https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [24.03.11] Незваный гость хуже татарина


[24.03.11] Незваный гость хуже татарина

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Время: Вечер и ночь 24.03.2011 года.
Места: Квартира Макото.
Герои: Micaella Oha, Alex Makoto Grave
Сценарий: Мой дом - моя крепость. А что произойдет, если без ведома хозяина в него проникнет лазутчик?

Отредактировано Alex Makoto Grave (07.09.14 14:38:14)

0

2

Нога соскользнула с бетонного карниза и Микалла едва успела вовремя схватиться за желанный подоконник. Дом был сравнительно старый, еще с 50-хх годов, хотя и после капитального ремонта. Хозяева квартир на торцевой стороне, той, которая глядела ровно в стену соседнего дома и лишь частично на дорогу, не утруждали себя заменой окон, так как цены на эти комнаты и так были не высоки, лишние траты наверняка казались излишними. Даже при учете, что на теневой стороне находится одна единственная комната. Ей-Богу, не варварства ради, а лишь для того, чтобы не сорваться Эл пришлось просунуть лезвие керамбита и чуть взломать створки. Когда окно распахнулось, волчица ловко перепрыгнула через подоконник, запуталась в трех слоях штор, грохнулась с изящностью слонопотама на пол и тихонько выругалась. Стоило подумать о подобном прежде чем лезть, но года это она думала раньше, чем что-то делать? Пришлось по-пластунски выползать из-под тяжелых драпировок, стараясь не пропустить и без того скудный солнечный свет в квартиру. На улице был собачий холод, дождь решил поливать Сент-Луис со всех сторон, так что за ползущим оборотнем оставался мокрый след, как будто тащили не хилый такой мешок с картошкой.
Тьма вокруг была непроницаемая, бархатная, почти осязаемая,  дыже глазам оборотня не сильно привычная. Волчица сняла вымокшую кофту, попыталась пролезть на ощупь и едва не полетела на пол снова, запнувшись о что-то тяжелое: чемодан!  Не разобранный чемодан, фотоаппарат, ноутбук, провода-блоки питания-снова провода, одинокий стул с нагромождением одежды. Увидеть все это удалось только благодаря загоревшемуся от движения мыши ноутбука. Эл представила, как бы огорчился ее кровный родич  раздавленному фотоаппарату и тихонечко поползла в сторону двери.  Не улыбалось ей сегодня быть растерзанной еще и вампиром.
Она плохо видела детали, но скудного света из маленькой комнаты вполне хватало, чтобы разглядеть общие очертания. Микаэллу поразила и пустота комнаты, и футуристические линии кровати. На которой спал вампир. Это было настолько необычно, что цыганка не устояла и подошла к самой постели, рассматривая Макото. Он был мертв для мира, мертв почти по-настоящему, как и полагается тому, у кого не бьется сердце. И от абсолютной расслабленности мышц лица его резкие черты, острые скулы и сильная линия подбородка казались еще более нереальными, словно вопреки смерти продолжали жить сами по себе. Трогать нового знакомого Эл не рискнула, но сняла с себя шарф и осторожно сложила на подушке рядом с ним. В конце концов, именно отдать шарф она и пришла. Ну. И пересидеть охотничье время.
Девушка прошла на кухню, заглянула в холодильник, с сожалением констатируя, что он пуст и там повесился уже даже призрак той самой мыши и добралась до того самого, жизненно необходимого ей сейчас-душа. Ванная у вампира была тесная, но для того, кто живет один,  она была идеальна. Мика сбросила рюкзак, разделась, с пару минут повозилась со стиральной машинкой и закинула туда почти все свои вещи. Все фенечки, браслеты, крест и медальон со звоном легли на пол, и волчица забралась в душевую кабину, плотно прикрывая дверцы.
Вопль , который издала потрепанная Микаэлла мог перебудить всех соседей и возможно даже поднять из смертельного сна вампира. Когда вода попала на свежие царапины, ссадины и пару очень серьезных следов от когтей- цыганка взвыла. Когда  пошла горячая вода – стала биться в приступах судорог , налетая бедрами и спиной на каленое стекло кабины. Пришлось закусить губу и вцепиться ногтями в колени, чтобы не орать: сама виновата, могла догадаться, что вода будет жечь, пока промывает раны. Минуту еще было больно, а потом девушка почти перестала чувствовать даже то, что струи с силой бьют по спине.  Вода сделала темные волосы тяжелыми, промыла все следы недавней драки, коснулась застарелых, все еще не до конца заживших шрамов. На какое –то время Мика погрузилась в самый банальный кайф, чувствуя, как очищается от пыли, страхов, чужих запахов. Идиллия кончилась, когда эта дура вылила на волосы шампунь и мыло коснулось все тех же ран…о, это был настоящий девичий писк в перемешку с рычанием и поскуливанием, девушка жалела себя любимую, бедную, побитую к чертям собачьим. И это был единственный момент, когда она могла себе это позволить, пока никто не видел. Пришлось отстраниться от боли, сделать воду погорячее и пройти через эту геену огненную до конца. К моменту, когда Микаэлла вылезла из душа, ее тело напоминало сильно порезанный помидор, по ванной поплыл запах мокрых волос, мыла и кожи. Все вещи крутились в барабане машинки, так что пришлось довольствоваться банным полотенцем, обернутым вокруг туловища, оно было достаточно длинным, чтобы прикрыть ноги ровно до колен и плотно перехватить грудь. Почти что халат.  Волчица открыла дверь, ежась от тянущего по ногам холода после горячего душа: из ванной попер самый настоящий банный пар, раскрасневшаяся девушка мельком выглянула из-за двери, скорее по чисто женскому обычаю, чем из опаски. Что кто-то увидит ее оголенные мощи.

+1

3

Дневная смерть любезно выпустила Макото из своих крепких объятий и он резко открыл глаза. К этим странным ощущениям уже выработалась привычка, хотя по началу каждое пробуждение сопровождалось страхом. И не удивительно, сон вампира не имеет ничего общего с обычным человеческим сном. Складывается впечатление, что ты на самом деле умирал... А это, согласитесь, не так уж и приятно. И слава богу, что ему пока еще не известна одна щекотливая подробность о своей связи с обратившим Малкольмом. Знание того, что от жизни основателя церкви вампиров и фанатика целомудренности зависит жизнь самого Макото, спокойствия ему бы не добавило.
А так, спутником после его пробуждения становились легкая дезориентация в пространстве и голод. Собственно именно голод с первой же секунды этой ночи дергал чувства мужчины, как кукольник за нитки дергает марионетку. И такая настойчивость насторожила Макото. По тому скудному опыту, что у него был, он мог сказать с уверенностью только одно - в квартире был посторонний. Бесшумно поднявшись с кровати, вампир прислушался. Из соседней комнаты тянуло сквозняком, за окном шелест дождя разрывали раскаты грома - гроза. Да и во всей квартире отчетливо пасло влажностью.
- Интересно... - первое что пришло на ум Макото, так это заглянуть осторожно туда, где открыто окно. Предчувствия его не обманули. Влажный след на полу, сломанная задвижка на оконной раме, сдвинутые провода. Разбросанные по полу вещи натолкнули бессмертного на мысль, что встречать незваных гостей в неглиже не самая лучшая идея. Вряд ли он настолько поразит своим видом любителя экстрима, что тот с извинениями выйдет вон той же дорогой, какой вошел. Натянув попавшиеся под руку старые джинсы, он снова осмотрелся. На сей раз в поисках хоть какого-то подобия оружия. Тем более, что сейчас вампир уловил еще и смутный, но такой пряный запах крови. Противник ослаблен, но в собственных силах уверенности все равно не было. Хрупкую технику, как орудие самозащиты, Макото и не рассматривал, а вот тяжелый металлический корпус старого штатива вполне мог сойти. Перехватив упакованную в чехол треногу поудобнее, вампир вернулся в спальню. И тут его взгляд споткнулся о мокрую тряпку на своей подушке. Он даже глазам своим сперва не поверил и подошел ближе.
- Шарф. Мой шарф. О нет! - воспоминания любезно подсунули ошарашенному Макото образ нахального оборотня-танцовщицы. - Вот те раз... Как же так? Или это не она?
Дождь внезапно стал звучать тише, чем за секунду до этого и на ум пришло осознание того, что часть звука доносилась из его ванной комнаты. Значит вор и правда не вор. Ну где вы видели грабителя, который проник в квартиру в то время, когда ее хозяин благополучно спал, лишь для того, чтобы принять душ?
- Она. - лицо вампира на мгновение перекосило. - Вот это наглость!
Прислонив штатив к спинке кровати, Макото брезгливо двумя пальцами подхватил мокрый, вонючий шарф и спихнул отсыревшую подушку на пол. К ванной комнате он подошел бесшумно. Вампир не спотыкался ни об обувь, ни о провода - что и где лежит он знал прекрасно, даже если бы не видел в темноте. Это его территория и стоит донести эту мысль до неразумной кудрявой головы до того чудного момента, когда раздражение мужчины достигнет пика накала. Заняв позицию напротив двери, Макото скрестил руки на груди и дождался торжественного выхода девицы.
- Тебе никогда не говорили, что проникновение на чужую территорию - это преступление? - голос со сна звучал хрипло, а сам вампир выглядел хмуро, изрекая эту тираду в клубы пара, валившие из ванной.

+1

4

-Так то у оборотней преступление, а ты не Мастер даже. Ой, я тебя умоляю, ты что, позвонишь в полицию и заявишь, что в душе у тебя незнакомая голая девушка?  Дословно пересказать , как далече тебя пошлют и какого вечера пожелают? Полиции до терок вампиров и оборотней дела нет, пока это не касается обычных людей, мы можем хоть глотки друг другу пепегрызть и никто не почешется. Ты как первый раз замужем!
Мика усмехнулась, отсалютовав хозяину дома рукой и покинула уютное убежище душа, невзначай огибая вампира по широкой дуге стола, она неплозо помнила, что по силе они равны, а защититься, не оборачиваясь полностью  возможности не представлялось. Волчица постаралась придать себе самый невозмутимый вид, мол, так оно и было и вообще, моя хата с краю-ничего не знаю. Но будучи наглой от природы (а иначе среди цыган и на улице не выживешь) , она в принципе то была не злобной. Да и вампиру ничего дурного не желала.
- Слушай, мне только ночь переждать, там феерическая гроза со злобными загрызнями на поводках. Дай мне пересидеть до утра и я тебя покину. К тому же, я принесла твой любимый шарф!  Футболкой не заделишься?
Мика как могла мягко улыбнулась и пожала плечами, мол, ну вот такой забавный я зверек, рассерженный вампир ее не пугал, может дело было в том, что стоял он в одних джинсах или перед глазами все еще стоял его образ мирно отбывающего в страну Морфея да через реку Стикс? Или ей еще было настолько больно, что ум отшибло. Все варианты были хороши.

+1

5

Наглость незваного гостя и правда била через край и, честно говоря, несколько сбила с мысли хозяина. Макото удивленно выгнул бровь, слушая тираду.
- А тебе не пришло в голову, что я могу не говорить о своей принадлежности к вампирской братии, но упомянуть в сообщении полиции, что у меня дома оборотень? - нет, вызывать стражей закона и порядка, ему в голову то особо не приходило. Да и дураком уж совсем он не был, представление имел об отношении к новым гражданам этого грешного мира. И все-таки очень хотелось выбить эту девицу из колеи невозмутимости и хамства. Но ведь для этого всегда оставалось достаточное количество вариантов.
Сунув нос в распаренную ванную комнату, Макото убедился, что стиральной машинкой девушка воспользовалась также без предупреждения, как и появилась в гостях. Швырнув мокрый шарф на пол, мужчина прошел в комнату и достал из вороха одежды футболку. Окинув взглядом собеседницу, он мимолетно отметил общую потрепанность, царапины и более глубокие раны. В общем все, что не было скрыто полотенцем. Подойдя вплотную, навис над оборотнем, теперь уже давяще глядя на нее сверху вниз.
- Гроза может разыграться и здесь, моя милая. Не стоит вламываться в квартиру вампира, тем более малознакомого. Я, конечно, тебе очень благодарен за то маленькое приключение, но я в гости тебя не приглашал. Тем более через окно. Тем более его ломая. Тебе не приходило в голову, что подобным образом о помощи не просят? - Макото почувствовал что гнев накатывает по новой, а с ним будоражило и голод. Оставлять плутовку одну в квартире - нелепость. А без завтрака вампир обойтись не мог.
- И почему людям не пришло в голову среди прочих законов не прописать одно маленькое уточнение. Как было бы здорово, если с забравшимися в дом без разрешения хозяин мог поступать по собственному усмотрению. Но нет. Люди разрешили себе стрелять в качестве самозащиты, но запрещают нам есть для сохранения жизни. Мило. - глубоко вздохнув, отвел глаза от брюнетки и кинул в нее футболкой.
- Во-первых, мое имя Макото. И если ты решила остаться здесь больше чем на одну минуту, то я жду ответного представления. Во-вторых, кто тебя преследует? - мужчина помнил отголосок рычания в ночи. Понимал, что оборотней может сдержать дождь, но лишь отчасти - пока они не смогут взять след беглянки. А вот увеличивать и без того слишком большое количество гостей в своем новом доме он явно не планировал. Да и другие могли быть сильнее, а помощи и правда ждать неоткуда. Тем более сейчас. - И в-третьих, я голоден.
Взгляд снова медленно заскользил по фигуре девушки, словно Макото прикидывал как ему аппетитнее будет завтракать. - Очень голоден. И твое внезапное присутствие мешает мне отправиться за пищей. И сразу скажу - я не оставляю незнакомых мне людей одних в своей квартире. А оборотней и подавно. Даже таких честных, как ты, решившая вернуть мне украденный тобой же шарф.

+1

6

Мика выслушивала то, как ее отчитывали со всем возможным смирением и виноватым лицом, настолько виноватым, что в это плохо верилось даже ей. На самом деле, она отлично, лучше многих знала правила гостепреимства и то, что Макото мог вышвырнуть ее и был бы трижды прав. Но оправдываться перед ним не позволяло только одно: знание того, что он гайджо, чужак. Вбитый с детства стереотип плохо ломался даже фактом кровного побратания в парке, а совесть у Микаэллы в последние месяцы существовала в урезаном режиме.
-Тебя ща человека не примет даже укуренный наркоман с большого перепоя, не в обиду будет сказано. Плюс, в твоем арсенале нет двадцати лет театрального мастертсва перед социальными работниками, кто кого еще переиграет
Эл взяла футболку, с удовлетворением подмечая, что она ей была безнадежно велика на пару размеров, а значит за халат как раз сойдет, коротенький, но задницу прикрыть можно. Еще выжившие шорты в комплект и жизнь хороша, не считая пустого живота.
Девушка смотрела на нависшего над ней грозного вампира и кусала губы, что не улыбаться и не ржать. Страх как всегда старался перерости в ехидство, а это ехидство того и гляди переросло бы в серьезные проблемы со здоровьем. Волчица натянула майку поверх полотенца и стащила мокрый импровизированный халат, стараясь занять руки. Вопрос о преследователях йокнул в районе среднего уха, обдав ледяной волной предупреждающего страха, и был благополучно "не замечен". Цыганка запустила пятерню в мокрые после душа волосы в нервном, неуверенном жесте и украдкой посмотрела на рассерженного вампира. Гордость рома требовала с психом хлопнуть входной дверью и пойти убиться в лапах преследователей, потому что блуждать в одиночку уже не было никаких сил, а упрямство и сволочной эгоизм требовали выжить во что бы то ни стало, обелить свое имя и отмолить бабку Катерину по-человечески. Она того заслуживала.
- Я Микаэлла,-  севшим голосом выдавила из себя волчица, отводя глаза в стену.  Фунт крови не такая уж большая плата за безопасную ночь, но в голове словно щелкал стоп-кран, вбитое недоверие напополам с и так шатающейся добродетелью в унисон вопили о том, что нечего всяким гайджо делить кровь с цыганами, ткм более вампиром.
Микаэлла осмотрела руки:ссадины от скольжения по арматуре, рваный шрам на плече, сбитые локти. Нет, не станет она открывать все это, такой боли в третий раз ее хрупкая детская психика в третий раз уже не выдержит. Девушка тряхнула головой, отгоняя протестующие фантомы голосов старших и с размаху запрыгнула на кухонный ящик перед Макото, гордо и отважно, внутренне трясясь в поджилках, вздергивая подбородок. Ворот был ей безнадежно велик, как и плечи, так что отодвинуть его с шеи не составтло труда.
-Я ничем не могу помочь твоему задетому чувству собственности. Но на улице сущий ад, и ты меня до утра не выгонишь, шарф я стащила, чтобы найти тебя по запаху... Кровь за кров, пусть будет честный обмен. Тольуо сделай это...скорее.
Микаэлла отвела волосы за спину, открывая бьюуюся на шее жилу, ее трясло ни то от страха, ни то от непонятного ей ранее сосущего чувства под ложечкой, ладони терзали столешницу, будто та могла дать успокоение.

+1

7

Продолжать фарс с угрозами вызвать полицию смысла не имело. По внешнему виду кудрявого чертенка, она хоть и храбрилась, но из последних сил. Впечатление уверенности в себе и природной наглости изрядно портили подрагивающие руки, ищущие себе дело - то футболку мнут, то влажное полотенце не знают куда деть, в мокрые волосы пальцами зарываются. Да и голос сел.
- Хороша актриса, ничего не скажешь. Но опыта все равно маловато будет. Коли хочешь убедительно обманывать, так нечего хвастаться подобным талантом. Ну да ладно...
Безнадежность и робость во взгляде Микаэллы, которым она осматривала свои изрядно пострадавшие руки, сбавили накал страстей в вампире. Сейчас она напоминала маленького замурзганного котенка, избитого, брошенного в лужу. Вряд ли девушка знала, как воздействовать на хозяина дома, но тем не менее получилось. И эта беззащитность изогнутой и открытой взгляду шеи, напряжение в отведенной за голову руки, ровная спина и мелкая-мелкая дрожь... Опираясь руками о столешницу, мужчина склонился к лицу гостьи.
- Как быстро ты соображаешь. И шарф пригодился, и знала ты заранее, что заявишься ко мне... В неурочный час я тогда появился. Видимо пасли тебя твои невидимые друзья, ждали удобного момента. А тут и ты открылась, отвлеклась на незнакомца и потеряла осторожность. - вампир помнил, что преследователи появились не когда они были в толпе, а когда вышли за пределы человеческой толкучки и остались одни. Множество запахов сбивает с толку даже очень хорошего следопыта. - Интересно... Ты волк? Неспроста именно вой был слышен. И молчишь ты также неспроста. Значит свои гонят. Подо что же ты меня подписываешь, курва кучерявая, а? И покорности в тот раз не было. И шею ты не предлагала. Значит выхода у тебя и правда нет. По крайней мере сейчас. Ну что ж...
Макото прищурил взгляд. Мужская рука легла на затылок девушки, пальцы стиснули тяжелые от воды кудри, фиксируя положение головы. Спорить в данный момент было бы глупо. Раз уж завтрак в очередной раз идет к нему сам - что ж отказываться? Быстро и точно прокусив тонкую кожу над сонной артерией, Макото закрыл глаза и сделал большой глоток. Поток горячей крови с силой ударил в гортань, омывая пересохшее со сна горло. Продолжая держать Мику за волосы, другой рукой стиснул тонкую талию, резко притянув вплотную к себе, словно в объятиях держал тряпичную куклу. Еще глоток, отозвавшийся в вене тянущей болью. И еще один, на закуску. Дрожь женского тела передалась сытому теперь вампиру, так что пришлось замереть на мгновение, приходя в себя. Он не знал, все ли молодые вампиры также сильно реагируют на кровь, долго ли это продолжается. И пройдет ли когда-нибудь, будет ли он к питанию относиться со временем, как люди относятся к банальному, ежедневному блюду, или нет. Пока же самообладание его терялось в такие минуты. Хорошо хоть хватало сил не разорвать доверчивую жертву или не выпить ее досуха.
Отстранившись от Микаэллы, Макото поднял на нее тяжелый взгляд и облизнул губы. - Теперь продолжим. И часто ты так за кров платишь или знаешь еще методы?
Он хамил. Такое бывало редко, но случалось. И вот сейчас он хамил в открытую, глядя ей в глаза и проверяя степень ее самообладания, границы ее самолюбия. Что она хочет сильнее - безопасность или уважение, м?

+1

8

Дернулась она инстинктивно, когда больно-всегда хочется отпрянуть и спрятаться. Чем больше она двигалась , тем больнее становилось и в конце концов, пришлось сдаться и плыть в этой боли, чувствуя как от нее скручивает суставы и кружится голова. Тошнота подступила к горлу, слабая попытка отпихнуть мужскую руку с талии только подстегнула ее и только боль удержала желч в желудке- ничего существеннее там не было.
Когда пытка закончилась, волчица грохнулась со столешницы, чудом устояв на ногах и прижала к шее полотенце, потом ей не понравилось, как это  прикасалось к ранам и она смочила его под холодной водой.
-Никак целиком сожрать собрался, гад ползучий! Надо было рукой пожертвовать, одной дыркой больше-одной меньше...
Микаэллавперила сердитый взгляд на Макото, в абсолютно зверином жесте скаля вполне человеческие клыки, может зубы и не были впечатляющими, зато движение верхней губы было идеально отработанным, хоть какая то альтернатива промежуточной форме. Это хамло еще и....в смысле, этот упырь еще и хамить будет? Ууу, колбаса собачья!
-Я знаю тысячу и один способ, если тебя это так интересует, но тебе несказанно повезло, я не деспот, чтобы терроризировать кровных родичей. Это почти так же омерзительно, как инцест с младшим братом. Обычно я кров краду!
Она как могла сдерживала рычащие интонации, но задеть мокрым полотенцем по самому кончику носа при развороте -не удержалась, не было никакой возможности, зато злость помогла восстановить внутреннюю дистанцию и обычное ехидство придало уверенности в себе. Девушка вернулась в комнату и только сейчас разглядела торшер. Блестящие нити заискрились при щелчке выключателя, чистый хрусталь отливал какой-то пастельной сиренью и золотом, что напомнило Мике какое-то цветущее дерево, давным давно виденное на картинке в учебнике биологии. Волчица подошла к лампе, провела пальцами по стекляшкам, слушая их перестукивание и мелодичный звон, а потом и вовсе забралась в основание лампы: высоченный светильник  позволил бы ей даже стоять, но голова упорно хотела перестать кружиться и затребовала сидячее положение. Не было никакой возможности уместиться вокруг хромированного стояка целиком, так что колени севшей по-турецки Мики смешно выглядывали сквозь стеклянные лозы, но в остальном казалось, что цыганка сидит в ажурной клетке, перебирая фигурные стекляшки.
-Смотри ка, есть толк с тебя: хоть торшер шикарный приобрел!

+1

9

Ощущение подрагивающего тела в его почти смертельных объятиях все еще грело руки Макото, а девчонка уже ускользнула, падая на пол. Привыкший брать кровь у добровольно дающих или на крайний случай у тех, кто прекрасно осведомлен о том, какова на "вкус" вампирская ласка, он снова удивился такой острой, как бритва, реакции.
- Неужели было так больно? Ну извини, по другому не умею. - задумчивый взгляд оценил подобие оскала и напряженно-сердитую Мику. - Странно... Сама сваливается, как снег на голову, так еще и возмущается!
А вот ответ на заданный вопрос изрядно повеселил мужчину. Прислонившись к столешнице, он от души захохотал в голос. - Совсем девчонка! Прости, но из тебя деспот никудышный. А терроризировать ты можешь разве что человека. Остальным - как кость в горле. И мешает, и достать неудобно. Да и то, исключительно из-за твоей ловкости, в которой я уже успел в волю убедиться.
Микаэлла же поступила опять по-своему. О, господи! Кто бы в этом сомневался? Своенравный оборотень, невзирая на тираду отчитывающего ее мужчины, развернулась и пошлепала босыми ногами в сторону спальни. И что только с Макото произошло за эти годы? Вроде ситуация стандартная... Ну не совсем стандартная, не будем лукавить. Появление гостей через окно для него даже в сельской местности было бы неожиданностью. А там ведь домов выше двух-трех этажей не наблюдалось в округе. Здесь в городе вампир как-то не планировал принимать гостей. Потому и выбор квартиры был сделан в пользу малогабаритной. Цели были другие, да и в их исполнение верилось Макото с трудом. И вот, невзирая на планы, по его дому почти в чем мать родила разгуливает смазливая девица. Он занервничал. Не-е, не из-за неуверенности в себе. Нахальство и талант вести себя везде, как у себя дома, могли вылиться в травмировании разбросанной по комнате техники. Деньги кое-какие у мужчины имелись, не без этого. Только вот дополнительные траты на покупку сломанного были лишними. Пришлось идти следом за Микаэллой, наблюдая за ее действиями. Комментарий в адрес люстры и пользы от самого вампира был воспринят с усмешкой. Он присел на корточки напротив Мики, стараясь игнорировать назойливое мигание лампочек. Это "сокровище" досталось ему от прошлого владельца. Как и кровать. И отчасти Макото прекрасно понимал того человека - такие вещи хороши, когда они в новинку. В дальнейшем кроме раздражения подобные предметы интерьера ничего не вызывают. Но похоже маленькая цыганка, как сорока, любила блестящее и необычное. Протянув руку, вампир, минуя сомнительную преграду сверкающих нитей, коснулся кончиками пальцев щеки девушки.
- Ну почему же ты так считаешь? Разве я так уж бесполезен? - Макото улыбался. Проснулся какой-то невероятный азарт, интерес... Как к забавной игрушке, попавшей ему в руки.

Отредактировано Alex Makoto Grave (07.09.14 21:56:44)

+1

10

-Да-да-да, какая ни есть, а все же кость!,- сказано это было с самое неподдельной гордостью, со вздернутым носом.
Торшер подействовал на Мику, как погремушка на грудничка: волчица присмирела, успокоилась, получая абсолютное эстетическое умиротворения от хрусталя и светодиодов, а так же чувства защищенности. Не смотря на то, что никаких фобий у нее не наблюдалось, хомячьи норы Эл нравились больше широких аппартаментов, малогабаритный минимализм был пределом ее уютного идеала и торшер дал ей отголосок этого уюта.
Она любила прикосновения ровно настолько, насколько это было принято в волчьем сообществе, оборотни самые большие кинестетики в мире и прикасаться друг к другу для них просто физическая потребность, еще один способ общения. Но опять же, сущность волчья вступала в противоречие с сущностью цыганской, для которой чужие прикосновения были чем то вроде табу, не-цыгану лучше держаться от этого сообщества подальше. Но Мике, как и всему табору, приходилось жертвовать какими-то законами ради других и наоборот, создавая гармоничную для себя среду. Девушка опустила глаза, отнимая тонкие, не по -мужски изящные пальцы, в которых, однако, было больше силы, чем казалось на первый взгляд, от своей щеки. Кожа у Макото была холодной, как и у любого вампира, в пику теплокровной Микаэлле, которая все еще имела бы розоватый поросячий цвет после горячего душа, не лиши ее  фотограф части крови.
- Понятия не имею, я ведь тебя почти не знаю.- тихо проговорила волчица, меняя привычную всем маску сумасбродки на просто уставшее лицо загнанной в мыло 21-летней девушки.
Именно этот момент желудок выбрал, чтобы издать брачный вой кита на выпасе, урчащий звук огласил комнату так, что не бушуй за окнами гроза, стекла бы тряслись от него. Волчица поджала губы, поднесла все еще сжимаемую ладонь Макото к своим глазам и тихонько попробовала длинные пальцы на зуб.
-Но теперь я точно знаю, что ты горький на вкус и в пищу не пригоден. Не то что я. Можно мне стащить одеяло с твоей кровати?,- Эл выбралась из-под торшера, звеня его хрусталиками и присела на краешек все еще разобранной кровати.

Отредактировано Micaella Oha (08.09.14 00:29:32)

+1

11

- Ты никогда не узнаешь человека, если будешь прятаться сама. Хранящие тайны не располагают к откровенности. - Макото с интересом наблюдал за изменениями происходящими с девушкой. Как ни странно, но сбросив маску вызывающей игривости и агрессивного нахальства, она стала выглядеть совсем юной. Наверное, даже моложе своих лет. Микаэлла сейчас показалась вампиру подростком. Маленьким и запуганным. И у всего этого был только один солидный минус. Он действительно понятия не имел что из этого игра, а что - реальность. Общаться в таком ключе было невозможно. Но и выхода у мужчины не было.
Легкий укус, который позволила себе собеседница, был скорее всего проявлением смущения. Бурлящий и отчетливый звук, который непроизвольно издал голодный желудок, прозвучал уж слишком громко. Макото решил не акцентировать на этом свое внимание, тем более что кормить девушку ему и правда было нечем. Поднявшись на ноги, он неопределенно махнул рукой в сторону кровати.
- Бери. Только, пожалуйста, не на совсем. В отличие от одежды, одеяло у меня всего одно. И оно мне пригодится в дальнейшем.
Вампир поднял с пола ноутбук и ушел на кухню. Там была единственная поверхность, кроме пола, на которой можно было сидеть. Уже третью ночь подряд у него выработалась привычка работать, сидя на подоконнике. За окном открывался дивный вид на ночной Сент-Луис. В мельтешении пешеходов и машин Макото искал вдохновения. Откинувшись спиной на внутренний откос, приладил ноут на коленях и открыл файл. Пальцы взлетели над клавиатурой и замерли, так и не коснувшись кнопок. Мужчина задумался. Чужое присутствие в квартире ощущалось до болезненности остро. Это одновременно и раздражало, и успокаивало. Бывало время за эти годы, когда он впускал в свою жизнь и в свой дом других людей. Но никогда эти люди не были столь непонятны, и не врывались так внезапно. Да и Мика сама была слишком специфичной личностью. Оборотень - это что-то новенькое. Что с ней делать было не ясно. А факт того, что девица знает его местожительство и может так спокойно проникнуть в дом, выбивало из привычной колеи.
- А мне то казалось, что я подготовился ко всему. Обезопасил себя. А если этой сумасбродке придет в голову вломиться в квартиру днем? Открыть окно? Твою ж мать, не спать же мне в гробу в самом деле! Да и тот открыть при определенном энтузиазме, как нечего делать. Впрочем... Макото, ты как маленький. Какой бы ловкой эта чертовка не была, она все же не призрак, чтобы просачиваться через щели. Выпровожу ее из дома и на следующую ночь закажу бригаду, пусть установят решетки на окнах. Надеюсь, есть ребята-альпинисты, которые не будут задавать много лишних вопросов. Право слово, объяснять, что пытаюсь забаррикадироваться от настырной девицы, ломящейся в окна - засмеют.
Мысленно нарисовав себе решение возникшей проблемы, вампир все же приступил к работе, отдавшись ей всецело примерно на пол часа. А когда шея и ноги изрядно затекли от неудобного положения, он бережно отставил старенькую технику на подоконник и потянулся.
- И что ты планируешь делать дальше?

+1

12

Все попытки Макото вывести ее на разговор Мика пока оставляла "случайно" проигнорированными, не была рома до конца уверена, что стоит вампиру совать нос в закулисный грызежь цыганского цырка, она ведь не требует его рассказывать! Меньше знаешь-крепче спишь , этой стратегии было придерживаться лучше всего.
Девушка завернулась в одеяло, грея порядком остывшие после паровых процедур ноги, живо представила, как бы она потащила толстое одеяло на горбу в качестве трофея и хмыкнула: не грозило Макото остаться спать без уютного одеялка, а вот без футболки-наоборот, рисковал. Волчица прошла мимо примостившегося на подоконнике Макото в ванную, натянула на нижние прекрасные  98 шорты и порылась сначала в рюкзаке, а потом в кухонном шкафу. Кастрюлька-ковшик за турку никак бы не сошла, при всем желании, но ей вообще предстояло пить кофе без сахара, в сравнении с этим отсутствие правильной посуды было пустяком. Напиток цыганка варила на мелком огне, очень медитативно и не торопясь, застилая терпким запахом всю квартиру. Увы, но кроме кофе съестное в квартире отсутствовало напрочь, а так желудок обманется на пару часов и станет легче дышать. Чашку волчица взяла правильную, с блюдцем, любуясь видом черного дымящегося омута в обрамлении белого фарфора и спустя лишь минуту приступая к уничтожению спасительного кофе. Мешать Макото вопросами было бы черевато, так что Эл прошла по квартире, осматривая все то, что она еще не увидела. Бардак в маленькой комнате заставил ее ощутить физическое желание убраться, руки чесались в прямом смысле и останавливало ее только количество проводов на полу: с техникой она была на весьма большое, уважительно-брезгливое Вы, так что боялась до чертиков что нибудь повредить. Опустевшая чашка вернулась обратно на кухню, по привычке опрокинутая на блюдце донышком вверх, а цыганка вернулась к бардаку с чемоданами и вешалками. Бабка Катерина учила ее брать с собой только нужные вещи и укладывать их соответственно, так что футболки-майки- шорты и в принципе все , что  не висело  на вешалке было переложено и состроенно в стопку на стуле, техника рядком перестроилась к стене, от чего  центр комнаты стал заметно свободнее. Чемоданы были развернуты, застегнуты, вешалки- выправленны и развешаны по стенам,хомячью нору комната напоминать перестала.
- Пока не знаю. Планировала в Сент-Луисе остаться, да попроситься к Мастеру Города в Цирк, а там уж как карта ляжет. Никто не сможет вечно бег...путешествовать,-Мика вернулась  в комнату с кроватью , снова кутаясь в одеяло.

+1

13

Нюх дразнил старый и знакомый аромат кофе. К сожалению, ему только и оставалось, что довольствоваться запахом, оценить на вкус некогда очень любимый напиток вампир больше не мог. Зато хотя бы Микаэлла немного утолила голод, забив им урчащий желудок. Хотите сказать, что Макото не гостеприимен? Отнюдь. Да, он спокойно мог зайти в круглосуточный магазин, закупить продуктов и даже побаловать девушку деликатесами... Но он все еще изрядно сердился на Мику за нежданное и не по-девичьи грубое вторжение в его дом. К тому же мужчина имел одно неприятное качество, в свое время бесившее его жену до колик. Если что-то было запланировано заранее, то существовала очень малая доля вероятности, что этот человек отступится хоть на йоту от этих планов. Став почти бессмертным эту привычку он сохранил. Вот и сегодня Макото решил во чтобы то ни стало поработать. статья горела синим пламенем еще с момента переезда, а неисполнительных журналистов, тем более независимых, кормят трудолюбие и ноги. На сей раз ноги отдыхали, вытянувшись на подоконнике. Зато тонкие музыкальные пальцы летали по клавиатуре, выбивая едва слышную глухую дробь. Уже на втором коротком перерыве вампир внезапно осознал, что... Во-первых, пропустил мимо ушей ответ на свой вопрос. Если, конечно, Микаэлла потрудилась на него ответить, а не замяла в очередной раз тему. А во-вторых, и это самое страшное, она притихла. Тревожный звоночек отдался в голове мелодичным переливом. И это послужило неплохим поводом оторвать свою задницу от подоконника и отправиться в спальню. На первый взгляд все было в порядке. молчаливая волчица клубочком свернулась в одеяле и озиралась вокруг.
- Так что ты там насчет своих планов говорила? - рассеяно уточнил Макото и тоже осмотрелся. В спальне все было на своих местах. Люстра продолжала переливаться всеми оттенками радуги, отражая свет в тихо шелестящих на сквозняке полупрозрачных нитях. Кровать все также выглядела смятой, словно он только что поднялся с нее. Сердито сброшенная подушка пылилась на полу. Дверь в соседнюю комнату приоткрыта. Вот тут вампир резко нахмурился. Он четко помнил, что после того, как взял штатив, дверь за собой закрыл.
- Ты заходила в комнату? - Макото уставился на гостью. Словно не в силах отвести от девушки взгляд, мужчина направился к своему мини-складу вещей почти на ощупь. Заглянув внутрь, оценил наведенный там порядок. Если бы он мог после первой и, как вампир надеялся, последней смерти покраснеть от злости, то его щеки залил бы густой румянец. А так он лишь медленно выдохнул сквозь плотно сжатые зубы. Подавив жгучее желание проверить сохранность вещей, резко на пятках повернулся к Микаэлле. - Зачем?

+1

14

Эл искренне не поняла, в чем провинилась и за что ее сейчас пытаются испепелить. Другое дело, что взглядом она испепелялась плохо, но не по себе все равно стало. Не делая резких движений, цыганка озадаченно посмотрела на Макото и закуталась в одеяло плотнее, для виду: и в самом деле, на кой черт она заходила в комнату? Да просто так, без задней мысли!
-  Ну, я шла из кухни, по ногам дуло, я вспомнила, что дуть может от окна и погла его закрыть, запнулась за шнур, потянула за собой стул, вещи упали на пол. Я подумала, ты будешь рычать ща бардак, что я устроила и быстро все прибрала на место... Ну, может быть прибрала чуточку больше, чем тот свинарник, что там был...,- девушка замялась, отетливо чувствуя вину напополам с желанием стать невидимкой, соболиные брови сомкнулись на переносице, карминовые губы сжались, выгодно выставляя ямочку на подбородке,-Я ничего не взяла! То, что я-рома, не означает, что все мы не чисты на руку! Я вернула шарф! О боже, общество стереотипных ханжей! Я думала, у тебя ума побольше будет!
Мика вспыхнула, как маков цвет, спрыгнув с кровати со скоростью первой космической, приволокла из ванной рюкщак и перевернула над полом, нещадно выпотрошив все содержимое, от керамбита до трав с нитками, пара звякнувших пенни добавили краски к ее лицу, но уже не от злости, а от стыда: это, похоже, были ее последние деньги, не считая двадцатки в шортах. Она очень демонстративно показала скукожившийся тряпичный рюкзак, сгребла барахло обратно и давясь обидой ушла в ванную. Машинка как раз отмотала сушку и свежевыстиранные вещи предоставили предлог находится в этом маленьком закутке кафеля и стекла. Мика расправляла вещи, складывая из в рюкзак и со злобы строя план побега мз квартиры так, чтобы ее не загребли волки Лукана. Вообще-то, они уде получили хороший урок, но эти кажется были энтузиастами, возможно один из них был старым акробатом из их цирка, но точно она не была уверена.
-Надо было штору ему отдеренуть, или стащить на самом деле, чтобы не было обидно! Хоть деньгами бы разжилась! Не реви, дура, он же гайджо всего на всего! Твою мать!
Микаэлла с досады саданула кистью по стенке, костяшки ответили тупой болью и разворотили подсохшие ссадины, волчица выругалась, укачивая больную руку и металась в раздумьях: что делать- хлопнуть дверью или наступить себе на горло? Смерть участью была равноценной позору, так что Эл трусливо осталась в ванной, прижимая рюкзак к себе, как единственную надежду, соображая, как глупо сейчас выглядит набычившаяся девчонка, сидящая на полу в ванной. Голод поднял свою голову, не взирая на подачку из кофе и пришлось грызть травинку из знахарских запасов, чтобы унять разбушевавшийся орган.

+1

15

Продолжая хмуриться, Макото выслушал сбивчивые объяснения, оценил взглядом содержимое рюкзака, сперва выпотрошенного, а затем суетно складированного обратно. Он молча отмечал и румянец вспыхнувший на щеках Микаэллы, ее возмущение вероятными подозрениями и стремительное бегство в ванную комнату. Кулаки мужчины сжались, он все еще старался подавить терзающий его гнев, чтобы ненароком не прибить чертовку. Глухой стук донесся до его слуха.
Вся беда оборотня заключалась только в одном. Причину поведения хозяина дома она истолковывала неправильно. И ей даже в голову не могло придти, почему вампир взъярился на слишком инициативную гостью.
Подойдя к убежищу девицы, мужчина рванул дверь на себя. замки или задвижки установлены были только на окнах и собственно на входной двери. Внутри одиночке они не требовались. Так что уже через мгновение он смог продолжить сверлить взглядом Микаэллу.
- Я все могу понять. - голос вампира звучал глухо, изредка отзываясь рычащими нотками. - Кочевая жизнь, специфическое воспитание, необходимость выживать в жестоком и не очень мире. Но ты же не можешь не знать элементарных правил приличия, принятых в обществе! Кто тебе разрешал трогать чужие вещи и тем более их перекладывать с места на место? Кто дал волю распоряжаться в квартире постороннего тебе человека, вламываться без спроса? Почему ты считаешь себя эпицентром вселенной? Ты не пуп земли! И тебе никто ничем не обязан, Микаэлла. Если ты считаешь, что побыть завтраком - это выразить свою благодарность, то смею расстроить. Ты ошибаешься. Я благополучно мог обойтись и без твоих услуг, равно как и без твоего присутствия в своей жизни.
Пальцы мужчины судорожно сжимались и разжимались в кулаки до тех пор, пока он со злости не ударил по дверному косяку. От тряски мелкое крошево штукатурки пылью осело на пол у ног Микаэллы. - Сколько тебе лет? Восемнадцать? Девятнадцать? Уже не маленькая. Пока учиться вести себя достойно. Хорошенькой мордашки маловато для счастливого будущего. Тем более с тем характером, который я успел уже в тебе заметить.
Слова металлической дробью сыпались на голову несчатной танцовщицы, а мужчина все продолжал, загораживая собой проход, зажав теперь уже моральную жертву в выбранном ей уголке. И только пульсация болезненной мысли заставила его внезапно замолчать. У каждого были тайны. Был секрет у нарвавшейся на отповедь Мики, были секреты у соседей... Была тайна и у вампира. Вскрыв ее ненароком однажды, он едва ли не поплатился за это. И очень жестоко. Теперь берег пуще зеницы ока... И чужие руки, зарывшиеся в кипу его вещей, могли найти сокровенное. Узнать неположенное. Гнев часто служит надежным прикрытием отчаянному страху.

Отредактировано Alex Makoto Grave (08.09.14 21:59:37)

+1

16

Гнев растекался волнами, хлеща  стены в ванной, словно кто-то пытался впихнуть целое море в маленький закуток санузла. Мика вспыхнула, настолько, что кровь бросилась не только в лицо, но все ее тело вспыхнуло, кажется даже не замечая недавней потери.  Сильно задели ее слова не про приличия, отнюдь, а про завтрак. Для нее это было серьезным отклонением от собственных моральных правил, и расценивали они этот жест с Макото по - разному. Проблема была в том, что поступая как с родичем, она воспринимала его все еще как чужого, конфликт установок и на тебе-они собачатся, готовые друг другу в глотки вцепиться. Вернее, вцепиться хотела Мика, перед глазами уже стояла картина хлещущей из артерии крови, хруст хряща под зубами и сладость металлического привкуса горячей крови на языке... Хотя нет, у вампиров кровь холодная, как и они сами.
Последняя мысль отрезвила волчицу настолько, что она перестала яростно сжимать кулаки, обнаружив, что последнюю часть тирады пропустила, кровавый шум залепил ей уши настолько, что еще чуть-чуть и она бы перекинулась. Черт, да она даже сейчас готова перекинуться, волчица очень бы этого хотела! Стоило выйти и найти парковую зону, о лесе не может быть и речи, Ульфрик наверняка там ее и ищет. Ждет. Черт!
-Заткнись, Макото, заткнись, пока мы оба об этом не пожалели,- голос был ни разу не ее, даже отдаленно. Грубое, грудное рычание, которое могло изливаться как из мужской глотки, так и из женской. Хотя и достаточно спокойный,- Тебе не понравится, если я перекинусь, а мне не понравится, если я обнаружу твое мясо у себя в пасти. Остановись в своем праведном гневе на минуту.
Эл встала к вампиру спиной, уперев руки в стиральную машинку, кровь ухала  в ушах, передразнивая самого крупного филина, о каких девушка только знала. Она приказывала зверю отступить, волчице это не нравилось, но цыганку это мало волновало. Она может и зверь, но она-доминант, если упустить контроль над собой, то как сопротивляться контролю других? Девушка собирала себя по кусочкам, больно бичуя услышанными словами, чтобы зверь стушевался и скрылся: прав был Макото наполовину, а на половину-не знал, о чем говорит. Девушка шумно дышала с минуту, ровно до того времени, когда ворчание собственного внутреннего волка не замолкло в тени самого дальнего угла. Обращения удалось миновать, гип-гип-ура.
-Ты прав, я нарушила закон гостеприимства, так не делают. В защиту себе могу только сказать, что думала только о том, что ты будешь так орать за наведенный мной бардак, а не за прибранный твой. Я не пуп земли, но я раньше никогда не была вне стаи, я всю жизнь прожила с ними и сейчас плохо сопоставляю, что приемлемо, а что нет. Пожалуй, было лучше, когда никто из нас не открывал рот,- волчица горько усмехнулась, все еще не решаясь повернуться к фотографу, вдруг при одном его виде волк полезет наверх,- Проблема в том, что обращаться с тобой я пытаюсь как с чужим, а вот требовать, как от своего. Это неверно, особенно при условии, что ты уже дважды спас мою шкуру.
Повернуться все же пришлось, скованно, контролируя каждое движение и стараясь смотреть чуть повыше плеча Макото, волк не среагировал сразу-значит опасность пока ушла.
-Я почти решила эту проблему, и я не забралась бы к тебе, если бы мне оставили хоть какой-то выбор. Я не могу сейчас проиграть. иначе все было напрасным и все мои потери обратятся в пустой прах, а смерти не бывают случайны, каждая к чему то ведет, каждая может быть фундаментом для новой дороги. Это не давало мне права бередить твою жизнь, да. Я уйду утром и не буду тебя больше беспокоить, но так как мою жизнь ты спас дважды, то ко мне тоже можешь обратить дважды. И все встанет на места.

+1

17

- Тебе нужно уйти незадолго, но до утра. Я не желаю засыпать в твоем присутствии. - Макото удалось взять себя в руки. Если девушка не лукавит, то ей и правда не попадался на глаза тайник в одном из чемоданов. Разгоревшийся было во гневе взгляд потух, тело расслабилось. Жалел ли вампир о сказанных словах? Нет. Он был прав, это признавала и сама Микаэлла. Но спорить и кричать дальше смысла не было. Молча повернувшись, мужчина вернулся в спальню и расположился сидя на полу, прижавшись спиной к кровати. Немного наклонившись вперед, вампир дотянулся до ремешка на фотоаппарате и подтянул технику, как кота за хвост протащив. Пальцы беспокойно заиграли с кнопками на корпусе, хаотично меняя настройки одна за другой. Он задумался.
- В самом деле... Чего ради я на нее сорвался? Как появилась, так и исчезнет из моей жизни. Микаэлла не глупая девочка, соображает, когда надо. Да и выжила же она как-то в одиночку. Вон, тебе то непросто подобное дается. - пробный снимок мигающей люстры, быстрый взгляд на жидкокристаллический экранчик и сразу же удаление фотографии. Снова игра с настройками. - Не видела она ничего, не находила. Да и нашла бы - ничего не поняла. А на вопросы можно было бы и не отвечать. Ты ей ничего не должен... А кому должен? Кому ты нужен... Вечная жизнь называется. Неужели хоть кто-то испытывает удовольствие от такого и рад быть бессмертным на жутких основаниях? Черт возьми, может правда воспользоваться "перевертышем" в качестве ищейки? Смешно. Вампир ищет смертного с помощью оборотня. Как в комиксах - нелепо, но зато с приключениями. А если...
Серия быстрых снимков была сделана все также не поднимаясь с пола. Со стороны выглядело чересчур небрежно даже для тех, кто не знал Макото и не был в курсе, насколько сильна его страсть к фотографии. И стирались кадры с карты памяти также бездумно. Просто надо было чем-то занять руки или через них дать выход мыслям, извивающимся змеиным клубком в голове.
- А если не смертный? Сколько ему сейчас... Наверное, как мне, когда я обратился к Малкольму. Да и это неважно. И девочка мне ничем не поможет. Только больше вопросов и проблем будет, часть из которых она притащит на собственном хвосте. А я... Как я устал всего опасаться, от всех шарахаться. Не хочу такой жизни, устал, надоело. - у людей в такие минуты, как правило, болит голова. У вампира ничего не болело, да и болеть было нечему. Но он все-таки опустил фотоаппарат на пол между скрещенных ног и помассировал виски. Почти по-человечески, на автомате. Вспомнив о своей гостье, мужчина поднялся на ноги. Рефлексировать было не время, хотя место и подходящее. Где уж, как не в собственной квартире. Но уж точно все это наблюдать Микаэлле было ни к чему.
- Я взрывоопасный монстр со стадом марширующих тараканов в голове. - вампир коротко усмехнулся. Описание было как нельзя более точным и ему понравилось. - Тебе лучше забыть дорогу в мой дом. Ничем хорошим подобные знакомства все равно не заканчиваются. Ни для тебя, ни для меня. Поверь, мало толку в спасении от бегства, если велик риск быть убитой или лишить жизни другого.

+1

18

Мика успокоилась и вышла на кухню, на которой, слава Богу, не было Макото. Чувствовала себя девушка на редкость глупо и все еще злилась на вампира. чем-то он ее подбешивал, аж до трясучки. Цыганка уперлась руками в столешницу, скользя по кафелю пола равнодушным взглядом и задержала его на чашке из-под кофе. Шувани, табиты, себе не гадают, слишком чревато было, да и сами гадалки чудесно знают, как прекрасно неведение, и пусть кофе-не карты, но закон кармы все равно работает. как и любопытство, после прецедента с волком сегодня Микаэлле было море по колено, что-то она считала нужным доказать, себе, в первую очередь. Слабоумие и отвага, как говорится.
Волчица взяла все еще перевернутую чашку, аккуратно обратила донышко к взгляду и замерла в суеверном страхе, адреналин подскочил: при всем своем бунтарстве метафизических и магических законов она  никогда не нарушала намеренно. Гуща разводами присохла к белому фарфору, рисуя судьбу не хуже, чем масло на холсте. Волчица прищурилась, вглядываясь в расплывчатые рисунки.
-Перепутье, ну да кто бы сомневался. Крюк и молния. Судьбоносное решение, пассивное оружие, опасность. Перевернутый, значит не ко мне, а от меня. Приятно сознавать, что при любых раскладах помирать я буду не с пустыми руками.
Драматических символов в кружке не было, так что табита немного успокоилась, но от голоса вампира вздрогнула, буквально подскочила, будто ее застукали за чем-то очень неприличным и выронила чашку, чтобы через секунду та разлетелась на несколько крупных осколков. Мика перетрухнула, что Макото ее сейчас и правда прибьет, рванула все прибирать и пропорола ладонь осколком.
-Ай черт!,- волчица сморщилась, зажимая руку,- Что? Монстр? И почему же это, позволь узнать? Не начинай рассуждать, как восемьдесят процентов в этой стране! Мне  пытаются внушить это с самой легализации, меня пристрелили бы в детстве соцработники, знай они, кто я! Кто сделал мерило для нас, определяя, монстр ты или нет?! ты монстр, потому что питаешься по-другому или потому что открыто об этом заявляешь? мы не монстры, Макото, мы такие. какими нас природа создала. Да, природа противоестественная, но все же-мы тоже имеем право на существование. если ты и дальше продолжишь зарываться в шарф от всех и прятаться за объективом-лучше не станет.  Послушай,- Мика подняла все крупные осколки, сложив их на стол, из ладони ползла вязка красная капля уже на локоть. Девушка сделала два шага к вампиру, оказавшись к нему вплотную, задевая волосами не хуже бархатного покрывала,- Не в обиду тебе, не для памяти ради, но от твоих вещей пахнет одиночеством. Ты сам пропитался этой горечью и она сводит тебя с ума. Не надо возражать, сводит, я знаю, какого это, я на своей шкуре это испытываю. Ты первый, с кем я попыталась общаться за долгие месяцы, это может быть не срок, но и мы не близнецы. Если ты это не прервешь-оно тебя сожрет.Такое и происходит с волками-одиночками, которых изгоняют из стай, и я себе такой судьбы ни за что не хочу. Я не знаю причин этого одиночества, это не мое дело, это не моя тайна, но ты должен что-то делать. Я повторюсь, что если тебе будет что-то нужно, ты можешь попросить меня, я надеюсь остаться в Сент-Луисе, не вижу смысла пропахать еще полстраны, чтобы подохнуть где-нибудь на Аляске. если что и решится, то здесь. Я не стараюсь тебе навязаться, я хочу помочь. А для меня это редкость, уж поверь.
Почему то казалось, что упомяни она о ритуале родства в парке, он точно ее прибьет. Волчица поджала губы, не зная, что еще такого сказать, чтобы вампир прекратил называть себя монстром. Нет, спор какой, что среди вампиров попадаются...кхм, те еще фрукты, как и среди оборотней. Но неужели серийные маньяки, педофилы, наркоторговцы- все поголовно из нежити? Микаэлла прижала раненную руку к груди, а здоровой сжала плечо азиата.
-Мы все монстры, в какой-то мере, что люди, что оборотни, что вампиры. Просто мы не врем, что это не так, в первую очередь-сами себе. мы сильнее, мы агрессивнее, но не от вида зависят твои поступки, любого определяет выбор. Сесть и сослать все на судьбу, на природу каждый может, каждый слабак. Не поверю, что ты слабак.

Отредактировано Micaella Oha (09.09.14 22:27:18)

+1

19

- О господи! Что она еще успела натворить? - с кухни раздался звон, тихие чертыхания и поплыл аромат крови. На сытый желудок подобное воспринималось почти на бытовом уровне. Как если бы он был обычным человеком - ну поранилась, что здесь такого. Но посмотреть, чем именно Микаэлла успела пораниться, было нужно. Именно потому Макото задвинул свои проблемы в дальний угол и направился на начинающееся женское бухтение. Мужчина успел намочить уголок полотенца и всучить его в здоровую руку собеседницы. А та разошлась не на шутку! Слова лились столь же легко, как он сам совсем недавно отчитывал ее в порыве гнева. Дослушав пылкую речь Микаэллы, вампир тихо рассмеялся. Рука непроизвольно поднялась к волосам девушки, приглаживая непокорные черные кудри.
- Маленькая, болтливая заноза. - благо не сказал, только подумал. Но в этом припечатывании штампа больше было теплоты, чем критики. Так родители своих детей дразнят обезьянками или лягушатами. - Ухватилась за одно слово и раздула эту муху до размеров слона. Хотя, может я сам пришел бы к подобным выводам в ее ситуации.
Отстранившись от девушки, прерывая контакт теплоты ладони, вампир смахнул осколки со стола в мусорное ведро и занял свое излюбленное место на подоконнике. Задумчивый взгляд заскользил по хорошенькому личику, отмечая чуть заострившиеся с последней встречи черты.
- Отчасти ты поняла меня правильно. Я не сужу сейчас о себе, как о нечисти, но даю характеристику личности. И поверь, я не ошибся. Это не лукавство, не просьба пожалеть или разубедить меня. - Макото развел руками, все также улыбаясь. Было что-то трогательное в том, как эта девочка старалась помочь. Пусть по-своему и не совсем умело. Зато порывисто и не разбираясь в нюансах. В очередной раз пришло на ум, что он не ошибся в прикидках ее возраста, несмотря на принадлежность Микаэллы к оборотням. В ее максимализме улавливались юность и наивность, невзирая на неласковую судьбу. К прочим бедам вампира внезапно навалилось еще и ощущение слишком зрелого возраста по сравнению с неожиданной гостьей.
- Ты слишком плохо меня знаешь. Тебе неизвестно прошлое и ошибки, которые я совершал. Да, подчас вспоминаю о том, где должен был быть больше двадцати лет назад. И иногда даже соглашаюсь с тем, что должен был тогда покориться воле рока. Но ведь это мои проблемы, так, Мика?
Макото редко позволял себе сокращать имена знакомых, но с серьезным и взрослым "Микаэлла" эта девочка у него увязывалась все меньше и меньше. - И да. Я достаточно силен, чтобы признаться себе и редко другим в том, что на самом деле слабак. Даже если ты считаешь иначе. Скажи... Когда ты собирала вещи в чемоданы, ты ничего не находила?
Все же этот вопрос не давал покоя мужчине. И поскольку накал страстей изрядно поубавился, то он счел возможным уточнить терзающий его момент. А может просто ему надоело молчать, держать в себе мучительную тайну? Трудно сказать. Вампир смотрел на девушку испытующим взглядом, перестал улыбаться и терпеливо ждал ответа.

+1

20

- Пресвятая Мария, в каком театральном тебя обучали, я сейчас разрыдаюсь,- Мика скривилась, но приложила мокрое полотенце к ладони,- Едва ли ты монстр больше. чем пьяная мамаша сжигающая своих детей заживо или безответственная шлюха, которая выкидывает их на помойку,- тут должно было что-то екнуть, должно, по всем правилам человеческой психологии. Но не еколо,- Или маньяк-педофил... Ты даже не даешь себя узнать. даже самому себе, я думаю.
Девушка села на подоконник, не больно пихнула ноги Макото, мол, двигайся толстый, и уселась по-турецки напротив него, создавая эдакий закуток для тайн, уют из хомячьей норы и звукоизоляции. По стеклу потоками стекала вода, на улице был собачий холод и ненастье. Микаэлла очень понадеялась, что он пройдет до утра, не хотелось шпилить в другой конец города под дождем.
- Я не рылась в чемоданах, я только составила их на место, к стенкам, а вещи сложила  со стула,- тут стоило надуться, но возобновлять ссору не хотелось,- Я ничего не видела, не слышала и никому ничего не скажу, даже если ты международный террорист.
Но любопытство разыгралось не на шутку и только осознание того, что все пойдет прахом, стоит ей полезть, остановило от расспросов. Девушка стала перебирать волосы, заплетая из шелковистых прядей толстую французскую косу, благо ей это позволяли и длина, и объем. Было что-то теплое в том, что они сидели на одном подоконнике, в том, как он трепал ее по олове, будто она маленький щенок. Стоило бы оскорбиться, но Микаэлла порой и этого не получала, так что любая ласка воспринималась как подарок судьбы.
- Я жила в стае сколько себя помню. Вернее, жила я в таборе, а воспитывалась в стае, мир вокруг всегда был двояк, но внутри еще более многогранен.  Не знаю, почему именно в меня наша Лупа выпустила когти в том приемнике, наверное, смазливая мордочка все таки что-то значит. Хотя она и была помешана на материнстве, на воспитание она меня скинула бабушке почти сразу, шувани-одна из самых уважаемых женщин в нашем обществе, колдунья, мудрейшая. Так что, когда я ее нашла в фургоне, всю вывернутую наизнанку... Бррр, до сих пор во сне этот запах, не крови, не мяса, как обычно, а потрохов и выгребной ямы. Она учила меня себе на замену, она была варгамором стаи и таковой стала я. Я не могла ее так просто отпустить, я призвала мунинов, чтобы поговорить с ней выяснить, какая сс...тварь это сделала. и вместо этого копнула куда поглубже. Страшно узнавать, что твоя...ну практически мать, все эти годы подбирала детей,  заражала их. а тех, кто не справлялся-грызла в пустыне. Они кричали, но их никто не слышал, только ветер и песок. Дюжина, может две дюжины детей, которых она выпотрошила как курей только за то, что они не смогли заразиться ликантропией или принять это. Наш закон гласит- детство священно. не важно, рома или гайджо. наш закон гласит- нельзя быть рома насильно. Они с Ульфриком нарушили все эти законы. они убили шувани, за то что та узнала обо всем. В голове не укладывалось, а тут Эсме решила устроить проверку на вшивость, приказала задрать мальчишку, мол, будет тебе братик. Братик...Пацану под двенадцать, он уже отлично все понимает, не съедешь на маленький-не хочу-не буду. Я бы не выстояла против Ульфрика, я даже не Сколль и не Гати, я даже не пятая по силе в стае. Я бы удавилась, видя этого пацана, ходящим по табору. Мы сбежали. я его выкрала, они бы и к нему домой бы вломились, мы проехали до иллиноиса, тут у него бабушка, а в Сент-Луис меня загнала Эсме, говорят, сдешний  Ульфрик тоже псих, с ним то Лукан договорится. Они ловят меня уже пару месяцев, из Невады в Иллиноис... Можно было бы стерпеть, пара царапин да месяцок в яме, но... Дюжина, две дюжины детей. Я не могу вызывать мунинов, я слышу их крики, их плач, я слышу, как гордо бабка кричала, что проклянет весь табор. Может и прокляла. Если меня поймают, если я этих паршивых уродов не накажу- все без толку, в пустоту, смертью не разбрасываются в пустоту, Макото. Как и кровью. От крови растет трава, от смерти идут дороги. Так я тут и оказалась, поэтому и забралась в окно. Я думаю, не большая цена за две дюжины жизней.

+1

21

Рассказ Микаэллы был сумбурен и в достаточной степени запутан, чтобы вампир слушал очень внимательно. И тем не менее к концу истории, поведанной ему девушкой, Макото пришлось признать: - Прости, я многого не понял. Но уловил суть и стало наконец понятно, кто за тобой охотится и почему так грубо работает.
Мужчина кивнул на разодранные руки и поцарапанные ноги собеседницы. Несмотря на обширную семью, девчонка оказалась фактической беспризорницей. Отчасти было ее жаль, но ему нечего было ей предложить. Да и сама Мика изо всех сил старалась казаться отстраненной. Будто не о себе речь ведет, словно она сама сильнее.
- Ты уверена, что попытка наказать обидчиков стоит твоей жизни? Судя по всему, противник у тебя серьезный и стоит во главе приличного количества приспешников. Верно? А это означает, что у тебя есть всего два варианта. Первый - найти влиятельного покровителя, который пожелает взять хотя бы часть твоих проблем на себя. Второй совсем утопический, даже по сравнению с первым. Самой стать первой среди равных. Во главе стаи, Мика. Сама подумай, сможешь? Для покровителя ты слишком непокорная игрушка и хвост бед за тобой тянется изрядной величины. Для лидера ты... Только не обижайся. - Вампир снова улыбался, прижавшись боком к стеклу. - Ты взрывная. А для власти нужен холодный разум и ледяное спокойствие. А также умение отвечать за других. Ты видела того мальчонку после того, как ты оставила его у бабушки? Где гарантия, что они оба еще живы? Я не спорю, ты проявила благородство. Ты следовала своим принципам морали и это уже очень импонирует. Возможно, у твоего найденыша все сложется хорошо. И дай то бог, чтобы так и было. Но всегда есть варианты, а ты их не просчитываешь. Вот и ко мне залезла, гонимая ветром, бурей и стаей. Я не Геракл, не уверен, что смогу разметать даже тройку волков. А с сильными оборотнями... боюсь могу и с двумя не справиться. Но теперь они знают меня в лицо, до их носов дотянулся мой запах еще в ту ночь. А теперь тобой, их желанной жертвой, пропахла вся моя квартира. По-хорошему это подстава.
Чтобы подоконник не был слишком тесным для двоих, Макото переставил на пол ноутбук. Слова, хотя и звучали с теплотой в голосе, тем не менее были достаточно суровы. И снова чем-то издалека походили на отповедь. Чтобы сгладить складывающееся впечатление, вампир дотянулся до руки девушки и легко ее сжал, холодя в своей ладони. Ночь наконец-то обрела спокойствие для него. С главным мучительным вопросом он разобрлся и отчего-то сейчас верил Микаэлле. Может потому, что в ее глазах так отчетливо светилось любопытство? Было заметно, что ее рассказ не исповедь, но попытка настроить самого мужчину на откровенность. Ничего не сказать - и возможно чертенок снова насупится, начнет порыкивать. А значит тишину опять нарушит скандал.
- Я сам местный. Отчасти. Родился в Японии. Где именно и кто родители не знаю. Но с двух лет приемные родители привезли меня в Сент-Луис. Благодаря им детство в целом было счастливым и насыщенным. Был женат, но как выяснилось я поспешил с браком. Принял первую влюбленность за истинное чувство. По собственной воле стал вампиром, но почти сразу уехал за пределы города. Были попытки сбежать и подальше, но по ряду причин пришлось вернуться назад. Вот в ту ночь, когда я хотел посмотреть насколько изменился родной город, я и встретил тебя. Кстати, хочешь посмотреть фотографии или тебе это не интересно? - разве Макото обманул юную собеседницу? Нет, но сказал ровно столько, сколько мог сейчас себе это позволить.

Отредактировано Alex Makoto Grave (10.09.14 20:13:34)

+1

22

Усмехнулась девушка горько, иронично, встряхивая шлейфом черных кудрей, словно отгоняя от себя все назойливые мысли, что Макото породил своими словами. Хотя, дело было не совсем в этом.
- Макото, волки-очень патриархальное общество, жестко структурированное, женщине никогда не быть Ульфриком. Я не создана для власти , хоть мало-мальской, и знаю это лучше тебя. Я не хочу связывать себя таким ярмом, даже в порыве выживания. Но, зато я озаботилась первым вариантом, пусть для тебя я выгляжу малолетней дурехой, которая сродни слепому котенку, это вовсе не зачит, что все увиденное тобой - правда,-Мика как могла сдерживала выражение езидного превосходства, ведь хотелось ей лишь подразнить вампира, но градус опасных шуток на сегодня и так был высок,- Волки Лукана хорошенько получили в последний раз, они не сунутся к тебе, в прошлый раз это могло стать подставой, но не в этот, все таки, какая-никакая, а голова на моих плечах есть. Как бы ты ни хотел доказать обратное. Просто я оказалась не в той части города, вот и все.
Эл сжала руку вампира в ответ, перебирая по костяшкам его пальцев, как по хрупким жемчужным бусам, ей ни за что на свете не хотелось прерывать этот момент, потому что даже прикосновения к посторонним Микаэлла  считала подвигом со стороны Макото. Рассказ его был до зубовного скрежета пресным, шедевр недосказанности, венец  ограничения, это было обидно, но даже такое любопытное хозяйство как цыганка понимала, что на большее расчитывать она не имеет права, что это не ее тайна. Ну не оценил вампир откровенности, значит, с самого начала это было очевидно, а она увидела лишь то, что хотела увидеть.
-Будем считать, что взаимопонимание достигнуто и без нужды не вернемся к этому вопросу. Может я тебе и не друг, но и не враг, а это уже не мало.
Девушка заключила  мраморную ладонь фотографа в обе свои, с сожалением выпуская  шелк этого прикосновения прочь, напоследок проводя  самыми кончиками пальцев по мягкости внутренней стороны ладони. Большими кинестетиками, чем волки, были разве что леопарды.

+1

23

- Не по статусу мне тебе доказывать что-либо. Я просто высказываю свое собственное мнение. И делаю это я, как правило, очень редко, особенно в отношении тех, кого почти не знаю. - Макото размял недавно плененную, а теперь свободную от мягких ладоней девушки кисть руки. - Да и в оборотнях ровным счетом ничего не смыслю, ваш уклад жизни мне непонятен. Хотя, наверное, неплохо иметь в себе зверя, но и держать его в узде скорее всего нелегко.
Ему живо припомнилась заминка, случившаяся в ванной комнате. Рычание, управление то ли собой, то ли зверем... Если бы не гнев, то может это ситуация значительно больше напугала вампира. А вот полное отсутствие интереса к фотографиям стало еще одной отличительной чертой Микаэллы. На его памяти еще ни разу молодая девушка не отказывалась увидеть собственное изображение.
- Любит блестящее, как сорока. Тянется к ласке, но кажется отрицает это, не признаваясь в этом себе. И не интересуется результатом импровизированной фотосессии. Но при этом не чурается публичности... Интересная характеристика. Любопытно было бы разобраться насколько она точная. В любом случае это последняя встреча. Вряд ли покровитель будет спускать ее на длинном поводке от себя. Лишь бы дров с ним не наломала... - мужчина удивленно дернул бровью в такт своим мыслям. - Я беспокоюсь за нее? С чего бы это? Кажется слегка увлекся очередным бездомным коте... Нет, на сей раз щенком, надо быть точным в формулировках. Лучше бы я был хорошим вампиром, чем имел столь развитые и абсолютно не реализованные отцовские инстинкты. А теперь что? Только вот таких пригревать. Живое от мертвого не родится, а мой сын, должно быть, потерян для меня навсегда.
Грусть во взгляде мужчины можно было перепутать с нежностью. Взгляд его остановился на собеседнице, как на самом ярком и новом пятне уже хорошо известной ему кухни. Почувствовав, что перестает отдавать отчет в собственных действиях, Макото отвернулся от Мики. Тучи на темно-сером небе лили слезы о какой-то только им известной беде. И лишь в отблесках молний можно было увидеть намного более суетную улицу, чем за городом. Люди, спрятавшиеся от дождя за разноцветными зонтами, быстрым шагом пересекали дорогу, сновали перед редкими в этот час машинами. На углу улицы примостился огромный лохматый пес. Задрав морду вверх, он пристально смотрел вперед. У мужчины по спине пробежался рой мурашек.
- Мика-а... А ты уверена, что они не сунутся? - присмотревшись получше, Макото пришлось признать, что эта собачка больше похожа на дикого лесного зверя, чем на брошенную игрушку избалованных людей. В подтверждение до его ушей донесся протяжный, леденящий душу вой.

Отредактировано Alex Makoto Grave (11.09.14 20:09:28)

+1

24

-Зверь- это не то, о чем можно говорить с определенностью: хорошо или плохо. По сути, ты и есть твой зверь, он часть тебя, а ты частье его. Договариваться с ним, приручать его, быть хозяином собственному телу, разделенному на двоих-это тяжкий труд, ему предаются годами. Кому то это дается лучше, кому то меньше, все зависит от личности. Из дрянного отца хорошего педагога не сделаешь, убийца остается убийцей и в шкуре. Сложнее с полутонами, не добрыми и не злыми.
Микаэлла то отвечала на пристальный взгляд вампира, то отводила  глаза, бесцельно скользя по кухне в поисках чего-нибудь интересного. По ее мнению, все самое чудесное осталось в спальне, хотелось выпросить люстру, да только куда она е такую огромную повесит?
Ощущение тяжелого постороннего взгляда пришло даже раньше, чем ее окликнул Макото. Она знала, что там увидит и взгляд ее был полон раздражения, прямой носик сморщился в брезгливой гримасе и девушка покачала головой, приникая к стеклу щекой.
-Не сунутся,  иначе это будет открытым проявлением войны, а натиск Жан-Клода и местной стаи Лукану не выдержать, а для моего Ульфрика это позор хуже смерти. Он меня создал, впустил в стаю, и обойди я его в этой игре...в общем, его мужское самолюбие будет разбито вдребезги. Уж лучше тактическое отступление. Они будут ждать меня до утра, а я уйду по крышам, все просто. Но если тебе все еще так тревожно, я обещаю вытащить тебя на своем горбу и вернуть в целости и сохранности к твоим драгоценным проводам
Волк смотрел тоскливо, словно упрашивал ее выйти. Микаэлла могла даже в это поверить: с Ульфрика станется  наказать тех, кто вернется к нему без добычи, в назидание. Этот волк был старым, уже порядком облезлым, старый Фро показывал ребятне фокусы перед куполом и началом представления, а еще гнал самый крепкий незаконный самогон во всей Неваде. И ей правда было его жаль, она могла бы пожертвовать своей шкурой ради других, невинно-страдающих...Но ей не было ради кого жертвовать, они все прогнулись, уступили Лукану, сделав вид , что он ничего не нарушил. Вот и она сделает вид, что ей ни капельки не совестно.
К первому присоединился второй, но в отличие от старого Фро, смотрел вервольф злобно, скаля зубы, провоцировал, оскорблял. Уже почти привычно.
-Отойди от окна,-Мика стащила Макото за руку, отталкивая вглубь кухни, потянулась к  защелке и распахнула окно, впуская промозглый ветер, сырость и грохот неба,-  Я отгоню их из этого квартала так далеко, насколько только смогу. Чтобы они носа из своих щелей не казали. Но потом будет худо, предупреждаю
Волки подсели под самое окно, видно решив, что игру в гляделки они выиграли. Эл встала босыми ступнями на подоконник, посмотрев в самое дно желтых звериных глаз сородичей, они все еще были ее стаей, но квартира Макото не была местом силы.
Что, впрочем, чудесно уравняла гроза.
Волчица закрыла глаза, тонкие пальцы впились в косяк и по кухне разошелся взрывной импульс силы, сквозь сырость грозы как из ниоткуда пробились ароматы раскаленного песка,, нагретого солнцем камня, горячей древесины и сочной листвы, разомлевшей под горячим ветром. Мика опустила щиты, давая силе излится, окутать ноги ыампира до колен, игриво лизнуть кончики пальцев на руках и через чекунду вырваться в окно эфемерным, не слышимым обычному уху воем. Девушка судорожно хватанула ртом воздух, прогнулась вперед, ногтями впиваясь в косяк окна и воззвала к тому, что совсем недавно поселилось в ней, ко всем этим голосам, которые не захочешь слышать ни за что на свете.
Мунины выплыли из ниоткуда, словно рождались прямо в воздухе рядом с телом варгамора, они вились рассерженными пчелами вокруг нее и срывались вниз, кружа над волками. Рычание сменилось воем и короткими лающими попытками огрызнуться на то, что вызвала табита, на сущности умерших сородичей. В ушах девушки набатом разрывался детский крик, скрипучие, неразличимые голоса, без умолку  и наперебой шепчущие каждый о своем. Но крики детей все равно все перекрывали. Мнизу донесся вой, раненный, загнанный, первым ретировался старый волк, исчез в проулке. Второй же продолжал скалиться и сопротивляться. Микаэлла и сама сдавленно вскрикнула, стараясь удержать мунинов  на самой грани и не дать им свести себя с ума. На коже девушки выступила испарина, из носа пошла кровь.

+1

25

Слух резануло новое имя, но времени на любопытство не было. Доверившись девчонке, Макото спрыгнул с подоконника, едва не споткнувшись о собственный ноутбук. Подхватив собственность и приладив ее подмышкой, мужчина отошел от окна к противоположной стене. В этой битве он был абсолютно беспомощен. Противник слишком далеко для активных действий, пришлось оставить всё на откуп Микаэлле.
Фигурка юного оборотня смотрелась слишком нелепо и тонко в мужской футболке, которая была ей далеко не по размеру. От того и хрупкость Мики на фоне распахнутого настежь окна казалась еще более подчеркнутой. Вампиру оставалось только наблюдать. А посмотреть было на что. Да и собственные ощущения не давали расслабиться или соскучиться. Снова ноги охватила вязкая плотность воздуха. Теперь эта энергия его уже не пугала, да и направление вихря чувствовалось - извне квартиры. Туда, где вой стал слышен громче, разделился на несколько голосов.
- Не сковырнулась бы с подоконника. - с отстраненным беспокойством подумал Макото. - Вон как буря разыгралась. Словно подыгрывает в этом спектакле ведущим актерам труппы. А... это что... такое?
За 45 лет видеть приходилось немало, но в эту ночь складывалось такое чувство, будто он родился вчера. Ладно, оборотни и их настойчивость. Но еле различимые тени, описывающие круг "почета" возле Микаэллы и срывающиеся вниз из окна. Голоса, как гул в рассерженном улье... Это было слишком. Макото отступил еще на шаг, искренне полагая, что все. Лимит здравомыслия исчерпан, привет палата № 6. Короче, здравствуй добрый дядя доктор, я не хотел - так получилось.
- А собственно что я тогда теряю? - вампир пошевелил руками и ногами. Помнится в последний раз при столкновении с силой Мики, ему не особо удавалось. Сегодня же агрессивная энергия была сосредоточена на совсем другой жертве, так что конечности вполне его слушались. И частичное одеревенение можно было легко списать на обуявший его страх перед непознанным. И главное, перед тем, что принять трудно даже при том, что Макото отдавал себе отчет в своей сверхъестественной природе. В общем перед любопытством не могут устоять не только кошки, но и некоторые вампиры. Протянув руку, он попытался схватить рябь перед своим носом. Тонкие пальцы прошли сквозь дух и собрались в горсть с тихим щелчком. Хохотнув мужчина подошел ближе к окну и осторожно высунул нос наружу. Если волки и стояли некогда ближе к дому, то теперь были отогнаны на приличное расстояние. Только один продолжал скалить зубы в бессильной злобе. Не удержавшись, Макото взвесил в руке подвернувшуюся чашку с кофейной гущей на дне. Слишком легкая, вреда оборотню не причинит, если помнить об их регенерации. Но в конце-то концов, сколько можно огрызаться? Пора признать, что проиграл и ретироваться восвояси. Не особо задумываясь над тем, что делает, вампир от души запустил чашкой в волка. И с удовлетворением отметил, что меткость при нем осталась - попал.
- Ну давай, давай... Дуй отсюда. Сегодня поживиться добычей тебе не дадут. - хмурый взгляд скользнул по разбитой морде лохматого вояки, отступившего на несколько шагов назад и трясущего головой, сбрасывая с себя осколки вперемежку с темными каплями крови. Видимо противник не ожидал столь грубых действий, потому и пропустил "оплеуху". А Макото тем временем услышал тихий вскрик и перевел взгляд на девчонку.
- Что-то мне не нравится твое состояние. - пробурчал он под нос, прикидывая как перехватить Мику. Все-таки силы она вызвала не слабые, а значит и энергии потеряла достаточно. Вывалиться из окна - как нефиг делать. - Ах, ты ж черт тебя побери! Заканчивай, Мика! Все, они тебя поняли.
Жужжание достигло апогея, теперь уже оглушая и самого мужчину, било по барабанным перепонкам. Размышлять по-прежнему было некогда и ждать дольше - нечего. Схватив девушку в охапку, вампир стянул ее с подоконника.
- Я не знаю что это, но утихомиривай их. Сможешь?

+1

26

Голос пробивался как сквозь вату, плотную такую, промышленную вату. Кажется, это был голос Макото, хотя она бы не поручилась в тот момент: все заглушили протяжные крики, бессильные стоны. Мунины жаловались варгамору, терзали ее, как единственный мост с миром живых, а Мика была не в силах с этим что-либо пожелать, они были в своем праве, те из них, что ушли слишком рано, насильно преданные и стае, и смерти. Девушка закричала, забила руками перед собой,мотая головой из стороны в сторону и выгибаясь в жутких судорогах, паника затмила разум. Тонкий девичий голос перешел в отчаянное рычание, инстинкт самосохранения отмел человеческое назад и на сцену выступил зверь- карие глаза выцвели до янтарного цвета, с мелким круглым зрачком.
Они взывали к ней, лились через распахнутое окно и под рассерженное рычание улепетывающего и побитого волка, заполняли все вокруг. Цыганка вцепилась в сдерживающие ее руки, дергаясь так, что утянула вампира за собой на пол, ее зверь вовсе не хотел выходить наружу, скорее отогнать непонятные ему сущности, посягающие на его, его!-тело. территорию. На сей раз что-то пошло не так, совершенно по-другому, нежели обычно, Микаэлла всегда хорошо контролировала и свою сущность, и метафизическое пространство вокруг себя, и это дало мунинам возможность вволю натешится, захватывая, подчиняя себе варгамора. И только один был не таким, как прочие.
Катерина, то, что некогда было ей, коснулась мягко, похолодив кожу бьющейся в горячей лихорадке Эл. Она была сильнее слепой ярости, ближе к сердцу молодой табиты, она все еще была разумнее прочих как в стае, так и по ту сторону жизни. Она на мгновения создала вокруг внучки завесу полного вакуума , небывалого спокойствия, заряжая железной уверенностью, коей обладала при жизни. Мика перестала стонать и кричать, лишь редкие всхлипы были слышны почти три секунды, а потом тени схлынули. Ушли, отступили сначала за ту грань, на которой должны были оставаться изначально, а потом и вовсе растворились, унося за собой остатки пульсирующей силы. Катерина исчезла с ними, оставив после себя приятный холодок и запах сушеного шалфея, сильный, растекшийся по всей комнате.
С полминуты Микаэлла лежала, судорожно приводя дыхание в порядок, чувствуя себя голой без щитов, на голые ноги упало несколько дождевых капель, напомнив о реальности и воде. Вода и стала ее опорой, варгамор представила накрывающую ее волну, завораживающий кокон стихии и щиты встали на место с легким шелестом, избрав гибкую стихию хранителем покоя до конца этой ночи.
-Дышать не могу,- пожаловалась девушка хриплым, еще рычащим голосом, руки все так же беспомощно хватались за Макото,- И холодно.
Кровь из носа залила девушке нижнюю половину лица и как ни прискорбно, майку Макото. Цыганка закрыла глаза, а когда открыла вновь, волчий цвет исчез, будто его и не было никогда.
-Я их не чувствую, не слышу, не чую,- волчица всхлипнула при попытке вздохнуть и свернулась на боку,- Они ушли. Теперь они тебя точно не тронут, обещаю.

+1

27

Энергия, с которой Микаэлла придавалась панике, сшибла вампира с ног, сперва жестко впечатав спиной в стену, а затем и вовсе свалила на пол. Многострадальный ноутбук спасло только то, что Макото уронил его уже будучи на полу и ненароком спихнул угол. Но забот и без верной техники хватало. Девушку било и выворачивало в таких судорогах, словно начался приступ эпилепсии. Грешным делом вампиру изначально и пришла эта мысль в голову. Вывернувшись из-под конвульсирующего тела, он навалился на Мику, ухватив за руки и плотно зафиксировав их прижатыми к полу.
- Мика! Ну же... Давай, приходи в себя. - Была бы возможность, Макото бы от души нахлестал девчонку по щекам. Но во-первых, предполагал, что это мало поможет. А во-вторых, банально было нечем. Итак много сил, даже с его возможностями, уходило на то, чтобы придать хрупкой фигурке относительную неподвижность. - Черт!
Дернувшись от неожиданности, вампир с внутренним содроганием уставился в желтые волчьи глаза. - Мне вот только этого не хватало. Вряд ли волку, если она обратиться, вернется благоразумие и осознание себя в пространстве. А с бешенным зверем сталкиваться вот совсем не хотелось бы.
- Мика, дьявол тебя раздери! Это же я, Макото! - в голос пытаясь докричаться до запертого паникой разума, он тряхнул девчонку, как куклу. - Давай, девочка, давай. Возвращайся.
Косой дождь из распахнутого настежь окна бил холодными каплями в спину, ветер вымораживал изнутри так, что вампира и самого начало трясти в ознобе. До кучи откуда то донесся травянистый запах, да такой ядреный, что Макото от неожиданности пару раз чихнул. И одновременно с этим пришло понимание, что Микаэллу перестало скручивать судорогой. Она расслабилась и обмякла под ним. Облегченно вздохнув, мужчина сел на пол, отпуская руки девушки.
- М-да, синяков я ей наставил - мама не горюй. И потом доказывай, что ты не верблюд. Так... - почесав зудящее плечо, Макото выпутался из плена цепляющихся за него рук и поднялся на ноги, снова хватаясь за полотенце. Смочив водой безвозвратно ставшую обычной тряпкой ткань, он закрыл оно за защелку и вернулся к проблемной гостье. Та вроде бы уже в достаточной мере пришла в себя, вернула себе человеческий взгляд и даже что-то пролепетала.
- Подожди. Кровь забила дыхательные пути, сейчас станет лучше. - расположившись все также на полу, вампир приподнял почти невесомую девушку, усаживая спиной к себе и запрокидывая ее голову. Влажной тканью осторожно стер с ее лица кровавые потеки и поинтересовался: - Может попьешь немного воды? И тебе надо теплее одеться. Простоять столько на холодном ветру... Немудрено, что ты замерзла.

Отредактировано Alex Makoto Grave (14.09.14 23:56:18)

+1

28

Даже холодный от природы вампир давал ей больше тепла, чем она сама и все центральное отопление разом. Мика запрокинула голову на плечо Макото, холодное полотенце морозило ее еще сильнее, но остановить кровь иначе было нельзя, мерзкий металлический запах и вкус смешался со слизью и забил носоглотку.
-Могильный холод прогнать сложнее, Макото, тебе ли этого не знать? Сейчас встану, сварю себе кофе и все уйдет, я снова стану лихорадочно-припадочным больным.Сейчас встану...
Вставала Мика не меньше пяти минут, она с таким комфортом пристроилась на вампире, что создавалось впечатление, будто она спит.  Но Микаэлла просто приводила в порядок мысли и щиты, хотя чего греха таить, втихомолку крала ощещение тела Макото за своей спиной, проникаясь вполне закономерной симпатией к молодому (вечно молодому) человеку. Логика? Никакой. Здесь верх брали чистые инстинкты, хотя волчица и не показывалась из своих глубин.
Эл  отняла белую ладонь с полотенцем от своего носа, потерлась щекой о внутреннюю сторону, отмечая упоительную мягкость подушечек и твердость ледяных пальцев, с сожалением выпуская этот источник серотонина из своих загребущих лап. Встать все же сумела и нашарила пакет с кофе, готовя вторую порцию бодрящего напитка. Стояла она шатаясь, но весьма уверенно.
- Я могла бы забыть дорогу к твоему дому, как ты и просишь, но ты бы мог вспомнить дорогу в парк и погулять. Поели бы...Ладно, я поела бы мороженного, я бы провела тебя на вышку местной радиостанции, там открывается великолепный вид на город. Сантиментами тебя конечно, не удивишь, но для разнообразия-почему бы нет?
Мика по забывшивости разлила ковшик на две кружки, полюбовалась делом рук своих и вцепилась в горячую чашку, как в микстуру от чумы посреди Средневековья, испытывающе глядя на вампира.
-Соглашайся, нельзя жить в заперти и не дергать судьбу за хвост, я посредственно извиняюсь на словах, но на практике все куда лучше

+1

29

Короткая фраза, брошенная не ради обиды, а просто для уточнения... А обожгла Макото не хуже хлесткой пощечины. Да, он неживой и никогда об этом не забывал за последние двадцать с лишним лет. Не было случайности в этом преображении, все произошло более чем закономерно и добровольно. Но свыкнуться до конца с этой мыслью вампиру было трудно. И сейчас пришлось приложить немало усилий, чтобы скрыть от своей собеседницы болезненную реакцию. Тем не менее, мужчина не сумел смолчать, обида жгла, вырывая слова не из горла, из груди.
- Мы слишком разные, Мика. Как ты сама изволила мне напомнить, мы с тобой находимся по разные стороны жизни. И пусть в тебе порой смерть пробивается сквозь бьющий ключ энергии, но во мне она обосновалась надолго. Навсегда. - Макото помолчал немного, проследив за тем, как ловкие пальцы перебирают по стенкам кружки, чтобы не обжечься. - У меня были свои причины для того, чтобы вернуться в Сент-Луис. И к праздным прогулкам эти причины не располагают. Но давай об этом не будем. Нет смысла. Лучше скажи мне... Что за имя ты упомянула перед триумфальным шоу призраков и силы? М-м-м... Клод... Жан-Клод. Кто это? И почему волки должны его опасаться, какая сила заключена в этом существе?
Почему-то мужчина ни на миг не сомневался, что упомянутая личность не имеет отношение к человечеству. Или в лучшем случае имела его очень давно, почти растеряв связующие нити.
- Однако не засиделся ли ты на родном полу? - Микаэлла давно уже переборола в себе слабость и поднялась на ноги. Вампир же продолжал сидеть, удобно привалившись спиной к стене. И чем дольше он оставался в таком положении, тем тягостнее было смотреть на оборотня снизу вверх. Помня о ее силе, складывалось очень неуютное ощущение подчинения. А этого Макото не выносил. Легко обретя вертикальное положение в пространстве, он пошарил взглядом вокруг - как-то внезапно вспомнилось, что за минуту до падения, в его руках было две "вещи". Вернее одна девушка и один неодушевленный, но очень дорогой его сердцу предмет - ноутбук. Найдя искомое, вампир поднял "страдальца" и бережно смахнул несуществующую пыль. Быстрая проверка состояния техники убедила его в работоспособности последней. Протерев на скорую руку мокрый от дождя подоконник, Макото водрузил ноут на его привычное место. И только потом нашел в себе силы обернуться к Мике и снова посмотреть ей в глаза. Если и была минута слабости, прорвавшаяся непрошенными словами, то сейчас неживой был спокоен и уравновешен. И мог терпеливо выслушать ответы на свои очередные вопросы.
- Интересно, что еще ускользнуло от моего внимания за достаточно длинную для смертного жизнь?

0

30

Микаэлла готова была зарычать от бессильной злости, он коверкал каждое ее слово и вновь возвращался к старым баранам. Найти бы того идиота, что вбил ему такое в голову да сожрать бы со всеми потрахами, чтоб не повадно было! Макото был не дурен собой, имел занятие, может даже призвание, но упоно замечал только то, что он теперь вампир и все, алес на этом! Мика хотела его стукнуть посильнее, но вряд ли он это поймет верно и сделает выводы.
- Я не хотела тебя обидеть, Макото, кончай смотреть в объектив и раскрой оба глаза, в контексте, так сказать! Мы не разные, просто ты гребаный меланхолик.
Это был самый цензурный вариант того, что она хотела проорать ему в ухо, при этом сказанный ровным тоном. Говорить, что ее только что прокатили со свиданием было излишним.
С досады Эл щедро хлебнула кофе из кружки, ободрала кипятком горло, закашлялась, но с упорством продолжила пить, чтобы раздражение уступило боли и она не сказала еще чего-нибудь...чего этот...этот... Ходячий сборник по клинической психологии снова не так поймет.
По привычке снова перевернула кружку на блюдце, взяла вторую, а то уже ночь , во рту ни крошки, сеанс метафизики и нервная обстановка, а она не ела. Мика посмотрела в глаза Макото, раздражение уже ушло, но появтлось нечто ему на замену... Как будто волчица удивленно  подняла морду и стала сосредоточенно нюхать воздух рядом с вампиром, а потом и вовсе прошлась  по его ногам меховым боком, чуть хвостом не завиляла. Хреновый и хороший был признак одновременно: хороший, потому что  она могла видеть и вне табора, могла обойти собственные предрассудки. Плохой, потому что она не знала, что с этой симпатией делать и было совершенно очевидно, что Макото и думать не станет над этим.
Девушка закусила губу и перевела взгляд на кружку, попробовала разозлится, но куда там...
-А ты разве не... Хм, я думала ты из поцелуя Жан-Клода. Он местный принц, Принц Сент-Луиса, самый главный вампир в округе, публичная личность, неординарная, владеет несколькими танцевальными клубами. А еще он призывает волков, и если ему не понравится что-то, Лукану придется туго. Я хочу остаться в его Цирке Проклятых, может, это  и будет лучшим решением. Но пока я у него на птичьих правах.
Микаэлла допила вторую чашку, погипнотизировала ее взглядом и не думая, залила водой из крана, и первую тоже, хватит на сегодня предсказаний.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [24.03.11] Незваный гость хуже татарина