https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [18.10.10] La soledad en el


[18.10.10] La soledad en el

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Время: утро, день, вечер 18 октября 2010 года
Места: Дом Рере Диаса
Герои: Cesare Kampos Dias, Megara, Diego Navarro Rey
Сценарий: после свершения мести Дестино, после обретения нового статуса, под грузом разочарований Рере остаётся наедине со своими мыслями.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (18.03.14 15:06:31)

0

2

*Дом Рере Диаса*

На столе расползалась лужа молока. Всё больше и больше. Пока не закапала на пол с края кухонной столешницы. Упавшая на голую ногу капля заставила выйти из ступора. Упаковка отправилась в мусорку. Рере спешно стал вытирать бумажными полотенцами молочное озеро.
Он встал час назад на чистейшем автопилоте. Душ не вытряс его из состояния сомнамбулы, а обычно бывало наоборот. Он добрался до кухни и своего привычного здорового завтрака в состоянии зомби. И очнулся, когда облил молоком стол и себя самого.
Аппетита не было. Но возросшее чувство голода даже при вялом после недавнего полнолуния настрое никуда не девалось. Подойдя к холодильнику, он распахнул дверцу и уставился на кусок красного говяжьего мяса в вакуумной упаковке. От воспоминаний о первой звериной трапезе у него в глазах помутилось. Но, морщась от отвращения к трапезе и к себе, он достал мясо. Сковорода грохнулась о конфорку электро-плиты. Неряшливые движения кисти над нею дали результат в виде расплескавшегося и мимо сковороды масла. Хотя и куда надо тоже попало. Он бросил кусок мяса на разогревающуюся керамику. Соль, перец теричелли, вот и все премудрости. Шмат мяса только схватился сверху и снизу, и Рере уже снял его с огня. Кровь осталась внутри. И после, когда нож разрезал кусок, тёмная жидкость растекалась по деревянной доске, которую мужчина использовал вместо тарелки. Он ел, чтобы не ощущать голода, а не чтобы наслаждаться едой. Его взгляд был направлен в никуда, казалось, он злится. Но он ощущал себя иначе. Смесь горечи и одиночества - старый, плохой абсент.
Он ел автоматически, так же бездумно привёл кухню в стерильный порядок, потом понял, что ноги затекли. Почему? Он застыл у окна, ориентированного из кухни на внутренний двор, и, оказывается, пялился перед собой. Выстриженная трава, ухоженный вид  двора говорили о том, что те, кто был нанят смотреть за домом, делали это исправно. Они могли тут бывать даже при Дестино, которого принимали за Рере. Эта мысль заставила его поморщиться, как от внезапного приступа зубной боли.
Странно было то, что на него нашла апатия. Он не желал ничего делать, не хотел шевелиться, и словно бы чувствовал, как обрастает коконом, отделяющим его от внешнего мира. В голове таяли призраки мыслей, формулировать их было ещё рано, ещё слишком неприятно, чтобы ковыряться в ране, полной заноз. Требовалось время. Он знал, что не вправе что бы то ни было предъявлять друзьям, они взрослые и самостоятельные люди. Но случившееся, он ощущал это, ставило меж ними стену. Как быть дальше, как обрести былое чувство расслабленности рядом и гармонию в группе, он не знал. Не так скоро находятся нужные ответы. Не так скоро люди готовы задавать правильные вопросы.
Но это было ещё не всей его проблемой. Оборотничество - вот то, что отчеркнуло его прошлую жизнь, до ликантропии и после. Теперь он не знал даже, как заявиться к матери на порог. А больше, в общем-то, можно и не заявляться ни к кому. Ему было почти тридцать лет. Его дело жизни расклеивалось, дружба была под тенью Дамоклова меча, он утратил статус человека, заразившись социально непрезентабельной болезнью, ни жены, ни даже девушки у него не было. Социально сомнителен. Кризис среднего возраста? А не рано? Обстоятельства подогнали момент.
Он подошёл к гитарам, но вспомнив, что сделал с "Гибсоном" Диего, руки отдёрнул, как обжёгшись, едва тронул гриф. Он сел за стол с бумагой и карандашом, собравшись накидывать строчки из головы. Он часто, немало писал стихи. А сейчас в голове остались только обмылки цепких некогда фраз. На пол полетел очередной комок бумаги, дневной солнечный свет перемигивался через завесь кроны за окном и плясал по строчкам, выведенным карандашом:
"Печальный исход, амнезия твоей души,
Никто не придёт, не  надейся и не дрожи.
Осыпался день на ладоней больную плоть,
Но новая ночь будет так же её колоть".

Таких белых исчерканных комочков был уже полон кабинет. И, оценив взглядом потери, мужчина невесело усмехнулся. Попытки выжать из себя смыслы были тщетны.
Через десять минут он был уже на крыше собственного дома с бутылкой виски и с осознанием того, что им он теперь не упьётся.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (25.02.14 09:52:10)

+1

3

План? Да, у Мегары был план, но вот его реализация зависела от того, где и с кем сегодня будет находится ее помеченный недавно птенчик испанского происхождения. И именно с этим самым человечком две ночи назад она потеряла всяческую связь. Ощущение, что первая вампирская метка внезапно слетела, было очень знакомо женщине. Она уже не раз испытывала подобные ощущения и, признаться, этакое покалывание в груди ей даже нравилось. Приносило какое-то садистское удовлетворение, потому как обычно все люди, которых Мэг к себе привязывала одной меткой, умирали. Собственно, именно ради этого все они ей и были нужны. Выполнить свою миссию и Adieu!

Но что-то подсказывало вампирше, что ее новый зверек был совсем даже не мертв и каким-то чудесным образом сумел разорвать с ней связь. Самостоятельно он и в жизнь бы не провернул такое, а вот при помощи, скажем, того же ручного некроманта Марселя, Сантьяго... Да, Мегара не знала, на что нынче способен человек-слуга Лелио, да и сам Лелио. Больно много времени прошло с их последнего тесного общения, но... женщина до сих пор любила, когда к ней обращались подобающим образом. А вот их недавняя встреча в госпитале не произвела на нее должного впечатления. И поэтому она буквально жаждала исправить положение дел. О да, она бы потребовала раскаяния, только вот вряд ли бы кто-то дал ей его просто так, поэтому извинения она решила брать самостоятельно, своими собственными руками.

Сегодня на повестке дня была встреча с очаровательным испанцем, адрес проживания которого вампирша уже знала. И как только солнце скрылось за горизонтом - прямиком направилась туда. "Ну же, птенчик, будь хорошим и послушным мальчиком сегодня!" Женщине нужно было просто выследить музыканта, а дальше... дальше в ход вступил бы план Б.

Скорости полета Серветте было достаточно, чтобы в краткие сроки преодолеть приличное расстояние... Но самым трогательным было то, что ей даже не пришлось выискивать следы испанца. Он, словно на блюдечке с голубой каёмочкой, мирно спал на крыше собственного дома. Вампирша его засекла, как раз подлетая к конечному своему пункту. И главное, что в доме больше не было ни одного живого существа. Мегара прекрасно это ощущала, даже зависнув на приличном расстоянии от крыши. "Ох, лучше и не придумаешь..."

И еще, конечно же, Серветта сразу поняла почему ее связь с красавчиком-испанцем истлела. Он стал оборотнем. От него на милю разило кошачьим штаммом, причем, полагаясь на собственный многовековой опыт, Мегара сделала вывод, что ее птенец возмужал аж до самого серьезного хищника - льва.

Высокие шпильки осторожно коснулись твердой поверхности, и Мэг, надвинув на свое лицо маску очаровательной красотки и милейшей души человека, грациозно присела на корточки рядом со спящим человеком. Имени она его конечно же не знала, но это не помешало ей провести пальцами по густой гриве вьющихся волос. Правда, перчатки вампирша снять не потрудилась. Это было совершенно ни к чему. Ее взгляд в момент перестроился и слал излучать тепло и милосердие. Губы маняще приоткрылись и прошептали ангельским голосом на чистейшем испанском:

- Hora de levantarse, Gatito...

+1

4

Ему снилась равнина ночью, полная жаркого золотистого песка, шорох высушенного тростника, запахи знойной саванны, тёплый мускус прайда. Он был зверем, большим бархатным львом, и когда он бежал, тяжело взбивая лапами золотистую пыль, мускулатура под его кожей двигалась восхитительно точно. Он не чувствовал усталости, только свободу, силу, тёплый ветер в морду. Звёзды над ним были низкими и крупными, как россыпь бриллиантов, застрявшая в синей взвеси. Звуки ночи изменились, в них вклинился голос, сладкий, тёплый. Он вытянул его из сна мягко, осторожно, не было ни рывка пробуждения, ни неуютно-резкого перехода в реальность. Рере приоткрыл веки, не полностью, сонно глядя из-под ресниц на ангела появившегося над ним. В вечерних сумерках её облик в ореоле пышных волос был прекрасен до головокружения. Он был банален, как пара резиновых шлёпанцев, когда спросил у неё на испанском:
- Это было больно? ...когда ты падала с небес?
Спросонок он даже забыл о своей грусти.
Но заигрывание с ночным видением в стиле романтика из старших классов - это одно, а визит незнакомки на крышу его дома - другое.
Мужчина очнулся вдруг, когда слетевший с высокой кроны листок задел ему влажным боком небритую щёку. Реальность этого момента была кристально-чёткой. И в тот миг он понял, что не спит. Происходившее не было новой фазой его сна, а было, несомненно, реальностью. Рере сел, опираясь на руки, и со смесью восторга и недоумения в прищуренном тёмном взгляде с улыбкой следил за красавицей, невесть как очутившейся здесь и сейчас:
- Кто ты? Что ты тут делаешь?
Она говорила на испанском или ему показалось? Но он спрашивал её сейчас на нём же. Эта восхитительная красота не могла быть злом в его представлении, в его наивном представлении. Он не связал её появление рядом с ним на крыше с теми опасными событиями, что творились в последние дни. его дом был под охраной, в конце концов, она не могла быть взломщицей. Испанец не знал, что вампиры умеют летать. Равно как и не понял, что роскошная женщина - вампир. Вампиры же бледные, а она вся такая золотистая, так что как тут было думать про вампиров? Рере казалось, что он видит перед собой самую красивую женщину на свете.
"Кто мог прийти и пустить её сюда? Наверное, меня искали, и она догадалась подняться на крышу?"
- Ты пришла с Санти?

Отредактировано Cesare Kampos Dias (01.03.14 00:05:26)

+1

5

*Дом Рере Диаса: крыша*

Алые губы раздвинулись в обворожительной улыбке, за которой, где-то в глубине черной души, плескалось надменное и самодовольное ликование. Даже если женщине уже почти две тысячи лет - это вовсе не повод не испытывать удовольствие от простых земных комплиментов. И не важно, насколько это удовольствие будет извращено.

Испанец поднялся, приняв сидячее положение. Его движения были наполнены звериной грацией и пластикой, а выражение лица, ммм... так и вовсе заставило женщину на мгновение пожалеть о том, что такой славный котенок не попал в ее свиту. Человек-слуга из него, конечно же, получился бы слишком мягким и нежным, а вот зверь зова... Но, увы, вампирша не призывала львов, но не отказал себе в удовольствии провести кончиками пальцев, обтянутых мягкой черной кожей печаток, по ярко выраженной линии мужской челюсти. А потом начались вопросы...

"Люди..." - женщина вздохнула и поднялась, выпрямившись в полный рост. Отступила на пару шагов назад, продолжая внимательно разглядывать испанца, только уже сверху вниз. Такой ракурс вампирше нравился куда больше. Она сложила руки под грудью, одна на другую, все так же мило улыбалась. "Значит, твой... Санти не рассказал тебе о Нас?" И от этой мысли глаза Мегары заблестели, оживленные таким приятным поворотом событий. А отодвинутая на задний план реальная сущность вампирши начала ну очень зловеще скалиться.

- Можешь называть меня Мэг, Gatito, - она отвечала ему на испанском. Этот язык, как и многие другие, был хорошо знаком женщине. Более того, за почти две тысячи лет вампирше удалось овладеть большинством языков в совершенстве. Но куда важнее сейчас было то, что некий загадочный пазл вдруг сложился, показав женщине общую и невидимую ранее картинку. Она видела и слышала репортажи о взрыве в клубе (об этом трезвонил весь Сент-Луис), знала, что в больнице было совершено нападение женщины-оборотня на вокалиста. Только вот в тот момент, когда она была в госпитале - ей было совершенно наплевать, кто из лежащих без сознания мужчин был вокалистом. Но тогда, в палате, среди них не было оборотня, а, значит, вот этот сонный юный кот с серо-карими глазами и оказался жертвой недальновидной идиотки. - Я давняя... даже очень давняя подруга Сантьяго, - продолжила Мегара, - неужели он ни разу даже не упомянул обо мне? Случайно во время разговора? За ужином? При рассказе какой-нибудь увлекательной истории о минувших годах? Нет?.. Какая жалость... - женщина опечалено вздохнула, но это тоже была умелая игра на публику. - Хотя, это ну очень похоже на нашего таинственного Санти, - она коротко рассмеялась, и смех этот напоминал звон колокольчиков. - Но, впрочем, это совсем не важно. Я пришла повидать тебя. С нашей последней встречи прошло всего несколько дней... Да, конечно, ты меня не помнишь. Я навещала тебя в госпитале, когда ты был без сознания... еще до того, как они приняли мерзкое решение превратить тебя в ликантропа.

+1

6

*Дом Рере Диаса: крыша*
Всё, что она говорила, не отменяло его предположения, что где-то там в доме, внизу, есть Санти, который с собой привёл знойную красавицу. И потому, что к нынешнему моменту Рере уже видел новости о задержанной секте, взорвавшей "Касл Рок", слова про "решение превратить" его в оборотня он воспринял, как относящиеся к неадекватной группировке.
- Думаешь, что кто-то принимал решение? Они неадекватны. Все их решения мне кажутся безумством. Если бы не спланированный взрыв.
Ну, да, знакомая дама Санти была в палате, пока он был без сознания, а сам Санти был, и вот он общался с дамой, та видела его и Диего рядом на койках с другом. Что такого? Она понравилась Рере с первого взгляда. И, пожалуй, чтобы он вник, что Мегара злодейка, ей требовалось бы сказать это более прямым текстом.
Мужчина поднялся на ноги, чувствуя в теле упругую силу, почти как после хорошей тренировки. Но хотя он и был хорошо развит, нынешнее ощущение было лучше, чем просто уверенность в своём теле после интенсивных занятий. Ликантропия изменила его, так, что он и сам этого не осознавал, и даже, когда он оставался человеком, он был уже совсем не таким, как прежде, об этом говорила каждая клетка его тела.
- Может, спустимся к Санти?
Кажется, он бы и не моргал вовсе, чтобы не упустить мгновения любования её внешностью. Смотрел Рере на Мегару, как младенец на рождественскую ёлку перед Рокфеллеровским центром. И улыбка была такая же идиотская.

+1

7

*Дом Рере Диаса: крыша*

Мегара чуть не выдала себя лицом, услышав ответ испанца. Порой, по ее скромному мнению, люди оказывались слишком сложными и не желающими понимать совершенно открытые намеки. "Ну неужели мне придется разжевывать?.." Вампирша была совсем не из тех женщин, умеющих терпеливо ждать, объяснять, гладить по головке в моменты отчаяния или неудач. Она хотела получать желаемое быстро и без проблем. А вот этот музыкант, кажется, начинал эти самые проблемы генерировать. Конечно, все это было мелочью, по сравнению с конечным результатом... И только это заставило женщину вместо презрительно изогнутой брови выдать для Сэзаре пленительную улыбку.

От него в пору было уже зажигать лучинки, но еще более занимательным был тот факт, что испанец оказался безбожно наивным. Впрочем, это было даже на руку Мегаре. Она все же собиралась сделать так, чтобы этот котенок ей поверил... и даже если ей не удастся втереться в его доверие полностью (что вряд ли бы случилось за однократную встречу), то посеять зерно сомнения женщина была просто обязана.

- Ох, Gatito, я говорю совсем не о тех бездарях, что устроили взрыв. Они, как ты верно заметил, не способны самостоятельно принимать решения. Однако... та женщина-ликантроп просто-напросто оказалась в нужное время в нужном месте. Ты никогда не задумывался о причинно-следственных связях того ужасного происшествия? - да, женщина все еще ходила вокруг да около, настраивая свою жертву на нужный лад. И предложение Сэзаре спуститься в дом, к Санти, в ее планы никак не входило.

- Санти там нет, - мягко сказала она и даже потрудилась пояснить свое утверждение, - он, кажется, забыл телефон в моем доме, и ему пришлось вернуться, а я... - она закусила губу, изображая совершенную невинность, - я просто воспользовалась ситуацией, чтобы поведать тебе сокрытую и не самую приятную правду. Ох, Сантьяго будет очень недоволен моим поступком, я даже не представляю, что он сделает, но... я все равно считаю, что ты сам должен был решить кем становиться - ликантропом или же человеком-слугой неугодного ему вампира! А Санти знал, что штамм ликантропии и близкое полнолуние уничтожат вампирские метки, но... - она резко замолчала и внимательно изучила реакцию испанца из-под очередной маски печали, чтобы добавить: - только ведь благодаря им ты начал так скоро поправляться и приходить в себя после тяжких ранений...

Отредактировано Megara (13.03.14 11:52:23)

0

8

*Дом Рере Диаса: крыша*

То, что она сказала, сложилось в разуме Рере в однозначную картину. Но это просто не могло быть правдой, как-то всё чересчур вычурно получалось. "Хорошо, допустим, меня лечили от ран ликантропией... но какого чёрта нападение? Бред!"

- Если я верно понял, ты намекаешь, что сумасшедшая медсестра тыкала в меня когтями потому, что Сантьяго хотел меня вылечить от ран? И спасти от какого-то вампира? Что за нафиг...

Да, он не был гением. Не претендовал на звание обладателя рекордного коэффициента интеллекта. И на очевидную для него прямоту он тоже ответил прямо, в лоб.

- Откуда у тебя такие домыслы? И... Мэг, погоди. Ты говорила с Сантьяго о том, что было в больнице? У вас какие-то общие тайны, то да сё... это мало похоже на Сантьяго. Он мне просто всё рассказывает, сколько я его знаю. Прости, но, - он позволил себе покровительственную улыбку, дурак: - ...такого не может быть, чтобы Санти что-то там организовывал, чтобы заразить меня ликантропией, даже, если бы это было мне во благо, без моего на то ведома. И тем более в такой дебильной форме.

Что-то его уже не тянуло куда-то приглашать красотку. Хотя бы и в дом, даже если они торчали всё ещё на его же крыше. Она пришла невесть откуда, заявила, что подруга Сантьяго, которой тот говорит больше, чем своему лучшему другу Рере? Да бред же! И что ещё хуже, она заявила, что Сантьяго... что? подговорил медсестрицу его заразить? "Вот же ересь!"

- Так, Мэг, сказала "А", говори "Б", с чего ты это решила?

Отредактировано Cesare Kampos Dias (13.03.14 12:04:50)

+1

9

*Дом Рере Диаса: крыша*

Ну вот и началось... Именно поэтому Мегара так не любила эти долгие разговоры и убеждения. Собеседники вечно начинают сомневаться во всем. И даже такие наивные, как этот испанец. И сейчас вампирша с большим удовольствием бы сиганула с этой самой крыши башкой вниз, лишь бы только не вдаваться в монотонные объяснения. Но, приятный момент, опять-таки, присутствовал во всем этом монологе музыканта. Если бы он ни на йоту не сомневался в своем друге, который ко всему прочему, много чего скрывал от Сэзаре, то вряд ли бы остался стоять на месте, расспрашивать и просить какие-то уточнения.

- Ты пришел в сознание только лишь благодаря меткам, которые на тебя поставил вампир. Еще до того, как тебя заразили, - повторила Мегара очень сдержанно, сохраняя лицо нейтральным. На добродушную улыбку ее уже не хватало. - Ты хоть что-нибудь знаешь про вампирские метки и их действие на людей? Или Сантьяго даже в это тебя не посвятил? - она не пародировала надменные улыбки и даже взгляды музыканта, а просто продолжала говорить. В конце-концов, во власти испанца было сейчас развернуться и просто уйти. - Мне не нужно было разговаривать с Санти. Я ведь говорила, что была там, в госпитале, пока ты пребывал в бессознательном состоянии. И если бы меня бессовестно не выставили за дверь.... как знать, быть может я бы смогла сделать что-нибудь, дабы избавить тебя от такой незавидной участи. Но... - Мегара сложила руки на груди и сделала шаг испанцу навстречу, - теперь это не важно. Важно другое. Ты так уверен, что Сантьяго рассказывает тебе все. Никому нельзя настолько безрассудно доверять, малыш - это совет на будущее, - вампирша позволила себе тонкую улыбку, а потом приложила указательный палец к уголку губ в задумчивости. - А твой друг рассказал тебе, что ему уже более девятисот лет? А про то, что он - человек-слуга еще более древнего вампира? Нет? Ну как же так? Ах, конечно-конечно, ты ведь мне не веришь... но позволь, я все же освежу твою память... Вспомни тот ужасный взрыв в клубе, ты ведь наверняка видел своих друзей. Раненых и беспомощных. У Сантьяго было пробито осколком легкое, сломаны ребра, нога... И каким образом, позволь узнать, в этот же самый вечер он выздоровел настолько, что уже мог не только стоять, но и дышать самостоятельно? Тебе не кажется это странным? Некроманты ведь не обладают способностью к самовосстановлению или регенерации, уж тебе ли не знать? - можно сказать, что на последней фразе женщина ткнула пальцем в небо, хотя у нее были определенные догадки на тему того, что Сэзаре все же некромант. Плюс особые ощущения дала ныне оборванная метка...

Отредактировано Megara (13.03.14 13:15:11)

+1

10

*Дом Рере Диаса: крыша*

- Ты хоть что-нибудь знаешь про вампирские метки и их действие на людей? Или Сантьяго даже в это тебя не посвятил?
Судя по озадаченной морде, не знал он ничего ни о каких метках. И реплика выдала его с глупой головой целиком:
- У вас какие-то пиратские забавы с метками? Я не понимаю, о чём ты говоришь.
Так уж повелось, что человек, не понимающий другого говорящего, чаще всего считает идиотом в этот миг не себя, а того, кого не понял.
Она говорила про Санти всё больше и больше невероятной ереси, и Рере уже было собирался сказать девушке, чтобы прекратила фантазировать, однако она произнесла верные слова. "И правда... как так он вылечился? Он-то не ликантроп".
Было видно, что он хотел что-то сказать, и подавился не произнесёнными словами. А потом Мэг сказала следующее:
- Некроманты ведь не обладают способностью к самовосстановлению или регенерации, уж тебе ли не знать?
В глупой голове сработала сигнализация, почему-то говорившая голосом наставника Рере, который делился с ним советами во время его "аниматорских тренировок". И голос этот вещал: "Чужаки не должны знать, что ты некромант. Это чревато!" Девушка напротив была роскошным, но всё же чужаком. И она знала... "Знает! Чёрт, откуда?.."
Такая информированность о его собственном даре могла значить, что и прочие слова - зловещая, уродливая, неминуемая правда. У Рере голова пошла кругом от таких перспектив.
- Откуда ты знаешь, что я некромант? Я не говорил об этом даже Сантьяго, - а ещё напрашивался вывод, что то же определение относится и к самому Санти. Если дама знает такую тайну Рере и его друга (чего греха таить, Рере ему о себе тоже не спешил рассказывать, потому обижаться тут было не на что), то она и в самом деле давняя и близкая его знакомая. - Ты давно знаешь Санти. Нет, я не могу поверить в то, что ему там сто тысяч миллионов лет, но если ты и впрямь Его давняя знакомая, то что тебе было с ним делить в Моей судьбе? Зачем ты приходила в больницу? Зачем тебе было нужно пытаться повлиять на то, кем Я стану? Все эти чёрные метки, вампиры... какого дьявола тебе надо во всей этой адской каше?

Ужасно, но факт. После слов о некромантии его доверие к её словам возросло на порядок.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (14.03.14 10:01:40)

+1

11

*Дом Рере Диаса: крыша*

"А вот котенок и проговорился..."
И Мегара зацепилась за слова испанца. Он определенно дал ей пищу для размышлений. Очень быстрых размышлений, мгновенно сплетающихся в тугую нить фактов, которые, быть может, вовсе и не являлись правдой, но ведь и музыкант не обладал достаточной информацией о них, чтобы сомневаться в словах вампирши.

- Откуда ты знаешь, что я некромант? Я не говорил об этом даже Сантьяго.

- А ты всерьез думаешь, что он не знает? - женщина сложила руки на груди и чуть склонила голову набок. - Ты никогда не задумывался, почему вообще он появился в твоей жизни? Уж очень хорошо он умеет играть роль друга.... Все-таки, века практики за спиной, - она усмехнулась. Мегара на этот раз не тыкала пальцем в небо. Она знала насколько был практичен Сантьяго и насколько практичен Марсель в своих стремлениях и желаниях. Некроманты им нужны уж точно не только для защиты бедняжек. А для борьбы с плохими вампирами, то есть с Мегарой, Меро и с некоторыми другими последователей Матери Тьмы. Вампирше же было чихать с высокой колокольни на первородную Марми Нуар, она больше переживала за свое собственное благополучие.

- А что если я скажу, что ты мне просто нравишься? - она чарующе улыбнулась и даже не слукавила. Мальчик он был видный и вполне симпатичный, да ещеи  его доверчивость поражала. Только вот слово "нравится" для Мегары значило не совсем то, что привыкли понимать люди. И лучше бы никогда не входить в список тех, кто нравился вампирше. - Видишь ли, малыш, мы все оказались втянуты в одну войну, но тебя об этом никто не предупредил. Ты не видишь всей подоплеки того, что происходит в городе. Не знаешь и толики состава этой, как ты выразился, адской каши. У тебя под боком живут вампиры, которые ловко умеют сходить за людей и даже... передвигать в светлое время суток, не страшась дневного света... Звучит невероятно, правда? Одного такого вампира зовут Марселль. И он - хозяин Сантьяго. Не веришь мне - спроси у него сам. Но не сейчас, нет... Прежде чем допрашивать своего... хм, друга, взвесь все "за" и "против", а потом реши, что лучше - жить в неведении и лжи, как и раньше, или же узнать всю полагающуюся тебе правду, - Мегара вздохнула и привычным жестом откинула копну волос назад. - Ах, какая сегодня дивная ночь... а у меня еще столько дел, столько дел... Но все же, несмотря на промелькнувшую грустную ноту нашего общения, я была так рада повидать тебя, Gatito. Уверена, что ты примешь правильное решение.

+1

12

*Дом Рере Диаса: крыша*

Имена оседали в памяти пепельными отпечатками. Казалось, через миг Рере и не вспомнит их, но как на зло, память и не намеревалась подводить. Мужчина понял, что всё равно спросит у друга, что он думает об этой истории. Кто такая Мэг? Кто такой Марселль?

"Значит, что я ей верю? Бред! Но то, что она говорит, так складно. Нет, я не верю большей части. Но как же он поправился? Я помню кровь на его губах. Я точно помню... И как я мог не думать об этом?"

-!Hostia! * - в сердцах воскликнул он, - ¡No me jodas! ** Ты в самом деле веришь в то, что говоришь?! Я понимаю, что мир словно рехнулся пять лет назад, но подозревать в каждом чудовище - это, знаешь ли, чересчур. Не знаю, что ты там не поделила с Сантьяго, но, tia***, я больше не хочу это слушать. Очень жаль. Ты прекрасна, но то, что ты говоришь, заставляет меня перестать видеть твою красоту потому, что я охреневаю от твоих слов.

Он сделал несколько шагов к люку и поднял его, указывая на открывшийся проход в дом рукой:

- Пожалуйста, проходи. Эту встречу пора заканчивать.

О, да, он пригласил в свой дом вампира, который теперь мог попасть туда в любой момент. Кристальным он был человеком всё-таки.

- Ты знаешь, где выход, раз зашла сюда, tia. Извини, я не горю желанием тебя провожать.

Она была так хороша, что трудно было злиться на неё, глядя ей вслед. А Рере хотел продолжать злиться на неё. Хотя опытная и лукавая женщина при одном взгляде в его глаза могла прочесть в них не только сознательно подогреваемую злость, но и кое-что ещё горячее, совсем другого сорта. Теперь он был куда большим животным, чем три ночи назад. И свои желания и мысли подобного толка было адски трудно гасить. Но он решил быть непреклонным и злым, потому он никак не должен был смотреть Мэг вслед.

__________________________

расшифровка значения (*)

* Возглас неудовольствия, вроде "Блин!" "Бля!" "Ёпт!" и т.п., не цензурный.
** Грубая форма фразы "Ты меня разыгрываешь", ближе к "Ты меня на*бываешь!"
*** Жаргонное обращение к девушке.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (19.03.14 10:44:14)

+1

13

*Дом Рере Диаса*

Он вел себя импульсивно и тем самым возбуждал в женщине интерес. На мгновение ей подумалось, что будь он змеелюдом или вервараном - она могла бы добавить его в свою личную коллекцию оборотней. Но Мегара больше ничего не сказала. На ее лице сохранялась лишь очень загадочная улыбка, и это выражение было слишком спокойным. Те, кто говорит неправду, обычно не способны так хорошо владеть лицом. А вампирша была способна. И очень даже... К слову, Мегара в общем-то и не врала. В ее словах была большая доля правды. И для музыканта этой правды оказалось слишком много. Впрочем, женщина нисколько не жалела о том, что львенок разозлился.

- Пожалуйста, проходи. Эту встречу пора заканчивать.

- Ммм... благодарю, - Мегара улыбнулась как бы на прощание и медленно спустилась вниз, в дом. И да, она знала где зедсь выход, так как не раз бывала в подобных домах, но... У нее на самом-то деле не было необходимости выходить через дверь. Ей нужно было только лишь найти мобильник котенка. При себе, на крыше, он его не держал, а, значит, оставил где-то в доме. И чтобы найти его на полке в прихожей, женщине потребовалась всего пара-тройка секунд бесшумного и мгновенного перемещения по дому, да так, что даже камеры не засекли ее движение. Телефон был уже в сумочке женщины и переведен в беззвучный режим, а затем она снова оказалась на лестнице, ведущей на крышу, и окликнула Сэзаре, словно что-то забыла и никуда дальше этой лестницы вообще не проходила.

- Gatito? - а затем женщина поднялась обратно на крышу и вновь предстала перед взором музыканта, который так рьяно хотел ее спровадить. Она чувствовала его жгучую злость и недоверие, но никак не могла уйти вот так просто. Ее слова могли и не значить ничего, если не подтвердить их действиями. И, к тому же, последнее слово все же должно было остаться за ней.
- Ты так воспылал злобой ко мне... ты отвлекся на мою красоту, но... ты не заметил самого главного, - и тут алые губы женщины, стоявшей всего в двух шагах от Сэзаре, вдруг раздвинулись в широкой улыбке, наглядно демонстрируя клыки, которые прежде Мегара очень умело скрывала. А потом, еще через какое-то мгновение, тётя Мэг вдруг оказалась стоящей на невысоких узких перилах, ограждающих край крыши от свободного падения. Не шатаясь и не концентрируясь. Стояла на своих высоких каблуках так, словно под ногами был асфальт. - Так как, позволь спросить, ты сможешь увидеть истинную суть своих мнимых друзей, если даже не признал вампира в совершенно незнакомой tia? Вот же проблема... - она театрально вздохнула, а затем вдруг... взмыла в воздух! Но, все же не улетела сразу, а зависла в трех метрах над крышей. - Подумай над этим, Gatito, - ее голос был более далекий и глубокий, но при этом оставался неожиданно ласковым. Она не злилась на испанца. Наоборот... он ее изрядно позабавил. И с этими словами женщина исчезла, как по волшебству.

Отредактировано Megara (18.03.14 09:14:03)

+1

14

*Дом Рере Диаса*

Она взмыла в воздух и исчезла. А он какое-то время так и стоял, с раскрытым от обалдения ртом, с просто квадратными от шока глазами. Сказать, чтобы он собрался и был готов отражать её возможные атаки, как только понял, что она вампир, значило бы солгать. Он ничего не предпринял. Он ощутил оторопь. И понял, что если он и gatito*, то ещё слепой. "Совсем слепой и дурной..."
Как он вернулся в дом, помнил Рере смутно. Мороз по коже шёл от воспоминаний о визите красотки Мэг. То, что она говорила, что делала, как эффектно удалилась, и сколько сомнений породила в его сердце, разрывало его на части. Он отвлёкся от размышлений о том, что же правда, чему верить и как узнавать истину, когда зазвонил домашний телефон. На проводе была мать.
- Сын, ты почему сбрасываешь?
- Что сбрасываю?
Разговор получался престранный.
- Я звоню тебе на сотовый, а ты сбрасываешь.
- У меня нет при себе сотового. Перезвони снова.
Несколько секунд тишины и сопения в трубку, и родной голос сказал уже настороженно:
- Опять сбросил.
- Вот дьявол, - сквозь зубы процедил Рере.
- Не ругайся!
- Мам, я, похоже, продолбал телефон.
- Очень хорошо. Это за осень какой? четвёртый?
- Третий, - виновато вздохнул мужчина. - Опять симку менять.
- Ладно, Рере, ты можешь позволить себе новый, но быть таким рассеянным нехорошо.
- Понятное дело...
- Так, я не за тем звоню. В следующий четверг приезжает в гости твоя крёстная с мужем, ты наведаешься к нам?
Рере понял, что тут же подумал о фазах луны, и на душе кошки заскребли.
- Наверное. Не знаю, мам. Не могу обещать. После взрыва вся наша программа поехала наперекосяк. Я ничего не могу сказать сейчас.
Мать на том конце связи вздохнула. И не было в том звуке упрёка.
- Спасибо Богу, что ты жив, сынок. Как будет время, всё-таки заезжай.
- Четверг ещё далеко и...
- Да Бог с четвергом, Рере. Ко мне заезжай.
"Вот я козлище..."
- Конечно, мам. Я люблю тебя. Привет малышне передавай.
- Береги себя, милый.
В трубке раздался оглушающе звонкий чмок, так мама посылала ему воздушные поцелуи. И после этого она положила трубку. Ухо отвыкло от стационарного телефона, даже странно было в конце беседы слышать не сразу звук разъединения и тишину, а короткие гудки.
Он только было положил телефон, как тот зазвонил снова.
- Что-то забыла? - спросил он, уверенный, что перезванивает мать. Но на проводе была его бывшая. "Вот уж, кого не ждали..."
...а вот итоги этого разговора были куда более негативными.
Через четверть часа Рере стоял перед своим домом и бездумно прикладывался к бутылке с водой время от времени, дыша полной грудью и пытаясь унять в себе ярость. Ещё не хватало спонтанно перекинуться.
А всему виной был разговор с бывшей девушкой. Когда-то она провела фотосессию с Рере, снимки с которой теперь намеревалась продать в журнал. Она позвонила, изображая из себя приятельницу, как ни в чём не бывало, спросила, как там дела после взрыва, бросила несколько дежурных фраз, как и он, впрочем. А потом она пошла в наступление. Это было важно для её карьеры, это было в память обо всём светлом, что меж ними было, и так далее, и так далее... когда Рере подошёл к сути вопроса, куда эти снимки продаются, ответ его не устроил. И он отказал девушке. Она понимала, что печать снимков без его на то добра чревата судом. И сначала пыталась давить на жалость, отшучиваться, потом взъярилась, наговорила кучу гадостей, и в качестве вишенки на торте прозвучала фраза: "Да слава Богу, что я ушла к Брайану! Если б не он, я бы с тобой рехнулась к чёрту! Чтобы ты знал, мы спали с ним уже в феврале. И все те два месяца, что ещё были с тобой. Я жалею только о том, что раньше не начала. М-мудак".
Если б она могла громко бросить трубку на базу, чтобы от звона у него уши позакладывало, так бы и сделала. Но на его домашний номер она звонила со своего мобильного.
В общем, вечер удался по всем статьям. Рере был полон злости и пытался с ней бороться. Но женское вероломство не шло из головы. Сначала медсестра в больнице, чёкнутая фанатичка! Потом красотка Мэг на крыше со своими теориями заговора и адскими трюками вампира. Теперь вот бывшая девушка... Рере в этот вечер был ярым женоненавистником.
Всё, что скрасило вечер, так это недавний звонок на тот же проклятый домашний, в который Рере гаркнул "Да!", когда поднял трубку. Звонил Диего и грозился, что вот-вот заедет поговорить. Но стоило такси притормозить у его дома, и Диего только показался из салона, как Рере тут же сказал ему:
- Привет. Не отпускай машину. Давай в клуб?
Ох, не нужно было быть эмпатом, чтобы ощущать, что он вовсю борется со злостью сейчас, и что сегодня у него был не день Бэкхема.

______________________________

расшифровка значения (*)

* Котёнок.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (19.03.14 10:41:49)

+1

15

Диего толком не планировал, о чем конкретно будет говорить с Рере.
просто после той неудавшейся репетиции они так и не виделись. И Диего чувствовал себя препаршиво. В конце концов, Рере был его другом фактически с детства, и имел право на честность.
А рассказать было что. Обо всем. Да и просто морально поддержать друга, который, на минуточку, вообще-то стал оборотнем. Он, может, в этом и не признавался, но Диего мог представить, как паршиво было Рере от осознания того, что он теперь не совсем человек.
Словом, Диего ехал к Рере с намерением задушевных бесед под выпивку. Последний раз он ехал этим же маршрутом, когда Рере прикидывался его брат, это воспоминание неприятно кольнуло.
Но в дом Диего так и не зашел. Сэзарэ, довольно односложно ответивший по телефону, был явно раздражен и зол. Во всяком случае, создавалось впечатление, что его уже успели крепко достать еще до звонка Диего. Этой мыслью скрипач себя тешил, надеясь, что все-таки это не его голос вызвал такое раздраженное "Да!!" в трубке получасом ранее.
Рере стоял на улице и сразу подошел к открывшейся двери, Диего даже выйти не успел. Одного взгляда на друга парню хватило, чтобы оценить состояние того как что-то среднее между "хуево" и "пиздец как хуево".

- Садись, - лишние слова сейчас и не требовались. Он двинулся вглубь салона, давая место другу, и, как только тот уселся, кивнул таксисту, называя ближайший известный клуб, где они иногда "добирались" до кондиции перед тем, как припереться и рухнуть в доме у Рере.
Был вечер, и народу в клубе постепенно прибавлялось, но друзьям повезло найти столик почти у самой барной стойки. В нижнем этаже орала музыка, ритмичное "тынц-тынц-тынц" било по ушам даже здесь, где танцпола не было. Но в такой обстановке, как знал Диего по опыту, куда проще вести приватные беседы.
Скрипач заказал два стакана с чистым вискарем, и, только когда Рере опрокинул его в себя залпом, наконец подал голос.

- Так. Я смотрю, у тебя все совсем хуево. Давай, выкладывай.

0

16

*Ночной клуб*

Атмосфера тусовочного ада давила на него, если в клубе он не выступал сам. И Рере обычно предпочитал не проводить свой досуг в таких шумных местах, если энергетика зала не шла лично к нему. Эгоистично? Так он и не заявлял, что святой.
Рере сначала попросил официанта принести четыре бутылки чистого "Джек Дэниэлс" и ведёрко с колотым льдом, он думал, что не напьётся и с такого количества. Но если очень постараться, эффект как от  лёгкого пива всё-таки будет. На удивлённый взгляд друга он ответил пожатием плеч:
- Я теперь оборотень. Обмен веществ сумасшедший.
Он всё равно наливал себе в стакан, не пил из горла. Виски и лёд. И разговор пошёл лучше.
- Да, мужик, совсем не фонтан. Я... - он отсалютовал стаканом и опрокинул его залпом. Все стаканы он пил залпом.
- Я убедился, что мой брат урод, что все бабы те ещё суки. Ну, что сказать? За минуту до разговора с тобой я положил трубку, поговорив с Мэдисон.
Так звали его бывшую. И историю их полугодовой связи знала вся группа. Сначала милый журнальный роман, он - рокер, она - фотограф, вся такая творческая, разносторонняя... на деле жадная до лучей чужой славы, хитрая, алчная потаскуха.
- Короче... с тем хмырём, который её за мной подобрал, она трахалась за два месяца до нашего разрыва. Такие дела. А я теперь меховой... или как там они говорят, - в его речи и мыслях оборотни ещё были "они", а не "мы". - Ну, в общем, после звонка я пошёл подышать... чтобы не распсиховаться, что только я ни делал. Это ж чревато.
Он покосился с прищуром на танцующих рядом девушек.
- Ну, не дойти им до танцпола. Развратные сучки...
Он знал, что Диего тоже не как сыр в масле купался, и сказал:
- Ладно, хер с моими проблемами. Ты-то как? Это всё... взрыв, уход Дэни... то, что ты стал делать, вся эта магия. Как тебе теперь живётся?
Флиртующая официанта положила рядом с мужчинами не только новый лёд, но и по салфетке с телефончиком для обоих мужчин. И кулак Рере, тот, что не держал бокал, сжался от злости. Бедро Диего этот момент вполне могло ощутить, так как между телами двоих мужчмн кулак и оказался сейчас зажатым.
Он скомкал салфетку, бросив её в пепельницу, и брезгливо фыркнул:
- ¡ La Puta!*
__________________

расшифровка значения (*)

* Шлюха.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (19.03.14 10:43:00)

0

17

- Ага, - глубокомысленно протянул Диего, в свою очередь прикладываясь к стакану. Опрокидывать его в себя залпом так же лихо, как Рере, он, конечно, не стал. Но приложился основательно. Выдохнул, глубоко втянул воздух носом и продолжил, - Мэдисон, уж извини, всегда была той еще сукой. Не говори, что только сейчас это понял. Жадная, наглая, беспринципная дрянь - и это еще не все ее недостатки. Я б на ее счет так не убивался, она того не стоит. Кроме того, бабам свойственно в порыве гнева приврать для красного словца. Чтоб побесить. Кстати, из-за чего она так? И вообще, хуле звонила, вы расстались полгода назад?

Диего допил первый стакан и тут же налил себе снова. Ему, если уж быть честным, тоже очень хотелось выбеситься. Или хотя бы нажраться. Его дни с приобретением новых сил украсились полным трешаком. И из головы никак не шли слова Кристофа о том, что он может, сам того не поняв, выкосить к черту народ в целом квартале. Это пугало и бесило одновременно.

- А я... - Диего призадумался, как бы поточнее охарактеризовать свое состояние. Он не считал свою проблему больше, нежели оборотничество. Но по крайней мере об оборотнях было известно куда больше. А вот это... Наконец, опустошив стакан еще наполовину, он решил просто говорить правду. В конце концов, кому, если не Рере? - Я хуево, честно говоря. Ни черта не понимаю, как управлять этой...ну, тем, что есть. Но пару дней назад выяснил, что могу этим убивать. Познакомился я с одним...знатоком. Так он сообщил, что дальше только хуже, сейчас я тяну силу при прикосновении, потом буду тупо на расстоянии делать то же самое. Короче, я даже не знаю, что хуже. Но, во всяком случае, я могу еще нажраться.

Он дружески хлопнул Рере по спине.

- Выше нос. В конце концов, львом быть круче, чем какой-нибудь крысой. Ну, будем заранее просчитывать концерты не в полнолуние. Ну и пох, - он старался говорить бодрее и как-то поддержать друга, хотя, конечно, понимал, что помимо работы есть еще очень много сфер жизни, где оборотням  ой как тяжко. Взять ту же семью, например. Хотя Диего был уверен, что мама Рере примет сына всегда и любым, но все-таки не очень радужно так шокировать родных. Но это все в перспективе. А пока Диего старался мыслить позитивно. За них обоих.
Почувствовав, как напряглась рука Рере после того, как флиртующая официантка выложила перед ними салфетки со своим номером, он пододвинул к другу новую бутылку. Виски, кстати, убывало катастрофически быстро, и Диего чувствоал, что уже неплохо так ужрат, а Рере и вовсе глушил алкоголь, как газировку.

- И, кстати, никаких перспектив подхватить венерический букет от всяких шлюх, - это Диего продолжал поиск позитивных моментов в новом статусе друга. Его глаза, между тем, внимательно скользили по ладным фигуркам девчонок, стайкой переместившихся танцевать ближе к их столу, хотя вообще-то танцпол был этажом ниже. Но девушки, похоже, тоже были крепко навеселе, им было все равно, где именно бурно веселиться. Диего обвел взглядом крепкие попки, обтянутые узкими джинсиками и мини-юбками, влажные от пота майки, отсек явное отсутствие белья у каждой из этой девчачьей компашки. И ухмыльнулся, пьяно, пошло.

- Айда вспомним молодость. Все бабы те еще шлюхи, устроим им веселенькую ночку, - Диего вообще-то имел в виду их пьяные приключения, когда оба, надравшись на студенческих вечеринках или в клубах, драли в туалете на все согласных и таких же пьяных девчонок. Так сказать, синхронно. Но у Рере, похоже, были свои планы.

+1

18

*Ночной клуб*

И свои планы Рере выражались в том, что в порыве ненависти к женскому роду, он решил кому-то доказать (видимо, себе самому, прежде всего), что "бабы - шлюхи". Он уставился взглядом быка-производителя на извивающихся в такт и не очень в такт музыке девиц. Некоторые из них не оставили это событие без внимания. Тогда совсем не добро улыбнувшись, Рере сделал только одно движение, сконцентрировав взгляд на лице одной из особо прыгучих красоток, он поманил её пальцем. Ну, какая приличная девушка на это нормально отреагирует? В личные качества девушки, как позже выяснилось, Эрики, порядочность, похоже не входила. И не теряя времени даром, оттесняя танцевальными движениями товарок, пьяная блондинка продвинулась по этажу поближе к Рере, стреляющему в неё глазами. Она вряд ли беспокоилась насчёт того, как он на неё смотрел. А вот знающий его Диего мог и заволноваться, таким Рере давненько не был. От него так и веяло предупреждением, содержание которого можно было переводить как-то вроде: "Спасайся всё живое". А живое было слишком не трезвым, чтобы прочесть, понять и спастись.
Он встал с места, не тронув её и пальцем, она сама начала ворковать вокруг него. Он всего-то приобнял её за талию, а она уже извивалась в его руках, тёрлась, как кошка, извивалась, как змея, продолжая, вроде бы, танцевать. Хотя со стороны это уже выглядело брачными играми, прелюдией, но не танцем. Склонившись к её уху, мужчина выдохнул в него смесь неприличных и ласковых слов, и девушка совсем размякла. Пьяная развязная ухмылка на её розовых губах, кивок блондированной головой и Рере обнял её крепче, в кулак попала стиснутая в нём ткань розовой трикотажной майки.
Он обернулся к другу и кивнул ему:
- Пойдём.
Девица, чудом не заплетаясь в ногах и не падая с каблуков, глупо похихикивая, впереди всего паровоза понеслась прямиком в один из туалетов клуба. Они ввалились туда втроём, в полутёмное и на диво безлюдное пространство. Она толкнула его рукой и отошла на метр, демонстративно виляя бёдрами. Потом, как ей думалось, эффектно обернулась и, запустив наманикюренные пальцы под лёгкую юбку, потянула вниз по ногам кружевные розовые стринги. С нетрезвым смехом и невнятными комментариями, девица запустила ими в мужчин. Уклонившись от ценного приза со смехом, больше похожим на рычание, Рере глянул на друга:
- Дверь запирается?... Хотя... тут уже похуй.
В чём-то он был прав. Градус общего веселья в клубе достигал апогея в этот час ночи. Никто не стал бы вопить, увидев трахающихся в клубном сортире людей.
Он вцепился в её глаза взглядом, больше выдающим в нём зверя, нежели человека. И когда он пошёл к ней навстречу (она отступала, чиркая каблуками по кафельному полу и пошатываясь под аккомпанемент своего пьяного смеха), то в походке его проступила та пластика, что никогда прежде не была ему свойственна, пока он был ещё человеком.
Он обвил её руками, подхватил, поднимая, её цепкие ноги тут же обвились вокруг его торса, Рере упёрся спиной в стену позади него и, покрывая поцелуями женскую руку, посмотрел на Диего. Друг, видимо, решал, куда ему, за дверь или ближе к парочке. Рере был настроен однозначно.
- Иди сюда, эта сучка хочет нас обоих. Мы же не расстроим девочку, верно?
- Меня зовут Эрика, - подхихикивая и издавая странные звуки (видимо, то были стоны страсти), сообщила блондинка, оторвавшись с размазыванием помады по скуле Рере.
- Конечно, - кивнул ей мужчина, переполненный огнём злобы, - Эрика. Эрика хочет нас обоих, Диего.
Ёрзающая девица оглянулась, хлестнув платиновыми кудряшками воздух:
- Ди-е-го. Какое имя... ты ми-и-илый.
Она была пьяной в дрова.

+1

19

Диего, в отличие от Рере, опьянел куда больше - в течение их беседы он глушил вискарь залпом, и внутренние тормоза полностью отказали.
Правда, когда он мельком взглянул на лицо друга, который наблюдал за девушками как натуральный хищник, скрипачу стало немного не по себе от его диковатых улыбок.
И, пожалуй, он бы на месте девчонки ни в жизнь не подошел к мужикам, один из которых пьян, а второй улыбается так жутко. Но у девушек, тусующихся по клубам, похоже, не было чувства самосохранения. Тут Рере был прав - все-таки бабы те еще суки и шлюхи. И очень любят поискать приключения на задницу.
Эрика, во всяком случае, точно их нашла.
Когда они втроем завалились в клубный туалет, Диего какое-то время колебался. Одну бабу на двоих им с Рере раскладывать еще не приходилось. Но друг, похоже, был полон решимости отодрать ее по полной.
Блондинка, повисшая на Рере пьяным кулем с размазанной помадой, обернулась к нему и игриво хихикнула, поманив Диего пальцем. При этом она балансировала, не падая только благодаря Рере.
Диего увидел злой звериный взгляд друга сквозь упавшие ему на лицо темные кудри и дернул плечом. А вообще, какого хуя! С чего вдруг отказывать себе в удовольствии, если никто не против?
Диего подошел вплотную, уперев одну руку в стену ровно над плечом Рере, вторую он безапелляционно запустил девушке между ног.

- Ну, привет, Эрика, - она была очень пьяной и уже очень мокрой, и застонала, откинув голову назад, когда он погрузил в нее пальцы. Не удержавшись, Диего тихо хмыкнул - девочка явно очень любила хорошо потрахаться, и уж точно не была целкой, упившейся до готовности расстаться с девственностью. - А двоих ты выдержишь?
Он криво усмехнулся Рере - этот секс в клубном сортире был сплошь пропитан злой, лютой страстью, звериной ненавистью, исходящей от друга, и алкоголем. И эта злоба постепенно заражала и Диего тоже. Хотелось бросить эту шалаву на пол и хорошенько отодрать, чтобы раз и навсегда отбить у нее желание трахаться по клубам.
Диего расстегнул  ремень и приспустил джинсы, подхватил девчонку под колени, удерживая на весу, давая возможность и Рере избавиться от лишней сейчас одежды. Эрика стонала и извивалась в его руках, явно намереваясь сверзнуться на пол - судя по всему, Рере понравился ей, как удобная опора.
Рере успел не только избавиться от штанов, но и прихватить пару презервативов из контейнера у раковины. Бросил один из них другу, вторым занялся  сам. Надевание чертовой резинки было осложнено - девица, снова перебравшаяся на Рере, усиленно виляла задницей и постанывала что-то, отдаленно напоминающее "трахни меня!"
Диего усмехнулся, пьяно, пошло, надел резинку и первым вошел в их случайную партнершу сзади. Рере присоединился через секунду.
Эрика, насаженная сразу на два члена в обеих своих дырках, наконец прекратила попытки сброситься на кафельный пол, теперь она судорожно цеплялась за плечи Рере, переходя от стонов в почти ультразвуковой писк.
Диего непроизвольно морщился - идеальный слух порой бывал и проблемой. Но, впрочем, сексу это особо не мешало. Было что-то на редкость возбуждающее во всей этой ситуации, но не благодаря Эрике, скорее, вопреки ей. Трахать одну бабу и видеть лицо Рере, искаженное злобой и похотью, крепко держать его за предплечья, чувствовать движение его члена сквозь натянутую тонкую кожу... Да, в этом определенно что-то было.
На мгновение вспомнился Дестино, и Диего разозлился на себя за это воспоминание. Ублюдок, конечно, был хорошо в сексе, как бог. Но мысль о том, что он не понял, что перед ним вовсе не его друг, бесила Диего неимоверно.
Разозленный, скрипач задвигался жестче и быстрее, заставляя девчонку совсем уж непристойно стонать во весь голос.
Кончил он тоже первым, упираясь мокрым лбом в блондинистые кудри, насквозь пропахшие лаком для волос, духами и сигаретным дымом.

+1

20

*Ночной клуб*

Девица выдержала двоих. И судя по тому, как беспроблемно она давала обоим, Рере подумал, что такой и трое могли бы заняться. Другое дело, что тогда это была бы уже немыслимая хореография, годная только для грязных фильмов. Общий запал, единый на троих ритм, вызывающе-громкие стоны Эрики, всё это напоминало лихорадочный сон больше, чем привычную для Рере действительность. Он прежде не участвовал в таком тройничке. Но злость, зверское возбуждение, ярость в крови - всё это смывало шквалом былые границы.
Диего кончил и вышел из её задницы, Рере физически ощутил его выход через тонкую стенку её тела, продолжая иметь пьяную красотку, которой всё было мало, мало... голова Диего откинулась, он больше не утыкался в блондированные кудри красотки. Мужчина отодвинулся от продолжавших цепляться друг за друга Рере и Эрики. И тогда озверевший Рере решил сменить положение. У девицы появилось время продышаться. Она перестала верещать, оказавшись снятой с члена. Музыкант развернул её к себе спиной, "шпильки" чиркнули по кафельному полу, и почти что бросил торсом на клубные раковины, соединённые одной пластиной в сплошную поверхность. Девица вскрикнула, и пьяно рассмеялась.
- Ну, ты дикааарь...
Он встал за нею, едва не тыкащейся лицом в раковину, сменил презерватив и снова засадил под аккомпанемент её одобрительного стона. Темп его движений становился всё жёстче, то, что делал с ней Рере, в какой-то момент стало откровенно грубым. Его пальцы вплелись в её склеенные лаком локоны и рванули наверх, она разогнулась со вскриком, рука Рере из волос исчезла и подхватила Эрику под колено. Колено оказалось поставлено на панель с раковинами. В итоге она стояла на одной ноге, и её "шпильки" не были хорошей опорой даже дял двух пьяных ног, а для одной и подавно. Но он держал её, заставляя одновременно и оставаться в вертикальном положении, и прогибаться в пояснице. Он драл её с адским остервенением. И она не была похожа на ту, кто против, только в стонах появились нотки неуверенности. Она не решила, хорошо ей еще или уже больно. Но когда он попытался оставить на её шее засос, даже будучи чудовищно пьяной, Эрика запротестовала:
- Эй-эй, без этого! Что я мужу скажу?! Пфф... глупышка-а-а...
"Блять! Она замужем..."
Очень некстати всколыхнулась обида на Мэдисон, которая, как сегодня выяснилось, два месяца подряд изменяла ему... ненависть к бабскому вероломству победила похоть. И Рере отшатнулся от неё. Он всё ещё не кончил, всё ещё был возбуждён, но не желал больше прикасаться к Эрике.
- Дрянь... - выругался мужчина, он сделал шаг назад, повернулся и прислонился к стене. Уловив его плечо сенсорами, взревела сушилка, прикрученная рядом. Рере дёрнулся и сдвинулся с места. Он выбросил "резинку", не глядя больше на Эрику. Та издала нечленораздельный звук, видимо, обозначающий обиду напополам с подстёгиванием к продолжению, по-утиному сложила губы, но кто бы ей внимал? Какое-то время она просто шаталась, по-прежнему пытаясь макнуться башкой в раковину, а потом пробормотав:
- Где мои трусики делись-то?.. - неверной, шаткой походкой отправилась в дверь. Но не на выход из сортира, а в кабинку. Чертыхнулась, засмеялась, что-то бормоча под перемазанный помадой нос (и как так вышло?) и отошла к нужной ей двери. Только вот на большее её не хватило. Девица опёрлась спиной о стену и сползла по ней вниз. Она уронила голову на согнутые колени и вцепилась руками в свои щиколотки с такой силой, словно это была её последняя опора в этом мире. Девица была не в эфире.
Злые глаза Рере, следившие за её перемещениями вскользь, впились взглядом в лицо Диего.
- Ну что, Диего, хочешь продолжить?  - столько ярости и вызова было в его словах. Он был пьян разве что от злости. Но прекрасно понимал, что делает, хоть и где-то внутри чей-то голос вопил ему, чтобы он остановился. Но Рере понесло, словно асфальтовый каток под горку, он не мог остановиться. Его колотило от злости и от не сброшенного возбуждения сразу. Дёрнув друга за руку, не ожидавшего такого напора, он поставил его на колени. Ох, и больно на них было падать, наверно. Но разве ж Рере о том думал? Его глаза блестели тем жаром, что плескался в его крови. Он ощущал себя вулканом, его сердце гоняло лаву, а не кровь.
- Что, Диего, ты любитель отсосать у мужиков? - прорычал он, скалясь. В горсти оказались зажаты светлые волосы друга. - Ну, так что же ты замер?!

Отредактировано Cesare Kampos Dias (21.03.14 13:53:30)

0

21

Какое-то время Диего просто наблюдал немного мутным от выпитого спиртного взглядом, как Рере раскладывает девицу и так и эдак, заставляя ее проявлять чудеса акробатики.
В какой-то момент он даже едва не крикнул "Эй, дружище, поаккуратнее! Не резиновую же дерешь..." Но сдержался. Рере разошелся, он был зол как черт, это чувствовалось безо всяких там магических штучек, злость висела в воздухе невидимой давящей взвесью.
Диего закрыл глаза, просто прислонившись затылком к холодной стене.
"Лишь бы он ей не сломал ничего...Сильный же теперь, как Терминатор..."
Не хватало их группе только суда с изувеченной шлюшкой...
Шлюшка, меж тем, с пьяным смехом выдала инфу о своем замужестве, и, похоже, это подействовало на Рере, как красная тряпка на быка. Итогом было спешное пьяное дефиле девчонки куда-то в сторону кабинок, где она и отключилась благополучно.
Зато Рере ,похоже, жаждал продолжения банкета. Или очень старательно нарывался на ссору.
То, каким сильным стал его друг, Диего в полной мере ощутил на себе, когда его дернули за руку так ,что едва не вырвали ее вовсе, а потом швырнули на пол, на колени.

- Блять! - выругался Диего, болезненно морщась. Коленям стало горячо и мокро от крови, текущей из ссадин - от силы удара кожа просто лопнула, как перезрелый томат.
Рука Рере крепко держала его за волосы, заставляя непроизвольно вскидывать голову. А его член, по-прежнему стоящий, маячил прямо перед лицом.
Диего глянул выше, на разъяренного, сверкающего глазами друга. И взверился тоже.

- Что, Диего, ты любитель отсосать у мужиков? Ну, так что же ты замер?!

Какого хуя, в конце-то концов? Он сам чувствовал, как злость и адреналин рассеивают алкогольное опьянение. Нехорошо прищурившись, Диего обеими руками уперся в бедра Рере, заставляя того прижаться к стене.

- Да, дружище. Я любитель в том числе и отсасывать у мужиков. И, в отличие от тебя, не являюсь таким гребаным ханжой, чтобы отрицать, когда мне хочется трахнуться с парнями. Пусти, блять, как, по-твоему, я буду тебе отсасывать, когда ты с меня скальп снимаешь?

Он мотнул головой, чувствуя, как немного ослабла, но вовсе никуда не делась по-оборотнячему железная хватка, и приблизил лицо к члену друга. Подул на него легонько, как в микрофон, прежде, чем взять в рот головку.
Он отсасывал с такой яростью, какой еще никогда в себе не чувствовал. Теперь он все свое мастерство был готов применить, чтобы заставить этого гребаного лицемера кончать от того, что ему сосет мужик.
Диего по-настоящему злился на Рере сейчас, хотя и понимал какой-то частью сознания, что парню просто снесло крышу, такое бывало и раньше. Правда, обычно они нажирались в хлам. Пару раз даже били друг другу морды, сбрасывая напряжение. Но сейчас из-за чертового братца Рере, похоже, немного зациклился на идее гей-секса. или, чем черт не шутит, Дестино невольно угадал и вся гомофобия Рере на деле не больше, чем страх перед собственными желаниями.
Мысль о Дестино невольно заставила вспоминать и другой минет, тогда, в доме. Сейчас Диего точно мог сказать ,что в одном близнецы разнятся стопроцентно. Как бы ни были похожи, а на вкус совершенно разные. Хорошо, что не только в этом.
В какой-то момент Рере, теряя контроль, снова сильнее сжал руку на волосах, заставляя Диего возмущенно замычать, посылая вибрацию по стволу члена.

+1

22

*Ночной клуб*

Если Рере брал Диего на понт, то в этом намерении он очень ошибся. Но скорее всего, всё его поведение, позёрство, бравирование своей новообретённой наглостью и вырвавшейся через край самцовостью сводилось к слову "несёт". И, да, его несло вовсю, и он не мог затормозить. Не затормозил, когда у него сорвались резкие, дерзкие слова в адрес друга. Не затормозил, когда потянул его к себе так грубо, что у Диего разбились колени от падения на кафель. Не успел даже опомниться,  как Диего дал добро на безумства. И именно ощущение сокрушительно надвигающейся неотвратимости заколдовывало его напрочь, лишая возможности вовремя сказать "Стоп!" Он ощущал близость края, за которым перехватит дыхание, кровь забарабанит в жилы с такой силой, что будет казаться, вот-вот они лопнут. И под его ногами уже не было опоры, по скользкому склону он летел в пропасть свершившегося факта.
Диего было не испугать такими вызовами. Скорее пугаться в пору было бы Рере. Но ночь сорвалась за точку не возврата. И исправлять в безумной ночи что бы то ни было стало поздно. Даже не в тот миг, когда Диего в самом деле взял у друга в рот, а в тот, когда Сэзаре кончил в его глотку.
Его корпус согнулся, ладони уже не трогали голову друга, а плашмя вжимались в холодный кафель стены клубного туалета. Волосы Рере, упавшие вперёд, на лицо, кончиками своими завешивали голову Диего. Оборотень дышал странно спокойно. глубоко и медленно, его глаза были зажмурены. Он с вихрем осознания случившегося, выводящим его в головокружительный штопор, возвращался к реальности.
Мыслей в успокаивающейся голове промелькнуло миллиард. Но Рере, видимо, хоть и был дураком, однако не таким дремучим, как десять лет назад. Он не сказал Диего всяческих унизительных "Прости", он дёрнул уголком рта, попытавшись улыбнуться, но ему было физически лень это делать, так он был расслаблен,  наконец-то расслаблен!
Да, что свершилось, то свершилось. А как же иначе? Когда Диего принял сумасшедший вызов и взялся за дело, перевозбуждённый Рере обалдел от ощущений, которые получил под напором поистине жадного рта, и кончил, что уж там, очень быстро. Другое дело, что в моральном плане за эти мгновения они оба преодолели, как минимум, Великий Каньон.
Диего отодвинулся, и Рере снова надел штаны. Он включил воду в раковине, и умыл лицо. Но ему было мало, и он продолжил брызгать ледяной водой на голову, на волосы, на шею. Поймав в отражении взгляд Диего, Рере улыбнулся ему утомлённо и на удивление очень спокойно.
- Ты как?
Всё бы хорошо, если б не затраханная шлюшка, сидящая на полу туалета. Всё бы хорошо, если бы не разбитые в кровь колени Диего. Всё бы нормально, если бы не зоркий глаз видеокамеры в углу туалета.
- Прости за разбитые ноги... - он смотрел на светло-голубые джинсы, на которых темнели пятна от крови в районе колен. - Может, тебя домой отвезти?

+1

23

Рере кончил быстро, так, что пьяный Диего не успел даже толком отсечь этот момент. Просто как-то вдруг рот наполнился терпко-соленым семенем, вызывающим странные ассоциации о море. Скрипач мотнул головой, отодвинулся, какое-то время просто сидел на полу, наблюдая за перемещениями друга до раковины и обратно. чего уж греха таить, ждал. Ждал реакции, ждал, отпустило ли Рере, и как он воспримет произошедшее. В прошлый раз, когда они оказались в похожей ситуации, Рере хватило на идиотские "прости" по утру, и еще несколько месяцев он не смотрел Диего в глаза. В итоге они посрались так, что можно было подумать, дружбе конец. Но потом все как-то устаканилось само собой.
Сейчас Диего не чувствовал в себе сил на повторение такого конфликта. А Рере, к счастью, не стремился к нему.
Скрипач поднялся с кафельного пола, подошел к соседней раковине. Мир перед глазами немного плыл - от алкоголя и возбуждения. Будь это кто угодно другой, не Рере, можно было бы продолжить веселье. Диего несколько раз почти судорожно плеснул себе в лицо холодной водой.
Непонимающе уставился на Рере, не сразу догнав, за что тот извиняется. Потом опустил взгляд, поморщился, увидев темно-красные пятна на коленках.

- Да хуйня. Какое домой. Ночь только началась, - он махнул рукой. Еще не хватало страдать из-за пары ссадин. Конечно, то, что сейчас случилось, нельзя было назвать обычным моментом в клубе, однако и нонсенсом для Диего это тоже не было. Ну, разве что сосать незнакомцу он не стал бы.
Он еще пару раз плеснул на лицо, вытер руки о бумажное полотенце и кивнул в сторону девицы в отрубе:

- Что будем делать с ней? Не уверен, что стоит оставлять ее тут в таком состоянии.

Отредактировано Diego Navarro Rey (25.03.14 23:38:38)

+1

24

*Ночной клуб*

Глянув на пьяную девушку, он про себя малодушно порадовался, что они пользовались презервативами. Если бы она ещё и вся была в "следах порока", вот тогда уж её подружки и за копами могли пойти.
- Давай вернём её подругам. Если они не свалили.
Когда с пьяненькой и лыка не вяжущей Эрикой ребята выбрались из туалета, им многозначительно подмигивали неподалёку находившиеся мужики. Эрику далеко было слышно, похоже. Ну, по крайней мере, в кратких паузах между песен.
- И где её пёстрая стайка? - Рере оглядывался, но вот компанию в похожих майках, с которой тёрлась рядом тогда ещё способная самостоятельно передвигаться Эрика, он не видел. - Ну, супер вообще! Диего, побудь с ней минуту. Я к администрации схожу.
Диас добрался до бара, выяснил у бармена, где тут заседает администратор. По полученным координатам добрался в кабинет, где помимо администратора клуба, молодой бойкой женщины, находился начальник сегодняшней смены охраны. Когда на его стук дверь открылась со щелчком отпираемого замка, администратор сначала дежурным образом улыбнулась, а потом её лицо вытянулось, и начались какие-то странные потуги совладать с ним и всё-таки продолжить улыбаться. Но на лице женщины выступил лихорадочный румянец, зарделись даже уши.
- Здравствуйте. Чем могу помочь?
Рере изложил суть дела, так и стоя у порога, ведь в кабинет его никто не приглашал. Он лишь мельком мазнул взглядом по пространству за администратором. В комнате помимо пары рабочих столов стояли мониторы камер слежения. Увязать это с собственным распутством в клубном сортире он не догадался.
Диего проторчал возле Эрики минут пять, может, чуть больше, и Рере вернулся к нему с подмогой. Девушку сбыли на руки охране клуба, которая уже взяла на себя обязанности по протрезвлению тела и прочим нужным процедурам. Надо же было как-то выяснить, куда её отправлять домой?
- Первый раз такой фигнёй занимаюсь, - сказал он, глядя на то, как дамочку повели умываться, собственно, в тот же самый туалет, где только что её поимели.
И говорил ли он только о передаче с рук на руки пьяных девиц или о том, что они вообще сделали тут за вечер, давно переставший казаться томным, большой вопрос.
- Какие есть ещё идеи на вечер? В этом клубе, мне кажется, мы и так уже прошлись ураганом.
В уголках его губ едва не появилась виноватая улыбка, но Рере решил, что какого же чёрта он должен обвинять себя за случившееся? И потому плюнул на терзания, отложив их для более подходящих времён.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (09.04.14 17:17:06)

+1

25

Пока Рере искал администратора или хоть кого-нибудь, кому можно было бы сбыть на руки пьяную вдрызг девчонку, Диего исполнял роль не то няньки, не то - опоры, за которую Эрика цеплялась из последних сил.
Сквозь ее неразборчивое бормотание было сложно что-то разобрать, но внезапно Эрика словно встряхнулась, взгляд плывущих глаз с размазанной косметикой сфокусировался на скрипаче.

- Твой дррр..дррружок - ваще...ваще хамло! - заявила девушка с обидой, продолжая цепляться за Диего, - С девушк-ик!-ами так себя не ведут... Понял? Ты-..эта...хам!

Она ткнула наманикюренным пальчиком в вернувшегося с подмогой Рере, и Диего с облегчением передал девицу с рук на руки местному работнику.
Слушать дальше жалобы пьяной девицы, которую они только что оприходовали в местном туалете, не было никакого желания.
Зато, похоже, Рере немного отпустило. Во всяком случае, в его взгляде и голосе больше не было этой жуткой ярости и желания разрушать все вокруг.

-Какие есть ещё идеи на вечер? В этом клубе, мне кажется, мы итак уже прошлись ураганом.

Диего ухмыльнулся, все еще ощущая на языке вкус Рере. Да уж, ничего не скажешь. Ураган в их случае был разрушительных масштабов. Рей даже сам себе не хотел признаваться, но этот момент с тем, что друг в этот раз не вел себя как ханжеская сволочь, несмотря на трезвость, его здорово радовал. Тогдашняя юношеская обида на поведение Рере, который, собственно, был совершенно не против экспериментов, пока был бухим, как оказалось, ни черта не прошла за давностью лет. И сейчас они вроде как преодолели ту границу, которую когда-то, пусть и без желания Диего, установили между собой. Нет, конечно, никакой речи не было о том, чтобы заводить шашни с другом детства, никаких там страданий и прочего. Но во всяком случае, эту проблему они вроде как решили.

- Мне пофиг. Можем пойти и устраивать ураган в другой клуб, - Диего ухмыльнулся, ощущая себя пьяным и безбашенным подростком. Нет, он, конечно, почти всегда себя таким ощущал. Но тут было прямо-таки окрыление. Хотелось творить хуйню и радоваться тому, что еще это умеешь. Правда, было немного гадко от осознания того, что вот Рере-то больше не сможет взять и упиться. По крайней мере, далеко не сразу. - Но сперва хорошо бы пожрать. Тут из еды только чертовы фисташки.

+1

26

*Ночной клуб*

Диего как будто кодовое слово сказал - "пожрать", и Рере понял, как он зверси, до додурения и головокружения голоден! У него и прежде случались приступы адского жора после секса, но сейчас это было нечто особое. Оборотни быстрее оказываются голодны. Глаза музыканта прямо-таки вспыхнули.
- Точно, - он сказал это, прищёлкнув пальцами: - Корову бы сейчас сожрал, такой я голод... - он осёкся, - хм, ладно, не будем про корову.
И всё же он не удержал смех в себе. Да, фраза про корову имела под собою мощный ассоциативный ряд из недавних событий, пережитых как раз вместе с Диего в запертом подвале, в первую ночь Зверя для Рере.
- Пошли скорей, в это время суток пуще всего пашут рестораны в вампирском квартале. Но, блин, туда надо звонить, так как там бронируются места. Да и дресс-код. Короче, поехали ко мне?
Похоже, рефлексии Рере по поводу того "какая грязь творилась" в его доме, поутихли. И стремление к родному холодильнику перекрывало любые моральные трепыхания, касающиеся проделок нечестивого брата и его, Рере, коллег на уже выкинутом из гостиной диване.

*Дом Рере Диаса*
И вновь шорох колёс такси по дорогам города, вереница ночных огней, голоса в салоне, но уже совсем-совсем другие настроения, ощущения, эмоции и атмосфера. Всё-таки, какой бы грязной ни была клубная ночь, она здорово помогла Рере опомниться.
Нетерпеливый, едва не лязгающий с голодухи зубами, он отпер дверь, приговаривая:
- Давай же, давай уже, открывайся.
И ворвался в дом. В гостиной резко пахло новым диваном. Большой, кожаный, совсем другой формы и цвета, он красовался посреди гостиной своими молочно-белыми боками.
- Ох, класс, - Рере загляделся. И потянул воздух трепещущими ноздрями. Ему нравился запах нового дивана. "Ну, что поделаешь, опять несчастная корова".
- Так, всё, я весь горю, лечу навстречу страсти, - пропел маниакально голодный мужчина, продолжив путь к холодильнику. Горничная, впечатлённая бушеваниями в гостиной, похоже, со всем тщанием занялась вопросом кормёжки, забив холодильник покупками в два слоя. Она (справедливо) полагала, что сытым Рере будет более адекватен. "Ишь ты... какой я ужасный".
Его взгляд шарил по полочкам рефрижиратора, Рере раздумывал, что бы такое быстрее приготовить, как взгляд его прикипел к шматам упакованного в прозрачные контейнеры сырого мяса. Он напряжённо сглотнул, вышло громко и как-то даже мультяшно. Так обычно много кем ненавидимый мышонок Джерри сглатывал при встрече с когтями много кем жалеемого кота Тома.
- Представь себе, - отчего-то шёпотом начал он, - Готовить придётся тебе. Кажется, я нашёл, что хотел.
Он вынул один из контейнеров, глядя на него, как зачарованный, сорвал верхнюю плёнку.
- О, да! - почти с эротическим упоением простонал он, вдыхая запах крови и мяса.
- Какой же я голодный, - он зарычал, улыбаясь. Его хватило на то, чтобы переложить шмат мяса на тарелку, взять приборы и сесть за стол тут, прямо в кухне, не доходя до когда-то так чтимой бабулей столовой.
- Диего, чувствуй себя как дома.
Провозгласил он, и повёл ребром вилки по ножу, не отводя глаза от мяса. В его взгляде было сейчас больше ото льва, чем от человека, хотя глаза и оставались людской расцветки и формы.
- Ты прости. Я не в состоянии готовить.
И он отдался еде со всей страстью. Одно радовало, ему хватало сил не спешить и вести себя за столом прилично. Если считать, что есть сырое кровавое мясо - в пределах приличий.

+1

27

*Дом Рере Диаса*

По первости, услышав предложение завалиться к Рере, Диего неосознанно напрягся - тревожился, как бы друга снова не хватанул приступ ярости. Но, похоже, Рере был так голоден, что ему было совершенно насрать на все остальное.
Они доехали за рекордно короткое время - благо, никаких пробок в такой час не было.
Голодный оборотень, как показала практика, становится почти неуправляемым. Рере мчался на кухню, едва не рыча, а Диего, расплатившись с водителем такси, шел следом, закрыв попутно оставленную нараспашку входную дверь.
В гостиной скрипач даже не сразу отсек, что именно поменялось. Потом до него дошло - диван был новы. Настолько, что в воздухе пахло немного по-магазинному, кожей. Потом этот запах улетучивается, мебель впитывает в себя запахи дома и обитателей.
Хм. Тут вот Диего стало немного стремно - вспомнилась пьяная, полубредовая, смазанная в мыслях ночка с близнецом друга и то, что тогда, вообще-то, они обкончали мебель Рере. Нда.
На кухне уже вовсю бушевал хозяин дома. Везучий, ему и сырое мясо хорошо пошло, не нужно ждать. Учитывая, что сам Диего тоже был зверски голодным (хоть и не так зверски, как Рере, конечно), это сейчас казалось плюсом. Хоть какие-то плюсы должны быть в ликантропии!
Вид Рере, который едва ли не с рычанием поедал шмат кровавой говядины, негатива не вызывал. Сожранная живьем корова выглядела хуже. А еще Диего вспомнил, как на какое-то мгновение эмоции льва стали его собственными эмоциями, и каким привлекательным тогда стал казаться запах крови и теплого мяса.

- Не стесняйся, - скрипач улыбнулся и махнул рукой, - Приятного аппетита, как говорится.

И сам, в свою очередь, не стесняясь, залез в холодильник. Готовить ему ух как не хотелось, но в то же время очень хотелось нормальной жратвы.

- Ты прости, - он вскрыл второй контейнер с мясом, - Я тебя на коровятину немного ограблю.

Один из стейков, слегка подсоленный и поперченный, шлепнулся на сковородку, а Диего меж тем откромсал кусок сыра и заглотил его с космической скоростью. Он все еще был пьян, и жрать хотелось е тольо из-за секса, но и из-за алкоголя. В паршивом клубе закуси не водилось.
Стейк был снят со сковороды достаточно быстро - мясо с кровью, хоть и не полностью сырое, Диего любил всегда.
Накромсав на отдельную тарелку овощей в качестве незамысловатого гарнира, скрипач присоединился к Рере в поглощении мяса.
Горячий кусок обжег рот, но Диего все равно блаженно застонал, прикрыв глаза.
Все-таки люди, как ни крути, - те еще животные. В основе своей им нужно не много - хорошо потрахаться, пожрать и чувствовать себя в безопасности. И жизнь уже прекрасна.
Подхватив на вилку кружок огурца, Диего ухмыльнулся.

- Хей, - первый голод был утолен, и теперь можно было уже не торопиться в уничтожении припасов, а еще и трепаться в процессе. Хоть мама и учила, что  болтать во время еды - моветон, - Чувак, а овощи ты теперь жрать  можешь? Или травоядную пищу организм отвергает?

И на тарелку Рере шлепнулся кусок огурца. Диего говорил это все шутливо, его как будто вовсе не беспокоило, что друг теперь стал ликантропом, он вел себя раскованно и явно не ощущал дискомфорта от того, что сидит в одной комнате с монстром. Во-первых, и сам хорош. Во-вторых, Рере для него всегда оставался Рере - пацаном-старшеклассником, с которым его поселили в одной комнате. Тогда еще по-подростковому угловатым, смазливым настолько, что даже старшекурсницы пищали от восторга, когда приятель проходил мимо. Способным на любой отрыв.

+1

28

*Дом Рере Диаса*

Друг поделился с ним, и Рере философски оглядел "дар", наколов его на вилку.
- Не думаю, что что-то изменилось. Я просто больше жру. И больше хочу сырого мяса. Ну, как-то и всё.
После откровения он захрустел огурцом и задумчиво возвёл очи горе.  А после утвердительно закивал, пережёвывая свежий овощ.
- Совершенно те же ощущения, что и раньше. Я вообще всегда любил зелень. Огурцы вот, всякие кусты вроде рукколы, как я  Шреком-то не стал с такими предпочтениями? - глупые мысли, глупая голова, гармония!
Он закончил трапезу, чуть быстрее обычного, да, он немного спешил за едой, но то от чистого зверского аппетита. Рере откинулся на спинку стула, привычным жестом провёл руками по волосам, заводя ладони под затылок и отбрасывая всю гриву за плечи, заметил на себе внимательный взгляд предающегося воспоминаниям Диего и улыбнулся ему.
- О чём задумался?
Когда человек рядом с тобой едва ли не каждый день, не так-то просто отследить перемены в его облике, он всегда привычен. Так было и у Рере в отношении Диего. Но ведь с момента их встречи, когда им обоим было около восемнадцати (Диего уже полгода как было 18, а Рере ещё три месяца было до этого возраста), оба здорово изменились. "Сколько воды утекло. Здорово, мы стали только лучше".
- Знаешь, у меня есть видео с нашего первого концерта в кампусе.
Он завлекательно подёргал бровями и приглашающе кивнул головой куда-то назад.
- Айда? Ты доедай пока, я найду запись, поржём. М?

Он ковырялся минут десять, пока рылся в запасах оцифрованного архива. Потом подключил внешний хард к телевизору в гостиной, устроился на новом диване, отмечая для себя его удобство, щёлкнул пару кнопок на пульте и раскинул руки по вершине диванной спинки.
- Нда. Ночь позора только начинается, Диего.

Отредактировано Cesare Kampos Dias (11.04.14 16:13:25)

+1

29

-О чём задумался?

Диего только разулыбался в ответ.

- Да так. Вспоминал вот, как девчонки в универе велись на твою смазливую физиономию, - он еще больше развеселился, когда Рере  высказал предложение ностальгического просмотра старых видео.
Пока друг возился с подключением харда и поиском видях, скрипач как раз доел свой бифштекс и присоединился к другу на диване, захватив из холодильника пару бутылок пива. Может, на Рере оно и не подействует теперь, но привычку так прост оне искоренить.

- Фига себе, да у тебя, оказывается, прямо-таки хранилище компромата! - Диего откупорил пиво и сделал первый глоток. И возмущенно замычал, замотал руками, когда на экране высветилась его юная рожа. Даже глаза закатил, сдерживаясь из последних сил, чтобы не ржать.
Это было их самое первое выступление, и сейчас по прошествии лет Диего даже не помнил имен тех ребят, что играли тогда с ними на сцене колледжеского клуба. Они играли музыку собственного сочинения, но больше - перепевки популярных песен, старую-добрую рок классику.
Это было как окно в прошлое - чем больше смотришь, тем больше деталей вспоминаешь, и хочется всякий раз повторять "А помнишь? А это ты помнишь?", когда в голове всплывает очередная забавная мелочь.
Он вспомнил, как они выбирались репать в старое нежилое здание, бывшее раньше кампусом девчачьего братства, позже переехавшего в более благоустроенный корпус. Как он на спор опрокинул в себя пол литра пива, а потом затянулся косяком, которых всегда были полны карманы их общего кореша. Билл, кажется. Он был на год старше их обоих, и хорошо знал, где и как можно беспалевно разжиться строго запрещенной на территории студгородка выпивкой и куревом.

-Аааа, черт! Я помню, это как раз тот вечер, когда у меня порвались сразу две струны на гитаре, - Диего ржал, вспоминая сейчас, как тогда пиздецки паниковал. Тогда же он впервые играл на скрипке в качестве аранжировки к рок-композиции, и оказалось, что это весьма круто.
Ему было одновременно неловко, смешно и в то же время ностальгически-приятно смотреть на них обоих в этой записи.
Рере был ровно таким, каким Диего его и вспоминал в студенческие годы - длинноволосый и юношески угловатый, похожий больше на плоскую девчонку, чем на мужика.
Хотя и сам он выглядел не лучше - лицо уже утратило детскую округлость и казалось очень тонким. Темные волосы, которые тогда еще не красились, едва прикрывали уши, на шее красовалась первая неумелая татуировка, которую ему набили едва ли не в тот же вечер. Камера, сопровождаемая комментариями невидимого оператора, перемещалась по залу, то и дело выхватывая в фокус девчоночьи сиськи, едва прикрытые тонкими майками с умопомрачительно глубокими декольте, сцену и поющего Рере, какие-то пьяные рожи, снова сиськи. Внизу экрана светились белые цифры - двадцать седьмое февраля девяноста девятого.
Это было первое выступление, а потом они стали играть на регулярной основе, обретя первую локальную славу в студенческих кругах. Адреналин, с которым он тогда выходил на сцену, трудно было сравнить с чем-то еще - настолько это было охуенно ярко и волнительно. Нет, в жизни Диего, конечно, хватало ярких и волнительных моментов - первый секс, первый секс с парнем, охота на медведя, чей клык он и поныне таскал на шее, первая влюбленность и прочее, прочее. Но ничто и никогда с того самого первого выступления не могло поспорить со сценой - это был его, Диего, личный непревзойденный кайф, с которым вообще ничто не могло сравниться.

-Бля... - этот комментарий сопровождал сцену того, как какая-то смазливая брюнетка, пробившаяся на сцену по окончанию песни, налетела на Диего (вот тут как раз и была порвана вторая струна) и поцеловала его взасос. Присутствующие вокруг свистели и вопили вразнобой что-то одобрительное. Диего хмыкнул, - вот и пиздец моей гитаре. Запасных струн тогда с собой не было.

+1

30

*Дом Рере Диаса*

Легко и спокойно было сейчас смотреть этот "компромат", посмеиваться и думать о том, как много лет прошло, как они порядочно изменились с тех пор. И сама жизнь их изменилась. Они хотели славы? Что ж, они её получили.
- Диего, - позвал его друг, отвлекая от созерцания следующей, автоматически включившейся с винчестера, видеозаписи. - Ты не жалеешь, что вот так сложилась твоя жизнь? Что ты тот, кто есть? Что нам скоро тридцатник, а из семьи, я не говорю про родителей, окей? из своей семьи у тебя только скрипка и гитара?
Философские мысли вновь настигли его, это, видно, было откатом после бурных событий ночи. Рере уже не смотрел запись, хотя его взгляд и был направлен на экран, он был глубоко в собственных мыслях.
"Такая вот ерунда. Я всегда был совершенно семейным человеком. Как же так вышло, что я отдалился от семьи? И с матерью вижусь по праздникам только. И с братом отношения - дерьмовей не придумать. Сколько женщин у меня было, и хоть бы с одной это оказалось чем-то серьёзным. Самые мои долгие отношения длились, дай Бог памяти, полтора года. Нда. И закончились ничем. А сейчас у неё есть муж. Не бой-френд с гастрольным листом, а муж. Я хотел бы другой жизни? Нет, пожалуй. Я люблю то, что я делаю. Но мне не хватает того, от кого будет сердце биться быстрее, того, кто будет со мною рядом просыпаться по утрам".
Ему болезненно-ярко вспомнилось июльское утро, когда у стервы Мэдисон он лежал головой на бёдрах, а она гладила его по волосам, приговаривая, что вот такие же локоны когда-нибудь будут у их детей.
- Подумать только, Мэдисон хотела от меня ребёнка.
В задумчивости пробормотал он, и тут, казалось бы, пора было очнуться, вынырнуть из своих раздумий, но навязчивое ощущение одиночества не отпускало Рере.
- Это со мной уже бывало, - усмехнулся он. - Вот почему.
Он встал и ушёл за гитарой. Вернувшись через полминуты, Рере прошёлся по струнам, подстраивая их, мелодия заструилась из-под пальцев, и мужчина запел:
- No hay sentido, en lo que queda por llegar estoy perdido, sigo cautivo en lo irreal...*
Эту полынную тоску он написал уже лет пять назад, музыку создал Диего, она появилась исключительно как мелодия настроения, но Рере послушал её и притащил на следующий день стихи, насквозь пропитанные горечью. У него в поэтическом творчестве вообще не редко встречался мотив страха одиночества, притом через то, что те, кого он любил, отвернулись от него, выбрав другой путь, по-прежнему остаются счастливы с кем-то, но не с ним. И как-то так складывалось, что стихи оказывались пророческими. Желанный для тысяч девчонок, он выл на луну от пронзительного холода одиночества. Дестино о брате сказал как-то, что тот мается ерундой и не умеет общаться с людьми ближе, чем на расстоянии вытянутого для интервью микрофона, вот и результат. Может быть, Дестино был прав?

_________________________

*

Очень приблизительный перевод

Больше нет смысла в том, что ждёт впереди. Я потерян, я в плену нереального мира...

Отредактировано Cesare Kampos Dias (14.04.14 15:44:59)

+2


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [18.10.10] La soledad en el