https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [03.04.11] Работа дураков любит


[03.04.11] Работа дураков любит

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Время: 03.04.2011, вечер и ночь
Места: Дом Кирики и Муру
Герои: Airi Muru, Alex Makoto Grave
Сценарий: Муру пытается работать на современный лад, хотя - убей - не понимает, зачем нужны фотографии украшений, да еще и в специальном журнале. Кто ж знал, что фотограф окажется таким пугливым?

0

2

-Да-да, сейчас открою, подождите секунду!
Муру выскочил из ванной, сквозь зубы матеря Киру, которая обещала дать ему принять душ, а сама усвистала ровно перед тем, как приглашенный фотограф позвонил в дверь. Змей подхватил валяющуюся на кресле футболку, спешно натягивая на еще не высохшее тело, обдал ламинат дорожкой капель с длинных влажных волос, на коих тут же и поскользнулся, загрохотав почти двумя метрами костей так, словно кто-то уронил здоровенный комод. Звонки тактично прекратились, не даром Муру рявкнул как подорванный слон, но заставлять человека ддать все равно было не хорошо. Кое-как поднявшись, змей бегом преодолел большую и проходную комнаты, врываясь вихрем в коридор и щелкая замками.
Фотограф, к непойми откуда взявшемуся удивлению, был яркий азиат, возможно даже земляк, что заставил ламмаса на несколько мгновений застыть, рассматривая гостя и лишь потом сморгнуть, потрясая головой, так что капли с волос рассыпались теперь еще и на пороге.
-Здравствуйте, проходите пожалуйста, располагайтесь.Чувствуйте себя как дома. Меня зовут Муру, Кирика вам звонила на счет фотографий, но сама будет отсутствовать. Прошу прощения.
Змей отошел в сторонку, пропуская фотографа и запирая дверь, рукой указал на комнаты в глубине дома. К сумкам даже не подумал тянуться с помощью: вряд ли он позволил кому-нибудь даже прикоснуться к его ящику с инструментами, тут была та же ситуация.
И только в самую последнюю очередь японец дернул бровью, понимая, чем еще его огорошил фотограф: вампир. Чтож, не он первый, не он последний, хотя надо признать, не так уж много Муру встречал их за свою жизнь.
- Осмотритесь, где свет будет лучше, я пока схожу за материалом.
-А заодно вытру наконец-таки волосы. Ну Кира, ну удружила...
Змей оттолкнулся от косяка и ушел в свою комнату, на ходу забирая брошенное на полу полотенце и стыдливо отводя глаза от мокрого пятна на полу.
Shuichi

+1

3

Возможность поработать фотографом была просто подарком судьбы. Хотя до сих пор Макото удивляло то, как быстро нашлась клиентура и это при пока еще отсутствующей фотостудии. Впрочем, в данном случае это особой роли не играло. Задача весьма простая с одной стороны и невыносимо трудная - с другой. Предметную фотосъемку он не слишком любил. Куда как проще улавливать настроение модели, ломать его в угоду собственных целей, проверять объект на артистизм. Но увы, позвонившую Кирику заинтересовали представленные на сайте фото карманных часов. Дорогих, инкрустированных полудрагоценными камнями - давний заказ, фактически перенесенный на электронный носитель пленочный снимок. Зато удачный, раз привлек к себе столь пристальное внимание.
Стоя перед закрытыми дверями, Макото поправил лямку непривычно тяжелого рюкзака. Еще вчера он ночь убил на то, чтобы заехать за оборудованием в загородный дом. Именно для этого и требовалась отсрочка, хотя девушка восприняла отложенную на сутки фото-съемку, как занятость мужчины.
- Хе, это тоже неплохо. Будем считать что невольно набил себе цену. - Макото еще раз требовательно нажал на кнопку звонка. - Да вымерли они там что ли? Адрес тот самый, я ничего не перепу...
Жуткий грохот раздавшийся из недр дома поразил вампира. - Оп-па... Может я не вовремя? - Дверь распахнулась у него перед носом. Неожиданно открывавший оказался мужчиной. Азиатом, высоким, статным... и очень мокрым. Улыбнувшись, Макото кивнул.
- Доброй ночи. Мое имя Макото, очень рад знакомству. - стащив с плеч рюкзак, Макото придержал сползающий из ремешков зажима штатив и воспользовался любезным приглашением. - Не беспокойтесь, мне подойдет любое удобное вам место. Для того и принес с собой осветительную аппаратуру.
- Интересно, он догадался что я вампир или просто такой радушный хозяин, не забывающий приглашать гостей персонально? По крайней мере сдержан чрезмерно, самурай, блин. - Макото проследил взглядом за удалившимся хозяином и задумчиво хмыкнул. - Самурай с походкой гейши... Тьфу, ты! О деле думай, о деле.
Окинув взглядом гостиную, он решил пока остаться здесь. Блуждать одному по дому, даже после официального разрешения, ему не позволяло воспитание. В конце концов сперва надо было увидеть предметы, которые предлагалось сфотографировать. Из телефонного разговора с девушкой Макото понял, что заказчик ювелир, речь пойдет об украшениях. Но какими они окажутся - большой вопрос. И уже отталкиваясь от этого можно будет выбирать место и ракурс съемки. Хотя для подобных вещей вампир всегда предполагал наличие тела, на которое одеваются эти дорогие безделушки. Куда как привлекательнее смотрится ожерелье на длинной изящной шее, чем в сдержанных рамках футляра.
- Я могу сперва увидеть украшения? - крикнул он в пустоту, в которой растаяла фигура хозяина дома. Усевшись на диване, Макото достал всю дорогу рвущийся на свободу штатив и расправил треногу, установив на полу рядом с собой. Регулировать высоту было пока бессмысленно.

+1

4

-Как раз за ними я и шел,- ответил Муру, неся в руках здоровенный лакированный ящик черного древа, больше смахивающий на небольшой сейф, чем на коробку с украшениями. Замки были сделаны в виде стилизованных журавлей и листов хризантем, открывались , впрочем, так же как и выглядели:необычно. Щелчок, отвод нескольких рычагов по очереди, так быстро, что пои пойми, в чем тут вся соль, и когда дверцы распахнулись. на свет Божий медлительно были выдвинуты шесть рядов глубоких двойных ящичков, в каждом из которых лежали украшения. Муру натянул черные матерчатые перчатки, расстелил на журнальном столике бархатное полотнище и аккуратно, словно младенца, достал каждый предмет, раскладывая из в геометрической гармонии параллельных линий, как водится: большие-подальше, мелочь-поближе. Здесь были и кольца, несколько пар серег, но в основном-причудливые ожерелья и заколки. Один составной браслет, возможно даже, о самого локтя, выглядящий как гребень какой-то шипастой ящерицы, чешуйки на серебре были выгравированны очень натурально.
-Это основная часть. Увы, модели у меня нет, Кирика сбежала, а знакомая...Ну, боюсь у меня не хватит украшений ей заплатить, капризная леди. Так что боюсь придется обходится только вашим талантом,хотя, я думаю, что смогу выделить руки, если понадобится.
Муру развел руками, мол, такова судьба и задумчиво так осмотрел разложенное на столе богатство. Язык так и чесался предложить что-нибудь, но из кровавого в доме Киры была только Мери, а вампиры вряд ли пьют водку с томатным соком.Змей снова скрылся в комнате, но только на минуту, вернулся переодетый в тонкий черный шелковый джемпер в ажурную вязку и прямые брюки из джерси в цвет, волосы расчесал и уложил на плечи, чтобы не лезли в глаза. 
В последнее время Муру из жаворонка превратился в сову, так что встал он совсем недавно, соболиные брови сошлись на переносице при воспоминании о вероломной подруге :вот ведь ведьма, могла бы помочь, на ней рубины смотрелись ярче, чем на бархате, так ведь нашла повод отказаться. Интересно, ради чего она крутит все это, с украшениями?
-Чем я могу помочь?,- ровный баритон прозвучал как-то даже слишком спокойно, змей взял замшевую салфетку и стал протирать те украшения, которые Макото уже посмотрел.

+1

5

Каждое действие хозяина дома завораживало, Макото начинал чувствовать, что впадает в некое подобие медитативного состояния. С другой стороны это помогало в целом восприятию обстановки и предметов, бережно и аккуратно разложенных перед ним. То, как Муру обращался с украшениями, сразу привлекло внимание мужчины.
- Вот и создатель, о котором мне упомянули в разговоре. Тут ошибиться очень трудно. Он в лице почти неуловимо меняется, когда смотрит на них. Хотелось бы знать не ревнуют ли его женщины к созданным им же ювелирным украшениям? - кончики пальцев вампира замерли в нескольких милиметрах от шипов браслета. Коснуться привлекшего его внимание предмета в присутствии Муру он решился, чувствуя уважение к таланту хозяина.
- Все это очень необычно выглядит. У вас богатая фантазия, Муру, и интересный подход к аксессуарам. Я правильно полагаю, что часть из них унисекс? Хотя на женщине они бы смотрелись идеально... - посмотрев на предложенные ему руки, мужчина улыбнулся. - Так тоже можно. У вас красивые пальцы, аккуратные кисти. Все возможно...
Вампир наконец-то отвел взгляд от мужчины. Муру так внезапно вышел из комнаты, что со стороны могло показаться, что внимание фотографа удерживало его рядом. Или может ламмас боялся оставить его наедине с драгоценностями? Взяв в руки браслет, Макото подставил его свету, ловя взглядом отблеск металла и игру света на камнях.
- Конечно, очень жаль, что некому примерить подобную красоту. Но придется выкручиваться с тем, что есть. - вернув украшение на место, он наконец принялся осматриваться по сторонам. Для съемки требовалось не так уж и много - чуть-чуть места и мягкий не отвлекающий внимание фон. - Эта ночь будет не слишком интересной...
Щепетильность странного знакомого была отмечена со стороны Макото резко заломленной вверх бровью. - Не любишь, когда к ним прикасаются? Впрочем, отпечатки пальцев могут изменить яркость камней, прибить глянцевый блеск матовостью. Кажется я придираюсь. Пожалуй, сказывается напряженность последних дней. Раздражительность не лучший друг для фотографа и отпугивает клиентуру не хуже оскала.
- Мне не так уж много и потребуется, раз нет модели. Небольшое пространство, чтобы я мог расположиться со своей аппаратурой. Относительно невысокий столик, возможно покрытие - на ваш вкус. Уж кому, как не вам знать, какой цветовой фон подойдет для каждого украшения. Уверен, что у вас в доме найдется все необходимое для этого. Если хотите, то можете использовать стойку... Но боюсь это только подчеркнет холод камней и металла. В идеале нужно тепло кожи, чтобы эти богатства заиграли всеми красками. Но это мое личное мнение, Муру. Я не разбираюсь в ювелирных украшениях и сужу о них только, как зритель. И ценю только в идеальном сочетании с тем, кто их носит. - зачем-то добавил он последнюю фразу, заметив наконец смену наряда хозяином дома.
Из рюкзака был бережно извлечен фотоаппарат - одна из самых дорогих моделей в его коллекции. Зато эта "игрушка" справлялась с самыми экстримальными условиями фотосъемки, сохраняя идеальную цветопередачу. Объектив сменить Макото не успел, потому занялся этим сейчас, ловко и бережно касаясь техники.

+1

6

Муру спокойно улыбнулся, поворочав кистью перед своим носом для наглядности. Ему говорили, что у него красивые кисти, но каждый раз он воспринимал это по-новому, будто слышит впервые. Каждый вкладывал свою эмоциональную окраску в эту фразу, каждый подтекст имел свою цветовую окраску.
-Занимайте весь диван и барную стойку, как удобно. Можем выставить стол на середину гостиной, как раз ничего не будет мешаться под ногами. Я принесу остатки коллекции, а так же попробую ограбить бессовестную женщину, возможно, даже получиться примерить и женскую половину.
Он понял, насколько странно это звучало только тогда, когда вышел за фоновыми полотнами для стола. но возвращать слова обратно на язык было уже поздно. В конце концов, театр кабуки был построен на обменом ролями, что в современном мире получило странное название-кросспол. Змей вывернул кирины ящики, извлек весь спектр косметички, потом перебросил через локоть несколько полотен бархата и вернулся в комнату, все так же эстетично раскладывая составные украшения из резных и собранных пластинок, крючков,оправ. Браслет шел в комплекте с длинным украшением ля волос, признаться, делал такое Муру не впервые и это было создано не в самое благоприятное расположение духа, черненое серебро и агаты, при чем агатов-раз два и обчелся.
-Украшения создаются для тех, кто их носит. Вы можете судить о них как вам удобно, пожалуй, я вас попрошу снять этот комплект на мне, а дальше-на ваше усмотрение. Говорите, что и как повернуть, сейчас только вы видите, как они будут смотреться со стороны. Я предвзят, мне нельзя верить.
-Вечер двусмысленных фраз, шедевральной недосказанности.
Змей расстелил золотисто-сливочное полотно, разместив, как ему показалось-удачно, комплект из рубинового кольца и тяжелых серег. Перстень не был массивным, зато занимал четверть фаланги в длину, состоял из такой тонкой золотой нити, что казалось, прикоснись к ней и она сломается. Серьги же были переплетением этих нитей, держащие внутри хитро ограненные под острым углом рубины. А дальше, ювелир отсел в сторонку, закатав рукав джемпера и надевая сложный браслет на локоть, скрепляя хитроумные застежки и поворачивая руку так-сяк, чтобы понять, под каким-же углом его творение оживает, превращаясь в серебряную саламандру. Глаза так пристально смотрели на браслет, что казалось, вот вот и блоки серебра соединятся в живое тельце и взбегут о самого плеча, будто костей в руке и вовсе нет. Кости были, но и мышцы, да столько, сколько не бывает у человека.

+1

7

Вскинув голову, Макото отвлекся от своей драгоценной техники и успел увидеть прямую спину радушного хозяина, вновь покидающего свеого гостя и исчезавшего за дверью.
- Похоже за этой чудо-дверцей спрятана страна чудес, так часто он заглядывает в тот удивительный мир, забывая обо всем. Смешно... Что он имел в виду, этими своими "ограбить" и "примерить женскую половину"? Вроде бы было четко и внятно сказано, что модели не будет. - в смущенную голову лезли один образ хлеще другого. Остановив полет мысли на связанной и спрятанной от его взгляда Кирике - обладательнице приятного и чувственного голоса, который вампир успел оценить во время позавчерашнего разговора, он снова вернулся к неотложному делу. Руки в нерешительности замерли. Если предполагается, что украшения будут одеты, то можно было оставить первый объектив. Если нет - необходимо продолжить замену. Прокручивая оптику в байонете, Макото тихо хмыкнул.
- Черт его разберет... - тихо и себе под нос, уложившись с неожиданно эмоциональным комментарием до возвращения Муру в комнату. И уже громче, адресовано собеседнику. - Так вы определились все-таки?
Пристальный взгляд темных глаз вампира скользнул по тканям, перекинутым через руку хозяина дома, и остановился на до боли знакомом предмете, зажатом в тонких пальцах. Такие вещи вносили в его дом женщины, когда нахально планировали задержаться дольше, чем на одну ночь.
- Муру, я должен четко понимать задачи, чтобы результат не обманул ваших ожиданий. Какого рода фотографии вы хотите увидеть? Обстановка вашего дома позволяет и сделать весьма сдержанную демонстрацию этих шедевров ювелирного искусства, и представить их в рамках фотографий глянцевых обложек. Изначально меня приглашали именно на предметную фото-съемку. Центр кадра - предмет. Такие снимки создаются с рекламными целями для сайтов или реже для вкладышей модных журналов. Если речь о журнальной полосе, билбордах, то это меняет как условия фотосессии - другой свет, ракурс, настроение; так и объектность. Другими словами в подобных фотографиях самое привлекательное заключается в том, на ком одеты предметы роскоши и статуса. Потенциального покупателя должна привлечь красота модели в обрамлении ювелирных украшений.
Вампир критически прищурился, наблюдая за Муру. Мужчина похоже с головой ушел в изучение своего шедевра, прикидывая насколько хорошо оно село на руку. А ведь село как влитое, идеально подчеркивая красоту рук. Не удержавшись, Макото сделал неожиданный кадр. Слишком уж хорош был этот наклон головы, скользнувшая по серебру браслета прядь темных волос и пальцы руки, скрытой почти полностью рукавом тонкого джемпера и ласкавшей всползающую к локтю изящную ящерку-браслет.
- Прошу прощения. Пробный кадр. - поспешное оправдание. Фотографа даже отчасти смутил собственный неожиданный порыв и он опустил голову, прячась от вероятно возмущенного взгляда ювелира и снова сосредотачивая внимание на технике. Со стороны так и правда похоже на проверку первых результатов, прикидывание освещенности и выборку лишних деталей в получившемся снимке. Придав голосу максимально ровное звучание, уточнил. - Так что вы решили?
- Почему же мне так дискомфортно? Интересно знать кто этот Муру... Отчасти похож на собрата по крови. Но я могу ошибаться. Двигается плавно, завораживающе. Голос отдает мягким бархатом. Сам холеный, тяготеет к косметике... Черт, на какого очередного извращенца я нарвался?

+1

8

Муру вздрогнул, звук затвора объектива его застал  врасплох, змей скосил взгляд на фотографа и вежливо дернул уголками губ в намеке на улыбку, покачал головой.
-Все нормально, работайте как вам удобно. Я наверное вас замучал своими сборами? дело обстоит так: серьги и кольца из тех, что на столе, я надеть не смогу,даже  при всем желании и умении мимикрировать, которое у меня выработала хозяйка этого дома, не обращайте внимания,это моя злость на нее. Все это вы можете со спокойной совестью снимать как предметы, коль Кире нужны фотографии для каталога. А унисекс снимете на мне, я попробую себя загримировать, помещение с более богатым для фантазии фоном у меня есть,- змей указал ладонью на черный провал собственной комнаты, откуда он все это носил
Муру встал и положил на почти готовую экспозицию парочку отшлифованных янтарных бусин, чтобы они сыграли на контрасте с рубинами и золотом. Стол прямо таки оделся в теплые цвета, но создавалась вся эта красота для других, сам змей предпочитал цвета холодные или нейтральные. Из ванной  японец принес настольное зеркало и разложил все эти причудливые кисточки-тюбики-карандаши, потихоньку рисуя на и без того резких чертах маску будущего образа. Когда было нужно, он отвлекался от этого интересного занятия и переставлял композицию, меня фоны и украшения, беспрекословно выполняя указания фотографа, если таковые вампир выдавал.
Между тем, макияж у ламмаса вышел по стать украшениям: дымчатая чернь подчеркнула и без того гипнотический взгляд черных глаз, левую скулу расчертил серебристый грим, с помощью косметического клея Муру составил из остатков серебристых пластинок нечто вроде чешуи , губы очертил все тем же темно-серебристым карандашом. Не смотря на то, что для мужчины косметики на нем была сравнительная тонна, женственным он не выглядел, изящным-да, но за женщину его принять было бы сложно. Высохшие волосы змей забрал в шестипрядную косу-дракон, на которую и закрепил гибкое украшение, вплоть до самого ее кончика, на котором теперь болтался заостренный матовый шип.

+1

9

Когда общий план работы был коротко и понятно объяснен, дело пошло быстрее. Периодически отвлекая Муру для поправки композиционного решения, изменения фона, вампир занимался предметной съемкой не отрываясь от видоискателя. В целом хватало зонта для приличного качества фотографий. На карте памяти появлялись все новые фотографии колец, серег, отмечены вниманием были и несколько ожерелий... Один необычный перстень в большей степени заинтересовал Макото. Сделав пару кадров, он уселся там же на полу напротив импровизированной стойки с ювелирным богатством, и пересмотрел получившийся результат.
- Муру, можно попросить зерка... - он вовремя вспомнил о хозяине дома. Тот уже полностью загримированный и причесанный сидел на диване позади вампира и окидывал свой новый образ в небольшое зеркальце. Сказать, что это произвело должный эффект на Макото, значит просто промолчать. Тяготеющий к двум вещам в этой жизни - портретной съемке и эстетике внешности - мужчина судорожно сглотнул и только потом собрался с мыслями. - Я так понимаю, что вы готовы продолжить съемку. Мы переходим к категории украшений унисекс?
Поднявшись с пола, Макото все же забрал из рук змея настольное зеркало. Он правильно оценил эту вещицу - изящная и аккуратная, прекрасно подходящая в качестве антуража. Расположив безделушку в кадре, прикинув итоговую композицию, фотограф добавил небрежно брошенный шифоновый отрез, накрывший часть зеркала и причудливой рельефной горкой расположившегося позади перстня. Несколько снимков с разных ракурсов и Макото повернулся к хозяину дома.
- Ну вот теперь все. Задание Кирики я выполнил. Остались ваши фотографии, Муру. - смотреть в глаза вампир избегал. Но и без этого было что рассмотреть в изменившемся облике. Подойдя ближе, невольно протянул руку и легким прикосновением пальцев повернул голову своей неожиданной модели, стараясь не задеть витиеватый узор. - Это более чем оригинально. Под стать вашему творчеству. Вы переоденетесь или останетесь в этом комплекте одежды?
- Что-то в этом есть... Расположи фотографии Муру на билбордах и аварий на улицах Сент-Луиса станет много больше. Чисто с эстетической точки зрения ничего сверхъестественного в его внешности нет, но цепляет. Бросив один взгляд, хочется вернуться и сосредоточиться уже на деталях... Ну и глаза... - кивнув в такт собственным мыслям, Макото отвел руку в сторону. - Как бы так расположить украшения в одном кадре с этим взглядом. Да еще так, чтобы истинная драгоценность этого Муру не перетягивала внимание от ювелирки? Прекрасная и сложная задача. Надо пробовать.
- И вы мне обещали более богатый для фантазии фон, если я все правильно помню. - предвкушая нелегкую, но гораздо более интересную работу, чем вначале ночи, Макото улыбнулся. - Давайте я перенесу из машины еще один зонт, а вы пока можете или закончить образ, если это требуется, или подготовить заинтриговавший меня фон.

+1

10

Муру сам чуть повернул голову,давая фотографу рассмотреть получившийся макияж,хотя удержаться от улыбки он не мог:не стараясь эпатировать он невольно это делал с людьми. Так, из за его вежливой манеры разговора его называли то заносчивым, то слабохарактерным, из-за привычке больше слушать, чем говорить-нелюдимым, но вот был вопрос-чего люди ждали от существа, которое по доброй воле просидело в одиночестве несколько сотен лет? Правда. они об этом и знать не знали.
-Комплект одежды? даже мне это словосочетание кажется весьма странным. А я то в современной лексике не большой мастак.
Не говоря уже о его акценте, Муру хоть и говорил чисто, верно выговаривая все суффиксы ине путая окончаний в словах и временах, но акцент у него был сильный,заметный. Да он его и не скрывал, японец при всем гипотетическом желании не сошел бы за американца или недавнего мигранта.
Муру отпустил Макото, споро убрал все украшения обратно в ящик и зажег свет в своей комнате: помещение было круглым, без окон, темно-фиолетовый цвет стен был сочным, но не рвал глаз, а ламинат был того оттенка серого, когда вписывался даже в хай-тек интерьеры, но все еще оставался натуральным. Потолок был черным, блестящим,  с его центра свисала люстра, состоящая из черных же бамбуковых трубок со светодиодными лампами теплого света внутри, она нависала над круглым же, темным прудом прямо посреди комнаты, бортики были каменные, а вокруг камня-круг земли и карликовых декоративных растений, похожих на бонсай. На глубоком дне водоема угадывалась монохромная насыпь их черных и белых камешков,похожих на фишки го, маленькие красные и черные карпы сновали по дну яркими штрихами. В углу лежал традиционный японский фуутон, хотя и на небольшой платформе из дерева, места там хватило бы на четырехспальную кровать, с запасом на пятого. Несколько бумажных светильников на полу, плетеная циновка рядом с прямоугольным зеркалом, накиданные в творческом беспорядке подушки, простеганные декоративной вышивкой сашико, встроенный раздвижной комод с рамами черного же дерева, расписные мандалы и оригами на узких полках вдоль стен, стойка с оной единственной нагинатой, вероятно-декоративной, рядом с ней-низкий журнальный столик с ноутбуком, вместо стула-циновки. Света в комнате было маловато, но Муру понадеялся, что зонтов фотограва будет достаточно.
Ламмас достал из шкафа широкую полосу ни то дерева, ни то металла и развернул ее, показав на свет божий в действительности старинную ширму. Наверняка, она должна была помочь Макото, но на всякий случай рядом положил отрез сатина матово-серого цвета.
-Осторожно, не уроните оборудование в пруд, было бы очень жаль портить технику.Я могу принести стул от барной стойки, если вам будет необходимо-двигайте мебель. Секунду...,- ей-Богу, Муру предупредил из лучших побуждений, рыбок он может купить и новых, а для фотографа его аппараты-хлеб насущный. Змей стащил джемпер, оставшись босяком  и в одних штанах, а ненужную уже деталь одежды педантично сложил на кровать. А потом сходил в гостиную за своим святым черным ящиком, поставив его в углу рядом с зеркалом.

+1

11

- Чем дальше, тем больше убеждаюсь - во избежание неожиданностей стоит все же заняться подбором помещения для студии. В конце концов на первое время мне нужно только это. фоновых запасов и оборудования более чем достаточно для раскрутки. А то, что в новом для меня Сент-Луисе жизнь кипит и днем, и ночью я уже успел не раз убедиться. - Макото сильно озадачило тепло кожи хозяина дома. При всей холодности и равнодушии внимательных глаз, при том, что назвать его сносшибательно красивым было нельзя, Муру был обладателем притягательной внешности, состоящей из дикой комбинации пластичности движений, тихого голоса с восточным акцентом и подавляющей психику убийственной вежливостью азиата. Этого самого Макото лишила жизнь в Америке. И к собственному стыду он так и не успел побывать в Японии до неприятной истории с обращением в вампира. А теперь уж что метаться? Ожидать пока Малкольму приспичит поглядеть на мир? Так не потащит же он всю паству за собой... - Так... на всякий случай прихвачу еще светоотражатели. Ну вроде все.
Вооружившись всем необходимым, а попросту выгребя из машины все оборудование, которое не успел выгрузить в проходную комнатку-склад после поездки за город, Макото вернулся в дом и прошел в комнату за которой постоянно пропадал Муру за время знакомства и подготовки к этой фотосессии. Остановившись в дверном проеме, вампир с трудом удержался от того, чтобы пошло не присвистнуть. Дань воспитанию хозяина дома взяла верх и мужчина взял себя в руки. Оставив зонты, штатив и светоотражатели в сторонку, он принялся неторопливо обходить по кругу комнату, насколько позволяла это сделать меблировка. Интересного и правда было много. Внимание притянул к себе маленький импровизированный прудик, от падения в который предостерегал его Муру.
- Интересно он только живет по фен-шуй или и мыслит также? неужели не напрягает со временем подобная обстановка? - да, мыслил фотограф стереотипно. Привыкший к более европейскому стилю в дизайне помещений, для него было дикостью подобная игра фантазии. - С другой стороны, для восточного человека также непривычен наш уклад. Так что это вопрос вкуса. И в конце то концов, что еще нужно для ярких снимков? Другое дело, что всего этого слишком много для фотографий ювелирных украшений. Будет мешать в кадре. Значит будем зонировать... Так, пруд...
Мельтешащие по дну двуцветные рыбки буквально завораживали вампира. Подавив жгучее желание опустить руку в воду, помня о том, что карпам кои это мало нравится, Макото повернулся к своей необычной модели, отметив частичное разоблачение и кивнув на это коротко и ясно - одобряет.
- У вас очень интересные украшения, массивные, но сохраняющие изящность линий. Прошу простить мой комментарий, если он будет сочтен неуместным, но убрать из кадра лишнюю тканевую драпировку - правильное решение. А комната действительно... очень любопытная. Но для начала я бы хотел продублировать сделанный ранее кадр, уже в антураже нового образа. - выбрав точку обзора, вампир шустро установил зонты, настроил освещение, придав фону золотистый оттенок, а на самого ламмаса направив холодный серебристый. - Встаньте вот сюда, пожалуйста. Вы помните, как смотрели на браслет? Наклон головы тот же самый, косу перекиньте на плечо. Цвет волос очень хорошо контрастирует с черненным серебром украшения.
Про то, что массивная коса еще и неплохо создает тень на лице модели, придавая и без того необычному образу очарование мистицизма, фотограф говорить не стал.

+1

12

-Спасибо, похвала ля мастера-высшая оценка его трудов.
Муру выпрямился, вытягивая руку перед грудью и чуть сгибая ее в локте, чтобы удобнее было находить нужную позу ля саламандры.Да,это украшение змей воспринимал как нечто живое и менять этого сейчас не видел смысла. Коса тяжелым хлыстом легла на круглое плечо, тяжелый шип холодил кожу живота,царапая и щекоча самым кончиком острия. С наклоном было больше проблем, потому что ламмас не специально принимал такие позы, так что пришлось Макото немного покомандовать, пока искомый угол не был найден.
- Не возникает проблем с клиентами, Макото? Я имею ввиду, вы им говорите о том, кто вы? Или они сами догадываются? Заметил в Америке странную тенденцию: вампиров либо ненавидят, либо сходят по ним с ума, равнодушных не остается, что бы там не утверждали приверженцы нейтральной стороны. Я вас отвлекаю?
Ламмас изогнул руку, начав медленное движение с самых кончиков пальцев, плавно наклоняя не пластичную косточку кисти, рисуя дугу запястьем и  и чуть поворачивая локоть, создавая иллюзию движения неживого объекта. Муру хотел было найти подтверждение правильности или наоборот, не правильности своего действия у фотографа, когда заметил, что тот очень старается не смотреть ему в глаза. Не страх, нечто другое...Неловкость? В самом деле?
Несколько минут Муру думал, как относится к такому внезапному открытию, а потом любопытство взяло верх над порядочностью: когда они меняли позу, змей стоял в пол оборота, выглядывая через алебастровую ровную линию собственного плеча, демонстрируя ровные ряды косы, переплетающиеся с серебряными пластинами-лапками, он перевел взгляд на Макото, не вежливый, полный поведенческого участия,  а заинтересованный, оценил высоту скул, изогнутую линию губ,улыбнулся, едва не испортив кадр. Вернее, видимо безнадежно его испортив. Закралось подозрение, что Кирика предупредила фотографа о способностях японца,хотя на кой ей это делать? Ей и в голову не придет.
-В самом деле, Макото, я не настолько плохо воспитан, чтобы гипнотизировать вас, что бы там не сказала эта рыжая бестия. Смотреть мне в глаза абсолютно безопасно. если вам не комфортно, я могу их завязать.

+1

13

Сосредоточившись на том, чтобы добиться нужного ракурса, Макото не раз сверялся с сделанной раннее фотографией. Для этого технику пришлось установить на штатив, долго и мучительно играясь с высотой, пока не нашел оптимальную. И наконец поза модели. В принципе и тот случайный кадр его устраивал, только подходил больше для изысканного домашнего фото, никак не рекламного. Не удержавшись, вампир все же приблизился к Муру, легким прикосновением подушечек пальцев скорректировав поворот головы. Быстрый прищур, критический взгляд и с полным удовлетворением от увиденного, он вернулся к фотоаппарату.
- Не двигайтесь, Муру. Теперь чуть правее повернитесь... подбородок не надо опускать ниже. Так... - было что-то неуловимо трогательное в том, как скрывал опасный взгляд ламмас за пологом по-женски густых и по-мужски жестких ресниц. Да и от предмета фотосъемки глаза не отвлекали в этих снимках. Занятый делом, Макото не сразу понял о чем его спрашивает хозяин дома. А когда дошло о чем идет речь, то надолго задумался, играясь с настройками техники. Признаваться в том, что приглашенный фотограф давно не занимался своим любимым делом профессионально, было не очень удобно. Смолчать - не честно. А недосказанность казалась неуместной.
- Ну что вы. Вы меня не отвлекаете. Я просто не знаю, как ответить на ваши вопросы, Муру... Поднимите руку с браслетом на уровень лица, пожалуйста. Да, так, закрывая ею один глаз. Сожмите пальцы в кулак... Угу. - мужчина сделал еще несколько снимков, позволив на них украшению посоперничать со взглядом. Браслет проигрывал, но зато Муру выглядел весьма выигрышно на крупном плане. Шедевр ювелирного искусства едва помещался в рамках кадра и за счет этого выходил на передний план. - В последние годы я больше занимаюсь в сфере своей основной профессии. А в журналистике мало кого интересует вампир я или нет. Главное горячая новость, поданная эффектно и вовремя, чтобы не успела потерять актуальность. Что ж... буду с вами откровенен. Я часто фотографирую в последнее время, но редко за деньги. Давайте сменим план и украшения, если не возражаете. У вас есть что-нибудь, что подойдет в сочетании с прудом? Признаюсь, он меня заворожил. Очень хочется сделать снимки на фоне воды... Мне кажется, что это ваша стихия. Я ошибаюсь?
Стараясь избежать продолжения не очень приятного для него разговора, Макото принялся передвигать осветительные приборы, менять уровень высоты штатива. Прикидывая кадр, вампир позволил себе сделать несколько снимков до изменения роскошного одеяния из камней и драгоценного металла. И в общем-то это было ошибкой. Муру не давал ему расслабиться, поймав беспокойную птицу-взгляд Макото своим - внимательным и изучающим.
- Господи, мне почти полтинник, а я краснею, как мальчишка! - щеки горели.. они и правда бы зарделись, если бы фотограф остался человеком. Но вампиру позволителен лишь обратный эффект - он побелел, как мел и отвернулся, сделав вид, что продолжает заниматься подготовкой к смене плана. И вот тут хозяин ударил его под дых метким замечанием.
- Значит это не буйство моей фантазии? Муру может быть действительно опасен и именно через этот волнующий взгляд?
- Рыжая бестия? Вы имеете в виду Кирику? Она ничего мне не говорила. Даже о том, что создатель ювелирных украшений будет присутствовать сам лично на предметной фотосессии. Догадывался обо всем по вашему отношению к своим творениям, по вашему взгляду на них. - Макото постарался сохранить спокойствие в голосе и придерживался сдержанности в жестикуляции рук, зная о том, что эти негодницы часто выдают его волнение. - Завязать глаза? И что тогда от вас останется, Муру?
Его настолько поразили слова хозяина дома, что забыв о смущении, вампир наконец повернулся к ювелиру.

Отредактировано Alex Makoto Grave (28.09.14 21:29:07)

+1

14

Муру расхохотался, а так весело и искренне, что это могло быть заразительным, но что самое примечательное-без издевки, Макото умудрился развеселить ламмаса, сознавая это или нет.
-Что у меня, кроме глаз и показать нечего? Ну беда, Макото, огорошили вы меня. От меня останется как минимум пластика и украшения. Просто последнее, чего я хочу, чтобы от меня шарахались в пятый угол. Я вам покажу.
Украшения ламмас сменил:массивная железная коса ушла, уступив место узкой полоске ни то венца, ни обода через лоб, с острым клювом прямо в центр переносицы, браслет поменялся местами с несколькими кольцами, а левое ухо занял массивный черненый кафф в виде перепончатого и когтистого крыла, что придавало Муру совершенно невообразимый вид, не вяжущийся даже с реальностью вампиров и оборотней. Потом Японец извлек из шкафа тонкую полоску шелковой ткани, некогда это был оби, но Муру утратил то кимоно, а пояс завалялся, ткань была не  больше семи сантиметров в ширину, поэтому едва прикрывала глаза, пропущенная над ухом позади каффа, несколько зачесанных назад прядей были безжалостно выдернуты из композиции, прикрывая ткань с правой стороны.
-Если глаза я открою, конечно, будет заметно, но в целом, мне кажется, неплохо. Она не выбивается, даже я, слепой, это вижу,- он тихо хохотнул, изгибая губы в доброй усмешке.
С каффа на грудь мужчины спускалась переливчатая гроздь гладких цепочек с мелкими каплями из напаянного серебра, и только одна была граненым камнем, дымчатый топаз. Змей стоял перед Макото, идеально прямой, расслабленный, ему даже самому стало спокойнее,когда он предложил убрать предмет нервов фотографа. Хотя поганенькое чувство все таки где то донимало.

+1

15

Вот уж веселить радушного хозяина в планы Макото не входило, но смех был таким искренним, что губы невольно разошлись в легкой улыбке. Было во всей ситуации много нелепостей и несостыковок. Неуместных и лишних слов... Но так уж сложилось, их назад не возьмешь. Да и чем плохо просто поговорить с незнакомцем? Иногда даже интересно проверить границы своего восприятия окружающих людей... и не только людей.
- У смертных такого взгляда не бывает... если конечно они не обладатели сверхъестественных способностей. Только вот излишняя наблюдательность и ознакомленность со спецификой тех, с кем имеет дело, дают возможность подозревать в Муру нечто большее, чем просто необычного человека. - пристально наблюдая за действиями своей модели, Макото с трудом подавил вздох облегчения, когда импровизированная повязка легла на глаза Муру. Обойдя ламмаса по кругу, он поправил узел на затылке. Словно хотел убедиться в том, что ткань не спадет в самый неподходящий момент.
- Можете считать меня параноиком, Муру, - шепнул он прямо в крыло каффа. - Но самое опасное ваше оружие не пластика и даже не ваши творения. Только взгляд был и остается смертельно разящим клинком. И только от вас зависит убьет он вашего собеседника или помилует.
Вампир чувствовал себя сейчас так, словно с него сбросили тяжеленные оковы. Дышать стало легко и свободно. Стоящий перед ним мужчина сохранял грацию и красоту, по-прежнему выглядел вполне состоятельным противником, но опасным уже не казался.
- Вам помочь подойти к пруду, избегая падения или сможете сделать это самостоятельно? - прикасаться к хозяину дома? Макото хотелось бы этого избежать, потому и задал подобный вопрос. Отчасти казалось, что он находится в диковинном музее с экзотическим и очень редким экспонатом в центре представленных роскошеств. А в музеях экспонаты трогать категорически запрещается. Пока Муру думал над его вопросом, фотограф вернулся к замершему на штативе фотоаппарату. В неудержимом порыве он все же запечатлел обезоруженного ювелира, замершего посреди комнаты. Пусть свет ложился не так, окутывая Муру приглушенным полумраком, расцвеченным тоннальностями разных температур - золота и серебра. Лишить себя этого кадра Макото не мог. И хотя он прекрасно понимал, что этот снимок не покажет заказчику, но зато в коллекции личных диковинок он останется.

+1

16

Змей вздрогнул, почему-то от женщин подобный шепот на ухо он воспринимал никак иначе, как флирт, но от голоса Макото он напрягся, сухие мышцы налились железом, по спине прошла толпа мурашек. мужчина чуть дернулся, поворачивая подбородок в сторону. Только сейчас он почувствовал себя беспомощным, когда идти на попятный было поздно.
-А ваше, дайте угадаю, острый как перо язык и гибкий ум? В последние лет триста я очень стараясь проявлять милосердие ко всем, кто его мало-мальски заслуживает.
Пребывая в оголенной, по ощущениям самого змея, форме, без первой защиты и оружия, ламмас сделал выпад и не знал, к чему он приведет. Его всегда принимали за вампира, по крайней мере по первости, но фотограф оказался каким-то чересчур наблюдательным, даром что фотограф. Муру очертил невидимую грань для себя, за которую переходить не стоит, в ушах уже стоял шорох чешуи о гладкость ламината.
Соблазн взять схомутавшего его вампира за руку был велик, одно прикосновение и он может вытащить из своей жертвы душу, всю ее жизнь, как открытую рукопись. От этих мыслей губы расплылись в сытой усмешке кота, который с мышью будет только играть, клыки чуть-чуть показались из-за бледных губ, раздвоенный язык, самый кончик, облизал пересохшую кожу.
-Нет нужды, я сам подойду.  Я неплохо ориентируюсь даже так.
Змей на ощупь босой ступней сделал два шага влево и опустился в сидячее положение, держа ноги скрещенными, а ладони-на чашка коленей. Сколько раз он медитировал в такой позе и не счесть!

+1

17

- Вы мне безбожно льстите, Муру. Но это приятно, не буду скрывать. - может это и было подлостью с одной стороны. Но с другой - реванш за тот дискомфорт, который преследовал Макото с той минуты, когда он только увидел ламмаса. Да, ему нравилось то, что он видел: хозяин дома потерял спокойное душевное равновесие, был немного сбит с толка...
- Наверняка ты сейчас себя костеришь почем зря за то, что предложение завязать глаза сорвалось с твоих губ, а не моих. Как легко отказаться от игры, если она предложена другим. Но человеку чести, которым ты безусловно являешься, отменить собственные условия почти нереально. Для этого нужны веские причины, верно? - вампир пристально следил за ювелиром. И именно благодаря этой внимательности, от взгляда Макото не ускользнули клыки и необычная форма языка. - О, кажется я так мало знаю об этом мире. Кто же ты? Л-л... ведь слышал когда-то. Упоминал знакомый. Шут с ним, змей он и в Африке змей. Только очень древний и опытный... в охоте. Интересно, а какое оружие ты скрыл, чтобы не испугать меня?
Где-то между лопаток засвербило так, что дико захотелось почесаться. Шарф начинал душить и Макото стянул его, обвязав вокруг треноги, чтобы не забыть после окончания работы. - Ой, кажется кто-то увлекся. И достанется этому кому-то неслабо, если не остановлюсь вовремя. Надо заканчивать эти игры.
Муру тем временем занял позиции у края пруда с такой легкостью, что вампир заподозрил подвох. - Интересно, он видит через завесу ткани? Наверное неслабо потешается надо мной, глядя как я осмелел после этой его шалости... Да, ладно, брось. Меньше всего Муру похож на комедианта и шутника. Просто свой дом знает, как свои пять пальцев. Это нормальное явление даже среди людей. Что уж говорить о таких, как он? Так, отбросили лишнее, собрались, работаем.
- Ловко! Если вы готовы, то может продолжим работать? - беспокойные руки фотографа снова принялись поправлять зонты и штатив. Наладив аппаратуру, он прикинул через глазок видоискателя получившуюся картинку. - Я попрошу вас склониться ниже к воде, Муру. Давайте немного потревожим безмятежность воды и ее обитателей? Голову держите ровнее. Так словно смотрите прямо перед собой... Вы меня видите, кстати?
Да, Макото не удержался и задал терзавший его вопрос. Трудно жить в мире сверхъестественного, не понимая границ мистического и опасности, которые таят острые грани тьмы. А каково находиться в этом состоянии, если сам являешься частью той опасности? Правда настолько призрачной и эфемерной, что иной раз вампир казался себе беспомощным, как младенец. Больше двадцати лет назад было проще. Он мало выделялся из общей массы людей. Кто-то знал больше и боялся, кто-то знал меньше и спал спокойно. Были еще те, кто управлял областью страха, зная о ней почти все. Но Макото в то время был слишком далек от этого. Прошло время, а мятежный вампир по-прежнему о некоторых явлениях окружающего его мира знал лишь понаслышке. Гибкий и опасный зверь, расположившийся в паре метрах от него, был как раз одним из таких явлений. Притягательным, что скрывать, но от того еще более опасным. По внутреннему ощущению самого Макото.

Отредактировано Alex Makoto Grave (29.09.14 01:27:25)

+1

18

-Не вижу,- Муру не видел в прямом смысле слова, но он отлично мог положиться на слух, нюх, вибрации. Глаза у змей-не самые сильные органы чувств, в природе так точно.
Ламмас согнулся, не выходя из сидячего положения, уперся руками, как если бы собирался отжаться, но грубым это не выглядело. Скорее-хищным, словно зверь перед водопоем. Чувство слепоты заставляло чувствовать себя не живым, словно большая кукла на шарнирах. Цепочки каффа звякнули, перескальзывая с плеча на пол и едва-едва не доставая до воды, карпы забеспокоились, поднялись к поверхности воды, жадно снуя вокруг нависшего камня.
-Думаю, нельзя льстить безбожно, боги любят хвальбы им, поэтому каждая лесть-частично божественное повеление. Не хорошее и не плохое, все зависит, что за этой лестью прячется и видит ли это собеседник. Вы не были бы успешным журналистом, будь у вас скудный ум, вы бы не назвались журналистом во  время откровенно более зрелищной работы, будь вы дрянным журналистом. Сдается мне, я не сказал ни слова лести.
Змей  отсчитал три щелчка затвора, чуть приподнялся, сводя резные лопатки вместе и разрывая контакт с водой, отчего кои собрались в очень живописный кружок, и он точно знал, что фотограф успевал это заснять: Макото он не видел, но глаза были не совсем открыты, пол и пруд он видел отлично.

0

19

В обнимку с фотоаппаратом Макото нередко терял ощущение окружающего его пространства, влипая из-за этого подчас в совершенно нелепые ситуации. В данную же минуту эта магия давала свободу действия и независимость от собственных страхов и мнительности. Даже голос Муру воспринимался как дополнение к созданной умелыми руками дизайнера обстановки.
- Я не говорил, что я дрянной журналист. Но и похвастаться громкими статьями, оставшимися с памяти читателей, тоже не могу. Всему виной нежелание играть по общепринятым правилам. - что конкретно он имеет в виду, вампир уточнить не успел, вскрикнув в азарте. - Муру, голову направо!
Затвор отмерил счет кадрам, умная техника сохранила их на карте памяти и спокойствие фотографу моментально вернулось. Карпы, растревоженные сперва появлением в их мирном водном пространстве постороннего предмета, прыснули от голоса Макото в разные стороны.
- Хочется верить, что все три снимка окажутся достаточно четкими. - руки отчаянно чесались проверить этот факт, но отвлекаться не хотелось. Он совершенно точно знал, что оставит себе, а какой кадр будет предоставлен ювелиру для рекламы. Дождавшись, когда кажущаяся тяжелой подвеска каффа замрет на месте, запечатлел украшение крупным планом, используя фоном точеный профиль азиата.
- Могу я поинтересоваться кто занимался планировкой и дизайном этого помещения? Выбор не слишком стандартный даже для любителей экзотики или желающего создать для себя индивидуальную малогабаритную Японию. И потом, где-то доводилось читать о том, что в оформлении помещений на вашей родине приветствуется минимализм. Здесь же видны размах и тяга к смешению противоположностей - природы и искусственности. Это вам свойственно, Муру? - пока говорил, Макото уже нашел взглядом продемонстрированную ранее старинную ширму, прикидывая как можно будет использовать эту деталь. Если, конечно, она будет сочетаться со следующим комплектом. Пока же оставалось совсем немного для представления будущим зрителям каффа. А главное, ему так и не удалось полностью отразить красоту украшения, вплетенного в толстую косу ювелира.
- Муру, пожалуйста, сядьте ко мне спиной. Та самая поза... Кажется она используется для медитаций, верно? Поворот головы в профиль через левое плечо. Подвеска каффы должна тянуться к лопатке. И косу свободным захлестом через правое плечо, чтобы волосы не слишком перетягивали на себя внимание, но было видно украшение. - Макото прикинул насколько внятно сумел объяснить модели желаемый ракурс. Пришлось признать, что наговорил много, но сразу понять что имелось в виду трудно было бы даже ему самому. - Садитесь, я помогу. Только перекидывать украшение вам придется самостоятельно. Вы чрезмерно догадливы и должны понимать, почему.

+1

20

Муру поднялся на колени одним плавным движением, демонстрируя работу мышц там, где их обычно у людей просто не бывает, повернулся к фотографу спиной. Пальцы ненадолго запутались в цепочках, пришлось перебирать и выбрать те, которые будут не слишком длинными, чтобы не ломать линию лопатки.
-Комнату оформлял я,- он испытал смешанное чувство, сродни непониманию и огорчению,- Я долгое время был в обстановке куда скуднее простого минимализма и сейчас мне хочется чуть больше, чем "позволено Цезарю", к тому же, это и комната, и сад для медитации, и мастерская. Я действительно сильно тяготею к живому, это помогает мне осваиваться в Америке. Я только пять лет назад покинул Японию и не вернусь туда еще очень долго.
-На сей раз вы загнали меня в тупик, я не понимаю, даже со всей моей догадливостью,- Змей взял косу в ладонь и принялся укладывать на покатое плечо.
Гладкие волосы скользили по такой же гладкой коже, и коса никак не хотела лежать спокойно, Муру потратил не меньше минуты на то, чтобы хлыст из черных волос замер, сохраняя почти песочное равновесие, пришлось замереть, как кобра перед прыжком. Лицо повернулось в профиль, муру поджал губы : чтоб он еще раз проявил заботу о ближнем себе в ущерб. Пусть бы сидел этот Макото и бледнел дальше, не его вина, что на него реагируют так. Это, безусловно, льстило, но не настолько, чтобы он решился еще раз оставить себя безоружным. Хоть нагината и стояла на расстоянии вытянутой руки, а фотограф вряд ли мог причинить ему хоть какой-то вред,наставник часто ему напоминал о том, что от крови растет трава, а из увечного щенка родятся волкодавы.

+1

21

- Похоже я вас обидил или как минимум задел. - по сути вопрос, но прозвучало до прискорбия утвердительно. - Простите. Я этого не хотел, Муру. Сам я мало обращаю внимание на обстановку своего жилья. И хотя тяготею к эстетике окружающего мира, но создавать уют для себя видимо не способен.
Обогнув пруд по периметру, Макото подошел к замершему ювелиру. Остро ощущая напряженность змея, ему пришлось постараться взять себя в руки, чтобы выполнить собственное обещание.
- Не хмурьтесь. Раздражение в кадре неуместно. Особенно когда речь идет о рекламе. - подушечки холодных пальцев вампира скользнули вдоль позвоночника необычной модели, поднимаясь вверх к плечам. В общем-то ничего необычного не происходило. Все это осталось от далекого прошлого, когда у смертного Макото была привычка контактно направлять людей к нужному ракурсу. Отчасти все действия напоминали работу скульптора, точечными нажатиями придающего глине желаемую форму.
- Как тяжело должно быть ему входить в непривычную роль. Планировалось просто продемонстрировать свое искусство, позволив фотографу оставить о нем память несколькими нажатиями на кнопку пуска. На деле же приходится не только участвовать в процессе, но и подчиняться чужой воле. Для сильной личности это почти неисполнимо. Но Муру отчаянно сражается с собой.
- Для чего? - неожиданно для себя озвучив вопрос, Макото вздрогнул. Требовалось придумать продолжение уже сказанному, чтобы слова не повисли в воздухе нелепостью. Как назло, из головы выветрились все подходящие по случаю мысли. В раздражении на собственную неосмотрительность, мужчина чуть резче, чем это требовалось, потянул за плечо ювелира, почти ломая задуманную линию. - Прошу прощения. Сказывается усталость.
Вернув косе прежнее положение гибкой змеи, уходящей за "горизонт" покатого плеча, фотограф вернулся к своей технике. Зато в проявленной неловкости нашелся ответ на мучавший его вопрос. - Для чего вы покинули Японию, Муру? Ни за что не поверю, что ваши ювелирные украшения не нашли там своих почитателей. М... Я задаю неуместные вопросы? Если это так, то остановите меня.

+1

22

Муру ни за что бы не упал от руки Макото, он очень крепко держал и спину, и равновесие, но инстинкты взвыли, змей едва не потянулся перехватить ладонь фотографа, дернулся, но не потянулся. Очко в его пользу.
Змей навострил уши, губы расслабились, возвращая естественность линий, а вдруг выскользнувший  из губ вампира вопрос он не смог бы ответить при всем желании:просто не понял, к чему тот относился. Если к той неловкости, что между ними установилась, то кому он задавал вопрос, не себе ли? Он вздрогнул. вытягиваясь еще выше, до хруста в суставах, до ноющего чувства в мышцах, реагируя на прикосновения чужих рук весьма неадекватно. рой образов, чувств, видений тут же сгрудился вокруг, как стая голодных призраков, Муру пришлось скороговоркой прошептать мантру о спокойствии, отодвигая от себя хлынувший поток информации. было бы уместно предупредить Макото, но из вредности Аири этого делать не стал:баш на баш.
- Меня увезли из страны, чтобы убить,- просто ответил змей, пожимая плечами и возвращая их ровно в то положение, что установил фотограф,- Но я сбежал, повстречал на своем пути друзей и прибыл сюда. К сожалению, даже друзья уходят, это неизменно. Единственный, кто меня поддерживает-это Кирика. Я достаточно долго прожил в рабстве клана черных львов, их семейство имеет большой вес в Японии, сомневаюсь, что теперь они пустят мои творения в страну Всходящего Солнца. Да я особенно и не рвусь. Мне пока хватает впечатлений о моей родине, примерно на пятьсот лет вперед.
Змей тонко улыбнулся, в этот момент ослабил контроль и один из образов прорвался таки сквозь защиту провидца и по глазам резанул образ ребенка, тянущего руки. Кратко, но ярко.  Муру дернулся, будто ему влепили  смачную пощечину, затолкал видение подальше, но упал на локоть, издавая перезвон похлеще марокканской танцовщицы. Пальцы нащупали повязку и сорвали ее с остервенением, ладонь приложилась к накрашенным глазам.
-Давайте перерыв сделаем, Макото.

0

23

Стоило только собраться с мыслями фотографу, как расслабился сам ювелир. Макото только прицелился через глазок видоискателя, начиная плавно вдавливать кнопку пуска механизма затвора на корпусе фотоаппарата, как литая поза разрушилась с хрупкостью карточного домика. Муру покачнулся, локоть соскользнул с бедра и с тихим стуком ударил в ламинат пола.
- Что это с ним? нет, конечно, описываемые события не придает внутреннего спокойствия и равновесия. Но не настолько же. По крайней мере не для этого существа уж точно. Когда Муру замирает, кажется, что от него остается только остов, тело. Будто кукла бездушная. И рассуждает он также - без эмоционально. Неужели "Родина" пустое для него слово при такой богатой жизненной истории? Целый пласт, вереница событий проходила перед его глазами... Или нет? Странно это все. Ладно. Перерыв, так перерыв.
Макото закрыл объектив крышкой жестом, выработанным до автоматизма. Не мудрено. Забудь об этом фотограф в иных обстоятельствах и дорогостоящая оптика может спокойно лететь в урну бесполезным набором линз разной толщины и угла преломления света.
- Хорошо. Скажите мне, когда вы будете готовы продолжить работу, Муру. - отчасти вампир чувствовал себя виноватым. В подавляющем большинстве случаев ему хватало и чувства такта не тревожить лишними разговорами клиента, и таланта видеть насколько человек расположен к беседе. Но рассыпаться в извинениях он не видел смысла. Пора было проявить вежливость иного рода - молчанием. Если хозяину дома захочется услышать голос фотографа, он найдет подходящие слова-предлог. Воспользовавшись передышкой, Макото снял фотоаппарат с штатива и, привалившись спиной к стене, принялся рассматривать получившиеся кадры. Безусловно нельзя сравнить этот обзор с полноценной оценкой проведенной фотосессии, но композиционное решение снимков было очевидно. Тем не менее взгляд время от времени соскальзывал с экрана жидкокристаллического монитора, словно Муру притягивал его к себе магнитом.
- С вами все в порядке, Муру? - в конце концов не выдержал Макото. - Если вы слишком устали, я пойму. Достаточно об этом просто сказать. Не все любят находиться под прицелом объектива, даже при осознании эффектности ожидаемого результата. Я могу спокойно закончить предметную фотосъемку.
- Или это последствия дискомфорта вынужденного слепца, или присутствие постороннего в стенах родного дома его уже порядком достало.

+1

24

-Не совсем.
Муру облюбовал барную стойку. на которой расположились чашки, пиалы, кисточки, коврик с вышитыми мандалами, коробочки с душистым чаем. Змей  успокаивал воспаленное борьбой сознание чайной церемонией, кратким и урезаным вариантом, но ему было и не настолько плохо, чтобы затягивать процесс на часы. По квартире поплыл горький, душистый запах чая, плеск воды, глаз на Макото он не поднимал, вообще удалился разумом из комнаты, хотя прекрасно все слышал. Кисть выписывала в напитке сложную вязь, которые ламмас считал частью своеобразного заклинания.  Он налил вторую пиалу, жестом приглашая фотографа к ней, было бы не вежливо, пар от чайных чашек  клубился вокруг острого металлического уха каффа и заставлял метал покрываться испариной.
-Дело не в объективе, дело в вас, Макото. Сейчас это уже значения не имеет, но прикасаться ко мне не стоило. Я ясновидец, и теперь вокруг меня стаей вспуганных птиц витают образы всей вашей судьбы, лезут в голову. Я ставлю защиту, но держать  ее сразу по всем фронтам, занятие трудное. К примеру, только что не усмотрел и увидел ребенка. Я не желаю лезть к человеку в карму и видеть то, что он не пожелает показывать. красть кровь, плоть, это еще куда ни шло, но красть воспоминания, судьбу- этого не прощает даже моя достаточно терпимая религия. Сейчас я восстановлю контроль над своим даром, вы уйдете и унесете эти видения с собой. Все просто. Нет нужды убегать, поздно уже. Ко мне чаще приходят добровольно, чем случайно. Я просто думал, что Кира вас предупредила. Вам стоит выставить нам двойной счет.
Змей вдохнул аромат чая, сделал первый глоток, вдохнул еще раз, разогревая его своим дыханием. хотя казалось бы, как и куда, сделал второй, осушив чашу до дна.
- На Тибете говорят - "Радость посвященным", но я так не считаю. Знать все-это испытание сродни ноше демиурга.

+1

25

- Ясновидец? - взгляд Макото потемнел. В нем не было гнева, но присутствовала горечь обиды и едва уловимая толика прорвавшегося наружу страха. - Вот уж правда опрометчивая недосказанность клиента. Сомнений нет, это не пустые слова и не бравада. Не попытка сбить меня с толку или уязвить. Просто сухая констатация факта, перед которым он меня сейчас поставил.
С тем же успехом Муру мог сейчас огреть вампира чем-нибудь тяжелым по голове. И то удар, наверное, вышел бы более болезненным. Беспокойство, начавшее свиваться кольцами неприятно-липкого страха, окрепло и полностью захватило власть над телом фотографа. На одеревеневших ногах он подошел ближе к барной стойке и коснулся ледяными пальцами края пиалы, наблюдая за причудливой игрой пара над гладью воды. Техника приютилась там же - на столешнице, замерев в узком пространстве между рук хозяина и фарфоровой чашей.
- Кирика не предупредила меня об этом. - говорил Макото тихо, отчетливо чувствуя как острота угловатых слов царапала гортань. Откашлявшись, он еще ниже опустил голову. - Значит вы не только ювелир, Муру. Переплетение золота и серебра, баюкающих древние камни, ничто по сравнению с паутиной плененных мыслей и образов ваших гостей. Вам надо было сказать мне об этом сразу. Не отрицайте, у вас была эта возможность... Она предоставлялась вам не раз, Муру. Но вы ею не воспользовались. О причинах я не спрашиваю. Это только ваше личное дело, меня оно не касается.
Мужчина замер, прядка волос зависла в миллиметре от воды. Потихоньку унимавшийся жар остывающего чая оседал на коже тонким слоем испарины. Скованность мышц не отпускала и тем сильнее ухудшала состояние Макото.
- Спросить его? Зачем... Что он может мне рассказать? Знать будущее - не значит управлять им. Это скорее путь обреченности. Покорное следование вдоль нити Ариадны с полным осознанием того, что впереди тебя ожидает Минотавр и смерть. Глупо получилось.
- Уверен, что вы, Муру, с честью выдерживаете это испытание. - чуть подрагивающие пальцы вампира очертили кромку пиалы, ища в действии успокоения. - Почему к вам приходят? Что люди обычно хотят знать, Муру?

+1

26

- Я вовсе не хотел нанести вам вред или оскорбление, Макото. Я действительно не подумал об этом, если мне удается  сдержать приступ, я не пугаю людей своими способностями. Вы чувствовали себя неловко от одного моего взгляда, что было бы, скажи я с порога еще и про эту свою особенность? Вы бы сбежали, как делают многие. Не все, но многие. Я не сильно тщеславен, но это все же дает свой след в моем самолюбии.
Муру повторил ритуал с чаем, подливая его себе в кружку и осмотрел Макото. Эй, да тот  перетрухнул, значит ли это, что есть то, чего он ни в коем случае не хочет показывать? Почти наверняка. Значит ли это, что Муру захочет это увидеть? ни в этой жизни. Не его проблема, совсем не его. Однако было горько и смешно видеть, как сам всего лишь призрак угрозы разоблачения дает власть над человеком, вампиром. власть более крепкую, чем деньги или кровь.
-Приходят за ответами. Кто убийца, где находится человек что случилось, кто виноват...Особенно смешно бывает последнее, когда виноват человек сам, знает об этом, но искренне надеется, что я в силу буддийской философии смогу сказать " Все проходит, никто не виноват". Я могу увидеть что-то из прошлого, что-то из будущего, но оно субъективно, не постоянно, оно меняется от любого нашего вздоха и тут я не силен что-либо сделать, а люди слышат слово "провидец" и уже спланировали все свои надежды, мол, провидец равен демиургу. А это не так. Я не полезу в ваше прошлое или будущее, Макото. Мне и без того хватает проблем в жизни, я прошу вас успокоится и не волноваться. Это действительно моя оплошность. которую деньгами не исправить, но это неуважение к работнику, так что с Кирики я все же стрясу двойной счет.Теперь уже все равно, прикосновение большего вреда не наделает. Мы можем продолжить работу, если вы в состоянии.
Змей выпил чашу и отставил, намереваясь убрать набор потом, после окончания дела. Он отстегнул кафф и украшение с косы, снял перстни.
-Но если вам нужно поговорить- я вас выслушаю. Я аскет, мне незачем кому-либо раскрывать чужие тайны.

+1

27

- Оказывается и провидцы могут ошибаться... - горькая усмешка исказила линию губ вампира. Чуть повернув голову, но все еще изучая содержимое пиалы, не в силах поднять взгляд на хозяина дома, он продолжил. - Неловкость, которую я ощущал в большей степени связана с непониманием воздействия вашего взгляда, Муру. Неизвестность пугает, слышали об этом? Нет ничего страшнее, чем выдуманное чудовище, которое "самое вероятное" притаилось в ближайшей густой тени. Возможно мое нынешнее напряжение сопутствовало всему процессу нашей совместной работы. Но поверьте это ничто по сравнению с тем, что я чувствую сейчас. Больше всего мне хочется уйти, оскорбленно хлопнув дверью. И понимание всей нелепости подобного поступка не дает облегчения.
Избрав честность оружием сатисфакции, Макото не боялся задеть или оскорбить Муру. Он говорил правду, говорил то, о чем думал в данную минуту. Практически откровение, поделенное с ядом обиды.
- Что со мной? Неужели упоминание присутствия ребенка в видении Муру меня так задело? Да... ухватить за хвост самое болезненное воспоминание и главное рассказать мне об этой своей удаче - опрометчивый поступок. Но будь справедлив. Как об этом может догадываться ювелир? Или это недоверие... Что еще он успел увидеть и о чем смолчал? Как узнать, не раскрывая себя, не разделяя большего с этим странным человеком?
С трудом расправив плечи, вампир попробовал развязать тугой узел, стянувший грудную клетку болезненными оковами. Голос собеседника словно пробивался сквозь густую вату, заложенную в уши. Грудной тембр баритона ламмаса ощущался вибрацией в прозрачном воздухе, слова с трудом доносили свой смысл до замутненного сознания вампира, оглушенного болезненным ударом. И тем не менее он должен был сознаться.
- Я верю вам, Муру. Верю в то, что вы не будете вторгаться в границы моего внутреннего мира. По крайней мере по собственному на то желанию. И уж точно не в угоду любопытства. По сути я должен перед вами извиниться за проявленную фамильярность в ваш адрес. - мужские пальцы наконец отпустили пиалу из настойчивого плена и сжались в кулаки от бессилия перед бурей эмоций. - Я увлекся восприятием образа и сцены, а потому забылся и нарушил правила хорошего поведения, которым надлежит следовать разумным посетителям гостеприимного дома. Так что будем считать, что мы в расчете. И не стоит так бичевать Кирику. Я не знаю этого человека, но мне кажется, что я не был предупрежден не из-за злого умысла. Друзьям свойственно воспринимать друг друга такими, какие они есть. Забывая специфику характеров и настроений. Она просто не подумала о том, что во время стандартной предметной фотосессии может возникнуть ситуация контактности. Изначально обсуждалась оплата только фотографий ювелирных украшений. Ваша подруга не думала, что вы их оденете, а я увлекусь портретными снимками.
Последние слова, сказанные ему хозяином дома, неудержимо выгнули линию брови в скептическом удивлении. - Вы аскет, а не священник, Муру. А я не рассчитывал на исповедь, когда шел сюда.
- Расслабься. Что ж ты так остро реагируешь? Бить наотмашь - это невежливо, Макото. Хорошие гости так себя не ведут. Не будь ребенком. Ты все равно не сумеешь понять того, кто смотрит на тебя с высоты нескольких прожитых столетий. А ему не понять твоих детских обид на пустом месте. Но черт возьми, так и подмывает спровоцировать неприятности... Причем для самого себя. Муру отмахнется от посторонних проблем, как от назойливой мухи и через секунду о них забудет. И тем не менее... дьявольское любопытство в расчете на честность...
Сделав глубокий вздох, мужчина резким выпадом ухватил ювелира за запястье, сжав пальцы. Тяжелее было поднять взгляд на собеседника. Отчасти Муру был безусловно прав - общаться со змеем, зная такую щекотливую подробность о его способностях, было еще труднее, чем ускользать от пытливых и внимательных глаз. Но решившись, Макото заглянул в темные омуты, внутренне содрогаясь. - Кого вы видите перед собой, Муру?

Отредактировано Alex Makoto Grave (30.09.14 22:32:23)

+1

28

-Я монах, кажется, здесь у вас это приравнивается к определенному духовному сану.
Муру вовсе не навязывал свое общество, скорее объяснял, с самым невинным выражением святой наивности на лице. Чему так обозлился Макото? Тому что змей в его тайну невольно проник или тому, что отказался читать дальше?  Некоторые люди кричат о праве собственности, яростно желая, чтобы их взяли в чьи - либо руки, отчаянно нуждаясь в том, чтобы принадлежать кому-нибудь.
Он вовсе не ожидал, что весьма дистанцированный и оскорбленный Макото вдруг решит нырнуть во все это с головой, в первое мгновение, змей вспыхнул, крылья носа дернулись в гневной гримасе , но тотчас успокоились, понимая, что это был шаг отчаянно страшащегося человека. Так молод еще, не знаком с особенностями своего племени к превосходству. В этом пока его плюс.
глаза налились тьмой, белки растворились в кобальтовых глубинах, рука муру скользнула  выше, к мягким венам в чашке локтевого сгиба, слушая ток крови и вместе с тем, по одному, пропуская через себя образы, звуки, эмоции.
-Вижу много одиночества, вы им пропитаны, будто купаетесь в нем каждый день. Оно как зияющая рана на вашей ауре, не дает ни покоя, ни облегчения. Вижу постоянный поиск, творческий и материальный, беспокойство и смятение, утраты, одна другой страшнее, и вместе с тем - обретение. Я вижу художника, который прошел через огонь, воду и вот-вот готовящегося пройти через медные трубы.
Ламмас моргнул, абсолютно по-змеиному,  пальцы держали крепко, но бережно, вторая ладонь сжала пальцы Макото на  собственной руке. Он стал неподвижен, до суеверного ужаса, будто вытесан из камня, но глаза оставались живыми. Он судорожно вздохнул, напрягаясь всем телом и позволяя себе увидеть чуть больше.
- Я вижу молодого человека, кровь от крови, надежду всех начинаний. Между вам связь, хрупкая, но весьма насыщенная, вам нужно во что бы то ни стало ее сохранить, но так же обязательно избавиться от давящего одиночества. Оно вас сжирает, Макото. Вы обрели и теперь самое важное-удержать. все остальное пока-не так важно. Я вижу вампира, он окружен золотом и тьмой. Он-сама фальш, не настоящий. его мир-призрачная фольга, мутная слюда, на которую не стоит тратить время. Он для вас опасен, он может отобрать у вас нечто очень важное.
Образы осмелели, лезли в голову один за другим, змей стал горячим как в лихорадке, затрясся, словно по нему колотили кувалдой изнутри, вцепился в Макото, частично держась на нем, слишком много всего за раз.
-Вижу узел, цветной узел. Оберег. Храните его, потому что он берет на себя часть вашего проклятия. Вы чей-то побратим...Не могу уловить образ, вижу костер и красный песок. Он или она закрываются, сильный колдун, но магия странная, не стабильная и словно бы-не из мира сего. Хватит, отпустите меня, Макото. Иначе я полезу глубже, а я не хочу.
Муру рухнул на колени, все с тем же громким звуком, закашлялся, потрясая головой и прогоняя от себя оставшиеся образы. Он сам ощутил тяжесть и сосущую пустоту сомнений, которая окутывала плащом фотографа, ему захотелось помыться, смыть все эти ощущения, отдраить себя железной мочалкой. Дрожащая рука схватилась за стойку, открыла стеклянный ящик и достала бутылку красного вина, выдирая затолканную пробку зубами. Вино отлично восстанавливало силы.
- Вокруг вас очень сильные эмоции, макото, за раз мне их...Я могу их осилить, но потом никто этому рад не будет. Мне и сейчас то охота залезть в пруд, но что будет, если я вам еще и в своей истинной шкуре покажусь? Не желаю, чтобы вы вылетали отсюда с воплями. нет, увольте. Такого моему самолюбию не выдержать.

+1

29

Теперь, когда пути назад уже не было, страх в душе Макото перед сущностью ювелира присмирел. Маленький колючий комок нервозности и паники свернулся клубком и спрятался за углом любопытства. Пользуясь этим, вампир с жадностью всматривался в точеные черты Муру. Без повязки на глазах - такой открытый. И с поволокой тьмы, плещущейся штормовым морем, замкнутый. Змей был столь же противоречив в этот миг, какой неоднозначностью обладал он в представлении самого гостя. Пальцы шелковым пологом скользили по открытой руке Макото, лаская кожу самыми кончиками в экзотической и непривычной ласке от запястья к локтю. Первым порывом было разорвать этот странный контакт, но мужчина лишь крепче стиснул пленника, чувствуя при этом, что это скорее он тонет в трясине. Сморгнув наваждение, он вслушался в исповедь. Свою обрывистую исповедь из чужих губ.
- Это опыт. Просто еще один интересный опыт. Не более того. - как молитва, только во сто крат сдержанней. Как оберег, но чересчур красноречивей, чем стоило. Мысли хороводом вихрились в голове, затуманенной насыщенными и сбивающими с привычного ритма ощущениями. На уровне подсознательного скользнула предательская попытка закрыться от испытующего нервную систему взгляда. Но бесполезность этой идеи подтвердилась продолжающимся монологом Муру. С жестокостью палача, он отмечал вехи недавних событий, пробуждая образы. Дернувшись раз, другой, Макото тряхнул головой и плотно смежил веки. Перед ним сейчас полыхало адское пламя, без жалости и сожаления сожравшее его жену, разъевшее смертельным ядом душу его сына. Тонкая фигурка вытянулась, раздалась в плечах и неумолимо сгибалась теперь под тяжестью лет.
- Грешно обладать такой буйной фантазией. - кого трясло? Его самого или провидца, цеплявшегося сейчас мертвой хваткой бульдога в его руку? Или это они оба содрогались в сумасшедшем ритме, отдавшись неистовой и дикой пляске. Было не понять, не отделить одно существо от другого. Бессмертного от вечного. - Надо успокоиться... Черт бы меня побрал! Зачем я в это ввязался? Прекрати...
Голова вампира запрокинулась назад, открывая остановившемуся взгляду Муру настолько сильный изгиб линии шеи, что казалось - тряхни разок и кости с сухим хрустом сломаются, обрывая пытку самым естественным способом, который известен в этом мире. К сознанию шелестом змеиной чешуи прикоснулся холод слов, почти просьба. И это резко контрастировало с жаром, исходящим от хозяина дома. Качнувшись вперед, Макото едва не коснулся своим лбом обнаженного плеча провидца.  Отчетливый звук клацнувших зубов, тихий скрежет и фотограф с трудом разжал пальцы, выпуская сладкоголосую сирену из плена. Тихий звон эхом разнесся по опустевшей от испытанного голове.
- На подобное можно согласиться только в двух случаях. Поддавшись любопытству или сойдя с ума. - вампир перевел дыхание, разлепил веки и дрожащей ладонью размашисто прошелся по искаженным чертам своего лица, стирая непрошенную влагу, искренне надеясь, что это испарина. - Вы не сказали мне главное, Муру. Теперь, когда вы своими глазами видели вихрь окружающих меня эмоций, ответьте кто сидит перед вами? Или, если хотите, какие чувства пробуждаю в вас я, кроме дикого желания избавиться от присутствия моей энергетики в вашем личном пространстве?
Усталость навалилась с неимоверной тяжестью, вжимая Макото в стул. Взгляд блуждал по своему собеседнику, не решаясь остановиться на какой-то одной детали и выхватывая то элементы грима, то рельефность мышц тела, то судорожно стиснутые пальцы на горлышке зажатой в них бутылки. - Ваше самолюбие... Вы так часто его упоминаете, Муру, что я начинаю вам верить. А что позволяет вам сейчас ваше самолюбие?

Отредактировано Alex Makoto Grave (01.10.14 23:43:55)

+1

30

-Я вижу Творца и Жнеца в одном лице. Я не знаю, как точнее выразить свою мысль, обычно у меня больше времени на раздумья. Я чувствую в вас надломленность и мне хочется ее закрыть. но так же я чую в вас страх, который не подпустит меня к вам на расстояние вытянутой руки. Вы мне интересны, Макото, я хочу понять, как вы одним движением руки и лечите. и калечите. Вы вызываете интерес, глухую тоску и отчаянную жажду созидания. Одна большая противоположность, противоречие. Не только сами с собой, но и сами с остальным миром. не от скуки или лени, а по-настоящему. Редко такое встретишь.
Змей поднялся, оттряхнул несуществующие пылинки с брюк и поставил бутылку на место. Он бы и рад предложить, но его гость не выпьет вина, будь оно сто раз цвета артериальной крови. Он внимательно посмотрел на фотографа, удивляясь, как такое чудо еще живет, разрываемое  столькими неразрешимыми спорами. если он сейчас грохнет об стол, соберется и уйдет, Муру даже не сможет удивиться.
-Мое самолюбие позволяет мне все, что только в голову взбредет,например-коснуться вас- ламмас скользнул за спину фотографа столь быстро, что потоком воздуха качнула бокал на крышке барной стойки, жест опасный, но Макото сам спросил. Язык наш-враг наш,- Но мое чувство такта подсказывает мне, что вы будете отчаянно против. Вам нужно отпустить все ваши трагедии, принять их. Вы не вернете ничего, истязая себя, но потеряете. Мне даже смешно, до чего мы с вами могли быть похожи, будь обстоятельства чуть-чуть иными.
Он к нему не прикасался руками, только скользил взглядом, изучая резкие до остроты черты, стоял в пол оборота, плечом разделяя их на условной границе.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [03.04.11] Работа дураков любит