https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [14-16.10.10] Пробуждение


[14-16.10.10] Пробуждение

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Время: с вечера 14 октября 2010 г. по вечер 16 октября
Места: Сент-Луис; Цирк проклятых: коридоры, кабинет Мастера города
Герои: Kristof Baccara-Noir, Jean-Claude, Alice Willson, Asher, Shannyn Otero
Сценарий: Кристоф неожиданно для всех, включая самого себя, восстает вампиром в подземельях Цирка Проклятых. Свидетелями тому становятся Жан-Клод и Элис. Впрочем, не только пробуждение колдуна ставит в тупик Принца города. Цирк Проклятых скоропостижно покидает Ашер, а Кристофа находит незнакомая девушка-оборотень, Шаннин, чтобы разобраться в наведенном колдовстве вудуиста.

0

2

14 октября; понедельник
[00:00 - 04:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города -----»

Несмотря на то, что Герарт и заместитель Жан-Клода, которого звали Ашер, вернулись в ту же ночь, когда были похищены Арлекином, а сам Арлекин ничем не проявлял своего присутствия, Элис продолжала оставаться в Цирке.
Ее мистресс так и не вернулась - ведомая какими-то своими мыслями и целями, Лидия  мысленно сообщила девушке, что с ней все в порядке, но на какое-то время ей придется покинуть город. "Тебе лучше оставаться в Цирке, при Жан-Клоде, девочка моя. Как и Графу, впрочем, и вообще всем, кто хоть как-то связан с Жан-Клодом. Не скучай, я вернусь за тобой".
"Я вернусь за тобой" - и все. Больше никаких сообщений, ничего. Только это обещание и приказ (для Элис все просьбы Лидии были равносильны приказу) оставаться в Цирке.
Девушка глубоко вздохнула. Она по-прежнему была уверена, что могла бы отправиться с Мистресс, куда бы та не собралась. И даже подождать где-нибудь, не влезая в самое пекло, не рискуя. Разве этого мало?
Впрочем, Герарт, который появлялся здесь очень часто и в первую же ночь нашедший Элис, разделял мнение Лидии - быть в Цирке куда надежнее, а Арлекины уже продемонстрировали, что готовы творить произвол, нарушая собственные правила.
Однако нахождение в неизвестности день за днем заставляли Элис нервничать все больше. Кроме того, у нее было подозрение, что Жан-Клод (по просьбе Лидии ли, или по своей инициативе) приказал по возможности не оставлять ее одну.
Возле ее комнаты, где, слава богам, за эти дни больше не раздавалось ужасающих воплей неизвестного призрака, всегда находилась охрана, а днем  экскурсию по Цирку для Элис устраивал Джейсон. Он был  замечательным и очень дружелюбным, и нельзя сказать, что девушка испытывала в чем-либо недостаток. Разве что выходить наружу даже днем, при ярком солнечном свете, в одиночестве она не могла. Ее вежливо, но настойчиво провожали, увозили и привозили на личном автомобиле принца Города, выполняли любой каприз - но не оставляли одну.
Привыкшая к покровительству Лидии, рядом с которой можно было никого не бояться, Элис чувствовала себя немного неловко.
но еще большую неловкость вызывал Жан-Клод, даром что за эти два дня Элис ни разу не видела его. Это радовало девушку и огорчало одновременно, и вообще она ловила себя на том, что ее мысли слишком часто возвращаются к этому вампиру, к его синим глазам, к чарующим улыбкам и к тому моменту, когда в ее комнате она испуганно метнулась к нему, и он обнимал ее так, словно готов был защищать от целого мира.
Девушка разрывалась между желанием снова увидеть Жан-Клода и страхом того, насколько сильно он влияет на нее. Пусть не нарочно, пусть. Но даже этой неосознанной инкубической силы Элис хватало с лихвой, чтобы пропасть.
Свои противоречивые чувства она тщательно скрывала, стараясь отвлекаться на что-нибудь другое. И у нее неплохо  получалось эти два дня - она успела подружиться с несколькими оборотнями, что работали охранниками в Цирке - это было немудрено сделать, ведь кроме нее лишь они и посещали большую, оборудованную по последнему слову техники, но все же немного невостребованную кухню.
С подачи Джейсона Элис  посетила одну из вечеринок, где он выступал, а еще уделяла внимание своей непосредственной работе - ее комната быстро обросла распечатками эскизов для новой коллекции, кое-где они уже были подправлены рукою Элис.
Лежа на кровати и задумчиво крутя в руках карандаш, девушка размышляла о деталях очередного вечернего туалета, ее пальцы автоматически порхали над бумагой, оставляя на белом листе легкие тонкие линии. Линии складывались в четкий, летящий профиль Жан-Клода, почти бездумно Элис рисовала его изящные, но вместе с тем очень мужественные черты, черные пряди волнистых волос, чувственные губы в немного ироничной улыбке. Он получался таким. каким и был на самом деле - сплошь свет и тьма, и все больше - тьма, но настолько притягательная, что не уступала свету.
А после, словно очнувшись от размышлений и посмотрев на то, что бездумно рисовала, Элис рассердилась на себя. Резко сев, она смахнула на пол лист с рисунком, в негодовании воскликнув:

- Ах, это просто невозможно! - и сама не понимала, что именно возмущает ее больше - собственное легкомыслие или чрезмерное очарование Принца, сопротивляться которому она просто не могла.
Вскочив с кровати, девушка сунула ноги в легкие туфельки и вышла из комнаты в коридор.
Элис еще не слишком хорошо ориентировалась в подземных переходах, и сейчас шла скорее наугад, никуда особо не стремясь - это была прогулка ради прогулки, и (совсем отчасти) попытка убежать от собственных мыслей.

+2

3

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Помещение охраны -----»

Жан-Клод сидел за столом в своем кабинете и безучастно перебирал бумаги. Его мысли блуждали где-то далеко, уж точно за пределами этих апартаментов. Яноша вернули в Цирк. Его тоже пытали, как Герарта и Ашера, но подробностей вампир пока что не знал. Трансильванец с Графом остались наедине, и Принц и не думал им мешать. Лидия на какое-то время покинула город, оставив Элис подле Кан-Клода, и Принца это более, чем радовало... А вот Арлекин все еще пребывал в Сент-Луисе, хоть и не предпринимал более никаких действий.  С Ашером инкубу поговорить так и не удалось. Кажется, оба вампира старались как можно тщательно избегать друг друга, но в данный момент Жан-Клод думал совсем о другом. Он ждал, когда привезут тело.

Пару дней назад вампир просил Элис найти информацию о колдунах. И совершенно неспроста. Те тексты, что отыскала девушка, в какой-то мере прояснили важные моменты, а с другой стороны запутали ситуацию еще сильнее. Впрочем, догадки Жан-Клода подтвердила еще и жрица вуду - Нерия Солис. Она, электронные статьи и форумные переписки утверждали, что после сожжения тела колдун не сможет вернуться в мир живых. Никаких проявлений его силы и уж тем более никаких призраков, обретающих способность воздействовать на предметы и людей, не должно было появиться. А раз Кристоф продолжал докучать Жан-Клоду в своей уже привычной манере - вывод напрашивался сам собой. Тело колдуна не было сожжено. Разумеется, в урне, что выдали в крематории, был пепел, оборотни в один голос заявляли, что отвезли тело куда надо... Вампир им верил, в их словах не угадывалась ложь или намек на нее, да и сомневаться не приходилось, что Бобби Ли вряд ли вдруг потребуется компаньон в виде изрешеченного пулями тела Кристофа.

Несколькими часами ранее, некоторые подопечные Принца проникли в крематорий для поисков. Жан-Клода мало интересовало, как именно оборотни будут выполнять его распоряжения, но раскрыть себя они не имели права. Кажется, у Лиссандро или Джейсона в крематории работал хороший знакомый. И данный факт очень упрощал поиски. Вампир убрал мобильный телефон от уха, окончив такой долгожданный разговор. Он откинулся на спинку кресла и сцепил между собой пальцы, уперев локти в мягкие поручни. Они нашли тело и уже везли его в Цирк Проклятых. И единственное, что сейчас беспокоило Жан-Клода - это слова Нерии. Женщина просила не уничтожать то, что осталось от Кристофа. Причин для того была масса, и не важно, что Принц не совсем верил в то, что вещала жрица вуду по телефону. То ей была необходима его смерть, то стала важна сохранность трупа. Благо, хранился он все это время в холодильнике и не успел предаться гниению. По крайней мере Жан-Клод искренне на это надеялся.

Он уже спускался в подземелья Цирка. Нельзя было вносить труп через парадный вход и оставлять его на первом этаже здания. Опасности он не представлял, поэтому было принято решение спустить тело в одно из подземных помещений до выяснения обстоятельств, до того момента, пока Нерия не придумает, что же с ним делать. Хотя, желание Жан-Клода было куда более приземленное, чем предсказания ясновидящей. Он хотел сжечь Кристофа и навсегда избавиться от надоедливой проблемы. Но каждый раз при этой мысли перед глазами возникали удивленные сапфировые глаза и испуганный взгляд голубых глаз...

В коридоре Жан-Клод столкнулся с Элис. В буквальном смысле. Он почувствовал аромат ее духов уже совсем близко, но еще до того, как показался из-за угла. За минувшие пару дней вампир с ней так ни разу и не пересекся - так сложились обстоятельства. Прошлой ночью Жан-Клод приходил навестить свою гостью... девушку, что его заинтересовала, но юная леди уже спала. Он, казалось, слышал, прикоснувшись ладонью к двери гостевой спальной, ее ровное дыхание и размеренное сердцебиение. Представлял прекрасное девичье личико, которое, несомненно, во сне было еще прекраснее. Ее светлые локоны, разметавшиеся по подушке или же собранные в свободный пучок на ночь, а, быть может, и вовсе заплетенные в косу. Спала ли она, полностью укутавшись в одеяло? На боку, спрятав руку под подушку?.. Или же на спине?.. Жан-Клод хотел знать все. Хотел увидеть ее во сне настолько, что воображение разыгралось сильнее обычного.

Тогда он отшатнулся от двери, не искушая себя входить в ее спальную. Сейчас же он удержал ее за локти, чтобы избежать неприятные ощущения от возможного сильного столкновения.

- Элис... - он осекся на мгновение, любуясь невероятно ясными голубыми глазами, - безмерно рад Вас видеть, - губы тронула таинственная улыбка, и легкая пауза повисла в воздухе. - ...Я думал о Вас.

+2

4

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Он появился из-за угла бесшумно и быстро, и Элис не успела даже ойкнуть, как оказалась в деликатных объятиях вампира, с величайшей вежливостью удерживающего ее от неминуемого столкновения.
Жан-Клод был великолепен, как всегда, и как всегда у нее при виде него захватило дух - ни один рисунок не мог передать эту живую красоту, которую вампир умело подчеркивал одеждой. Он мог бы быть самой идеальной в мире моделью, и девушка даже невольно задумалась о том, какие ансамбли подошли бы ему.
Жан-Клод улыбнулся, глядя на нее сверху вниз невозможными синими глазами, и у Элис от этой улыбки разом перехватило дыхание. "Я думал о Вас"... Эта фраза прозвучала многозначительно и таинственно, и оставалось только размышлять, что именно имел в виду Жан-Клод. Он думал о ней так же ,как десятью минутами ранее о нем думала она? Или ему снова нужна ее помощь? Или же он  шел, чтобы сообщить ей что-то?
На мгновение Элис тревожно вздернула брови, в воздухе повис немой вопрос - что-то с Мистресс? Но Жан-Клод смотрел спокойно и ласково, важные новости не сообщают с таким выражением лица. И Элис мысленно с облегчением вздохнула - сообщить что-то о Лидии прежде самой Лидии возможно было бы только в том случае, если бы с Мистресс действительно произошло что-то скверное.
Девушка улыбнулась, растеряно убирая с лица светлую прядь. Ей снова стало неловко - за свою невнимательность (ведь все-таки она не была простым человеком, и вполне могла почувствовать, что кто-то рядом, или хотя бы увернуться, избегая столкновения. Но в присутствии Жан-Клод она ощущала себя неловкой настолько, словно обе ноги у нее были левые.

- Доброй ночи, Жан-Клод, - она так и не придумала, что ответить на его последнюю фразу. "Какое совпадение, я тоже думала о Вас" было бы слишком откровенным, ложь вампиры без труда чувствуют, к тому же, Элис не хотелось лукавить. Потому она просто сияюще улыбнулась, - Я тоже рада встрече. Ваша проблема с колдунами уже решена?

Она помнила ссылки, которые заинтересовали Жан-Клода, и догадывалась, что то было не простое любопытство. Едва ли вампиру все это понадобилось просто ради интереса. А еще это означало, что помимо прибывшего в город Арлекина, возможны и другие  неприятности, и не они ли были причиной внезапного отъезда Лидии?
Элис огляделась, словно впервые замечая, куда забрела в своей задумчивости - она не была уверена, что ей можно было уходить так глубоко в подземелья.

- Надеюсь, я не отвлекаю Вас от дел, - пожалуй, было бы слишком самонадеянно думать о том, что Жан-Клод  пришел сюда исключительно ради нее. О том, что буквально за соседней дверью сейчас лежат бренные останки того, кто так напугал ее призрачными воплями двумя днями ранее, девушка, конечно же, не знала.

Отредактировано Alice Willson (05.11.13 00:46:29)

+2

5

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города -----»

Пустота заполнялась запахами. Старый камень, пыль, грязь, застарелая кровь. Больше никаких ароматов в комнате не было. Миг спустя за запахами пришло чувство стягивающейся жаркой воронки. Это голод пришёл в его плоть. Ещё через долю мгновения в тишину ворвались звуки. Отдалённые, нездешние, за пределами того помещения, в котором он находился.
"Где я? Я чувствую. Я осознаю себя... "
Запахи, звуки и тьма, ни единой краски. А после Кристоф пошевелился, он понял, что чувствует всей кожей прикосновение материала. И в ту же секунду он рывком сел.

Раздался шорох чёрного пакета, в который было упаковано тело колдуна. Лежащий на столе уже не труп только что сел. Ненадолго замерев, он задвигался вновь. Странная пантомима и той стороны чёрного мешка была на самом деле попытками вырваться наружу. Тело забилось и упало со стола. Затихло на мгновение. Изогнулось так, что натянулась чёрная материя мешка. Раздался тихий хлопок, с которым прорвался плотный полиэтилен. Его прорезали острые ногти. Руки рванулись в стороны, и Кристоф вынырнул наружу, долой из чёрного плена, с жадным вздохом. Но облегчения не пришло. Потому, что и нужды во вздохе не было. В помещении было темно. И Кристоф мог бы побиться об заклад, что находился сейчас под землёй. Он ощущал границу каким-то десятым чувством, и надземный мир был сейчас не на одном с ним уровне, а где-то над ним.

Комната, в которой он оказался, была ничем не примечательна. Света не было, но это странным образом не мешало ему. И вскоре под ладонью мужчины оказался тривиальный выключатель. Искусственный свет вспыхнул над головой. Кристоф вскинул голову, глядя на обычную лампу дневного света и непроизвольно прищурился.

"Давно я не видел света... но ведь я был мёртв".

В сознании колдуна полыхнула тревожная мысль, уж не стал ли он зомби по чьей-то воле? Веками имея с ними дело, Кристоф не мог поручиться, испытывали его марионетки что-то подобное его нынешним ощущениям или нет. Он осмотрел своё тело, на сколько мог. Зеркала в помещении не было. Там вообще ничего, кроме стола и подранного мешка, не было. Его кожа была светла и пусть не чиста, зато лишена повреждений. На его корпусе больше не было следов от пуль. А они должны были быть, Кристоф их помнил. Можно было бы решить, что он, как дух, захватил чьё-то тело, но тело было его собственным, уж на этот счёт мужчина не мог ошибиться. Он решительно не понимал, что с ним происходит, и как с ним вообще ещё может что-то происходить. Ни его знания, ни его чувства не давали ответа. Вот только терзал затягивающий словно всё нутро в  одну точку жар внутри.

"Может, это жажда убивать? И всё-таки меня кто-то поднял?"

Он был не особенно далёк от истины. Но убийство тут было не гланым мотивом. Оно могло оказаться лишь следствием, но не причиной. Ещё раз оглядев комнату и не найдя в ней ничего, что могло бы навести его на ответы, мужчина решил двигаться дальше, где бы он ни был. И, для начала, Кристоф вышел из комнаты. Ничего непредсказуемого не случилось. Он оказался в коридоре.

"Знакомые виды..."

Хотя вокруг было довольно сумрачно, ему без труда удавалось разглядеть каждый камешек кладки древних стен. И стоило только ему двинуться с места, как сработали датчики движения, искусственное освещение включилось в том секторе коридора, в котором он сейчас находился. Технологии нового времени. В старых-старых коридорах.

"Я готов поспорить на что угодно, это грёбаный цирк!"

Он двинулся по коридору просто наобум выбрав направление движения. Но вскоре вдалеке он услышал голоса. И если женский голос казался ему лишь смутно знакомым, то мужской, Кристоф был в этом уверен, принадлежал Жан-Клоду. Ситуация становилась всё интересней. К тому же с каждым шагом навстречу голосам мужчина ощущал, что его тело всё больше охватывает ощущение испепеляющего жара, что так требовательно ввинчивался в его нутро. Его вела жажда, она ощущала, что близко избавление и давала волю новым инстинктам. И за мгновение до поворота Кристоф с удивлением понял, что магнетически притягательный бой, который он уловил на расстоянии, это стук чужого жаркого сердца. Удивление не успело отразиться на его теперь закономерно бледном лице, когда мужчина в сомнительном наряде появился на одной прямой коридора с Элис и Жан-Клодом.

Он замер, всматриваясь в обоих и приходя к выводам, что они его тоже наверняка видят. И если Жан-Клод итак видел его в последнее время, то Элис уж никак не могла на это пожаловаться. А теперь что-то существенно изменилось. Он правда был здесь, с ними, во плоти, собственной персоной.

Не надеясь на то, что собственные голосовые связки так просто выдадут нужный звук, Кристоф, улыбаясь довольным крокодилом, сказал шёпотом:

-  Салют!

А звук ударов её сердца казался всё более оглушающим. И сфокусировав свой неприлично яркий взгляд на неземной гостье, Кристоф понял, что всё, чего он сейчас хочет - это она. По старой привычке, сдерживая себя от какого-либо порыва, он в напряжении прикусил нижнюю губу и почувствовал, как легко и быстро пронзил её собственными зубами. Ощущение укола от клыков стало недостающим фрагментом в головоломке. Всё становилось на место. Все его чувства, то, как он очнулся, что вело его, каким он увидел своё тело, теперь было понятно, о чём прямо-таки вопил весь этот набор.

"Но кто сделал это со мной? Почему я встал как вампир? Может, дело в том, как долго я был связан с одним из них?"

Мысли быстро проносились в сознании, заваливая лавиной вопросов и не давая ни единого адекватного ответа. Зато отвлекли Кристофа на миг от притяжения к Элис. К её телу, к той горячей крови, что несли её вены. И понимая теперь с особой чёткостью, что за жажда его ведёт и что он собою теперь представляет молодого и совсем невоспитанного вампира, мужчина с трудом перевёл глаза на Жан-Клода.

- Уводи её.

Пальцы одной его руки сжимали угол стены, словно желая ввинтиться в камни старого коридора. Разумом Кристоф понимал, что его ведёт жажда крови, что это довольно примитивно и жалко, но так же он понимал и то, что сейчас он до одури сильный и фактически новорожденный вампир. И если жажда перекроет кислород его разуму, он попытается сожрать Элис, высосать жизнь из той, за которой слонялся бледной тенью последние часы его призрачного бытия, как терпящий крушение корабль за проблеском маяка. Конечно, тут был Жан-Клод, и Жан-Клод силён. И тем паче властен над ним, если это он его обратил, но что-то подсказывало Кристофу, что вряд ли его поздний подъём - плод стараний Принца. Это же самое "что-то" подсказывало ему, что Жан-Клод тоже удивлён не меньше самого Кристофа тем, что тот шатается по подземельям цирка во плоти. А раз Жан-Клод не знал о сюрпризе, готов ли он справляться с Кристофом, если у того ум за разум зайдёт от голода? Тьма его знает. Кристоф терпел. Держал себя, как мог. Он не хотел вредить Элис. Он зверски хотел жрать! Но Элис... часы его призрачного бытия были для Кристофа подобны векам, время не имело веса. Он словно бы уже вечность считал Элис светом во тьме. И не мог себе позволить её сожрать.  Но, чёрт его подери, если ему не хотелось этого. Ему казалось, что с момента его вздоха шёпотом прошла половина вечности, но за этот срок он услышал лишь два удара сердца.

+3

6

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Непривычно было видеть Элис в шортах и майке, но, как ни странно, люди адаптировались к современности куда лучше вампиров. А сейчас, в конце первого десятилетия третьего тысячелетия подобные наряды были в моде. От улыбки белокурой дивы меркли звезды на чернеющем небе. Сопротивляться ей было невозможно. Абсолютно точно. Поэтому вампир улыбнулся в ответ, чуть шире обычного, но все так же не демонстрируя клыков.

- Почти решена. О нет, ни в коем случае не отвлекаете. Мы ведь только что встретились, - Жан-Клод чуть склонил голову набок. - И я был бы очень рад, если бы Вы начали обращаться ко мне на "ты"...

И тут Жан-Клод ощутил чье-то приближение еще до того, как лицо, а затем и тело новообращенного вампира осветили электрические лампы. Удивленное выражение застыло в глазах и изгибе черных бровей Мастера. Мастера города, но не Мастера этого вампира. Кристоф из человека-слуги превратился в полноценного кровососа, изъясняясь современным языком. Этот факт был настолько очевидным, да и Жан-Клод не мог спутать вампира с любым другим существом, но... в тот день, когда погиб вудуист, Принц не чувствовал на нем отметин того, кто должен был питаться от Кристофа до его смерти.

Инкуб моргнул, не спуская глаз с вудуиста, и почему-то кивнул в ответ на его "Салют". Разбираться как и почему Кристоф вдруг стал вампиром времени не было - Жан-Клод ощущал жажду новообращенного, как когда-то свою собственную. Плавным движением скользнув вперед, вампир оказался перед Элис, закрывая ее своим телом от разглядываний Кристофа, которого сейчас непременно нужно было отвлечь. Оставить его одного блуждать по коридорам Цирка, голодного и обладающего недюжей силой, Жан-Клод ни в коем случае не мог.

- Элис, Вам лучше подняться в мой кабинет, - он не оборачивался, не отвлекался от лица мужчины в странных одеждах. Инкуб нисколько не сомневался, что успеет среагировать, ведь он неоднократно имел дело с новичками... только вот Кристоф вряд ли был простым новичком.

И если бы Нерия не была столь убедительна и не просила не уничтожать тело Кристофа, то сейчас было бы самое время избавиться от вудуиста раз и навсегда. Своим силам и возможностям Жан-Клод верил куда больше, чем колдовству и браслетам гри-гри. Но вместо того, что следовало бы сделать, инкуб сделал доверительный шаг вперед.

- Кристоф... я могу помочь тебе, - по правде говоря, сейчас принц смотрел на Кристофа не как на врага, коим он, конечно же, все еще считался, а как на новенького в мире мертвых, который скорее всего понятия не имел, что делать дальше и как справляться с жаждой крови.

+3

7

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Элис рассмеялась в ответ на последнюю фразу вампира и кивнула:

- Согласна на "ты". Но только если это будет обоюдно, - Жан-Клод все еще деликатно приобнимал ее за голые локти, и ощущение его близости было  так приятно, что девушка медлила с отстранением, попирая все законы приличия, которым ее учили в детстве. По нынешним меркам, впрочем, это даже объятиями не называлось, к тому же в коридоре, кроме них, никого не было, а значит, можно и позволить себе немного вольности.
Впрочем, их уединение было нарушено почти сразу, как только в голове Элис проскользнула эта крамольная мысль.
Девушка мягко отстранилась, всего на полшага увеличивая дистанцию между ними, а Жан-Клод, отпустив ее, выдвинулся вперед, словно защищая девушку от незнакомца.
Приближающийся к ним мужчина выглядел жутковато. Он был очень бледен - нечеловечески!- и на этом бледном лице двумя абсентовыми озерами горели его яркие, невероятно яркие зеленые глаза. Он смотрел немного исподлобья, дико и хищно, и казался безумцем, пока приближался к ним. Еще издали Элис уловила ни с чем несравнимый запах крови - медный, соленый, оседающий металлическим привкусом на языке. Мужчина был одет в изрешеченный отверстиями от пуль и окровавленный фрак и кожу, голая грудь в крови. Он остановился в нескольких метрах от них, обжигая Элис ядовитой зеленью своего взгляда, и, дьявольски улыбаясь, прошептал "Салют!".
Почему-то именно этот его шипящий, зловещий шепот заставил девушку внутренне вздрогнуть. Она смотрела на незнакомца во все глаза из-за плеча Жан-Клода, чувствуя, как заходится в бешеном стуке ее сердце, смотрела и никак не могла отвести взгляд, словно загипнотизированная, словно...жертва.
Она уже очень давно не ощущала на себе такого взгляда - взгляда хищника, готового ее сожрать. Последним был тот, ее лондонский кошмар с туманными глазами, и он был мертв больше полувека. А после вампиры никогда не смотрели на нее, как на пищу - она была слугой-человеком Лидии, это давало определенный статус в мире созданий ночи, и это научило ее не бояться. Постевленные Мистресс метки могли отогнать любого вампира даже лучше, чем крестик на груди.
но этот незнакомый, дикий, зеленоглазый вампир (а кем же еще ему быть?!), кажется, не стремился разбираться с вампирскими законами. Он вообще ничего не хотел, выражение его лица и глаза говорили ясно - он слишком голоден , или слишком безумен, и ему чхать на любые правила. Он чуял кровь Элис, бегущую по венам, слышал бешеный стук ее сердца, и этого хватало.
Девушка медленно выдохнула, стараясь успокоиться, перестать бояться, унять сердцебиение. Ведь она все еще в Цирке, с Жан-Клодом, где-то рядом наверняка и оборотни, охраняющие многочисленные ходы подземелий.
А потом незнакомый вампир прошептал:

- Уводи её.

И было что-то такое в его лице в этот момент... Что-то трудно объяснимое мелькнуло в лихорадочно горящих зеленых глазах, что-то кроме голода и жажды крови.
Жан-Клод стоял перед ней, закрывая девушку, и, не оборачиваясь, отправил ее в свой кабинет. Его голос звучал так же спокойно, как несколькими минутами раньше, когда они беседовали вдвоем, но все тело было напряжено, как струна, как готовый к прыжку хищник.
Элис попятилась. Медленно, не отрывая глаз от двух застывших друг напротив друга вампиров, один из которых был ей незнаком и явно голоден, она развернулась, только достигнув поворота, и уже на бегу, скрывшись за углом, успела услышать мягкий голос Жан-Клода:

-Кристоф... я могу помочь тебе.

Она бежала, почти не понимая, где находится, пока коридор не стал более узнаваем, и только тогда замедлила бег. Сердце стучало как бешеное, ее по-прежнему пронимала дрожь, стоило только вспомнить горящий зеленый огонь глаз, прожигавший ее насквозь. И одновременно ей было досадно! Она вела себя, как маленькая глупая жертва, и разве можно вообще, столько времени проведя бок о бок с одной из сильнейших вампиров мира, так испугаться какого-то новичка? Он наверняка был новичком, этот неведомый ей Кристоф, иначе он бы лучше контролировал себя. Ну, или же он очень давно не питался, и повредился рассудком, - такое тоже случалось с вампирами, она это знала. Не понимала лишь, зачем Жан-Клоду в свите такой...безумец. И почему Принц был так удивлен, увидев его?
Одни вопросы, и никаких ответов. Элис отлепилась от стены, на которою опиралась, переводя дух, и уже спокойно дошла до кабинета Жан-Клода.
Чуть помедлила, размышляя, прилично ли это - заходить в чужой кабинет в отсутствии хозяина? Несомненно, но ведь хозяин сам просил ее ждать его здесь. Пожав плечами, девушка нажала ручку двери и вошла в уже знакомую комнату.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города

Отредактировано Alice Willson (06.11.13 20:54:03)

+3

8

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры -----»

Дверь в кабинет Жан-Клода оказалась незапертой. Элис вошла внутрь, аккуратно закрыв ее за собой. В комнате было сумрачно и прохладно, словно совсем недавно здесь проветривали.
Она прошла вглубь кабинета, теперь внимательнее разглядывая обстановку, мебель и картины на стенах. Ей определенно нравилось здесь, в помещении, что так остро вызывал в ней  полузабытые детские воспоминания. Ее любимый папочка часто  отсутствовал, а когда возвращался, то проводил время в своем кабинете, так похожем по обстановке, цветам и атмосфере на этот. Ощущение безопасности и спокойствия, и совершенно особенный запах - бумаги, дерева, тканей. В том, давнем кабинете из ее детства, еще пахло отцом - его одеколоном - и, совсем немного - солнцем, нагретой в индийской жаре пылью.
Но вампиры, в отличие от людей, не имели запаха -или почти не имели, и солнце не ощущалось здесь так пронзительно, как в раскаленной от жары Индии. Но все равно здесь было хорошо. Уютно. И спокойно.
И Элис, все еще немного часто дышавшая после бега по коридорам, медленно успокаивалась, по периметру обходя кабинет. Она останавливалась у книжных стеллажей, изучая корешки книг, мимолетно касалась пальцами обивок кресел, проходя мимо, но в руки ничего не брала. Она была воспитана в то время, когда трогать чужие вещи в отсутствие хозяина и без его разрешения считалось верхом неприличия, и не могла понять, как некоторые современные люди позволяют себе чтение чужой почты или, скажем, копание в чужом телефоне.
Сделав несколько кругов по кабинету, напоследок она остановилась  у портрета, что украшал собою одну из стен.
На портрете было изображено трое: девушка с кроткими глазами лани, с высокой прической, убранной жемчугом, и в платье времен золотого века, она улыбалась нежно и немного застенчиво, глядя куда-то вдаль; рядом с нею - молодой мужчина с очень светлыми голубыми глазами и золотыми кудрями, с тонкой испанской бородкой на лице. Он был одет в голубое и белое, весь, словно ангел света, лучезарный, невероятно прекрасный. И над этой светлой парой, словно темная тень, не менее прекрасная в своей тьме, стоял Жан-Клод. Как на золотоволосом мужчине вся одежда была сплошь лазурь и золото, так на Жан-Клоде - черное с серебром. Он казался мрачным контрастным пятном по сравнению с этими двумя, и в то же время, словно был их неотделимой частью.
Элис замерла перед портретом, впиваясь глазами в мастерски прорисованные лица. Оттенки масляных красок придавали полотну удивительно живой вид, казалось, что изображенные на картине люди дышат. Художник знал свое дело, и Элис даже пожалела про себя, что в нынешний век место портретам уступили фотографии. Тоже, без сомнения, способные быть гениальными и прекрасными. Но такими живыми, пожалуй, никогда.

Отредактировано Alice Willson (07.11.13 01:33:37)

+2

9

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Девушка побежала, и первым порывом Кристофа было желание рвануться за нею следом. Совершенно естественное и насквозь животное желание броситься за жертвой, во всей своей дикости и остроте оно полоснуло по Кристофу, что дало ему шанс замереть на месте и дать ей убежать. Хотя, говоря по чести, ему бы не дал догнать Элис Принц города куда вернее кукольного благородства колдуна. Но полагаться на почти врага он не смог бы. Потому рассчитывал на себя. Девушка скрылась из виду. И только тогда Кристоф с едва уловимым стоном отлепился от угла стены, сделал неверный, шаткий шаг в сторону и не без иронии посмотрел на Принца. Правда взгляд этот, кроме прочего, был ещё и ожидающим.

- И чем же мне можно помочь? Огнемётами?

К нему вернулось ощущение, что Принц удивлён не меньше его самого. И Кристоф привычно прищурился, говоря с улыбкой, увы, вульгарно не скрывающей клыков. Этикету вампиров он ещё не научился. Всё ж таки две минуты, как вампир.

- Кто из твоих сделал это? Принцу, вроде бы, полагается это ощущать?

Он думал, что стал совершенно другим, полным одной только жажды. Но что-то знакомое, как отголосок хорошо памятной мелодии в шуме многолюдной площади, едва задело его тенью от тени. Откуда-то сверху. Кристоф вскинул голову, его взгляд затуманился на мгновение и быстро вновь обрёл чёткость. Над ним, этажом выше, общаясь с окружавшими её разговорчивыми лоа, прошла Нерия Солис. Понимая, что уточнения могут быть чреваты, Кристоф свои ощущения озвучивать не стал. Но отвлекался он на секунду, а после его вновь обуздал один лишь голод. И словно бы в наказание за краткое пренебрежение собою, он накинулся на мужчину с утроенной силой. Глаза Кристофа удивлённо расширились, он издал негромкий удивлённый возглас:
- Надо же, - и его взгляд вновь встретился с глазами Принца, - эта жажда Так обуревает вас. Я бы сейчас с удовольствием сожрал половину зрительного зала, - его странный смех, который уже не должен был бы звучать в этом мире, заполнил напряжённую тишину коридора. Оборвался он так же, как и начался, Кристоф на мгновение ощерился, как дикий кот, его сознание уплывало, затмеваемое багряной поволокой жажды. Объективно, Принц и его слуги не дадут ему бесчинствовать. Но жажда спалит его быстрее огня. И что же было делать? Кристоф видел один выход. Приспособленец, он готов был успокоиться насчёт того, что Принц ему не родная душа, если тот и в самом деле обещал ему помощь. Новорожденный вампир, он пошатнулся, сделал словно бы неловкое движение, но быстро, быстрее, чем сам ожидал, Кристоф оказался лицом к лицу с Жан-Клодом. На белом лице остался только огонь голодных глаз. Колдун не сказал, а уже прохрипел: - Помоги мне.

+3

10

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиный зал -----»

Два дня, две ночи, два утра и два чертовых вечера. Утром он еще ждал Жан-Клода, все еще верил, что тот придет, вечер едва не стоил кому-то жизни, но он сумел удержать себя в руках, хотя убить хотелось неимоверно и неважно кого. Ночью он пытался встретиться, но получил в ответ "Я занят." Вот так, без объяснений, без прикрас и очень ясно.

Нужно было найти в себе силы и выполнить то, что неотвратимо надвигалось, словно гора сошла с места и вот-вот раздавит его. Вызвав к себе львов, Ашер протянул Альберту карточку и выдал четкие указания, что и когда ему нужно. Времени у них было не так много, но приказ был вполне выполним: с тех пор, как вампиры стали полноправными гражданами, рынок товаров и услуг заметно расширил свои горизонты.

На второе утро Ашер уже не ждал, но Жан-Клод все равно не пришел. Инкуб поднялся с кровати и, приведя себя в порядок, направился к Мастеру. Ему предстоял последний и решительный разговор, встреча, что станет финалом его никчемной жизни. Сколько бы Ашер ни принимал ванну, сколько бы ни отмывал себя от скверны чужого насилия, но для Жан-Клода он, по-видимому, так и остался источающим смрад чужой похоти. Не мудрствуя лукаво, Ашер решил, что Герарт не стал сдерживать себя и во всех красках расписал Жан-Клоду все, что творилось в заточении, а уж по тому брезгливому взгляду, что бросал граф в сторону Ашера, пока его насиловали оборотни, было понятно все "нежное" отношение австрийца к его персоне.

Подходя к кабинету Жан-Клода, Ашер ощутил присутствие, но это теперь его не волновало: кто бы там ни был, он войдет в кабинет и сделает то, что не может не сделать. В кабинете находилась девушка. Она стояла и разглядывала портрет, и случай предоставил ей возможность сравнить картину с оригиналом. Вот только Ашер был сегодня не в голубом, а, словно повторяя Жан-Клода, в черном.

Отредактировано Asher (07.11.13 15:23:54)

+3

11

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Она обернулась на звук тихо открывшейся двери. В сумраке комнаты к ней словно явился призрак, сошедший с картины, что висела перед ней. Нет, конечно же, не призрак, просто он, как и Жан-Клод, был вампиром.
Элис смотрела на приближающееся к ней видение златокудрого ангела в темных одеждах. Девушка не была при Лидии настолько долго, чтоб помнить самой историю побега двух ангелов Белль Морт от своей лучезарной хозяйки, а Лидия не слишком интересовалась двором Белль Морт, чтобы просвещать свою человека-слугу о событиях многовековой давности. До недавнего времени Элис и о Жан-Клоде не знала ничего, кроме того, что он мастер Сент-Луиса и принадлежит к Линии Крови Белль Морт. Потому, конечно, девушка не могла знать и о его свите, и об Ашере.
Для нее сейчас он был незнакомцем с безумно светлыми (светлее, чем у нее!) голубыми глазами, похожими по цвету на льдистую  прозрачную голубизну глаз собак хаски. Он медленно шел к ней по кабинету, а может, просто плыл по воздуху, как и положено ангелам, и его золотые локоны, водопадом струящиеся на левую половину лица, так, что сквозь эту сияющую паутину она видела лишь блеск глаза, были настолько золотыми, что ни одна картина была не в состоянии передать этот цвет. Неизвестный художник старался, как мог, но даже он не сумел передать этого - мужчина на картине казался золотоволосым ровно до тех пор, пока в комнату не вошел тот, с кого его писали, а после  цвет изображенных локонов казался ярким, насыщенно-пшеничным, но в нем не было и толики того сияния, что бросало блики в волосах живой копии портрета, даже несмотря на сумрак комнаты. Казалось, что волосы незнакомца были  созданы из сотен золотых нитей и должны бы быть жесткими на ощупь, как и положено металлу. Но Элис даже на расстоянии видела, насколько они мягки.
В этом городе и в этом доме было слишком много красивых существ. Красивых по-настоящему, настолько, словно Жан-Клод собрал под своей крышей самых идеальных моделей. За два дня здесь Элис успела в этом убедиться.
Но никто из них не мог сравниться с самим Жан-Клодом. Ровно до этого момента, пока в кабинет не вошло это золотоволосое  создание, которое казалось просто кощунственно называть вампиром, так он был светел.
Почему-то Элис вспомнились детские годы и восторг, с которым она рассматривала рождественские открытки, на которых изображались ангелы с золотыми волосами и в золотых одеждах - ее завораживал этот блеск, созданный мастерами на бумаге с помощью тонких листов сусального золота, и тогда ей казалось, что никого прекраснее в мире существовать не может. И вот теперь она стояла лицом к лицу с тем, кто был живым воплощением этих детских восторгов.
И, если красота Жан-Клода казалась сотканной из самой ночи и света далеких звезд и блуждающих синих огней, то этот незнакомец был - сам свет.
Он смотрел на нее спокойно, даже холодно, должно быть, не ожидая застать кого-то постороннего в кабинете Жан-Клода. Элис уходить не собиралась, но и докучать незнакомому мужчине болтовней тоже не стремилась. В конце концов, если он захочет вести светскую беседу, то по крайней мере, представится. В ее мире, где современность плотно переплеталась с этикетом, бывшим актуальным в начале прошлого века, было неприличным представляться прежде, чем это сделает мужчина, если, конечно, вас не знакомит кто-то третий. Поэтому Элис только улыбнулась, солнечно и открыто, как улыбалась всем, независимо от того, знала она человека или нет, и старалась, чтобы ее улыбка не была совсем уж по-детски восторженной. Это было трудно - с тех пор, как она близко столкнулась с красотой потомков Прекрасной Смерти, ей не всегда удавалось совладать с эмоциями.

- Доброй ночи, мсье, - последнее слово она произнесла немного вопросительно. Элис не была уверена в национальности незнакомца, но догадывалась, что он француз, как и Жан-Клод,или, по крайней мере,  жил во Франции, когда был написан этот портрет.

+4

12

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

На мгновение Ашеру показалось, что на него смотрит Джулиана, сошедшая с картины. Живая, прекрасная и такая желанная. Взгляд девушки, что обернулась к нему, так походил на ту радость и восторг, которыми одаривала его некогда единственная и неповторимая спутница, что разделила с ним жизнь, любовь и смерть. Что-то больно отозвалось в сердце, и Ашер в тот же миг закрылся: он не мог допустить, чтобы его боль отразилась хотя бы намеком тени на лице. Отныне он недосягаем, и никто не сможет больше тронуть его душу.

И хотя под напором железной воли боль отступила, но все же внутри едва слышно плакала душа, жадно стремясь к взглядам, к прикосновениям, к любви и желанию. Такому простому желанию - быть нужным, стать кровью, силой и слабостью. И разве он желал так много? Всего лишь стать для кого-то жизнью.

Юная особа произвела на инкуба двойственное впечатление. С одной стороны, внешний вид девушки вызывал у Ашера чувство внутреннего протеста: он не был ярым консерватором, но все же предпочитал дам более одетых, ведь так приятно угадывать под мягкими складками и оборками линии гибкого теплого тела, а каким прекрасным может стать чарующее ощущение обнажения, когда одежда слой за слоем покидает тело и руки впервые прикасаются к нежной коже, словно к тонкому лепестку розы. С другой стороны, ее взгляд, ее улыбка, все ее поведение говорило о том, что юная особа хорошо воспитана и тонкости этикета не являются для нее чем-то далеким и чуждым.

Улыбка не осветила лицо Ашера, когда Элис заговорила с ним, но все же вампир был приятно удивлен и позволил одобрению поведением дамы выразиться в голосе, звуки которого могли бы посоперничать в красоте и очаровании с портретом. Если бы девушка вдруг ослепла, то под звуками голоса инкуба она бы просто услышала увиденный ранее портрет.

- Доброй ночи, мадемуазель. Мое имя Ашер.

Отсутствие Жан-Клода в кабинете еще ни о чем не говорило, и то, что Элис пребывала в одиночестве, означало лишь одно - Мастер скоро появится. А значит, ему осталось совсем недолго...

- Жан-Клод назначил вам аудиенцию?

Последнее слово хотя и состояло из звуков, что сложились в столь официальное значение, но голос придавал им совсем иное значение. Как бы ни произнес Ашер это слово, Элис все равно услышала бы в нем истинный смысл, завуалированный в интонациях инкуба.

Жан-Клод назначил вам свидание?

Отредактировано Asher (07.11.13 16:40:21)

+2

13

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Жан-Клод напрягся, когда Элис внезапно побежала. Данный поступок был очень опрометчивым, но инкуб не мог винить девушку. Кристоф выглядел и ощущался очень опасным. Опасным и невероятно голодным. Теперь, будучи совершенным хищником, вудуист вполне мог броситься следом (такая его реакция была даже более чем ожидаемой), ведомый адреналином и током горячей крови по венам. Но не бросился... Какая-то неведомая сила удержала его на месте, хотя Жан-Клод и успел заметить легкий рывок по направлению к "жертве".

Инкуб держал мужчину в поле зрения, не отводил глаз и на мгновение, стремился уловить любое движение. При этом выглядел он совершенно спокойным, излучающим некую уверенность, которую не задевала даже язвительная ирония Кристофа, просто-напросто пропущенная мимо ушей.

- Никто, как ты говоришь, из моих не обращал тебя в вампира. Можешь не сомневаться, - Жан-Клод не стал говорить, что любой из мастеров, живущих в Сент-Луисе, скорее предпочел бы прибить вудуиста на месте, чем сделать из него себе подобного. Исключения, впрочем, тоже имели место быть, но тогда Жан-Клод знал бы о них. Он бы чувствовал некую связь с Кристофом даже через его создателя, но связи не было. Была тянущая пустота и охватывающее, опьяняющее чувство голода. И для вудуиста оно явно было в новинку.

Жан-Клод покачал головой. Смысла не было говорить новичку о правилах и законах, и о том, что нельзя жрать зрителей. А кто сказал, что все будет легко и просто? Почему Нерия так просила не убивать это чудо света? И с чего это Принцу требовалось прислушиваться к ее мнению? Вопросов много, а ответы не стоили и ржавого песо.

Кристоф оказался рядом. Слишком быстро для простого человека или для молодого вампира, но обыденно для Мастера Вампиров. Жан-Клод видел каждое его движение и не отстранился. Остался стоять на месте, но теперь полыхающие зеленью глаза смотрели чуть свысока и с непривычно близкого расстояния.

- Помоги мне.

- Для этого мы должны быть связаны. Узами крови. Клятвой крови. Открой для меня рану, Кристоф, повтори слова, и я облегчу твою жажду. Найду для тебя живую кровь, - и чтобы не быть голословным, Жан-Клод провел острым ногтем по своему запястью, демонстрируя, что маленькая жертва будет обоюдной и обоюдоострой. Темные капли выступили яркими пятнами на белой коже, появлялись одна за другой из узкого отверстия. Кровь вампира не была питательной для другого, но все равно привлекала внимание.

Принц смотрел открыто. В его словах и взгляде, вроде бы, не было подводных камней, но знал ли это Кристоф? А был ли у него выбор? Его создатель покинул своего птенца, и кто знает, возможно, того вампир уже нет в живых. Он бросил новичка умирать на чужой территории, обрекая его нападать на первых встречных, а, значит, и на верную смерть. Что случилось бы, очнись вудуист в морге? Ничего хорошего... Но Кристоф вряд ли сейчас задумывался об этом.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города

+1

14

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Что-то странное мелькнуло в светлых глазах вампира, когда он посмотрел на нее в первый раз. Мелькнуло - и тут же пропало, уступив место почти неземному спокойствию и вежливости.
Он приблизился и заговорил, и его голос тоже был ангельским. Он не был похож на голос Принца, не касался кожи почти физически, не оглаживал теплым мехом, но было в нем что-то особенное, что-то, что было трудно описать словами и мыслями, и можно было только почувствовать. Если бы Элис пришлось рисовать этот голос, она выбрала бы золото. Ашер, как он представился, словно весь, полностью был соткан из этого металла. Девушка никогда раньше не видела таких светлых существ.
Но вместе с тем, в нем была и тьма. Та же тьма, что отражалась в глубине синих глаз Жан-Клода, сама суть их, веками называвшихся  детьми ночи.
Элис сделала шаг навстречу Ашеру, застывшему черно-золотым изваянием, и, как предписывал этикет,  протянула руку для рукопожатия, представляясь в ответ:

- Элис Уиллсон. Можно просто Элис. Рада знакомству с Вами, Ашер, - он не улыбался, но девушку это не смущало. Она сияяла приветливой улыбкой за двоих. Прожив куда больше человеческой жизни, она не утратила  своего дружелюбия и той особой врожденной вежливости, за которое гувернантки и воспитатели в пансионе звали ее "душечкой" и "настоящей юной леди". К счастью или нет, но на ее пути, за исключением одного-единственного раза, не попадались по-настоящему серьезные неприятности и опасности, Лидия, взявшая ее под крыло еще совсем юной девочкой, позаботилась об этом. И Элис, к добру или к худу, сохранила свой по-детски открытый характер. Бывают в мире такие открытые ,светлые люди, щедро делящиеся своим светом со всеми вокруг. Это заставляло Мистресс улыбаться, глядя на своего нежного ангела, как она звала подопечную, и беспокоиться в то же время, боясь, что однажды найдется кто-то, кто навсегда погасит этот свет. Впрочем, дочь Морворен делала все, чтобы этого никогда не случилось.

- Жан-Клод назначил вам аудиенцию?

Последнее слово прозвучало несколько двусмысленно, и Элис вопросительно подняла брови. Она не была уверена, верно ли поняла завуалированный намек в вопросе Ашера, и не понимала, почему вообще едва знакомый ей вампир задает такие двусмысленные вопросы. Впрочем, девушка мгновенно овладела собой и отрицательно покачала головой.

- Жан-Клод попросил дождаться его здесь, потому что я оказалась настолько неосторожной, чтобы попасться на глаза оголодавшему неофиту в ваших подземельях. Должно быть, Принц посчитал это место наиболее безопасным, - она развела руками, подумав, что с ее стороны действительно было крайне глупо уходить так далеко в неизвестную часть подземелий, да еще и в одиночестве. Запоздало пришла мысль, что, возможно, именно там, ради безопасности, Жан-Клод предпочитает держать новообращенных вампиров. Подальше от людей, персонала и публики. А она, как последняя идиотка задумавшись о синеглазом Мастере, была настолько глупа, чтобы самой прийти туда. При мысли о том, что Жан-Клода могло и не быть там, и она осталась бы один на один с голодным зеленоглазым безумцем, по коже пробежали мурашки. Похоже, Лидия не была так уж неправа, требуя у Жан-Клода постоянную охрану для своей человека-слуги.

+2

15

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Едва ощутимо пожав протянутую руку, Ашер отступил на шаг назад, увеличивая разделяющее их расстояние до совсем уж исключающего самый малейший намек на какую-либо близость. Его не волновало, кто и что мог подумать, если вдруг войдет и увидит их вместе в кабинете, ему просто не хотелось ощущать ее тепло, тонкий запах духов, он не желал, пусть даже случайно, еще хоть раз ощутить ее прикосновение. И не вина девушки была в том, просто лед принятого решения сковал его тело настолько плотно, что прикосновение тепла воспринималось обжигающей болью.

- Жан-Клод попросил дождаться его здесь, потому что я оказалась настолько неосторожной, чтобы попасться на глаза оголодавшему неофиту в ваших подземельях. Должно быть, Принц посчитал это место наиболее безопасным.

Ситуация не была экстраординарной, случалось и такое в Цирке, но сам факт того, что Жан-Клод самолично спасал девушку, наводил на мысль о том, что она оказалась для Мастера не просто подопечной, безопасность которой он пообещал Лидии. В этом случае Принц просто перепоручил бы юную особу заботам оборотней или, на крайний случай, кому-то из вампиров-мастеров.

А значит, ты придешь сюда. И не просто придешь к себе в кабинет, ты придешь к ней, а я увижу тебя.

Ашер слишком долго и слишком хорошо знал Жан-Клода, чтобы понять по его лицу, правильное ли он принял решение. Как бы ни скрывал вампир свои эмоции и чувства, как бы ни держал лицо, но сердце Ашера Жан-Клоду не обмануть. Еще две ночи назад он бы засомневался, он бы поверил очередным словам Принца, но сегодня он пришел убивать, и все его чувства были обострены, словно натянутая тетива: коснись ее, и она запоет свою смертельную песнь.

- Как вам понравился Цирк Проклятых? Согласитесь, он производит необычное впечатление по сравнению с прочими домами Принцев города?

Ашер одновременно вел и светскую беседу, и в то же время позволил себе поразмышлять, чем стал для него самого Цирк Проклятых, чем обернулся приезд в Сент-Луис и стоило ли оно все того.

- Когда-то Франция произнесла "Liberté, Égalité, Fraternité" и захлебнулась в крови, упала на колени под гнетом деспотического террора. "Американская мечта", что задумывалась как идеал свободы или возможностей, привела к тоталитарному режиму, насаждающему свои принципы огнем и мечем. Когда-то Жан-Клод пожелал свободы и принес Францию в Америку, создав свою американскую мечту как символ свободы, равенства и братства - Цирк Проклятых.

Цирк уродов. Город проклятых. Ты соединил два невозможных символа и создал Цирк Проклятых, оставив для меня Город Уродов.

+3

16

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Он, вероятно, должен был сокрушаться о трудности выбора, метаться, злиться, отринуть логику. Но он не стал. Кристоф на мгновение подозрительно прищурился, потом прикинул, какие же  у него есть варианты, чтобы насытиться и выжить после этого, и принял предложение принца поразительно легко.

- Хорошо, - Кивнул Кристоф, - я знаю, что делать. Я видел это сотни раз, знаешь ли.

Речь шла о его пребывании при дворе Белль, он не единожды наблюдал момент клятвы, потому знал, что делать, и как себя вести. Они не затягивали, и несколько мгновений спустя, мгновений тягучих и полных магии, всё было кончено. Кристоф дал клятву крови. Хотя, к тому же, он чудесно знал, что в плане контроля это вовсе не панацея, если вампир силён. Стало быть, целью Кристофа стало - набраться силёнок.

- Ты ведь понимаешь, что кровь из донорских пакетиков меня не интересует? - полувопросительно проговорил новоиспечённый член свиты Жан-Клода. Его новое положение не прибавило ему почтительности. Впрочем, в его поведении и не было чего-то катастрофически вызывающего.

- И теперь, наверное, мне нужно ещё и новое юридическое оформление? Такое совпадение, что мой юрист вызван в город. Хах. Пока ещё я был человеком, я успел это сделать.

Дела стоило решать не посреди коридора. Мужчина поднял примирительно руки:

- Обещаю быть паинькой над уровнем земли. Но не забудь, что новый тамагочи тоже хочет крови.

***

Принц выполнил своё обещание, он дал Кристофу чувство насыщения, дал ему донора и даже был готов к диалогу с юристом колдуна. Но наверх за собой не потащил. Утоливший жажду Кристоф нуждался теперь в более банальных вещах. Например, в телефоне или компьютере для связи со своим законником. А для этого требовалось найти местную администрацию. Кого-то из сотрудников. Кого-то, кто не присутствовал на его расстреле, кто не станет стрелять, просто завидев ненавистную морду на горизонте. Мужчина усмехнулся про себя, решив, что его шансы таковы, как если бы он играл в рулетку. И всё-таки он выполз в коридоры опять.

Похоже, его девизом было "Ни минуты покоя!", так как первым, кого Кристоф встретил, оказался самый нежелательный человек. Нерия Солис. Уже заглянув в её глаза, ни слова от неё ещё ни услышав, Кристоф понял: "Сейчас бомбанёт!" И если несколько минут назад он ещё задавался вопросом, что стало с его вуду-талантами, то теперь не было времени для раздумий. Он действовал автоматически, быстро, точно, будучи оружием для себя самого. Нерия бросила в него энергией, Кристоф ответил. То, чем они оперировали в своих пасах, было настолько противоположно, что, схлестнувшись, породило такой энергетический и ментальный всплеск, что у оборотней за три комтаны от них волосы на руках встали дыбом. А Кристофа и Нерию благополучно раскидало по углам.

На счастье обоих пришедшие на метафизическую бомбу охранники не были ни тупыми, ни сведущими по части того, где раньше в цирке и при каких обстоятельствах мелькала рожа вудуиста. И поскольку никакой сцены агрессии не было обнаружено, а лишь двое людей (вернее человек и вампир) сидели в разных сторонах коридора и растерянно озирались, то и скручивать никого не потребовалось, как и делать какое-то внушение. Ведь было попросту не ясно, кто и в чём виноват.

Женщине помогли подняться с места. Кристоф справился сам. И после пары вопросов "всё ли в порядке?" инцидент исчерпал себя. Нерия разумно решила не трогать Кристофа вновь. И потом, она успела понять перемены в нём, не заблуждаясь на тот счёт, что колдун инсценировал свою гибель или оказался теперь зомби, она безошибочно аутентифицировала его как вампира.

- После, - многообещающе бросила гордая женина, - И не думай, что всё закончилось.

- Куда уж! Всё только началось, - как по рекламируемому товару, Кристоф провёл по своему торсу кончиками пальцев и развёл руки в стороны, словно давая ей получше разглядеть, в каком именно качестве для него "всё только началось".

На том и раскланялись. Впрочем, оба ощущали друг от друга неготовность тот час же слепо обмениваться опасными ментальными вспышками. Кто знает, чем могло бы тогда окончится очередное шоу спецэффектов? А вражды ради вражды между далеко не юными людьми не возникло. "Надо же, мы не Том и Джерри", - про себя повеселился колдун. Но это наводило его на мысли, что её присутствие у лесополосы было обосновано не исключительно ненавистью "белой" жрицы к "чёрному" колдуну. Значит, миз Солис не такая уж и паинька. И работает за деньги. Или чем отплатил ей Принц? "Да уж, надеюсь, не телом". Глупые, незрелые мыслишки, но это было лишь пудрой поверх того смятения, что он ощущал после их внезапной встречи и такой странной схватки.

Кристоф вскоре нашёл, что искал. И телефон, и, видимо, "общий" на этаж ноутбук. Несколько минут спустя дела были окончены. Их и было-то всего ничего. Что он мог сейчас? Выдать юристу новые координаты и туманное замечание, что обстоятельства несколько изменились, но его присутствие подле Кристофа всё ещё актуально.

А дальше он вновь был предоставлен самому себе и мог вдоволь нагуляться по коридорам, глядя на них новыми глазами. И дело было не в его свежеприобретённом вампиризме, а в том, что колдун теперь смотрел на "Цирк Проклятых" с другой стороны баррикад. Теперь он стал частью защитной комбинации Принца, а не его угрозой. По сути от одного состояния к другому он перешёл за ничтожно малое время. Но ощущений вроде стыда или уколов совести в связи со своим талантом приспособленца мужчина не испытывал. Зачем? От самоедства лучше не живётся.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (22.11.13 14:35:51)

+2

17

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

-Как вам понравился Цирк Проклятых? Согласитесь, он производит необычное впечатление по сравнению с прочими домами Принцев города?

Элис изящно опустилась на одно из кресел, предназначенных для посетителей - в ее понимании вести светскую беседу на ногах можно было лишь в том случае, если вы находились на званом вечере или на балу. Но стоять посреди пустого кабинета было как-то глупо, и Элис, как единственная присутствующая дама, подала сигнал к тому, что ритуал знакомства завершен, и можно продолжить беседу сидя. Ашер, как истинный джентльмен, не собирался садиться, пока леди стоит.
Он выглядел замкнутым, почти холодным, как самое совершенное в мире ледяное изваяние. В нем не было и следа той теплоты, какая обычно исходила от Жан-Клода, когда он общался с Элис. Ашер был безукоризненно вежлив, обладал идеальными манерами, но, все-таки, напряжение чувствовалось в воздухе, как запах озона перед грозой.
Однако выяснять, почему так, Элис не собиралась. Будь они с Ашером знакомы чуть ближе, она, возможно, и постаралась бы как-то улучшить его настроение, но лезть с душевными беседами к едва знакомому было бы верхом бестактности. И потому она просто продолжила предложенную модель общения.

- Из всех резиденций Принцев, какие мне доводилось видеть, эта - самая необычная, - подтвердила она, кивнув. Конечно, она не могла похвастаться тем, что встречалась со многими Принцами и Принцессами городов - во всяком случае, Ашер наверняка видел куда больше, ведь, если верить картине, он был куда старше, чем Элис. А Лидия, любящая путешествия, не так часто официально представляла Элис тем вампирам, на чьей территории они оказывались. Впрочем, ведь даже на официальную встречу с Жан-Клодом Мистресс ее не взяла. Элис никогда не спрашивала, почему так. Она привыкла безоглядно доверять своей обожаемой Лидии.
Но девушка не лгала. Там, где она бывала, все действительно было куда  банальнее, чем в Сент-Луисе. Возможно, дело было в том, что Элис бывала  только во владениях вампиров из Нового Света - в Европу Лидия выбиралась не так охотно, хотя нежно любила Италию и Великобританию.
Последующие слова Ашера Элис слушала с величайшим вниманием. Он говорил о тех временах, о которых сама Элис  знала лишь из учебников по мировой истории. Но в его словах была неясная ей горечь.  Такая, что стало неловко, словно она невольно подслушала мысли, не предназначенные для чужих ушей. Золотоволосый ангел говорил о чем-то глубоко личном, глядя в никуда, будто размышлял вслух, позабыв о своей собеседнице.

- Для многих  это стало еще и символом надежды, - деликатно заметила она. Сент-Луис, с тех пор, как к власти пришел Жан-Клод,  стал спасением для тех вампиров, кто не мог больше жить под тоталитарным гнетом своих Принцев. Это было рисково, но это было шансом на новую жизнь.

Отредактировано Alice Willson (18.11.13 12:06:00)

+2

18

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры -----»

Жан-Клод закатил глаза - Кристоф был неисправим. И его ёрничеству не было ни конца, ни края, но... инкуб сам оставил его в живых. Более того - привязал к себе клятвой крови. Разумеется, он понимал, что пока вудуист является новообращенным - справится с ним в экстренном случае будет очень легко. Хотя... нужно было еще узнать - не утратил ли он своих вуду-способностей.

- Можешь пригласить своего юриста сюда, - кивнул вампир. Остальной сарказм он просто опускал, не считая ни нужным, ни важным отвечать на него. "Очень надеюсь, что Нерия не ошиблась на его счет." - А теперь следуй за мной.

* * *

Прежде чем подняться на надземные этажи Цирка, Жан-Клод предложил Кристофу донора, дабы утолить первостепенную жажду крови новообращенного вампира. Инкуб даже провел краткий обязательный инструктаж: зачаровать взглядом, вонзить клыки и ни в коем случае не убить жертву. Впрочем, этой самой жертвой стал ликантроп, а Жан-Клод и вовсе стоял над "душой" Кристофа и внимательно следил за его действиями.

Первое кормление прошло вполне успешно, правда Принц по этому поводу испытывал очень странные и смешанные чувства. Сейчас ему приходилось проявлять некую заботу по отношению к тому, кто пытался его убить несколько дней назад. И что-то подсказывало - окажись сам он на месте Кристофа, тот вряд ли был бы столь же великодушен. К тому же в паиньку-вудуиста Жан-Клод тоже верил с великим трудом. Больше половины столетия он был не самым завидным кандидатом на благодетеля, так с чего бы ему меняться сейчас? Опять одни и те же вопросы, которые Принцу приходится решать, благодаря Нерии. И не будь она столь уверена в своих словах... Жан-Клод просто не стал бы ее слушать.

Он поднимался в свой кабинет. Во-первых, чтобы выяснить кое-какие детали относительно превращения Кристофа в вампира (Жан-Клод не хотел гадать, кто же все-таки обратил вудуиста), а, во-вторых, инкуб хотел увидеть Элис и узнать, все ли у нее в порядке. Хотя, надежда, что она все еще была в кабинете была призрачной.

Еще до того, как открыть дверь, вампир почувствовал за стеной Ашера. Ашера и Элис. И инкуб нисколько не медлил, чтобы дернуть за ручку, скорее наоборот... Они вошли один за другим, но на лице Жан-Клода было вполне себе обычное выражение лица - излюбленная вежливая маска.

- Ашер, - кивнул вампир, здороваясь. - Не ожидал увидеть тебя здесь. Что-нибудь произошло? - за последние две ночи они так ни разу и не пересеклись, не обсудили случившееся, да и Ашер всем своим видом демонстрировал, что не желает этого. Затем взгляд Жан-Клода устремился на девушку, сидевшую в в кресле, а после - от чего-то переместился на портрет, висевший на стене. Интересная вырисовывалась картина, и для полного ее завершения не хватало только присутствия Жан-Клода, правда, чуть ближе, чем в дверном проеме... Только вот в этот раз инкуб не собирался никем и ни с кем делиться. - Вижу, вы уже познакомились, - легкая улыбка, и он закрыл за собой дверь.

+3

19

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

- Надежды?

Ашер взглянул на девушку, позволив увидеть на своих губах едва заметную улыбку. Без привычной колкости и на удивление теплую. То ли портрет так повлиял на инкуба, напомнив о той, для которой он был солнцем и которая верила в него и смотрела вот таким же открытым взглядом, то ли едва ощутимое, но все же участие Элис коснулось его теплой маленькой ладошкой, и ледяной ангел в кои-то веки не обжигал холодом, он лишь сиял кристальной чистотой причудливого льда.

- Элис, вы молоды, но все же не наивно юны, - Ашер чуть склонил голову набок. - Неужели все еще верите в надежды?

И вновь улыбка коснулась губ инкуба, позволив глазам сверкнуть, словно льдинкам в отсветах яркого солнца.

- Для некоторых, возможно, это и стало символом надежды, но, для всех без исключения, это место стало символом утрат и разочарований, ведь надежды одного - это утраты другого.

Взгляд почти против воли возвращался к портрету, Ашер невольно вспоминал те дни и даже помнил нечастые, но так приятно долгие часы позирования. На долю мгновения он даже позволил себе помечтать о надежде - наивная и трепетная чистота этой девушки дала крошечную иллюзию, что, быть может, надежды коснутся и его, оставив разочарования под полуденным солнцем.

- Вы будете любить меня, mon cher?
Безмолвный трепет птицы в робких пальцах,
Напевный шепот бархатного вальса...

Вампир ощутил приближение Мастера и застыл, не договорив окончания строк, сердце замерло в ожидании, но стоило Жан-Клоду войти, как иллюзии растаяли, словно талый снег.

- Не ожидал увидеть тебя здесь. Что-нибудь произошло?

И вновь маска, и вновь холод, и вновь четкое ощущение одиночества:

- ...Но все же - a la guerre, comme a la guerre, - быть может, строки могли закончиться иначе, но, видимо, не в этой жизни, не в этом городе и не для Ашера.

- Да, и это знакомство стало той une agréable surprise, что наполнила мою жизнь смыслом.

Прямой взгляд в лицо Принца и абсолютно непроницаемая маска спокойствия на лице Ашера не давали Жан-Клоду понять,  что именно имел в виду его заместитель, и тем более приятно было наблюдать за тем, как будут услышаны его слова.

-------------------------
Вы будете любить меня, mon cher?
Безмолвный трепет птицы в робких пальцах,
Напевный шепот бархатного вальса...
Но все же - a la guerre, comme a la guerre.
(с) Эол

Отредактировано Asher (19.11.13 20:15:01)

+3

20

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Ашер улыбнулся впервые за всю их беседу, улыбнулся почти незаметно и немного снисходительно, как когда-то в полузабытом человеческом детстве ей улыбался уставший после дневных забот отец, когда она говорила какую-нибудь забавную нелепость. С озарившей видимую половину его лица улыбкой Ашер казался - невероятно! - еще красивее, и, совсем чуточку, но более земным, настоящим, как если бы суровый лик нарисованного серафима вдруг оказался живым и близким к человеческому.

-Элис, вы молоды, но все же не наивно юны. Неужели все еще верите в надежды?

Девушка посмотрела на вампира, удивленно вскинув брови и улыбаясь. Ашер был деликатен - ведь для него она, наверняка, как раз таки и должна была казаться очень молодой и очень глупой девочкой.

-Я кажусь Вам излишне наивной? - ее голос звучал очень мягко и серьезно. Она говорила и попутно вспоминала о том, через что проходила за всю свою более чем вековую жизнь. Наверняка, для Ашера его горечи были стократ сильнее, и их было больше, но все же... Элис думала о том, что за свою жизнь она не раз оказывалась на самом краю пропасти, в мгновении от того, чтобы сорваться в безнадежное отчаяние. Даже совсем маленькой девочкой, потеряв отца, оставшись без средств (завещание было найдено далеко не сразу), она продолжала хранить в сердце ту отчаянную веру в чудо, какая, возможно, только у детей и бывает. Ей снова вспомнились рождественские открытки и золотые ангелы, что своим сиянием прогоняли темноту из ее души.

- Я верю в надежду, - она сделала паузу. Ей безумно хотелось сейчас коснуться застывшего в неподвижности вампира в дружеском жесте поддержки, но она не посмела. - Верю, потому что уже очень давно не настолько молода.

Ашер снова улыбнулся - дрогнули, изогнувшись, совершенные губы, мягким золотом блеснула при движении волна волос.

-Для некоторых, возможно, это и стало символом надежды, но, для всех без исключения, это место стало символом утрат и разочарований, ведь надежды одного - это утраты другого.

- Разве утрата - это всегда разочарование? Ведь часто, чтобы начать строить что-то новое, нужно проститься с тем, что было, - этому ее научила уже Лидия. Простить, отпустить и идти дальше, радуясь тому, что это было, не омрачая добрые воспоминания страданиями и злобой. Элис далеко не сразу поняла этот урок - ведь у Мистресс были столетия, чтобы научиться прощаться. И все-таки, наблюдая за тем, как взрослеют, а потом и стареют ее близкие, друзья, ее первая любовь, самая отчаянная и самая болезненная ее привязанность, Элис понимала, что Лидия права. "Мир меняется слишком быстро", говорила ее Мастер, "и люди слишком быстро угасают. Но не нужно ненавидеть себя или их, обещая избегать привязанностей, превращаться в холодную неприступную каменную статую, их полным полно среди вампиров. Живи, моя девочка. И пусть мгновения счастья были коротки, они были, и это прекрасно. Но когда приходит время отпустить - не удерживай, это лишь омрачит и измучает твою душу".
Наверное, ей еще учиться и учиться тому, чтобы понимать все, о чем говорит Мистресс. И тем более,чтобы уметь правильно  излагать то, что так стройно и так ясно выстраивается в мыслях. Но Элис надеялась, что правильно понимает слова Ашера, и что он тоже ее понял.
Несколько мгновений в комнате стояла тишина, а потом Ашер вдруг снова перевел взгляд куда-то назад, за плечо Элис, и продекламировал строки стихотворения, которое, судя по всему, рождалось прямо здесь и сейчас.
На последней строке в кабинет вошел Жан-Клод, и Элис вдруг почувствовала себя ужасно неловко. Она чувствовала, что между мужчинами происходило что-то, что совершенно не предназначено для посторонних глаз.
Жан-Клод был один, и это заставило девушку выдохнуть. Ей все еще было немного не по себе при воспоминании о жгучем безумном взгляде зеленых глаз, в которых звериная жажда мешалась с чем-то, что пугало даже больше, чем желание крови.
Жан-Клод улыбался в своей, совершенно особенной манере, совсем иначе, чем Ашер. Они были удивительно похожими и в то же время так же сильно разнились, как разнится свет и тьма. Но почему же для нее тьма казалась куда ласковее, чем ледяной в своем сиянии свет?
Последние слова Ашера почему-то заставили девушку покраснеть, она чувствовала, как предательски вспыхнули щеки, и разозлилась - на себя и на Ашера, говорившего такие странные, словно двусмысленные фразы. И на Жан-Клода заодно, потому что он  заставлял ее чувствовать такое смущение.
Она держалась по-прежнему непринужденно и дружелюбно, только легкий румянец мог выдать это смятение чувств, но вампиры, похоже, были больше заняты напряженным разглядыванием друг друга, что сейчас было даже кстати.

- Для меня это тоже было крайне приятное знакомство, - она вернула любезность Ашеру и улыбнулась Принцу, - Я надеюсь, все в порядке? Мое неосторожное путешествие не сказалось негативно на...Кристофе? - она вдруг вспомнила, как называл зеленоглазого вампира Жан-Клод. он обещал помочь ему - одичавшему, голодному, но почему-то огромным усилием воли сдерживающему себя, словно...словно Кристоф знал Элис и не желал причинять ей вред. Вот только девушка была наверняка уверена, что с Кристофом раньше не виделась.

+3

21

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры -----»

"Почему люди не летают как птицы?" - пронеслось в сознании колдуна, когда он прилетел в качестве подарка в кабинет Принца.

Было это так. Раздался оглушительный и резкий хлопок и сухой громкий треск, словно в коридоре за дверью взорвалась шаровая молния, а потом, через долю секунды некое тело вынесло собою дверь кабинета Принца, по счастливой случайности пролетело через кабинет, никого не задев, и остановилось только ровно напротив двери, сползя вниз то ли по стенке, то ли по полкам с книгами, телу было не принципиально. Всё это время летун оставался в сознании. И даже глаза были открыты. И на лице, вроде бы, была даже тень странной весёлости.

Кристоф встал так же быстро, как и пролетел через комнату. Но остался стоять, где и был, глядя почему-то не на присутствующих, а всё ещё в сторону дверного проёма, из которого прилетел. В дверях... на том месте, где миг назад была сорванная с петель дверь (валяющаяся теперь у стены с вывороченными крепежами), стояла сизая от злости госпожа Солис и смотрела на колдуна, как на... что там может по умолчанию чудовищно бесить? Но мгновение спустя женщина огляделась. Да, это была не просто испорченная дверь и не просто кабинет. Неловко получилось. Всё же личная приёмная Принца города! Пожалуй, только в силу расовой принадлежности Нерии было не особенно очевидно, как горит её лицо от стыда.

- Ох, господа! Как нехорошо получилось. Простите меня, Жан-Клод.

Прозвучало имя. И, словно бы застывший на месте, Кристоф повернул голову, переведя взгляд с Нерии на кого-то ещё впервые с момента начала инцидента. Его взгляд стал озадаченным, будто он вовсе не понимал, кого перед собою видит.

Всё это произошло настолько стремительно, что могло бы уместиться в короткометражный рекламный ролик, экономящий на своём эфирном времени. Толком мало что понятно, но суть улавливается. Сутью в данном случае был очевидный конфликт колдуна и жрицы. Хотя для кого-то (предположим, что для Ашера) сутью момента могло оказаться то, что какого-то дьявола назойливая тварь, которую он лично убивал, торчит посреди кабинета и смотрит так, словно это в его кабинет все ввалились без спросу, а не наоборот.

- Я не ожидала, что он жив! И что он... что наши силы вот так среагируют друг на друга.

Справедливости ради, стоило бы заметить, что "среагируют так во второй раз", но Нерия не стала уточнять.

Как же всё это произошло? Дело в том, что меньше минуты назад она, двигаясь по другому маршруту, вдруг увидала, как Кристоф, совершенно недобро скалясь, шпаря пространство ментальной энергией (так ощущала это Нерия) идёт по надземному этажу. Бог знает, что могло бы произойти по вине этого полоумного! И что ей было делать? Нерия окликнула его. Решительно окликнула, заготовив "за пазухой" ответ на чужую злобу. И он обернулся, когда оказался ровно перед дверью кабинета Жан-Клода. Их взгляды пересеклись, и словно бы только от этого дремавшие внутри колдунов силы пошли в атаку. А дальше Кристоф полетел... что ж, теперь стыда не оберёшься. Впрочем, заодно с нею Кристоф смущаться не спешил. Он вообще стал какой-то странный. Как пристукнутый. Хотя, похоже, он как раз и был пристукнутым. Каким-то полупьяным, томным и тяжёлым, ядовито-зелёным взглядом мужчина смотрел на всех присутствовавших в комнате по очереди. И что-то с  ним происходило. Нерия и рада была бы ментально "пощупать" момент, но не рисковала, ведь взаимодействие её и его сил рядом порождало только конфликт. Плюс был один! По крайней мере, Кристоф где встал после приземления, там и торчал, как вкопанный. И всё переводил взгляд то на девушку, то на инкубов, только на Нерию больше не глядел. Хотя, нет, плюсов было два! Он не торопился открывать рот.

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (22.11.13 15:14:04)

+2

22

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Жан-Клод переводил взгляд с Элис на портрет, затем с портрета на Ашера. И как это он раньше не узрел такой очевидной связи? Ведь девушка уже бывала в этом кабинете. Но как бы то ни было, Принц сделал шаг вперед, подальше от двери (негоже ему было там стоять и беспомощно пытаться прочесть ситуацию) и поближе к присутствующим.

- ...Но все же - a la guerre, comme a la guerre. Да, и это знакомство стало той une agréable surprise, что наполнила мою жизнь смыслом.

Вампир смерил Ашера долгим взглядом. Слишком хорошо он знал своего заместителя, и пусть порой казалось совершенно обратное, чтобы понять - ему сложившаяся ситуация доставила массу не самых приятных впечатлений, которые сейчас он пытался скрыть за благоговейной иронией. Интересно, как можно абсолютно точно читать своего бывшего возлюбленного в одних ситуациях и совершенно не понимать в других? Загадка из всех загадок.

- Для меня это тоже было крайне приятное знакомство. Я надеюсь, все в порядке? Мое неосторожное путешествие не сказалось негативно на... Кристофе?

- Не волнуйся, не сказалось. Кристоф в полном порядке. Как и всегда, - тонкая улыбка тронула губы инкуба, а взгляд снова перетек на Ашера. То, что Принц должен был сказать мысленно, он произнес вслух. От чего-то ему вдруг стала интересна реакция всех собравшихся. От душевных страданий и моральных терзаний всех все равно уберечь не удастся, да и Элис не была столь молода, чтобы не знать о вампирской жизни и методах, которые порой приходилось воплощать в жизнь. - Его тело не было сожжено три дня назад. В крематории что-то напутали, и результат в виде черного мешка с трупом я получил пару часов назад. Но, не стоит забывать с кем мы имеем дело, - он усмехнулся и, кажется, даже повеселел. - Сегодня он восстал вампиром. Неожиданно для всех, - снова Жан-Клод перевел взгляд на Элис. - Тебе и правда очень повезло, - его голос смягчился и даже взгляд потеплел - непроизвольная реакция... и даже нетипичная для такого немолодого вампира, - только, пожалуйста, если еще раз по воле случая ты вдруг попадешь в подобную ситуацию - не беги. Ни в коем случае, - ситуация была забавной, ведь, не будь Жан-Клода в том коридоре - что бы произошло? Вудуист бы сожрал девушку? Или же отпустил, как настоящий джентльмен?

И вдруг случились сразу две вещи: неожиданно-резкий удар, и полет вышеупомянутого индивида через весь кабинет. А так как Жан-Клод стоял к девушке достаточно близко - он успел на всякий случай оказаться прямо перед ней, чтобы уберечь от возможных последствий. Сложно было вот так просто угадать, откуда появился шум, что заставило дверь рухнуть на пол, и что же может произойти дальше. Из присутствующих только Элис была подвержена сильным повреждениям, поэтому выбор был очевидным. Хотя, определенно, причин у Принца было куда больше.

Кристоф, обрывая полки и скидывая книги, "стек" по стене и остался там стоять. Затем появилась Нерия, посыпались извинения, но Жан-Клод уже не сильно вдавался в подробности. Он устремил все свое снимание только на одну вещь - на свой мобильный телефон, который до прилета новообращенного мирно лежал на столе, а теперь валялся посреди кабинета и звонил. Вся эта магия-вуду Жан-Клоду была уже поперек горла. Но стоило отметить, что кое-что все же прояснилось - Кристоф не лишился своих сил. И это с одной стороны было хорошо, а с другой... пожалуй, надо было сжечь его тело еще до того, как он очнулся.

Инкуб перестал изображать из себя мраморное изваяние, сдвинулся с места и поднял мобильный с полу. У Элис он не стал спрашивать, все ли с ней в порядке, потому что и так знал ответ. Кроме, разве что, испуга, с ней ничего не произошло. Ашер был привычен к подобным неожиданностям, ведь не первый год уже вампир. А на экране телефона светилось имя Лиссандро, и это Жан-Клода насторожило больше всего.

- Слушаю.

Крысолюд говорил быстро. На английском в основном, но с некоторыми испанскими вставками. Взорвался популярный клуб, где сегодня был концерт (впрочем, сам концерт вампира не интересовал). Там было много людей, там было много ликантропов, в число которых попали и те, что жили в цирке. В частности, девушка-вервольф, что частенько исполняла роль pomm de sang для Жан-Клода.

- Как она? - инкуб, достаточно преуспевший в освоении новых языков, продолжил разговор на родном для Лиссандро языке. Но ответ вампиру явно не понравился. - Все это не важно, слышишь? Вези ее в Цирк. Немедленно.

Получив утвердительный ответ, Жан-Клод снова обратил внимание на собравшуюся компанию, в особенности на Кристофа. Взгляд синих глаз был очень похож на безразличный.

- Надеюсь, ты умеешь вставлять двери, прикреплять полки и красить стены?

+5

23

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Стоило Жан-Клоду заговорить, и все стало кристально ясно, Ашер даже удивился, что им обоим понадобилось столько времени, чтобы понять, что все кончено. Он умер в сердце своего синеглазого возлюбленного, и теперь ни один эпитет, которым награждал его Жан-Клод, не касался отныне его. Родной, любимый, единственный... Разве это он? Разве хоть когда-то он был им? Видимо, он лишь мечтал об этом, а расчетливое сердце прекрасного сапфира с самого начала видело свою выгоду. Но отныне у него нет власти над сердцем, что в этот вечер перестало болеть.

Взгляд Жан-Клода на Элис, который не остался незамеченным, голос, что едва не танцевал в причудливых па полутонов, движения и жесты - Мастер словно мечтал о мечте, и вот мечта осуществилась. Мечта по имени Элис. Как горько, как смешно, как безразлично.

Ашер сидел в кресле и почти безучастно слушал Принца, ему больше не было дела до Кристофа, до его смерти и новой жизни, ему было все равно, ведь больше его это не касалось. И даже случившееся вторжение, на удивление, не коснулось его, хотя Жан-Клод, конечно же, кинулся спасать свою мечту. Ашер воспринимал все словно со стороны, будто бы его здесь больше нет, лишь мелькнула одна мысль: "Цирк".

А потом он замер, ощущая, как внутри натянулась тонкая струна, зазвенела едва слышимым тонким звуком и вдруг лопнула, оставляя после себя звенящую тишину. Он не слышал Жан-Клода, не осознавал, что он встревоженно о чем-то говорит по телефону, не видел Кристофа и Элис, он пытался уловить хотя бы единый звук в своей душе, но слышал лишь тишину. Все действительно случилось, и в этой тишине никогда не раздастся звук того голоса, что он веками считал родным.

Мягкая улыбка коснулась уголков губ Ашера, когда он поднялся из кресла. Такого умиротворения, что наполнило его силой и уверенностью, наверное, даже Жан-Клод не видел за все годы, что они провели вместе. Говорят, что в конце жизни каждый приходит к тому, что принимает себя целиком и без остатка, вот и Ашер познал, что эта жизнь и правда подошла к концу, ведь он ощутил себя настолько цельным, что не осталось ни единой пустоты, что мог бы занять Жан-Клод.

Взглянув на Принца, Ашер произнес с неумолимым спокойствием:

- Я пришел лишь затем, чтобы сказать тебе - я ухожу. Все документы в кабинете, ключи на столе, львов я забираю. Прощай, Жан-Клод.

И оставив всех за спиной в буквальном и образном смысле, Ашер покинул кабинет. Он пришел, чтобы понять и, быть может, в последний раз попытаться, но, увидев, действительно понял. Его жизнь кончилась, а что будет после жизни? Если бы бессмертный знал.

+2

24

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Элис почувствовала, как снова краснеет. На этот раз от стыда - слова Жан-Клода прозвучали мягко и были полны заботы, но девушка все равно почувствовала себя полнейшей дурой из-за своего истерического порыва. Там, в коридоре, она отходила от обоих  очень медленно, и сорвалась на бег, лишь когда оба вампира скрылись за поворотом. Но  для них ее испуг и то, как она ринулась прочь, не разбирая дороги, было не только слышно, но и ощутимо. Девушка была готова провалиться сквозь землю. Уже очень давно она не чувствовала себя такой глупой, такой... неопытной. Это было бы простительно ей лет пятьдесят-семьдесят  назад, но сейчас? Проведя столько лет бок о бок с вампиром, зная о них все...или почти все, повести себя так неосторожно, так идиотично!
Хорошо, что Мистресс не было там. Хотя, будь там Лидия, Элис едва ли вообще испугалась. Ее наставница прекрасно умела останавливать даже куда более могучих вампиров, нежели Кристоф.
И все-таки девушка непроизвольно улыбнулась в ответ на улыбку Жан-Клода - было невозможно не улыбаться ему, глядя в эти полные заботы синие глаза.

- Договорились...

Продолжить беседу они не успели - сметая двери и ломая попадавшуюся на пути мебель, в кабинет в буквальном смысле влетел виновник всего этого переполоха.
Жан-Клод оказался перед ней в почти неосознанном жесте защиты, но сейчас Элис не было страшно. Она была, пожалуй, удивлена тем необычным способом, каким Кристоф прервал их беседу, но даже издалека он уже не выглядел таким диким, таким голодным, чтобы всерьез опасаться за свою безопасность.
Следом за Кристофом, который так и остался сидеть у стенки, в дверном проеме появилась  женщина. Она была немолода, но так и лучилась энергией, и, судя по всему, именно она была ответственна за то, что Кристоф так неожиданно появился здесь.
Элис с любопытством окинула ее взглядом, посмотрела на Кристофа, сопоставляя в голове все события последних дней. Она вспомнила о том, как искала информацию о призраках и вуду для Жан-Клода, сопоставила это с рассказом инкуба и словами незнакомки. По всему выходило, что Кристоф и был тем самым внезапным призраком, и, судя по всему, он не был обычным человеком еще при жизни (едва ли иначе от него так старательно избавлялись бы).
Конечно, Элис не знала, кем именно был Кристоф и чем он так насолил Жан-Клоду. Однако он, без сомнения, был фигурой интересной... И не слишком желанной для Принца.
Между тем, сам Кристоф застыл живым изваянием у стены, его невозможно-зеленые, как абсент, глаза оглядывали всех присутствующих. Элис повернулась к нему как раз тогда, когда эти ядовитые глаза задержались на ней, и снова почувствовала себя странно-неловко. Он смотрел с совершенно нечитаемым выражением, но в этом взгляде снова было то самое, странное, что мелькнуло в нем, когда Кристоф был голоден, что заставило его удержать себя на месте.
Ашеру, между тем, похоже, не было никакого дела ни до Кристофа, ни до вошедшей женщины. Он говорил только с Жан-Клодом и смотрел только на него же, и после его фразы, заставившей Принца опустить мобильник, по которому он только что говорил, Элис почувствовала себя лишней. Впрочем, не только себя - она не знала подробностей того, что происходило между вампирами, но прекрасно понимала, что такие разговоры, как этот, должны происходить тет-а-тет.
С другой стороны, было бы невежливо сейчас встревать и обращать на себя внимание своим уходом. Потому девушка просто молчала. Как молчала и женщина в дверях. И Кристоф. Они трое, ставшие невольными свидетелями разборок между двумя инкубами, сейчас были похожи на соляные столбы. Это была крайне неловкая ситуация, как ни крути. Оставалось только удивляться тому, что Ашер не счел нужным даже подождать, пока посторонние уберутся из кабинета. Он говорил и смотрел так, словно сжигал все мосты. Так срываются в пропасть, шагают в бездну. Когда уже безразлично, есть ли свидетели твоему прыжку, и все равно, что об этом подумают.

Отредактировано Alice Willson (27.11.13 17:59:19)

+1

25

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Трагедии местного масштаба на столько же были интересны Кристофу, как и его появление - зачинщику этих трагедий. Но если у Ашера причины были лирического характера, уставшее сердце, непонимание в отношениях и прочее подобное, то Кристоф попросту был под магическим влиянием Нерии. И потому ни реакций, ни желаний своих у него на данный момент времени не осталось. Однако у жрицы в нынешних обстоятельствах выяснить это не было никакой возможности. Так и расплескалась магия в воздухе, во что выльется, кто знает?
- Извините, - не очень внятно пробормотала она и поспешила ретироваться.
- Надеюсь, ты умеешь вставлять двери, прикреплять полки и красить стены? - спросил очень рассерженный Принц. И на прямой вопрос получил прямой ответ:
- Нет. Я могу научиться, если ты хочешь.
Но другая сцепка взглядов сейчас стала опасней, Ашер произнёс то, что, по-хорошему, ему бы говорить наедине, но, видно, выбирать вампиру не приходилось.
- Я пришел лишь затем, чтобы сказать тебе - я ухожу. Все документы в кабинете, ключи на столе, львов я забираю. Прощай, Жан-Клод.
Если бы он был сейчас в адекватном состоянии, даже Кристоф с его странной (мягко говоря) манерой общения нашёл бы в себе силы промолчать. Но он был попросту заколдован. И потому влез с комментарием, обращённым к Ашеру:
- Не уходи.
И какое ему было дело? А благом для всех сейчас было просто не заметить сказанные Кристофом слова. Да и судя по его интонациям, говорил он словно под действием гипноза. Безэмоционально, словно был автоответчиком-роботом. Требовалось время, чтобы развеялась первая густая волна магии в его голове, но оно пока что не прошло.

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (27.11.13 18:39:04)

+2

26

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

- Нет. Я могу научиться, если ты хочешь.

- Вот и славно, - кивнул Жан-Клод. Он нисколько не шутил, нисколько не веселился. Оглядев Кристофа, приблизившись к нему достаточно близко, он перевел взгляд на Нерию. То ли от этого взгляда, то ли от чего-то другого, но женщина поспешила покинуть злосчастное место. И правильно сделала. То, что происходило между бессмертными - должно было оставаться между ними.

Внимание мгновенно переключилось на Ашера, стоило ему заговорить. И самым удивительно было то, насколько правильно поступил золотоволосый вампир. И нет, не сообщив о своем уходе, а сообщив о нем в присутствии совершенно чужих ему и Жан-Клоду людей. И кто бы что ни думал... но инкуб точно знал, что делает, точно знал, зачем делает и каков получит результат. Именно так считал Жан-Клод. Будь он на его месте, будь он когда-либо волен покинуть своего Мастера вот так просто - он поступил бы так же. При всех. Дабы не дать возможности и не вызвать желания остановить. Впрочем... Принц смотрел на Ашера, в его льдистые глаза, и пытался заглянуть еще глубже, в те холодные воды, что плескались в небесной синеве, прочитать и лично узреть серьезность намерений вампира. И, наверно, все можно было бы изменить, если бы... если бы глаза Ашера не отражали всю правдивость сказанных им слов.

- Не уходи.

Жан-Клод, не оборачиваясь, остановил Кристофа рукой, точнее касанием ладони к груди, словно бы вудуист собирался куда-то бежать. Но он не собирался.

- Тихо, - сорвалось с губ, но голос не дрогнул. Принцу не нужно было, чтобы колдун встревал в столь личные вопросы, хоть и стал их свидетелем. Он еще вчера числился мертвым и вообще врагом "нации", так какое ему дело вдруг стало сегодня? Трое суток в черном мешке и холодильнике вдруг изменили мировоззрение человека? Вряд ли. Придуривался Кристоф или нет - было уже не столь важно... Все не важно.

- Прощай, Ашер, - это все, что вампир смог сказать вслух. "Надеюсь, в другом месте тебе будет лучше... намного лучше". Остановить инкуба он не мог, но краешком сознания понимал, что не хочет этого делать. Они столько лет жили порознь, они так мало лет были вместе до страшных событий, сосуществовали лишь благодаря связующему звену, а теперь... Видимо, их дорогам так и не суждено было пересечься и превратиться в одну мощную магистраль. Нет. Им не лучше под одной крышей, в одном городе, слишком близко друг к другу. Им лучше, когда каждый идет своим путем. А, может быть, лучше только одному из них?

Ашер вышел, и в кабинете повисла тяжелая пауза. Два свидетеля не самой приятной сцены, но оправдываться, и уж тем более извиняться, Жан-Клод не считал разумным.

- Значит, твои способности остались при тебе и после смерти? - перевел он тему на вудуиста, но, к сожалению, не мысли. Но нужно было отвлечься. Это всегда помогало, только первое расставание было более трагичным. В этот же раз они еще не настолько успели привыкнуть друг к другу. Так думал Жан-Клод... и не хотел даже представлять, что может ошибиться. Его глаза снова охватили Элис своим вниманием. Пару дней назад он думал, что она - его спасение. Так он думал и сейчас. - Ma cherie, знакомься... призрак Цирка проклятых.

+3

27

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Все было сказано, и даже если Ашер где-то глубоко внутри мечтал услышать что-то иное, то сказанное Жан-Клодом убило эти мечты. Словно тонкий стилет вонзился под ребра, и глупое сердце вдруг перестало биться. "Прощай, Ашер" - это все, чего он удостоился, все, что нашел для него Жан-Клод. Без раздумий, без сожалений и с облегчением? Это ли почувствовал Ашер, когда вышел из кабинета? Кто знает. Ашер просто шел, просто переставлял ноги, он просто заставлял себя двигаться, чтобы... Чтобы что?

Он уходил. Его отпустили. Он просто шел, и тут его настиг голос теперь уже бывшего Мастера. Бывший - какое смешное слово. Бывший Мастер, бывший любовник, бывший возлюбленный, бывший...

"Надеюсь, в другом месте тебе будет лучше... намного лучше".

И Ашер не сдержался - молча уйти не удалось, если бы Жан-Клод промолчал, если бы не ударил так подло и в самое больное. Он все еще помнил, но больше уже не верил в то, что говорил Жан-Клод всего лишь несколько дней назад... "Я люблю тебя, Ашер. И всегда любил... И ничто не в силах изменить это. Кто бы ни появлялся в моей или твоей жизни, кто бы что не пытался доказать или переубедить в обратном - мои чувства к тебе никогда не менялись. Они никогда не изменятся. Никогда..."

Было слишком больно, настолько, что эта боль выплеснулась в одно единственное слово.

- Лжец.

И это слово прозвучало, как пощечина. За ложь, за предательство, за утрату доверия, за растоптанные мечты, за одиночество и боль. После всего, через что прошел Ашер, после пыток и унижений, когда ему нужна была помощь или хотя бы просто дружеская поддержка, все, чем удостоил его Жан-Клод, было пожелание ему счастья где-нибудь еще и с кем-нибудь другим. Жан-Клод нашел себе новую игрушку и не желал тратить свое время и внимание на старую.

Впервые Ашер ощутил себя по-настоящему никому не нужным.

-----» ◕ Центральный Сент-Луис » Набережная

+3

28

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Ситуация становилась более неловкой с каждой минутой, подавший голос Кристоф только усугубил положение.
Впрочем, ни Жан-Клод, ни Ашер не обращали внимания на его слова. В воздухе со всей тяжестью повисли слова прощания. А потом все закончилось.
Ашер вышел из кабинета, золото волос тонким шлейфом всколыхнуло воздух. Жан-Клод остался стоять на месте. Внешне от выглядел совершенно невозмутимым, но девушка почему-то чувствовала, что сейчас ему, как никогда, тяжело сохранить эту невозмутимость. То, как вел себя Ашер, то, как он потом ушел, давало понять, что эти двое были очень близки уже очень долго (если судить по картине). Элис даже представить себе не могла, каково это - отпускать кого-то столь близкого навсегда.
Впрочем, не исключено, что она просто надумала себе все это, глядя на происходящее со своей, девичьей, точки зрения.
Жан-Клод снова заговорил - уже с Кристофом. А потом  его сапфировые глаза остановились на ней, и Элис улыбнулась - она не могла не улыбаться ему! - в ответ.

-Элис, знакомься... призрак Цирка проклятых.

- Ну, уже не совсем призрак, мне кажется, - она тихо рассмеялась, - Во всяком случае, я надеюсь, что жутких  воплей в коридорах можно больше не опасаться?

- Доброй ночи, Кристоф, - она улыбнулась, на этот раз вудуисту. - Рада знакомству.

Отредактировано Alice Willson (04.12.13 01:26:12)

+3

29

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Магия завершила свой цикл, как только Жан-Клод прикоснулся к колдуну. И Кристоф оказался поражён чарами. Повод у этого колдовства был трёхдневной давности. Ох, и не стоило Нерии, исключительно белой жрице, идти на союз с силами, которые она никогда не призывала, да ещё и в такой тонкой сфере. Лоа забрал любовь, связанную с КРистофом, лоа отдал Кристофу любовь. А завязалась она на первого, кто его коснулся. И так же, как крепки были и нежны чувства Шанны к нему, пусть и безосновательны, на ту же основу стало наворожённое чувство колдуна. Он смотрел на Принца новыми глазами. И его близость, близость Жан-Клода к восхитительной светлой девушке Элис, уже не напрягала Кристофа. Он был рад, что оба они рядом. И не смотря на разную природу его чувств, разное происхождение, от сердца, и от магии, теперь он не отличил бы одно от другого. Магический коктейль оказался сродни чарам, доступным инкубу из линии Белль Морт по имени Огги, принцу Чикаго, который мог своей силой внушить любовь к себе. Только в отличие от сил Огги, магия не разила обоюдоостро. И в западне из привитых ему чувств  оказался только Кристоф.
- Я думаю, что мои способности теперь получат новое развитие. Как и все людские способности развиваются у вампира мощнее. Разве тебя это не радует?
Из взгляда колдуна пропала тяжесть и истома, он был вновь самим собою внешне, только покой его был нарушен. Он выглядел так же нормально, как если бы в самом деле вдруг влюбился, никаких туманных глаз, никаких заторможенных речей как ни бывало.
Он с удовольствием перевёл взгляд на Элис и тут же повеселел, ему было явно приятно оказаться рядом с нею, так близко от славного светлого создания, от его маяка во тьме.
- Доброй ночи, прелестная леди. Полагаю, Ваше имя звучит чаще не "Ma cherie", а Элис, верно? - он не то, чтобы хотел подначить Жан-Клода. Колдун был уверен, что на инкуба такие приёмчики не подействовали, он лишь выяснял, что приятней самой даме, и планировал угадать этот ответ по выражению её глаз, ведь она бы не посмела смутить Принца прямым ответом. А леди была явно слишком хорошо воспитана, чтобы так конфузить клыкастого ухажёра. "Да я и сам теперь клыкастый ухажёр".
Стоило Элис разорвать связь их взглядов, чтобы перевести глаза на Жан-Клода, как Кристоф оглядел кабинет. Он словно только что увидел, что натворил своим шумным визитом. Мужчина задумчиво присвистнул:
- Да уж, тут за пять минут не разделаться. Ты ведь не думаешь, Жан-Клод, что применить к исправлению погрома мои собственные плотницкие способности - хорошая идея? Я готов заплатить за ремонт, но начни я его делать собственноручно, ты удивишься к новой ночи.
Он многообещающе вздёрнул бровями, оставляя Принцу простор для фантазии по его усмотрению.
Мужчина не хотел уходить отсюда. Находиться подле них обоих ему было и приятно, и мучительно. Он понимал, что мешает, и тем больше хотел остаться.
- Элис, я прошу прощения у Вас за сцену внизу. Я не хотел Вас огорчать. Если бы я мог как-то загладить свою вину... - он не заискивал, его голос был дружелюбен и спокоен, просто паинька, а не проклятая тварь.
Кристоф сделал лёгкое движение в сторону девушки, даже не шагнул, чуть качнулся к ней. И запах её кожи поддразнил её обоняние. Да, она стояла всё ещё далеко, но ведь он теперь обладал обострёнными чувствами. Это открытие заставило мужчину улыбнуться, не как припадочный маньяк, а задумчиво и только слегка хищно.

+3

30

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Лжец. Выплюнутое всего одно лишь слово, хлестнувшее не хуже любой пощечины, все еще звенело в ушах. Отражалась эхом ото всех тщательно выстроенных стен сознательного самообладания... Жан-Клод больше не смотрел на то место, где когда-то значилась дверь. Насильно отвернулся, отвлекся на Кристофа, сконцентрировался на Элис. И это было правильным решением. Рассудительность нельзя терять... Не здесь, не сейчас, не при нем, не при ней. Хотя, желание отправить вслед за переломанными полками половину кабинетной мебели было едва ли выносимым.

Жан-Клод прикрыл глаза на мгновение, концентрируясь. Как там учили? Сосчитать до десяти. Он сосчитал. И когда синие глаза вновь обратили внимание на вудуиста, тот стал самим собой. Вряд ли, конечно, именно это вернуло бурную реку в прежнее русло, но... хоть что-то в этой жизни осталось привычным и даже в какой-то мере последовательным.

- А меня должно это радовать? - переспросил вампир, чуть изогнув бровь.

- Доброй ночи, прелестная леди. Полагаю, Ваше имя звучит чаще не "Ma cherie", а Элис, верно?

"Надо же, какой наблюдательный..." - Жан-Клод улыбнулся, нисколько не мешая этакому милому знакомству Кристофа с Элис. Внезапно он ощутил себя намного старше всех присутствующих, хотя с вудуистом они были примерно одного возраста, плюс-минут лет сто. А так как старцам прилагается еще и какая-то часть мудрости, Жан-Клод так же не был слеп. Он прекрасно видел, как смотрел на девушку колдун, как она проявляет к нему любопытство, интерес. Единственное, чего он в упор отказывался замечать - какие-либо изменения в отношении Кристофа к нему.

- Да уж, тут за пять минут не разделаться. Ты ведь не думаешь, Жан-Клод, что применить к исправлению погрома мои собственные плотницкие способности - хорошая идея? Я готов заплатить за ремонт, но начни я его делать собственноручно, ты удивишься к новой ночи.

- Мне было бы любопытно понаблюдать за процессом, - улыбка не сместилась ни на йоту. Немного снисходительная и в какой-то мере даже подзадоривающая. Жан-Клод прижался бедром к краю столешницы и сложил руки на груди. - Но ты прав, мое любопытство того не стоит. Правда, здесь и платить-то особо не за что, - он оценил взглядом разрушения. Заменить шкаф, приобрести новую дверь, покрасить стену в двух местах и убрать мусор. Много ума не надо, но все же даже это дело он доверит проверенным людям. Мало ли что придет на ум колдуну... Не хватало еще нарисованных пентаграмм под мебелью, или чем там пользуются вудуисты?

А затем новообращенный вампир задал вопрос Элис, и взгляд темно-синих глаз мгновенно прикипел к девушке. И этот взгляд очень ясно давал понять, что от ее ответа зависит многое. Но Жан-Клод не собирался ни на кого давить, по крайней мере на Алис точно, а по сему взор смягчился одобрительной улыбкой, хотя внутри бушевало пламя.

+2


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [14-16.10.10] Пробуждение