https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [12.10.10] Bien ou rien


[12.10.10] Bien ou rien

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: 12 октября 2010 года, ночь 12 октября (с 00:00) и вечер 12 октября
Места: Сент-Луис: «Circus of the Damned» (гостиный зал, спальная Ашера)
Герои: Asher, Jean-Claude
Сценарий: Очередное выяснение отношений между давними друзьями Ашером и Жан-Клодом, наконец-то, завершается взаимопониманием. Но надолго ли?

0

2

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

◕ Округ: «Guilty Pleasures» » Сцена | Зал | Барная стойка -----»

Чье-то присутствие рядом сейчас было просто невыносимо и Ашер уверенно шел в одиночестве куда глаза глядят, хотя они вообще-то никуда не смотрели. Бездумно сворачивая то направо, то налево, вампир вдруг обнаружил, что дорога привела его на набережную. Днем здесь наверняка много людей и оборотней, а вечером место очень красиво для романтических встреч, но солнце давно село, а ветер с реки разогнал даже самых стойких романтиков.

Высокая луна серебрилась в крупной ряби реки, волны плескались о низкую набережную, было так тихо, что Ашеру показалось, что он случайно забрел в рай. Ветер обнимал его лицо нежными прикосновениями, волосы отвечали ему золотыми взмахами прядей, вампир прикрыл глаза и позволил себе расслабиться. Полностью. Здесь его никто не видел, не слышал и не мог потревожить долгожданный покой.

Стоя с запрокинутой головой, подставляя лицо ветру, Ашеру было так легко представить, что ничего не было. Никогда и ничего. Он никогда не вспоминал свою прошлую жизнь, до некоторых пор жизнь немертвым его более, чем устраивала, но сегодня он вдруг вспомнил совсем юного человека... Он стоял на носу корабля, что плыл на Мальту, увозя его к дяде, лунная дорожка казалась путеводной нитью, а ветер вот так же ласкал лицо.

Давно уже не было ни дяди, ни корабля, ни прочих родственников, у него не было никого, кроме Жан-Клода. Но и его он потерял в эту ночь. Тихий стон растворился в порывах с реки, словно ласкающий его ветер старательно прятал от случайного свидетеля слабость сильного гордеца.

Ашер сел на удобный парапет и замер изваянием, не замечая ни ветра, ни холода с реки, что вампиру то, что станет проблемой для человека. Он просидел так час, а потом вдруг поднялся и сняв камзол и сапоги, вошел в воду. Что его толкнуло на этот шаг он не мог бы объяснить, но чувствовал, что с прошлым нужно не просто попрощаться, его нужно смыть с себя, как золотую пыль, которая так часто покрывала его лицо несколько веков назад и кажется так въелась в кожу, что только волнам сильной реки будет под силу очистить его.

Было так удобно лежать на волнах, чувствовать их прикосновения к волосам, поглаживания по спине и груди, серебро лунного света превращало Ашера в лунную фантазию какого-нибудь поэта, что вот уже не один век, как истлел в своей могиле. Некому было писать о нем стихи, некому было их читать и он больше никогда их не услышит.

Горизонт еще не окрасился в первые краски рассвета, но пройдет еще час и огненные всполохи пронзят темноту неба, убивая звезды и луну. Ашер не был силен в современной астрономии и посему ему не дано было знать, что ни звезды, ни луна не покидают неба, лишь скрываясь от взглядов на долгий день, а потому ему было привычно считать, что лунное совершенство, что хранит на себе отблески солнца, оставшиеся в золоте волос, погаснет в рассветом.

Выбравшись из воды, он откинул за спину мокрые пряди, обулся и накинул на плечи камзол. Холодно не было, но было так приятно кутаться в сухую ткань, словно в теплые объятия. Аромат его духов отчетливо напомнил о том, кто когда-то, не скрывая удовольствия, вдыхал их, шепча слова о том, как много он значит для него.

Сорвав с плеч камзол, Ашер без сожаления бросил его в воду, глядя как подхватывают его волны и уносят прочь. Все кончено и с памятью следует поступить так же, только там вместо Миссисипи будет иная река и имя ей Лета.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

Отредактировано Asher (19.08.13 00:41:53)

+1

3

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

◕ Центральный Сент-Луис » Набережная -----»

Ашер вернулся в Цирк и вошел в зал, где привык проводить каждую ночь. Казалось когда-то в прошлой жизни Жан-Клод подошел к нему и пригласил на бал. Сколько глупых надежд, сколько наивных иллюзий и какое горькое разочарование. Сердце ныло, в висках стучало так, словно голова вот-вот расколется на части, а ведь он вампир, у него не может ничего болеть.

Все еще влажные волосы лежали тяжелым золотом на спине, мокрая рубашка облепляла тело, но это не беспокоило инкуба, он сел в кресло и привычно взглянул на пылающий камин. Кто-то из прислуги видимо заметил, что он проводит здесь каждую ночь и предпочел держать камин горящим, чем столкнуться потом с недовольным вампиром.

Пламя потрескивало, языки завораживали своим танцем и Ашер,  словно погружаясь в их омут, вдруг произнес тихим безжизненным голосом:

Сожги меня сейчас, я умоляю.
Я только миг смотрю в твои глаза...
Взлетает меч, моя решимость тает -
Темнеют грозовые небеса.
Сожги меня - хоть раз, пусть лед растает,
Пусть в венах заструится твой огонь.
Блокирую удар и быть мечтаю
С тобой, навеки! Вот моя ладонь,
Зеркальным отражением - не веришь?
Я только миг смотрю в твои глаза.
Пусть поединок даст нам полной мерой.
Пусть в небе собирается гроза.

_______________
(с) Эол

Отредактировано Asher (31.08.13 23:34:47)

+2

4

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

◕ Округ: «Guilty Pleasures» » Сцена | Зал | Барная стойка -----»

Сегодняшняя ночь выдалась слишком запутанной и слишком насыщенной для тщетных попыток адекватно оценить все, что случилось... что не случилось, и что могло бы случиться. Столько эмоций за какие-то несколько часов бодрствования в конечном итоге свалились тяжелым грузом на плечи и многотонной плитой придавили сердце, уже готовое сбавить свой привычный ночной темп...

Жан-Клод сидел на заднем сидении совершенно неприметной машины и глядел в окно, в одну единственную точку концентрации мироздания, и не обращал более ни на кого внимания. Шестое чувство непрерывно сканировало окружающие пустоты, залитые бетоном и асфальтом, и не мешало раздумьям Принца. В сознании всплывали образы, лица. Слова складывались в туманные предложения и воскрешали задевающие за живое фразы. Юная Али́с, сама того не подозревая, скрасила опустошающее состояние инкуба... сгладила его и заставила выдернуть на поверхность лучшие черты вампира. Но... с ее уходом все вернулось на круги своя. Непонятные сожаления, связанные со смертью Кристофа, боль в глазах Герарта и ненависть во взгляде Ашера.

"Ашер..." - стоило только лишь произнести его имя, пусть мысленно, как сердце предательски сжалось. Он никогда не был для Жан-Клода просто заместителем, просто другом, просто любовником... Он всегда был и до сих пор остается частью души вампира, как бы забавно это не звучало. Частью, что теперь пытается метнуться прочь, оторваться и скрыться в темном углу, не взирая на все сильнее открывающуюся и кровоточащую рану. Уже слишком давно истекающую кровавыми слезами... Десятилетиями Жан-Клод учиться жить без Ашера, учился не любить его, но судьба была к нему не благосклонна. Ему когда-то казалось, что наконец-то он смог хоть немного залатать эти рубленные топором несправедливости дыры в своем существовании, но стоило золотоволосому вампиру вновь появиться в жизни инкуба, как все вернулось, да еще и с большей силой.

Так долго заставляющий себя отгораживаться от Ашера, Жан-Клод весь этот год действовал по навязанной себе же привычке. И он думал, что так будет лучше. Для него, для Ашера, ведь тот не желал видеть черноволосого вампира почти что два столетия, избегал встреч и отчаянно ненавидел, открыто это демонстрируя. С чего Принц вообще мог решить, что его заместитель вот так просто забудет все, что было, и с легкостью перемахнет через стену непонимания, возводимую с таким упорством на протяжении многих и многих лет? Он вел себя с Ашером слишком осторожно, медленно ощупывал почву, старался не давить своим столь близким присутствием. Жан-Клод не желал становиться для золотоволосого вампира тем, кто обнимает его только из жалости, а вышло все совсем иначе. Он стал тем, кто не прикасается к нему из-за его шрамов. Стал для него персональной Белль Морт.

Жан-Клод открыл дверцу и вышел из машины, которая уже некоторое время стояла на парковке около Цирка Проклятых. Он не считал минуты, что потратил на свое уединение, отправив водителя отдыхать. Он неосознанно подсчитывал лишь шаги, что отделяли его от комнаты Ашера. Вампир должен был быть там, а Принц должен был увидеть его сегодня. Перед глазами стоял пустой взгляд льдистых глаз, которым Ашер наградил Жан-Клода дважды, а, может, и гораздо большее количество раз... Но сейчас инкуб остыл и перестал принимать близко к сердцу сравнения с той, кто так долго калечила жизни обоих любовников. Мысль о том, что фраза была обронена все же сгоряча, хоть как-то, да успокаивала... правда Принц до сих пор не понимал, что же так подействовало на Ашера. Что его настолько сильно выбило из колеи уже привычного хладнокровия. Возможно, но лишь только возможно, Жан-Клод слишком сильно изменился с тех давних пор. Получил другие способности, обрел иные связи и стал Мастером собственного города. Но ничего этого не случилось бы, если б он не пытался шагать в ногу со временем. Совет сделал его чуть ли не основным представителем вампиров среди человеческого общества, поэтому инкуб просто не мог остаться на своей волне средневековья. Что-то, безусловно, осталось в нем от прежнего Жан-Клода, но что-то навсегда стерлось, уступая место новым моральным и практичным устоям.

В комнате Ашера не оказалось, но Принц знал, где может найти повелителя львов. Он чувствовал его присутствие где-то рядом, а, значит, гостиная была единственно верным местом пребывания вампира. И он дошел до нее, минуя множество подземных коридоров. Но встретила его не привычная тишина и треск камина, а совершенно незнакомое стихотворение. Ласкающие слух рифмы достигли Жан-Клода еще на подходе, а когда вампир прикоснулся к заветной двери, то тело само остановилось, словно бы собираясь с духом. Но замешательство длилось мгновение... и Жан-Клод наконец-то переступил порог залы.

- Почему именно эти строки слетели с твоих губ, mon Ange? Что они значат для тебя?

+1

5

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

Что толкнуло Ашера произнести эти слова вслух не смог бы объяснить даже он сам, они просто срывались с губ, словно кровавые капли из рваной раны. Это были его слова, это были слова для него и никто не смел услышать их. Никто, даже Жан-Клод. Казалось, что его раздели догола и выставили перед толпой, точно так же он воспринял то, что Жан-Клод увидел его боль, его открытую душу и задал свой дурацкий вопрос. Как можно спрашивать о том, что и так открыто и понятно?

На миг Ашер замер, а потом поднялся из кресле. Мокрая, порванная на груди рубашка, облепляла тело, не скрывая больше шрамов на груди и животе, волосы тяжелой волной лежали на спине, полностью обнажив изуродованное лицо. На человеке или тем более оборотне мокрая одежда высохла бы за то время, что он добирался до Цирка, но холодное тело вампира не способно было дать достаточно тепла, чтобы ткань начала сохнуть.

Взглянув на принца, Ашер гордо вскинул голову:

- Какая честь, ты снизошел до меня, чем же я обязан на этот раз? Какую ложь ты припас теперь для меня? У тебя удивительно богатая фантазия, mon cher, но отныне я не позволю тебе воплощать ее на мне. Довольно. Ты достаточно унизил меня сегодня или тебе показалось этого мало и ты решил добавить мне своей милости?

Казалось, что Ашер сейчас ударит Принца, но вся страсть сосредоточилась только в словах и взгляде, тело же застыло мраморным изваянием. Внутри него было столько боли, что малейшее движение казалось разорвет его в клочья, и Ашер замер.

- Мне нужен ты.- Ашер в точности воспроизвел интонации инкуба, когда тот произнес их несколько часов назад.

- Нужен для чего? Чтобы поступить со мной вот так? Ты долго готовил этот вечер, ты все рассчитал, сначала довести меня до нужного состояния парой нежных фраз, а потом добить, выставив меня ничтожеством, что недостойно даже взгляда. Благодарю, mon prince, вы были великолепны в своем величии. Ты затмил даже Ее. Она хотя бы не скрывала своего презрения и лишь развлекалась, унижая меня, но ты...

Ашер задохнулся от боли.

- Но ты столь умелый лжец, что способен лгать даже вампиру, глядя ему в глаза. "Мне нужен ты." О да, я действительно нужен тебе, кто же еще мог так удачно подойти на роль объекта презрения и насмешек. Ты показал всем, что я ничтожество, не достойное даже попыток скрыть свое презрение. Плевать на людей, они слепы и глухи, к черту оборотней, они не далеко ушли от людей, но вампиры, mon prince, вампиры прекрасно тебя поняли. Ты вошел в зал и с первого мига дал всем понять, что я лишь твоя свита, обязательная и стесняющая тебя. Ты столь умело продемонстрировал, что не рад моему присутствию рядом, что даже такому идиоту, как я, стало ясно для чего ты позвал меня на этот бал.

- Да, такой урод, - Ашер развел руки в стороны, демонстрируя себя во всей красе, - не достоин высочайшего внимания. И все вампиры вняли тебе - ни единый не подошел ко мне, ни единый не выразил мне ни малейшего внимания. Я твой заместитель, я второй вампир в городе, выше меня только ты, но все присутствующие это игнорировали. Потому что ты это позволил, ты дал им свое разрешение на неуважение ко мне, к твоему заместителю. Такое возможно только по личному приказу, негласному, но четкому.

Вновь превратившись в статую, Ашер прожигал Жан-Клода взглядом, слова рвались из него, как будто прожигая насквозь.

- Как часто Она приказывала мне явиться на бал только чтобы вновь и вновь наслаждаться моим унижением. Как часто меня обсуждали, стоя в шаге от меня и делая вид, что меня не существует. И снова, и снова, раз за разом, бесконечно, каждую ночь... И вот снова. Но теперь это делаешь ты. Ты! Тот, кто был единственным для меня. Тот, кто спасал мою жизнь ценой своей свободы! Как же я верил в это. Как ненавидел себя за твое рабство. И как же я был глуп и слеп. Как часто Она вызывала меня во дворец только затем, чтобы показать кому ты достался в эту ночь, дать увидеть с кем ты уходишь. А потом Она отводила меня в тайные комнаты и давала увидеть правду. Ты не знал, что во дворце было множество комнат со скрытыми балконами, откуда открывал прекрасный вид, оставляя наблюдающего скрытым? И Она шептала мне на ухо: "Посмотри, как удовлетворенно он покупает твою жизнь. Взгляни, как страстно он желает продлить твою никчемную жизнь." О, дааа... Твои сводящие с ума своей сладостью стоны, твои страстные руки, обнимающие очередного любовника, благодарный поцелуй на прощание. Я видел, как ты "страдал" за меня.

И пусть благодарный поцелуй он увидел лишь однажды, богатая фантазия Ашера с тех пор каждый раз дорисовывала этот образ к каждой встрече Жан-Клода с очередным избранником, данным ему Белль Морт.

- Я видел все. Ее это забавляло, она откровенно смеялась, говоря, что я буду гореть в своем персональном аду каждый раз, когда ты будешь смотреть на меня. Ты будешь винить меня, но все равно согласишься на все, а потом дождешься своего часа и вернешь мне сторицей все свои "страдания". Твой час настал, mon cher, я в твоей власти. И ты уже начал, что ж, продолжай.

Сорвав с себя остатки рубашки, Ашер швырнул большой мокрый ком в камин и пламя с противным шипением погасло.

- Ты хотел знать, что для меня значат те слова? Ты узнал.

Отредактировано Asher (24.09.13 19:58:52)

+1

6

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

Для Жан-Клод далеко не все было понятно. В какой-то момент... наверно, лет так двести назад, они с Ашером перестали понимать друг друга с полуслова. Да что там? Раньше один лишь взгляд, одно легкое движение могло рассказать о многом, а теперь... Теперь Жан-Клод видел только злобу и боль, сочащиеся из каждого произнесенного слова, искрящиеся от каждого жеста золотоволосого вампира.

Он поднялся с кресла и двинулся навстречу, подобно Аполлону, вышедшему из морских пучин. В мокрых одеждах, с темными от воды волосами и горящими ненавистью глазами. Жан-Клод смотрел на него серьезным взглядом, глаза в глаза, не обращая внимания на шрамы, которые бывший любовник так открыто демонстрировал. А это, увы, говорило слишком о многом. И если бы только это... все, что высказал вампир по пути к инкубу, прозвучало дико. Но он смолчал, ощущая кожей жгучее желание Ашера высказаться. Вампир даже не шелохнулся, когда повелитель львов приблизился к нему. Он был готов к чему угодно - к пощечине, к толчку, к удару наотмашь... но не к тому, что его начнут обвинять в тех вещах, которые он не просто не совершал, а которые даже не думал совершать.

- Oh, mon Dieu... - под звуки шипящих и пузырящихся в камине углей наконец-то ответил Жан-Клод. На его лице отражалось недоумение и горечь. Полная и безграничная. "Как ты мог, mon Ange... как мог ты так думать. Все это время..." но сказал инкуб совершенно иное. - Mon Ange, я прошу тебя... не нужно возлагать на меня ответственность за то, чего я не совершал. И более того - никогда и не собирался совершать. Я готов ответить за многие свои поступки, но не за те, что выдумал ты, - он помедлил какое-то время, уже не пытаясь скрыть свои эмоции за привычной маской спокойствия. Боль - вот, чему он позволил проявиться в своем взгляде, в положении бровей и губ. - Послушай себя, Ашер, - он назвал его по имени, не зная наверняка, сработает ли это, но всем нежностям в этот момент пришел конец. Всегда было слишком ласково, слишком осторожно... всего оказалось слишком! Теперь тот, кого Жан-Клод боялся тронуть даже пальцем, чтобы не потревожить его "душу", стоял перед ним и обвинял едва ли не во всех смертных грехах. - Да. Ты второй вампир в городе! Так ведь себя, черт возьми, как второй вампир в городе! - Жан-Клод осекся и тут же покачал головой, понимая, что сейчас его терпению придет конец. Годами шлифуемое, оно готово взорваться и излиться на золотоволосого вампира обжигающей лавой негодования, но... - Мир изменился, Ашер. Изменился настолько, что теперь люди для нас - не просто еда, а оборотни - не обычные дикие животные, необходимые только лишь для охраны. Совет выбрал меня представителем в цивилизованном людском обществе, и я должен выполнять свои обязательства! Прошедший бал, который изначально задумывался только как благотворительный, будет транслироваться на весь штат, если не на всю страну! Неужели ты не понимаешь, что на этом балу мы должны были играть роли? Как всегда, как и везде. Это не ради развлечения и ублажения собственных потребностей! Мы должны были демонстрировать вежливость и учтивость, играть на публику, которая в тот момент была важнее личных желаний. Но тебе ведь нет до этого дела, верно?.. К тому же, mon Ange, не нужно притворяться несчастным и забытым. Я видел, как Янош смотрел на тебя. Остальные обращались с тобой, как с моим заместителем. Они были вежливы и учтивы, готовые выполнять любые твои требования. И не могли они позволить себе большего, не дай ты им хотя бы намека.

Жан-Клод стянул с рук атласные перчатки и уложил их на спинку стула. Отчего-то они ему стали невообразимо мешать... а, может, ему просто нужно было что-то сделать, чтобы перевести дух. Складывалось ощущение, что Ашер все равно не поймет его слов. Было чувство, что все это впустую... Но почему же так хотелось продолжить? Объяснить ему все досконально? Разложить все по полочкам и переубедить Ашера в его же непонятных фантазиях.

- Что до Белль... Господи, Ашер, как ты можешь верить ей? Как ты можешь до сих пор верить той, кто искалечил твою же жизнь? Если тебе так легче - сравнивай меня с ней. Но ведь тебе не легче. Да будет тебе известно, что ardeur делает желанным даже самое отвратительное. Мне ли тебе объяснять это? Беспокоило ли меня звание придворной шлюхи, что суют подо всех подряд? А еще и при скрытых свидетелях... Нет. Потому что я знал, что только благодаря тому, кем я стал, ты оставался живым. Сохранить твою жизнь было моим решением. Это было моим желанием. Я не мог потерять тебя тогда! И сто лет искал подход я не просто так... но твое сердце было закрыто. Но раз ты думаешь, что я намерен тебе мстить сейчас... значит ты совсем... совсем не знаешь меня, - Жан-Клод затих и отвернул голову в сторону. Смотреть в глаза Ашеру было уже невыносимо. Слишком много там было все... и слишком многого не было. Но принц справился и поднял голову, чуть выше обычного, сдерживая все душевные порывы. - Скажи мне все, что еще скопилось эти два столетия, mon Ange. Говори. Я тебя слушаю.

+3

7

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

- Выдумал?

Ашер задохнулся от гнева, услышав, что вся его боль, все страдания оказывается всего лишь выдумка. Что он видимо играет в какую-то странную игру, отведя себе роль жертвы, что в наслаждением принимает удар за ударом. Вот только Ашер, зная, что такое быть жертвой, когда-то поклялся себе, что никогда в жизни не допустит повторения этого ада.

- Значит я выдумал то, что стоило тебе увидеть своего разлюбезного графа, как ты в то же мгновение забыл обо мне и с восторгом принял его навязчивость? Ты едва не светился от счастья, глядя на него, а на меня тебе не хватило хотя бы одного искреннего взгляда - безразличная маска, вот чего я достоин по-твоему. Не смей мне лгать, говоря, что это была лишь вежливость! От тебя свечу можно было зажечь, так ты светился! И тебе не пришло в голову, что на тебя смотрят десятки глаз и не просто смотрят, а видят тебя. Дамы едва сознание не начали терять от накрывшего их твоего блаженства. Ты даже не контролировал себя - тебе было просто хорошо. Хорошо настолько, что ты весь вечер провел с ним. С ним, Жан-Клод! Зная, что я не выношу его и намеренно причиняя мне боль увиванием за ним.

Ашер окончательно перешел на французский и не сдерживаясь, кричал на стоящего перед ним вампира.

- Поведай мне чья была идея послать ко мне Яноша? Твоя? Чтобы избавиться от меня и остаться с ним наедине? Или граф оказал тебе любезность и сам приказал ему "развлечь" меня. - Ашер едва не выплюнул это слово. - Ты хоть понимаешь, что он сделал? Он отверг меня! О, да, для начала он разумеется пытался изображать из себя галантного кавалера, но стоило ему увидеть меня без маски и коснуться вот этого, - казалось, что Ашер сейчас разорвет на себе кожу, забыв, что рубашки на нем уже нет. - Он. Отверг. Меня.

Ашер вдруг успокоился, голос затих и казалось, что на его плечи навалилась вековая усталость. Он почти шепотом произнес вслух то, что сводило его с ума вот уже сотни лет.

- Даже такой, как он, отвергает меня. Это так забавно, смотреть на окружающих и знать, что никто, ни один из них не пожелает хотя бы просто прикоснуться ко мне. Тебе повезло, мой дорогой, что каждую ночь у тебя кто-то был, пусть против твоего желания, но ardeur превращало их в самых прекрасных детей ночи. А я всегда оставался один. Голод. Он с каждой новой ночью становится все сильнее, вокруг столько желания, но оно все не для меня. Никто... Ты соглашался на всех, ты не отказал никому... но отверг меня... Двести лет, Жан... двести лет одиночества. Двести лет без тебя. Я сказал тебе, что ненавижу тебя и как же легко ты в это поверил. Прекрасный Сапфир. Я не мог обречь тебя на такую жертву, - опустив голову, Ашер коснулся пальцами шрамов, глядя на причудливое сочетание красивых тонких пальцев и отвратительных толстых бугров изуродованного торса. - Я ненавидел тебя ради тебя, ради того, чтобы скрыть за словами ярости и гнева мольбу о помощи... И ты поверил.

Казалось, что он погрузился в прошлое и тонет в нем, воспоминания чередой прекрасных и отвратительных образов промелькнули перед внутренним взором вампира. Тряхнув головой, Ашер развеял их, а потом взглянул на Жан-Клода и ровным холодным голосом произнес:

- Я продержался двести лет, но все же сломался. Я переступил через все принципы, я забыл о своей гордости и вернулся. Я вернулся к тебе, к моему Жан-Клоду, но ты принял меня, как Принц города. Я доказывал тебе мою верность и преданность, я ни разу не дал тебе повода усомниться во мне, но ты предпочел меня ему, открыто заявив, что я не достоин. Ты призывал меня вести себя, как второй вампир города, ну, так я и вел себя так, как должен вести себя вампир, что уступает лишь тебе - я держал в порядке твой дом, оставляя тебя для великих дел, я защищал тебя, не думая о собственной безопасности, я убивал твоих врагов, но ни разу не заслужил даже простого "Спасибо". Ты так искренне благодарил своего прекрасного графа, а для меня не нашел ничего, кроме безразличного взгляда.

- Год, целый год я был рядом, пытаясь принять то, что отныне ненужен тебе, каждый день видя твое безразличие, существуя в бессмысленных попытках приблизиться к тебе. Каждое утро я ждал, что вот сейчас откроется дверь и ты войдешь. Просто войдешь и будешь рядом. Моя дверь всегда была открыта, но ты ни разу не вошел. И никто ... никогда не входил...

Помедлив еще мгновение, успев за этот миг навсегда запечатлеть в своей памяти образ Жан-Клода, Ашер направился к выходу, внутренние часы неумолимо тикали, отсчитывая последние минуты жизни, тяжесть солнца, что вот-вот поднимется из-за горизонта, ощутимо давило на тело, выжимая из него жизнь. Остановившись у двери, он обернулся:

- Отныне моя дверь будет заперта.

Гордо вскинутая голова чуть качнулась, салютуя на прощание и последнее, что увидел Жан-Клод - идеально прекрасная прямая спина удаляющегося вампира.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Спальня Ашера

Отредактировано Asher (09.09.13 14:32:18)

+3

8

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

Жан-Клод был удивлен. Искренне, и даже не пытался скрыть этого. Ревность... Так странно было каждый раз наблюдать проявление этого чувства в вампирах линии Белль Морт. Но почти в каждом представителе оно присутствовало. Как будто бы ardeur и прочие способности, связанные с сексуальной энергией и похотью, только усугубляли желание обладать кем-либо. У некоторых, впрочем, эта жажда распространялась не на кого-то одного, а на нескольких сразу. Но все же стоило провести разделительную линию между слепым желанием брать только для себя и пониманием, что в силу различных обстоятельств придется уступить свою "собственность" кому-то другому. Логика была невероятно проста - не требуй от кого-либо то, что не выполняешь сам. Наверно, Жан-Клод мог бы причислить себя к последней категории "людей". Когда-то к ней он причислял и Ашера. Но сейчас, в этот самый момент, слушая обвинения в свой адрес, инкуб задумался... И нет, не о том, что Ашер такой плохой, а о том, что он сам дал ему повод сомневаться во всем. Виноват, что был слишком мягок. Виноват, что был слишком осторожен. Виноват, что был так глуп и не видел очевидного! Позволил золотоволосому вампиру самому найти надуманную причину - помеху для возобновления слишком давних отношений. Герарт.

Жан-Клод вздохнул. Что он мог сказать? Чем оправдаться? На сегодняшнем балу его поведение и правда было данью вежливости, но Принц не мог сказать Ашеру, что это была единственная причина его радости. Горькая правда. Жан-Клод действительно был рад увидеть Герарта, с которым не общался с десяток ночей. Он и Ашеру был рад, без сомнений, но разница была в том, что для графа инкубу не приходилось изворачиваться и доказывать что-то при каждой встрече. Они без лишних слов или преамбул знали, что значат друг для друга. Жестокая истина, которую Принц не намеревался озвучивать. Золотоволосому вампиру эта правда сегодня была не нужна. Когда-нибудь... в другой раз - возможно. И, пребывая в мрачных раздумьях, Жан-Клод обнаружил еще одну свою ошибку по отношению к Ашеру. Он все переживал за душевное состояние своего заместителя, вследствие чего опасался и за свое, если повелителю львов что-то окажется не по нраву. Он боялся демонстрировать свои истинные чувства... боялся, что Ашер не поймет своего давнего спутника жизни. Забавно, как все, о чем размышлял Жан-Клод целый год, оказалось великим заблуждением. Жан-Клод не хотел, чтобы Ашер увидел в его темно-синих глазах жалость вместо любви... ведь золотоволосый вампир с таким упоением будто бы специально искал ее, жалости, отголоски в каждом встречном.

Жан-Клод покачал головой, явно отрицая последние слова Ашера про Герарта. Но вот новость о Яноше его удивила и даже отрезвила, выдернув из размышлений. Возмущения вампира ощущались правдой, но про Ашера никогда нельзя было сказать наверняка. Он часто верил в то, чего не было или нет на самом-то деле. А Жан-Клод был уверен - ни он сам, ни Герарт не делали того, в чем Ашер пытался их обвинить. Янош для Герарта был семьей. В этом Принц убедился уже давно. А семейные отношения значительно отличаются от принятых в вампирском сообществе устоев. Поэтому, если кто и заставил Яноша подойти к Ашеру, так это он сам.

Но разговор уже перешел в другое русло, о котором было больно вспоминать обоим вампирам. Недоумение Принца возрастало чуть ли не с каждым новым произнесенным словом. Он столько всего не знал, он так во многом ошибался, что сейчас низ живота начал неприятно ныть, воскрешая и стараясь вытолкнуть все пережитые страдания наружу.

Ашер во многом был не прав. Он многое преувеличивал, но теперь причинно-следственные связи стали понятны Жан-Клоду. Принц всегда благодарил его. за все. Но, возможно, не теми словами, которые Ашер хотел слышать. И даже сегодня, не взирая на оскорбления, он намеревался поговорить со своим заместителем, но тот вихрем испарился со стоянки. Впрочем, кому нужны эти оправдания? Жан-Клоду? Чтобы почувствовать себя хорошим в собственных же глазах? Нет. Инкуб в данный момент чувствовал себя отвратительно. Все шло под откос. Целый год... целый год и еще почти двести лет не привели ни к чему хорошему. Не решили проблему, а только усложнили процесс. Конечно, можно винить хоть целую вселенную во всех невзгодах, но это ничего не изменит. Ашер не желал слушать то, что было логичным. Его видение мира стало иным, оно стало особенным и сраженным одиночеством. И если у Жан-Клода была возможность заводить любовниц или любовников все это время, то с Ашера она была смыта святой водой когда-то давно. Шрамы, тянущиеся от самого лица и до середины бедра, отталкивали многих. Что уж там... почти всех, кроме черноволосого инкуба. Так почему же он стоял и смотрел на удаляющегося вампира, смотрел, как ходят мышцы на его спине и ногах от каждого нового шага, и не двигался с места? Ответ был до безобразия прост - приближался рассвет. Еще несколько минут, и все вампиры упадут, ка сломанные игрушки, а ведь еще столько нужно было сказать...

Принц стоял еще какое-то время, слушая удаляющиеся шаги, и неотрывно изучая черноту коридора сквозь раскрытую дверь. "Не было и дня, когда ты не был нужен мне, mon Ange..." - но слова не обрели своего смысла для Ашера, который уже скрылся за дверью своей комнаты. Жан-Клод безразличным движением подобрал перчатки со спинки дивана, и направился к комнате, в которой планировал встретить рассвет солнца и начало нового дня для всего живого.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Спальня Мастера города »»» Спальня Ашера

+3

9

12 октября; суббота
[00:00 - 04:00; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Ашер вошел в свою спальню и закрыл за собой дверь, прижавшись к ней спиной и ощущая за ней пропасть. У него ничего не осталось лишь одиночество и чертова гордость. Гордость, она заставила его выжить двести лет назад, когда какие-то церковники смели считать, что сильнее него, следующие двести лет, когда жизнь его стоило лишь собственной гордости и жалости Жан-Клода, она заставила его вернуться и поверить в невероятное и она же заставила его сегодня распрямить плечи и сделать то, что должно было совершить много лет назад.

Ашер развернулся к двери и повернул вставленный в замочную скважину ключ. Замок клацнул с оглушительным звуком, хотя в действительности едва слышно щелкнул. Вампир подошел к кровати, спокойно сбросил с себя остатки одежды и лег в постель. Прежде он всегда с особым трепетом завершал процесс отхода ко сну. Красиво уложенные волосы на подушках, прикрытое тело невесомыми простынями, манящий поворот головы, открывающий левую сторону шеи. Он ждал, каждое утро ждал, отдавая последние остатки своей красоты тому, кто когда-то ценил его превыше себя, а потом не оттолкнул, хотя и оставил между ними дистанцию. Дистанцию, что превратилась в пропасть.

Поворот головы, что позволял скрыть в кружевах подушки и золотых локонах изуродованную часть лица, позволял ему видеть дверь. Видеть и ждать. Но сегодня Ашер не желал видеть то, что никогда не откроется. Рывком отвернувшись, он вжался в подушки, не замечая, как сжимается в один сплошной комок боли и отчаяния. Сжатые зубы не дали вырваться стону и чтобы совсем уж заглушить его, Ашер уткнулся лицом в подушку, отчего вся левая сторона утонула в кружевах, оставляя все шрамы уродливой эпитафией его мечтам.

На постели лежал когда-то живой, а теперь действительно мертвый Ашер, обхватив себя руками и поджав ноги, кажущийся маленьким ребенком, брошенным в одиночестве во мраке подземелья.

Отредактировано Asher (09.09.13 22:10:32)

+3

10

12 октября; суббота
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала » Спальная Мастера города -----»

На пробуждение тело инкуба среагировало неожиданно резко, отозвавшись болью во всех мышцах. Глаза распахнулись и тут же закрылись обратно, пока Жан-Клод свыкался с мыслью, что он снова ожил. Раньше заката, раньше любого вампира в этом городе.

Под боком не было по обыкновению свернувшегося клубком Джейсона. Не было никого и ничего - абсолютная пустота внутри. Жан-Клод еще вчера так плотно закрылся щитами, что сейчас тишина просто оглушительно звенела в ушах и голове. Все казалось каким-то отдаленным и эфемерным. Все потеряло смысл на какие-то мгновения. Никто ведь не может остановить это - то чувство безнадежности, когда тот, кто тебе дорог... тот, кто так нужен, и который в определенный момент времени стал смыслом жизни в этой безумной игре в вампиров, просто разворачивается и уходит. О нет, не по-английски. А с должным объяснением причин. Их было более, чем достаточно. Все так просто и логично, все так лаконично и одновременно совершенно обескураживающе.

Жан-Клод поднялся с кровати плавным и текучим движением, хоть и не для кого было его демонстрировать. Эти неосознанные действия, давно ставшие привычкой, как и многие другие, были неотъемлемой частью инкуба. Каждое вампирское "утро" начиналось подобно дню сурка, в котором менялась, разве что, одежда и оборотни, дающие кровь. Иногда, как сейчас, никого не было, но Жан-Клод все еще чувствовал в себе силы, поэтому затушил едва пульсирующий огонек голода, чтобы не отвлекаться от намеченной цели.

Белая рубашка, узкие штаны, немного слежавшиеся после "сна" волосы - это все, что было сегодня на вампире. Именно в таком виде он шел к комнате Ашера... Принц не мог поступать иначе. Более того - он не хотел поступать иначе. Ему был нужен Ашер. Всегда. А теперь особенно. Что-то в его душе перевернулось, что-то сдвинулось и встало на свое место. На мгновение Жан-Клод даже улыбнулся. Сейчас у него был шанс все исправить, была возможность вернуть то, что он когда-то утратил. А ведь у некоторых просто отнимают право на это. И у инкуба отнимали... Когда-то. И вот это было по-настоящему трудно принять... Но сейчас, когда почти все зависело только от вампира, появилось воодушевление, птицей забившееся внизу живота.

Пальцы сжались на позолоченной ручке, только вот, как и обещал прошлой ночью золотоволосый вампир, дверь не отворилась. Она была заперта. На ключ и изнутри. Жан-Клод дернул еще раз, дабы удостовериться, но безрезультатно. Ашер и правда вознамерился скрыться от него за закрытой дверью, спрятаться и решать свои отчасти выдуманные проблемы в одиночестве? О нет. Не бывать этому. Жан-Клод уже устал каждый раз наступать на одни и те же грабли.

Один, всего один толчок, одно движение плечом, по которому было даже не понятно, что вампир приложил колоссальное усилие, - и дверь слетела с петель. Точнее, вырвалась из косяков со всеми гвоздями и замками, с грохотом, шумом и разлетающимися в разные стороны щепками. Сбежавшихся оборотней Принц разогнал, только завидев их в коридоре. Ему не нужны были свидетели. Приставив дверь с внутренней стороны к образовавшемуся проему, он скрыл себя и все еще "не проснувшегося" Ашера от любопытных и не очень глаз.

От одного только взгляда на "спящего" вампира внутри стянулся тугой узел. Таким Ашера Жан-Клод не видел никогда... никогда не понимал, сколько боли, сам того не ведая, причинил ему за столь длительное время. Пальцы осторожно коснулись золотистых волос, безмятежно разметавшихся вокруг лица, открывая то, что Ашер так часто и с таким рвением прятал. Жан-Клод сел на колени около изголовья кровати и какое-то время наблюдал за Ашером... Его не волновали шрамы, он даже не обращал на них внимания - не замечал, а теперь думал только о том, почему же их жизнь все это время шла наперекосяк.

Поднявшись, инкуб забрался на кровать, лег рядом с ворохом золотых волос и подушек. Тела вампиров после рассвета становятся безжизненными, холодными, но невероятно податливым. Поэтому Жан-Клоду ничего не стоило просунуть под Ашера руку и уложить его на свое плечо, прижать к себе почти что по всей длине тела. Ни один человек не понял бы такой нежности по отношению к мертвецу, но Жан-Клод и не был человеком... уже как больше половины века.

Он не следил за временем, не считал минуты... Он лежал с закрытыми глазами, обнимал Ашера, размышляя, что скажет ему, когда тот проснется. А ведь это случится совсем скоро... Совсем. И надо же... знакомое ощущение появилось неожиданно и ожидаемо в то же самое время. Принц чувствовал, как вампира начала заполнять жизнь, вливаясь в него подобно хорошему французскому вину, скользящему в хрустальный графин с немыслимыми узорами. И каждый узор заполняясь рубиновой жидкостью, преломлялся и переливался немыслимыми оттенками под толщей хрусталя.

- Это я, mon Ange, - тихо сказал Жан-Клод по-французски, как только Ашер открыл глаза. Необходимо было предупредить его, чтобы избежать неприятных казусов. - Прости, что так поздно... Я должен был придти к тебе еще год назад, но... Я был слеп. Не замечал очевидных вещей и теперь готов просить прощение за все. Уже прошу!.. Если бы я мог хотя бы предположить то, что ты говорил вчера - я бы сделал все по-другому. Все было бы иначе, но... - он осекся, потому что ком встал поперек горла, мешая говорить дальше, мешая голосу звучать естественно, а не сдавленно, но Жан-Клод все же позволил Ашеру увидеть в своих глазах все, что так долго теплилось под маской доброжелательности и безразличия. - Это не оправдание. Это голая и неприкрытая правда, которую я давно хотел сказать... Я не хочу терять тебя, Ашер. Никогда не хотел... И ничто не в силах изменить это. Кто бы ни появлялся в моей или твоей жизни, кто бы что не пытался доказать или переубедить в обратном - мои чувства к тебе никогда не менялись. Они никогда не изменятся. Никогда...

+2

11

12 октября; суббота
[20:00 - 00:00; вечер]

Он давно уже просыпался особо мучительно и дело было в физических страданиях, а в душевных. Люди отрицают наличие души у вампира, но знали бы они, как она болит, как изнывает от понимания неизбежности судьбы. И сейчас, после первого же медленного и глубокого стука сердца, Ашер вздрогнул от пронзившей его боли.

Один.

Сознание не сразу начало координировать тело и мысли, а потому мысль опережала то, что способно было ощутить тело и Ашер замер, если бы его глаза были открыты, то он, наверное, бы зажмурился, а так лишь плотнее сжал веки. Было так страшно открыть глаза и увериться, что самый страшный кошмар его жизни сбылся и отныне он навеки застынет в ледяной глыбе тоски и одиночества, словно вмерзшая в речной лед рыбешка.

Едва слышно застонав, он ткнулся головой в подушку, но вместо нее ощутил упругое тело. Вскинуться ему не дали сильные, но нежные руки, а голос показался далеким эхом счастья, почти забытого, но все еще живого.

- Это я, mon Ange.

Медленно открыв глаза, Ашер взглянул на Жан-Клода. Тот лежал рядом, обнимая его и словно баюкая в нежности ощущений доверия, заботы, нежности и... О, как же ему мечталось долгие века об этом "И..." А между тем, Жан-Клод заговорил и каждое его слово вызывало в Ашере целую бурю переживаний - от гнева и боли до надежды и... И вновь внутри него застыло это проклятое "И..."

Золотоволосый вампир смотрел на своего принца, слушал его слова и не мог отвести взгляд. Он хотел бы скрыть от Жан-Клода то, что твориться в его душе, ударить его в ответ холодом, ответить ему надменным отказом, но это проклятое "и..." превращало вчерашние ледяные глыбы в мелкое крошево и оно таяло в теплых руках мастера.

В глазах Ашера стремительно менялись оттенки переживаний, первый взгляд был полон холода и спокойствия, но с каждой новой фразой в них отражались те цвета, в которые окрашивал свои слова Жан-Клод. За всем спокойствием проступала то обида, то гнев, то холодная решительность, то боль заливала всю радужку глаз своим тусклым светом, то недоверие вспыхивала алыми искрами. Но за всеми этими красками, пока еще робко и недоверчиво, но все же поблескивало светлое золото счастья. И с каждым мигом, с каждым новым словом Жан-Клода, с каждым звуком его голоса золото все сильнее набиралось силой, пока не засияло всем своим богатством.

...Было много чего сказано, воспоминания и долго сдерживаемые эмоции хлынули сами собой. Ашер не просил большего сегодня. Хотел бы, но заставил свое естество заткнуться хотя бы на эту половину часа... или час. Вампир не считал, сколько времени ушло на его разговор с Жан-Клодом, но то было и не важно сейчас. Время - ничто, главное, что Принц был здесь, рядом и не отвергал его...

Отредактировано Asher (12.09.13 19:54:38)

+2

12

12 октября; суббота
[20:00 - 00:00; вечер]

Наверно, впервые за долгое-долгое время Жан-Клод чувствовал себя по-настоящему счастливым. Прикрыв глаза, он лежал на шелковых простынях рядом с Ашером, как в старые добрые времена. Он был снова рядом, и инкуб то и дело рассматривал вампира так, словно хотел запомнить каждую мельчайшую подробность его тела, лица, линии растрепанных волос. Как в первый раз, как когда-то давно, когда все было так просто и понятно.

Однако, их идиллия была нарушена приближением оборотня. Это был не волк и не лев, а Бобби Ли - крысолюд, которому и дела не было до любовных утех вампиров. Он остановился около выбитой и аккуратно приставленной обратно двери... и даже сквозь древесную толщу ощущалось, как он оценивающим взглядом смерил масштабы нанесенного ущерба и даже покачал головой. Затем веркрыс постучал по косяку, дабы не уронить и так сломанную дверь. К слову - Бобби Ли никогда не отличался особой учтивостью. Он выполнял свою работу и фактически никому здесь не подчинялся.

- Мне очень жаль, что прерываю, - начал он, до сих пор не видя, но ощущая, к кому обращается, и при этом ему было явно не жаль, - но некий Салливан уже достал весь Цирк своими звонками. Он требует Ашера... - пауза для того, чтобы глянуть на часы, - уже, наверно, часов с четырех. Ему объясняли, что звонить раньше заката не имеет смысла, но для него это словно пустой звук. Сейчас он, кстати говоря, опять висит на проводе и ждет. Что ему сказать?, - и, получив ответ от Ашера, Бобби Ли удалился, что-то насвистывая себе под нос, а Жан-Клод перевел лукавый взгляд на Ашера, предоставляя ему возможность действовать.

- Не буду тебе мешать, mon Ange, - он поднялся следом за золотоволосым вампиром. Ашеру нужно было разобраться с внезапными мелочами и террористом, засыпающими Цирк Проклятых звонками, а Жан-Клоду нужно было вновь принять душ, привести себя в порядок и переодеться для встречи с Лидией и Элис. Дочь Морворен изъявила желание придти только лишь в сопровождении человека-слуги, поэтому Принцу города не было смысла приводить с собой целый арсенал вампиров и их призывных зверей, кроме, разве что, Ашера. - Сегодня состоится встреча с Лидией - первой дочерью Морворен. Она прибыла в Сент-Луис вчера. И я бы хотел, чтобы ты составил мне компанию на этой встрече.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Спальная Мастера города

+1

13

12 октября; суббота
[20:00 - 00:00; вечер]

Как же было хорошо и приятно, Ашер уже целую вечность не помнил каково это лежать рядом с любимым, обнимая его и ощущая взаимность. Голос Жан-Клода как никогда глубоко звучал всеми полутонами неги. Они могли провести так вечность. Забыв обо всех обидах, проблемах, подхалимах и страждущих, но увы, эти страждущие не желали оставлять их.

В дверь довольно бесцеремонно постучали и Ашер только сейчас заметил, что дверь то и не совсем дверь, а потом раздался голос оборотня, что безразлично сообщил о достающем всех Салливане. Ашер нахмурился, пытаясь сообразить кто это и почему Бобби Ли пришел с этим к нему, а потом недовольно поморщился, вспоминая кто это, но все же не понимая зачем он вообще звонит. Приподнявшись на локте, Ашер произнес:

- Передай ему, что я перезвоню позже, скажи я жив и здоров, чего и ему желаю, а сейчас пусть оставит всех в покое.

Взглянув на Жан-Клода, он улыбнулся:

- Прости, mon amour, мне придется с этим разобраться до конца. Но потом я в полном твоем распоряжении.

А когда Жан-Клод поднялся и направился к выходу, то невольно проводил его взглядом, чувствуя, как внутри расцветает алый цветок нежности и страсти и чего в ощущениях было больше даже он не мог определить. Позвав Алберта, Ашер восполнил свои силы, привел себя в порядок и направился в кабинет, перед этим отдав приказ привести дверь его спальни в надлежащий вид.

* * *

Войдя в свой кабинет, Ашер привычно сел в кресло, но ощущал, что все отныне изменилось. То, что раньше было для него неприятной обязанностью, которую он воспринимал скорее как плату за свое пребывание, с этого вечера вдруг обрело иной смысл. Вампир буквально кожей ощущал, что всеь это важно, нужно и главное все это снимает хотя бы малую толику обязанностей с его Жан-Клода, оставляя того для него.

Это было приятно и Ашер улыбнулся. Он вообще вел себя в этот вечер настолько отлично от прочих ночей, что это бросалось в глаза, но совершенно не волновало. Взмахом руки отпустив одного из молодых львов, что выполнял для него черновую работу, Ашер собственноручно занялся тем, что до этого вечера никогда не делал - распечатал почту и прочел ее, просмотрел все приглашения, что пачками приходили в Цирк, сорвал упаковку с небольшой коробки и лишь открыв ее, вдруг замер.

Сказать, что он насторожился или обомлел было все равно, что назвать его христианским ангелом. Перед ним лежала белая маска, не больше пятнадцати сантиметров в длину, но очень изящно сделанная. И все же это была Белая Маска. Утешало лишь одно - она была белой.

- Жан, у меня плохие новости. В Цирке Белая Маска, доставлена анонимно, адреса на коробке нет.

Бежать к мастеру, решать сию же секунду что-либо было бессмысленно и совершенно ненужно. Жан-Клода предупредили, они будут готовы, но изменить уже ничего не в силах.

Он посидел еще какое-то время, глядя на безупречную белизну, а потом решительно закрыл крышку коробки. Это все же не повод стать затворником или отказать себе в том, что он намеревался сделать почти с самого момента пробуждения. Ашер хотел запомнить этот вечер, оставить знак того, что их жизнь отныне измениться и наполниться тем, что однажды сделало их теми, кто они есть.

Написав несколько коротких ответов на пару записок, Ашер приказал подать ему машину ко входу и вышел из кабинета. Он собирался отправится в центр за подарком и Лидия здесь была совершенно не при чем, для нее принц сам найдет какую-нибудь безделушку, а вот для Жан-Клод стоило найти что-то особенное, что каждую ночь бы напоминало ему о том, что рядом есть он. Только он.

-----» ◕ Центральный Сент-Луис » Торговый центр - Заброшенная база

Отредактировано Asher (17.09.13 12:30:24)

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [12.10.10] Bien ou rien