http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [14-15.04.11] Nothing Else Matters


[14-15.04.11] Nothing Else Matters

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

Время: ночь с 14 на 15е апреля, 2011г, ~ два часа ночи.
Места: бар-ресторан  «LAGUNE»*
Герои: Elza Volf, Lucy Summers, Seleste Vega, Shango Matis Veron, Aaron Roche (NPC), военный отряд масок*, Jack Sharp. Позже Evelise Roche, Jean-Claude.
Сценарий: Эльза встречается со своей новой подругой в одном из более уютных баров. После пары стаканов спиртного, девушка решает познакомить Люси с еще одной подругой и звонит Эвелис. Только что чудом пережившая очередное нападение на клуб, рыжеволосая срывается в бар чтобы увести оттуда слишком весело отдыхающих подруг, а пока она в пути, в баре появляются еще двое исключительных посетителей в компании молодого человека, увидеть которого для Эвелис было бы последней каплей в безумной ночи. Удивительно, но сюрприз в этом баре поджидает не одну миз Роше, ведь среди неожиданно налетевших на бар масок, девушки признают... Джейка Шарпа.

*кликабельно

+3

31

Даже такому опытному лицемеру как Вега понадобилось хорошенько себя вздернуть, чтобы не выдать собственной реакции на появление девушки с яркими волосами за их столиком. За многие годы ее счастливой жизни после воссоединения с любимым, Селеста повидала его в разных амплуа. Вампира с неустойчивой психикой, Адаларда называли многими разными именами, ему приписывали всякие способности, часто вовсе не существующие на свете, но дальновидность и странная способность этого мужчины предвидеть выгоду в ком-то или чем-то все равно продолжала ее удивлять каждый раз. Как будто голоса в его голове знали будущее, и каждый раз отплачивая за свое существование, подсказывали ему. Возможно, и в то новогоднее утро они подсказали Харлоку, что наступит день, когда странный человеческий мальчишка из разбитой машины ему пригодится.

И что же? Не обманули ведь! Вот она его сестрица (как она впоследствии выяснила по приказу хозяина), сидит прямо напротив нее, а у кошки есть возможность с ней подружиться, и  может даже использовать это в своих целях. Вот оборотень собирается с духом, в ее мозгу шпионки уже расцветает пестрыми красками целая стратегия поведения, она набирает полные легкие воздуха и… в баре внезапно гаснет свет, а ее чуткий кошачий взгляд, которому тьма вовсе не помеха, улавливает подозрительно рыскающие за окнами тени. Нет, это не случайный перебой электричества. Почти одновременно с первыми разбивающимися стеклами, Селеста ногой отпихивает свой стул назад, чтобы он ее прикрывал от возможных осколков, но под стол не падает. Она лишь приседает на корточки, опуская руку на рукоять пистолета, готовая ко всему. И прыгнуть на врага и бежать и сражаться.  Свет уже вернулся, и внимательно рассматривая врывающихся в бар чудиков в масках, кошка продолжает краем глаза следить за Шанго чтобы если что успеть его защитить.

- Защищайте мальчишку, - не  беспокоясь ни как, ни зачем, подсказывает им голос Мастера, и острый взгляд оборотня начинает сканировать сотни лиц, одно за другим, выискивая в клубе Марка. Она дико недовольна, ведь Морган заметил то, что она проворонила, это ее оплошность.

Странные извращенцы в масках зашли в бар-ресторан с обеих сторон, очевидно чтобы никому не дать возможности сбежать, но к счастью удачливый мальчишка показался среди столиков справа от большей составляющей триумвирата. Селеста посмотрела на Верона, проверяя, заметил ли он Роше. Сейчас, когда им вдруг так удачно как подружка местного принца подвернулась его сестра, Марк внезапно действительно возрос в цене. Но позволить родственникам встретиться сейчас еще слишком рано. Конечно, для этого его сестрица тоже должна бы выбраться отсюда живой, но Адалард приказал защищать именно мальчишку, а значит, если с Марком что-то случится, им с Матисом очень не повезет. К тому же,  Вега все еще отчетливо помнила как во время аварии рыжеволосая не получила ни одной царапины не смотря на красочный полет из окна, приказы Харлока не без оснований всегда исполнялись ею беспрекословно.

Девушка кивнула своему чернокожему другу продвигаться вперед, собираясь прикрывать его со спины, для чего она и достала один из своих пистолетов. Стрелять просто так она не начинала, во-первых чтобы не привлечь к себе внимание всех маньяков сразу, во-вторых потому что Мастер ничего о них не сказал. Вдруг они с Шанго перебьют всех этих психов, а потом окажется, что они зачем-то были нужны принцу? Впрочем, кому понадобятся такие идиоты, они же ходят открытыми как на ладони. Если сильно постараться, затерявшись в толпе, конечно не без ранений, но медленно-верным путем она положила бы их всех даже самостоятельно. Вот что делают внезапность, паника и страх. Сколько раз она видела это на войне.

То, что такое маленькое создание как Вега надеялось прикрывать такого совсем не маленького как Верон мужчину, было довольно забавным, но если она заметит опасность, она хотя бы сможет выстрелить, а вот из-за Шанго оглянувшись назад, она не рассмотрит уже ничего. Так что, ему пришлось передвигаться глядя только вперед и выбирая для них верный путь до мальчишки, а ей осматриваться по сторонам и беспокоится об их шкурах.

Весь тот довольно длительный промежуток времени, который они добирались до Марка, был для оборотня сродни пробуждающегося вулкана. Вообще, такое маленькое столпотворение уже не могло вызвать у девушки особых эмоций, это мелочи по сравнению с тем, что она видела на войне. Ее раздражала единственная слабость, которую она чувствовала все это время. Их единственная брешь в этой ситуации. Она могла рассчитать, на что способен любой из этих уродов (а что они уроды она решила не смотря на наличие масок), но вот что может натворить Матис не могла даже представить. Ведь всего с час назад она смотрела на вудуиста через столик, и ее зверь переворачивался, скалился и пытался рычать, от наличия тьмы вокруг этого мужчины. Они были вместе еще недостаточно долго, чтобы она знала, как работать с ним в команде. Она догадывалась, что способности Верона дай он им сейчас волю, могли бы разнести весь клуб в клочья, ну или хотя бы присутствующих в нем людей, но о избранной им религии, магии, пути жизни и черт знает, чем еще являлся  для него вудуизм, кошка почти ничего не знала. Она была истинным военным, приверженцем техники, оружия и хорошей тактики, но та тварь, которую Верон создал той ночью… Скажем, женщину, достаточно смелую, чтобы выбрать как любовь своей жизни старого вампира с садистскими наклонностями, в этом мире настораживал только один человек. И он уже устраивался за развороченным и забытым всеми тяжелым баром, который как часть укрытия выбрал Марк. 

Мальчишка был чертовски умен, это так сильно нравилось в нем Харлоку. Он устроился в углу таким образом, чтобы с двух сторон от него были надежные стены, с третьей никому ненужный бар, а с четвертой – заветный выход. Лучшего варианта она пока что не успела присмотреть. Только вот сам Роше, зная, что где-то тут должны быть Селеста с Шанго, постоянно высовывался. И сейчас увидев Верона он снова выглянул навстречу Веге, из-за чего чуть не получил чем-то прямо в свое юное лицо. Передвигайся кошка хоть на миг медлительнее и Адалард остался бы очень недовольным из-за потери мальчишки. К счастью для всех, вместо его лица что-то острое и дико неприятное впилось подобно жалу осы прямо в подставленное плечо девушки.

Но Селеста даже не пискнула. Прежде чем сделать что-либо еще, она пару раз стукнула по бару, чтобы проверить толщину и решить смогут ли его прострелить, затем выглянула из их временного укрытия, чтобы убедиться, что на них никто не обращает внимания. Непоседливый Марк, который переменился в лице разглядывая подобные картины, снова высунулся вслед за ней. Видимо ему очень уж хотелось помочь людям и кого-то спасти. Но вот не задача, плевать хотела Вега на всех этих людей. У нее было хорошее терпение, но испытывать его не стоило.

- Не вылезай, - прорычала кошка, дергая его за руку вниз, и ни один из них даже не догадывался, что подобная игра в гляделки могла стоить его сестре ее красивого лица, а то и жизни, ведь именно во время этой  короткой перепалки она увидела их двоих.  Решив, что у них есть несколько секунд,  за которые отряд в масках окончательно отдалится от главного входа, Вега позволила себе присесть, хотя снова только на корточки, готовая действовать в любой момент, и возможно даже со слегка пугающим спокойствием учитывая все творившееся вокруг, посмотрела на Верона. – Вытащи, пожалуйста, нам может понадобиться моя вторая рука, - слегка усмехнувшись, она подставила мужчине свое кровоточащее плечо. На выстрел это было не похоже, но что бы там ни было, насквозь оно не прошло, а раз уж у них появилась минутка, то позволять ране заживать с чем-то внутри, а потом резать себя снова  не было смысла. Намокающая от крови часть спины создавала неприятное впечатление совершенно неприкрытого тыла и провоцировала настораживающий холодок, так что кошка только стиснула зубы и запомнила на будущее как следует пообщаться с Шанго относительно его умений и талантов.

+4

32

- Я родился в Санто-Доминго, - спокойно ответил Шанго, совсем не беспокоясь о том, что название его родной колонии могло не только устареть, но и в принципе кануть в лету. На его счастье, такой город действительно существовал в современном мире, и даже специалисты в области географии не смогли бы упрекнуть вудуиста во лжи. - Германский не является моим родным или хотя бы вторым языком, которому бы меня обучали с детства... Отсюда и акцент, - мужчина весьма сдержанно улыбнулся одними губами и пригубил коктейль, который учтивая официантка разместила по центру стола. На пару мгновений он абстрогировался от мира, ощущая, как малознакомый вкус растекается по языку и нёбу. Как выяснилось, Шанго было до крайности интересно все то, что преподносил ему современный мир. Но от смакования напитка его отвлек вопрос девушки, представившейся, как Люси. Широкие брови чуть приподнялись в удивлении и в некотором роде восхищении, ведь Матис с самого начала понял, сколько дискомфорта ей доставляет одно лишь его присутствие здесь. И вот она решила задать ему вопрос...
- ¿Habla Usted español? - тут же поинтересовался он без какого-либо намека на акцент. Сомнений не оставалось, испанский - его родной язык, отсюда и соответствующее имя. Селеста очень удачно подобрала ему псевдоним... Угадали или же кое-что все-таки успела разузнать о Шанго от Мейстера? - Мой отец южных кровей,  - пояснил вудуист, однако, не уточнил, какой именно юг имеет ввиду. Впрочем, ему понравилась эта тонко проведенная аналогия его псевдонима с его настоящим именем. Шанго звали одного из великих духов грома и молнии среди народов йоруба. Кто знает почему приемные родители решили дать ему именно такое имя.
Их беседу прервала появившаяся еще одна экстравагантная девушка, лицо которой Матису показалось невероятно знакомым. После долгой разлуки с Мейстером он все еще не достаточно хорошо справлялся с метками и не всегда видел образы именно так, как транслировал Адалард или Селеста. А будучи человеком не от мира сего... Шанго вообще многое понимал в своем собственном свете. Потому и не сразу признал сестру подопечного Мейстера. Но одного стального взгляда на Селесту ему хватило, чтобы осознать всю нереальность ситуации. И повезло же ему оказаться именно в том городе, который привлечет не только его триумвират, но и родственницу Марка.

Свет отключился настолько неожиданно, насколько вообще это может быть в мире технологий и ночи напролет не гаснувших рекламных щитов. Метафизические ощущения обострились, натянулись связи со многочисленными Лоа, кишащими вокруг. Менее продвинутым вудуистам нужны были амулеты, песни, молитвы и инвентарь для того, чтобы связаться с хотя бы одним из духов, а Шанго хранил более широкие возможности в своем теле, в своем разуме... Да и необходимые амулеты всегда были при нем. Шестое чувство, да и резко припавшие к полу собеседники подсказали - сейчас в баре произойдет что-то неприятное. Темная аура заскользила со внешних сторон здания в самое его нутро... вместе с носителями этой самой тьмы. Верон нерасторопно присел на корточки рядом с Селестой, с неприкрытым любопытством наблюдая за нарастающей вокруг паникой. Совсем близко прогремел взрыв, и Матис дернул головой в сторону, словно там расцвел красивый фейерверк. Сейчас вудуист походил скорее на восторженного ребенка, которого впервые привели в гипермаркет с игрушками, однако, детская восторженность смущенно пряталась за присущей всем взрослым сдержанностью.
- Защищайте мальчишку, - в сознании прозвучал вполне понятный приказ Мейстера, которому Шанго противиться никак не мог. Он, быть может, и хотел бы помочь тем девушкам, которые раскрасили его вечер всеми возможными красками... если бы они не бросились в рассыпную, как муравьи. Люсиль и Эльза в одну сторону, рыжеволосая сестрица - в другую, а Верон просто не мог разорваться. Впрочем, приказы он исполнял куда лучше геройствований... не зря же он был рабом, родившимся с черной кожей. Не зря же все они так спокойно сдались однажды белым людям и многие десятилетия работали под их палками и кнутами.
Верон двинулся вперед Селесты, стараясь по возможности не подпустить к ним никого спереди, а ей давай возможность прикрывать его со спины. В военных стратегиях она уж точно разбиралась больше него. Пусть он не обладал никакими способностями оборотня, да и стрелять не умел, он все же кое-что мог. Людям в масках он удивлялся точно так же как и своим новым кроссовкам, для него все происходящее вокруг было где-то за гранью реальности, но он справлялся, причем вполне умело. На его лице не отразилось ни одной лишней эмоции: ни страха, ни паники, ни истерики... Шанго был спокоен и сосредоточен, но отнюдь не на происходящем вокруг хаосе. Эти люди в масках крушили уже второй клуб за сегодня... И Шанго как на ладони видел их намерения, точнее... намерения тех, кто заставил их взять оружие и придти сюда. "Несущие смерть" - примерно так он мог бы охарактеризовать подневольных убийц. Ну что ж...

Разбитые от взрыва окна сыграли Верону очень хорошую службу, и как только Матис и Селеста оказались рядом с укрытием Марка, странное стрекотание наполнило помещение. Едва слышимое среди всеобщих криков и стрельбы, но и особой роли оно не играло - всего лишь предупреждало о появлении чего-то куда более жуткого, чем все маски вместе взятые. Оно вылезло прямиком из земли, той самой, отведенной под клумбы с цветами перед клубом. Огромное, белесое и пугающе бесформенное... высота Умкову превышала три метра, несколько рук и несколько ног, но все они могли меняться и очень проворно замещать друг друга. Существо из мира Вуду залезало в окно постепенно, переваливаясь и перетекая подобно огромному лизуну, только вместо липкого желе оно целиком и полностью состояло из человеческих костей и черепов, слипшихся в одну плотную массу. Здоровенная рука без разбора перекинулась через подоконник и оперлась на стол, который тут же раскололся на куски под тяжестью костяного монстра. За ней последовала вторая, потом третья, четвертая, пятая, пока все туловище не перебралось в теперь кажущееся таким маленьким помещение клуба.
Умкову - создание, пришедшее с той стороны земли. Оно мертвое и нерушимое, не способное погибнуть или остановится без воли своего хозяина. Еще со времен поднятия Истребительницей двух зомби на кладбище, оно следовало за вудуистом, перемещаясь под землей так же проворно, как кит мог бы рассекать водяную толщу. Тогда это существо было намного меньше, но у Верона было время, чтобы сделать тело своего "питомца" еще более сильным... еще более привлекательным.
Переваливаясь и ломая все на своем пути, это невообразимое чудовище двинулось к барной стойке, медленно и вальяжно переступая с одной своей ноги на другую, на третью и так далее. Маски были страшными? О нет. Теперь уже нет. Страшным было это создание, напоминающее скорее демона, выглянувшего прямиком из преисподней. При более детальном рассмотрении сталовилось понятно из чего состоит омерзительное тело: бедренные кости, ключицы, позвонки и зияющие глазницы черепов самых настоящих людей, сросшиеся в единое целое и двигающиеся подобно ужасающей скульптуре, которую безумный художник собрал из целого кладбища.
Тело Умкову припало к полу, закрывая от всех посторонних глаз Шанго, Селесту и Марка, хотя вряд ли хоть кто-то из людей мог понять, зачем именно этот монстр сюда явился. Наверняка ведь решили бы, что это дело рук Масок. Но Матису не было дела до глупых сплетен. Он должен был вывести себя, Зверя Зова Мейстера и его подопечного живыми, и Умкову ему в этом поможет.
Серые глаза уставились на Селесту, которая, кажется, какое-то время назад его попросила о чем-то, но Шанго отвлекся на контроль своего питомца, а теперь шарил взглядом по телу девушки, пока не наткнулся на кровь. Вудуист не боялся вида крови, это было бы невероятно глупо, его пальцы быстро нащупали торчащее из плеча кошки острие, осталось только подцепить. Подушечки скользили по металлу, кровь не позволяла ухватиться должным образом... но раз уж у них оказалось куда больше одной минутки, Шанго сделал то единственное, до чего додумался его темный разум. Он наклонился к ране на плече девушки, фиксируя при этом ее двумя своими руками за предплечья, и с силой сжал металлический штырь своими зубами. Пришлось немного пошевелить его, дабы сильнее закусить, а потом вудуист сделал быстрое и резкое движение головы назад и буквально выдернув приличных размеров гвоздь из женского тела. Быстро сплюнув его на пол, мужчина отпустил ягуара и послушно отодвинулся на приемлемое расстояние. Рот, губы, зубы и часть подбородка Матиса окрасились красным, которое пугающе контрастировало с его темной кожей и белоснежными зубами. Он сплюнул кровь на пол еще несколько раз, и вовсе не потому, что противился ее глотать, а по вполне понятным причинам наличия в ней штамма. Мало ли... никто никогда не мог предугадать поведение этой болезни. Даже колдун. Поймав на себе одновременные взгляды Марка и Селесты, Шанго лишь смущенно улыбнулся. Эта улыбка показалась бы вполне беззаботной, не будь на лице чернокожего так много крови.
А тем временем пули и прочие человеческие средства для атаки никак не действовали на груду костей, оформившуюся в монстрище. Созданное вудуистом Умкову не было живым. А убить уже давно мертвое существо было невозможно. Почти невозможно.

Отредактировано Shango Matis Veron (15.01.16 22:41:34)

+4

33

Маски

Имя: Ричард Паркерс
Раса: человек
Статус: командир одной из полевых групп «масок»
Инвентарь: АК 47, пистолеты Глок 18, обоймы
Внешность: высокий и стройный мужчина, атлетического телосложения. Выглядит на 20 лет, не смотря на то, что успел разменять уже третий десяток. Одет в следующее: на голове маска Петуха, на теле обычная белая футболка поверх которой жакет как у студентов. На руках черные перчатки с открытыми пальцами. На ногах синие джинсы и обычные кроссовки найк
Особенность: тактик и стратег

Имя: Рикко
Раса: человек
Статус: маска, член отряда военных
Инвентарь:   SIG SG 552 Commando  с глушителем. Пистолет Кольт 1911 с глушителем,обоймы
Внешность: высокий и подтянутый мужчина худощавого телосложения, выглядит на 30 лет, лысый, одет в следующее: камуфлированная куртка военного образца, поверх которой безрукавка с кармашками, наподобие разгрузки, синие мешковатые джинсы, ботинки военного образца, на руках синие медицинские перчатки, на голове маска Крысы
Особенность: все огнестрельное оружие, что Рикко берет на задание, всегда снабжено глушителем

Имя: Эшли Вильямс
Раса: человек
Статус: маска, член отряда военных
Инвентарь:М4А1 с колиматором, рукояткой. Так же пистолет пулемет УЗИ, полицейская Беретта, дополнительные обоймы 
Внешность: девушка среднего роста (160 см), атлетического телосложения, выглядит на 25 лет, имеет длинные светлые волосы, одета в зеленую куртку, под которой надета футбольная защита, на ногах мешковатые штаны зеленого цвета с велосипедной защитой для ног и белые кроссовки, на руках коричневые перчатки без пальцев, на голове маска Лебедя с цифрой 2 на лбу
Особенность: всегда ходит в паре с братом

Имя: Алекс Вильямс
Раса: человек
Статус: маска, член отряда военных
Инвентарь: Бензопила, на поясе дополнительная беретта.
Внешность: высокий мускулистый парень, выглядит не старше 20 лет, волосы светлые, одет в зеленую куртку, поверх которой футбольная защита, на ногах мешковатые штаны темно-зеленого цвета и черные кроссовки, на руках коричневые кожаные перчатки, на голове маска Лебедя с цифрой 1
Особенность: всегда ходит в паре с сестрой

Имя: Майкл Браун
Раса: человек
Статус: маска, член отряда военных
Инвентарь:Два ПП K23B с магазинами на 50 патронов, несколько дополнительных обойм, дробовик револьверного типа -Protecta
Внешность: крупный мужчина с заметным брюшком и не менее заметными мышцами, выглядит лет на 30, одет по военному: футболка цвета хаки, поверх которой разгрузка с подсумками, на ногах штаны военного образца с защитой колен и черные военные сапоги, на голове маска Медведя
Особенность: амбидекстер и специалист по стрельбе с двух рук

Имя: Тони (Лао)
Раса: человек
Статус: маска, член отряда военных
Инвентарь:
Внешность: спортивно сложенный мужчина среднего роста (170 см), лысый, выглядит лет на 30, одет в следующее: коричневого цвета футболка, поверх которой черный жилет с небольшими кармашками, на ногах спортивные штаны черного цвета и легкие, похожие на тряпичные, кроссовки, на руках замотанные кастеты, на голове маска Тигра
Особенность: мастер рукопашного боя

Имя: Карл Зольдберг
Раса: человек
Статус: маска, член отряда военных
Инвентарь:Молоток, отвертка, дрель.
Внешность: выглядит даже слишком типично и обыденно: рост 175 см, телосложение даже близко не атлетическое, заметен слегка обвисший живот, выглядит лет на 40, заметна ранняя седина, обильно украсившая виски, одет в похожий на студенческий черно-белый жакет, светло-синие джинсы, серые кроссовки, однако, на поясе находится ремень с инструментами, на руках перчатки из грубой кожи коричневого цвета, на голове маска Хамелеона
Особенность: пользуется только собственным строительным инвентарем

Отряд Петуха.
Итак, заварушка была в самом разгаре. Отряд Ричарда, выполняя функцию авангарда, собирал кровавую дань. Особенно усердствовал командир отряда. Он шел по пятам за выполнявшим роль танка медведем и отстреливал нежить и прочих нелюдей. Ричард был рад этому. Рад тому, что от его рук гибнут такие твари. Он был счастлив от того, что правительство, несмотря на грехи, в плане разрешения гражданства для вампиров и оборотней, все же очнулось и увидело настоящего врага. Врага настолько опасного и страшного, что хуже и быть не может. Какие там террористы? Какие мусульмане?! Все они пыль! Вампиры и оборотни - вот кто опасны. Да, сегодня в зачистке наверняка пострадали мирные жители. Это Ричард понимал. Понимал он так же, что будут смерти и в будущем, и с этим ничего не поделаешь. Однако, Маска верил, что в будущем этим людям поставят памятник, как случайным жертвам, которые пали из-за слепого случая. Именно поэтому серебряные пули летали, принося с собой смерть и страдания. Неожиданно раздался щелчок, свидетельствующий о том, что в обойме кончились патроны. Петух резко остановился и вытащил пустую обойму. Так же быстро он достал новую, вставил её в автомат, перезарядил и продолжил нести смерть. А ведь тяжелые пули калибра 7,62 никого не оставляли равнодушным. Неожиданно Петух остановился и позволил себе осмотреться, не забывая вести подавляющий огонь. И неожиданно для него самого, время тоже будто бы замедлило ход. Вот пуля медленно, даже слишком медленно пробивает и отрывает челюсть какому-то афроамериканцу при этом ярко разбрызгивая кровь, которая подобно фонтану, начинает орошать окрестности. Вот следующая пуля пробивает череп мужчине в возрасте. Пробивает и разбрызгивает мозги во все стороны, при этом у мужчины глаза забавно сходятся в одной точке. Однако, смеяться некогда, ибо становится видно, куда летитят следующие боеприпасы. Парочка хорошенько шпигует официантку, снося ей половину лица и обнажая челюсть и пустую глазницу. Другие пули настигают еще одного парня. Причем, прилетели они прямо в пах и, учитывая мощь, расстояние и калибр пуль, знатно разрывают у него все там. Но особенно красиво получает мужчина в очках. Его очки взрываются от попавших пуль и он, красиво разведя руки в стороны, падает на стол, который ломается под его весом. Но, после этой смерти, время вновь принимает нормальный ход, и Петух опять начинает видеть весь мир в нормальном темпе и скорости. Продолжая веселье, он чуть не упустил странный вибрирующий звонок. То был сотовый телефон, на который пришло сообщение. Опустив ствол, Ричард быстро достал свой телефон и прочел, что же пришло на него такого неожиданного. И было от чего удивиться. Там было сообщение о том, что акция устрашения прошла удачно и нужно прекращать операцию. Приказ был беспрекословный и не подлежал обсуждению. Да Петух и не собирался обсуждать этот приказ. Он лишь подошел к медведю, и постучал ему по плечу, указывая тем самым, что пора прекращать задание. После этого Ричард отправился искать Лебедей, которые в это время во все веселились впереди от основной группы. Им убийства более всего нравились, и они разошлись вовсю. Ричард, перезарядив оружие, таки нашел лебедей, которые резвились на телах мирных гражданских. Ничего не сказав, он по очереди подошел к ним и отправил к минивену. Сам он уходил последним, все еще поливая ресторан огнем из автомата. В итоге он самым последним сел в автомобиль. Заведя его, маска быстро рванул с места и поехал по кругу, дабы остановиться в небольшом переулке за рестораном-баром, где собирался забрать остальных масок. Медведь во всю наслаждался новой игрой, которую ему позволили протестить вместе с друзьями. Действия казались настолько реальными, что просто дух захватывало! Как опытный боец и не только в реальности, мужчина без проблем вёл огонь с двух рук одновременно. Совершенно не успевая подсчитывать выбитые очки и количество убийств. Но вот Маска развёл руки в стороны и нажал на курки, при этом начиная сводить руки вместе перед собой, пуская патроны по смертельной траектории на уровне чужих голов. Вокруг И парню чертовски везло, основная часть оказалась примерно одного роста, поэтому над убитыми быстро загорались яркие таблички с надписью Хэд шот! Буковки забавно подпрыгивали и быстро исчезали. Он прекрасно знал их значение и радовался своим рекордам, не каждый раз удаётся так удачно развернуться. Вряд ли кто-то из остальных сможет переплюнуть его рекорды. Майкл почти не делал перерыв между очередями, останавливаясь лишь для того, чтобы сменить магазины. Ему не нравилось тратить на это драгоценные секунды, но что поделать. При этом Медведь выписывал в воздухе витееватые фигуры, словно сразу рисовал обеими руками, вот только вместо кистей у него были ПП, а вместо красок пули, от встречи с которыми, бар наполнялся яркой красной краской. Вот он свёл и резко развёл руки в стороны, при этом разводя их по диагонали, анне горизонтали. От этого выбилось не так много хэд шотов, но за-то Медведь получил ачивку за самое красивое убийство, пуля вошла миловидной блондиночке прямо в сердце. Дальше понеслись и другие ачивки, мужчина даже не успевал их все просматривать, но это потом успеется, сейчас надо набить как можно больше очков. Ведь как только эта игра выйдет в полной версии, он сможет нагнуть всех, потому что сразу будет знать нужную стратегию для боя. Но тут его резко прервали, по плечу похлопали, а значит пора сворачиваться. Коротко кивнув, Маска полностью разрядил последние магазины, и спешно покинул клуб, дожидаясь друзей в назначенном месте.
Лебеди отрывались во всю, откровенно наслаждаясь кровавым пиршеством. Лезвие бензопилы полностью покрылось кровью, местами даже налипли чужие внутренности. Пока братец кромсал очередную девчушку, сестрёнка развлекалась, стреляя мужчинам точно в пах, при чём, чем красивее по её мнению был мужчина, тем больше пуль она всаживала в его нежную область. Но вот, в руку Лебедя прилетела бутылка, при чём прилетела сильно, что Алекс на несколько мгновений даже выпустил своё оружие из рук, но быстро оправился, теперь кидаясь уже на подвернувшегося бугая. Резким движением он отрезал обе руки по локоть, а затем и ноги под коленями, оставляя игрушку сестре, а сам начал усиленно прорезать себе путь к бару, распиливая всех попавшихся пополам, словно он валил деревья в лесу. Сестрёнка оценила подарочек, резко прыгая мужчине на живот и ещё несколько раз пытаясь подпрыгнуть на нём, вот только батута не вышло и ей это быстро наскучило, добивать игрушку она не стала, пусть так поваляется. Однако теперь переключилась на девушек, прикрывая брата в его великом походе. Лебедь стреляла дамочкам в грудь и живот, при этом стараясь рисовать патронами сердечки. Выходили они так себе, поэтому сестрёнка попутно начала стрелять ещё и в мужчин, вновь целясь в пах, но не всем. Жирдяям и уродам она стреляла в живот. Алекс как раз раскрыл бензопилой весь внутренний мир, в прямом смысле, очередной смазливой блондинки, к нему подошёл Петух и хлопнул по плечу. Недовольно хмыкнув парень резанул стоявшему рядом азиату по рукам и направился к выходу. Точно так же произошло и с Эшли, она быстро двинулась за братом, наградив того же азиата пулей в каждое колено. Продвигаясь к выходу она продолжила стрелять по коленям, чтобы оставшийся мусор провожал их с почестями.
Отряд Крысы.
Тем временем другой отряд продолжал свой кровавый крестовый поход. И, как обычно, по кровавости впереди был Тигр. Да, он хорошенько избил ту девицу, которая попалась ему. Однако закончить дело он, к сожалению, не успел. Ему помешала еще одна девица. Слишком самоуверенная и, до глупости, храбрая. Или просто сумасшедшая. Ведь только такие безумцы и могут кидаться в маньяков бутылками. Тяжелая бутылка ощутимо прошлась по спине Лао, однако он быстро пришел в себя. Зарычав подобно зверю, он поднялся с тела полутрупа и в ярости побежал за девушкой со странными синими волосами. Та бегала очень быстро и использовала на пути все возможные препятствия. Одним из таких препятствий стал довольно крупный мужчина. Метра два ростом с широкими плечами и крупными руками. Видимо, обладал большой силой, раз не побоялся выступить против Маски. Только это было очень глупо. Лао налетел на него как ураган. Быстрые и очень сильные удары попали по животу жертвы. После шестого или восьмого удара мужчина стал заваливаться и падать. Но маньяк не останавливался и продолжил избиение, даже не забыв сломать руки героя. В конце концов, жертва оказался на спине, тяжело дыша и чуть ли не блюя, во всяком случае, харкая кровью. Но Тигр не останавливался. В этот раз он стал втаптывать голову героя в пол. Нанося тяжелые удары по лицевой части черепа Лао злился еще сильнее. Он бил и бил пока лицевая часть черепа не хрустнула и нога не раздавила мозги, которые хлынули из ушей. Тигр еще раз наступил, и его белые кроссовки с чавканьем раздавили остатки мозгов. Лишь после этого, удовлетворившись в смерти героя, Тигр бросился на новую охоту.
Крыс меж тем продолжал вести огонь. Его глушитель в этот момент накалился до предела. Поэтому Рико пришлось отвинтить ставший ненужный глушитель и выбросить его куда-то в сторону. После этого он присел на колено и быстро перезарядил автомат, и вновь открыл огонь, вышибая черепа и части стены. Однако долго так продолжаться не могло. В его куртке резко завибрировал сотовый телефон. Быстро опустив автомат, Крыса поднялся с колен и достал сотовый. Впрочем, он не забывал следить за тем, чтобы жертвы не вырывались из лап смерти. Поэтому Рико резко выхватил из кобуры пистолет и пальнул, попав в голову одному ушлому азиату. Лишь после этого он позволил себе прочесть сообщение. Там было написано, что бы Рико хватал себя за яйца, и уносил их из ресторана, пока не стала настолько жарко, что из его яиц можно было сделать яичницу. И Маска не мог ослушаться приказа. Но перед этим он пошел собирать свою команду. Первый кто ему попался, это был Джейк.
Джейк продолжал резню, но в этот раз в его руках были ножи. Да, он мог спокойно продолжать стрелять из пистолета, тем более патронов еще хватало. Он мог продолжать вести ближний бой, но тоже не стал этого делать. Он просто кидал ножи, и кидал он их метко. Если первый нож наносил вам рану, то следующий успокаивал вас навсегда. Впрочем, 11 ножей довольно быстро закончились, и Шарп был вынужден вновь достать свой пистолет, дабы продолжать убивать посетителей. Он в этот момент не чувствовал ничего. Будто бы в разуме была пустота. Пустота и четкий приказ, не оставлять кого–либо в живых. Собственно наемник это и делал без угрызений совести. Выхватив, помимо пистолета, еще и нож, Джейк накинулся на афроамериканца, что попался на пути. Ударив рукояткой по лицу, он резко всадил нож в горло и резко отправил клинок вниз, разрывая горло. В Маску так же резко ударила мощная струя крови, правда, задело лишь пустую глазницу, а не глаз, посему наемнику повезло. Вырвав клинок, Шарп пинает уже умирающее тело и продолжает охоту пока его не останавливает Рико, постучав по плечу и тем самым отдавая команду на уход, но перед этим нужно было найти Тигра. И первым его в этот раз нашел Джейк. Лао прижал к стене какую-то блондинку и вовсю избивал её, превращая лицо в кашу. Удивительно, но девушка была еще жива и подавала слабые признаки жизни. Именно поэтому Шарп её, пусть и инстинктивно, но пощадил, пустив пулю прямо в голову. И это очень не понравилось Тигру, который подобно разъяренному зверю бросился на напарника, но был остановлен пистолетом. Две Маски смотрели друг на друга не зная, что делать, пока их не расцепил подошедший Крыса. Похлопав по плечу Тигра, а потом и Филина, он, по сути, приказал им всем убираться отсюда. И цепочкой команда масок отправилась к черному выходу. Первым выбежал Тигр, за ним Филин и замыкал, ведя огонь Крыса. Выйдя из бара-ресторана, команда быстро побежала до места встречи.
В лагуне осталась только одна Маска. Карл, который теперь крушил и убивал в одиночку. И убивал он жестоко. Правда, теперь его дрель застряла в мозгу, какого то чертового негра, посему он был просто вынужден достать молоток и отвертку. Правда, ими он действовал как минимум не хуже. Теперь трепанация черепа была еще более болезненной. Сначала Карл бил по ногам жертв молотком, а потом, когда те падали на колени, он по самую рукоятку вбивал им в голову отвертку, дабы затем насладиться кровавым фонтаном при извлечении. Ну, либо он пользовался острой кромкой молотка для того, чтобы рвать горло случайным жертвам, что резко появлялись на его пути. Так продолжалось до тех пор, пока мужчина не нашел почти бездыханную жертву Тигра. Жертва еще, похоже, не пришла в сознание, поэтому Хамелеон воспользовался беспомощностью лежащего перед ним тела. Со всей силы он ударил два раза по рукам жертвы, а затем, нагнувшись, хотел сделать ей такую же трепанацию что и другим.

Отредактировано Maître (19.01.16 01:28:27)

+1

34

Тело двигалось само, словно за невидимые ниточки дёргал безликий кукловод, при чём очень добрый и хороший кукловод, который явно любил свои маленькие творения. Пусть эти творения были столь шебутными и не ординарными, а может именно это ему в них и нравилось? Очередной вопрос без ответа. Девушка не особо разбирала дорогу, при этом каким-то образом умудряясь маневрировать между людьми живыми и уже не живыми. Пистолет был быстро спрятан назад, стрелять на бегу глупое занятие, тем более в подобной ситуации. Плечо уже почти не болело, точнее она не ощущала эту боль. Сознание просто абстрагировалось от таких ненужных моментов как запахи, сострадание, боль, усталость. Эльза улучила момент и оглянулась, за ней больше ни кто не бежал, видимо хищник выбрал новую жертву и теперь развлекался уже с ней. Однако она вовремя повернулась назад и посмотрела перед собой. Там, где раньше была раскидана мебель, теперь красовалось нечто большое, белое, напоминавшее плетёную оградку, вот только это нечто было из костей. Вульф резко затормозила, несколько мгновений тупо разглядывая появившееся перед ней нечто. От удивления даже слёзы перестали стекать по щекам. Память начала быстро перебирать все данные, которые на протяжении всей жизни девушка так тщательно собирала. И вот, в отдалённых закутках всплыло единственное, что могло хоть как-то относиться к подобному нечто. Не так давно в руки Эльзы попал потрёпанный дневник какого-то путешественника, мужчина в своё время путешествовал по африканским странам и изучал местную культуру, а так же необычные обряды тех земель. Вот только изучал он их давно, даже очень, если верить датам на пожелтевших страницах. Правда, точно было не известно, подледник сие или умелая имитация, чего только не найдёшь на чёрном рынке. Однако вернёмся к дневнику. Исследователь много слышал о местной магии, как он её называл, тамошние шаманы называли её вуду и обращались к неким своим духам. Автор не сильно верил во всё это, по скольку был человеком учёным и вообще верил лишь в науку, однако один случай пошатнул его веру. На надорванных страничках было описание существа, которое состояло из человеческих костей и само двигалось, продираясь сквозь кусты. Далее путешественник писал о том, что на следующее утро спросил местных об этой твари, но все молчали, лишь кивая на хижину шамана. Тогда мужчина пошёл к местному шаману, дабы расспросить его об увиденном, ибо до конца старался убедить себя, что ночное чудище всего лишь плод его воображения и остатков сна. Но шаман не дал внятных ответов на все вопросы гостя, ответив лишь, что это был не сон, это был их охранник.
Ровные прописные строчки картинками всплывали в голове девушки, складываясь в уже прочитанный текст и сопоставляя его с теперешней реальностью. В голове Вульф прошло несколько минут, а может и того больше, а вселенная отсчитала лишь несколько мгновений, позволяя перевести дыхание. Она отчётливо понимала, что перед ней не совсем живое нечто, точнее совсем не живое, с медицинской точки зрения. Странное существо было сродни поднятым зомби, если так подумать, по крайней мере гораздо ближе к уже умершим, чем к ещё живым.
- Может, я всё-таки выжила из ума? - сама у себя спросила Эльза, чуть наклоняя голову на бок и разглядывая эдакое произведение мёртвого искусства. А может это просто замысловатая инсталляция, которую откуда-то вынесли и поставили здесь, может их всех вообще сейчас снимает скрытая камера, а это просто очередное реалити-шоу? Вот только эта мысль была излишне абсурдной даже для этой синей головы. Из оцепенения девушку вывел чужой шёпот, который был одновременно таким тихим, в этой какофонии криков и таким спасительно громким, в тишине её сознания.
- Они уходят! - тонкий девичий голосок прорвался сквозь череду мыслей, заставляя немку вновь оглянуться и внимательно осмотреться. И правда, незнакомцы в масках животных почти исчезли, спины последних виднелись в проёме чёрного хода, куда недавно она тащила Люси. Хотя, казалось, что люди не замечают этого, они продолжают всё так же кричать и плакать, ныкаться по углам и прятаться под сломанной мебелью. Вульф повернулась на каблуках, чтобы полностью осмотреть помещение. Разруха, грязь, побитая посуда и сломанная мебель, словно кадры из хроник, посвящённых мировым войнам и тому, что они творят с мирными жителями. "Неужели, всё и правда закончилось?" Теперь в голове крутилась лишь одна мысль, в которую было боязно верить, потому что она давала слишком много надежды. Но мысль оказалась верной, нападавших не было видно, по крайней мере с её точки обзора. Где-то вдалеке уже были слышны рёв моторов и сирен, видать водитель не обманул, а может и местные постарались, кто его разберёт. Синие глаза опустились вниз, разглядывая грязные от чужой крови сапоги, к которым девушка резко начала испытывать дикое отвращение. Захотелось их снять прямо сейчас, прямо здесь, но не удобно, а то ещё и носки в этом болоте выпачкает. А вот как выйдет из бара, сразу стянет их и выкинет в ближайшю урну, на педальки в машине можно и босиком давить. Взгляд забегал вокруг в поисках чего-то, Эльза ещё сама не знала чего, но была точно уверена, что найдёт это что-то. И вот, на глаза попалась чудом уцелевшая бутылка джина. Хорошего, элитного джина, не долго думая Орлица подошла и подняла бутылку, резким движением откручивая крышку. На бутылке оказался дозатор, хотя после отработанного движения боковыми зубами, его уже там не было.
- Что же, может ты хоть тут есть? Усмехнувшись, немка сделала несколько крупных глотков, вспоминая старую байку про джин, которую рассказал один дядин друг. Совершенно дурацкая байка, явно придуманная на ходу, но она на всю жизнь запомнилась и теперь каждый раз ассоциировалась с бутылкой джина. При чём, байка была проста до безобразия, если ей верить, то джин назван так из-за того, что на дне бутылки можно найти настоящего джина, как из волшебной лампы! И он, в благодарность за спасение, обязательно исполнит несколько желаний. Вот только, вся проблема в том, что нельзя узнать, есть в этой бутылке мистический мужик или нет, пока не выпьешь всё её содержимое, которое сковывает своего пленника.
По щекам вновь покатились предательские слёзы. Сознание, словно дрянная служанка, подсовывало самые плохие мысли и ассоциации, в самый дальний угол засунув воспоминания об лежащей где-то рядом Эвелис, об уехавшей в ночь Люси, о Джейке, который был не вменяем, даже о тех странных парикмахерах. Вместо этого лишь накручивая и крича о том, какая она слабая, немощная и неспособная! Какая она безмозглая дура, что подставила под удар подругу, что не дозвонилась Шарпу, что вообще попёрлась в это проклятое место. Напоминая о боли в раненом плече, о ране, которая теперь зияла где-то в невидимой материи, которую называли душой. От осознания, что самый близкий человек ранил её и чуть не убил. Конечно, он не в себе, он явно под каким-то воздействием, но Крампус их всех отхлестай, разве можно доказать это самой себе. Разве можно просто так взять и заткнуть дыру от предательства, которая не переставала разрастаться. В какой-то момент Вульф захотелось забиться в самый дальний уголок этого проклятущего заведения и свернуться клубочком, чтобы ни кто её не нашёл и даже не искал. Но вместо этого немка сделал ещё несколько крупных глотков, оставляя в бутылке лишь половину содержимого. На мгновение проскользнула мысль о том, как она сядет за руль, но это мелочи, навык не пропьёшь. Поэтому алкоголь вновь обжёг горло, заставляя боль где-то внутри хоть на йоту притихнуть.

Отредактировано Elza Volf (19.01.16 02:50:36)

+3

35

Продолжая спокойно терпеть боль, Селеста обратилась по большей степени в слух, чтобы хотя бы таким образом продолжать отслеживать происходящее в зале, но на самом деле в такой какофонии пытаться расслышать что-то членораздельное было в принципе бесполезно. Вся ситуация продолжала все больше раздражать оборотня, и ранение отнюдь не уняло ее злобу. Наоборот, зверь внутри начал недовольно рычать, требуя выпустить его на свободу, и в каком-то роде он был прав, ведь если бы она перекинулась, рана зажила бы намного быстрее, но в виде кошки, хоть и опасной, она стала бы не такой полезной для Шанго и Марка. Оставалось только пересесть поудобнее и дожидаться пока вудуист все-таки сделает, о чем его попросили, что девушка и сделала.

Вега облокотилась одним коленом в пол, но садиться на задницу не собиралась хоть просто потому, что тогда стала бы намного ниже и Верону было бы не так удобно заняться ее плечом. Светлый взгляд кошки продолжал блуждать по поверхности укрывающего их шкафа, чтобы не прозевать, если кто-то попытается к ним залезть или что-то закинуть. Не нравилось ей это место. Кто его знает, какие там у этих ублюдков пушки, простой шкаф их долго не удержит. Марк, конечно, сделал все что мог и за это ему можно было отдать должное, но отсюда пора было выбираться и как только Матис…

Внезапно весь бар задрожал. Кто как, а вот кошка внутри Селесты не упустила бы и самого маленького землетрясения. Можно было конечно подумать, что это последствия очередного взрыва, но ничего предварительно не прогремело, да и ее обычно хвостатая филейная часть подсказывала, что вместе с этим звуком грядет что-то темное и пугающее. Поскольку вудуист не спешил касаться ее плеча, девушка снова приподнялась чтобы выглянуть из их укрытия и то, что она там увидела, заставило ее осесть обращая испуганный и настороженный взгляд на чернокожего мужчину. Она уже видела такую тварь однажды, и тогда, собравшаяся прямо у нее на глазах из пары трупов, та была намного меньше, не такой проворной, не такой пугающей.

Еще тогда Шанго пообещал ей, что этот монстр не тронет ее и Вегу правда никто даже не задел, но… это не значило, что она перестала бояться. При всем искреннем доверии, которое кошка испытывала к мужчине, навеки связанного с ней и духовно и метафизически, она не могла смотреть на его чудище без настоящего муровейника на спине. И это шпионка эсэсовцев, пережившая мировую войну, видевшая как гниющие трупы горами валяются на улицах немецких и не только городов. Верон как будто бы взял одну такую гору и как из пластилина вылепил из нее себе лучшего друга, который никогда не предаст и не оставит. А Селеста даже не могла понять та же самая ли это тварь, или вудуист был способен создать их целое множество.

Существо накрыло их собой так, что Веге больше не надо было гипнотизировать край шкафа ожидая нападения. Вместо этого она посмотрела на разинувшего рот и зажавшегося в угол из двоих стен Марка, который видел это создание впервые. Как же все-таки приятно знать, что она не единственная восприняла это явление таким образом. Страшное или нет, но пока это чудище слушается Шанго, оно им ничем не угрожает. Убрав, наконец, руку с оружия, Селеста снова повернула к вудуисту свою спину, подставляя рану. Кошке дико не нравилось сидеть под горой слепленных трупов, но если это гарант их жизней она могла и потерпеть такие мелочи как личные моральные предрассудки. Уж кто-кто, а она так умеет закидывать столь ненужные мелочи как чувства и эмоции далеко-далеко.

Мужчина занялся неизвестным острием в ее плече и шпионка стиснула зубы стараясь как можно спокойнее стерпеть боль. Можно было в принципе дать волю голосовым связкам и поорать, в этой психушке ее все равно никто не услышал бы и не заметил, но даже это для военной вроде нее было как минимум лишней тратой сил. Зато ручной монстр Верона оказался удивительно полезным, хоть за ним они и не могли видеть происходящего. Вудуист сжал ее руками и кошка поняла, что он не может вытащить, что бы там ни было просто так, однако, тот кажется, не растерялся, так как она снова почувствовала резкую боль и зарычав уперлась обеими ногами в пол, чтобы по инерции не отъехать в обратную сторону. Дело было сделано по максимуму легко и быстро для их общей ситуации, в чем Вега убедилась, попытавшись размять руку и плечо, не смотря на болезненный отклик организма. Иногда, боль – хороший признак. А ранение быстро затянется.

Девушка обернулась, чтобы поблагодарить Верона, но прежде чем она что-то сказала он улыбнулся им с Марком. Взгляд оборотня зациклился на окровавленном лице мужчины, зверь сам потянул носом насыщенные запахи в клубе и вскоре зрачки Веги расплылись в глазах, как два огромных черных шара. Не удивительно, это был самый настоящий взгляд любого кота в темном помещении. Сидевшая богом на одной ноге, американка поднялась на четвереньки и потянулась рукой, к темной, испачканной в крови коже. Собрав большим пальцем немного жидкости прямо с пухлых и выразительных губ мужчины, Селеста отправила его в свой рот, как маленький ребенок, что соскучился по бутылочке. К счастью, за столько лет она уже  достаточно ладила со своим внутренним ягуаром, чтобы случившееся происходило хоть и скрипя сердцем, но с ее позволения. Все дело в шуме, отдаленно так похожем на военные зачистки городов и поднимающем столько воспоминаний, укрепленных болью от раны и похожими факторами. Вега часто вела себя как кошка совершенно не давая той воли, при этом не теряя контроля над ими обеими.

Совсем рядом прогремел очередной ряд выстрелов, что заставило Вегу инстинктивно припасть к полу,  прогибаясь в спине, как это делают коты в засаде. Ее зрачки уменьшились, возвращая свою человеческую форму, но проявление кошачьей сущности ни на миг не заставило ее растеряться. А после этого… после этого вся армада грохотов внезапно куда-то исчезла, как  по мановению волшебной палочки, не считая различных стенаний пострадавших и многочисленных пугливых шагов по развалинам и осколкам.

- Давайте убираться отсюда, - скомандовала шпионка, поднимаясь с пола и бросая взгляд по очереди на каждого из своих спутников. – Проведешь нас до выхода? – поинтересовалась она у Шанго, на всякий случай, доставая и один из своих пистолетов, не зная, как еще стоит перефразировать вопрос о том, сможет ли это чудище прикрыть их отступление до самого главного выхода. Марк тем временем уже во всю использовал телекинез, чтобы раскидать обломки мебели, преграждающие им путь. – Давай, ты первый, -  Селеста слегка подтолкнула мальчишку вперед, а сама в этот раз последовала прямо за ним, но слегка полу-боком, чтобы постоянно отслеживать не только движения Верона, но и передвижение их жуткого защитника. Таким образом, Марк расчищал для них путь к выходу, а Верон прикрывал тыл.  Налетчики повинуясь каким-то личным мотивам, кажется решили уходить, но пока они были где-то там далеко от главного входа, кошку не волновали их мотивы. Им приказано вывести Марка, этим она и нанималась не без помощи Шанго, уводя мальчишку через главные двери бара. – Слышишь, Роше? После этой вылазки, одной парой кроссовок мы с ним не расплатимся! – улыбнулась кошка только вудуисту, так как парень впереди не мог видеть ее лица, но и он смог даже слегка рассмеяться, ведь они почувствовали первый порыв ночного ветра. Вот и выход.

+6

36

Реакция Селесты поразила Шанго в самое сердце и заставила замереть на месте, наблюдая и ощущая то, как ее палец скользит по гладкой от влажной крови коже. От минувшего страха перед величественным Умкову у ягуара не осталось и следа. Все внимание, целиком и полностью, на какие-то несколько мгновение сконцентрировалось на губах Верона, который к такому повороту событий оказался, мягко говоря, не готов.
Вудуист - профессия темная и отпугивающая от ее обладателя друзей и женщин в первую очередь. А если Вам посчастливилось стать темным колдуном пару столетий назад - рассчитывать на благосклонность барышень и вовсе не придется! Нет, разумеется, невинным юношей Шанго не был, но ни одна из его прошлых мимолетных знакомых прекрасного пола не реагировала на него с такой... чувственностью. И ведь вудуист даже не осознавал, что Селесту всего лишь привлекла горячая и сладкая кровь, но разве такие мелочи могут волновать мужчину, прожившему в одиночестве около двух столетий? И пусть пребывал он в состоянии бессознательном все эти годы - Дьяб, дух пещеры, в том числе впитывал в себя все плотские желания колдуна, сохраняя тем самым в нем жизнь. Но когда Шанго вернулся в мир живых и вернул свой облик, свою плоть и кровь, Дьяб начал возвращать ему все выпитое... В этом не было необходимости, но хитрые и жестокие Лоа всегда отличались своими диким нравом и страстью к развлечениям.
И вот сейчас, ощутив на своих губах горячие пальцы женщины, внутри чернокожего мужчины полыхнуло самое настоящее пламя. В эфемерном смысле... И без того несущие в себе тяжесть серого предгрозового неба глаза в миг потемнели, фокусируясь на лице маленькой, в сравнении с мужчиной, Селесты. Шаманы - личности неоднозначные, непредсказуемые и умеющие реагировать на простые вещи сложнее, чем следовало бы. Экзотичнее.
Шанго не смутила даже череда выстрелов, полыхнувших оглушающими звуками совсем рядом. Он смотрел на Вегу, как на ту единственную женщину, что осталась в этом голодном мире, лишившимся нежности. И от этого Умкову недовольно дернулось, тряхнув сотнями и тысячами надломленных костей и черепов. Сверху тут же посыпались земляные крошки, которые монстр принес в клуб на своем теле. И создание заурчало... голосом, похожим на замогильное завывание. Вудуист на мгновение потерял связь со своим питомцем, и тому это не понравилось. Верон ошарашенно моргнул и тут же быстро вздернул голову вверх, устрекмляя взор на пузо своего любимца. Если у него вообще могло быть пузо... Широкая ладонь ласково коснулась лапы чудища, огладив заголившиеся кости. Можно было подумать, что Умкову ничего не чувствует, но это было не так. Физические касания лишь усиливали метафизический эффект.
Проведешь нас до выхода? - раздалось рядом, и Шанго быстро посерьезнел. Он кивнул на вопрос девушки и снова обратил взор куда-то вверх. Его губы зашевелились и задвигались в беззвучных заклинаниях, со стороны очень похожих на молитвы Богу. Но если над их головами был Бог, то... Губы мужчины раздвинулись в благодарной улыбке, обращенной к костяному чудищу. И это чудище зашевелилось, словно засобиралось вместе со всей компанией в поход до выхода... Впрочем, так оно и было. Лапы вдруг расширились, перетекая из длины в ширину, а само тело Умкову вогнулось внутрь, словно кто-то ударил по нему огромным кулаком, оставив вмятину. Теперь костяным куполом оно нависало над беглецами из этого ада, защищая с боков шириной своих лап. Ни чудовищу, ни Верону не было интересно, что там делают люди в Масках. Ушли ли они, остались или же поубивали ему подобных. Ничто и никто не смог бы остановить уходящую из клуба троицу, а если бы и попытался - оказался бы раздавленным прессом из трупных костей.
Слышишь, Роше? После этой вылазки, одной парой кроссовок мы с ним не расплатимся! - Шанго прекрасно слышал Селесту, следуя за ней по пятам, и при этом неотрывно наблюдая за кошачьей грацией ее движений, за тем, как черными лоскутами ее спину обтекают волосы и двигаются при каждом новом шаге. Но когда она на него обернулась - вудуист отвел взгляд в сторону. Марк тоже услышал фразу девушки и обернулся с лицом, полным то ли ехидства, то ли возмущения. Встретившись взглядом с Шанго, мальчишка оступился и уже почти полетел вперед затылком, но заботливый Умкову подставил перед ним свою лапу. Роше растянулся прямо на груде костей, чуть не заехав Селесте ногой... но та вовремя увернулась, с ее-то реакцией. Юнец почти вскрикнул от соприкосновения с тварью, но чудом сдержался и, поежившись, выскочил на улицу.
Умкову закрывало троицу от любопытных глаз своим телом, да и кто смотрел ему под ноги, когда сам Монстр вызывал столько эмоций? Сразу же завернув за клуб, во тьму переулков, создание остановилось, а Шанго быстро выдернул Марка и Селесту из-под костяного брюха в еще более густую тень от дома. Умкову пошло дальше, отвлекая внимание, а через минуту погрузилось в землю очередной клумбы вдали от посторонних глаз.
- Мир будущего стал еще более опасным... - проговорил Шанго, осторожно упираясь ладонями в холодный камень соседнего строения. Они были сокрыты в тенях, а ему нужно было очень срочно остынуть...

+4

37

Как дорога и обманчива порой может быть всего одна далекая надежда. Даже если она не настоящая, грозящаяся выскользнуть меж пальцев как просеивающийся песок, она заставляет любого терять голову и бежать навстречу. Для Эвелис на этом свете не было никого дороже родного брата. Те же родители, не смотря на теплые и в целом положительные отношения в семье, никогда так и не смогли заменить ей жизненную опору в лице Алекса. Он был рядом и существовал всегда, сколько она могла помнить себя саму. Только поддерживал и учил ее многому, а когда маленькая сестренка делала что-то не так, только добродушно посмеивался, исправляя ее ошибки. Алекс был тем самым идеальным братом из драматичных фильмов и книг, который не смотря на то, что знал, что его младшая сестра всегда находит его любимую конфету в верхнем ящике рабочего стола и съедает, постоянно продолжал оставлять ее на том же месте. И так до тех пор, пока однажды открыв ящик, он не только не увидел пустоту, а вместо одной конфеты нашел там целую упаковку – его младшая сестра выросла.

Эта самая упаковка так и осталась лежать в его комнате там, в Канаде, в доме, в который он уже никогда не вернулся. Но смогла ли Алиса за шесть долгих лет полноценно убедить свои разум и сердце, что ее брата не стало? Конечно, она отчетливо ощущала зияющую дыру, означающую, что его присутствия ей дико не хватает, но чтобы Роше младший перестал существовать на свете вообще…Что-то никак не позволяло ей сдаться и признать для себя такую реальность.

Вот и насколько нелепым должно было показаться ей, что оказавшись в таком хаосе дважды за ночь, после того как она пережила покушение благодаря Жан-Клоду и теракт ночного клуба, внезапно в довершение ко всему она действительно увидела своего брата? Какова могла быть вероятность, что спустя шесть лет, он просто взял и зашел в тот же бар, в который она и сама не должна была попасть этой ночью. Глупо, нереально, самоубийственно, если хотите. Но Иви не долго об этом думала. Наконец сдаваясь чуткому девичьему сердцу и треснувшим чувствам, она ринулась вслед за ускользающей иллюзией, потеряв из виду весь окружающий мир и даже не догадываясь, насколько, в самом деле,  ее сердце было право.

Что-то налетело на нее сзади так резко, что танцовщица не поняла сразу о человеческой натуре придавившего ее к полу веса. Падая вперед лицом, она автоматически подсунула руки между лицом и полом, но никак не могла ожидать, что кто бы там на нее не налетел, решит так жестоко закончить начатое. Один мощный удар и мироощущение девушки ускользнуло прочь, вместе с хлынувшей из носа кровью, а когда ее резко развернули, голова дико закружилась и она потеряла остатки ориентации в пространстве. Но самым страшным было не это. Самый ужас всего происходящего был в том, что Алиса не потеряла сознания окончательно. Безбожно выдранная из этого мира побоями, она продолжала витать в пространстве, чувствуя каждый увесистый удар, боль, стремительно и неожиданно поступающую неизвестно откуда и расползающуюся как инородная тварь по всему телу, подступающую тошноту, защемляющий мозг звон в ушах, и никакой почвы для опоры и спасения при этом…

Крики и выстрелы в клубе пропали, мир заволокло ярко-красной пеленой, и Эвелис успокаиваясь вдруг подумала, что она всего лишь лежит в своей собственной кровати дома, а это ее огненные волосы прикрывают ее лицо, потому что она как обычно пытается претвориться спящей, пока не пришел Алекс. На самом же деле это просто избивавший ее мужчина соскочил куда-то в сторону, но Алису уже совершенно не волновало то, что подруга подарила ей шанс спастись из этого места. Она не осознавала этого всего. Сознание постепенно ускользало из ее почему-то ставших липкими и невероятно холодными пальцами. Когда это у нее в комнате успело так похолодать? Включить бы обогреватель, да Алекс может зайти и увидеть, что она больше не спит. Нет-нет… вставать нельзя…

А еще этот странный цвет ее волос! Это не волосы. Далекое эхо размышлений еще подсказало девушке, что красная пелена отнюдь не от ее волос. Это кровь. Но она и снова не испугалась. Такой знакомый цвет, совершенно не изменившийся. Такой же самый как у той маленькой капельки крови из ссадины на ее ступне. Перед заплывшим и потускневшим взглядом промелькнула легкая ткань, и Иви почудилось, что она вся, такая маленькая и внезапно уставшая проваливается в мягкие объятья того самого платка, постирав который она так и не вернула заботливо перевязавшему ее хрупкую ногу мужчине. Кто он? Далекая тень никак не желала приобрести четкие очертания, облегчив тяжелеющее дыхание девушки, яркие локоны которой начали постепенно пропитываться ее собственной кровью.

Она уже не увидела, как практически над ней прополз страшный монстр, чудом никак ее не задевший, и не знала, что к ней подобрался еще один убийца в маске, который для нее должен был стать последним. Девушка гналась за странной фигурой, проваливаясь в глубокий и опасный сон, пока ее пульс замедлялся, а сознание, искажающее все картинки, стремительно отдалялось, покидая ее вместе с жизнью.

Отредактировано Evelise Roche (21.01.16 20:55:48)

+5

38

И о чем только думал Жан-Клод, покидая место преступления, устланное телами изувеченных и бездыханных жертв? Какие мысли роились в его голове, когда посреди всего этого бедлама он оставлял незнакомого Мастера вампиров, не удостоверившись в правдивости его слов и намерений? А ведь полицейские машины были уже совсем близко, всего в нескольких кварталах... И задержись Принц в "Данс Макабре" на лишнюю минуту - просто выйти из помещения ему бы не удалось. Но Жан-Клод и не думал об обычных и человеческих способах. Стоило двери черного хода закрыться за его спиной, как вся вампирская метафизика пришла в движение, заставляя мужчину двигаться подобно ветру. С крыльца он просто исчез, а уже через мгновение длинные пальцы подцепили ручку задней двери припаркованного поблизости Мерседеса.

- Не шевелись, - скомандовал он водителю, усаживаясь в кресло позади оборотня. В зеркале заднего вида синие глаза в тот же миг поймали в плен несколько озадаченный взгляд оборотня, и тот оторопел. Руки безвольно свалились с руля на колени, будто бы у марионетки отрезали управляющие нити, а веки приглашающе расширились, стоило сознанию мужчины провалиться в бездонную синеву глубочайшего из океанов. Да, они спешили, но Жан-Клод не мог позволить себе оказаться неготовым в нужный и самый ответственный момент. Он не знал наверняка, что ждет их там, в баре его дочери, который Маски умудрились опорочить.

Он подался вперед, одной рукой одновременно отодвигая ворот костюма вервольфа, а другой поворачивая его голову в противоположную сторону, ухватив пальцами за широкий и гладко-выбритый подбородок. Подголовник водительского кресла не стал помехой для хищника, вознамерившегося получить причитающуюся ему пинту крови. И когда острые клыки погрузились в загорелую кожу максимально глубоко, оборотень едва ощутимо дернулся, но вовсе не от боли. Жан-Клод двинул головой и языком прошелся по двум аккуратным дырочкам, заставляя их сочиться эликсиром жизни. Но на этом вампир не остановился и, немного сместившись вперед, прокусил шею оборотня в еще одном месте. В обычных ситуациях такие крайности не требовались, но Принц спешил. Накрыв ртом все четыре кровоточащие раны, вампир шумно сглотнул. Каждая клеточка его тела затрепетала в предвкушении и затребовала большего. Пальцы мертвой хваткой впились в челюсть вервольфа, фиксируя ее подобно железным тискам. Захоти даже водитель сбежать - у него бы это попросту не получилось.

Воспринимаемая вампиром заторможенная действительность на деле оказалась более быстротечной. Со времени его посадки в автомобиль прошло не более минуты, а Жан-Клоду уже получил все, что ему требовалось для продолжения пути. Резко отпустив оборотня, Принц безучастно отстранился, словно ничего особенного и не произошло, а потом и вовсе отклонился на спинку заднего сидения, устремляя взор сквозь тонированное стекло

- Езжай. Настолько быстро, насколько сможешь, - сказал он и выпустил оборотня из плена своей метафизики, давая водителю возможность справится со своими прямыми обязанностями самостоятельно. Вампир умело делал вид, что ничего не случилось, выражение его лица было беспристрастно и безмятежно. Наверно, точно с таким же лицом он мог бы наблюдать за расчленением детишек. И это лишь в очередной раз доказывало совершенство той маски и того контроля над своим телом, что Принц сумел обрести лишь благодаря самому себе.
 
Черный "Мерседес" вывернул из-за угла ровно за мгновение до того, как улицу затопил взрывной свет красно-синих мигалок и ослепительных фар. Ему потребуется не так много времени, чтобы перебраться на другую сторону города, разделенного величественной рекой, но Жан-Клод успеет полностью усвоить принятый стимулятор в виде крови оборотня. Каждая жилка в его теле трепетала от восторга, вгрызаясь в живительную влагу, впитывая каждую ее составляющую. Ощущения несравнимые ни с одним чувством, которое мог бы испытать простой смертный человек. Чтобы понять и ощутить нечто подобное - нужно быть только вампиром.

* * *

Некогда превосходный и со всем мастерством декоратора исполненный парадный вход бара "Lagune" был совершенно варварски изувечен. Людьми, совершившими подобное, наверняка, двигало то же, что заставляет других порочить и разрушать памятники древности и наследие канувших в лету цивилизаций, оставивших после себя лишь крохи искусства. И именно через это изуродованное совершенство на свет ночных улиц вывалилось Нечто... Пугающих размеров, пугающих составляющих. И если бы Принц не видел подобные создания прежде - он бы оторопел, прикипев взглядом к самому страшному из чудовищ. Но он уже видел, и опыт подсказывал, что сие детище - творение рук вудуиста. И раз оно уходит - нет смысла гнаться за призраками. Да и времени на это не было!

Синий взгляд снова метнулся на разбитые окна, и сердце, разгоняющее чужую кровь по венам, вдруг пропустило один удар. Если выползший монстр уже натворил в баре всяких дел - что после него осталось? Кто остался в живых? И остался ли... Жан-Клод не решался. Впервые за долгое время он просто не решался сейчас метнуться туда, раскидывая по дороге всех, кто мог ему помешать. Возможно ли было представить, что Принц города действительно боялся того, что может увидеть в "руинах" этого здания?

Старательно избегая холодящих разум мыслей всю дорогу до места назначения, теперь инкуб встретился со страшной правдой лицом к лицу, и поток сознания остановить было уже невозможно. А ведь он мог всего-то не позволить ей уйти... Он мог остановить ее, поймать около "Данс Макабра" и никуда больше не отпускать. Почему не сделал этого? Ответ был прост - в угоду нерушимости собственной власти. В угоду врожденной и с годами закостенелой практичности. А теперь должен был сам бороться с подступающими волнами жгучей ненависти. Ко всем, устроившим этот бедлам, и к себе в первую очередь. Глупо винить кого-то другого, когда с простейшими бытовыми вещами он не справился сам.

Жан-Клод заставил себя сделать шаг. Заставил себя выпустить метафизику, в миг окутавшую его тело с одной единственной целью - сокрыть вампира от посторонних глаз. Никто не должен был засечь его появление здесь, никто не должен был знать, что отправленный им оборотень для защиты Эвелисы уже погиб... И только когда в ноздри ударила волна ядовитых запахов множества выпущенных кишок, Жан-Клод ощутил, насколько реальными оказались все его намеренно отодвигаемые на второй план переживания. Взгляд заметался по окрашенному кровью помещению, выискивая возможные угрозы. Он все еще стремился отсрочить самое последнее и пугающее до дрожи известие, хотя подсознательно искал только Ее. Ее и никого больше. Не было смысла себя обманывать, но он ничего не мог с собой поделать, желая лишь одного... "Пусть ее здесь не окажется..."

Взгляд неожиданно зацепился за какое-то непривычное и испещренное озлобленностью движение. Синие глаза расширились, когда образ сформировался полностью и выдал вполне понятную картину. И не было разницы, кто был сверху, как именно выглядел тот человек, рука которого в последний раз замахнулась над лицом девушки... Рыжие волосы разметались по полу, предавая жестокому образу нотки лиричности и мягкости. Женское тело обмякло, не сопротивляясь и никак не мешая Маске Хамелеона закончить начатое. Рука его сжалась на огненных локонах волос и потянула на себя, заставляя податливую голову подняться над залитым кровью полом... Метафизика инкуба ринулась вперед настолько быстро, что где-то на задворках сознания даже сам Принц подивился этой скорости. Одно лишь практически неуловимое мгновение - и Хамелеон вдруг замер, застыл на месте, словно кто-то взмахом волшебной палочки превратил его в камень. Хватка на волосах ослабла и пальцы выпустили волнистые локоны. Он озадаченно моргнул, явно не понимая, что с ним происходит, и какая такая неведомая сила заставила его остановиться. Еще мгновение... и на мужской шее начала проявляться красная полоса... сначала совсем тонкая и едва заметная, а потом все более отчетливая и разливающаяся множеством кровавых слез. Выражение полного удивления застыло на лице Хамелеона, и пусть лица его никто не видел из-за Маски, но он никогда уже не узнает, что же в действительности стало причиной столь скоропостижной кончины его никчемной жизни. Сначала голова съехала чуть вбок, демонстрируя ровный и аккуратный срез вокруг всей шеи, а потом с сосущим звуком отлепилась от своей основы и шлепнулась на пол, гулко ударившись о паркет.

Жан-Клод пропустил момент, когда сорвался с места. Осознал самого себя он уже около девушки, на которую повалилось безголовое тело Хамелеона. Принцу ничего не стоило одним лишь движением своей руки откинуть опостылевший за такое короткое время труп. Его разум опустел... настолько сильно и быстро, что слышал он лишь какой-то далеко звенящий гул, затмевающий все прочие крики и стоны оставшихся в клубе жертв. Штанины на коленях мгновенно пропитались кровью, но мужчина не обращал на них внимание. Весь окружающий его мир отошел на второй план, а внимание сконцентрировалось лишь на одной единственной девушке, которая... дышала!

Он слышал, как бьется ее сердце, как едва-едва вздымается грудь от редких вдохов, но она была жива! И стоило сему осознанию произойти, как реальность во вех красках и подробностях обрушилась на Жан-Клода, сбивая с толку. Но он выстоял в этой неравной схватке со своей собственной природой. Одновременно слыша все, что происходит вокруг и даже дальше, он осторожно касался пальцами женской головы и лица с налипшими на него яркими волосами. Слишком много травм... слишком много крови...

- Эвелиса... - позвал он негромко, сам не особо понимая зачем. Просто чтобы произнести ее имя вслух и наконец понять, что да, это действительно происходит сейчас! Все внутри мужчины сжалось в один тугой и нервный узел, и на деле он просто не позволял настигающей панике захватить его разум. Слишком велика была цена и ответственность за жизнь его девушки. С такими ранами ей не выжить. Жан-Клод хоть и не был специалистом в области медицины, но его метафизика всегда обрисовывала ситуацию лучше любого профессионального глаза. Но он не даст ей умереть! Не даст...

Покачнувшись, Жан-Клод медленно поднял обмякшее и такой хрупкое тело на руки, осторожно прижимая рыжеволосую голову к своему плечу. Она не должна была безвольно болтаться на весу, чтобы не травмироваться еще сильнее. Его ладони вновь окрасились свежей кровью, но на этот раз принадлежала она вовсе не ему. И Принц дал бы прострелить себя еще хоть сотню раз, только бы не видеть залитого кровью лица Евы, попавшей в такую ситуацию по его милости. Он шел прочь из клуба, не обращая внимания на оставшихся в нем людей. Он не сможет помочь им всем. Он не будет помогать им, если такова плата за одну единственную жизнь! Единственного, кого он должен был спасти - он уже спасал, делая все возможное и двигаясь настолько быстро, насколько был способен. Он должен был...

Ни одна скорая не успеет довезти ее до больницы в нужный срок. Принц ощущал, как жизнь вытекает из нее вместе с кровью все быстрее с каждым его новым шагом. Навстречу ему уже выскочил покусанный водитель, готовый во всем помогать своему Мастеру. Принц кивнул на дверь, и как только оборотень открыл ее, Жан-Клод оказался внутри салона с девушкой на руках, поддерживая и придерживая ее так, чтобы ни одна часть ее тела не задела металлической дверной проймы. Но это было лишь половиной беды... инкуб не мог оставить ее у себя на коленях в положении "сидя", потому осторожно уложил ее рядом, согнув изящные женские ножки в коленях, а окровавленную голову уместил у себя на коленях... Он так хотел обнять ее, прижать к себе, но не мог.

Ночь... давящая на плечи и разум тьма окутала их в салоне автомобиля, после закрытия дверей которого все звуки с улицы отключились сами собой. Губы вампира сжались в плотную линию, а линия челюсти выступила и заострилась от с силой сжатых зубов. Он сдерживал себя... сдерживался от любого проявления эмоций, но брови все же непокорно сдвинулись к переносице. Жан-Клоду пришлось на какие-то считанные мгновения прикрыть глаза и мысленно воззвать к здравому смыслу, но вышло скверно... Все это походило на какую-то бессмыслицу, но мозг не мог отрицать увиденное собственными глазами. Принц распахнул очи и опустил взор на лежавшую на его коленях некогда задорную и такую искреннюю Эвелису. Теперь же она заставляла его сердце стонать из-за своей безмятежной молчаливости. Мужская рука сама потянулась к налипшим на красивое лицо локонам, дабы убрать их в сторонку, и в этот самый момент Жан-Клод воочию увидел, как дрожат его пальцы.

+4

39

Мир стал несущественным бесконечным дополнением в погоне одной маленькой девочки за размытым силуэтом. Чем важна ей эта далекая фигура и что случится, если девчушка все-таки догонит ее, она не знала.  Это не мама, не папа, и даже не брат, за которым она тоже зачем-то погналась. Зачем? Ведь сейчас она пытается поймать совсем другого, кого-то темного, ей неизвестного, скрывающего от нее свою суть за безграничной синевой. Что-то беспокоит ее в этой статной, но молчаливой фигуре, что-то заставляет ее напрягаться, когда их взгляды пересекаются. Его присутствие требует от нее попытаться вспомнить. Что? Она не хочет. Уставшей  потерявшейся в самой себе, ей тут слишком хорошо и уютно. Тишина и спокойствие наполняют ее тело свинцом, превращая безудержную погоню за неизвестностью в ленивую прощальную прогулку, пока ей не надоедает даже это.

Но Он не дает ей покоя. Продолжает мельтешить перед глазами, тормошить озябшие конечности, нарушать блаженный покой. «Я устала, все, достаточно. Уходи!» - взмолилась девочка из последних сил, но тщетно. Да он ничего и не делает. Ее просто напрягает само его присутствие тут, в  ее личной сути. Оно раздражает, указывая на пустоту вокруг, доказывая бессмысленность такого никчемного спокойствия. «А мне нравится!» - упирается девочка, но он не верит и она начинает злиться. Между ними осталось что-то незавершенное, недосказанное. Поэтому, она не может спокойно на него реагировать, а он обижен на нее. Это не правильно! Она никогда не обижала его, а он… да и он тоже. Он не обижал ее, не обманывал, она сама усомнилась в его действиях и вдруг решила, что все это слишком утомительно для нее. А ведь на самом деле его силуэт и не злит ее, он не дает ей покоя потому что…

Пульс Эвелис  в  тронувшемся с места автомобиле ускорился. Перепачканная кровью грудь девушки взмыла выше, и она выдохнула громче обычного, хрипло и измученно, как сквозь дрему вздыхает человек, сон которого нарушает какой-то раздражитель. Потерявшее всякую краску лицо недовольно нахмурилось, и вызванная этим боль спровоцировала сдавленный жалобный стон. После этого девушка снова притихла, казалось, на целую вечность, уже не обещая никаких просветов. Тем более проницающим и ошарашивающим оказался ее голос, вдруг зазвучавший в машине.

- Жан-Клод, - еле слышно позвала Иви ссохшимися устами и ее рука, мирно лежавшая на животе, дрогнула, словно пыталась что-то поймать. Так оно и было. Маленькая девчушка с огненными волосами, наконец, угналась за силуэтом, ухватив мягкий край рукава его светлой рубахи своей маленькой ручкой. Ощутив, что он не рассыпается на миллиарды песчинок, она вдруг…вспомнила.

Позвав мужчину по имени и даже не осознавая, что он действительно рядом с ней, девушка судорожно сглотнула, как ей казалось слюну. Неприятный медный привкус заставил ее закашляться, пуская волны боли при каждом позыве. Мгновенье тишины…и Эвелис распахнула глаза.

По началу, изумрудный взгляд хоть и выделялся яркой весенней зеленью на фоне крови и бледной кожи, все же очень долго не мог сфокусироваться и оставался затуманенным. И все же она приходила в себя. Это могло бы означать, что опасность ее жизни миновала, но та прострация, в которой девушка находилась уже слишком долго, предупреждала о другом. Словно по волшебству, последнее чудо жизни, человеческий организм собрал все последние силы на бесполезную попытку очнуться, пытаясь уцепиться за ускользающее существование, бороться с обволакивающей и выжидающей тьмой.

Зеленые глаза сосредоточились на реальном мире и весь он рухнул на искалеченное тело разом. Страх, боль, горечь, кровь, жужжание работающего мотора, еще боль, одна сплошная и нескончаемая рана. Алиса попыталась пошевелиться и раздробленная рука стрельнула жалящим откликом. Она уже оказывалась в такой ситуации. В той аварии она потеряла брата. Кто-то жестокий  вновь низвергнул на нее все ужасы суровой реальности, и страдающую от шокового состояния девушку вмиг захлестнула паника. Она вдруг начала метаться по заднему сиденью и кричать, но каждая попытка, будь то желание сесть или что-то иное, только делала ей еще хуже, вызывая еще больше страха. Изумруды раскололись на потоки слез, размывающих кровь и раздражающих открытые раны, силы Иви больше никто не контролировал, и по автомобилю начали с опасной скоростью летать всевозможные предметы. Зеркало заднего вида треснуло и скрутилось, будто сжатое невидимой рукой, а завалявшаяся у кого-то монетка вылетела наружу с такой силой, что пробила стекло рядом с водителем подобно пуле. И все это время она продолжала звать, выкрикивать всего одно имя.

- Жан-Клод! Жан-Кло-од!!!- истерически призывала Эвелис словно повторяя заклинание, даже не понимая, что ее давно уже никто не пытается убить, что это он и есть рядом с ней и Его руки пытаются успокоить, не навредив еще больше. Всего пара мгновений поглощающей паники, за которые она успела нанести себе еще больше непоправимого вреда.

Пока сквозь сдавливающий ее воспаленный мозг звон не пробилось ее собственное имя, произнесенное Его голосом. Алиса резко застыла, выискивая вампира взглядом, словно бы он не был прямо перед ней. Вместе с ней застыли и все кружившие по салону вещи, зависая в воздухе, будто в машине не было гравитации. Единственное что казалось настоящим в этот момент, это ее бешеное дыхание, настолько буйное, что все девичье тело двигалось вслед за ним. Но тут ее взгляд, наконец, сфокусировался на его синих глазах.

- Жан-Клод, - удивленно повторила Иви, совершенно изумленным голосом. Он был каким-то невозможным к существованию, непостижимым явлением, тем не менее, безумно ей нужным особенно сейчас.

+4

40

Автомобиль скользил по мокрому дорожному полотну, разрезая мглу ночного океана золотистым светом удлиненных фар. Продрогший от холода и бесконечного шелеста шин, он мерцал и поблескивал, стремясь привлечь к себе толику чужого внимания. Плотно закрытые стекла подернулись прозрачным бисером небесных слёз, неминуемо проливающих серебро своей участи вниз неровными ломаными дорожками. На улице шел дождь... Снова. В который раз за сегодняшний вечер, но Жан-Клод заметил его отголоски лишь сейчас, будто бы действительно поверив в солидарность погоды с его личной трагедией. За окном мелькали размытые изображения домов, цветные вывески и одинокие фонари, что искажались мутными разводами на стекле и превращались в затейливые яркие пятна, а после и вовсе исчезали в городской суетливой тьме, сменяясь все новыми и новыми одинокими образами.

Путь до больницы превратился в тягучее и беспощадно острое ожидание чего-то. Хорошего. Непременно хорошего, иначе к чему все эти тревоги и стенания? Иной исход для Принца просто-напросто не имел никакого смысла. Мысли о возможной неудаче и так неумолимо выли в его голове, переворачивали мир инкуба с ног на голову и перетряхивали душевное состояние. Они заставляли сознание все чаще и настойчивее возвращаться к тому самому ужасному дню, оставившему в душе синеглазого вампира неизгладимое увечье. Тогда он не успел... Не успел спасти ее. И пусть девушку из прошлого стерли с лица земли более двух столетий назад, оставшуюся в сердцах ноющую боль ей не удалось забрать с собой. Она оставила Ашера и Жан-Клода зализывать душевные раны самостоятельно  поселилась в этом мире, как напоминание о неизбежной участи всех желающих разделить бессмертную жизнь вампира, приняв того в свои объятия. И Принц не желал юному рыжеволосому дарованию, на чью долю выпало столь жестокое избиение, такой же участи.

Он уже и не помнил толком, как выглядело некогда любимое лицо Джулианны, и если бы не висящий в гостиной портрет - милый лик уже давным-давно расплылся бы в его сознании миллионами штрихов лишь примерно похожих очертаний. Но все воспоминания были лишь въедливыми отголосками давно минувших дней. Повернуть время вспять было невозможно, да и Жан-Клод не желал этого. Она ведь в действительности никогда и не принадлежала ему, нося на себе метки лучшего друга инкуба. Вот такая ирония... лежавшая на его коленях девушка не была плодом горестных воспоминаний. Она была здесь и сейчас, свободная, принадлежащая лишь самой себе и в то же время такая беззащитная, надломленная, подобная кукле, сотворенной однажды гениальным скульптором и теперь выброшенной на холодные бетонные плиты хозяином-изувером. Юная прелестница, которая все никак не могла открыть свои искрящиеся изумрудами глаза и наградить Жан-Клода пусть даже самым мимолетным взглядом.

Ее голова лежала на сгибе его правой руки, а ладонью он придерживал хрупкое тело сбоку, словно держал на руках младенца, которому любое движение извне могло навредить. Он смотрел на сокрытое волосами лицо и все никак не мог отвести взор... Он боялся его коснуться и убрать прилипшие к коже прялки окровавленных волос. Боялся случайно дотронуться до раненых мест и принести девушке еще больше боли. Возможно, стоило бы... дотронуться, надавить сильнее и попытаться разбудить танцовщицу. Но он не мог. Просто не хватало духа сейчас. потому, находясь в уединенном салоне на темном заднем сидении наедине с собственными мыслями, Принц позволил себе немного вольностей, чтобы приоткрыть завесу своего железного контроля. Черты лица смягчились, и сдерживаемая метафизика потекла наружу, окутывая каждую частичку салона мягчайшими прикосновениями, подарить которые не смогло бы ни одно земное существо...

Жан-Клод так до конца и не понял, что именно побудило сердце Эвелисы застучать сильнее, а дыхание - участиться. Было ли дело в его силе и метафизике или же в ней самой, но в замершего безмолвным изваянием вампира будто бы в ту же секунду вдохнули жизнь резким порывом.

- Жан-Клод, - хриплый и болезненный женский голос окрасил салон автомобиля пугающей действительностью. Лишенный былого озорства и прочих эмоциональных окрасок он отразился неприятным тянущим ощущением в груди. Она позвала Его. Почему именно его?.. Синий взор подернулся пеленой излишней внимательности, которая бывает лишь в моменты осознания. Ева никогда не производила впечатления одиночки, не имеющей друзей, подруг, близких людей, близкого человека... И те люди из прошлого, перетекающего в настоящее, наверняка, значили для нее куда больше случайно встретившегося на пути молодого бизнесмена в вампирском обличье.

Он накрыл ее за руку своей ладонью, стоило внимательному глазу уловить сдавленное движение, и осторожно сжал тонкие девичьи пальчики: - Je suis ici,* - тихо отозвался он, позволяя французской речи наполнить звучание его собственного голоса нотками умиротворения. Жан-Клод сосредоточился на юном личике, с надеждой во взгляде наблюдая за каждой мимолетной эмоцией. Он так ждал, что еще мгновение - и она и увидит Его... И тут желание вампира исполнилось! Эвелиса распахнула очи. На мгновение мужчине подумалось, что именно его голос возымел столь чудодейственный эффект, но не тут-то было. Она смотрела перед собой, но осознанности в глазах не было... девушка ничего не видела. Пальцы Принца сами собой оказались около ее лица, бережно, но при этом все же немного нервно убирая прилипшие к бахратистой коже кровавые локоны. Он ощутил подступающую к ней волну паники, ощутил, как салон автомобиля затопил страх, а из затуманенных болью глаз потекли горькие слезы, выбившие из-под ног инкуба остатки твердой почвы.

Его теплая в сравнении с ее кожей ладонь оказалась на ее щеке, придерживая и поддерживая, но Эвелиса не реагировала на прикосновения. Она была такой холодной даже в сравнении с температурой тела вампира... что непременно отразилось беспокойством на идеальном лице Принца. Его Ева витала где-то далеко отсюда, видела то, что рисовало ее вытеснившее реальность воображение, слушала далекие голоса, поющие в унисон о чем-то тревожном и неотвратимо печальном. А Жан-Клод все пытался выдернуть ее из мира безобразных грез. - Evelise... regarde-moi, s'il vous plaît,** - но вместо ответа неведомая и незримая сила метнулась вверх, поднимая вместе с собой в воздух мелкие предметы, превращая салон автомобиля в космическую капсулу. Все завертелось и закружилось, перепугав водителя до одурения. Только ни демоническое вмешательство, ни игры полтергейста не были тому причиной... Сила Эвелисы, о которой инкуб узнал только сегодня, но уже достаточно хорошо представлял сколько она таит в себе возможностей. Он стойко выдержал сие паранормальное явление, не моргнув и глазом, казалось, он и вовсе не заметил творящуюся вокруг чертовщину. Даже когда одна из монеток ребром чиркнула по его высокой скуле, оставляя после себя глубокий кровавый след. Всего лишь царапину... Водитель же откровенно дернулся от внезапно смявшегося около его лица зеркала и с глухим звуком "прострелившей" лобовое стекло монетки. Страшно представить, чтобы произошло - попади она в его голову. И он представил. Вместе со своим рывком оборотень дернул руль, от чего машину повело в сторону и в занос по мокрому асфальту. Автомобиль дернуло из стороны в сторону и основательно качнуло, но Принц сумел удержать лежащую на сидениях девушку, не позволив ей скатиться на пол.

- Сосредоточься! - жестко скомандовал Принц, полыхнув грозным взглядом по залитой густой тенью фигуре вервольфа. - Это всего лишь вещи, - так себе успокоение, но инкуб был не в настроении заботится о душевном состоянии взрослого мужчины.

- Жан-Клод! Жан-Кло-од!!!

- Evа, - позвал он негромко, осторожно гладя девушку по щеке и волосам, - calme-toi, s'il vous plaît, il peut rien t'arriver. Regarde-moi,*** - слова текли густой рекой, пока Принц произносил то, что приходило ему на ум. Он пользовался магией собственного голоса в надежде успокоить бившуюся в его руках девушку. И он держал ее, не взирая на летающие вокруг предметы... держал и говорил совершенно безобидные и бесполезные вещи, окутывая танцовщицу аурой безмятежности и спокойствия. Он был так близок к пониманию одного простого факта... он не хотел потерять ее. Ни сейчас, ни когда-либо еще. В его жизни обосновалось не так много людей, к которым Принц мог испытывать нечто подобное. Какое-то внутреннее ощущение подсказывало, что иначе просто не может быть, и он делает правильный выбор.

Метафизика из сердца самых глубоких синих океанов вдруг полыхнула красками еще более яркими, вбирающими в себя скопления далеких звезд, ощутить мерцание которых не мог ни один из присутствующих, а синева глаз Жан-Клода поплыла в стороны, растекаясь на весь белок, выдавая в Принце потребность сделать то, что никогда в своей жизни он уже не сможет повторить. Он протянул к Еве незримые нити, по которым его собственная энергия устремилась к ее телу, к ее жизненной сути, поддерживая ее, подпитывая и требуя вернуться в реальный мир.

- Жан-Клод, - его рука уверенным жестом наконец-то убрала последнюю прядь волос со лба юного рыжеволосого создания, а на устах появилась такая легкая и нежная улыбка, которой можно встречать лишь единственного в твоей жизни человека, пробудившегося после тяжелого и полного испытаний сна.

- Oui, ma flamme, je suis ici avec toi.****


* Я здесь
** Эвелис, пожалуйста, посмотри на меня
*** Ева, прошу тебя... успокойся, тебе ничто не угрожает. Взгляни на меня
**** Да, ma flamme, я здесь, рядом с тобой

+4

41

Эвелис действительно покинула мир спасительных при таких серьезных травмах грез и узнала оказавшееся перед нею лицо. Возможно, она знает его не так уж и долго, видела не слишком много, но сейчас, вновь сосредоточившийся зеленый взгляд изучал бледное лицо с таким увлечением, словно она знала его хозяина целую вечность и лишь сейчас, наивной и невнимательной, ей вдруг открылось в нем что-то совершенно иное, изумительное и неповторимое. Как будто из страха ошибиться, она не допускала и малейшей мысли, что за их общением могло быть что-то еще, а теперь, как очень милой, но все-таки глупой дурочке он раскрыл для нее все то большее, что так часто каждый ищет в другом человеке, с одновременным страхом и никогда не найти, и все-таки неожиданно обрести.

Застыв в таком состоянии, среди массы подвешенных в воздухе безделушек и под тихий не утомляющий звук капель, отстукивающих лишь им одним ведомые мелодии по автомобилю, Иви смотрела на Жан-Клода, как на новое открытие для всей вселенной. Даже серьезная тень беспокойства сделала его мужественное лицо лишь прекрасней, увеличивая и без того бездонные океаны сапфировых глаз. Некоторое время она вроде бы ничего кроме них и не видела, затянутая в убаюкивающую теплоту. И кто говорит, что драгоценные камни холодны? Глупости. Эти сапфиры хоть на какое-то фальшивое время прогнали предательский холод, подкрадывающийся прямо к ее душе все это время, а улыбка… что это за новая эмоция? Она впервые видит, чтобы он улыбался так. Фокусы ли это ее страдающего сознания? Алиса просто не может в таком состоянии понять, какие чувства выражает этот изгиб более ярких, чем у нее сейчас губ, но ей хочется, чтобы эти эмоции всегда были направлены лишь на нее одну. Девушка хмурится, как маленький и жадный ребенок, еще не научившийся делиться своими сокровищами с другими, желая забрать эту улыбку с собой, куда бы она сама отсюда не отправлялась.

Танцовщица изучала лицо вампира по собственным меркам целую вечность и еще чуть-чуть. За это время ее неустойчивые дыхание и пульс успели замедлиться, но к сожалению, которого она сама не осознавала, на этом они не остановились, собираясь и дальше продолжать свой путь в направлении исчезновения. Саму же израненную девушку все это время продолжало занимать мужское лицо, что казалось, служило для нее чуть ли не единственной связью с реальным миром. Она не понимала, что была в клубе, где на нее напали и жестоко избили, она даже не понимала в полной мере, что находится в таком трагичном состоянии. Если бы она только знала, что это именно ее вид, ее будто утекающая сквозь его теплые пальцы жизнь, были причиной того, что изредка вылавливающее свет редких фонарей лицо, не смотря на улыбку, хранит  в себе подозрительную печать тоски и боли. Зато она прекрасно знала, кого видит перед собой. Не помня, что столько раз воззвала к нему из своего страдания, она четко понимала, что рядом с ней тот самый странный мужчина, который не смотря на всю обещаемую его сущностью черствость и жестокость натуры, ни разу не поступил подло и плохо по отношению к ней.

Вместо этого, глядя на него озадачено, Иви осторожно подняла свою целую руку и безумно холодными пальцами коснулась заживающей ссадины на идеальной скуле. Щека вампира обожгла кончики ее замерзающей конечности, но для подозрительно безмятежной девушки это не было поводом для размышлений. Указательным пальцем она украла единственную капельку крови, желая поднести ее ближе к своим от чего-то так быстро утомившимся глазам, но тонкая рука ослушалась и вместо этого прочертила линию, соскользнув практически до рта Жан-Клода, оставив тусклый кровавый след. Танцовщица выдохнула с болезненным стоном, когда, продолжив свой путь, рука шлепнулась к ней на грудь безвольным весом. Что-то в этом было странное, совсем не так должны вести себя послушные конечности, но эта беспокойная мысль тоже не беспокоила ее слишком долго.

- Pourquoi? – тихим и хриплым голосом, подобно обычно журчавшему и теперь засыхающему от дикой засухи ручейку, поинтересовалась рыжеволосая беглянка, и лишь этот один вопрос будто отнял у нее массу сил. Понять, что именно она хотела знать, было практически невозможно, лишь какая-то догадка могла обещающе нашептать, что спрашивала она вовсе не о ранке на щеке вампира. Не жаловалась она и на то, что с ней произошло, интересуясь, почему именно она. Скорее всего, ускользающий от теряемой крови рассудок подарил ей одну из самых здравых мыслей, так похожую на вопрос, что принц задавал самому себе. Он хотел спросить ее, почему она звала именно его, а она хотела, чтобы он сказал почему в машине с ней сейчас именно он.

Ощутив нахлынувшую после бури слабость, Эвелис спала обратно на сиденье (хотя особо и не поднималась, это лишь для нее каждое действие длилось вечность и казалось невероятно эффектным, каким было бы, будь она здорова), ее колотившие окно ноги тоже легли обратно, а парившие в воздухе вещи одновременно рухнули вниз, будто кто-то щелкнул выключатель с притяжением. Она не могла знать и тем более понимать того, что делал вампир на метафизическом уровне. Иви была уверена, что даже его голос такой приятный и успокаивающий просто сам по себе. Да и эти огромные завораживающие своей синевой глаза, не менялись для нее на какие-то еще более особенные, чем уже были для ее впечатлительной натуры. Девушку захлестнул расслабляющий покой, но при этом он был столь сильный и навязчивый, настолько неизбежный и непреодолимый, что даже она каким-то инстинктивным образом понимала – он будет последним. Это ее маленькая прощальная отдушина, возможность еще раз повидаться с кем-то знакомым, побыть в этом мире, после которой все будет кончено.

Изумрудный взгляд все сложнее удерживал фокусировку на близком лице, заставляя девушку хмуриться, отдавая на это остаток сил, но она хотела посмотреть на него еще, поэтому продолжала стараться. На ее лице не было ни грусти, ни печали, на эти странные и волшебные мгновения даже аура боли покинула ее напряженное тело. Эвелис смотрела на Жан-Клода снизу вверх, и в его черных волосах играла ночь, что была темной и освежающей, помогая рыжеволосой девушке отвлечься и почувствовать себя лучше, а в глазах…

- Безграничное ночное небо… - почти беззвучно сложили губы, не ставшие бледными только из-за опорочившей их красоту крови. Именно это отражалось для нее в его беспокойных глазах, заставляя тратить дарованные словно самим провидением слова, которые стоило бы пустить на прощания или клятвы, приберегаемые для вечности, но она все еще слышала плач добродушного неба, омывающего людские грехи, так и не поняв, что это и по ней льются его кристальные слезы, - …это оно стучится ко мне? – спросила Иви, посмотрев на мужчину требовательными очами, будто они и правда говорили лишь о его бездонных глазах, а не дожде, барабанящем за окнами. – Пусть оно перестанет… - внезапно поникшим и осиротевшим в своем жестоком смысле проигрыша, мучительно-жалобным голосом взмолилась она.

Эвелис захотелось поднять руку и пробежаться пальцами по длинным волосам мужчины, но сил на это уже не было. Поднявшись лишь немного, ее рука уцепилась за ткани его рубахи, словно желая удержать подле себя, даже когда она сама уснет. Она ведь просто немного поспит. Синева захватила ее сознание и осталась с ней даже когда, окончательно обессилев, изумрудный взгляд потускнел, а голова повернулась на бок с тяжелым вздохом. Она еще не ушла, она еще не потерялась в пустынях вечности, все еще оставаясь с ним в машине. Просто устала, постепенно угасая подобно догорающей свече, только в этот раз удивительно спокойно одной ногой уже перешагивая в негу забвения. Она догнала его, он тут, теперь все хорошо, и она, наконец, может отдохнуть без помех. Больше никто, даже он сам, не нарушит ее покой. Он защитит ее сон.

+3

42

Течение времени замедлилось, давая вампиру и умирающей на его руках девушке возможность в последний раз насладится друг другом. Не телом, не пресловутыми плотскими утехами, а самыми обычными взглядами, связавшими их вместе на все эти бесконечные мгновения. Искренность этих взглядов поражала, выказывая отношения молодых людей друг к другу красноречивее любых прочих слов, которые никто так до сих пор и не решился озвучить. Но в них и не было необходимости. Все это происходило на самом деле, а не на страницах мелодраматического романа, героям которого можно было лишь посочувствовать и прорыдаться вдоволь. Нет... Жизненная лирика, увы, не наполнена романтизмом и героическими подвигами. Она слишком искажена реальностью и яркостью пугающе настоящих образов.

Лицо девушки было разбито, словно над ним поработал мясник, но на счастье - не слишком умелый и оставивший после своей жестокой работы еще множество нетронутых участков... Можно было соврать и претвориться, что Жан-Клод не видел всего этого ужаса, не замечал его благодаря напускному флеру трагичности происходящего... но он видел. Каждую мелочь, каждую деталь этих чернеющих от крови ссадин и кровоподтеков, особенно ярко выделяющихся на бледном, как мел, лице. Но его это не пугало. Уже давно подобные вещи перестали находить отклик в его черной душе и более не заставляли колени предательски подгибаться перед величественным ужасом увиденного. Куда больше его беспокоила изувеченная рука танцовщицы, на даже ее можно быть исправить... вылечить, собрать по кусочкам. Нужно лишь успеть попасть в больницу вовремя! Успеть отдать Эвелису в умелые руки, способные втянуть ее с того света, а уж об остальном Жан-Клод позаботится.

Ее рука плавно взмыла вверх, чтобы коснуться его лица, но взгляд мужчины ни на мгновение не выпускал из своих цепких объятий помутневшие от усталости изумруды. От чего-то ему было так важно знать, что она все еще здесь, рядом с ним... и не сдается! Он ведь не оставляет ее, всеми силами стараясь удержать на поверхности затягивающей бездны, вот и она не должна. Его лица коснулись не подушечки пальцев, а самые настоящие льдинки, чиркнувшие своим холодом вдоль всей его щеки и опавшие вниз, по направлению к едва отстукивающему свой жизненный ритм сердцу.

- Pourquoi?

- Parce que je... - он он не договорил. Слова повисли в воздухе призрачной тяжестью, а черные брови сдвинулись к переносице. Кожа на линии челюсти предательски натянулась, а желваки заострились, выдавая в мужчине некоторую борьбу с самим собой. Пустая и ничего не выражающая маска стремилась скрыть его лицо от окружающего мира, старалась затащить эмоции в темные катакомбы железной воли и запереть их под сотней нерушимых замков, но... Жан-Клод, кажется, действительно знал, что именно спрашивала у него Эвелиса, и знал, как желает ответить. Но не здесь и не сейчас.

Все мелкие предметы, витающие в воздухе и создающие иллюзию жизни, ссыпались вниз пустой, лишенной внимания массой. Но вампир не заметил.. С таким же успехом рядом с ним мог прогреметь пушечный залп. Эвелиса слабела. Инкуб чувствовал это каждой метафизической клеточкой своего тела. Его сила клубилась вокруг, метаясь из угла в угол в безумном невидимом хороводе жизни и смерти, устроивших неистовые пляски на заднем сидении слишком обыденного для подобных танцев авто.

- Безграничное ночное небо… это оно стучится ко мне?

- Нет... это я, - так же практически беззвучно обронил Жан-Клод, и взор его расширился, не оставляя в глазах более ни единого светлого пятнышка. Он сейчас в разы лучше нее самой понимал и осознавал, что видит перед собой танцовщица. И не собирался отступать, не желал останавливаться в попытках достучаться до самой сути ее скоротечной жизни. Он заберет ее с собой, и не позволит глупому случаю распорядится иначе. Если ей и суждено покинуть этот бренный мир, то только с позволения Принца города.

Но... она угасала. Теряясь в его руках, исчезая из искаженной болью реальности... уходила от Него в те далекие города, страны и континенты, где Жан-Клод никогда более не сможет ее отыскать. И, быть может, его сочли бы беспробудным эгоистом, но чтобы не допустить этого, инкуб мог совершить многое, пожертвовать тысячами жизней ради одной... которую в этот самый момент с таким трудом удерживал магией своих глаз. Какая ирония...   

Яркие полосы мелькающего за стеклами отблеска уличных фонарей то и дело выхватывали из темноты монотонно движущегося кожаного салона автомобиля печальные образы, отражающие на некогда красивых ликах все внутренние переживания и тревоги. Ее тонкие и обессилившие пальцы вяло ухватились за край выреза его насквозь пропитавшейся кровью рубахи, и Принц поймал их в плен своей горячей и успокаивающе мягкой руки. Всего немного приподнял, чтобы губами прикоснуться к холодной, но все еще наполненной отголосками жизни женской ладошки. Ему было неважно, что лицо запачкается кровью, оставляя на идеальной коже и губах багряные отпечатки... Она угасала.

Автомобиль преодолел предпоследний поворот дороги, ведущий к главной городской больнице, но... сей короткий промежуток, который вампир преодолел бы за считанные секунды, наверняка, будет стоить жизни Еве. В груди инкуба тем временем раздувалась паническая тревога, побудившая мужскую ладонь сжаться на женской сильнее. Незнакомая даже самому Принцу магия вдруг пролилась из затопленных синевой глаз, обозначив свое присутствие лишь двумя искрящимися, не хуже настоящих сапфиров, огоньками, что повисли в воздухе около мужественного лица. Он видел их воочию, как нечто совершенное и настоящее, драгоценное и не способное достаться более никому из смертных... Он заставил их опуститься ниже, плавно и болезненно медленно, и отразиться звездами в затуманенных зеленых очах девушки. Они впитались в них. Как две капли живительной водицы в иссушенную ветрами листву, окрасив зеленые изумруды синим пламенем. И в последний раз Ева взглянула на Жан-Клода взором, по глубине цвета и окрасу точно такому же, как и у вампира. Девушка потеряла сознание, но теперь он был в нем и чувствовал каждую клеточку ее тела, ощущал все те грёзы, что окутывали юное сознание паутиной мрака. Теперь он мог разогнать их.

- Остановись, - скомандовал Принц водителю, осторожно укладывая руку девушки на ее грудь. И стоило машине притормозить у обочины, инкуб просто исчез с заднего сидения вместе с девушкой, оставив после себя тяжелую дверь натянуто приоткрытой. Никто не видел, как он оказался на крыльце громоздкого и величественного здания госпиталя, но каждый, кто находился внутри, заметил появление Принца города, стоило дверям как по волшебству распахнуться перед ними. На руках вампира была израненная и истекающая кровью девушка в разодранном черном платье, тонкая ткань легких юбок которого оказалась безвозвратно испорчена. Голова ее безвольно откинулась назад, обнажая изящную шею перед яркими галогеновыми лампами дневного освещения. Кроваво-красные с огненно-рыжими прожилками волосы вьющейся и слипшейся тяжестью стремились к начищенному до блеска полу. Они, как и их обладательница, желали покоя и искали успокоение, которое кричащие белые стены больницы никак не могли им подарить.

И если у Мастеров вампиров была возможность отводить взгляд посторонних от себя, то точно так же они умели проворачивать и обратный фокус. Потому все медсестры, санитары, врачи и интерны, по счастливой случайности оказавшиеся в главном вестибюле госпиталя, оторвались от своих насущных дел и устремили взоры на вырвавшихся из ночной мглы улиц двух молодых людей.

- Девушке нужна срочная помощь, - сказал Принц, и его бархатистый голос отразился от гладких стен, поднялся к потолку и рухнул будоражащим водопадом вниз. Он побуждал людей к действию, не важно к какому, но действию, и ничего пошлого в этих порывах не было. И они засуетились, подскакивая со своих мест и направляясь к приближающемуся Принцу с жертвой на руках. Через мгновение рядом возникла каталка с приделанной к ней капельницей и кислородной маской. Двое медицинских работников осторожно приняли Эвелису в свои руки из заботливых объятий, настолько аккуратно, насколько вообще могли под пронзительно-пристальным взглядом инкуба. Вокруг завертелась суета, и голоса разделились на командирские и исполнительные. К оставшемуся стоять в одиночестве вампиру подлетела медсестра и с откровенным подозрением уставилась на его окровавленную одежду.

- Что произошло? - спросила она, делая вид, что это чрезвычайно важно.

- Нападение на бар "Lagune" в Округе, - сдержанно ответил Принц, борясь с желанием отлепить от кистей прилипшие и жесткие от засыхающей крови манжеты. Они стояли посреди коридора, а инкуб все время переводил взор с черных глаз девушки в белом на ту самую заветную бирюзового цвета дверь, за которой скрылась каталка с Эвелисой и всей сопровождающей ее делегацией медиков.

- На ней есть укусы? - внимательные глаза работницы госпиталя сузились, намеренно демонстрируя всю нелюбовь их обладательницы к представителям вампирской расы. Но от обращенного на нее взгляда Жан-Клода, девушка непроизвольно вздрогнула и перевела плечами, словно на них неожиданно свалился снежный сугроб.

- Нет.

- Вы уверены?

- Абсолютно.

- То есть Вы ее не кусали?

- Нет, я ее не кусал, - слова вампира звучали более чем правдиво, а его выдержке можно было позавидовать.

- Это значит - Вы не запускали в ее плоть свои клыки?

- Да, именно это мои слова и означают.

- Вы говорите правду? - совершенно точно, девушка знала, с кем говорит и кому задает столько уточняющих вопросов.

- Да, я говорю Вам правду... Вы не возражаете, если я подожду там? - он кивнул в сторону кресел в небольшом зале ожидания и, не дожидаясь никакого разрешения, обогнул медсестру и направился прямиком к желаемому месту. Он устроился на кресле у стены, откуда хорошо виднелась заветная дверь, на которую Принц продолжал обеспокоенно посматривать.

- Вся ваша рубашка в крови! Вы не можете находится здесь в таком виде! - запищала девчушка и засеменила вслед за удалившимся мужчиной. Вновь напоровшись на холодный взгляд, она осеклась и остановилась метрах в пяти от вампира. Да, она не просто не одобряла образ жизни бессмертных... она боялась их.

- Тогда выдайте мне халат, - неожиданно вызывающе ответил инкуб, поднимаясь с места, и крайне умелым жестом стащил с себя окровавленную рубашку через голову. Вьющиеся волосы рассыпались по бледным широким плечам и достаточно массивной груди черным водопадом, неумолимо приковывая к себе взгляды любопытных дам, коих собралось в вестибюле не мало.

+3


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [14-15.04.11] Nothing Else Matters