https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [13.03.11] Молчаливая рапсодия


[13.03.11] Молчаливая рапсодия

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: вечер 13 марта 2011 года
Места: Сент-Луис, улочки, парки, достопримечательности
Герои: Alex Makoto Grave, Micaella Oha
Сценарий: Слова поверхностны, порой, без них можно сказать гораздо больше, чем в порыве красноречивого ораторства. Это маленький отрывок о том, как одно искусство подражает другому, как  одно одиночество изгоняет другое. Как прекрасно могут ладить вампир и оборотень, если никто из них не хочет говорить того,что и так видно невооруженным взглядом.

+1

2

Еще один день показал, что как ни вертись в этом городе, все равно рано или поздно конец этому противостоянию придет. Мика устала, шрамы едва успевали заживать на ней, как ретивые соплеменники с усердием наносили новые, в своем прытком стремлении поймать ее и приволочь за волосы к Эсме и Лукану. Если бы не смерть бабушки от их рук, может Эл и сдалась бы…Но держалась из чистого упрямства и смертельной тоски, от которой хотелось выть и рвать всем глотки.
Вечер был прохладным, от реки под железным мостом тянуло сыростью и холодом, солнце село больше часа назад, но суббота, вечер, люди только начинают гулять, отдыхая от рабочей недели. Гайджо странно стремились подогнать жизнь под линейку, почти лишая ее ярких впечатлений, на отдых-день, два, в ленивой манере просмотра телевизора и прогулки с поеданием всякой дряни. И все, как будто мир окружен телевышками и лавками с тако. От этого тошно становилось!
Мика сбросила куртку на землю, рядом с рюкзаком и одним прыжком преодолела заграждения, отделявшие три полосы арматуры над двадцатью метрами свободного падения в воду реки от асфальтированной дуги моста в парке. Фонари бросали причудливые тени, так похожие на приглушенные софиты. Господи, как же ей не хватало их, как не хватало публики, адреналина, грома аплодисментов, вибрации музыки! Не положено это предательнице и беглянке, не по чину и не по заслугам.
Плеер, старенький, но вполне способный еще к жизни в жестком быту цыганки, ровно и чисто воспроизводил звук через малый куб колонки. Оглашая пустынную часть парка неторопливой мелодией. Сегодня сценой был этот треклятый мост, а публику она себе представит . Микаэлла ухватилась за перила, выгнувшись назад, позволяя волосам свисать почти до пяток, пока мышцы не занемели и суставы не скрипнули. Боялась ли она высоты? Вот уж нет! Волчица падала и поднималась десятки раз, утратив и страх, и здравый смысл. Спина выпрямилась резко, будто что-то обрезало невидимую, сдерживающую ее струну, волосы взметнулись перепуганными птицами, упруго ударив по груди и тут же закрутились вслед за хозяйкой, бесстрашно крутившейся по узким линиям арматуры и хватающейся за невидимые цепи, ее сдерживающие. Она падала, резко поднималась, бесстрашно повисала над пропастью и взлетала вверх ногами, полагаясь только на силу своих рук, да ловкость, выработанную с годами. Голод, тоска искажали приятное лицо цыганки гримасой, в сморщенном носике. В складках зажмуренных глаз, в нервно закушенной губе. А она все еще не боялась, может, даже надеялась упасть, следуя ритму музыки и отчаянно порхая над поручнями моста.
Не было сейчас ни парка, ни тех чудовищных проблем, ни горя утраты, ни недоверия, она чудом заставила себя обо всем этом забыть, предпочтя стук подошв кроссовок о асфальт и металл , изящные шаги и сломанные крылья рук в пируэтах, смелые прыжки и опасные полеты на самой грани, когда между тобой и полетом в чертов реку-только скользкий поручень. Черт его знает, сколько она так носилась, выбивая в памяти мостовой свой безумный танец, она остановилась лишь прокрутившись на коленях и ударив кулаками в холодный металл, бессильно садясь на пятки. Дыхание засело в горле, но упоительно-приятная слабость сковала все тело, прогоняя хотя бы на сегодня все мысли о погоне и потере. Эл откинула длиннющие волосы назад, прогнув спину почти в балетном движении, рванулась на руках, чтобы через пол секунды вскочить на поручень, будто самоубийца, решившая прославить мост дурной попыткой закончить жизнь так, повернулась и замерла…
Она не услышала. Не учуяла. Не почувствовала. Ее могли бы много раз убить или сгрести за шкварник. Но на удивление для себя самой, ей не было до этого дела. Сегодня она украдет эту чертову ночь себе, не рома, не стае-себе, Микаэлле. Цыганка спрыгнула в боковом сальто, весьма изящно выпрямившись и прогнув поясницу, демонстрируя и хорошую осанку, и рост, и гибкость тела. Протянула тонкую руку в пустоту перед собой, одернула. Будто обожглась и прижала к обтянутой свободной майкой груди, будто лелея. Оголенное плечо холодила ночная промозглость, но что это в сравнении с холодом и страхом внутри нее? Чушь.

+1

3

Шум ночных улиц Сент-Луиса взрывал сознание ярким контрастом с тишиной сельской местности. Вместо стрекота цикад - гул голосов, вместо подмигивания красавицы луны - призывно яркий свет уличных фонарей. Рай для вампира, ад для одиночки. Макото даже не успел привыкнуть за свою бессмертную жизнь к такому вихрю и суете за окном. Слишком быстро покинул большой город, сбежал от самого себя. И теперь вот никак не мог определиться - нравится ему смена обстановки или тянет обратно. Мысли лениво цеплялись одна за другую, утягивая вампира за пределы временного пристанища. Машину он оставил на парковке, даже не вспомнив о ее существовании. Целью охотника за кровью сегодня были впечатления. За спиной легкая тяжесть фотоаппарата, в губах зажата тлеющая сигарета, во взгляде  притаилась ночь.
Блуждая по знакомо-незнакомому городу, Макото вышел к мосту, оставшемуся без внимания жителей в этот час. Тихий плеск воды, подгоняемый ветром, шелест колес машин - чуть в стороне. Почти идилия. Взгляд сам по себе заскользил вверх по конструкции моста и, словно резким выстрелом, темнеющая фигура разбила вдребезги спасительное одиночество. Макото щелчком пальцев отправил окурок в темные воды реки и нахмурился. Звуков музыки он не слышал, но фигура танцевала. Та, что отдавала свой талант тишине, не заметила его присутствия. И он рискнул подойти ближе. Машинальный жест - ремни рюкзака с шорохом скользнули по жилету, ловкие пальцы распутали шнур и с нежностью любовника обхватили корпус фотоаппарата. Вампиру не надо было мучаться с настройками. В студии он давно не работал, а ночь его окружала всегда - режим подходящий. Лишь бы птица не вылетела за пределы клетки металлической ограды моста. Теперь, когда интерес в нем проснулся, Макото определил для себя - девушка, тонкий стан, гибкое тело, длинные волосы. Думать было некогда, он нашел свою цель. Глухой звук затвора прозвучал омерзительно громко, разрушая ощущение нереальности происходящего, но на века запечатлевая незнакомку натянутой струной, готовой вот-вот порваться под давлением невидимой руки. тяготеющий к красоте и изяществу, Макото совсем забыл о том, что происходит вокруг. Прищур правого глаза, прицельный взгляд левым через видоискатель. Еще шаг в сторону мишени и до его слуха донеслось чуть прерывистое дыхание, ветер поделился ароматом свежести, исходившей от ее волос, фонари предательски выхватили блеск капелек пота на виске. Видимо вампир подсмотрел самый разгар опасного для жизни выступления. Пауза вынудила его отвести фотоаппарат в сторону. Не сказать, что он специально остановился под фонарем, но скрывать свое присутствие точно был не намерен.

+1

4

Эл втянула носом воздух, не отрывая взгляд от нежданного свидетеля ее маленького безумия. Она не так часто видела вампиров,  но этих ребят ни с кем не перепутаешь: как говорили, пресловутый смрад смерти в реальности был вовсе не смрадом , а едва уловимым, но навязчивым духом. Характерные линии возле губ-наверняка клыки, бледный, даже для азиата. Ну и недовольное ворчание волчицы внутри. Только ворчание, что значило, что она недовольна незваным гостем, ступившим на ее мост (да-да, ее, ничей больше, как минимум на сегодня!), но и только. Претензий к мужчине она не имела-и то хлеб.
Взгляд уловил фотоаппарат в непривычно красивых для мужчины пальцах, губы невольно дернулись в усмешке-фотограф, значит? Ну да пусть фотографирует, какая ей разница? Три четверти снимков не выходят при тщательном осмотре, едва ли у него останется что-то стоящее. Но это даже льстило, толпу заменило актерское тщеславие, которое поднимает свою черную голову тогда, когда его не сдерживает самокритика и скромность.
Микаэлла прошлась взад-вперед, украдкой поглядывая на вампира, мол, она еще думает: оставаться с ним на одном мосту или стоит уйти? Для виду, конечно. Когда динамик надорвался мелодией подинамичнее (что-то из японского танцевального, как пить дать, но кто их азиатские языки разберет?), Эл прыгнула вперед, ни разу не  человеческой грацией, перекатилась по холодному камню мостовой и вскочила на ноги перед фотографом, отвесив ему залихватский поклон и салютуя рукой. Что ж ей, трудно подыграть? Девушка прокрутилась в залихватском па, крутилась, пока не достигла противоположного  поручня, снова взбираясь по арматурам и столбикам, как по своим любимым цирковым снарядам. Ее вовсе не смущало, что сцена ее имеет ширину в дюйм-два, быстрые танцевальные шаги несли ее по ним так же уверенно, как по плоскому асфальту. Волчица повисла на перекладине, подтягивая ноги вверх и застыла на пару секунд, выравнивая равновесие. Ноги зацепились носками кроссовок и цыганка повисла вниз головой, лицом к своему зрителю, продолжая изображать руками и корпусом какой-то до ужаса не серьезный танец, пружинки волос прыгали вверх-вниз, качаясь в такт. Спрыгнула Мика так же легко, как и забралась туда, пробежала до вампира с явным намерением его едва ли не снести, но в последний  момент уцепилась за фонарный столб и замерла, изогнувшись в эдаком куртуазном  виде, как делали танцовщицы в кабаре начала 20-хх годов. Снова отступили все мысли, кроме как о танце и музыке, не так важно было, чтобы вампир ее фотографировал-лишь бы смотрел. Волчица тихо посмеялась, прокрутившись вокруг столба и пританцовывая, спрыгивая к своему рюкзаку и куртке. Плеер занял место на поясе, рюкзак и куртка- на плече, Эл обернулась, изучающим взглядом окинув Макото, повернулась к нему лицом и так  и пошла: танцуя, спиной вперед, точно зная, что ближайшие метров сто-прямая аллея.

+1

5

Что вы знаете о взгляде? Он бывает манящим и отталкивающим, невинным и порочным или равновнодушным. Все? Значит вы никогда по-настоящему не задумывались о тех внутренних ощущениях, которые дает вам это проявление внимания со стороны окружающих.
Каким был взгляд незнакомки? От него по спине почти бессмертного пробежали быстрым роем мурашки. Холодок чужого раздражения пробрался под одежду, но жгучий интерес темных глаз пощипывал кожу. И это только мимолетные, брошенные украдкой взгляды. Сам же Макото смог лучше рассмотреть неторопливо прогуливающуюся фигуру, отмечая про себя, что далеко не сразу заметил за кажущейся хрупкостью крепкое тренированное тело. Кем бы она не была, но прыгая с легкостью лесной лани по узким парапетам моста, танцовщица прекрасно контролировала себя и явно не собиралась кончать жизнь самоубийством столь экстравагантным способом. Стоя в круге света от фонаря и продолжая наблюдать, вампир поймал себя на мысли, что кареглазая красавица при всей свободе действий, в спокойной и размеренной походке напоминает ему хищника, мечущегося из угла в угол клетки в поисках выхода.
"Ох ты ж!" - Макото едва сумел удержаться от проявления слабости. Лишь усилием воли он заставил себя стоять на месте, когда девушка сменила траекторию движения и резво возникла чуть ли не перед самым его носом. Прядь кудрявых волос бесследно чикнула мужчину по щеке. Пальцы крепче сжались на корпусе фотоаппарата, ремень обвил запястье. Что ж, предложение игры прозвучало недвусмысленно и парный танец начался. Перемещаясь за танцовщицей, он следовал своему чутью. Наметанный глаз находил нужную точку, с которой могли получиться наиболее удачные и четкие снимки. А нечеловеческие ловкость и быстрота позволяли своему хозяину успевать за ним. Учитывались все мельчайшие подробности: свет, цвет, движение, ветер, ракурс съемки. Звезда то взмывала ввысь, то мимолетно спускалась на грешную землю. Щелчки затвора отмеряли время: секунда, минута, бесконечность. Он сам не заметил, как чересчур увлекся и теперь казалось, что двое затеяли рискованную игру в чехарду, мельтеша между балок моста, балансируя на грани падения: одна в танце, другой в запале охоты. На губах Макото блуждала улыбка азарта, ветер запутался в волосах, рвал с шеи шарф. Отсутствие биения сердца и умение моментально останавливаться давали ему фантастическое преимущество во время ночной фотосъемки - ему не требовался штатив для четких снимков. Пальцы на память скользили по кнопкам корпуса, меняли выдержку, ловко чередуя резкость с волнительной размытостью "движения" незнакомки в кадре. Многолетний опыт подсказывал ему, что среди статичных и отчасти скучных фотографий, найдутся те, что смогут занять почетное место на стене будущей студии. Но и как все хорошее, этот момент также подошел к своему завершению слишком быстро. Убегая не от девушки, но от собственной тени в кадре, Макото пробежал спиной вперед, словно кудрявый тайфун сдувал его за пределы фонаря. Последний стоп-кадр - лукавый и лучистый девичий взгляд, хитрый прищур глаз, кажущихся еще темнее от падающего сверху света. Вихрь азарта потихоньку улегся в душе вампира, он опустил объектив камеры и задумался, как быть дальше? Склонив голову к плечу, Макото отпустил девушку метров на 40 вперед. Казалось, что он полностью потерял интерес к пританцовывающей брюнетке. Вернулся к брошенному у моста рюкзаку, оправил на шее шарф, одним скользящим движением обеих рук пригладил взъерошенные волосы. И пошел следом за незнакомкой. В конце концов она его пока не напрягала своим присутствием, но интриговала непривычной для женщины молчаливостью. Почти гадая не немая ли она и куда его заведет на улицах Сент-Луиса, Макото чуть нервно улыбнулся. Перед ним не человек, совершенно точно не человек. Но и не вампир, за это он мог поручиться головой.

Отредактировано Alex Makoto Grave (01.09.14 22:43:43)

+1

6

Дистанцию фотограф держал знатную, Мика оценила.Признаться, надеясь на то, что игра в кошки-мышки продолжится, она вполне была готова к тому, что вампир уйдет по своим вампирским делам. Чтож, сто очков в его пользу, теперь она в долгу не останется.
Когда половина аллеи была пройдена, цыганка перестала активно танцевать, переводя дух и пропуская мимо толпу родителей с ребятишками и кучку шумных подростков. У  ее преследователя, на редкость молчаливого для мужчины, но прямо в канон для вампира. Выразительные скулы, мрачный взгляд, и какого черта он делал в Сент-Луисе? О том, что себе стоило задать тот же вопрос, она как то не подумала.
Аллея кончилась оживленной улицей с палатками, иллюминацией, режущей по глазам и вызывающей жуткий диссонанс в сравнении с прекрасным и молчаливым мостом. на пару секунд Микаэлла исчезла из поля зрения вампира, она из толпы вдоволь насладилась мгновениями замешательства, хмыкнула на то, как он опустил фотоаппарат, ведь через видеоискатель все видно совсем не так, как нормальным зрением. Но это длилось лишь с пяток секунд, Мика возникла совсем рядом с азиатом так же внезапно, как и исчезла из его поля зрения, насладилась еще одним моментом узнавания и пошла совсем рядом, пусть и снова спиной вперед, в такой плотной толпе мало кто обращал  внимание на очередных чудаков.
Вот, неприлично-отработанным движением Эл стащила у кого-то из под носа фетровую шляпу, надвинув ее на нос и почти похоже изображая из себя ни то Майкла Джексона, ни то гангстера  30-хх годов, затем описала круг вокруг своего фотографа, надвинув шляпу уже ему на голову, пробежалась по бортику бассейна, изобразив выпендрежное сальто назад и сорвала аплодисменты подвыпившей компашки , подставилась под свет неоновых гирлянд в самый удачный момент фгурного поворота. И все это она делала с легкостью, будто дышала этим ежеминутно, каждый день, не умея по другому и продвигая свой танец в народ, как религию. Для Микаэллы он и был религией, каждый шаг-как молитва, короткая, зато частая. Христиане ведь берут частенько количеством вместо качества, так почему же ей нельзя?
Волчца бегом вспрыгнула на горящий фонарь, прокрутившись вокруг него не хуже, чем на пилоне, залезла на декоративную греческую стенку, поизображав статую для пущего эффекта. И как раз кстати динамик выдал ритмичные биты смеси клубной и хип-хоп музыки, что координально  поменяло ее настроение: Мика надула губы, состроила шутливую гримасу крутого рэпера и вдохнула полной грудью, сделав вид что вся она-это бьющийся пульс сердца. Она до того ровно попадала в музыку, что почти слышала шум этой красной предательницы в венах, стук сердца вокруг, а не только в ушах. Ее маленькое представление собрало небольшую толпу, но как только она начала подступать к Макото, волчица выпрыгнула из своих декораций и рванула прочь от людей-они ей мешали. Фотограф заменил ей публику в начале вечера, едва ли бы ему понравилось, что столько народу подперло бы его в спину. Слишком уж он выделялся, слишком был не похож на обычного человека, на ее взгляд.
Цыганка засела на дереве, насвистывая очередную мелодию из плеера, ритмично двигая плечами и руками, но весь ее вид говорил, мол " а я что? я ничего".

+1

7

Чем дальше уходила незнакомка, тем меньше происходящее сохраняло для него легкость. К тому же присутствие посторонних, которыми стали все, кого он по пути встречал в это позднее время, раздражали обоняние, дразнили аппетит и отвлекали от шаловливой цели впереди. Впрочем, некоторое время в этих двоих вообще трудно было признать спутников, даже невольных. Просто двое, по воле случая, идущие по одной прямой. Макото проводил взглядом семейную пару. Малыш, утомленный долгой прогулкой, мирно спал на руках у отца, прижавших пухлой щечкой к его плечу. Внезапно ощутив острый приступ удушья, вампир потянул рукой хомут шарфа, одновременно натягивая шнур ошейника. В опустевшей голове тихо звенела тьма, взгляд потух. Руки перестали чувствовать тяжесть техники, стиснутой побелевшими пальцами. Мир сжался до пульсирующей точки. Лишь краем сознания Макото уловил теплоту улыбки молодой матери и на автомате сделал кадр. И только тогда понял, что ограничил свое зрение возможностями видоискателя. Разозлившись на себя, вампир отыгрался на ни в чем неповинной технике, которую с неожиданной грубостью едва ли не забросил обратно в рюкзак. Только когда танцовщица возникла справа от него, к Макото стало возвращаться ощущение реальности. В этот момент он даже был ей благодарен, если это можно так назвать. Немигающий взгляд следил за каждым движением. Даже когда девушка пропадала в толпе, мужчина дорисовывал ее образ.
- Эй!
На окрик обернулся не только Макото. Где-то впереди человек взмахнул руками, как испуганная птица крыльями, хватаясь за голову. То ли пытался скрыть то, что недавно скрывала шляпа - намечающуюся плешь, то ли правда сожалел о неожиданной потере. А гибкая фигура замерла в обманчивой лунной походке, дожидаясь когда вампир приблизится к ней. Круг "почета" в изящном пируэте, точный жест выпрастанной вперед и вверх длани и шляпа тугим обручем стиснула его виски. До ушей донесся сперва редкий, но со временем все сильнее нарастающий смех. А вместе с ним вспыхнул и гнев вампира. Слишком поспешно вернув имущество хозяину, Макото рванул к нахалке, но люди, привлеченные неожиданным зрелищем, стояли перед ним плотным кольцом. В раздражении он не сдержался и молча переставил стоящую впереди женщину в сторону. Будто сдвинул на доске шахматную фигурку, да так быстро и ловко, что та даже испугаться толком не успела, как виновник тревог уже бежал за задорно мельтешащей в ночи копной черных кудрей и собственно за ее обладательницей. Макото пересек квартал и остановился посреди дороги, озираясь. Чуть впереди был слышен мелодичный тихий свист. Хмурый взгляд заскользил по бархату полумрака листвы и наконец отчетливо выцепил чернеющий на его фоне силуэт. У него просто таки чесались руки дотянуться до дразняще свисающей ноги и сдернуть ее  темногривую обладательницу на землю. А та, с невозмутимым видом, взирала на мужчину сверху вниз. И сказать бы девице что-нибудь надо, да вот только не знал что именно.

Отредактировано Alex Makoto Grave (02.09.14 00:54:16)

+1

8

Неосторожно отпущенную на вольный полет ногу Микаэлла подтянула к себе, уж больно ее насторожил взгляд фотографа. Она втянула носом воздух, отчетливо уловив...злость? Раздражение? О-ля-ля, наш молчаливый маэстро камеры и затвора умел злиться? Вот это открытие!
Эл перебралась на ветку повыше, выглядывая из-за ствола так, будто вампир ее напугал, хотя, будь он мало-мальски одарен, он точно учует, что это не так. Или как там у этих бледнолицых происходит с мировосприятием? Ей нравилось строить эту встречу на молчании и догадках,простые вопросы были бы обыденными, скучными, а теперь оба заинтригованы, не в силах предсказать, что сделает другой.
-Брось, неужто я так тебя оскорбила?Что же ты делаешь в ночной братии, если тебя так легко вывести из себя?
Мика свесила вниз головой с ветки, жадно разглядывая лицо вампира, поворачивая голову то в один бок. то в другой, словно от игры света она могла увидеть что-то другое. Даже будучи так близко никто из них не стремился сокращать дистанцию, черт его знает, какие были причины у Макото, но цыганка все еще была во власти вбитого с пеленок принципа "гайджо незачем прикасаться к цыганке" и здорового опасения, что это разрушит все молчаливое очарование. Да и кто даст гарантию, что этот рыцарь в ночи уже ел и не покусится на бьющуюся от пульса жилу?
Она отпустила ноги резко, сорвавшись в секундный полет вниз головой, сгруппировавшись у самой земли и перекатившись через плечо, вставая на ноги в паре метров от вампира. В волосах запутались мелкие веточки и начавшие открываться листья, звякнули браслеты, крест и медальон перепутались, больно ударив по грудной кости. Волчица  поспешно убрала распятие под футболку, памятуя о том как могут реагировать священные предметы на представителей не-мертвого мира.

+1

9

Если хочешь выжить в мире людей и занять в нем причитающееся тебе место, то нельзя себя недооценивать - сядут на шею. А если хочешь остататься при своем в мире, наполенном разнообразной нечистью, тогда даже будучи с ними одной дьявольской крови, ни в коем случае нельзя себя переоценивать. Макото, когда-то ни в грош себя не ставивший будучи человеком, свято придерживался последнего правила. Воздержавшись от поспешных действий, он лишь взглядом проводил стройную девичью ножку, скрывшуюся в густой листве. Но не упускал из вида саму незнакомку, продолжая гадать кто она. С кем столкнул его лукавый рок? По-прежнему убежденный в том, что незнакомка не относится к вампирской братии, мужчина хмурил брови. Было в ней что-то отчетливо хищное. Макото даже воздух потянул носом, ища дополнительные способы узнать кто перед ним.
- Дьявол! Чтоб Малкольму в гробу солнце встало! Читать нотации по поводу воздержания и особого ритуала испития крови у него ума хватает, а рассказать о том, что ждет каждого за пределами его церкви - нет. Так сердобольный глупец сперва подкармливает дикого зверя, а потом забывает о новой игрушке и та погибает от банального голода лишь потому, что сытая жизнь не воспитала в нем охотника. Мне нужна информация... - вампир снова углубился в свои мысли. Только взгляд был прикован к девушке. Вытянувшись во весь свой рост, он достал рукой нижнюю ветку убежища новой знакомой. Короткий ритмичный перестук по дереву пальцами, прищур темных глаз.
- Высоко... Значит не только по мостам скакать мастерица. Ловкая, сильная, уверенная в себе... Впрочем, опомнись. Ты сам иногда такое первое впечатление производишь, что увидел бы со стороны - волосы дыбом встали. - внезапно припомнилась одна из последних пассий, сознавшаяся через месяц совместной жизни, что Макото так посмотрел на него впервый раз, будто привык с живых шкуры сдирать. Сочтя этот факт по-прежнему смешным, мужчина усмехнулся.
А брюнетка, словно продолжая издеваться, смотрела также пристально на Макото, только повиснув на ветке головой вниз. Какой там страх! Эта чертовка, похоже, вообще ничего не боялась. Или слишком легкомысленно относилась к посторонним, случайно мелькнувшим в ее жизни. Вампир уже был готов плюнуть на все условности и полезть на дерево следом. Брюнетка не удивила на сей раз. Дав ей прозвище "Внезапность", он ожидал чего-то подобного. Кудрявый вихрь в таком пируэте покинул насиженное место, что звоном браслетов распугал окрестных ворон. Улыбка Макото стала еще шире, но особой веселости в этом выражении лица не было. И мелькнувшие клыки лишь усилили общий эффект. От внимания молчаливого зрителя не ускользнул поспешный жест, которым брюнетка спрятала распятие под одеждой.
- Верит или это просто безделушка? Безделушки так не прячут, ими гордятся и выставляют напоказ. - Как-то невольно заныли старые шрамы и Макото, словно в ознобе, передернул плечами. Звоночек опасности издал боевую трель в его голове. И это удержало вампира от шага навстречу застывшей перед ним фигуре. Рука мужчины отцепилась от ветки дерева и вытянулась в направлении девушки. Классический призывный жест, понятный и ребенку - "иди сюда".

Отредактировано Alex Makoto Grave (02.09.14 22:31:22)

+1

10

Микаэлла так заломила бровь, что соболиная линия грозила вот-вот переломится с влажным треском, как весенняя ветка. Клыки она восприняла как жест не то устрашения, ни то попытки ее напугать. Жест заранее не честный, о чем Макото едва ли мог знать: Будучи одаренной метафизически и избавленной от необходимости терпеть боль и тратить силы на превращение в волка, Эл не могла превращаться в промежуточной стадии. Ни когтей, ни клыков, ни глаз... Так что демонстрировать новому знакомому было нечего. По крайней мере. всем известным способом.
Улыбка сошла с ее лица, протянутую руку она рассматривала как потенциально-опасного  противника. Это холодило кровь, заставляя ее бежать по венам быстрее, сердце биться чаще. Ровно так. как она любила.  Цыганка совсем опустила щиты, давая собственному мускусному запаху пролиться вокруг, своей силе щелкнуть вампира по носу, рваная,звериная грация походки, будто у волчицы есть мышцы там, где обычно у людей не бывает. Этот вампир не был сильным, иначе ее зверь среагировал бы по-другому. она его не боялась. Но он был чужаком, значит, доверять ему заочно не следует.И тем не менее, Микаэлла к нему подошла, все еще с сомнением глядя на руку. протянутую ей в доброй воле. Или в любопытстве, как посмотреть. Но ведь она специально для этого убрала все свои щиты, сейчас на поляне любой другой метафизик как минимум зажал бы нос от мускуса, которым здесь все пропахло, от намеренно выпущенной силы, которая пульсировала о траву и деревья.
Она подала руку не так как это делают обычно, тыльной стороной ладони Эл прикоснулась к мягкости ладони, проводя ей почти до самого запястья, потом обернула кисть вокруг предложенной вампиром, прислушиваясь к собственным ощущениям, наблюдая, как по его руке вверх расползается ее сила. Не было ничего такого в этом жесте, и одновременно было нечто, что далеко выходит за рамки определения "личное".
Она была ниже его на полголовы, как минимум. Волчица втянула запах кожи у самого запястья,накрыв его руку почти по локоть своими волосами. Запах сигарет, ни то одеколона, ни то мыла, пластика и краски. Странный вампир, интересный.
Микаэлла почти легла на эту раскрытую ладонь, прокатившись затылком по всей руке, спиной приложившись о грудь мужчины и снова по руке, но уже по другой, как кошка, ластящаяся к хозяину или к шарику с кошачьей мятой. По другому и не скажешь. Запахи смешались, создав совершенно новое амбрэ, Мика отпустила чужую руку, но осталась в шаговой доступности. Наблюдая, рассматривая, изучая.

+1

11

Тишина ночи и пустынной улицы баюкала вампира, расслабив ровно до той стадии, когда разум перестает сопротивляться инстинктам тела. Нет, речь не о вожделении, которое могло бы возникнуть между этими двумя. И даже не о голоде... не совсем о голоде, если быть честным до конца. Неожиданное приключение, которым обернулась изначально ничем не примечательная прогулка, раздразнило любопытство, пробудило почти человеческую тягу к познаниям и жизни. Внезапно Макото понял, что не так в этой девушке - вроде изучал взглядом не отвлекаясь, играл отчасти, дразнил почти всю дорогу... а ведь кроме фигуры, копны волос и глаз ничего о ней сказать не мог. Он ждал, какое решение примет незнакомка и едва не пропустил тот момент, когда окружающий мир неуловимо изменился. Если бы Макото попросили описать свои чувства, то это было бы сравнение с внезапно лопнувшим в руке хрустальным бокалом: крошево осколков, ранящих кожу, и ощущение досады за собственную неловкость. Гримаса, еще недавно заменявшая ему улыбку, сошла с лица. Мужчина на полном серьезе принял решение разобрать на составные части неожиданно попавшуюся на дороге игрушку и понять ее предназначение. Напряжение вернулось, словно поднимаясь от подошв ног вверх по телу. Казалось, что в атмосфере сгущаются потоки, превращая ветер в вязкий кисель, неприятно обволакивая им открытые участки кожи. Вампир бы мог поклястся, что на затылке волосы приподнялись, как если бы его незадолго до того ударило током. Взгляд незнакомки невольно заставлял раскрыть ладонь. Так "здороваются" со зверем, давая ему разобраться в собственном отношении к нахалу, дерзнувшему покуситься на мягкую шерстку, игнорирующего остроту когтей и зубов. Образ настолько живо предстал перед мысленным взором Макото, что он даже смогнул внезапное наваждение. Первое прикосновение руки - не приветствие, тактильное изучение. Проверка тепла горячей крови на холод кожи вампира. Или пытка льда жаром пламени. Кто-то почувстовал бы нежность юности, веявшей от красавицы, а он, проклятый, услышал ритм сердца, разгоняющего жизнь по ее телу. Свободной от внимания рукой смял воздух-кисель в жесткость кулака, почти бессмертный почувствовал себя почти беспомощным, отдаваясь в этот миг на откуп любознательной особы. А куда деваться, если пошевелиться не в состоянии? Колокольчики в голове стучали набатом. Казалось бы вот она жертва - сама за тебя цепляется, стискивая руку пальцами. Стоит близко, дразня... и чувствительность рецепторов в норме - щекотка от прядок волос, тепла дыхания. Сколько по времени он так стоял, оцепенев? Трудно сказать... должно быть несколько секунд, не более. Но растянулись они на вечность.
- Оборотень! - как молния - мысль. Кулак вампира разжался, принимая ладонью затылок, мимолетно лаская. И оковы спали, отпустили жертву, оставляя лишь едва уловимое подрагивание в пальцах. Макото сделал глубокий вздох, вбирая в себя прозрачный воздух ночи. - Ну ничего себе подсказка. Такой убить недолго, лишь было на то желание.
Снова протянув руку, мужчина несильно сжал подбородок брюнетки, чуть запрокидывая ее голову вверх, чтобы рассмотреть получше. Он заслужил приз, но сейчас четко, как никогда, понимал границы допустимого. Девушка, как ходячий закон, ограничивающий вампира в праве пить кровь без разрешения дающего. Тем не менее он достаточно ослаб после таких "диких" игр свободолюбивого зверя и голод обволакивал сознание туманной дымкой. Стараясь освободиться из плена инстинктов своего бессмертного тела, Макото резко тряхнул головой, закрывая глаза челкой, сдерживая соблазн проверить поддастся темногривый оборотень гипнотическому взгляду или нет. Рука тоже дрогнула и пальцы безошибочно легли на пульсирующую вену. Вместо вздоха из горла вырвался тихий хрип, тело била мелкая дрожь. Со стороны это могло казаться крайней степенью возбуждения, но оба понимали, что это не так.

Отредактировано Alex Makoto Grave (03.09.14 01:23:58)

+1

12

Мика сжала зубы, довольно громко скрипнув ими,  этот покровительственно-снисходительный жест она помнила у Эсме, у бабушки, у Ульфрика, за долгие годы к нему выработалась устойчивая, рефлекторная неприязнь.  Волчица бесшумно фыркнула, отворачиваясь от удерживающей его руки, под холодными пальцами жила на шее забилась еще быстрее, потому как сердце подпрыгнуло, а волчица внутри угрожающе рыкнула.
Банальный голод, который она предполагала. Не вовремя сущность вампира проснулась в фотографе, впрочем, Эл сама ее спровоцировала, может и не специально, но она это сделала. В стае мнения на счет донорства с ночными рыцарями расходились, естественно, большая часть альф резко и негативно об этом отзывалась, называя тех, кто противостоять не в состоянии кровавыми проститутками и подстилками, не заморачиваясь особо значениями этих слов. некоторые этого побаивались, некоторые-предпочитали вообще не задумываться. По цыганским законам, тот, с кем ты делишь и смешаешь кровь становится твоим кровным родичем, всерьез, навсегда. Ты обязан прийти к нему на помощь, как и он к тебе, даже если этот родич-гайджо, даже если вампир, никаких оговорок о расе бабка Катерина не упоминала. А помощь Микаэлле пригодилась бы.
Цыганка перехватила руку у себя на шее, сильно ее сжав, как будто предупреждая, что ей особого труда сломать ее -не составит.  Она раньше ни с кем не браталась, но много раз видела это, отлично понимала суть процесса, и осознавала все, зачем это делает. Положение ее было столь отчаянным, что она не гнушалась никакой страховкой.
Девушка осторожно отпустила руку фотографа, медленно обходя его по кругу, с тем серьезным взглядом, который взвешивает и решает-оставить ли противника в живых или подрать, чтоб не повадно было? В этом уголке парка было так тихо, что резало уши, особенно, когда Эл выключила плеер на поясе, от дороги доходил слабый отголосок света фонарей, но за последние десять минут тут никто не прошел. будет большой удачей, если и не пройдет.
Мика запустила одну руку в рюкзак, вытаскивая керамбит,  выглядело это ровно, как пару секунд назад обещал ее взгляд-порезать на лоскуты, но Эл не собиралась этого делать. Она одним быстрым движением задрала рукав левой руки и чиркнула острым лезвием по белой плоти вампира, сразу сжимая ладонь, чтобы тот не дернулся и не сбежал, если и собирался. Старинное железо филиппинского клинка покрылось темной кровью,  ровным слоем скрывавшее лезвие до рукояти и грозившее потерять столь драгоценную жидкость в траву. Волчица все таким же быстрым росчерком сделала глубокий надрез на своей левой руке, которой хваталась за ладонь Макото, запах крови перемешался, ударил по носу удушающим ароматом, но в отличие от кровососв, Мика предпочитала мясо. Свой фунт она урвала во время полнолуния, и сейчас была сыта. Вот в чем преимущество потакать своему зверь: в самый неожиданный момент он не сорвется с цепи, он сыт и спит внутри, пока его не позовешь. Или не придет время следующего каприза.
Лезвие грозило порезать нежную поверхность языка,  но в том и был весь кайф. Цыганка покатала кровь с ножа по нему , размазала терпкую вязкость по небу , впитывая каждый грамм жертвенной жидости. И протянула кровоточащую руку к губам вампира. Раз голоден-так пей. Она не любила все эти вампирские штучки, поэтому глаза отвела, опустила на истекающий живительной кровью в пустую порез, ее куда больше интересовало зрелище того, как вампир возьмет свой  "фунт мяса".

+1

13

Ночь пульсировала перед глазами Макото, то темнея до глухой черноты, то расцветая яркостью красок. Преимущество, которое дает голод любому существу, заключается в том, что все прочие чувства и эмоции отступают на задний план. Так сейчас в полумрак кулис ушли страх и пустота. Остатков самоконтроля хватало лишь для того, чтобы не нарушить общепризнанные законы. Но грань, за которой и эта условность станет неважной, была очень близка. Боль в стиснутой оборотнем руке произвела обратный эффект. Попробуйте: сожмите руку в кулак и, если вы смертны, то ощутите силу биения крови в ваших венах. А если этот кулак обволакивает стальной хваткой руку бессмертного кровопийцы? Правильно. Макото резко поднял глаза на брюнетку и прищурился. Верхняя губа чуть вздернулась вверх, открывая кромку ровных белых зубов и демонстрируя в оскале клыки. И это даже хорошо, что именно в этот момент нахалка решила обойти мужчину со спины, упуская из виду выражение его лица и сосредотачивая свое внимание на фигуре в целом. Даже согнувшись под давлением охватившей его жажде, он был высок. Зажатая линия плеч, округленная спина - поза мученика. Но в том, как вампир склонил голову, было больше агрессии, чем слабости. Проследив взглядом за девушкой, насколько хватало обзора не поворачивая головы, Макото ждал развязки. Он помнил с чего началась эта его ночь. Но как же редко он отдавал себе отчет в том, что любая его вылазка за пределы собственного жилища, рано или поздно закончится охотой. Противоречие, съедающее его поедом вот уже больше двадцати лет, ранило Макото в самое сердце. То самое, нелепо оставшееся в мертвом теле. О, сколько раз стремление остаться на этой планете боролось с отчаяньем человека, запертого в клетку бессмертия. Как часто обманывал себя привычными ритуалами обычных людей, лишь бы не терять остатки самообладания.
Он прекрасно чувствовал, что стоящая перед ним хищница принимает случайного знакомого за легкую жертву. Насколько она заблуждается или права - покажет время. А пока стоит помолчать. Уже столько было не сказано в эту ночь, почему бы "не сказать" еще больше? Почувствовав прилив сил - "второе дыхание", Макото сделал глубокий вздох и выпрямился, расправляя затекшие плечи. Взгляд его был прикован к рукам девушки, а те сжимали пальцами свернувшуюся в изящном изгибе сталь. Боли он не ждал, потому ее и не было. Собственное временное увечье воспринималось как нечто само-собой разумеющееся. Люди и за меньше расплачиваются кровью, почему бы за последующий ритуал кровью не заплатить вампиру? Тем временем остро-пряный запах крови оборотня забил ноздри Макото и когда сочащийся алым порез оказался перед его лицом, мужчина судорожно сглотнул ком, застрявший в горле. Подачка была брошена так очевидно, что зубы сводило от злости. Но отказаться уже было невозможно.
Удовольствие нельзя смешивать с безвкусием. Именно потому, несмотря на дикий голод, сперва он неторопливо стянул полуперчатки, небрежно уронив их на землю. Стиснув руку теперь уже жертвы, ладонью другой размашистым жестом стер свой запах с лакомства и склонился над порезом. Кончиком языка скользнув между розово-алых краев раны, собрал скопившуюся в ней кровь. Сглотнув, вампир широко улыбнулся. Укус может быть относительно приятным, но пошлость допущенная кудрявой чертовкой в играх с металлом и то положение, в которое она его поставила в целом заслуживало наказания.
- Ты сама предложила... Не я. - стальной захват тонкого девичьего запястья длинными пальцами давал понять - если жертва и вырвется, то рука, невзирая ни на что, останется вампиру в качестве сувенира. Острыми клыками по живой плоти, проникая не через кожу, а через обнажившееся мясо. Она облегчила ему задачу. Как сдавленный сочный и ароматный плод сочилась кровью рана. Макото сделал два-три размеренных больших глотка, ощущая благословенное насыщение. Все тело оживало и наливалось энергией. Часто в такие минуты ему казалось, что он видит, как по его собственным безжизненным венам бежит бурный, как горная река, поток крови. Чужой, но отныне присвоенный лично себе. Взгляд подернулся кровавой пеленой, еще мгновение и мужчина оторвался от полуночной трапезы. Реакция и скорость были в норме и трудно было удержаться от соблазна и не воспользоваться  этим. Резкий рывок за руку к себе, другой - отвести длань с ножом за спину танцовщицы. И пара хищников застыла в крепком объятии, которое могло в любую минуту стать смертельным для одного из них. Теперь Макото мог рассмотреть оборотня так близко, как наверняка не многим удавалось. Тонкие шрамы, расчертившие смазливое личико, стали отчасти открытием. нет, он их видел всегда. Просто от сознания ускользало значение полос на щеке, как не имевшее раньше какого-либо смысла. Изгиб стройного тела, прижатого сейчас вплотную к его собственному, будоражил вновь обретенную кровь. Утолив голод в классическом его значении, в Макото разгорелось желание иного рода.
- Да?.. - взгляд вампира опустился к груди девушки. Склонившись ниже, Макото зарылся лицом в густые волосы, почти уткнувшись в шею губами - такими теперь теплыми, податливо-мягкими, почти человеческими. Тихо рассмеявшись, резко выпрямился. - Нет.
Руки отпустили брюнетку также быстро и внезапно, как до этого несколькими минутами ранее схватили. Не выпуская бывшую жертву из вида, вампир лениво поднял и надел полуперчатки, поочередно защелкнув на запястьях кнопки.

+1

14

Микаэлла рванулась из рук вампира, не испугавшись, скорее возмутившись. Хотя, вид у нее был больше ошарашенным, чем возмущенным. Ее дернуло, плечи непроизвольно дрогнули, сбрасывая с себя этот запах, сбрасывая еще свежее ощущение железных рук, будто это чем-то могло помочь. Эл нервно запустила тонкие пальцы в шелковистую шевелюру, призывая весь свой гнев, чтобы не быть перед Макото такой безоружной. Можно было бы подраться, доказать, кто круче... В отличие от него, она никогда человеком не была. не считая первых часов после рождения, которых не помнит. Она всю свою жизнь-волк. И ей это нравилось, черт побери!
Злило то. как он кинул, а теперь поднимал эти перчатки, злило, что рука дает знать о себе слишком отчетливо! Злило, что этот кретин злился на нее, он просто не понимал всей сложности того, что сейчас произошло. И по-хорошему то, узнать и не должен, если Мику не припрет к стенке гроба. Воспоминание о том, что где-то по городу ходят другие волки, волки Лукана, еще несколько цыган, которые ищут ее побитую молью шкуру, значительно отрезвило. Она забыла даже оскорбительный ( для человека) взгляд туда, куда по идее смотреть не следовало. Нужно было двигаться.
Пока Микаэлла над всем этим размышляла, она потеряла из виду Макото, тупо смотрела на эти руки, заново влезающие  в кожу полу перчаток, на колыхание полов пальто, боковым зрением улавливала пристальный взгляд. Снова пришлось дернуться, стальной захват все никак не шел из тактильной памяти, нависая перед взглядом назойливой бабочкой-мотыльком. Не понравилось волчице, что она не могла от этого избавиться. Стоило бы оскалить на наглеца клыки, да не обладала она такими талантами.
Злость и шок смыло ледяным душем, когда совсем рядом, где-то позади Макото, тихое рычание перешло в боевой  клич. Эл  встрепенулась, вздрогнула, загнанным взглядом смотря на бархатную шерховатость листьев впереди, скулы стали видны на миловидном лице так отчетливо, что грозили порвать кожу. Они никогда не теряли ее из виду. Глупо было так думать. Достать вот только не могут, но сегодня ее просчет: она на земле.
Цыганка взяла Макото  за локоть и вместе с ним рванула в толпу, настолько быстро, насколько ей позволяла скорость и упертость фотографа. на толпу они не накинутся, стоило найти высокое место, тогда- в безопасности, на какое то время.
Долю страха она допустила в свою душу, стоило признаться, сердце заколотилось, как сумасшедшее, волчица внутри зарычала, щиты никак не хотели вставать на место, с третьей попытки, а то и с четвертой ей удалось установить заслон, накрыв этими щитами и вампира. Она крепко держалась за его локоть, идя настолько вплотную, что ощущала запах сигарет, как свой собственный. Она боролась с диким желанием побежать, но с Лукана станется встряхнуть и фотографа, если тот подумает, будто тот к Эл близок. А он подумает, он больше не руководствуется логикой. Она неслась без особой цели, следуя за плотным потоком людей, изредка оглядывалась, бормотала под нос цыганские ругательства, и это были первые слова, которые она выдавила из себя за весь вечер,тихие, как бред умирающего.

+1

15

Насколько велик был риск, что на него кинутся не с кулаками, так с ножом? Сложно сказать... но Макото осознавал, что позволил себе много лишнего в этом случайном знакомстве. Можно по пальцам считать. Раз - подсмотрел почти интимный момент единения с собственным "я". Два - нагло сохранил множество эпизодов из этой сцены на карте памяти своего фотоаппарата. Три, четыре, пять... Но главное то, что последнее переходило всякие границы. Вспыльчивы ли оборотни вампир понятия не имел. Но похоже конкретно этот представитель древней расы либо умел держать себя в руках, либо находился в крайне смятенном состоянии. Наблюдать за девушкой именно сейчас было очень интересно. Ее взгляд блуждал по мужчине, не находя точки опоры. То она сосредоточенно следила за облачением рук во вторую кожу, то задумчиво изучала полы его одежды, то вдруг по телу проходила едва уловимая дрожь. Зверь, должно быть, инстинктивно отозвался на сверкнувшее вспышкой возбуждение вампира и теперь человеческая ипостась боролась с собой. Подобным образом думать было приятно. В конце концов, кто из нас не лишен здравого самолюбия?
- В любом случае это была интересная прогулка. Город выбрал неплохое приветствие своего блудного сына... Но пора бы и честь знать. Не носиться же за этой чертовкой до рассвета!
В общем-то Макото собирался благополучно покинуть свою спутницу, пока привратности судьбы вновь не подвели к черте неконтролируемого голода. Далеко не всегда ему удавалось понять свое обновленное тело. Бывало хватало вечерней трапезы после пробуждения на всю ночь. А иногда требовалось сменить не одну добровольную жертву, восстанавливая силы раз за разом. Самая острая нехватка крови была им испытана в тот период, когда вампир слишком далеко уехал от Сент-Луиса. Еще после неожиданного ранения. Но последнее было логичным - подточившая его "здоровье" святая вода истинно верующего долго давала о себе знать. Да оставила очевидную памятную печать на безупречной коже бессмертного. Что же стряслось в эту ночь было понято им не до конца. Но мысленную зарубку на будущее мужчина сделал. Мало ли какие бывают ситуации. Добровольность понятие скудное, когда дело касается одиночки. Сегодня пища находится буквально за ближайшим поворотом, а завтра не одну дорогу пройдешь, прежде чем попадется подходящая жертва.
Широко улыбнувшись брюнетке, он почти вскинул руку к виску, салютуя на прощание. И только тогда сообразил, что они давно не одни. Признаться, некоторое время Макото отчего-то думал, что это обычный звук ночной улицы - рокот редко проезжающей машины. Теперь же настороженность танцовщицы, бросившей взгляд куда-то в темноту за его спиной, вызвала и беспокойство вампира.
- Тяжело снова проходить этапы взросления. Обманчивость повтора убеждает, что все знакомо и понятно. Этак я до зрелости не дотяну, с такой то неосторожностью в запасе.
Продолжать размышления приходилось уже на бегу. В спину подгонял волчий вой, а вперед влекла его спутница, крепко ухватившая Макото за локоть и тянувшая в самое сердце толпы. Классический прием побега. Только вот насколько он действенный в отношении тех преследователей, с которыми столкнула их судьба? В этом вопросе приходилось довериться кудрявому тайфуну. К тому же близость людей уже не беспокоила сытого вампира.
- А ты не на шутку всполошилась. Значит все усложнилось дальше некуда. Впрочем... всегда есть варианты!
Как же приятно, что по прошествии стольких лет осталось хоть что-то знакомое в родном городе! Взгляд зацепился за громоздкое и старое здание. Вывеска была прежней, а новые условия существования с нечистью придали ей жизни в темное время суток. В этой фотостудии Макото когда-то работал, знал как свои пять пальцев. Оставалось надеяться, что внутренняя обстановка не изменилась до неузнаваемости. Но раздумывать на эту тему времени не было. Прежде чем брюнетка успела сориентироваться, вампир рванул наперерез толпе, повернув строго на 90 градусов. Теперь уже он тащил за собой оборотня - через парадную дверь, вихрем в красную зону студии, поворот направо и через черный ход - на улицу.
Вынырнувшее из-за угла такси оказалось весьма кстати. Короткий взмах руками и машина остановилась. Нет, Макото не маг, у водителя просто не было выбора, т.к. парочка с очумевшими глазами неожиданно вылетела на дорогу. Прежде чем в голову пришла мысль "а не ловушка ли это?", вампир запихнул в салон девушку и забрался внутрь сам. Кивком головы мужчина предложил девушке назвать адрес.

Отредактировано Alex Makoto Grave (05.09.14 01:49:31)

+1

16

Полумат вырвался из горла волчицы, но они бежали слишком быстро, чтобы на  ходу можно было еще и разговаривать. Мика просто бежала, не забывая проверять погоню позади. Запах пластика, чернил и бумаги ударил по носу, чуть выбивая из колеи. Если ей отбило нюх от этого амбрэ,  то преследователи еще долго будут думать, что всю мастерскую они собрали у себя в носу. Девушка перепрыгнула попавшийся прямо на пути стул, наверняка вампир просто не заметил его, когда они бежали.
Визг тормозов подействовал на Эл как красная тряпка на быка, она вцепилась в руку вампира, издавая нечто среднее между отчаянным воплем и вибрирующим рычанием. Не любила она машины, всеми фибрами души, но какой выбор, когда на хвосте охотящиеся волки? Макото предоставил ей выбор места назначения, таксист уже нетерпеливо оборачивался, а она...а что она? Ей некуда было ехать, она знала город, но именно сейчас все варианты вышибло из головы. Заметив флаер на полу машины, волчица подняла его и ткнула пальцем: какой-то новомодный японский ресторан, находился он еще глубже в центр города и народу там теперь была тьма тьмущая. Таксисту и этого было достаточно, ему по-барабану, куда везти, лишь бы платили деньги.
С минуту волчица просто сидела. распластавшись по сидению, чувствуя как сначала растекается, а потом уходит из вен адреналин. Радио заполняло молчаливую пустоту между двумя, сидящими в полуметре друг от друга, за окном мелькали фонари и вывески магазинов. Почти идиллия, роскошь сейчас. Эл вспомнился ее трейлер в Неваде, уютный, родной, где каждая вещь-только ее, где можно было развалиться на лоскутном покрывал и просто тихо лежать, слушая ругань табора за стенкой, который вечно походил на пчелиный улей. Этот покой теперь для нее потерян, пока жив ее Ульфрик и его Лупа. Она не сможет вернуться и не захочет этого.
Она попыталась вытащить Макото из под лап, а в итоге это он вытащил ее. Чтож, для гайджо совсем неплохо. Микаэлла посмотрела на лепные черты азиата, на весь тот ореол мрачности, который он неуловимо  в себе нес, запах сигарет, пластика и горького одиночества. интересно, он его сам то чуял вообще? Могут вампиры быть настолько чувствительными?
Цыганка подсела ближе, обращая на себя внимание, рука потянулась коснуться вампира, но вместо большей фамильярности остановилась на обмотанном вокруг шеи шарфе.  Неужто ему холодно, в мартовский то вечер? Как вообще вампиру может быть холодно?
Пальцы загребли ткань в горсть, Эл  зарылась носом в этот специфический запах, резко срывая шарф с шеи, волчица метнулась со всей присущей оборотням ловкостью к своей дверце и вот уже таксист орет благим матом, тормозя автомобиль, а в салоне гуляет ветер. Если и была какая-то тень между магазинов, она мелькнула и исчезла. Ошарашенный шофер повернулся к оставшемуся на сидении пассажиру, взглядом говоря все что он думает о ненормальных психах, выскакивающих из машины на ходу, попросил закрыть дверцу и на этот раз запер на дополнительные замки.

+1

17

Спутница неожиданно растерялась в простой ситуации - куда как проще назвать любой интересующий тебя адрес, чем скакать по узкому парапету или бежать от стаи хищников по шумному городу. Но довольно быстро взяла себя в руки и указала на флаер. Макото удивленно хмыкнул и отвернулся к окну. Дома, темнеющие аллеи, тени людей, не сумевших заснуть этой ночью. А среди них, часто неузнанными, скользят такие же тени. Присматриваются к смертным, пробуют их на вкус, изучают и изменяют их почти до неузнаваемости. Встреча с мистическим понятное делает скучным, странное - притягательным, пугающее - желанным. Кому, как не ему, это знать...
Сиденье тихонько скрипнуло рядом с вампиром. Не поворачивая головы, Макото почувствовал, как отдышавшаяся от бега брюнетка придвинулась к нему. Даже показалось, что она хочет его обнять. В благодарность за помощь или компанию... Почему-то даже хотелось этого. Но девушка медлила и мужчина, не удержавшись, повернулся к ней и попытался поймать ее взгляд своим. В этом не было ничего от хищника, кровопийцы. Просто понравилось на нее смотреть. Когда гордость смиренно свернулась клубочком где-то внутри Микаэллы, когда природная чувственность обнажилась в момент отступления опасности... Она была хороша, мила и так робка, путаясь тонкими пальцами в теплоте шарфа вампира. Еще совсем чуть-чуть и он бы перестал сдерживаться и погладил бы чертовку по голове, предприняв попытку укротить буйные кудри.
Все так и могло бы быть, но незнакомка считала иначе. Несколько секунд и рядом с ним - никого. Ошарашенно уставившись в пустоту, Макото не сразу понял, что требование закрыть дверь относится к нему. Дотянувшись до ручки через весь салон, хлопнул дверцей и снова сел на свое место. За неимением лучшего, раз уж все равно едет в такси, отменил первоначальный заказ и назвал свой адрес. Шея горела от трения потерянного теперь шарфа, а на лице застыло безграничное удивление. Но ненадолго. Смех, родившийся почти беззвучным, постепенно нарастал и, наконец, заполнил собой салон машины. Вампир хохотал самозабвенно, до слез, выступивших в уголках глаз. Он качал головой в такт собственным мыслям, глухо хлопал себя по колену ладонью, прикрывал другой рукой предательски блестящие и на удивление счастливые глаза.
- Повезло же мне с клиентами - психи. Одна из машины сигает. Другой ржет, как конь на выпасе... Чтобы я еще хоть раз взял ночную смену? Да ни в жизни! - таксист с опаской оглядывался на своего развеселившегося пассажира.
Воздух постепенно наливался предрассветной свежестью. А Макото думал о том, как давно в последний раз в его жизни происходило что-нибудь хоть немного похожее на сегодняшнюю ночь? Перебирая прошлое, как фотографии в альбоме, он не находил ответа на свой вопрос. Внезапно вспомнив, мужчина снял рюкзак с плеч и откинулся на спинку сиденья. Развязав ловкими пальцами шнур, достал фотоаппарат. Ехать было недолго, до утра успеет домой, но все равно время нужно было как-то убить. Также широко улыбаясь, он включил технику, нажал кнопку просмотра.

Ночь. Мост. Фонарь. Она.

Отредактировано Alex Makoto Grave (05.09.14 19:31:11)

+2


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [13.03.11] Молчаливая рапсодия