, она улеглись на плечо графа. А следом вниз соскользнули обе его ладони, чтобы через мгновение кончики пальцев инкуба тронули бледное лицо, щекоча лёгким прикосновением скулы.

- Доброй ночи. Я обещал напомнить, когда пора будет прерваться.

Мягкое касание исчезло. Вампир отодвинулся, обогнул кресло и встал подле графа, демонстративно разводя руки.

- Как?

Собственным костюмом Арно сумел озаботиться лично. Наконец-то его счета и его коттедж были в распоряжении инкуба, потому своим гардеробом он теперь тоже мог заняться сам. Но это не значило, что он перестал бы принимать подарки.

Сегодня вампир отдал предпочтение белому цвету, абсолютно всё на нём было белоснежным, сияющим своей идеальностью. Простота белых шелков дополнялась богатством дорогого кружева, обувь и полумаска на лице Арно тоже были белыми. На кипенном фоне кожа его лица сияла живым теплом, вампир был сыт. Волосы на плечах сияли почти неприлично солнечно для его тёмного статуса. И глаза в прорезях маски так и полыхали озорством. Арно хотелось нравиться, хотелось читать в обращённом на него взгляде хотя бы заинтересованность и одобрение.

-----» ◕ Округ: «Guilty Pleasures» » Сцена | Зал | Барная стойка

Отредактировано Arno (01.07.13 21:50:10)

+1

5

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Грядущий бал, несомненно, был событием немаловажным, однако вовсе не отменяло прочих забот. И Герарт, пользуясь тем, что его домочадцы тоже были заняты каждый своим делом, решил уделить внимание своему заброшенному было дневнику. Это была одна из самых малопонятных для прочих бессмертных привычек Герарта - он вел  дневник, что само по себе, конечно, не было чем-то из ряда вон выходящим, но электронный?.. Впрочем, австриец смотрел на все с весьма практичной точки зрения - электронные носители куда долговечнее, чем  бумага, а таскать за собой сундуки с мемуарами - та еще морока.
Полагаясь на свою сверхчеловеческую память, почти весь прошлый год он скоротал во многом, тратя недели на то, чтобы записать всё, что имело для него хоть самое малое значение в прошлом. Этот порыв было легко объяснить - в какой-то момент Герарт поймал себя на мысли, что светлый образ его человеческой супруги, его Элизабет, уже не столь четкий, человеческая жизнь забывалась тем стремительнее, чем больше веков длилось бессмертие. А забывать Герарт не хотел. Не имел права. И он скрупулезно, день за днем, записывал свои воспоминания, а после того, как в Тандер Бэе его семья оказалась в заложниках, к записям, помимо мемуаров, прибавились еще и сиюминутные мысли - так хоть ненадолго отступали гложущие изнутри вина и горечь - молчать всегда трудно, и даже такое подобие беседы, изложение своих мыслей, было спасением.
впрочем, его блог, заведенный исключительно от скуки и только для себя, быстро оброс  неведомыми читателями и читательницами, оставляющими комментарии, сочувствующими, такими странными. Поначалу Герарт не был точно уверен в своем отношении к этому - ему казалось крайне неправильным, что кто-то чужой читает  его "дневник". Но удалять записи и закрываться Граф не стал - из интереса. А потом привык и стал даже различать в общей массе отдельных, самых рьяных сопереживающих. Большинству из них не было еще и двадцати, совсем дети - смешные, наивные, человеческие дети, такие искренние в своей уверенности, что они, конечно, все-все понимают и знают. Герарта забавляли их сетевые имена, их манера общаться и комментарии, что рассыпались под каждой его записью. Люди - странные создания. Стоило столько веков ненавидеть и презирать, и бояться вампиров, чтобы в новом тысячелетии для молодых людей вампиры из  ночных кошмаров и кровопийц превратились в страдающих и непонятых красавцев, любимцев масс-медиа и современной фентезийной литературы.
Присутствие Арно в кабинете Граф скорее почувствовал, чем услышал - и против воли улыбнулся, боковым зрением отмечая бело-золотое видение, крадущееся к нему. То была милая забава Арно - обходить комнату по кругу, постепенно сужая диаметр, чтобы в итоге оказаться рядом с Графом.
Прохладные пальцы легли на лицо, и Герарт нажал на "опубликовать", щелкнул мышкой, отправляя компьютер в режим сна, и поднял глаза на Арно.
Такой блистательный и юный в этом одеянии, певец, казалось, излучает свое собственное мягкое сияние. Ангел, спустившийся на грешную землю - чудны дела твои, Господи! Разве может у кого-то повернуться язык назвать это дивное создание - злом? Граф улыбнулся, касаясь рукой золотого шелка волос Арно.

- Ты восхитителен, mein Engel! Разве бывают в мире такие светлые создания? Сегодня ты затмишь всех, - Герарт поднялся - сегодня он был  одет во все оттенки красного и бордо - глубокого винного цвета камзол с черным шитьем, алый шелк рубашки, алая лента, стягивающая волосы в хвост, темно-бордовые брюки, жилет и обувь, неизменные рубины в качестве украшений и  рубиновый же отблеск в глазах. Сплошь кровь и тьма, он казался рядом с Арно почти богохульником, самим Люцифером. Контраст вышел изумительным, Герарт даже пожалел про себя, что рядом нет никого, способного запечатлеть на картине такое великолепие.

- Что ж, нам осталось только дождаться Яноша, и можно будет ехать. Идем, возможно, ему понадобиться некоторая помощь, - Герарт и сам не замечал, но голос его  в этот момент потеплел - он так хорошо знал Яноша, знал, что тот, не привыкший и не особо любящий светские приемы, мог не так легко справиться с выбором одежды, как Арно. Эти мелочи их жизней, то, как многое они друг о друге знали, было бесценно - то была такая близость, которую редко встретишь и за тысячу лет.

-----» ◕ Округ: «Guilty Pleasures» » Сцена | Зал | Барная стойка

+1

6

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

БАЛ-МАСКАРАД ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ОТКРЫТЫМ! НАЧАЛО В 22:00.

Итак, это свершилось! Долгожданное событие, к которому многие усердно готовились наконец-то раскрыло для гостей свои эксцентричные и требовательные объятья. Главный зал клуба "Запретный плод" стал постепенно заполняться все новыми и новыми участниками шоу, которые, конечно же, облачились в костюмы и скрывающие лица маски. Шляпы, перья, пышные платья, характерные национальные, исторические и фантастические костюмы... Этой ночью и только в этом волшебном месте никто не должен ограничивать себя и свою фантазию!

http://s5.uploads.ru/W1DvC.jpg
Вход в зал завешан драпью, которую приподнимает вампир в костюме швейцара и маской на лице, чтобы пропускать гостей. Преобладающие цвета - готические: красный, белый, черный, но с растворением в них синего, золотого и серебристого. Освещение в клубе приглушенное и со световым ориентированием на сцену, где то и дело проходят и будут проходить в течении всего вечера выступления: акробатические этюды, цирковые номера, профессиональный балет, фокусы и, конечно же, стриптиз. В промежутках между выступлениями играет танцевальная музыка. Откровенно одетые в латекс и сетку официанты обоих полов разносят напитки и закуски, в основном для оборотней и приглашенных людей.

Главный вход в клуб украсили под стать проводимому мероприятию. На тяжелых дверях красуются черно-белые маски с перьями и цветами. Охранников на входе двое. Двое высоких вампиров с атлетическим телосложением облачены в костюмы варваров (парочка Конанов, прикрывающая тылы) пропускают людей по приглашениям, либо с уже купленными заранее билетами.
Стены фойе увешаны тканью, на гардеробной стойке красуются трафаретные узоры, выполненные белой и перламутровой красками. Весь персонал клуба в обязательном порядке облачен в костюм и маску. Ребекка, девушка, встречающая гостей, сегодня вольготно расхаживает в красном латексном платье с глубоким вырезом, на красных высоченных каблуках, с красными рожками на голове и плеткой, подвязанной сбоку на бедре.

Отредактировано Maître (01.07.13 10:40:30)

0

7

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Жилой комплекс » Округ: Особняк графа -----»

Отсутствие на званом вечере своего нового призывного зверя озадачивало. Янош переоценил публичность дамы. Но связываться с ней по ментальным нитям, соединяющим их, по такому незначительному поводу казалось мужчине дурным тоном.

Он решил в этот вечер не мелькать лишний раз подле графа и предоставил тому общаться с кем-то кроме Яноша. Хотя эта внимательность была основана ещё и на том, что сам он вышел на "охоту". Не то, чтобы у Яноша на счёт Ашера были какие-то строго определённые планы, но и испытывать удовольствие от своей увлечённости поиском некоего силуэта в толпе ему уже было интересно.

Янош проводил взглядом Герарта и Арно, сознательно отделяясь от их живописного дуэта. Он улыбался, пока наблюдал за ними в клубном свете. Его приятно волновали те страсти, что захлёстывали его покровителя и инкуба, в какой-то мере и сам Янош был к ним причастен.

На входе, что было ново, не пришлось сдавать оружия. Видимо, он был вписал в официальную охрану принца? Наверняка какая-то бумага на сей счёт имелась, иначе Янош и предположить не мог, почему бы его не разоружили. То, как быстро он вписался в ряды "своих" в Сент-Луисе приятно обнадёживало вампира.

Оставшись в одиночестве среди всё пребывающих гостей, трансильванец терпеливо дожидался появления Ашера. То, что второй вампир в городе пропустит чествование своего Принца, не казалось возможным.

+1

8

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Жилой комплекс » Округ: Особняк графа -----»

Получасом ранее, прежде, чем выйти из особняка, Арно наблюдал за тем, как Герарт помогает Яношу собраться. Граф как в воду глядел, его спутнику была нужна помощь в сборах. Сегодня на Яноше был чёрный длинный плащ-пальто из змеиной кожи, и множество ремней, соединяющих обе половинки передней части плаща, требовалось аккуратно и быстро застегнуть. Амуниция Яноша вызвала у Арно ассоциации с кожаным доспехом рыцарских времён, и было весьма обычно, что такие вещи застёгивались кем-то сторонним, а не самим "Модником". Арно позволил себе комментарий, что будто бы заглянул в окно прошлых времён, и судя по улыбкам, которые получил ответ, понял, что когда-то, видимо, Янош и в самом деле носил доспехи. Что ж, удивляться нечему. От одноглазого вампира так и веяло турнирной грубостью, не поведения, но чего-то неуловимого в самой его осанке. А может, то всего лишь разыгралась фантазия самого Арно.

Итак, они оказались в клубе, довольно быстро миновав фойе. Арно заметил, что почти никто не отошёл от дресс-кода, маска украшала лица практически всех присутствующих. Исключение составлял пока что только Янош. Но если не знать, что повязка на его глазу на самом деле выполняет свою функцию, можно было принять его "украшение" за дать маскараду.

Гостей становилось всё больше. Были и специально приглашённые, и те, кто покупал себе на вечер дорогостоящий билет. Благотворительность не терпит экономии, Арно чудесно это знал.

- Мне стоило бы уйти за кулисы... или что здесь есть? Гримёрная? Дама на входе сказал мне, что меня ждут за сценой. Наверное, чем раньше, тем лучше? - он не сказал "я сейчас уйду", делая своё поведение таким же податливым по сути своей, как ощущение его руки в руке спутника.

+1

9

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Жилой комплекс » Округ: Особняк графа -----»

Они прибыли одними из первых. Тому было  простое объяснение - Арно должен был выступать на сегодняшнем балу, и опаздывать было бы некомильфо.
Украшенный зал заполнялся гостями в разнообразных маскарадных костюмах. Граф надел на лицо черную полумаску и понадеялся, что эта атмосфера не вызовет у Арно неприятия, ведь он слишком часто выступал на балах Белль Морт.
Однако здесь, в отличии от двора Прекрасной Смерти, атмосфера была куда более непринужденной и располагающей, настроение не испортили даже вездесущие репортеры с фотоаппаратами и камерами наперевес, толпящиеся у входа в клуб. Герарт не сомневался, что сегодняшняя ночь даст журналистам повод заново обсудить его личность, а заодно и Яноша с Арно, это было неудивительно, ведь весь прошлый год  вампир приобрел себе репутацию нелюдимого отшельника, а за последнее время он столько раз мелькал рядом с Жан-Клодом, сегодня же и вовсе посетил светский раут - впервые за год.
Мелодичный голос Арно вывел из размышлений:

-Мне стоило бы уйти за кулисы... или что здесь есть? Гримёрная? Дама на входе сказал мне, что меня ждут за сценой. Наверное, чем раньше, тем лучше?

Герарт улыбнулся и кивнул, провел рукой по золотым волосам француза.

- Гримерная есть наверняка. Полагаю, нужно пройти к сцене, там масса работников, знающих клуб. Удачи тебе, mein Sonne. Я с нетерпением жду твоего выступления.

Арно ушел готовиться к своему дебюту в клубе, Янош оставил их еще раньше - Граф чувствовал легкий трепет нетерпения и любопытства, исходящий от своего подопечного, у него явно уже были планы на ближайшее время. Герарт решил не мешать. Он улыбнулся, осознав, что остановился у стены, наблюдая за гостями. Потом глаза его нашли вышедшего к гостям Жан-Клода и Ашера, и улыбка стала ярче. Граф улыбался воспоминаниям - два с лишним века назад тоже был бал, элегантные наряды и роскошный убранный зал, и их с Жан-Клодом первая, нежданная встреча, которая превратилась в итоге в столь крепкую и значимую связь. Конечно, то был совсем иной бал и совсем иная атмосфера. Но, как и тогда, Жан-Клод блистал на фоне остальных участников приема, подобно темному бриллианту.
Герарт тихо хмыкнул, вспоминая, во что в итоге вылилось их мимолетное знакомство, и неторопливо направился через зал, чтобы поприветствовать виновника  нынешнего торжества от своего имени и Яноша с Арно.

+1

10

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Центральный Сент-Луис » Городской парк -----»

-Десять дней спустя-
Нео ненавидела платья. Те, в большинстве своем, отвечали ей взаимностью, превращая девушку либо в нечто слащаво-приторное, либо в соблазнительно-роковое; другими словами, создавая именно те образы, которые она терпеть не могла. Конечно, бывали и исключения из этого вечного противоборства, однако подобное случалось редко. В общем, с нарядом на маскарад произошла небольшая заминка. К тому же стоил учесть, что вспомнила обо всем этом Нео только утром, когда резкий телефонный звонок заставил ее продрать глаза, а затем грубый голос оборотня, который посоветовал ее в качестве фотографа. Признавшись во «грехе» и выслушав речь на пять минут, состоящую в основном из нецензурных выражений, Нео начала обзванивать знакомых моделей с такой же фигурой, как и у нее, в поисках наряда, затем объездила оставшуюся половину и в итоге заехала к одному знакомому пареньку-подростку…
Но все это присказка, сказка же начиналась далее, а именно с того момента, как девушка, быстро миновав фойе, стараясь не привлекать ничьего внимания, прошла в главный зал, тут же отстраняясь к одной из стен. Она скользнула взглядом по комнате, изучая присутствующие лица на данный момент. Впрочем, маски весьма мешали опознанию знакомых и незнакомых, а запахов было слишком много, чтобы отделять один от другого. Но с другой стороны так ведь даже лучше – она не будет зацикливаться на определенных, знакомых, существах, или более симпатичных ей внешне, а сможет охватить весь зал, весь народ, кто бы здесь не собрался. Правда, Нео всегда больше нравилось снимать только одну модель, в крайнем случае две… Но работа есть работа, да и заплатить за нее пообещали вполне неплохо, мягко говоря. К слову, саму Нео опознать было тоже весьма проблематично. Хотя бы потому что ее вполне можно было принять за парня: смокинг – это обычно мужская прерогатива. Черно-белая маска закрывала все лицо, лишая окружающих возможности даже просто предположить, кто же скрывается под ней. Впрочем, для знающих ориентиром был уже просто фотоаппарат, который девушка сжимала в руках, пока что не пуская в дело – сначала стоило осмотреться.
Ну что, Джейсон, ты готов? –иногда Нео давала имена своему фотоаппарату, разговаривала же она с ним постоянно, считая это нормальным (к счастью, пока что тот не догадался отвечать ей). Сегодня камере дали имя в честь маньяка, что имело смысл – прототип прекрасно выслеживал свою добычу. И именно сейчас этот навык был нужен – выследить удачный кадр… – Нам предстоит охота.
Под маской Нео улыбалась. Вдохновение или же охотничий азарт? А впрочем, это в данный момент, одно и то же. Цель поставлена, оружие есть, жертв полно. Остается сделать глубокий вдох… Но Нео тянула. Оттягивала этот момент начала своей охоты, погружаясь в ненапряженную атмосферу праздника. Но и это не могло длиться вечно.
Первая вспышка. В кадре – брюнет, погладивший по волосам блондина. Мило, изящно… подбадривающее? А впрочем, впечатление о снимках она сможет составить позже – сейчас не это главное, главное создать как можно больше материала и, желательно, удачного. Впрочем, девушке казалось, что сегодня Фортуна повернется к ней своей очаровательной улыбкой, а не другой частью, не менее очаровательной, но все-таки сулившей неприятности. Конечно, наблюдать девушек со спины весьма приятно, но все-таки если потом у тебя словно руки растут не из плеч, а из другого места - это уже немного не то. А с Богиней удачи дела обстояли именно так. Нео глубоко вздохнула, на секунду прикрывая глаза. Первый ход сделан, посмотрим что же будет дальше.
«Охота началась.»

Отредактировано Neo Krouds (02.07.13 14:05:08)

+2

11

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Ашер спокойно воспринял предложение направиться в "Запретный плод" вместе. Без лишних вопросов, без злости и раздражения. Жан-Клод даже уловил тающие льдинки в его прежде холодном взгляде. В тот момент, в гостиной Цирка Проклятых, Ашер, кажется, позволил инкубу растопить очередной свой внутренний айсберг. И жить на какое-то время стало гораздо легче. Проще. Радостнее.

Пока Ашер отдавал распоряжения и облачался в подготовленный костюм, Жан-Клод поспешил внести финальные штрихи в свой облик. Это была французская коса, свободно заплетенная от самого затылка и собирающая охапку волнистых волос назад, в модное по нынешним временам плетение. У висков и чуть выше волосы были натянуты чуть сильнее, а сверху - несколько свободнее, визуально подчеркивая точеные черты лица: линию бровей, носа, скул, подбородка и губ.

Рубашка на вампире была полупрозрачная без пуговиц и петелек. Схваченная у ямочки между ключицами завязками, она краями уходила под тонкий пояс кожаных штанов, открывая зрителям широкую полосу бледной кожи от самой груди и до ремня нижней части гардероба. Рукава у рубашки были длинными и с кружевными манжетами, скрывающими кисть руки до середины пальцев. Штаны вампира были кожаные и с разрезами (по внешней стороне бедер), края которых туго стягивала тесьма, образуя шнуровку. Материал прилегал настолько тесно, что сомнений не оставалось - под ним нет ничего, кроме обнаженного тела. Сапоги Жан-Клод сегодня выбрал замшевые, чуть выше колена. Они были на небольшом квадратном каблуке и мягкими на ощупь. На плечи вампир надел черный камзол до середины бедра и небрежно расстегнул его. Манжеты и борта камзола были вышиты тонкой серебристой нитью. На груди, на уровне солнечного сплетения, висел ониксовый медальон на цепочке из белого золота, издалека очень напоминающего серебро... В общем-то, такой внешний вид главного вампира города далего не для всех станет сенсацией или хотя бы удивлением. 

Перед выходом из лимузина, который успешно довез вампиров до места назначения, инкуб прижал к лицу небольшую черную маску и попросил Ашера завязать ее сзади, поверх забранных в косу волос. Еще в Цирке инкуб подумывал о том, чтобы взять трость, но в последний момент благоразумно решил - к такому наряду подойдет скорее плеть. Только вот эту маленькую деталь демонстрировать папарацци он не был готов. По крайней мере сегодня.

Фойе клуба, а потом и главный зал распахнули перед вошедшими вампирами свои тесные и жаркие объятия. Легкая музыка подхватила и окутала обещаниями чего-то страстного и интимного. Гости были одеты именно так, как и должы были. Общий антураж зала порождал атмосферу давно минувших времен... Единственное отличие - тогда фотоаппаратные вспышки не сверкали то и дело из самых неожиданных мест.

- Ммм... - протянул он одобрительно, поглаживая подбородок и оглядывая зал, - а они отлично справились с организацией. Что скажешь? - поделился с Ашером своими размышлениями на тему оформления. Жан-Клод поручил некоторым из своих оборотней элементарные организационные вопросы. Ничего серьезного - всего лишь встретить оформителей, прибывших засветло с заранее выбранным материалом, и проследить, чтобы все прошло гладко. И на этот раз прошло. "Растут на глазах..."

Взгляд синих глаз неожиданно вычленил из общей массы гостей знакомую фигуру графа. Он приближался к вампирам и улыбался. Не широко, не вызывающе. Практически одними глазами... И что-то в этом его выражении лица напомнило Жан-Клоду один очень давний бал... И он не смог не улыбнуться в ответ. Более того, он хотел этого. Таинственно и непринужденно одновременно. От чего-то Жан-Клод не сомневался - сейчас они с графом думали об одном и том же. Подтверждая свои догадки словами и действиями, Принц сделал шаг навстречу Герарту, когда тот был уже совсем близко, и поздоровался.

- Доброй ночи, друг мой, - сегодня он выбрал для общения нейтральный английский, и на то были веские причины, а затем несколько лукаво добавил, - не скажу, что на этом балу мне так уж не хватает парика, - и улыбка вампира стала заметно шире.

+2

12

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

В эту ночь Ашер хотел стать тем, кем мечтал быть всю свою жизнь и пусть это отразилось лишь внешне, но эта внешность доставляла ему удовольствие и он надеялся, что Жан-Клод увидит то, что так старательно скрывается за ней. Он выбрал камзол небесно-голубого цвета с золотой отделкой, белоснежную рубашку, едва не полностью состоящую из кружев, настолько много их было на воротнике и манжетах, белые замшевые сапоги, а из украшений сегодня на нем были сапфиры.

Лицо скрывала ажурная золотая маска, к которой практически незаметно крепилась тонкая фарфоровая накладка, закрывающая правую сторону лица. Казалось, что лицо вампира никогда не знало уродливых шрамов и Ашер в кои-то веки ощутил себя вновь тем прекрасным принцем, что некогда отражался в зеркалах.

В машине они почти не разговаривали, предвкушение ночи будоражило кровь и уже этого было достаточно, чтобы Ашер желал поскорее оказаться на месте и окунуться в феерию праздника, разделенного с тем, о ком он грезил вот уже столько лет. Жан-Клод попросил помочь ему с маской и Ашер с удовольствием оказал ему эту любезность, прикасаясь к шелку волос и размышляя насколько непоправима будет испорчена прическа, если он зароется пальцами в волосы мастера, сожмет их в руке и заставит голову повернуться и замереть, пока не окончится бесконечный поцелуй.

Дорога не заняла много времени и перед ними открылись двери зала. Музыка, разнообразные голоса, смех и вездесущее жужжание затворов фотокамер папарацци. Именно в этот момент Ашер впервые ощутил, что их представления о бале очень разнятся. Он ожидал, что Жан-Клод подаст ему руку и они войдут в зал вместе, но мастер привычно вошел первым, оглядываясь по сторонам и отмечая обстановку, организацию, оглядывая приглашенных. Он обращал внимание на все, превращаясь в принца города и вновь отдаляясь от Ашера. И хотя он задал вопрос о том, что думает его заместитель об организаторах, вампир чуть нахмурился, неопределенно пожимая плечами:

- Неплохо.

Организовано и правда было неплохо, плохо было то, что Жан-Клод увидел графа. И не просто увидел. Ашер за прошедшие дни едва не свел себя с ума, вновь и вновь переживая воспоминания о Герарте... и Жан-Клоде. Он упорно не мог забыть уходящие из зала фигуры, он помнил взгляд мастера, когда год назад граф появился в Сент-Луисе, он сжимал пальцы, вспоминая нападение на парковке. Он ревновал. Дико и страстно. Ненавидел одного и желал другого.

Граф смотрел на Жан-Клода таким взглядом, что Ашеру захотелось немедленно бросить ему перчатку в лицо, губы вампира дарили принцу улыбку, которую тот принял и ответил такой же. Сердце Ашера сжалось от боли. Все надежды и мечты на эту ночь разбились, как упавший хрустальный бокал. В ушах стоял звон стекла, перекрывающий и музыку, и чужой смех и слова Жан-Клода, что звучали не для него. Вампир всем своим естеством ощущал в этот миг, что он лишний в этом зале. Для этих двоих в это мгновение не существовало больше никого. Миг, один удар сердца, вот только сердце замерло и не делало больше биться, превращая миг в вечность.

Отступив на шаг назад, Ашер коротко поклонился, со стороны это выглядело, как простая вежливость сопровождающего принца города вампира, и произнес, обращаясь лишь к мастеру:

- Так вот зачем я был нужен тебе? Унизить меня при всех? Ты как она! Ты такой же!

А вслух произнес ледяным голосом:

- Не смею вам мешать. Прекрасного всем вечера.

Боль и ярость застилали глаза, Ашер, прорезая толпу, как нож масло, шел не видя куда идет, пока не столкнулся с кем-то, кто встал у него на пути и, то-ли не успел отойти, то-ли не пожелал этого сделать.

+2

13

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Центральный Сент-Луис » Отель «Moonrise» -----»

-Десять дней спустя-

Ну что сказать? Событие месяца, а может и года. Бал. С самом известном клубе в городе, и у вампиров. И благотворительность в сторону оборотней. Интересные путы пиара.
За прошедшие десять дней Изабель узнавала о городе, о его ночных обитателях, о том, что может пригодится в этом обществе. Конечно, она не могла пропустить такое событие. Это очень хороший повод познакомится с городом, с ночной его жизнью. Познакомится с оборотнями и вампирами, понять, кто кем является в этом обществе. Информация – самое ценное в этом мире. И Бель не собиралась упускать момент. Посмотреть, кто чего стоит, кто с кем, кто кого, кому и зачем. Цели на сегодняшний день были распределены четко. Эгоизм упрятан в дальний уголок характера, а на лице мягкая улыбка, скрывающая истинную сущность. Одна из тысяч масок львицы.
Длительные походы по магазинам в поисках идеального платья и аксессуаров – увенчались успехом. Сегодня ее тонкую бледную кожу оглаживал шелк. Великолепного светло-зеленого цвета, в тон глазам и подчеркивающий рыжую копну волос, ниспадающих на плечи в легком беспорядке. Оголенная шея, яркие пряди, четко очерченные ключицы, и платье. Длинное, с глубоким декольте, спиной открытой чуть ниже поясницы, представляющей взору соблазнительные ямочки на пояснице.  Это было немного странно, чувствовать себя на каблуках, в объятьях благородного материала струившегося по телу, ласкающего и приятно холодившего кожу. Из аксессуаров – небольшая черная маска, длинная золотая цепочка – кулон в виде листа с тонкими прожилками. С кошачьей грацией Бель миновала вход, проследовала в зал, оглядев разношерстную толпу, приметила интересных личностей, на которых стоило обратить внимание. В первую очередь – вампиры, их было много, как и оборотней. Неожиданно, ее взгзяд выхватил из разноцветной толпы блондина, в наряде цвета летнего неба. Если Бель не изменяла память и догадки были верны, то это был Ашер, правая рука Жан-Клода, Принца города, стоящего рядом. Это было очень странно, глаза непроизвольно скользили в его сторону, бледное лицо и аристократические губы, холодные голубые глаза и золотые пряди волос. Это было что-то странное, что привлекло львицу. Необъяснимое и влекущее. Любопытство - жуткое чувство, если его не удовлетворить - загложет. Внешне он напоминал холодную скульптуру, но то, что чувствовалось внутренне - было пожаром, взрывом эмоций, от которых буквально кружилась голова. Это пьянило.
Очаровательный бармен-вампир приготовил Изабель нежный коктейль, приправленный душистыми пряностями. Передвигаясь по залу, она наблюдала за присутствующими. Зал постепенно наполнялся людьми и не людьми. Вспышки постоянно слепили боковое зрение, но, Бель удавалось не попадать в кадр настырным папарацци. Она не любила, когда ее фотографировали. Столько интересного, что интересовало молодую львицу, столько нового. Люди, лица, запахи.
«Сегодня будет потрясающий вечер…»

Отредактировано Isabel Livingston (04.07.13 11:06:51)

+1

14

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Никак не могла Нео пропустить только вошедшего мужчину, задумчиво осматривающего зал и поглаживающего подбородок – весьма ценный кадр, надо заметить. Девушка даже задумалась, не взять ли контакты, чтобы потом провести фотосессию в более интимной обстановке. Впрочем, сфотографировать из среди присутствующих по отдельности она уже хотела как минимум половину. А на вторую пока что просто не пал ее взгляд или, что было бы вернее, объектив камеры. А вот к нему подошел все тот же брюнет… Нео слегка сместилась в сторону, чтобы заснять улыбку того. Мило, мило… Хотя и страшно немного – первый раз со столькими людьми. «Надеюсь, меня потом не покусают, если снимки получатся неудачными…» подумала Нео слегка сморщила нос под маской, а затем чихнула от обилия ароматов, при этом испуганно прижимая к себе фотоаппарат при этом. Так было всегда… Нео была довольно неуклюжим подростком и зимой постоянно поскальзывалась на льду, неизменно падая на спину, чтобы не повредить камеру. Пару раз при этом она разбивала затылок, однако на подобные мелочи девушка внимания никогда не обращала – на ней все равно все заживало, как на собаке. Хотя, почему как? «А что, вполне неплохая собачонка вышла бы» – с улыбкой подумала Нео, вспоминая фотографию, сделанную Адамом, на которой была запечатлена ее волчица. Если бы та слышала мысли и, тем более, умела отвечать, то наверняка на девушку посыпались бы как из рога изобилия всевозможные ругательства.
А вот и изящная львица – иначе это существо невозможно было назвать (такая потрясающая грива!!!) – ходит среди зала. Судя по поведению, она не особо любит, когда ее фотографируют. Однако, Нео свою задачу знала – сегодня каждый должен попасть в кадр, даже самые стеснительные. Разумеется, каждый кроме нее самой: быть здесь фотографом дает небольшое преимущество – можно быть уверенным, что снимков тебя среди других не будет, если конечно ты не решишься использовать зеркало либо попросишь кого-нибудь щелкнуть себя на досуге, решив оставить память о своей персоне. Однако, первой чушью Нео не занималась, а для второй ей надо было доверить чужому свой фотоаппарат, про что девушка выражалась спокойно и лаконично: "только через мой труп".
Нео осторожно следила за львицей, прячась в толпе и не создавая вспышек, чтобы не привлечь ее внимания. И вот подходящий момент – девушка с коктейлем, в пол-оборота к ней… Сейчас скомандовал внутренний голос, Нео уже поднесла фотоаппарат к глазам, приставила палец к «курку», собираясь нажать… Как тут в нее врезался кто-то. Нет, все-таки ей намного проще, когда она наедине с моделью - тогда подобных эксцессов не бывает. Нео пробурчала под нос что-то не очень цензурное, отошла в сторону, чтобы продолжить, но момент уже был упущен - львица скрылась в неизвестном направлении. "Ну ничего. Я тебя еще поймаю" - девушка усмехнулась, наводя фотоаппарат на какую-то незнакомую парочку, мимоходом щелкнув их. Ночь еще долгая, время есть...

Отредактировано Neo Krouds (04.07.13 19:07:09)

+2

15

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Зачем отступать когда в руки летит сама звезда с неба? Может, сказано и слишком громко, однако, Янош так искал встречи с Ашером, что когда тот, ничего вокруг себя не замечая, кометой метнулся через зал прямо на трансильванца, тот застыл на месте. И был этим крайне доволен. Впрочем, попадись на пути Ашера человек, могло бы и до травмы дойти. Вампиры достаточно прочные существа, чтобы их нечаянный толчок в толпе обошёлся простому смертному ценой сломанных костей. Но скандала не произошло. Ашер налетел на Яноша, а тот, будучи пошире в плечах и мощнее, чем инкуб, просто поймал его за локти, на миг останавливая подле себя, сдерживая инерцию, чтобы они оба никуда не завалились.  Почти одного роста, вампиры столкнулись нос к носу. И встретились взглядами.

- Вы в порядке, мсье Ашер? - поинтересовался мужчина, уже убрав руки от чужих локтей. И даже более того, демонстративно мирно приподнял ладони, обозначив тем самым беззлобность своих намерений.

В светлом взгляде Ашера искрились эмоции, Янош не мог прочесть их, так как не знал набор выражений лица Ашера, но силу чего-то жгучего в светлых глазах не ощутить было невозможно. Стоило бы отодвинуться, отпрянуть от подобного пламени, но Янош ограничился нейтрально-дружелюбной улыбкой и с места не сдвинулся. Ашер решит идти мимо? Что ж, обойдёт. Но лучше бы не уходил.

- Вы рано уходите, если стремились на выход, - что ж, у Яноша было право на такую догадку, за его спиной был выход из зала в фойе. - Вечер потеряет половину своей прелести.

Конечно, мужчине не хватало придворной тонкости общения, он был прямой как топор по сравнению с ловкими в беседе детьми Белль Морт, зато в его словах не было никакого двойного  дна, никакой завуалированной и припудренной лжи. Хотя едва ли Ашеру в его нынешнем состоянии было до подобных выводов или вообще - до Яноша. Тот и не обманывался насчёт обратного. И совершенно откровенно любовался жестоким инкубом в лазури и золоте, в которые Ашер был одет. Он и хотел бы удержать Ашера подле себя дольше, но не забыл жгучего ощущения от взгляда, пойманного в первый миг столкновения. И пока что оставалось надеяться, что Ашер хотя бы просто не уйдёт сейчас из клуба, выдохнет, выражаясь метафорически. И останется. И тогда Янош снова окажется рядом.

Отредактировано Janosh (05.07.13 19:00:33)

+2

16

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

В отличие от прошлого своего выступления, на этот раз Арно имел возможность поучаствовать в приличном количестве репетиций и сейчас был совершенно готов к тому, что должно было происходить на сцене клуба. Но при этом он был совершенно не готов к тому, что будет происходить в зале. Царство Жан-Клода внушало такие светлые надежды, что что он не ожидал увидеть на балу в честь принца столь удачливого города сцены в духе балов Белль Морт. Нет, конечно, речь не о садистских шоу или забавах с животными, а о разборках блистательных любовников.

Арно стоял в кулисе и видел ту часть зала, откуда шустрым маршем двинулся Ашер. Певец не был наивным, в конце концов, он был ягодой того же поля, что два более старших инкуба. И он чудесно видел, где и какие любовные страсти начинают вдруг фонтанировать. Треугольник "Ашер - Жан-Клод - Герарт" виделся Арно надуманным, а также он видел то, что его мнение разделяют далеко не все. Вот, например, Ашер покрывается толстым глянцевым слоем собственного яда, когда Жан-Клод и Герарт оказываются рядом и общаются.

"Однако! Надо же так себя не ценить, чтобы подобным образом реагировать. Он ведь ангел, разве от такого отказываются? Или Ашер всё ещё носится со своими старыми комплексами? Тьма моя! Этим комплексам лет больше, чем мне".

Арно поспешил вновь скрыться за кулисой. Шоу для зрителей начинал местный конферансье, а открывал выступлением - голосистый инкуб. Всё же не принадлежа к рабочей братии артистов Жан-Клода, Арно желал выступать первым, а после провести всё время в зале, как гость. И, что приятно, ему позволили. Партию, правда, выбрали за него, предпочтя кормить публику тем же эффектом - сопрано из уст мужчины. Он исполнял "Magnificat", очень торжественный, очень дворцовый, в тон в балу-маскараду со всеми его кружевами, рюшами и шелестом парчи. И, что тоже хорошо, партия была всего на две минуты.

Вампиры, жившие при подобных балах в те-самые-времена, едва ли ощущали себя экзотично, а вот у людей, у современников этого века, глаза блестели интересом путешественников на чрезвычайно модном и не опробованном ещё курорте. А если судить более поэтично, вероятно, кто-то из нимфеток мог и замечтаться, что попал в прошлые, блистательные времена.

+3

17

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Они оба были великолепны. Жан-Клод в черном с серебром, Ашер - золото и лазурь. Полные противоположности, свет и тьма, такие далекие и в то же время так гармонично дополняющие друг друга, прекрасные в своей инкубической красоте. Неудивительно, что Белль Морт считала эту пару вершиной своей коллекции, неудивительно, что она так жаждала обладать обоими.
Вокруг Принца и его заместителя гости образовали небольшой круг свободного пространства - те, кто не был близко знаком с обоими (а таких в зале было много) в немом восхищении расступались, зачарованно глядя на вошедшую пару. На мгновение Герарт почувствовал то же самое, что ощутил, впервые войдя под цветочные своды зала Белль Морт. Восторг, от которого перехватывает дыхание, преклонение перед подобной красотой и в то же время страх.

- Доброй ночи, Жан-Клод. Ашер, рад тебя видеть, - Герарт  приветливо кивнул обоим, на одно мгновение его взгляд столкнулся с яростным льдистым сиянием глаз Ашера, но прежде, чем граф успел распознать эмоции золотоволосого инкуба, тот уже отвел взгляд. Жан-Клод  улыбался светло и лукаво, а его реплика заставила Герарта тихо рассмеяться.

Доброй ночи, друг мой. Не скажу, что на этом балу мне так уж не хватает парика.

- На тебе не было парика, - заметил Граф, посмеиваясь. - Ты был завит донельзя, и весь в пудре.

Давние события всплывали в памяти, стряхивая с себя пыль веков, и казались донельзя яркими, словно это было вчера. Герарт помнил, с каким настроением он завел ничего не значащую светскую беседу с одиноким красавцем, чьего великолепия не портил даже идиотский модный румянец и белила. А так же то, чем завершилось их знакомство - мягкий, словно бархат, смех, мокрые черные кудри и вкус его крови, обжигающий горло.
Он не стал еще прибавлять, что в тот бал одеяние Жан-Клода было похоже на то, во что сегодня облачился Ашер, опасаясь, что это может как-то задеть гордого вампира. Но, похоже, тот не нуждался в поводах. Лед в его голосе мог посоперничать только со льдом в его взгляде, когда Ашер резко удалился, оставив их с Жан-Клодом.

- Похоже, Ашеру крайне неприятно мое общество, - в голосе Герарта не было вопроса, он утверждал очевидный факт.
"Неудивительно, должно быть, он считает себя жутко оскорбленным..." Граф искренне полагал, что Ашер вполне справедливо злится за то, что в опасный момент Жан-Клод решил передать свой город не своему заместителю, а Графу. Когда Герарт прибыл в Сент-Луис, они далеко не сразу  познакомились с Ашером - у графа не было ни желания, ни сил водить светские знакомства, а Ашер и не стремился к оным, потому ни одному из них не предоставилась возможность узнать друг друга. Иначе, Герарт был уверен в этом, Ашеру бы не пришла  в голову мысль конфликтовать из-за власти, ведь всякий, знавший Герарта хоть немного, знал и то, как она отвращает его. Лишь глубокая признательность Жан-Клоду не позволили Герарту ночью перед дуэлью отказать Принцу. Но все-таки вышло очень глупо. Нужно было сразу расставить точки над i и дать понять Ашеру, что на его место не претендуют.
О том, что Ашер просто ревнует, Герарат даже не подумал, ведь их общение ни разу не выходило за рамки теплых дружеских отношений, конечно, начало их дружбе было положено весьма нетипичным образом, но никто, кроме них двоих, этого не знал.
Потому Герарт сокрушенно покачал головой:

- Кажется, я невольно стал причиной злобы Ашера. Возможно, мне стоит побеседовать с ним? Боюсь, он считает себя оскорбленным после твоей  просьбы перед дуэлью...

В это время на сцену вышел Арно, сияющий неземным бело-золотым светом в лучах прожекторов, и Граф замолк. Вести беседу во время такого захватывающего пения было кощунственно. Похоже, это мнение разделяли и остальные гости - в зале стало так тихо, что было слышно лишь взволнованное дыхание дам, страстно внимавших голосу Арно.

+2

18

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

- Так вот зачем я был нужен тебе? Унизить меня при всех? Ты как она! Ты такой же!

"Такой же, как она?.." - в одно мгновение все внутри застыло и сжалось. Вампира словно оглушили, ударили по затылку дубиной, и теперь он заново учился дышать... Молча. Безэмоционально. Жан-Клод пару секунд свыкался с услышанным. Это было... неожиданно и, пожалуй, слишком жестоко. И если Ашер действительно так хотел сделать ему больно... Видит Мать всея Тьмы, у него это получилось!

Жан-Клод не шевельнулся, не обернулся, чтобы проводить золотоволосого вампира взглядом. Не мог обернуться. Не хотел. Он неожиданно очень четко осознал, что Ашер, его прежний Ашер, теперь ненавидит его. Ни Герарта, ни кого бы то ни было, а именно его. Так, может, и этот лазурный костюм с золотыми вышивками он надел сегодня, чтобы в очередной раз подчеркнуть это? Чтобы в очередной раз напомнить о всех тех унижениях, которые инкубу пришлось пережить за столетие рабства в объятиях Белль Морт?..

Принц горько усмехнулся своим мыслям. Он тоже мог найти тысячу и один повод для ненависти, обиды, да чего угодно. Но он не делал этого, всегда давая Ашеру возможность "дышать свободно". Всегда предоставляя ему выбор. Возможно, этого не стоило делать. "Такой же, как она..." - все крутилось в голове, как неприятно заевшая пластинка. И Жан-Клод внезапно почувствовал себя очень уставшим. Морально истерзанным.

- Похоже, Ашеру крайне неприятно мое общество. Кажется, я невольно стал причиной злобы Ашера. Возможно, мне стоит побеседовать с ним? Боюсь, он считает себя оскорбленным после твоей просьбы перед дуэлью...

Словно далекое эхо послышался знакомый голос. Голос Герарта. Еще мгновение назад инкуб не слышал ничего, кроме пульсирующей крови в собственных ушах, а тут... Принц удивленно поднял на него глаза, не сразу вникнув в смысл обращения. Оказывается, Жан-Клод и думать забыл, что желание отдать город Герарту могло спровоцировать в Ашере все эти противоречивые чувства. При таком стечении обстоятельств вполне объяснимо его отношение и к самому Принц и Графу. Но все равно это глупо. Ашер не смог бы противостоять Колберту. И передай Принц свой город ему - золотоволосый вампир бы просто погиб, не в силах бороться со смертоносным триумвиратом.

- О нет, mon ami, ни в коем случае, - Жан-Клод отрицательно покачал головой. - Ашеру нужен повод, и он его обязательно найдет. Это моя проблема, и я должен решить ее сам. А тебя втягивать в это у меня нет ни цели, ни тем более желания... - вампир, кажется, почувствовал некое облегчение. Ни с кем о проблемах с Ашером он не говорил, даже с Герартом, а сейчас... слова сказались сами собой. Они давно просились быть услышанными. Жан-Клод только что сказал то, что так не хотел признавать. Заместитель ищет повод для вымещения злобы. И никто не сможет вразумить его, кроме инкуба. Как бы тяжело ни было. И что бы там не говорил Ашер, Мастеру до Белль Морт было еще ой как далеко.

И в этот самый момент перед глазами возник облик Прекрасной Смерти. Ее пленяющие черты лица в ореоле волос и флёре медовых глаз. "Она спасла меня... Зачем?" Вампир со времени дуэли старался не думать об этом, забыл об этом, вычеркнул из памяти... так почему же сегодня одно упоминание о ней воскресило все пережитое. Жан-Клод не верил в благие намерения Белль. Не верил и теперь сильно озадачился ее поступком.

На сцене появилсял Арно, ослепляя своей красотой. Особенно яркой в свете удачно подобранной световой аппаратуры. Жан-Клод повернулся в его сторону и приготовился слушать. На эту самую светлую за весь вечер паузу, длинной в какие-то две минуты, инкуб абстрагировался от реальности, наслаждаясь голосом... да что уж там - всем Арно в целом. Обладая особенным талантом, певец заставил весь зал замереть и затаить дыхание. Равнодушным никто не остался... даже папарацци замерли с объективами в руках. Хотя, определенно, кто-то успел сделать несколько запоминающихся кадров.

Овации растерзали тишину спустя секундную паузу после великолепного пения Арно. Среди них отчетливо слышались визги, крики "Браво", а сексуальное напряжение за эти две минуты подскочило на несколько делений вверх. Жан-Клод прикрыл глаза и втянул носом воздух, словно вместе с ним мог поглотить все бьющие фонтаном феромоны.

- Он великолепен... как всегда, - сказал вампир, улыбаясь. Арно заставил его, Принца города, забыть обо всем и полностью раствориться в благодатной мелодии. Он уже не злился, да и разочарование померкло в потоке текущих рекой флюидов... Жан-Клод нуждался в этом. Нуждался в сохранении самообладания после общения с Ашером. К сожалению, золотоволосый вампир в последнее время этому не способствовал. И инкуб должен был это исправить. Хотя бы для сохранения его и собственного "душевного" равновесия.

+3

19

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Чьи-то руки ухватили его за локти и вампир замер, словно мгновенно запутавшийся в железных путах. В первый миг Ашер дернулся, желая вырваться и ударить в ответ, но миг этот прошел очень быстро. Было в этих прикосновениях что-то такое, что не позволило касаниям перейти в категорию "тиски", быть может то, что вампир не ощущал уже целые столетия - забота о нем. Восприятие, подстегнутое болью, воспринимало все с такой остротой, что сейчас Ашер абсолютно ясно воспринимал все, что чувствовал. Его поймали лишь затем, чтобы уберечь от чего-то худшего, чем прикосновения чужих рук.

Взглянув на того, кто сделал это, Ашер невольно отшатнулся на полшага назад. Перед ним стоял Янош и демонстрировал ему выставленные вперед ладони. Золотоволосый вампир не сразу понял, что ему что-то говорят, он лишь среагировал на прозвучавшее свои имя. Кажется его о чем-то спрашивали и невольно подумалось, что вопрос мог быть и о том, что он позволил себе столь явно продемонстрировать при встрече с графом. Неужели ему давали возможность сбросить оковы приличий и дать волю своей ярости? Но нет, оказывает его спросили все ли в порядке.

Ашер мог многим похвастаться и увы, воспитание так же входило в число его достоинств, в каком бы он ни был состоянии, но если уж говорить, то так, что никто не посмеет упрекнуть его в косноязычности. Даже будучи намеренно невежливым, Ашер не опускался до отвратительной пошлости или хамства.

- Благодарю, со мной все хорошо.

Он гордо вскинул голову отчего волосы ожили и золотыми потоками окутали его плечи. Обычное желание скрыть лицо за прядями волос или повернуть голову так, чтобы оставалась видимой только та часть лица, что по-прежнему была совершенна в своей красоте, сегодня было забыто. На Ашере была тончайшая фарфоровая маска настолько точно подобранная в тон его кожи, что казалась частью его и в ней он чувствовал себя защищенным и спокойным. Лишь зная, что его лицо обезображено шрамами и скрыто маской, можно было понять, что красота несовершенна. Янош видел его в опере, а потом возможно и во время столкновения на парковке, когда Ашеру не было дела до того, как он выглядит и совершенно не до того, чтобы скрывать лицо, но в этот вечер Ашер готов был поклясться, что немногие вспомнят о его уродстве и вряд ли о нем помнил Янош.
И спаси Тьма тех, кто посмеет вспомнить...

- Вы рано уходите, если стремились на выход. Вечер потеряет половину своей прелести.

- Я лишь хотел поправить маску, - Ашер коснулся кончиками пальцев золотого кружева маски, - на ней ослабли завязки.

+2

20

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

И чего он ждал? Что Ашер тут же ему выложит, в чём его проблемы? Конечно, те кто умеет плавать среди светских акул, ведут себя так, как этот инкуб. Янош со своими предположениями, произнесёнными вслух, почувствовал себя лопухом. Он тот час же вежливо кивнул и посторонился, давая Ашеру пройти:

- Не смею Вас задерживать.

В зале зазвучала музыка. А после на сцене появился ещё один инкуб. И зрительское внимание было приковано к сцене. Почему-то Яношу подумалось, что Ашер не захочет смотреть выступление Арно. И пока тот не вступил с сольной партией, а Ашер не скрылся с глаз долой, лишь снова поравнявшись с Яношем, чтобы идти дальше, трансильванец негромко сказал:

- Я мог бы помочь Вам с завязками. На маске. Если позволите.

Да, он не был искусным инкубом, и всё ещё оставался прямолинейным до слёз или до смеха, как угодно. Но он по крайней мере открыто обозначил, что принимает участие в том, что касается Ашера.

Яношу было невдомёк, какие бесы терзают инкуба, он так и не видел его шрамов. Прежде Ашер чудесно себя контролировал, играя со светом и тенью, после во время боя Яношу было не до того, а теперь лицо вампира скрывала фарфоровая накладка. Что было бы с представлением Яноша о красоте Ашера, увидь он шрамы? Да, пожалуй, ничего! Как и в случае многих прочих.

Отредактировано Janosh (08.07.13 00:58:55)

+1

21

*Сент-Луис: Квартира Эвелин*

Вампиры. Недавно весь город бурлил в негодовании и страхе от драки между инкубами и оборотнями с одной стороны и загадочными, уродливыми кусками мертвой плоти, которых прозвали умковки. Была драка, состоявшаяся практически сразу после спектакля в театре. Той ночью Ив была на другом конце города, танцевала под яркими вспышками фотоаппарата Нео. А на следующий день, включив вечерние новости, уютно устроившись  на мягком диване в гостиной, увидела репортаж. То, что рассказывали перевозбужденные от такой новости репортеры, заставило ее, замерев в немом ужасе, смотреть в экран. Смутно различимые тени, метались от одной восставшей твари к другой, где-то огонь весело пожирал мертвые тела, кровь и части плоти. Кадры мелькали один за другим, а Ив холоднела от страха. Хаос и смерть парили практически осязаемой аурой над теми созданиями.  Умковок истребили, безжалостно и жестоко. Но, не обошлось без потерь со стороны «защитников города», так теперь называли Жан-Клода и его друзей. В одном из кадров Ив смутно ухватила обнаженный торс главного вампира города, порытый царапинами и кровью, что заставило ее в удивлении и волнении напряженно выпрямиться на диване. В это не верилось, они всегда казались неуязвимыми, не страшащимися почти ничего созданиями. А тут оказывается, что и из их тел может течь кровь. Другое дело оборотни, с какой-то стороны они казались сильнее вампиров, но, с другой, значительно уязвимее.

«Перестань думать об этом. Сегодня всего лишь работа. И это приличное заведение, пусть и полное вампиров. Все будет хорошо. Главное, чтоб представление было красивым, чувственным.» Мысли переключились на работу. Перед глазами мелькали па и эмоции лиц. Зрители и кулисы, скрывающее от посторонних глаз все то, что творится там перед выступлением. Тряхнув головой и отгоняя все мысли прочь, Ив выскользнула из-под одеяла и направилась в душ. По пути включив негромкую музыку, настраивающую на хороший день. После теплых, расслабляющих потоков воды, снимающих утреннюю лень и дарящих звенящую пустоту в голове, принялась за сборы. Они не заняли много времени:  забрать висящие в шкафу новые костюмы, сшитые для этого вечера, платье, если она все таки решит выйти из-за кулис вне сцены, ведь там будет Рейн, а она обязательно потащит ее в зал, и одежда для выступления. Еще легкая и свободная майка и капри, для репетиций. Обувь, специальные  чешки и аккуратные туфельки; косметичка, хоть Ив в жизни практически не красится, артисты никогда не выйдут на сцену без макияжа; аксессуары и разные мелочи, вроде блокнота с набросками и маски. Перепроверить все, чтоб ничего не забыть, пообедать и залезть в интернет. Все равно впереди еще много времени, репетиция будет только к вечеру, точнее ночи, ведь день – не «рабочее время» у вампиров. Но Ив, почему-то не сомневалась, что за многое будут отвечать оборотни.

Все вроде собрано, и ничего не забыто в привычном волнении, Эвелин скинула полотенце, в котором все это время «летала» по дому и быстро оделась в светлые джинсы и свободную кофту. Направляясь в прихожую – завязала волосы в свободный узел, чтоб не мешали. По пути, подхватила сумку с вещами и костюмы в специальном чехле. Балансируя, пытаясь быстрее обуть балетки, которые ускользали от ее ножки, глянула на себя в зеркало, отметив, что сегодня немного бледна.
Через несколько минут, окунувшись в суету города, словила такси - направившись в клуб.

-----» ◕ Округ: «Guilty Pleasures» » Сцена | Зал | Барная стойка

Отредактировано Evelis Flare (10.07.13 11:09:49)

0

22

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

11 октября [2010]. Эпизод #1 -----»

Ступив на теплый асфальт парковки, на которой недавно состоялось кровавое сражение, Ив невольно содрогнулась от эмоционального фона этого места. Постаравшись как можно скорее миновать его, быстрым шагом направилась к черному входу, где, представившись охраннику и благодарно кивнув за придержанную дверь, пустилась в блуждания по полутемным коридорам клуба. На несколько лет жизни в этом городе она ни разу даже не приближалась к этому округу, не говоря уже о посещении этого заведения.

Встретилась с администратором, который провел краткий экскурс по закрытым от взглядов обычного посетителя помещений и привел ее в общую гримерную, где как всегда царила беспорядочная суматоха. Поздоровавшись с танцорами из своего балета, и предупредив, что репетиция начнется через пятнадцать минут, прошла вместе с одним из организаторов в комнату, которую отвели для нее. На втором этаже, попасть туда можно только по специальной лестнице. Не заметив из-за полутьмы коридора табличку, она зашла в комнату. Дорогой кабинет. Явно кого-то не последнего по значению в этом заведении. Это немного удивило Ив, ведь она рассчитывала на что-то скромнее. Но, им виднее. Быстро переодевшись в одежду для репетиций и аккуратно сложив все вещи в одном из кресел, направилась осматривать площадку. Большой опыт выступлений в незнакомых местах, когда ты репетируешь только в зале, а в генеральную репетицию прогоняешь на самой локации, позволил неплохо запомнить все коридоры здания. Заглянув в общую гримерку, махнула рукой своим, и проследовала на сцену. В большом зале, заканчивали последние приготовления для приема гостей и дали им всего сорок минут для финального прогона номера. Но, и этого было достаточно. Танцоры опытные и умелые. Репетиций до выступления было достаточно. Но, все равно отведенное время пролетело быстро. Отпустив балет готовится, и в последний раз переговорив с организаторами на счет очередности выхода на сцену и времени включения фонограммы, она скрылась за кулисами.

Час Х. Шумные аплодисменты и девичьи восхищенные всхлипы от волнующего выступления белокурого артиста с чарующим сопрано. Даже Ив с удовольствием слушала мелодичные переливы голоса, забыв про то, что это вампир. Удачно разминувшись с певцом, проследовавшим по своим делам, она мысленно пожелала себе удачи, как всегда, перед выступлением, вышла на сцену.

Две девушки, в обтягивающих светло-серебристых костюмах, закрывающих все тело, до плеч, уходящие тонкими полосками материи вокруг груди, с распущенными волосами, в которых поблескивают капли страз. Неподвижно стоят на сцене, лицом к зрителям. Несколько томящих секунд и из динамиков звучит тихое начало песни. Медленный темп, тягучий как карамель, и горький как черный шоколад. Легкие акценты, под которые девушки начинают синхронно двигаться, разделяя сцену на две зеркальные части. Отрывистые движения, похожие на бой настенных часов, удар – па, второй – еще одно, третий.... Постепенно ускоряясь и связывая все в одно. Из специальных затемнений возле кулис выскальзывает еще пара танцоров, в идентичных костюмах, только черного цвета, так же подчеркивая разделение сцены на две одинаковых зоны. В это время девушки замирают, как птицы, собирающиеся взлететь, только не успевшие полностью расправить крылья. После, становятся послушными игрушками в руках мужчин, создавая неповторимую двойственность ощущений. Выгибаясь и взлетая в воздух, но, не в состоянии надолго оторваться от земли, возвращаясь в плен темных теней. Полностью подчиняясь и отдаваясь их воле. Песня известной французской певицы, пусть и в особой аранжировке, позволяющей затянуть начало, до слов. А на вступление звонкого голоса, одна пара начинает отставать на такт. Теперь они позволяют себе первые прикосновения, легкие как ласки ветра, несложные поддержки. Действуя как одно целое, только с разницей в доли секунды. Ускоряясь, выполняя все более сложные па, иногда похожие на акробатические трюки. Продолжив танец на разных уровнях, контемп с примесью модерна. Игра света и тени, кажется, как будто они сливаются, перетекая одно в другое, растворяясь в друг друге, как кофе со сливками. Так продолжалось с минуту, переплетение и воссоединение черного и белого, которое внезапно распалось на отдельные части. Светлая часть опала бездвижными пятнами на пол, оставив черные дымные тени колыхаться в судорожном одиночестве. Освещение практически погасло, только костюмы девушек мерцали, отражая скудные лучи света, также блестели капли страз в практически черных волосах. Мгновения неподвижности для всех и звук бьющегося сердца, который эхом отдается в распластанных телах, передаваясь черным теням. Переливы и мерцания приобретают четкий ритм, который поднимает танцоров, вновь соединяя их в единое целое, а две половинки зеркала в одно, живое, трепещущее и сияющее сердце. Свет полностью погас, позволив танцорам скрыться за кулисами.

Довольные и немного уставшие они проследовали в гримерную, где Ив, поблагодарив и похвалив за выступление балет, направилась в отведенную ей комнату.

+1

23

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

-О нет, mon ami, ни в коем случае.  Ашеру нужен повод, и он его обязательно найдет. Это моя проблема, и я должен решить ее сам. А тебя втягивать в это у меня нет ни цели, ни тем более желания...

Граф склонил голову в знак согласия, хотя сам придерживался другого мнения. Нет, конечно же, он ни в коем разе не собирался лезть в отношения Жан-Клода и его заместителя, однако то, что на данный момент "поводом" для златокудрого вампира является именно австриец, не вызывало никаких сомнений. А быть причиной конфликта между этими двумя, пусть и невольно, Герарту хотелось меньше всего. В конце концов, было крайне неловко доставлять такие проблемы  другу.
Впрочем, если Жан-Клод решил разбираться с этой проблемой сам, так тому и быть. Возможно, в конце концов, что повод объясниться с Ашером предоставит Герарту  господин Случай.
На сцене Арно сменила группа балетных танцоров. Вспышки света сменялись почти полной темнотой,  но что такое темнота для  вампирских глаз? Герарт  видел все в мельчайших подробностях и пытался представить, как простые люди воспринимают это выступление, полное контрастов, страсти и игры света и тени.
Все выступающие были людьми - Граф знал это заранее, и чувствовал сейчас, но это вызывало тем большее восхищение. Ему всегда было интереснее наблюдать за возможностями слабого человеческого тела, не обладающего координацией и ловкостью оборотней или скоростью и грацией вампиров. И порой только на одном упорстве и силе воли люди достигали почти сверхъестественных высот.
Герарт на мгновение остановил взгляд на россыпи блестящих страз в копне рыжих волос одной из танцовщиц, оценил особо сложную поддержку, а после повернулся к Принцу.

- Они восхитительны, особенно для людей. , - конечно, будь это вампирский балет, зал был бы зачарован не меньше, чем во время пения Арно. Однако это был вечер благотворительности, на котором журналистам предоставлялся шанс оценить альянс людей и нелюдей, и идея организатора чередовать номера была очень кстати.

+2

24

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Чего он ждал? Ашер и сам не мог бы внятно сказать, скорее ничего, но все же где-то глубоко внутри трепыхалась глупая надежда, что сейчас его окликнут, коснуться руки, а быть может просто обнимут и скажут, что... Что? Ничего никто не скажет. Он будет выслушивать неловкие глупости типа "Я мог бы вам помочь", это его удел, а о больше не стоит и мечтать.

- Раз так, mon beau, я отвечу тебе тем же.

Жан-Клод по всей видимости предпочел провести этот вечер с графом, в таком случае он тоже не откажет себе в удовольствии. Ему обещали эту ночь, внимание и заботу? Он их получит.

Взглянув на Яноша, Ашер позволил появится легкой улыбке на своих губах, для его плана требовалось самую малость подстегнуть вампира и благосклонная улыбка была как нельзя кстати.

- Благодарю и надеюсь, что это не обременит вас. Но я бы предпочел не делать этого, стоя на проходе.

Их старались обходить, не нарушая границ комфортной неприкосновенности, но все же зал не позволял совсем избежать неприятных контактов, учитывая сколько публики собралось в этот вечер.

- Слева от сцены есть свободный столик, не хотите присесть? - Ашер не знал для кого зарезервирован этот столик, он лишь видел табличку, но его совершенно не волновало возмутит кого-то или нет то, что он займет его, он просто подошел к столу и вольготно устроился на мягком стуле.

В зале зазвучала музыка и на сцену вышел Арно, Ашер не испытывал к нему приязни, но это касалось самого вампира, как спутника Герарта, как исполнителю инкуб отдавал ему должное, а потому не стал бы откровенно демонстрировать свое пренебрежение.  Он смотрел в никуда, приказав себе лишь одно - не сметь поворачивать голову. За этим столом он оказывался в поле зрения принца и тому оставалось решать самому, позволить своему заместителю проводить время как он сам того пожелает или почтить своим вниманием и попытаться загладить свою вину.

Отзвучали последние звуки пения и почти сразу же на сцену вышли танцоры. Причудливость сочетания музыки и пластики вызывали странные ощущения и Ашер невольно коснулся рукой лица, словно стараясь стереть с лица давно забытые воспоминания, но пальцы коснулись лишь холода маски. Словно очнувшись, он вернул ее на прежнее место, замечая, что завязки и правда чуть ослабли, а следовательно он со спокойной совестью, которой впрочем у него не было, может позволить Яношу оказать ему любезность. Вампиру придется найти в водопаде золотых волос тонкую ленту, а потом совладать с ней и вернуть идеальной прическе ее первозданный вид.

Взглянув на Яноша, Ашер вновь улыбнулся, а потом прижал кончиками пальцев золотое кружево и чуть повернул голову, давая понять, что завязки сзади.

И все это на виду у Жан-Клода и Герарта.

+1

25

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Спустившись со сцены, вампир не сразу смог добраться до тех, кого знал. Чужое внимание было ему приятно. Но на сцене начался новый номер, и Арно, подавая пример окружившим его дамам, обратил всё своё внимание на сцену. Профессионализм танцоров был неоспорим, и вампир отдал им должное в числе прочих зрителей, восторженно аплодируя одарённым людям.

После он поспешил, пока дамы не опомнились после увиденного номера, навстречу к графу. Арно отдавал себе отчёт в том, что вьёт сети вокруг графа, но без злого умысла, он пытался очаровывать, потому, что иначе не мог наладить мосты меж ними двумя. А оставаться в новом доме чужим не смог бы, если уж искренне принял свой статус спутника при графе. Арно было не понять, каким образом Герарт и Янош веками соблюдают дистанцию. Хотя прежде всего он не мог уяснить - зачем так издеваться над собой?

- Господа, - осторожно напомнил о себе вампир, оказавшись подле Принца и Графа.

Намеренно или нет, но он вовсю сиял своей инкубической красотой, словно светясь изнутри. Арно остановился за плечом Герарта, в этом была определённая демонстративность, но Арно не считал нужным избегать её. Это могло быть не очевидно для людей, даже для вампиров прочих линий, но никакой инкуб не перепутал бы, глянув на Арно сейчас, что он откровенно льнёт к Герарту и занимается тем, чтобы держать накал страстей на определённом уровне меж ними двумя.

Он касался его краем руки, проходя рядом, смотрел из-под ресниц откровенно сластолюбиво, что было тем ещё трудом при их разнице в росте. Все его движения, интонации, взгляды были пропитаны чувственностью. Но оружие, которым пользовался Арно, было направлено строго на одного мужчину в зале. Вампир жаждал его внимания, защиты, покровительства без шанса на то, чтобы быть отвергнутым, изгнанным и нелюбимым. Было ещё, над чем работать. Пока что Герарт вспоминал имя одного лишь Яноша, когда забывался. И это нервировало Арно до дрожи. Может, потому он был столь настойчив и упорен теперь.

Итак, он всего лишь остановился рядом с мужчинами, всего-лишь едва-едва задел мизинцем край ладони графа, всего-лишь скользнул золотистыми волосами по рукаву его камзола (пряди пахли ландышами), бросил один-единственный взгляд (смесь предвкушения и раздумья) в красноватые глаза вампира. Вуаля. Арно отодвинулся на шаг в сторону и через мгновение уже улыбался всем одинаково учтиво.

- Организаторы прекрасно поработали над всем, включая программу вечера. Я уже жалею, что пришёл без цветов для чудесных танцоров.

В (якобы) задумчивости Арно вынул из рукава платок в кружевах и, пока говорил, обмотал его вокруг одного своего запястья, удерживая ткань в натяжку пальцами другой руки. Жест, призванный напомнить мсье графу, если тот окажется достаточно внимательным, о том, как Арно развлекал его в прошлый вечер. Но миг, и платок снова исчез в рукаве. Милые, беззлобные игры, они всё равно делали меньше, чем могли бы, не обожай граф своего трансильванца. Но если за любовь ему, как решил Арно, в этом доме бороться бесполезно, он готов был отвоевать хотя бы страсть.

+3

26

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Конечно, ловкость белошвейки не водилась в достоинствах у Яноша. Про себя он ликовал, что давно не человек, иначе успел бы напортачить с маской. Ленты были для него тонковаты. Но вампирская ловкость - это вам не шутки. Она облагораживает даже не приученных к ленточкам и бантикам бойцов.

И вампирское зрение тоже было в помощь Яношу, он всё же углядел, следя от краёв маски, где в волосах утоплены чёртовы завязки. Жалел ли он уже, что встрял? Безусловно нет! Он оказался на данный момент ближе к Ашеру, чем был когда-либо. Впрочем, они и виделись-то раз четвёртый. Это Герарт в Сент-Луисе прожил уже год, а Янош прибыл сюда лишь две недели назад.

- Не слишком? - благо, маску он не сломал, уж очень старался сделать как должно было быть. Говорил он очень тихо, почти шептал, но обращался всё-таки к вампиру, можно было не опасаться, что Ашер не услышит его. "Хотя, если он в принципе сейчас не слушает... "

Янош был катастрофически далёк от схем, которыми жонглировал Ашер, если речь заходила об общении и влиянии на чужие эмоции за счёт собственных спланированных поступков. Он был просто рад оказаться рядом с диковинным существом - настоящим инкубом высокого класса. Об Ашере Янош слышал ещё тогда, когда в Австрию долетали новости о происшествиях при дворе в Париже. Тогда он ещё не знал, как зовут знаменитого изувеченного красавчика, но со временем информация оформилась в чёткие сведения о заграничных вампирах. Так что о том, что Ашер кое-что скрывает, Янош догадывался. Но его собственному взгляду никаких недостатков, пожалуй, было не разглядеть даже в том разе, если бы Ашер остался без своих маскировочных хитростей.

- Вы совершенно пленительны, - пробормотал почти что отстранённо Янош, и пока его руки ещё были подле завязок маски, он завороженно провёл кончиками ногтей по чужим золотым кудрям, а после запустил в них пальцы. Преступление это длилось всего мгновение, и было прервано, когда он ненароком притронулся к коже чужой шее. 

- Завязки... - сказал вампир, и в его голосе слышалась усмешка, не очень-то он стремился оправдать свою наглость.

+2

27

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Впервые за долгие ночи и пустые дни Жан-Клод чувствовал себя спокойно. Свободно... Внутри зрело и окутывало своими объятиями то самое чувство, заставляющее отрешиться ото всех мирских проблем. Отодвигающее их на второй план, из-за которого совершенно не стоит беспокоиться. Защитная реакция сознания на непрекращающиеся волнения.

Стоя сейчас здесь, недалеко от сцены, бок-о-бок с Герартом, он ощущал, как напряжение покидает его, растворяется в незыблемости бытия. И объяснение этому было до банальности простым. В присутствии графа ему, Мастеру города, не надо было притворяться и играть на публику, в данный момент очарованную голосом Арно. Не надо было завязывать глупые светские беседы только для того, чтобы поддержать разговор. Припудренным смехом или остроумием обращать на себя внимание, украдкой посматривать на вампира и как бы невзначай касаться его... Все это было ни к чему. Они не были любовниками. Они были друзьями, которые, по велению судьбоносного случая, могли позволить себе момент откровения. Никто из них и подумать не мог хотя бы о ревности в адрес другого...

Жан-Клод невольно улыбнулся. Неожиданно все стало так просто и понятно. Все стало решаемо... и даже проблемы с Ашером. Принц осознал наконец-то, что может сделать. Что он хочет сделать уже давно, и лишь мнимая забота о душевном состоянии его заместителя все время останавливает его от решительных действий...

Миг блаженного пения прервался, сопровождаясь бурными овациями. Арно закончил выступление и спустился со сцены золотистым видением, уступая место новым артистам. Балет. Жан-Клод всегда любил балет, но этот не был похож ни на что ранее увиденное им. Игра света и тени, музыки и движений... а песня на французском и вовсе стала прекрасным дополнением. Танцоры порхали, словно бабочки над цветочным полем, взлетали и падали, кружились и замирали...

Музыка стихла, и мимолетное видение исчезло, растворившись в полумраке кулис. Зал взорвался аплодисментами. Жан-Клод и Герарт не стали исключением... и стоило буре стихнуть, как Принц моргнул и обернулся к графу с очень странным выражением лица. Очень часто так делают люди, негласно сообщая своему товарищу о том, что кое-что конкретное их невероятно сильно поразило и заинтересовало. И откуда только Принц понабрался этих давно утерянных жестов? От постоянного контакта с простыми смертными? Вполне вероятно.

- Господа, - к ним присоединился Арно, и Жан-Клод довольно улыбнулся ему, здороваясь.

- Mon Brillant, твой голос завораживает. Будь моя воля - я слушал бы его вечно, - он непринужденно засмеялся, делая акцент на невинной шутке, которая, в принципе, не так уж далека была от истины. И при всем при этом от Жан-Клода не ускользнул один очень пикантный момент. Основной причиной появления подле них с графом Арно был далеко не Принц, а Герарт. Удержавшись от загадочной улыбки Жан-Клод намеренно перевел взгляд в противоположную сторону. Не останавливаясь ни на ком в частности, скользя упорно мимо всех и каждого, он успел понять и заметить кто и где расположился.

Инкубу не нужно было впиваться взглядом в золотоволосого вампира, так удачно севшего за видный столик, чтобы угадать выражение его лица. Он слишком хорошо знал своего давнего возлюбленного, чтобы попасться на этот метко выброшенный и морские глубины крючок. Более того - Ашер находился рядом с Яношем... Слишком рядом. Но Ашер сказал ему сегодня достаточно лишнего и теперь, по мнению Жан-Клода, очень сильно нуждался в показательном уроке. Приглашая его с собой на бал, инкуб не давал обещаний быть только рядом с Ашером, разговаривать только с Ашером и уделять внимание только Ашеру. Такова была суровая действительность, но Мастеру города на организованном им же балу жизненно необходимо быть сдержанным и умеющим расставлять приоритеты, где власть, престиж, непременно тянущие за собой безопасность и союзников, стоят на первом месте. Репортажи с этого мероприятия появятся на всех главных каналах по всем Соединенным Штатам... неужели Ашер не может это понять?

- Организаторы прекрасно поработали над всем, включая программу вечера. Я уже жалею, что пришёл без цветов для чудесных танцоров.

Жан-Клод кивнул и внезапно озадачился тем, что после некоторых корректировок в процессе подготовки, кое-какие номера поменялись местами. Произошло сие действо буквально вчера на рассвете, и Принц просто физически не успел ознакомиться с новой программкой. А стоило бы... Тем временем на сцену вышел конферансье, объявивший о перерыве между выступлениями. О том, что сейчас заиграет музыка, и желающие могут усладить собственные тела танцами.

- Прошу меня извинить... - обратился он к Арно и Герарту, приложив ладонь к груди, - вынужден покинуть вас на некоторое время. Организационные вопросы не ждут... - инкуб улыбнулся и неожиданно растворился в толпе. Вампирские фокусы для телекамер и многочисленных гостей-людей. Обновленную программу вечера Принцу должны были оставить в его же кабинете, на столе. И именно туда Жан-Клод и направился.

+1

28

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

Когда танцевальный номер завершился, и в зале вновь зажегся свет, Герарт аплодировал от души. Танцоры и в самом деле были великолепны. На лице Жан-Клода застыло немного потерянное, очень человеческое выражение. Принц был настолько увлечен балетом? В это слабо верилось, ведь на своем веку он повидал куда более впечатляющие сцены. Скорее всего, причиной этого немого восторга пополам со жгучим интересом пробудил один из танцоров. Граф, считающий, что в любом возрасте вампиру может быть не чуждо все человеческое, выдал в ответ понимающую полуулыбку. А затем Герарт заметил Арно, и, должно быть, на его собственном лице в этот момент появился тот же жадный интерес, что мгновением раньше озарил лицо Жан-Клода.
Арно спустился к ним со сцены сияющим видением, неземным прекрасным созданием, почти божеством. Перед ним расступались, на него бросали восторженные взгляды, пытались увлечь в беседу или просто откровенно ловили за руки, стремясь удержать рядом, но вампир весьма ловко уворачивался, выдавая дежурные улыбки, однако взгляд его океанических глаз был прикован только к графу и Жан-Клоду.

-Господа.

Арно скользнул совсем близко, на мгновение эта близость была почти интимной - легчайшее прикосновение к руке, столь много обещающий взгляд, - и вот уже певец ведет светскую беседу на отстраненные темы.
Присутствие Арно неизменно заставляло Герарта улыбаться. Он стал, возможно, тем самым солнцем, какого не доставало им с Яношем после гибели родных.
Мысль о Яноше заставила отвлечься от созерцания дивной красоты Арно и поискать трансильванца. Герарт довольно быстро увидел их обоих - Яноша и Ашера, сидящих за столиком почти напротив. Со стороны все выглядело вполне прилично - кажется, Янош помогал Ашеру управиться с маской. Однако Граф слишком хорошо знал своего спутника, чтобы не увидеть сейчас даже издалека, насколько пленил его золотоволосый вампир. Улыбнувшись, Герарт снова перевел взгляд на собеседников. Их с Яношем Игра никогда не предполагала, что они будут блюсти целибат все свое посмертие, за столько веков это было невозможно. Потому меж ними давно не осталось ревности, к тому же сейчас, когда Герарт был увлечен Арно, было тем паче странно проявлять недовольство. Граф лишь немного волновался о том, чтобы Ашер не причинил его Яношу вреда - слухи о силе инкуба, способной после одного-единственного укуса поработить и лишить воли, едва ли были слишком преувеличены, и Герарт надеялся, что у Яноша хватит благоразумия не подставлять Ашеру шею. Конечно, Янош не был  юным глупцом, и обладал даром, способным нейтрализовать инкубическую силу, но с другой стороны, Янош никогда даже близко не оказывался с носителем ardeur.
"Душа моя, будь осторожнее с инкубическими страстями".

Жан-Клод извинился, оставив их с Арно. Герарт успел только удивиться тому, что Принц каким-то образом принимает участие в организации мероприятия в свою же честь. Впрочем, учитывая, что организаторы вечера проводили его в одном из клубов Жан-Клода, этот момент был объясним.
В зале зазвучал один из классических вальсов, давая гостям сигнал к тому, что теперь и они могут потанцевать, и Герарт      приглашающе протянул Арно руку. 

- Позволишь пригласить тебя? - он был торжественно-серьезен, но в глазах его искрился смех перемешанный с предвкушением - демонстративные фокусы Арно с его платком, конечно же, были замечены. Все эти инкубические хитрости и туманные полунамеки, которые позволял себе Арно на людях, волновали Герарта ничуть не меньше, чем  их вечера наедине.

+2

29

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

О, конечно, он позволил пригласить себя на танец. И, разумеется, вести его в танце не составило труда. Воздушный и сияющий партнёр, Арно очень хотел понравится Герарту. Но так мало о нём знал, что не рисковал заострять внимание на каких-то конкретных моментах. Вдруг то, что инкуб сочтёт чувственным и прелестным, отвратит ночную мору?

Вечер повальной толерантности не был строг ни к вампирам, ни к гомосексуалистам, и даже ни к тем, кто сочетал в себе оба качества. На парный танец двоих мужчин никто не смотрел с очевидным осуждением. Но их танец под аранжированный вальс был краток, хоть и прекрасен, как сон. Арно запомнил волнующее ощущение жёсткой ладони графа на своей пояснице, оценил его выучку, граф был потрясающе академичен. Но когда зазвучал новый мотив, Арно шепнул:

- Мы должны понравиться людям ещё больше, чем обычно, не так ли? Я предлагаю пригласить дам.

Конечно, едва ли на этом вечере были вампирофобы, но те, кто находился под одной крышей с принцем и его свитой, могли ещё больше очаровываться, и Арно считал своей обязанностью приложить к этому руку.

Однако, когда Арно и Герарт пригласили на новый медленный танец прелестниц из людской части гостей, вампиру доставило особое удовольствие в кружении фигурного вальса ловить взгляды графа через зал. Редко. Так как основное время он посвящал своей партнёрше по танцу. И всё же, инкуб ловил себя на мысли, что его особенно волнует сближаться вопреки чему-либо. "Наверно, потому я так хочу впечатлить его, ведь между нами есть огромное препятствие, мешающее тому, чтобы он обожал меня. Это Янош".

Когда и следующий танец кончился, Арно тотчас оказался подле Герарта, на грани слуха он шепнул, задев на миг губами край его уха:

- Кто Ваш призывной зверь?

Интерес казался досужим. Особенно со стороны мастера, который звался оным лишь де юре, а де факто не имел подвластного животного. Но на деле бал и атмосфера затянутой в ограничения чувственности, жаркие взгляды и полунамёки распалили крайне искушённого инкуба. Он искал новых удовольствий и перестал страшиться того, чтобы шокировать своими предпочтениями вампира из линии Морворен.

+1

30

11 октября; пятница
[20:00 - 00:00; вечер]

- Не слишком?

Ашер не ответил словами, он лишь чуть качнул головой, позволяя телу ответить, что все хорошо и дискомфорта он не испытывает. Тело, почти позабыв за столько лет одиночества, какого это говорить так, как не скажут слова, каждой своей клеточкой выражало, что оно удовлетворено и совсем не возражает против продолжения.  Вампир почти осязаемо источал магию желания и трепет предвкушения.

Он ощущал прикосновения, чувствовал, как осторожно, но в то же время восторженно Янош касается его волос и вспоминал, как касался их Жан-Клод, как перебирал золотые пряди, позволяя им струиться между пальцами, как прикасались тонкие пальцы к холодной коже, давая ей ощущение тепла и нежности. Как ...

Довольно.

Он резко оборвал себя. Что толку от воспоминаний, если они, словно святая вода, выжигают на сердце все новые раны. Образы Жан-Клода потускнели в сознании, но ощущения остались и эти ощущения, словно спокойная река, уносили его в океан забытых чувств. Радость. Счастье. Любовь. Наслаждение... За сотни лет он позабыл о них, но Янош, сам того не ведая, разбудил в нем то, что делало Ашера самим собой.

- Вы совершенно пленительны.

Инкуб услышал вампира и внутри что-то едва ощутимо дрогнуло. Ашер вспомнил, что был когда-то прекрасен, что им восхищались, что он действительно был пленительным и желанным, что он не был одинок и ...
И позволил чужим рукам коснуться его. Яношу даже в голову не пришло бы, что его прикосновение не было нечаянным и случайным, что Ашер столь тонко выбрал момент, когда стоит едва-едва отклонить голову и сильные пальцы преодолеют разделяющее их расстояния, коснувшись шелковистого бархата кожи.

Ашер почти забыл, как это приятно и чувствуя сейчас стоящего за своей спиной Яноша, позволил себе насладиться мигом блаженства - быть прекрасным. Как когда-то. Как всегда, но не теперь, когда он был так близок с Жан-Клодом и так при этом недосягаемо далек от него. Каждый день, каждую ночь...

Чуть повернув голову к Яношу, Ашер произнес:

- Да, с ними всегда так. - и добавил, наполнив голос бархатными звуками, что почти обнимали Яноша. - Останьтесь.

Ему нравилось ощущение стоящего за спиной вампира. Можно было представить, что...

+3


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [11-12.10.10] Le Bal Masqué