https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [30.09.10] Забота о младших (с)


[30.09.10] Забота о младших (с)

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время: 30 сентября 2010 года, понедельник, ночь (время после полуночи)
Места: Сент-Луис, Округ: Особняк графа
Герои: Герарт, Арно, Янош
Сценарий: вампир, покинувший двор Белль Морт, точнее сбежавший оттуда, наконец-то нашел свою семью.

0

2

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Да, пожалуй, ночь выдалась во всех смыслах неожиданная. Столько событий и перемен, а казалось бы, несколько часов назад они с Яношем всего лишь собирались представиться Жан-Клоду и купить собаку.
Собаку так и не купили, кстати... Зато привели в дом Арно.
Он, конечно, не щенок, тут и сравнивать нечего. Граф чувствовал легкую растерянность - он так давно не вводил в свою семью кого-либо, последним был Атилла. Конечно, Арно не был создан Графом или кем-то из его семьи. Но теперь он принадлежал ей, а значит, следовало ввести его в курс дела. Герарт прекрасно понимал, что отношение к этой ситуации у Арно совершенно другое, это следовало исправить. Кроме того, Графа беспокоил Янош - еще в гостиной Цирка он уловил нотки чего-то, похожего на недовольство, просочившиеся сквозь ментальный щит. Похоже, им всем не избежать долгих объясняющих бесед. Герарт только надеялся, что Янош понимает, какие порывы его натуры послужили тому, что в итоге их стало не двое, а трое.

- Что ж, вот мы и дома, - Герарт повернулся к своим молчащим спутникам и улыбнулся, гостеприимно разводя руки в стороны. Затем его взгляд обратился к Арно. - Спальни находятся внизу, в цоколе. Выберешь себе одну из свободных по душе. Я так понимаю, все твои вещи вне досягаемости? - учитывая, что Арно был одет в одежду с чужого плеча, а явился в Цирк и вовсе нагим, Герарт сделал вывод, что триумвират оккупировал место обитания юноши, стало быть, нужно будет заняться его гардеробом. Одежда Яноша и его собственная будет слишком велика для Арно, а вещи Рейна - малы. Значит, гардероб будет заказан.  В целом, Герарт пока старался больше думать о насущных проблемах, а не о собственных моральных терзаниях. Он понятия не имел, как общаться с существом, которое так легко принимало собственную незначительность и считало себя почти предметом роскоши, передаренным одним Мастером другому. С другой стороны, Герарт не знал, насколько тяжело это на самом деле воспринимается Арно и вовсе не желал его случайно задеть или обидеть.
Улыбнувшись немного печально, Граф покачал головой.

- Честно говоря, я понятия не имею, как полагается вести себя в ситуации дарения тебе вампира... Послушай, Арно. Я не имею Поцелуя, куда ты мог бы вступить. И мой образ жизни уже много веков является предметом сплетен и шуток со стороны общества, в котором ты долгое время пребывал. Мои подопечные, мои птенцы, которых я создал, - это моя семья. Сейчас она куда меньше, чем была, когда мы приплыли в Новый Свет, - при этих словах сердце снова резанула боль потери, и Герарт почти неосознанным движением потянулся к Яношу, коснулся его руки и, чуть сжав, отпустил. - Тем не менее, все, что я могу предложить тебе, - это стать частью моей семьи.

Отредактировано Gerart (19.02.13 16:09:19)

+2

3

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Путь в "Цирк" был размеренной лирической прогулкой, дорогу обратно в особняк Янош почти не заметил, так он был занят мыслями о переменах, уже наступивших и вскорости грядущих. Доставившее их такси уже покинуло территорию. И двери особняка затворились за последним из вошедших. Конечно, тут не было ровным счётом никакой мистики. Янош обернулся и потянул створки дверей на себя. Он ещё не был знаком с тем, как запираются эти двери, и поворотная ручка в массивной оковке под старину, могла и вовсе оказаться декором. В городе, где живут радикально настроенные противники вампирского сообщества двери лучше бы запирать. "Ну, уж хуже я не сделаю", - рассудил Янош и понятнулся "ломать" двери. Под лязг защёлкивающихся запоров происходил монолог графа, приветствовавшего в новом доме блудного вампира Арно. "Если мне неловко, то до какой степени трудно сейчас ему? И трудно ли? После того, что он пережил за сутки, нападение триумвирата и прочие ужасы, сейчас ему уже спокойно? По этому сияющему лицу нчиего не поймёшь!"

Когда граф сказал о свободных комнатах, Янош сразу подумал о лежавшей внизу, в холле, Марьян. Её гроб не убрали. И пока не решили, что же делать дальше. Новый Свет в жизнь их семьи привнёс чудовищно много нового. Потери ужасны, приобретения прежде не изучены. "Так быстро меняется этот мир, и если мы едва успеваем за ним, что творится с теми, кто вцепился в прошлое намертво?" Янош рассуждал так, потому что считал графа передовым реформатором в вампирской среде. Мало кто из собратьев так органично вписывался в реалии двадцать первого века, оставаясь собой. "Пожалуй, ещё одно очко в пользу дружбы графа с Жан-Клодом?"

Граф заговорил о семье и потянулся к Яношу, который был к нему достаточно близко, чтобы дотронуться, вытянув руку, но ещё не в зоне личного пространства, чтобы это смотрелось вызывающе. Хотя Арно, скорее всего, было начхать на их бесценные миллиметры друг меж другом. Это Герарт и Янош всё вальсировали вокруг своих условностей и устоев столетие за столетием, кроме них самих это вообще оставалось мало кем замеченным явлением.

- Тем не менее, все, что я могу предложить тебе, - это стать частью моей семьи.

Слова прозвучали, и Янош похвалил себя за то, что не изменился в лице. "А чего я, собственно, ждал? Он не щенка привёл. Он не смог бы дать ему покой на день или два? До победы Жан-Клода? Не рановато ли о семье говорить?"

- Я бы показал тебе дом, но сам ещё недостаточно его изучил, чтобы быть гидом, - сказал Янош, чтобы хоть что-то сказать.

+1

4

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Особняк выглядел монументально, но при этом был не так велик, как затерявшиеся в провинции имения. Всюду ощущалось влияние города. Компактность и тут не прошла стороной, и жилище вампиров, привыкших к замковым покоям, при переселении в американский город всё равно было похоже на замок, но в миниатюре.

- У Вас очень красивый дом, - первым делом сказал Арно. Он огляделся в гостиной, на его лице запечатлелась (с самого начала поездки сюда) приятная улыбка. Именно Приятным Арно и пытался быть для самого покровителя и для графского спутника.

- Спальни находятся внизу, в цоколе. Выберешь себе одну из свободных по душе. Я так понимаю, все твои вещи вне досягаемости? - Арно не очень представлял, в праве ли он выбирать. И как бы своим выбором не задеть никого. Но надеялся, что успеет сориентироваться на месте. "Для начала", - решил он, - "я хочу быть как можно ближе к графу. Если, конечно, это будет уместно".

В ответ на вопрос он кивнул и уточнил:

- Я понимаю, что достаточно звонка в полицию, чтобы в моём доме кое-кого не было. Но думать об этом прежде было не к месту. А сейчас... что ж, мы все ждём финала дуэли.

Он не сказал "исхода", словно для него не существовало вариантов. Победить должен был Жан-Клод. Иначе жизнь бы и не продолжилась. Так что к чему думать о скверном? А за нынешнюю ночь старшие вампиры знатно поделились своей уверенностью с Арно. И на чём бы их собственная не зиждилась, инкуб преисполнился неподдельной веры в могущество Жан-Клода. На сколько он был далёк от истины, не ему было судить, вот он и не брал в голову лишнего.

- Честно говоря, я понятия не имею, как полагается вести себя в ситуации дарения тебе вампира... Послушай, Арно. Я не имею Поцелуя, куда ты мог бы вступить. И мой образ жизни уже много веков является предметом сплетен и шуток со стороны общества, в котором ты долгое время пребывал. Мои подопечные, мои птенцы, которых я создал, - это моя семья. Сейчас она куда меньше, чем была, когда мы приплыли в Новый Свет. Тем не менее, все, что я могу предложить тебе, - это стать частью моей семьи.

Слова графа были настолько преисполнены щедрости, которая, похоже, была нормой его нрава, что Арно снова вернулся к мысленному вопросу "Почему вдруг эта благодать распространилась на меня?". Он не стал скрывать некоторой растерянности, нашедшей на него после речи Герарта и объяснился ответно:

- Честно говоря, прежде меня вот так официально никому не дарили. По крайней мере, только краткосрочно. Но это я бы назвал не дарением, а одолжением. Но если я верно понимаю, то Вы вольны поступать как Вам вздумается. Я же буду вести себя так, как Вам будет угодно. Я благодарен Вам, безмерно благодарен за то, что Вы не исключаете возможности увидеть во мне часть Вашей семьи. Но так ли входят в семью? Меня Вам почти навязали обстоятельства...  - он всё же хотел не так с наскоку выспрашивать у графа, почему вдруг тот решил защитить Арно, потому замолчал, притом очевидно было, что он чего-то не договорил.

- Как бы там ни было. Спасибо, мсье граф, моя жизнь в Ваших руках, Вы - мой спаситель.

Он предпочёл не говорить о том, что было бы с ним, если бы Жан-Клоду пришлось уступить его триумвирату даже до завтрашней дуэли. Арно хватило бы и оставшихся до боя часов, чтобы проклясть своё существование, каждую его секунду в обществе мучителя и его слуг. И всё же, сам он задумался об этом на миг. Взгляд стал рассеянным и далёким. Но миг спустя вампир движением ресниц согнал со взгляда видения не случившегося, вновь улыбнулся и весь был любезность и покорность. Он не знал, как иначе стоит вести себя сейчас. И действовал исходя из своих соображений, построенных на двух столетиях придворного рабства.

- Я бы показал тебе дом, но сам ещё недостаточно его изучил, чтобы быть гидом.

Арно ничего не знал о своих новых покровителях, потому причины неосведомлённости Яноша были ему не очевидны.

- Само стремление уже вызывает признательность, мсье Янош.

Это для Герарта и Жан-Клода Янош был "этот юный вампир", они на своих высотах учитывали десяток-другой, а для Арно все они были - недостижимая вышина. Даже "этот юный вампир" был более чем в два раза старше его. И если Герарт и Янош про себя вспоминали об идее покупки собаки, которая оказалась заменена на идею привести в семью ещё одного вампира, то сам Арно рядом с сильными и старыми по привычке ощущал себя пустым местом.

Отредактировано Arno (19.02.13 17:42:56)

+1

5

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Мысли графа были заняты насущными проблемами: звонок в театр, чтобы обеспечить Арно безопасность в следующую ночь; обеспечение Арно нормальных условий для обитания и заказ вещей для него; наконец, все еще остро стоял вопрос о похоронах Марьян. Граф не желал предавать тело племянницы огню или солнцу, даже сейчас он не мог бы заставить себя окончательно проститься с нею. Конечно, можно было бы отправить гроб с телом племянницы в Австрию, к Генриетте и Джулии. Но это было накладно и не безопасно, далеко не во всем мире вампиров принимали как граждан, и мало ли, какой фанатичный борец с нечистью мог выискаться на пути, сунуть в гроб любопытный нос и, увидев клыки, уничтожить тело. Нет уж. А это значило, нужен звонок еще и рабочим, чтобы принялись за возведение склепа на территории особняка. Благо, несмотря на густо заселенный город, граф располагал не только особняком, но и весьма сносной территорией вокруг,  сад позади дома вполне вместит на своей территории и склеп, который станет последним прибежищем юной Марьян.
Однако же, пока стоило просто переставить гроб из холла в цоколе в комнату Марьян. Еще не известно, не придется ли им всем покидать город к завтрашнему рассвету. Так что пока стоило заняться менее глобальными планами.

- Честно говоря, прежде меня вот так официально никому не дарили. По крайней мере, только краткосрочно. Но это я бы назвал не дарением, а одолжением. Но если я верно понимаю, то Вы вольны поступать как Вам вздумается. Я же буду вести себя, как Вам будет угодно. Я благодарен Вам, безмерно благодарен за то, что Вы не исключаете возможности увидеть во мне часть Вашей семьи. Но так ли входят в семью? Меня Вам почти навязали обстоятельства... Как бы там ни было. Спасибо, мсье граф, моя жизнь в Ваших руках, Вы - мой спаситель.

Арно тоже был растерян. Вообще ситуация была неловкой до крайности. И все же Герарт улыбнулся.

- В нашу семью входили самыми разными способами. Все зависит от того, желаешь ли этого ты  сам, - Граф помнил и любопытного, совершенно не боящегося, вопреки всем суевериям, Атиллу, который однажды просто пришел и буквально потребовал  бессмертия, почти умоляя принять его в свой круг. Это было таким удивлением, что Герарт согласился сразу исключительно потому, что этот неуемный и жадный до знаний  венгр был так не похож на других. Помнил Герарт и то, как частью их ночной семьи стал сам Янош. Ведь, по сути, он так же, как Арно, был буквально вырван из лап чудовища, и иного выбора, кроме как сделать его своим подопечным, у Герарта не было. Возможно, это была еще одна причина такого расположения - Арно просто напоминал Герарту юного Яноша. В любом случае, их семья всегда была достаточно странной для того, чтобы принять вампир другой линии.

- В любом случае, пока стоит озаботится твоей комнатой. И еще нам всем не помешало бы поесть.

+1

6

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- Прошу прощения. Господа, я Вас пока что оставлю наедине. Мне стоит спуститься в холл подвала прежде, чем мы пригласим туда Арно, - сказал Янош, более никак не конкретизируя цель своей отлучки. Он посмотрел на графа, взглядом давая понять, что, да, граф не ошибся, он спускается туда для скорбного, но необходимого действия.

Он развернулся и проследовал в подвал, включая по пути электрическое освещение. Все произошедшие за вечер события, такие многообразные и богатые на перемены, словно смыло волной горечи и тоски, стоило мужчине увидеть жуткое украшение подвального холла. Как будто и не было насыщенной ночи, как будто лишь на мгновение Янош отвернулся от гроба Марьян, чтобы проследить взглядом пёструю череду событий, и вновь остались только он и тишина рядом с мёртвым телом. Вампир на мгновение прикрыл лицо ладонями, чуть надавив пальцами на закрытые глаза. Рак делают уставшие люди. Как оказалось, не только люди. Насквозь человеческий жест, в самый раз к насквозь человеческим чувствам, обуревавшим вампира. "Если бы она дала клятву хотя бы мне, то, возможно... Чёрт возьми! Сколько я буду себя дразнить?!" Он отнял руки от лица, лихорадочный блеск в голубой радужке зрячего глаза выдавал Яноша с головой. Он был близок к срыву. Невозможно было оставаться спокойным и сосредоточенным подле последнего ложа Марьян.

Ладони легли на резной борт. Дерево внешнего слоя было теплее его рук. Янош огляделся в поисках двери в комнату, что была уже не нужна прелестнице. Отойдя, он отворил нужную дверь с первого раза, безошибочно. И сам поразился, как точен был при почти полном незнании дома. Распахнутый тёмный провал лишённого окон помещения потерял свою таинственность, когда Янош включил в комнате свет. Он провалился в моральную кому, пока был занят транспортировкой гроба из холла в спальню. Коробка из резного дерева улеглась на тёмную плоскость пустого стола на вычурных ножках. Стол даже не скрипнул. "Не удивительно. Она такая лёгкая, словно гроб пустой", - Янош поморщился от саднящего ощущения в груди. Он не желал задерживаться в комнате и минуты, а всё стоял, держа руку на выключателе, и не шевелился.

"Если я покину комнату, я лишь отвернусь от неё ещё ненадолго. И знаю, что вновь приду сюда. И так будет повторяться, пока не будет построен склеп для Марьян. Но где он будет стоять? Здесь? В Австрии?"

В комнате снова стало темно. Янош прикрыл веки, вздохнул, словно дыхание ему требовалось, как человеку, и покинул помещение, аккуратно претворив за собой дверь.

Он поднялся на уровень, намереваясь присоединиться к графу и Арно, в конце концов, экскурсия по дому не помешает и ему самому.

0

7

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Янош ушёл, оставив Герарта и Арно один на один. Мужчина понимал, что дел у его нового покровителя хватает. И потому занимать его собой Арно считал неправильным.

- Думаю, мне подойдёт совершенно любая комната, которую Вы сам укажете. Я готов довериться Вашему выбору, чтобы не тратить Ваше время. У Вас есть "яблоко крови"? - спросил Арно, это первое, что пришло на ум. О том, что быт графа не особенно налажен, он даже не догадывался. Герарт производил на него впечатление чрезвычайно обстоятельной личности. И чтобы у такого что-то было не улажено? В голове не укладывалось.

Ему сегодня не требовалось брать у кого-то кровь, он знатно попировал на Бьёрне. Но не стал акцентировать внимание на  этой частности. До тошноты не хотелось снова говорить о триумвирате, о тех мгновениях, которые Арно пережил в своём доме вчера перед самым рассветом и сегодня сразу после заката.

- Признаться, Ваши слова меня ошеломили, когда Вы сказали о семье. Такое уникальное отношение я встречаю впервые. А другие члены семьи не будут против? - он осторожно узнавал, кого рискует взбесить своим вмешательством неординарной вампирской общины. "Поцелуем крови их не назвать, потому что так не хочет сам граф. Но те, кто охотится вместе, уже могут зваться поцелуем. Интересно, почему нет?"

Арно по-прежнему удерживал на лице украшение - милую мягкую улыбку. Критичный сторонний наблюдатель сказал бы, что он строит глазки графу. Но стоило учесть, что речь шла об инкубе. Когда он пытался в самом деле очаровать, в ход шли куда более действенные средства, чем ласковая улыбка послушного мальчика.

0

8

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Герарт лишь едва заметно кивнул Яношу, но в его глазах светилась благодарность. Он понимал, что скорбный труд по транспортировке тела племянницы из холла Янош взял на себя отчасти из-за того, что сам пока не понимал, как относиться к Арно. Но он был бесконечно благодарен Яношу, независимо от мотивов. Как бы это ни было малодушно, пока сам Герарт не мог найти в себе силы вновь  смотреть на Марьян. Слишком свежи были воспоминания о ее иссушенном хрупком тельце, о текущей мимо рта крови, не способной вернуть девочку к жизни.
"Спасибо, Mein Herz", - граф мысленной лаской коснулся сознания Яноша. И повернулся к Арно, спеша ответить на его вопросы.

- Думаю, мне подойдёт совершенно любая комната, которую Вы сам укажете. Я готов довериться Вашему выбору, чтобы не тратить Ваше время. У Вас есть "яблоко крови"?

- О, ерунда. Комнат здесь много. Кроме того, я очень хотел бы, чтобы ты понимал. Ты здесь не слуга и не подчиненный, мне интересно твое мнение, тем паче в том, что касается твоего же уюта, - граф неспешно направился в глубь особняка, к уже известной Яношу кухне. - Яблока крови у меня нет. Я в Сент-Луисе только год, и весь год был занят вопросами посерьезнее, чем Пом де Санг. Но постоянный донор у меня имеется. Этот город славен вампироманами всех мастей.

Герарт задумался, что у него толком даже не было воспоминаний о минувшем годе, он был одержим лишь надеждой спасти остаток своей семьи, надежда сменялась отчаянием и острой непроходящей виной. Граф даже не помнил порой, питался ли за ночь вообще, не то, что думать о Pomme de sang.

Признаться, Ваши слова меня ошеломили, когда Вы сказали о семье. Такое уникальное отношение я встречаю впервые. А другие члены семьи не будут против?

- Я просто хотел сразу расставить все точки над i. Моя семья не Поцелуй, это было предметом шуток по всей Европе много столетий к ряду. Никто не будет против, Арно, -Герарт говорил все так же дружелюбно, но его глаза  подернулись грустью. - Удивление Колберта, что я жив, было вполне закономерно. Мы с моей семьей присягали Мастеру Тандер Бэя. Когда он сошел с ума... Двое моих близких сразу были убиты. А моя племянница угасла, когда Мастера убрали. Выжил только Янош, а наш семейный круг сильно сузился со времен приезда в Америку. В Австрии остались моя сестра и невестка, но они никогда не покидали родового гнезда, Новый Свет им неинтересен.

Герарт снял со стены стационарную телефонную трубку и нажал клавишу быстрого набора. Это был номер его постоянной "клиентки", которая с радостью делилась с ним кровью. Сегодняшней ночью  она должна бы захватить пару  подруг.

Отредактировано Gerart (19.02.13 23:23:00)

+2

9

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Мужчины обнаружились в кухне, которая в этом доме была почти насмешкой над образом жизни хозяев. "Блюда из меню", похоже, как раз были на проводе с графом, когда Янош вошёл в помещение. Он рассудил по услышанным словам, что Герарт приглашает в дом некую особу в сопровождении ещё нескольких дам, чтобы они утолили голод вампиров. Ничего удивительного, вампироманов хватало и в США, впрочем, такие доноры навещавшие вампиров не чаще раза в неделю, не могли называться "pomme de sang", истинный исполнитель такой роли был бы в кровати вампира с каждым новым закатом. И учитывая специфику кормления, именно оборотень выдержал бы всю тяжесть подобных обязанностей без затруднейний. Другое дело, что обладавший особым метафизическим голодом вампир должен был озаботиться несколькими донорами, так как кормить несколько видов жажды от одного донора было чревато его скорой непригодностью по причине угасания. Проще говоря, если пить кровь и кормить horreur или ardeur на одном и том же оборотне из вечера в вечер, оборотень вскоре испортится. Как вампиры линии Белль Морт нашли некий выход в посещении эротических заведений (будь то стриптиз-бар или довольно вольных порядков танцевальный клуб), так и вампиры линии Морворен знали, какие заведения посетить, чтобы приглушить голод. К подобным местам относились киносеансы фильмов ужасов, городские комнаты и лабиринты страха, даже экстремальные аттракционы в парках. То, что испытывали люди, находясь там, было вполне сносной закуской для horreur, если речь шла о совладавшем с жаждой мастере вампиров. Приспособление же новичков к любой новой для них магии всегда шло не особенно гладко. Но приспособление самого Яноша прошло века назад, когда можно было без оглядки на кодексы прямым способом кормить horreur на жертве, на каком-нибудь зазевавшемся птицелове или леснике, и не возиться с правами жертвы и правилами использования вампирской силы на людях. Впрочем, правил как таковых до сих пор не было на территории старушки-Европы, там всё было и проще, и сложнее. Не было законодательно закреплённых ограничений на примерение вамриских трюков, схема была элементарна: если ты вампир, тебя надо уничтожить. И весь разговор. Пожалуй, эта деталь была основной причиной, по которой всё больше вампиров с каждым годом тянулось в США, как только в Америке приняли ряд законов, сделавших кровопийц гражданами страны.

Подождав, пока граф закончит разговаривать, Янош вопросительно приподнял бровь:

- Значит ли то, что я ненароком услышал, что до рассвета тут будут гостьи?

+1

10

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- О, ерунда. Комнат здесь много. Кроме того, я очень хотел бы, чтобы ты понимал. Ты здесь не слуга и не подчиненный, мне интересно твое мнение, тем паче в том, что касается твоего же уюта.

Арно после услышанного немного нервно хохотнул и чуть-чуть склонил голову, прижимая руку к груди:

- Право слово, то, что я слышу, настолько ошеломляет меня, что я боюсь проснуться и обнаружить, что всё это - сладкий сон. Мсье граф, как Вы смогли остаться собою, вот таким принцем из сказок о благородных рыцарях, когда наш тёмный мир полон такими созданиями, как...  - не хотелось упоминать триумвират, потому Арно ограничился фразой: - ...почти все остальные вампиры?

Вопрос был, конечно, риторический, Арно не ждал от графа подробного рецепта, как оставаться щедрым душою в мире постоянного мрака и ядовитых интриг.

- Яблока крови у меня нет. Я в Сент-Луисе только год, и весь год был занят вопросами посерьезнее, чем Пом де Санг. Но постоянный донор у меня имеется. Этот город славен вампироманами всех мастей.

- Это ещё одно существенное отличие от Европы. Там вампироманы - почти масоны, некая засекреченная каста.

"Все знают, что они есть, все знают, какие именно знаменитости почти на сто процентов - вампироманы, но общество активно делает вид, что ничего подобного не существует. Хотя из-за неприятия нашего, вампирского сообщества людьми в Европе все их знания о нас куда больше ориентируются на туманные мифы, нежели на хоть каике-то здравые факты. Потому до сих пор вампиры Европы и не вымерли, хотя в случае с некоторыми это особенно сильное упущение. Я злопамятный? Пожалуй, да. Имею я на это право или нет, в конце концов?! Мне хочется думать, что да".

- Я просто хотел сразу расставить все точки над i. Моя семья не Поцелуй, это было предметом шуток по всей Европе много столетий к ряду. Никто не будет против, Арно. Удивление Колберта, что я жив, было вполне закономерно. Мы с моей семьей присягали Мастеру Тандер Бэя. Когда он сошел с ума... Двое моих близких сразу были убиты. А моя племянница угасла, когда Мастера убрали. Выжил только Янош, а наш семейный круг сильно сузился со времен приезда в Америку. В Австрии остались моя сестра и невестка, но они никогда не покидали родового гнезда, Новый Свет им неинтересен.

Сообщенные графом подробности дали вампиру понять, что он ещё способен к сопереживанию, и Арно не пытался скрыть, как задели его сказанные слова, задели в плане сочувствия чужой потере. У такого гордого и прекрасного существа, коим являлся и веками оставался Герарт, посмели отнять тех, кто был ему дорог. "Когда унижали меня, во что я превратился? Когда задевали его, каким остался он? Подобным мне никогда не сравниться ни с Герартом, ни с Жан-Клодом. Их особая сила - суть их собственной натуры, то, что есть в них не от вампирских сил, от рождения. Я восхищён! А прочие? Исходят ядом зависти? Насмешничают? Падают к ногам? Вариантов россыпь. Я выбираю восторг. Я хочу быть рядом с такими, как граф, с графом, с Принцем. Пусть бы так и оставалось! Им претит унижать других".

- Сочувствую Вашим потерям. Но мне хочется верить, что добрая память о Ваших спутниках окажется сильнее горечи от потерь. Простите... я говорю о том, в чём не смыслю и о чём не имел права рассуждать.

Граф взялся за телефон. Он приглашал в дом неких женщин, которые, как понял Арно, должны были утолить голод крови графа и его спутника. С Арно на сегодня крови, пожалуй, хватило. Но нужно ли говорить об этом, повлияет ли это на количество приглашённых дам, он не знал. И предпочёл помалкивать, пока не спрашивают.

Вскоре к ним снова присоединился Янош.

- Значит ли то, что я ненароком услышал, что до рассвета тут будут гостьи?

Судя по его вопросу и предыдущей, сказанной ещё в холле фразе, можно было предположить, что Янош не так давно находится в городе и едва знаком с заведёнными в доме порядками. "Странно, почему так? Граф ведь сказал, что после нападения сумасшедшего мастера Тандер-Бея выжили они с Яношем. Мне казалось по тому, как общались в "Цирке Проклятых" Жан-Клод и Герарт, они не недавно знакомы, и более того, не так уж и давно виделись в последний раз. Не стыкуются факты. Всё-таки как давно граф с Яношем в Сент-Луисе? Я что-то упускаю. Что ж, по сути, меня это и не должно касаться. Если им захочется, расскажут".

Отредактировано Arno (20.02.13 21:54:39)

+1

11

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Арно был невероятно мил и в своем восторге, и в своем недоумении. Конечно, его смущенные улыбки не заставляли Герарта обманываться в том, что на самом деле перед ним довольно старый вампир чуждой линии Крови. И все-таки выглядел Арно больше похожим на милого и неуверенного в себе юнца, нежели на коварного соблазнителя. Растерянность Яноша была вполне понятна - неизвестно было, как  они уживутся и уживутся ли. Но пока Арно вызывал у Герарта только сочувствие и желание  защитить его. Граф понимал, что его отношение, равно как и отношение Жан-Клода, к тем, кто слабее - это нонсенс в вампирском мире. И все-таки было странно видеть в своем доме кого-то, кто так искренне приятно удивляется давно заведенному жизненному порядку.
Трубку на том конце провода взяли после второго же гудка. Герарт кивнул вошедшему Яношу, безмолвно отвечая на его вопрос, и чарующе улыбнулся, прекрасно зная, что его собеседница растает, услышав эту улыбку в его голосе.
Женщина с дивным старинным именем Джульетта, предпочитавшая, впрочем, чтобы ее звали просто Джу, обожала видеться с графом и, конечно же, моментально согласилась  приехать вместе с парой своих подруг.

- О, Вы словно знали, когда именно звонить. Мы как раз сегодня собирались провести девичник.

- Надеюсь, я не помешал вашим планам?

На том конц трубки послышался заливистый смех.
- Конечно же, нет! Будем так скоро, как только сможем. Надеюсь, ваши друзья так же красивы, как Вы, милый граф?

Герарт покосился на стоящих рядом вампиров и усмехнулся.

- О, куда красивее.

Повесив трубку, граф прислонился бедрами к столешнице. 

- Итак, наш любезный ужин будет примерно через полчаса. Предлагаю спуститься вниз. Арно выберет спальню. А я, честно говоря, хотел бы переодеться во что-нибудь менее...помпезное.

Прогулки и визиты - это одно дело. А дома Герарт предпочитал обходиться чем-то поскромнее, без расшитых драгоценными камнями камзолов, учитывая к тому же, что в этой одежде придется  лежать весь световой день. Вампиры, конечно, не вертятся во сне, но одежда все равно приминалась.

0

12

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Прежде, чем Янош решил присоединиться к гуляньям Арно по дому, его ментальное спокойствие было нарушено. Вампир не привык ещё к тому, что с одной из мысленных сторон его магической сути теперь зияет брешь, от которой тянется нить прочной связи в сторону ламии. И потому он не прикрыл эту брешь щитом достаточно хорошо, чтобы не услышать зов ламии тотчас же, как она обратилась к нему, своему новому мастеру.

"Пожалуй, это не то, что можно было бы откладывать", - решил мужчина. Он условился с ламией о встрече до рассвета, этой же ночью в баре, близко расположенном от их дома. Янош заприметил заведение ещё по пути в "Цирк Проклятых", на вывеске значилось "Мёртвый Дэйв". Судя по всему, бар был открыт всю ночь, это было как раз то, что нужно Яношу. Плутать ламии не пришлось бы, если бы она добиралась до назначенного вампиром места из "Цирка Проклятых", где Янош как раз видел её несколько часов назад. Но главным фактором, повлиявшим на выбор места спонтанно необходимой и безотлагательной встречи, была, конечно, приятная близость бара от графского дома. До рассвета оставалось несколько часов, само собой, не краткие мгновения, но кто знает, как надолго затянется беседа с дамой, чей характер был виден и невооружённым глазом.

"И где были мои глаза, когда я привязал её к себе против её воли? Да, за пеленой неистовой жажды. Что ж, теперь придётся как-то ладить".

- О, я снова вынужден откланяться, - сказал Янош, как только мужчины направились в сторону лестницы, ведущей в подвал. - У меня образовалась срочная встреча. Та ламия, которую я привязал сегодня к себе, ментально говорила со мной. Мы встретимся в баре "Мёртвый Дэйв". Я присоединюсь к вам снова так скоро, как только получится. Надеюсь, что наши милые гостьи не успеют к тому моменту покинуть наш дом. Арно, приятной Вам экскурсии по дому. Граф, - Янош просто кивнул спутнику, вместо "до свидания", в присутствии Арно он вёл себя более сдержанно, чем обычно.

Перед уходом он зашёл в свою новую комнату, к которой сам пока не привык. Заботливый граф устроил всё так, словно это помещение Янош уже успел немного обжить. В частности, он нашёл, что хотел найти перед походом в бар - наличные в ящике письменного стола и не вышедшую из использования банковскую карту на своё имя, зарегистрированную еще полтора года тому назад.

"Как предусмотрительно с твоей стороны, Герарт. Заботлив, как ангел. Ох, лучше не думать, как ты готовил комнату для Марьян... Сколько там теперь не нужных вещей. Нет. Стоп. Это не те мысли, что стоит лелеять перед скорой встречей со сложной собеседницей. Надо вовремя вернуться в дом, надо не раздраконить её в край. Вот об этом и подумаем".

-----» ◕ Территория Округа » Бар «Мертвый Дэйв»

Отредактировано Janosh (21.02.13 21:27:50)

0

13

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Они приближались к лестнице, ведущей на нижний этаж, когда Янош сообщил о своём внезапном решении удалиться и встретиться с ламией.

"Он привязал к себе ламию! Тьма моя! Я и не был уверен до конца, реальны ли они! А он привязал... вот так запросто. Хотя, конечно, мало ли, какими усилиями ему это далось. Но звучит ошеломительно. Ай да семья! И меня могут видеть частью такой семьи? Всегда должна быть плата за сокровища из сказок. Какой подвох я пока что не заметил?"

- Удачи, мсье Янош! - что он ещё мог сказать? А мужчина энергичным шагом удалился, во второй раз за последнюю четверть часа оставив Арно наедине с графом. Но вампир помнил о том, что австриец выразил желание сменить гардероб, а также о том, что ему самому предстоит выбирать комнату. Сложив одно и другое, Арно решил, что выбирать комнату ему предстоит в одиночестве.

Янош вскоре вновь вышел из комнаты, в которую уходил, и минуту спустя покинул дом, направившись в бар, о котором говорил.

"Минус комната. Хотя бы так. Уже проще ориентироваться".

Потом граф удалился, как видно, к себе.

"И ещё одна дверь открыла свой секрет".

Оставшись в обширном холле подвала в одиночестве, Арно улыбнулся, чуть повёл плечами, свыкаясь с ощущением себя в этом пространстве и осмотрелся вновь, уже тщательней.

"Меня оставили тут одного, демонстрируя несказанное доверие к моей персоне! Удивительная ночь. Хотя я и угрозы не представляю для них. Так, Арно, не опошляй!"

Вычтя мысленно из списка на выбор две двери, мужчина потянулся к ручке одной из оставшихся.

"Неправильный выбор", - тут же заключил вампир.

Посреди комнаты, дверь в которую он открыл, на кабинетном столе стоял закрытый гроб тёмного дерева, весь в резьбе и блеске лака.

"Ещё одна загадка этой семьи. Кто там? Граф говорил о пережитых потерях. Но разве они произошли не в Тандэр-Бэе? По крайней мере, сюда заходить больше не следует".

Арно бесшумно шагнул обратно в коридор и запер дверь. На выбор всё ещё было больше одной двери. Стремление отойти от загадочной комнаты как можно дальше отогнало его к противоположной части холла. Помедлив секунду, Арно всё же взялся за ручку. Дверь с лёгкостью и без единого звука поддалась. Перед Арно предстала комната, в которой присутствовали типичные черты гостевого помещения. По крайней мере, она выглядела куда менее обжитой, чем та комната, которую вампир миг назад поспешил покинуть и забыть.

"Значит, тут и остановлюсь. Комната как комната... Хотя есть ещё варианты. А граф занят переодеваниями. И почему я не вызвался ему помочь с этим? Как-то само собой почувствовалось, что этого не требуется. И потом, он говорил, что я тут не слуга. Итак... ещё двери? Пожалуй".

Арно ещё трижды отворял двери. За одной из них оказался винный погреб. За другими - снова гостевые комнаты. Он выбрал последнюю из тех, в которые заглянул. Ненавязчивый декор в цветах, которые ассоциировались у Арно первым делом со словом "Весна", уютное расположение кровати в нише под выпуклым изгибом потолка, всё это говорило в пользу комнаты. Вскоре вампир вышел в холл снова. Нельзя сказать, чтобы он отреагировал на звук, так как двери отворялись бесшумно, и дело было также не в сквозняке, ведь в подвале не было окон, но Арно оказался в холле подвала через секунду после графа.

- Я могу выбрать эту комнату, мсье граф? - он остался стоять у двери, которую притворил за собою.

+1

14

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Слова Яноша вызвали в душе Герарта смутную тревогу. Ламия не казалась довольной или хотя бы дружелюбной, когда покидала кабинет Принца Города. Разумно ли было отпускать его  одного?
"Ах, да что с тобой сегодня, Герарт! Он сумел подчинить ее себе, и вреда ему она принести не сумеет. Кажется, сегодня  у меня настроение чересчур ответственного опекуна".
Вслух граф только пожелал Яношу удачи:

- Постарайся вернуться не к самому рассвету, Mein Herz. И, прошу тебя, будь осторожнее.

Как бы то ни было, любые проблемы со своим Зверем Зова Яношу предстояло решить самостоятельно.
Кивнув Арно,- мол, располагайся, Герарт направился к себе.
Раздевшись, Герарт счел нелишним принять душ, он в целом имел слабость к современной парфюмерии, потому  каждая ванная комната была заставлена всевозможными гелями для душа и прочими косметическими средствами посильнее, чем    ванные иных красавиц.
Освежившийся, благоухающий жимолостью, Герарт заплел потяжелевшие от влаги волосы в косу и переоделся. Его домашний вариант одежды не блистал драгоценностями (если не считать пары фамильных перстней), но был по-прежнему элегантным и полностью черным. Впрочем, этот вариант домашнего костюма  явно указывал на то, что Герарт ждет гостей и знает, что его внешний вид произведет на них впечатление. Перед тем, как уйти, Герарт сделал звонок  директору театра Фокс. Мсье Леви пришел в полный восторг от возможности показать в своем театре такое чудо, как Арно. Конечно, на главные роли расчитывать не приходилось, однако Герарт был доволен предложенным вариантом.
В холле цокольного этажа Герарт нашел Арно, стоящего у двери в одну из комнат.

-Я могу выбрать эту комнату, мсье граф?

- Конечно, - Граф улыбнулся. - Если ты захочешь что-нибудь изменить и дополнить, пожалуйста, распоряжайся. Я договорился о твоем завтрашнем выступлении. Скажи, ты не имеешь ничего против того, чтобы петь партию Царицы Ночи в моцартовской "Волшебной флейте"?

+1

15

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Граф появился пред ним в новом облачении. Уже не так помпезно одетый, как во время визита в "Цирк Проклятых", где Арно его впервые увидел этим вечером, мужчина всё ещё выглядел чрезвычайно представительно и элегантно. Арно подумал, что даже и вовсе без вещей граф, наверняка, останется настолько же впечатляющей особой. И от подобной вольности вампир улыбнулся, не размыкая губ. Но, благо, улыбку можно было списать на радость от слов Герарта:

- Я договорился о твоем завтрашнем выступлении. Скажи, ты не имеешь ничего против того, чтобы петь партию Царицы Ночи в моцартовской "Волшебной флейте"?

- О, мсье граф! Это великолепно! Надеюсь, я не разочарую публику Сент-Луиса, выступая в качестве того, за кого Вы поручались.

Было видно по тому, как преобразились его черты, что Арно вмиг захватил вихрь мыслей на тему грядущего выступления. Не то, чтобы дуэль отошла на задний план, скорее напротив. Осознание того, что Арно будет петь в то время, как Жан-Клод будет сражаться за себя и за судьбу города, за судьбу самого певца, было невероятно волнующим.

- Это сопрановые партии. Ох, я не исполнял их уже лет пять! Последний раз... впрочем, не важно! Это совсем не важно! Спасибо Вам, мсье граф! - ведал ли Герарт прежде ощущения великого мецената, который превратил силой своего влияния на соответствующие круги общества хорошенькую субретку в прекрасную театральную диву? Как бы там ни было, самое время было вкушать подобный букет. Арно рядом с Герартом трепетал от благодарности и восторга, не лишённого блеска высокого трагизма, так как завтрашние обстоятельства не сбрасывались со счетов ни в коем разе!

- Я должен буду отправиться в театр сразу после заката? Но в который?! И как же... о, мсье! Я должен вспомнить партии, я должен хоть раз повторить это до театра. Скажите, прошу Вас, где я не буду мешать Вам своим пением?

Он весь был соткан из волнения, предвкушения и отзвука грядущей пронзительности чувств, Арно так и искрился, и то самое инкубическое сияние, золотистый флёр как от сонма свеч вокруг его фигуры, едва читаемый взглядом другого вампира, снова вернулся к нему.

+1

16

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

-О, мсье граф! Это великолепно! Надеюсь, я не разочарую публику Сент-Луиса, выступая в качестве того, за кого Вы поручались. Это сопрановые партии. Ох, я не исполнял их уже лет пять! Последний раз... впрочем, не важно! Это совсем не важно! Спасибо Вам, мсье граф!

Арно сиял. Сиял фактически буквально, его улыбка из вежливо-нейтральной превратилась в восторженную и полую предвкушения.
Герарт сделал в уме заметку о том, как его нового подопечного радует тема пения. До этого момента граф опасался, что необходимость петь может вызвать у Арно неприятные воспоминания о дворе Белль Морт, где он был подневольной певчей птицей.
Однако Арно, как истинно талантливое существо, мало волновался о прошлом, все страхи, сомнения и неловкость отступали перед перспективой возвращения к любимому делу.

"Возможно, нужно будет почаще давать ему возможность наслаждаться пением"
Если дуэль завершится в их пользу, и им не придется внезапно срываться с только-только обживаемого места, можно было бы устроить Арно целую серию выступлений, при условии, что он пожелает, конечно. Хотя вообще-то Герарт не сомневался, что  после завтрашнего дебюта  Леви пойдет на что угодно, даже продаст душу дьяволу, лишь бы заполучить Арно в список постоянных актеров. Жители Сент-Луиса положительно относились к актерам-вампирам, устраивающим красочные и почти волшебные шоу  в самых разных  увеселительных заведениях. Но гениальных певцов вампирского рода, способных  брать любые октавы, убивать и воскрешать своим пением, рыдать от того, что оно завершилось и умолять повторить, - таких в Сент-Луисе еще не бывало. Было бы замечательно, если бы Арно нашел себе дело по душе, выступления в опере замечательно подходили под это определение.

-Я должен буду отправиться в театр сразу после заката? Но в который?! И как же... о, мсье! Я должен вспомнить партии, я должен хоть раз повторить это до театра. Скажите, прошу Вас, где я не буду мешать Вам своим пением?

-Я уверен, все будут в восторге, - Герарт улыбнулся. - Я уже заранее сожалею, что не буду присутствовать в театре завтра. Тебе нужно будет подъехать в театр Фокс, я думаю, чем раньше ты там появишься, тем лучше, ведь нужно успеть отрепетировать  на сцене, и, кроме того одежда, грим... А сейчас ты можешь петь в банкетном зале, там хорошая акустика. Но, если тебя не смутит мое присутствие, может, ты позволишь мне поприсутствовать при твоей репетиции?

0

17

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Всё это было настолько похоже на сказку, что стоило хоть где-то споткнуться и потерять хрустальную туфлю, так сказать. Подошло самое время нащупать сказочный облом. Арно и нащупал. Идеальное попадание в лужу! Он не помнил партии! Не то, чтобы совсем, но не досконально. И хотя у вампиров была, в принципе, замечательная память, и всё же его собственные опасения, что он помнит что-то неверно, растравили Арно окончательно, лишая уверенности. Блеск не угас так, чтобы напрочь, однако вампир чуть-чуть замялся после ещё сотни благодарственных слов, щедро рассыпанных под длинные ноги графа:

- Мсье граф, опасаюсь Вас расстроить, но есть кое-какой нюанс. Я не уверен в том, что помню всё в должном виде, идеально. Быть может, каким-то немыслимым чудом у Вас есть партитура? - на лице красавца изобразилось такое кукольное страдание, что узри Арно сам себя со стороны в этот миг, захотел бы влепить пощёчину и крикнуть: "Не будь смешным!" Однако, могло статься, что у него и у Герарта разные взгляды на его слащавую мимику и его вызывающе смазливое лицо как таковое в любом его мимическом состоянии.

С точки зрения Арно, обнаружившего в ситуации, как ему казалось, зверский изъян, пора было засовывать восторги куда поглубже. Ибо с каких это пор такие мало востребованные вещи, как подробная партитура оперы, попадаются под руку, стоит только о них вспомнить? Надо заметить, вампир был крайне далёк от мысли, что в век высоких технологий найти желаемое в глобальной сети - не великий труд. Он, к сожалению, вовсе не был на "ты" с техникой, и в этом смысле до графа, ведущего свой собственный блог, Арно было безумно далеко.

Певчая птичка Белль Морт, он также свыкся с мыслью, что его голос - не нечто особое, когда-то его стало недостаточно, чтобы основательница линии крови по-прежнему желала держать Арно при своём дворе. То, что его отлучение было вызвано скорее вновь всколыхнувшимся в госпоже гневом на других, покинувших её птенцов, о которых Арно напоминал ей то сиянием лазури в глазах, то вызывающим золотом волос, ему было невдомёк. Причина его остракизма крылась в том, чем он был больше похож на кое-кого другого, нежели чем он сам по себе не угодил. Впрочем, не было причин, по которым такая частность вдруг могла бы ему открыться. Итог был таков, что Арно опасался, как бы не начать раздражать графа своим голосом. Заезженное создание, он был заложником собственного непонимания причинно-следственных связей, но и не с его высот было их обозревать.

Отредактировано Arno (22.02.13 00:52:16)

0

18

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- Мсье граф, опасаюсь Вас расстроить, но есть кое-какой нюанс. Я не уверен в том, что помню всё в должном виде, идеально. Быть может, каким-то немыслимым чудом у Вас есть партитура?

На лице Арно было такое страдание, что граф удивился было, что такая мелочь, как отсутствие нот вообще может расстроить, ведь скачать их в Интернете  займет пару минут. А потом едва не рассмеялся, поняв, что такое искреннее горе  столь легко предотвратить.
Будучи всеобщим посмешищем, Герарт, тем не менее, отлично знал если не все, то очень многие современные технологии, но Арно, живший при дворе Белль, где до сих пор царили средневековые устои, этого знать наверняка не мог.

- Я не музицирую сам, так что партитур в особняке не держу, - граф поманил за собой Арно, на ходу продолжая - Но мы можем найти нужные тебе ноты в Интернете, если только ты будешь столь любезен сказать мне точное название того, что тебе нужно. Идем, перед залом завернем в мой кабинет.

Не выключенный с ночи компьютер ушел в спящий режим, Герарт опустился в рабочее кресло и коснулся длинным черным ногтем клавиатуры. Исподволь он наблюдал за Арно - тот был очень вежлив во всем, даже узнавая все новые и новые странности графа. Но, могло статься, что использование компьютера было бы последней каплей.
Кто знает, может, непривычный к подобному Арно в следующую же ночь предпочел бы врнуться к Жан-Клоду...

"Надо будет предложить ему этот вариант, если дуэль окончится успехом. Возможно, при Жан-Клоде Арно будет чувствовать себя куда комфортнее".

Экран осветился, демонстрируя заставку рабочего стола - то была перенесенная на электронный носитель благодаря современным чудесам техники картина, принадлежащая графу. Оригинал ее хранился в фамильном особняке. Написанный в середине восемнадцатого века, портрет изображал всю семью Герарта незадолго до того, как он, Янош, Атилла и близнецы покинули фамильное гнездо.
Уже много позднее Герарт поручил своему доверенному лицу нанять фотографа, дабы он отснял полотно и прислал фотографии ему.
Взгляд Герарта задержался на сестре, держащей спину чрезвычайно прямо, на Джулию с веером в руках, на кокетливо выставившей вперед изящную ножку, улыбающейся Марьян. Рейн, сидящий у ног матери, улыбался так же светло и легко, как его сестра. Атилла был  серьезен и сосредоточен, художнику удалось изумительно точно передать выражение его лица - он ненавидел позировать, считая это бесцельной тратой времени. Жадный до знаний, он, даже имея в запасе Вечность, скрупулезно расписывал свои часы, и, пожалуй, лишь общение с прочими членами семьи было для него столь же важно, как и обожаемые книги.
Янош, еще не успевший обзавестись бельмом, смотрел вдаль с едва заметной улыбкой, его рука покоилась на плече Генриэтты. И сам граф, окруженный своими близкими, выделялся на этой картине строгим черным пятном. Он казался себе моложе на этом изображении, хотя внешность его уже много веков, как не менялась.
На этом портрете недоставало только одной женщины - Лидии. Но ее портрет Герарт и так увез с собой. Она прислала его в фамильный замок ненамного позже того, как был написан фамильный портрет, словно знала о том, что ее там не хватает.
Сейчас он висел здесь же, в кабинете. Изящная тонкая фигура, задраппированная черным бархатом, в резком контрасте с ее лилейно-белой кожей, с золотистыми локонами, затянутыми жемчужной сеткой, она вся была - тьма и свет. Герарт помнил ее с разным цветом волос, но такого сочного золота  не могло существовать в природе. Словно луч солнца, упав на прическу, вызолотил сияющий нимб над ее головой. Как ты опасна, Лидия. И какой обманчиво-невинной ты можешь быть!
Сейчас смотреть на улыбающуюся Марьян, сияющую своей вечно юной красотой с экрана, Герарту было тяжелее, чем когда-либо. Он жил непроходящей надеждой весь этот год, надеждой увидеть еще свою озорную племянницу такой же юной и цветущей. Но высохшее тело с остатками блеклых выцветших волос, увиденное им накануне ночью, разбило эти надежды.
Потому Герарт щелкнул мышкой, запуская браузер, и повернулся к Арно.

-Итак, что мы ищем?

Отредактировано Gerart (22.02.13 01:55:02)

+1

19

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

С опаской относясь к технологиям, Арно, тем не менее, не впадал в ужас при виде компьютеров, он не умел ими пользоваться, но в нынешние времена мониторы торчали повсюду. И к особам, которые с лёгкостью обращались с тем, что для вампира было слишком новым и мудрёным, мужчина сразу проникался уважением.  Должно быть, подобная реакция была  сродни чувствам, которыми преисполнялись туземцы к обладателям потрясающих стеклянных бус. Всё, что испытывали завороженные блеском дикари, было так же глупо и жалко с точки зрения просвещенных индивидуумов, как, пожалуй, сейчас был вампир, с благоговением и настороженностью глядевший на монитор компьютера. И чтобы не казаться нелепей, чем есть, Арно придержал все комментарии при себе, просто остановившись рядом с графом.

Его взгляд успел мазнуть по групповому портрету, появившемуся из темноты на экране. Судя по модам и технике рисунка, всё это было создано этак за полвека до рождения самого Арно, что тут же впечатлило поверх эффекта от того, как запросто граф общается с компьютером. Прежде, чем изображение пропало из поля зрения, вампир успел узнать на нём самого графа и его спутника. "Кстати, без бельма", - успел подумать Арно. Увы, воспитанный в определённой культуре, он довольно остро воспринимал несовершенства облика Яноша. Не в том смысле, что это вызывало у Арно негативную реакцию, а в том, что он не умел вовсе не замечать недостаток Яноша или воспринимать как естественную черту, а не след от насилия, заставлявший инкуба внутренне содрогаться. Хотя, быть может, он попросту не привык к нему. А то, что глядя на бельмо Яноша, Арно испытывал сочувствие, его положительно выделяло из большинства собратьев по тьме. Вот такие выделявшиеся, верно, как один тянулись в Новый Свет, и более того, именно в Сент-Луис.

Кто все остальные на групповом потрете рядом с Герартом и Яношем - оставалось только догадываться. До того, чтобы приставать с расспросами, Арно не дозрел. Ему было бы куда проще завлечь графа своим инкубическим даром, чем полезть к нему с вопросами о личном. Вампир очень чётко делил плотское и моральное. Шалить с чужим телом - можно, нужно и приятно, делать то же с чужой, если угодно, душой - табу! Подобные ограничения Арно накладывал на себя сам, насмотревшись на то, как их вовсе не стремятся соблюдать великие инкубы двора Белль Морт. Залезая в области чужих чувств и переживаний, они превращали своих жертв (вне зависимости от того, были последние людьми или вампирами) в послушных и страдающих рабов. Арно от подобных опытов на стены лез. Сам он предпочитал искренне нравится, благо, у него был определенный арсенал для этого, но он никогда не делал из любовников животных. "Хотя среди моих собственных "любовников" животные встречались", - вылезла мысль не к месту и не ко времени. И Арно поспешил развеять её.

- Итак, что мы ищем?

- Волшебную флейту. В идеале - отрывки с партиями Царицы Ночи.

И далее пошло волшебство! Граф феерически быстро находил необходимые Арно ноты, тексты, партии. Всё было так просто, что глазами далёкого от техники вампира происходившее больше напоминало магию. А уж когда Герарт распечатал найденное на принтере!... Если вкратце, то Арно едва-едва не начал аплодировать.

С добытыми бесценными партитурами в руках Арно проследовал за графом в тот зал, о котором говорил Герарт. Блестящий покровитель был прав, акустика помещения кружила голову. Чуть-чуть пошуршав листочками, вампир разложил перед собой ноты нужных партий. Он решил остановиться на двух ариях - "O zittre nicht mein lieber Sohn" из первого действия и "Der Hölle Rache kocht in meinem Herzen" из второго. Вообще написанные для женского сопрано, прежде эти арии исполнялись и сопранистами-мужчинами. В отличие от своих людских предшественников Арно не был оскоплён, секрет его мощного голоса был в вампирской сути певца, сделавшей людское дарование запредельно сильным и богатым. Как становился вообще вампир сильнее самого могучего из людей, так у Арно подобные трансформации коснулись певческого дара.

Пробежав глазами по страницам с двумя ариями, вампир более не нуждался в том, чтобы неотрывно пялиться в ноты, достаточно было одного-двух взглядов вскользь из-под ресниц в процессе исполнения, сделанных как бы между прочим. Если его благородный слушатель был не подготовлен заранее к тому, что услышит, Арно было в пору извиняться. Он не собирался в магическом смысле чаровать своим голосом старшего вампира, но в том, что делал его голос, такую попытку было не грех и заподозрить. Там, где многие сопранистки спотыкались о верхнее "фа" в партии из второго действия, вампир даже не подумал напрягаться. Сверхъестественное создание, он пел так легко и при этом кристально чисто, так мощно, что можно было подумать, образ не обременённого усилиями певца и звуки фантастического голоса, звеневшего в зале, не взаимосвязанные явления, по крайней мере, разве можно исполнять то, что исполнял вампир со столь не напряжённым видом? Можно, как раз благодаря вампирской природе исполнителя.

Арно вовремя закруглился со второй партией, по дому распространился звук звонка, имитировавшего трели духовых инструментов. Будь Арно человеком,он решил бы, что прежде за его пением звонок было не расслышать, но вампир знал, что до этого мгновения посторонних звуков не раздавалось.

- Ваши гостьи прибыли,  - полувопросительно сказал он с улыбкой. Певец был рад, что не успел услышать оценку графа насчёт его способностей и талантов. Ему слаще было додумывать, основываясь на том, какое выражение он увидел на лице слушателя, нежели затрагивать непростую для Арно тему ценности собственного таланта.

"И как многое сегодня по мелочи, но очень вовремя происходит! Добрый, приятный, прекрасный знак!"

Отредактировано Arno (22.02.13 02:45:21)

+1

20

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Герарт слушал, прикрыв глаза. Голос Арно был бесподобен, ничего прекраснее граф не слышал, несмотря на то, что лично застал рассвет, а после и упадок популярности сопранистов-кастратов, славившихся на весь мир своими ангельскими голосами. По сравнению с Арно меркли все оперные певцы,и неудивительно, ведь ни один, даже самый талантливый человек, не мог бы обладать столь потрясающим волшебным голосом.  Неудивительно, что Белль Морт держала его при себе так долго. Странно было скорее, что отпустила.

"Как бесконечно он талантлив! Такое создание вовсе не должно оказываться даже близко от Колберта и подобных ему."

Неземное пение зачаровывало, заставляло давно не бьющееся сердце сжиматься от щемящей полутоски-полунежности. Если бы Арно захотел, то мог бы, наверное, свергать королей, заставлять их  отдавать все ради одной лишь надежды, что однажды им будет позволено снова услышать это волшебное пение. Удивительная красота, удивительная сила. Какие еще секреты хранит этот златоволосый  херувим?
Полностью отдавшись слуху, Граф тоже не сразу обратил внимание на звонок.

- Ваши гостьи прибыли.

- О, да, - Герарт поднялся с кресла, зачарованно глядя на Арно. - Обещай, что после споешь еще.

Приехавших дам оказалось только двое.

-Вики  пришлось уехать в последний момент, вроде ей звонил муж... Хотя, по мне, нужно быть полной дурой, чтобы отказаться от  визита к Вам, граф,- румяная пышка-Джульетта щебетала без умолку, ее блондинистая подружка, округлив  намазанный яркой помадой ротик, лишь восторженно пялилась на стоящего поодаль Арно. - Но, как я вижу, и вас тут не трое?

- Я очень рад видеть вас, дамы, - Герарт улыбнулся. - К сожалению, наш друг был вынужден отъехать ненадолго, но он обещал непременно вернуться побыстрее, чтобы успеть застать вас.

+1

21

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- О, да. Обещай, что после споешь еще.

И всё! Арно был счастлив. Его хотят слушать снова! Вообще он прекрасно понимал, что поёт хорошо. Но со временем и в связи с некоторыми обстоятельствами его биографии у мужчины сложилось впечатление, что очаровываются звуками его голоса обычные люди, а вот вампиры, тем более старшие вампиры, в какой-то момент устают его слушать. А всё привычки Белль Морт, которой так по нраву было каждый раз обращать внимание своих приближённых на то, что "на самом деле ты ничего не стоишь. Если бы не я...".

Граф встретил дам, отворив им двери, Арно поймал себя на мысли, что происходящее выглядит немного неправильно. "У него должен быть дворецкий. Слуги! Как же граф и без штата слуг? Но он, похоже, справляется без них, и притом давненько".

Арно поприветствовал дам улыбкой и лёгким наклоном головы. Бойкая американка говорила очень близко к границе того, что для мужчины звучало бы уже невнятной околесицей. С момента приезда он как-то толком и не пообщался с обычными современными американцами вне официоза. Люди Жан-Клода, вернее, оборотни, говорили не много и рублено, учитывая ситуацию, при которой Арно их встретил, им было не до любезничанья. А вампиры и вовсе не владели той манерой речи, что была присуща настоящим американцам, рождённым на этом континенте несколько десятилетий назад. "Американцы! Они словно всё время что-то пережёвывают. И так тараторят! О, надо привыкать. Я наслышан, что в европейском английском и американской его версии масса отличий на самом деле. Теперь, похоже, сомневаться в утверждении не придётся".

Говорила только одна гостья. Вторая, как, впрочем, и Арно, помалкивала и хлопала ресницами. Её бойкая подруга сбавила темпы речи, кокетничая с графом. И вампир мог понять её, тут было, с кем кокетничать. Вообще-то Арно и сам это делал последний час, правда, не применяя тяжёлой артиллерии из своего арсенала, а дама, похоже, решила не стесняться в средствах. Пришло время знакомиться.

Граф представил Арно дамам и дам - ему. Болтушку звали Джульеттой, её более субтильную и тихую подругу - Розой. Как понял мужчина, Джульетта была своего рода содержанкой графа. Она приезжала к нему раз в несколько дней, примерно раз в неделю, привозила порой с собой своих подруг-вампироманок, за которых могла поручиться. И судя по её поведению, в этом доме она бывала не единожды. Джульетта с позволения графа принялась хозяйничать. Она удалилась в зал к банкетному столу, унося с собой привезённые ею бумажные пакеты. Как оказалось, дама прекрасно знала, где в этом доме посуда, бокалы, столовые приборы, она принялась сервировать стол на пятерых, так проворно, что не оставалось сомнений - ей не впервой. Два места за масштабным столом были сервированы для Джульетты и её подруги. Вскрывая ресторанные упаковки, Джульетта сервировала ужин для них, а приборы для вампиров стояли просто так, для красоты. "Прямо-таки вампирский банкет. Всё в блеске приборов, но никто ничего не ест. По понятным причинам".

Арно бросил взгляд на графа, и судя по его улыбке, решил, что всё происходит как надо. Чрезвычайно деловая и проворная, Джульетта была настолько дерзкой, что даже отправила графа за вином. В погреб, не далеко. Но сама фраза!

- Вот, я справилась, а где же вино, граф? Пора!

Похоже, удивлены тут были только Арно и Роза. Граф отправился за вином, продолжая улыбаться.

- Вы друг господина графа? - поинтересовалась бойкая красотка. Арно осторожно ответил:

- Надеюсь, что могу так о себе сказать.

Он пока не был уверен, какое поведение будет наиболее правильным и уместным, потому прислушивался и выбирал тактику, не включая режим флирта.

- Как мы славно успели! - Джульетта была довольна сделанной сервировкой и позволила себе слизнуть с пальца крем, который оказался на нём, пока женщина расставляла сладости для неё с подругой по изящным блюдцам. - Почему Вы так смотрите, Арно?

- Вы действуете так уверенно и красиво, что в пору посчитать это волшебством и засмотреться, мадемуазель, - Арно надеялся, что не ошибся, не назвав её замужней "мадам".

- Я не волшебница. Я хозяйка ресторана, стараниями нашего милого графа- рассмеялась она. Её смех, бархатистый и заразительный, звучал так приятно, как только мог звучать у женщины, не владевшей инкубической магией, но всё равно очень уверенной в своей привлекательности. Звук резонировал в глубине широкой пышной груди. Её красота была больше созвучна с идеалами прошлых времён, нежели с нынешними. "Граф предпочитает дам со зрелыми формами. Не удивительно, он же не дитя двадцатого века".

Отредактировано Arno (23.02.13 15:32:50)

+1

22

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Граф тихо хохотнул, слушая веселый щебет Джульетты. Эта женщина, воистину, была самой жизнью, бесконечно бурлящим и веселым потоком искристой энергии и радости.
Эту жизнь она столь великодушно дарила  Герарту, получая взамен наслаждение от его укусов и гипноза. В самом начале, когда Герарт вовсе не собирался привязывать к себе человека, как донора на постоянной основе, и рассчитывал, что встречи с Джульеттой будут один, максимум два раза, он просто еще не знал о том, насколько сильно эта женщина умеет не упускать своего. Общение с нею быстро переросло в некое подобие дружбы, Джу была не только обаятельна, но и умна, обладала изящными манерами, что почти удивляло в этом веке, а еще у нее напрочь отсутствовали такие небезызвестные женские качества, как назойливость и истеричность. Кроме того, она никогда не страдала иллюзиями и не требовала от Герарта ничего более их нечастых встреч.
Граф поцеловал кончики пальцев Джульетты и удалился вниз, чтобы вернуться буквально через десяток минут с бутылкой коллекционного вина.

- Ах, Граф, как Вы нас балуете, - хихикнула Джульетта, кивком головы сигналя подруге, чтобы садилась.

- Я счастлив радовать Вас, фрау, - Герарт улыбнулся и отодвинул стул, помогая даме сесть.

Ужин для дам стал их своеобразной традицией, так же, как и светская беседа. Набрасываться на жертву и вырывать ей горло в темном переулке? О, даже  веками ранее Граф не позволял себе  таких зверств. Пища должна приносить еще и эстетическое удовольствие.

- Между прочим, дамы, я настоятельно советую вам посетить завтра оперу в театре Фокс. Там впервые выступит Арно.

Это сообщение вызвало  восторженные ахи обеих женщин, и на вампира посыпался град вопросов - давно ли он поет, был ли знаком со знаменитыми композиторами и певцами прошлых веков, какую оперу он любит больше всего, не будет ли столь любезен спеть прямо сейчас?

+2

23

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Гостьи графа в один момент засыпали Арно вопросами, как только Герарт рассказал о завтрашнем спектакле. Отвечать ли на все? Вампир не впервые сталкивался с подобной реакцией. Экзальтированные гостьи его Мадам, благодаря которой он оказался в США, тоже любили спросить у него про знаменитостей.

Он ответил, назвав имена Бизе, Гиро, Дюка,Серпета, Тома и Эрве но чаще всего оказывалось, что тем, кто выдаёт вал вопросов, хоть о чём-то говорит только имя Жоржа Бизе, и то сугубо из-за одной лишь "Кармен".

Когда же прозвучало предложение спеть прямо сейчас, вампир сразу же обратил свой взор на графа. "Уместно ли это будет? Если он хочет, чтобы я развлёк дам, так тому и быть".

Герарт кивнул, и Арно, раз уж дамы возликовали, что, да-да, они помнят оперу "об испанской шлюшке", сказал:

- Значит, пусть будет ария Эскамильо, - никаких сомнений, эту "оперную попсу" знаю все. А люди больше радуются, когда узнают мотив.

Вампир пел снова, но уже не для одного графа, а для компании. Четверть часа назад голос, звучавший, как классический вокал сопраниста прошлых веков, теперь был чистым баритоном. Сверхъестественные возможности, помноженные на дрессуру при дворе делают чудеса.

Арно пел партию тореадора, но думал о том, что рассвет близко, а Янош удалился из дому. Пока в городе оставался Колберт и его слуги, Арно мерещились всякие ужасы на каждом углу. Но мрачные раздумья на бодро звучавший голос не влияли. Пожалуй, только другой вампир за блеском ярких глаз мог различить тревогу.

Похоже, спутница Джульетты была далека от мира тёмных сил, так как пока вампир пел, она смотрела мужчине в лицо, впиваясь взглядом в его глаза. Конечно, Арно не намеревался её зачаровывать. Но такое поведение было ему внове. Он попривык за последние годы, что люди уже кое-как подкованы насчёт вампиризма и крайне редко находится кто-то, не страшащийся по какой-то причине надолго задержать взгляд на глазах кровопийцы. "Наверное, она просто не понимает, как это опасно. Джульетта понимала, кого приводит? Скорее, наверное, она думала о том, к кому приводит".

Недолгая партия закончилась. Арно сел на место под милые рукоплескания присутствующих. Ужин девушек подошёл к концу. И, видимо, им пора было выполнять то, зачем они обе пришли в дом к вампиру. Граф поднялся, за ним следом порхнула Джульетта, они сдвинулись со своих мест практически синхронно. Арно тоже стоял на ногах. Но не потому, что куда-то собирался, а потому, что дама встала. Через минуту он и Роза оказались наедине друг с другом. И всё то чудовищное смущение, что тут же накатило на девушку, засияло на её лице, словно кожу изнутри подсветили. Арно продолжил общение с оробевшей дамой. И первое "Да" на череду своих к ней вопросов он получил, когда сказал:

- Быть может, ещё вина?

"Она набирается для храбрости", - логично заключил вампир.

- Вы никогда прежде не были донором.

Роза только отрицательно помотала головой. И Арно напустил на себя флёр своего кровного очарования, чтобы дама чуть отвлеклась и расслабилась.

- Я не буду брать у Вас кровь, не пугайтесь.

- Но зачем же я приехала? - в её голосе кроме недоумения слышалась тень возмущения. Милая реакция была знакома мужчине. Дама желала, чтобы с ней сделали "что-то страшное!", но при этом, чтобы она ни в коем разе не была инициатором действий, чтобы она вообще по возможности была полноценной жертвой. "Изнасилование, но только на тему еды. Это для нас их кровь - пища. Хотя, разумеется, процесс не менее интимный и зачастую не менее волнующий, чем секс. Для них акт отдачи крови - больше чувственность, чем изъятие, думаю, им и вовсе не интересно копить мысли о том, что на них кормятся, в мыслях довлеет слово "берут". Ты хочешь иллюзию грубости, Роза? В любом разе, ты - не мой ужин".

- Скоро вернётся мсье Янош. Он будет Вашим... вампиром в эту ночь.

Дама опустила ресницы. И лишь на миг бросила взгляд на Арно, улыбнувшись. Она поняла, что не всё ещё пропало, не время надеждам таять.

"Не волнуйся, милая, тебя ещё покусают".

Отредактировано Arno (26.02.13 01:33:52)

+1

24

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Герарт  улыбнулся Арно, изысканно кивнул Розе и удалился в свою спальню вместе с Джульеттой.
Она окинула чуть затуманенным от вина взглядом его спальню, кокетливо улыбнулась:

-Здесь ничего не поменялось, но в целом, мне кажется, Вы стали куда лучше чувствовать себя в собственном доме.

Она была чертовски наблюдательна. И права на сто процентов. До вызволения Яноша Герарт чаще предпочитал встречаться с нею вне своего дома, где чувствовал себя слишком одиноко и неуютно.

- Ты наблюдательна, как всегда, - Герарт рассмеялся, переходя на "ты", - она сама просила его об этом.
"Глупо говорить так высокопарно с тем, в кого вот-вот вонзишь клыки". Она относилась к жизни легко, так из всех знакомых Герарта умела одна лишь Лидия. Джульетта была похожа на нее, возможно, поэтому  так случилось, что она оказалась почти постоянным донором графа.
- А ты, как всегда, любезен, - Джульетта рассмеялась и спустила с плеч  лямки легкого летнего сарафана.
Она была  красива - той красотой, что так редко стала цениться в современном мире. Герарт  любил  идти в ногу со временем, но современные предпочтения по части женских фигур были ему глубоко непонятны. С экранов, рекламных плакатов, с подиумов и из магазинов, - отовсюду на нынешнее поколение смотрели худощавые тонкокостные нимфы. Такие, каких всего пару веков назад сочли бы чахоточными или нищими, неудачной партией для замужества.
Спору нет, в тонких, похожих на лесных нимф, девушках было свое очарование. Но даже  эфемерно-прекрасная Элизабет показалась бы современным  девицам пусть не толстой, но вполне обычной, тогда как в то время она считалась обладательницей болезненной худобы. Нынешние худышки, одержимые фигурами, доводили себя до состояния жертв голода и войн, не иначе. Граф считал себя эстетом, но никак не мог усмотреть красоты в таких фигурах.
Ему нравились лилейно-белые округлые плечи, красивая грудь и пышные бедра, изящные руки с очаровательными ямочками на запястьях, нравилась та особенная, истинно-женская мягкость тела, какую нынешние дамы почти утратили.
Джульетта была из той редкой породы женщин, которые находили свои фигуры привлекательными без стальных мышц и накаченного пресса.
Ее кровь была головокружительно-теплой, с легким привкусом недавно выпитого вина, и Герарт наслаждался этим невообразимо-сладким букетом, припав к шее блаженно стонущей женщины, чувствуя, как  драгоценная жидкость наполняет его силой.

+2

25

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Территория Округа » Бар «Мертвый Дэйв» -----»

Вампир вернулся за полчаса до рассвета. В холле его встретили Арно и девушка, которая представилась как Роза. Выражение её лица при взгляде на Яноша откровенно говорило о страхе. Вампир уже понял, что Роза здесь присутствует в качестве его потенциального донора. Но Роза так боялась его, что если бы horreur не был сыт, Янош с удовольствием удовлетворил бы на ней сразу оба голода. Впрочем, он знал, что не все люди способны выдержать оба за раз, чтобы после не потребовалась медицинская помощь.

Жажда живой крови и осознание, что девушка пришла в дом, чтобы отдать свою кровь, были сильнее моральных терзаний, а близость рассвета не добавляла галантности. Янош понимал, что дама не останется в доме на дневное время суток. Однако уговаривать её, а тем более применять на ней вампирский гипноз он по ряд причин не мог.

В холле появился граф с некоей спутницей. Вот уж у кого не было никакой скованности! Завидев Герарта Янош прекратил попытки продолжать кое-какую беседу с Розой и ментально обратился к нему: "Похоже, я ужасно не нравлюсь мисс Розе. Посмотри, её просто колотит от одного взгляда на меня".

Янош не мог знать, что до этого Роза позволяла себе смотреть в  глаза Арно. Потому ему не казалось чем-то особым её нежелание смотреть в лицо вампиру. Но дело было в том, что трансильванец со своим бельмом пугал молодую американку, и в лицо ему она не смотрела потому, что смотреть ей было неприятно и страшно.Чарующего голоса у мужчины не было. Видимо, с новым закатом после дуэли стоило дойти в клуб "Жертва".

Никакого донорства на это утро.

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [30.09.10] Забота о младших (с)