http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [15-16.04.11] Every Day Is a Present


[15-16.04.11] Every Day Is a Present

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Время: ночь с 15го на 16е апреля, 2011г. Почти полночь.
Места: Цирк Проклятых: арена*
Герои: Esthel Meresh, Sophia Ricci, Roan Bures, Herald, Jean-Claude
Сценарий: как будто недостаточно того, что город сотрясают странные нападения на заведения для нелюдей,  дочь Принца вдруг получает странную посылку. Подозрительной формы ящик адресованный ей, охрана проверила от и до, а затем, по приказу маленькой леди, находящийся в нем гроб поместили в центр этой ночью уже пустующей арены Цирка Проклятых. Осмелятся ли герои открыть подозрительный гроб и как синеглазая хозяйка леопардов воспримет скрытый в нем подарок - интересно. Но еще интереснее, как расценит такой поворот событий сам "подарок".

*кликабельно

+1

2

После последнего переполоха в цирке, прошло не так уж и много времени. И когда, казалось бы, все начало успокаиваться, некоторых участников Цирка поджидал большой сюрприз.  Эстель прогуливалась по Цирку, когда ее догнал один из охранников. Он сообщил, что пришел огромный ящик, адресованный хозяйке, и учитывая нынешние беспорядки в городе, они решили, что проносить подозрительную посылку без отправителя сразу в подземелья Цирка Проклятых не стоит. Пантере не осталось ничего иного кроме как отправить охранника сообщить об этом же черноволосой хозяйке леопардов, а самой отправиться и изучить это странное явление вместе с охраной.

Размер действительно был необычным.  Киллер сразу отметила, что размер подходящий для того, чтобы в него могло поместиться живое существо, вроде человека или же какого зверя. Но прислушавшись, оборотень не услышала никакого движения, ни даже биения сердца. К тому же в нынешнем веке различных технологий, нельзя было отрицать тот факт, что этот ящик мог оказаться какой-нибудь ловушкой, бомбой или другим не менее опасным механизмом. Вместе с двумя другими охранниками они очень тщательно изучили, ощупали и даже обнюхали ящик, потратив на это достаточное количество времени и только тогда, взяв несколько монтировок, Мереш с одним из мужчин вскрыли посылку.

То, что оказалось внутри, шокировало даже повидавшую многое пантеру. Никто не ожидал увидеть в ней гроб. Но и это было не все. Пару раз стукнув по крышке, сразу стало ясно, что он не был пустым. Изучая гладкую поверхность, Мереш заметила записку, которая очевидно слетела в бок, при вскрытии коробки. Осторожно выловив ее и прочитав, кошка насторожилась. В записке, с первого взгляда, не было ни угрозы, ни каких-либо намеков о том, что жизнь Софии скоро будет в опасности. Но было в ней что-то, что заставило ее засомневаться в том, что посылка такая уж и  безобидная. Осмотрев гроб снаружи, и обнюхав, пытаясь уловить запахи опасных веществ, и таковых не обнаружив, Эстель приказала оттащить гроб на арену Цирка. Если внутри действительно был кто-то опасный, облегчать ему задачу и проносить его в центр дневного убежища всех вампиров было бы глупым. Пока два оборотня с легкостью несли гроб куда было решено, Мереш не упустила возможности позвонить хозяйке и сообщить куда они переместились, то, что идут они туда именно с гробом она тоже сообщила, чтобы у Риччи было время подумать. Кошка, конечно, могла сама пойти и привести с собой вампирессу, но как-то не хотела оставлять гроб без надзора.

К тому же, прекрасно ориентирующаяся на территории цирка София не заставила себя долго ждать. Пантера подсознательно расслабилась и тихо заурчала уловив приближающиеся любимые ароматы и знакомые шаги. После нападения на клуб Жан-Клода, они стали намного более быстрыми и казалось только этим внушали угрозу. Хотя сама девушка как всегда выглядела обворожительно.

Подождав, когда хозяйка с ней поравняется, Мереш передала ей записку.
-Было в ящике на гробу. Что скажешь? – светлый взгляд с интересом изучал юное лицо, пока вампиресса читала послание. Одно выражение ее личика уже сообщило преданному зверю, что никакой посылки и подарка София не ждала, а значит, стоило быть готовым ко всему.

+4

3

*Цирк проклятых: кабинет Софии Риччи*

Эту ночь, София просиживала в своем кабинете, в подземельях Цирка Проклятых, за многочисленными документами, периодически отвлекаясь и на телефонные звонки. Предыдущей ночью какие-то психи в уродских масках посмели разворотить клуб ее любимого отца, поэтому ему приходилось очень несладко перед морем размытых лиц из всех желающих сунуть нос в это дело. А поскольку он должен был публично разбираться со всем этим делом, его маленькая итальянка взяла на себя большую часть всей остальной работы по бизнесу чтобы Жан-Клод сейчас думал только об этом деле. И именно поэтому, она все никак не могла сосредоточиться на черных буквах. Хотя на самом деле она тоже вносила свой значимый вклад в борьбу с возникшими проблемами, из-за неподвижности и контакта только с безобидными листочками ей казалось, что она делает совсем недостаточно. Ее бы только пустили в этот клуб! Конечно, она не считала себя этим, как его там люди кличут… Рембо. Но как-минимум спасти больше людей и принять больше мер безопасности она могла. Она могла пригодиться намного весомее, чем просто заполняя документы и отвечая на звонки. Только конечно Принц, как истинно любящий отец ни за что не отпустил бы ее сейчас в город без охраны и бронежилета как минимум.

- Ох, этому сегодня конца не будет, - девушка сначала уронила свои бледные руки прямо на стопки бумаг и некоторое время гипнотизировала отсутствующим взглядом ручку, которую прокручивала в пальцах не хуже любого барабанщика. Вскоре, ей надоел и этот отвлекающий маневр, и она тяжело вздохнув опустила черноволосую головку в свои ладошки, оставаясь в таком положении даже не смотря на отчетливо приближающиеся к кабинету шаги и стук в дверь. – Можно, - довольно спокойно отозвалась вампиресса, но сапфировый взор, который она подняла на вервольфа был настолько холоден, что тот даже проглотил первые слова.

*Цирк проклятых: арена*

Однако, очень скоро, а точнее когда ей позвонила Эстель, дочь Принца уже во всю стучала своими каблуками по подземельям Цирка. Напряженные настроения в поцелуе придавали этой походке странные ноты предупреждающей угрозы и спешки, будто вопрошая заранее, не останавливать издающее эти звуки существо. Во-первых, никаких посылок и подарков она действительно не ждала и особенно в такое подозрительное время. Во-вторых, она явно не ожидала получить в подарок гроб с неизвестным (но предположительно живым) содержимым и тем более без какого-либо адреса отправителя, которым мог оказаться кто угодно. В-третьих, она была-таки рада хоть на какое-то время ускользнуть со своей каторги с документами. Ну и в-четвертых… София Риччи все-таки очень любила подарки и сюрпризы. Так что, не прошло и пол часа, как она показалась на уже немного тускло освещенной цирковой арене и первым делом подошла к Мереш останавливаясь подле той, но продолжая изучать взглядом тот самый интригующий гроб.

- Скажу – открывайте очень осторожно, - громко отозвалась вампиресса, хотя в компании оборотней это особо не требовалось. Она сложила записку и отдала ее вместе со своим телефоном и многочисленными ключами преданной пантере, так как у той всегда имелось множество карманов. Что бы ни было в том гробу, им всем могли понадобиться свободные руки.

Оставаясь на том же расстоянии от центра арены, София подала знак стоявшим ближе к гробу оборотням, что посылку можно открывать. Судя по тому, что один из них удобства ради взялся за монтировку, заколочен был и гроб. Это уже озадачило черноволосую итальянку. Если в гробу вампир, обычные гвозди его не остановят, нужны как минимум серебряные цепи. Может к ним прибыл гость который сам хотел сюда попасть, поэтому сдерживающие оковы ему ни к чему, а гроб заколотили просто чтобы он не выпал? Но тогда, он может быть очень голодным. 

«Странно, все это дико странно» - подумала девушка хмуро оправляя свое платье и наблюдая за тем, как оборотни поднимают крышку и отходят от гроба.

+4

4

*Цирк проклятых: апартаменты Софии Риччи*
Если обе девушки были сегодня на ногах, то Роан все это время дрых на пушистом ковре в комнате Софии, наслаждаясь тишиной и покоем, коих у него в последнее время не так уж много. Его голову занимали подозрения, которые он скрывал за своим ореховым взглядом, каждый раз глядя на хозяйку. Поговорить об этом ему не удавалось, да и он не имел желания, решив все оставить так как есть. Все равно рано или поздно все всплывет наружу. Бюр просто позволял пойти всему на самотек. Тем более, что задач ему прибавилось в виде тренировок с Вергилием. И пусть он тренер похреновее Эстель, но так они с Келли, по крайней мере учились друг у друга - им нравилось мутузить друг друга. Это явно отличалось от методов Мереш. Да еще это нападение на заведения Жан-Клода... в общем, тут явно сейчас не до разговоров, а до подготовки себя и своего тела к худшему. Поэтому после усердной тренировки Ро спал, набираясь сил. Жаль, что его сон был прерван.
Оборотень услышал бас одного из вервольфов за дверью, который орал что-то про посылку, которую потащили не туда. Бюр приподнял голову от пола и взглянул на дверь, словно его взгляд мог сделать ее звуконепроницаемой. Ага, конечно. Раздраженно рыкнув, юноша резко и ловко поднялся со своего места и, чуть покачиваясь, подошел к двери, раскрыл ее, высунув голову в коридор.
- Какого хрена? - неласково осведомился он, но ему никто не ответил. Тем не менее, леопард отметил всеобщее беспокойство и подозрение, что разбудило его любопытство, поэтому он поддался и направился за братией волков, зная, что те его приведут куда нужно.

*Цирк проклятых: арена*
Роан почувствовал хозяйку и Эстель до того, как вступил на арену, и от этого его раздражение возросло, смешиваясь со всеобщими настроениями, которые витали по подземельям, источая свои запахи. Бюр плелся за своей колонией, что вошла на арену вперед него, чтобы помочь Мереш. Сам оборотень тихо и медленно, все еще раскачиваясь ото сна, приблизился к Софии и хмуро уставился на ящик, что прислали для Риччи. Втянув носом воздух, Ро ничего не почувствовал, а потому взглянул в записку вместе с вампирессой. Ничего хорошего она явно не предвещала. Хотя и плохого тоже, но у Бюра было дурное предчувствие. Он встал с другого боку от хозяйки, что вышло уже на автомате. Они с Эстель привыкли работать в паре, защищая Риччи, поэтому им не требовалось слов, чтобы понять, что нужно быть готовыми ко всему. Пусть Роан только проснулся, но про свой долг он помнил всегда. Было заметно, как напряглись его плечи, когда крышка гроба была снята вервольфами, а его пальцы сжались в кулак, словно были недовольны тем, что не держат рукоятку ножа, который был припрятан в керзе парня.

+4

5

*Цирк проклятых: арена*
Он не помнил зачем, лишь только то, что так было нужно и что это нужно ему. Когда-то он впервые ощутил, что такое - это только для меня, ощутил и испытал неведомый до тех пор восторг. Когда-то очень давно, но до сих пор те ощущения, словно пузырьки игристого вина, кружили голову и наполняли тело силой. Этой силы хватило, чтобы добровольно лечь в гроб, перенести грохот молотков, что вбивали гвозди один за другим, а потом раз за разом, открывая глаза и судорожно сглатывая, мечтая о глотке крови, повторять "Это для меня". И каждый раз на крышке появлялась глубокая царапина, отсчитывающая еще одну ночь, что приближала его к... он не помнил к чему, лишь теплилось внутри ощущение, что это для него и для него это важно.
Открыв глаза этим вечером, Эральд поднял левую руку, привычно не отводя взгляда от указательного пальца, хотя, в гробу это было так сложно сделать, а потом коснулся крышки и, словно слепой, прочел свой календарь - четырнадцать царапин. "Как долго", - вспыхнула и тут же растворилась мысль, оставив после себя твердую уверенность, что он справится. И с голодом, и с ненавистной крышкой, что на внутренней стороне хранила отпечаток креста, сорванного одним из оборотней. От него остались лишь четыре не сквозных отверстия в месте крепежа, но вампиру и этого было достаточно, чтобы взгляд дорисовал ненавистное сочетание линий. Успокаивало лишь то, что внутри был мрак, и тьма обнимала заботливой кошкой.
Он приготовился к очередной длинной ночи, взгляд устремился в глубины того, что иной назвал бы сознанием, а сам он считал адом. Чертоги разума были столь глубоки, что ни неожиданный шум, пусть и многократно заглушенный деревом, ни голоса, а потом стук сначала по ящику, а потом и по самому гробу не вернули его из тьмы. Лишь пронзительный полускрип-полувизг вынимаемых из крышки гвоздей породил в его сознании слабую мысль об опасности и разум, словно нехотя, сделал первый оборот маховика, возвращая его к реальности. Первое движение так медленно, тягуче и неопределенно - он шевельнул рукой, будто отгоняя звуки, а в следующее мгновение открыл глаза. Еще миг назад он видел то, что не дано иным, а теперь мечтал оказаться в спасительной тьме.
Яркий свет ударил по глазам, голоса, запахи и острое ощущение опасности, Эральд одним рывком вскочил из гроба, увернулся от чьей-то руки, ударил по другой, метнулся в сторону, сбил с ног кого-то и вдруг осознал, словно кожей почувствовал, что его убьют, если он остановится, то его убьют. Инстинкт его зверя не раз спасал его, и теперь он верил ему, как никогда. В последней попытке спастись, он бросился бежать, но руки были повсюду, они хватали и стремились разорвать, вампир рванулся из последних сил и все, на что его хватило, это упасть, прижавшись спиной к невысокой стене. Он сжался, ощетинившись, и зашипел.

+3

6

Вскоре после прибытия Риччи, к ним подтянулся и Роан. Мереш отметила его присутствие лишь оценивающим взглядом пробегаясь по его сонному лицу. "Только не усни сейчас. Нас может ожидать сюрприз." Эстель знала, что намек Бюр понял, и потом потребует дополнительного стейка за свою стойкость в нынешней ситуации, но если он действительно хорошо отработает, может, его прогресс и будет поощрен. В конце-концов, парнишке в последнее время пришлось совсем не сладко, хоть он и спровоцировал это сам.

Когда крышку сняли, и из гроба вылетел самый настоящий вампир, Эстель шагнула вперед, чтобы закрыть вампирессу от возможного нападения. Какой гений мог отправить вампира по почте? Да еще и Софии? Более того, еще и с непонятной запиской. Кошка была близка к смутным подозрениям, что у хозяйки появился новый тайный поклонник, хотя даже этот факт заставил телохранителя насторожиться. Поклонники у вампирессы в последнее время все больные на одни и те же места. Поэтому для киллера все происходящее было необъяснимой загадкой. Изголодавшийся вампир мог стать реальной угрозой для всех оказавшихся рядом, кто знает сколько времени он просидел в этих досках? Но этот... вел себя иначе. Он не нападал, а скорее защищался. Может быть он попал сюда не по своей воле? И вообще не знает куда попал и тем более зачем? Но мысли пантеры были прерваны когда вампир зашипел, отбиваясь от пытающихся схватить его рук, и Мереш чуть было ему не ответила, чувствуя как шерсть на загривке черного зверя являющегося ее неотъемлемой частью становится дыбом. Не забывая, что вампиров никогда нельзя недооценивать, она просто стояла на месте, готовая защитить хозяйку от любой опасности и лишь позволила себе одним ловким движением выхватить из ножен увесистый нож. С пустыми руками на вампира не пошла бы даже она, а это оружие было специальным и его вес в ее правой руке немного успокаивал взбунтовавшегося зверя.

Не будь здесь Софии, телохранитель уже была бы в толпе и помогала другим оборотням, но Риччи была важнее всех их вместе взятых и она не допустит, чтобы та получила сейчас даже малейшую царапину.

+4

7

*Цирк проклятых: арена*
Охрана Цирка Проклятых и все те, под чью ответственность Принц оставлял свою любимую дочь – прекрасно знали свое дело. С тихим щелчком, крышка гроба с невероятной легкостью поддалась. У нее не было выбора перед натиском мощных оборотней, которые могли бы разломать все это убежище голыми руками. Момент напряженной тишины, как будто над цирком только-только начало закатываться солнце приближая неминуемую и полную темных событий ночь, пока все с нетерпением и опасением гипнотизировали такими разными взглядами открытый гроб. Каждый выстраивал свои собственные догадки и выбирал индивидуальные варианты, но в этой жизни то и дело случается что-то, к чему не подготовишься. Вероятно, именно по скорости и стремительности передвижений все поняли, что посылкой с которой Софи стоило не прогадать, оказался никому незнакомый вампир.

Юноша, если так можно было называть вампиров, кинулся наружу выискивая спасительный путь к уединению и безопасности, устраивая настоящий бунт среди собравшихся вокруг него нелюдей, которые, как и он сам не имели ни малейшего понятия с какими целями он прибыл и что собирается сделать. Скорее всего, некоторые испугались его не меньше, чем он их. Преданные коты среагировали с достойной скоростью и профессионализмом, практически затягивая свою маленькую вампирессу в надежные тиски, готовые подрать любого, кто сунется к ней в этот момент всеобщего переполоха. Но если многочисленные оборотни не могли полноценно успевать за подгоняемым собственными страхами и желанием выжить вампиром, то черноволосая итальянка все же успела выхватить из толпы мечущихся тел знакомые очертания, прежде чем Эстель скрыла от нее происходящее заслоняя собой.

- Это же… - с первого вида хрупкие руки, без всяких сложностей заставили недоумевающих леопардов расступиться. Где-то на закромах подсознания, Риччи уже поняла кого именно узнала в этом неожиданном госте, но такое появление было столь неожиданным и маловероятным, что ей понадобилось выйти вперед и как следует присмотреться дабы убедиться, что ей не мерещится, и она не обозналась.

- Достаточно! – совершенно спокойные интонации бархатного голоса приобрели властные нотки, она даже не повышала голоса так как среди присутствующих не было обычных людей и ее итак все прекрасно услышали. – Успокойтесь, - послышалось следующим требованием и среди застывших в недоумении и оглядывающихся оборотней послышались мягкие шаги, когда София обходя каждого из них пошла ближе к сжавшемуся у стены вампиру. Внешние спокойствие и уверенность вампирессы постепенно передавались и тем, мимо кого она проходила, постепенно прекращая неразумно возникшую панику, она будто бы невидимой рукой касалась каждого, внушая то же спокойствие и взывая к разумности. – Отойдите подальше.

Наконец, пока одни нерешительно отступали, другая медленно и осторожно показалась из-за их спин, выходя вперед и позволяя себе подойти к напуганному вампиру намного ближе чем того требовалось. Передвигаясь тихо и медленно, с совершенно не изменившимися иссиня-черными локонами и такими же большими сапфировыми глазами, в которых сейчас вкупе с удивлением плескалась ласка, девушка остановилась на расстоянии пары шагов от длинноволосого парня. Даже белоснежное платье предполагало в ней совершенную безобидность, хотя именно он прекрасно знал ее, и знал, что в ней хватит силы чтобы если понадобиться защитить его.

- Эральд? –
тихо и осторожно позвала итальянка, оборачивая шелком этого теплого призыва и вампира перед собой и тех, что остались позади нее. Она узнала его. Своего единственного друга из Румынии. Единственного о котором она жалела убегая оттуда и первом, о ком она спросила своего отца вернувшись в его безопасные объятья. Они с Жан-Клодом несколько раз обсуждали этот вопрос, но так как если София была в поцелуе Румынской Принцессы только временной гостьей, то Эральд в нем состоял полноценно, поэтому без определенных усилий и времени они ничего не могли поделать и это постоянно расстраивало вампирессу, все еще не разучившуюся испытывать привязанности. – Все хорошо, ты в безопасности, - с мягкой улыбкой, дочь Принца присела на корточки чтобы не возвышаться над неожиданно вернувшемуся к ней другу, но приближаться более и тянуться к нему руками не стала. Сначала ей нужно было убедиться, что вампир ее узнает и не перепугается еще больше.

Погрузив своими заботой и лаской в медитативное состояние практически всю арену, сама она не позволяла ни одной наспех роившейся в сознании мысли потеряться. Внимательно дожидаясь реакции Эральда на ее скромную персону, София усердно решала с какими это целями Присцилла вдруг решила прислать его ей и почему именно сейчас.

+4

8

Роан буквально ощутил своей кожей оценивающий взгляд Эстель и лишь тихо рыкнул в раздраженной манере. Он знал, что означает этот взгляд. "Не засни, утырок". Но Бюр лишь развел плечи, показывая, что готов к любому исходу, пусть там даже будет тысячелетний вампир, который прислан, чтобы убить Риччи - оборотень был готов пожертвовать собой, лишь бы обеспечить девушке шанс на спасение. А после того, как он подвел ее, этот порыв стал лишь стремительнее.
Стремление Роана оказалось почти верным, если не точно верным. Из гроба выскочил бешеный вампир, который начал носиться по арене, как умалишенный, сбивая всех оборотней на своем пути. Леопард чуть пригнулся, замечая, как Мереш переместилась ближе к вампирессе, чтобы быть для нее защитой. Значит парень будет первой преградой для новоприбывшего, если он посмеет приблизиться на расстояние пяти метров. А он вполне мог, потому что ни один из вервольфов так и не смог его поймать - скользкий тип. Но "посылка" на собиралась нападать - лишь сжался у стены, грозно шипя на всех кругом. Бюр бросил быстрый взгляд на гроб, а затем снова перевел его на вампира. Не было похоже на то, чтобы он упаковался сам и решил припереться к Риччи в гости. Это можно сделать и на своих двоих - они у него вон какие шустрые. Значит его кто-то прислал. Записка же есть еще.
Ро немного дернулся, словно проснулся, когда София коснулась его своей рукой, передавая толику спокойствия и возможность смотреть на окружение трезво. Оборотень удивленно приподнял брови, пытаясь понять, что происходит. Его хозяйка спокойно направлялась вперед к пришельцу, а ее сапфиры глаз горели ясностью. Бюр переглянулся с Эстель и медленно двинулся за вампирессой, но отставал всего на шаг, чтобы гость не принял угрозу на свой счет, но если он все же вздумает напасть, то леопарды рядом.
София называет вампира по имени, чем вызывает у Роана новый порыв переглянуться с Мереш. Она была дольше с Риччи, может быть, она ей говорила об этом самом Эральде, который выглядит даже младше Роана. Но Эстель не меняется в лице, и Бюру снова приходится перевести взгляд на девушку и юношу перед ним. И когда Риччи присела перед гостем, леопард все же напрягся сильнее, не смотря на то, что вся арена была погружена в успокаивающую, уютную тишину и спокойствие, которое навеяла маленькая леди. Все как один ждали реакции вампира, готовые неизвестно к чему.

Отредактировано Roan Bures (25.10.15 16:20:58)

+3

9

*Цирк проклятых: арена*

Он услышал голос. Память вонзила тонкий стилет в основание черепа и начала медленно проворачивать его, словно на веретено наматывая ниточку воспоминаний. Память это все, что у него было сейчас, чтобы удержаться на грани и позволить этому голосу коснуться его мягкими, успокаивающими прикосновениями. Звуки голоса пока еще не сложились в осмысленные слова, они были лишь мягкими прикосновениями, что касались теплыми пальцами чуткого уха, а потом ладонью прошлись по голове и лишь потом сложились в осмысленное слово - его имя.
Он увидел ее. Словно это было только вчера, он в непроглядно-темном подвале, кругом тишина и покой и рядом она. Он  не помнил когда она появилась, просто однажды увидел ее рядом.
- Софи.
Пока лишь узнавание и даже голос прозвучал едва ли не шепотом, но все же сознание вампира все больше проступало сквозь ужас зверя.
Девушка опустилась рядом с ним и ее мягкая улыбка словно осветила тьмой залитую светом арену, стало легче смотреть. Он любил темноту и потому яркий свет всегда заставлял его искать убежище, а сейчас таким спасением стали ее темные глаза, цвета неба после заката, когда последние лучи солнца своими отсветами еще наполняют глубину сиянием, неумолимо отступая под властью проникающей в него темноты. Ее белое платье зачаровывало своим узором, Эральд, словно руны, читал его, осторожно коснувшись пальцем тонкой ткани. Узоры говорили "Все хорошо, ты в безопасности" и он им верил, лишь один знак нарушал гармонию - почти в самом центре оказалась странная "запятая", она разрушала иллюзию белоснежной хрупкости. Вампир коснулся ее, а потом точным движением пальцев вырвал клочок ткани, стирая лишний знак с полотна.
Спрятав белый кусочек кружева за пазуху, он, не прикасаясь к Софи, погладил ее платье, будто бы успокаивая руны, а потом приподнялся и встал на колени. Мольба ли это была или проклятие, но только глядя в бездонные синие глаза, вампир произнес на старо-французском:
- Песок времени почти иссяк, завтра станет вчера так быстро, что ты даже не заметишь, но почувствуешь, - Эральд все еще не прикасаясь к девушке, показал на ее сердце. - Вот здесь.
Он вновь опустился на пол, прижимаясь спиной к бортику арены, обхватил себя руками, словно обнял, и безжалостно произнес:
- Он умрет.

+4

10

С первого взгляда казалось, что все под контролем. Жертв нету, кровавая бойня тоже не начиналась. Новоприбывший вампир вообще, по-крайней мере пока, нападать ни на кого не собирался. Хотя, с другой стороны это могла быть такая тактика, чтобы внушить окружающим ложное чувство спокойствия и втереться в доверие. Мереш сама не знала, что обо всем этом думать, особенно когда последовал приказ от Софии всем остановиться и отойти от гостя. Ей показалось, или хозяйка его узнала? Старый знакомый? Но запечатался в гроб ведь явно не сам. Телохранителю это не нравилось.
Где-то внутри ее зверь цвета смоли нервно подергивал своим хвостом ища подвоха. Не повиноваться приказу оборотень не могла, но дав Риччи пространство, она все же пошла следом. Хозяйка всегда была рассудительной, с виду еще юная и беззаботная девица каким-то образом всегда умудрялась разглядеть в окружающих больше чем могли Эстель или Роан, иногда – даже больше чем Принц, и по ее теперешнему поведению, можно было решить, что втиснувшийся в бортик вампир ни в коем случае не причинит ей вреда. Но лучше уж подстраховаться, нежели чем потом жалеть всю жизнь о такой оплошности. Неизвестно ведь, что у мужчины на уме.

Нет, София явно его знает. Оставалось только проследить за реакцией гостя. Будучи бессмертными, у них должна быть хорошая память, но бессмертие не единственная способность, которая есть у вампиров. Вдруг им кто-то управляет? Или с ним что-то сделали, чтобы он убил кого-то в цирке в какое-нибудь определенное время. С каждой минутой вопросов становилось больше, а ответов пока не было. Остановившись за пару шагов от вампирессы, Мереш начала внимательней рассматривать… Эральда? Вроде так его София назвала. Но главное, она запоминала его запах. Чтобы учуять тогда, когда он будет поблизости, а не тогда, когда сам соизволит показаться на глаза.

Услышав имя хозяйки произнесенное устами незнакомца, тело киллера напряглось. Он так же ее узнал. А затем он начал изучать ее замысловатое платье, и даже больше. Вампир попросту выдрал из него кусок. Скорее странная реакция на кого-то, кого не видел много лет. Эстель так решила не только по реакции обоих вампиров друг на друга, но и потому, что с того момента, как стала принадлежать Риччи, она его ни разу не видела. Поначалу кошка дернулась по привычке вперед, ведь в какой-то части, это можно было считать нападением. Или нет? Она не знала, как на это реагировать, поскольку если бы это было знаком опасности, вампиресса сама отстранилась бы и подала знак, но ее поведение оставалось почти неизменным. А собственное мнение ревнивой и преданной кошки в данной ситуации не особо учитывалось.

В итоге, сам гость лишь по ему одному понятным причинам сказал что-то на непонятном для Эстель языке, ткнул пальцем в хозяйку и отступил обратно к стене. Мереш переглянулась с Бюром, а в ее голове остался лишь один вопрос "Какого черта тут происходит?" но поняв, что и он не понял ни одного сказанного мужчиной слова, вернула взгляд на хозяйку, ожидая распоряжений по поводу того, что им делать дальше.

+3

11

*Цирк проклятых: арена*
Собственное еле расслышанное имя послужило некой отправной точкой, показавшей самой вампирессе, что ей не начало мерещиться и перед ней сжавшись как запуганный котенок сидел именно тот вампир, которого она признала. Уловил ли ее имя чуткий вампирский слух или же скорее она прочла это по движению ее губ, Софи не вникала сейчас в подобные нюансы. Главное, что это действительно был Он, и ее постепенно признают. Некоторое время она продолжала просто молчаливо сидеть перед ним, крайне щедро даруя предостаточно времени чтобы свыкнуться с пестрым окружением, которое как ей было прекрасно известно, Эральду было совершенно непривычным. Даже когда его тонкие пальцы начали заинтересованную беседу с кружевами ее дорогого платья, девушка не сдвинулась с места и ничем не препятствовала содеянному, продолжая утолять собственное любопытство путем проникновенного изучения бледного юношеского лица. Благо она не была человеком уже давно, и могла сидеть перед ним на корточках еще очень долго, даже не пошатнувшись.

Вместо нее, на ровной и застеленной земле арены слегка переместился Эральд, как будто одним этим движением насильно вбивая в пропитанные лаской радужки ее зрачков более уместную к данной встрече серьезность. Хотя, для все еще часто беззаботной девушки, особенно в первые ночи, проведенные в темном подвале, слова ее единственного собеседника казались совершенно бессмысленными и туманными, со временем достаточно длинного «гостеприимного визита» у Принцессы Румынии, дочь Жан-Клода научилась прислушиваться ко всему, сказанному этим чудаковатым созданием. И если бы она хоть раз додумалась сказать, что пожалела об этом, ее пронзило бы молнией прямо посреди цирковой арены, за такую коварную ложь. Так что сделав еле заметный жест рукой, предназначавшийся особенно в сторону все еще частенько нервничающей Эстель, что не смотря на неожиданную оживленность незнакомца, опасность их хозяйке не угрожает, вампиресса впилась своими любознательными очами в лицо предсказателя, готовая не упустить ни слова.

Чтобы услышать от него слова, которые она предпочла бы никогда не услыхать слетевшими с этих бледных уст. Сама черноволосая дочь Принца не шелохнулась и ни один мускул на ее фарфоровом личике не дрогнул, выразительный взгляд Софи все-таки стал невероятно черствым и скорее всего, стоявшие позади нее оборотни должны были заметить, как внезапно напряглось все ее тело. Над ней как будто повисла ужасающая и крайне темная аура очень жестокого и сурового существа. Кто умрет? Когда? Почему? Множество вопросов на которые, как Риччи прекрасно догадывалась, при правильной помощи Эральд сможет ей ответить. Умереть ведь мог кто угодно, она знала сотни людей и нелюдей. Но стал бы он тогда показывать на ее сердце? Стала бы Присцилла присылать ей просто так предсказателя, который предвещает смерть обычного, ничего не стоящего знакомца?

Тихий, медленный и размеренный вдох, в котором она помимо морального спокойствия ничем больше не нуждалась, еле заметное движение кроткой головкой, будто на мгновенье вид гостя с далеко не лучшими новостями стал вдруг ей в тягость и вот, истинная дочь своего отца, она уже совершенно спокойна, ласкова и тепла как обычно, скрывая под талантливой маской вампирши уже выстраивающиеся догадки, рассуждения и планы действий на будущее.

-Отнесите его… - София оборвала фразу на середине, так как оборачиваясь на оборотней поняла, что автоматически вслед за Эральдом переключилась на знакомый ему французский. Изобразив неуклюжую улыбку, что должна была успокоить всех присутствующих, не слышавших пророческих слов, она продолжила на английском, - отнесите его гроб в гостевые апартаменты, те, что поближе к моей спальне. И пусть там останутся пара оборотней, он голоден с пути. Спасибо большое. – благодарно улыбнувшись, вампиресса снова посмотрела на сидящего перед ней парня, но вспомнив еще кое что, в этот раз обратилась именно к своим котам, которые не желали отходить от нее без приказа. – Убедитесь, что в комнате тихо, а главное темно. Уберите все яркое, иначе он постоянно будет отвлекаться. – от чего именно и чем это так плохо, она не считала нужным пока пояснять, добродушным взмахом руки отпуская своих преданных телохранителей.

- Эральд? – вновь тихо и осторожно позвала Риччи, и даже его имя слетело с ее уст уже на родной французский манер. – Пойдем со мной. Найдем себе местечко поуютнее и поспокойней. Как нам нравится, мм? – она наконец поднялась на ноги, протягивая одну тонкую руку своему другу, но настойчиво хватать его и тащить вверх даже не думала. Ведь и в поддержке как таковой, вампир не нуждался – он прекрасно мог встать самостоятельно. Девушка скорее собиралась отвести его в те самые апартаменты, не выпуская прохладной руки из своей.

+3

12

*Цирк проклятых: арена*
Рука вампира заскользила по кружевам платья Софии, словно он не верил, что перед ним действительно платье. Бюр надел на свое лицо уже привычную маску непроницаемости, но карие глаза, которые приобретали ореховые проблески стоило лучам света попасть на них, говорили о том, что оборотень все еще здесь и он все еще заинтересован в том, что здесь, черт побери, происходит. Юноше приходилось быть не в курсе многих дел его хозяйки и он жутко это ненавидел. А когда он вроде бы в курсе, но ничего не понимал - ненавидел еще больше. Сейчас была та самая ситуация, и Роану приходилось пользоваться его приемом укрывания эмоций, чтобы не выдать себя с потрохами, не показать, что он не способен целиком и полностью предаться работе. 
Треск ткани не заставил Бюра дернуться, как Эстель, но его откликом был глухой рык. Его пристальный взгляд не сходил с лица Эральда, в то время, как тот будто бы не видел никого больше, кроме Риччи. Роан мог бы его понять - София притягивала к себе взгляды большинства обитателей Цирка - но это не та ситуация, когда они могут обсудить все достоинства маленькой леди за чашечкой кофе и бокалом крови. Однако вампиресса никаким жестом или действием не выдала своего недовольства, поэтому оба ее телохранителя остались стоять неподвижными статуями позади, готовые выполнить любой приказ.
Вампир встал перед девушкой на колени и заговорил на французском, на котором так часто общались между собой Жан-Клод и его дочь. Бюр давно зарубил себе на носу выучить хотя бы парочку фраз, но его лень была сильнее. Настолько, что он даже не купил себе словарь, а просить Софию о подобной ерунде, когда вокруг творится и так много не потребного, он не посмел. Поэтому леопард не понял ни единого слова, и судя по выражению лица Эстель, она тоже понятия не имела о чем идет речь. Но и Мереш, и Бюр прекрасно почувствовали, что сказанное Эральдом заставило Риччи ощутить что-то неприятное. Из горла оборотня снова вырвался раскатистый, предупреждающий, но тихий рык, который издал его Зверь против его же воли.
Однако София не была бы Софией - дочерью своего отца, если бы не пришла в себя моментально. Ее милая улыбка тут же привела арену в движение, словно пробудив от вечного сна целое царство. Оборотни зашевелились, подчиняясь ее приказам, а вот леопарды продолжали стоять на своих местах, не поддаваясь подобному, пока Риччи лично не обратилась к ним. Лишь кивнув хозяйке, Роан проследовал вместе с Эстель в гостевые апартаменты.

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*
Дождавшись, пока верфольфы установят гроб, а затем их останется только двое, Бюр скользнул внутрь, чтобы повыключать все источники света и если есть возможность, то из розеток. Находку ярких и необычных вещей он оставил на Мереш, ибо с внимательностью у нее было получше. Задавать вопросы своей напарнице по поводу их нового пришельца Роан пока не осмелился, ибо эти двое, что еще были с ними в помещении, являлись лишними ушами.
- Милый подарочек, - лишь недовольно хмыкнул леопард.

Отредактировано Roan Bures (03.11.15 23:42:35)

+3

13

*Цирк проклятых: арена*

Она услышала его, Эральд видел это по глазам девушки, они на миг заледенели, словно панцирем скрывая от окружающих то, что тревожило душу, а потом Софи вновь стала прекрасной вампирессой, знающей как должно себя вести даже в такой непонятной ситуации. Главное она услышала его и вновь поверила, как когда-то услышала и поверила ему в далекой Румынии. Девушка поднялась и начала действовать, первый ее приказ заставил его напрячься, ведь они совершенно четко произнесла "Отнесите его", а потом и вовсе перешла на английский язык, в котором Эральд понимал лишь несколько слов и ни одно из известных сейчас не прозвучало. Подобравшись, он внимательно следил за пришедшими в движение оборотнями, оценивая ситуацию и пытаясь решить, что делать. Если хоть один из них коснется его, то он может сорваться и начнет убивать, голод превращал его безжалостного убийцу и держался он из последних сил, столько еды вокруг.
Оборотни подняли лежащий гроб и понесли его куда-то, а Софи вновь посмотрела на него и легкая улыбка на губах словно осветила ее глаза, заставляя увидеть в них доверие и надежду. На что надежду? Он все еще не знал, но память хранила воспоминания о долгих ночах, проведенных вместе в подземельях, и все эти воспоминания были наполнены чуткой теплотой и искренним доверием. Почему тогда Софи доверяла ему? Эральд никогда не задумывался об этом, но помнил, как когда-то давно он протянул ей руку и ощутил тонкую прохладную ладонь в своей, а потом он повел ее в темноту подземелья, в самую дальнюю комнату, что была его местом обитания. С той ночи они много времени проводили вместе, он оберегал ее в силу своего понимания и возможностей, рассказывал ей долгие истории, похожие на старые сказки, изменяя имена и страны, чтобы в этих историях было невозможно узнать его собственную жизнь.
Он доверял ей, а потому, увидев протянутую руку, поднялся и просто взял ее за руку, позволяя вести его туда, куда бы она ни шла.

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*

Пока они шли рядом Эральд всем телом ощущал силу, уверенность и спокойствие, что исходили от девушки, но стоило войти в комнату и выпустить из своей руки ладонь Софи, как зверь вновь взглянул из глаз вампира. В комнате было темно и тихо, четыре оборотня, что были внутри вели себя по-разному, от двоих точно хотелось спрятаться в самом дальнем углу, но все же чувствовалось, что сила вампирессы надежно держит их на расстоянии.
Эральд прошелся по комнате, принюхиваясь и прислушиваясь, будто вещи могли ему что-то сказать, а потом замер у дивана, разглядывая лежащие там подушки. Края были обшиты золотым шнуром, а по углам висели кисточки, вампир потрогал одну из них, затем другую, а потом впился пальцами в подушку и разорвал ее. Его не интересовали ее внутренности и все содержимое упало на пол, а вот золотой шнур понадобился и с треском был вырван из бордовой ткани. Забравшись на диван с ногами, Эральд поджал одну под себя, а другой оперся о сиденье и начал наматывать на бедро добытый шнур. Обвив его дважды вокруг ноги, вампир завязал узел и резко затянул его. Боль вонзилась в ногу и горячей волной потекла по телу, он дрожащими пальцами касался кисточки, раскачивая ее, как маятник.
Глаза в одно мгновение из аметистовых стали черными, зрачки заполнили всю радужку, Эральд слепо смотрел в никуда, поводя головой из стороны в сторону, словно пытался что-то найти, а потом резко дернул рукой в сторону и очень медленно опустил на сиденье дивана. Ладонь левой руки накрыла остатки подушки, пальцы сжали клочья ткани, а правой рукой он по-прежнему теребил кисточку.
Через несколько минут вампир беззвучно застонал, закрыл глаза и заставил себя откинутся на спинку дивана, а потом открыл глаза и взглянул на Софи:
- Он так близко, но где-то далеко.
Несколько растеряно посмотрев вокруг себя, Эральд бросил обрывки ткани и взял в руки другую подушку с дивана.
- К рассвету он будет там.
Ладони погладили бордовый шелк, пальцы коснулись золотого шнура.

+4

14

Цирк проклятых: арена

Мереш в очередной раз убедилась, что София найдет выход из любой ситуации. Даже сейчас распоряжения не заставили себя долго ждать. Роан же, в это время открыто показывал свое недовольство. Он, хоть и стал альфой, но контроля над зверем ему еще не хватало. А пока охрана цирка возилась с гробом, кошка, в последний раз глянув на Риччи, а действительно ли безопасно оставлять хозяйку с вампиром, все же пошла выполнять приказ. Она только надеялась, что гость не решит, будто ему нужна частица самой вампирессы, помимо части ее гардероба.

Пантера сомневалась, что в цирке много кто знает французский, на котором разговаривали оба вампира. Жан-Клод несомненно тоже смог бы с ним сговориться, но вот остальные? Выводов было несколько. Либо ему придется научиться английскому как можно скорее, либо ему постоянно придется находиться рядом с Риччи. И не стоит говорить, что первый вариант ей нравился больше.

По пути к апартаментам всех сопровождала почти мертвая тишина, не считая гулкое эхо шагов. Да и говорить было не о чем. Никто не знал надолго ли вампир сюда попал и что с ним будут делать. Оставят? Отошлют куда-нибудь? Или за ним кто-то еще вернется? Мереш была уверенна, что София введет их в курс дела, но а пока оставалось лишь ждать подходящего момента, когда хозяйка решит, что узнала о ситуации предостаточно, чтобы не запутать оборотней еще больше.

Цирк проклятых: гостевые апартаменты

Мереш зашла в комнату последней. И пока Бюр нейтрализовал источники света, Эстель прятала привлекающие своей яркой окраской предметы. Но, Эстель решила, что этого недостаточно, поэтому так же избавлялась от всех предметов, которыми можно было бы нанести хоть какой урон – тяжелых, острых,  и тому подобных.

- Милый подарочек.

-Хочешь себе такой же? – пантера решила слегка успокоить напарника, хотя это и было ей не свойственно. Она, конечно, не могла знать, что значит мужская ревность, но вот сама хозяйку приревновать к другим она могла. Хотя и показывала это крайне редко. Поэтому, возможно отчасти она его понимала.

Вскоре в комнату вошли вампиры. Пантера отошла к стене, чтобы дать им полную свободу движений, но все еще держалась поближе к Софии. Эральд же, все больше вел себя как зверь, а не вампир, и это, честно говоря, слегка запутывало кошку. Но у всех свои причуды. Возможно, он настолько стар, что у него попросту помутился разум. Такому поведению могло быть и множество других причин, но гадать далее киллер не стала.

Наконец, вампир добрался до подушек. Телохранитель с интересом наблюдала за всем происходящим, но не могла найти объяснение такому поведению. И снова эти непонятные фразы на французском. Кошка чувствовала себя не в своей тарелке. Понять, о чем разговаривает вампиресса с Эральдом, она не могла. К тому же, София дала понять, что он им не враг. А значит, если он решит сделать какой-нибудь выпадок, то Риччи в любом случае пострадает морально. Она безусловно была сильной и властной, но все же никто не захочет увидеть, как страдает самый близкий им человек. Поэтому Эстель очень надеялась, что эта встреча двух старых друзей останется ею, а не перейдет в чье-нибудь убийство.

+3

15

*Цирк проклятых: арена*
Ее просьбы были выполнены тут же и без каких-либо расспросов с возмущениями, как будто это были приказы, брошенные вкупе с ужасающими угрозами. В мире нелюдей как не крути все держалось именно на жестокости и страхе. И она, и Эральд прекрасно это понимали. Роану же с Эстель повезло попасть к хозяйке, которая выстраивала отношения с ними именно на преданности из уважения и любви, но до этого, а порой и сейчас, им все равно не удавалось избежать такой простой истины. Люди узнавая правду начинали их бояться, сторониться, а то и вовсе проклинать и бранить всевозможными словами не смотря на все существующие законы, которые София со своего угла обозрения считала совершенно фиктивными, сородичи же тоже чаще всего готовы были идти по трупам слабых, чтобы получить желаемое. Так они все и вертелись в этом замкнутом кругу, пытаясь найти хоть одну душу, которая дарует самую малость доверия и покоя. Ей посчастливилось найти даже несколько таких. Один Жан-Клод мог заменить миллиарды фальшивых человеческих влюбленностей. Нашел ли Эральд хоть одну такую душу для себя?..

Когда ее новоприбывший друг поднялся берясь за ее протянутую ручку, итальянка одарила его самой теплой и ласковой улыбкой, на которую только было способно не мертвое существо. Она вела его в одну из спален медленно и обходя кругом более людные и шумные в такое время суток помещения, не только чтобы оборотни успели приготовить комнату, но и чтобы сам вампир не попадал в круг из потенциальных завтраков раньше времени. Кому знать, что такое истинная и всепоглощающая жажда если не вампирессе вынужденной целую вечность сосуществовать с ardeur?

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*
Стоило им добраться до апартаментов, София пропустила своего гостя вперед, а сама предварительно окинула сапфировым взглядом коридор, только потом плотно прикрывая за собой дверь. Весть об очень странном подарке полученным дочерью Принца разлетится по цирку со скоростью света и очевидно покинет даже его стены – этого уже было не избежать. Осталось только сохранить как можно больше информации об этом приезжем вампире, чтобы все это было похоже на подозрительные и бесформенные слухи. Вовсе не потому, что она стыдилась своего странноватого друга. Скорее все с точностью да наоборот. Эральд прибыл при очень уж странных и все еще непонятных обстоятельствах и при этом был действительно очень ценным подарком не просто из-за привязанности этих двоих. Наблюдая за тем, как с виду безобидный юноша готовится сообщить еще что-то важное, Риччи даже представить себе не могла, что заставило Присциллу так просто отправить ей настоящего предсказателя судеб. Сотни вопросов на которые пролить хоть часть понимания мог только он. «Как хорошо, что он не знает английского, я успею обсудить все это с papá, когда он…»

- К рассвету он будет там. – тонкие и с виду хрупкие ручки вампирессы напряглись у нее за спиной не позволяя никому постороннему заметить подобную реакцию. Пальцы одной руки аккуратными ногтями впились во вторую до крови, пустив по комнате странный и еле ощутимый солоновато-медный аромат ее крови. О, она умела складывать дважды два. У нее был самый гениальный учитель на свете, а она была талантливой и любознательной подопечной.

- Herald, mon gentil ami,* - с невидимым для окружающих усилием, дочь Принца сделала несколько шагов по направлению к своему другу и вновь улыбнулась расслабляя руки - ты должно быть голоден? Успокой свою жажду и тогда мы поболтаем, хорошо? – ее черноволосая головка кивнула в сторону более развязных и совершенно не переживающих оборотней, которые прекрасно понимали зачем они тут. Вряд ли кроме двоих вампиров еще кто-то из присутствующих понимал французский, и все-таки обсуждать то, что она собиралась, при посторонних не хотелось. К тому же, даже такой прекрасной и волевой актерской личности как София требовалось время чтобы подумать и собраться с духом. Почему? Потому что она знала, в сторону чьих спален показала рука предсказателя.

- Наберите papá, чем быстрее он приедет, тем лучше, - обращаясь к своим котам на знакомом им языке, вампиресса подошла ближе, поднимая свою немного окровавленную, но уже практически зажившую руку к щеке преданного и несколько напряженного всей этой ситуацией Роана. Верлеопарды знали, что когда наступят подходящие время и возможность, она объяснит им всю сложившуюся ситуацию, и она не сомневалась, что они будут терпеливо дожидаться столько, сколько она сочтет нужным, но учитывая то, чем все это уже сурово угрожало обернуться, маленькой и безгранично любящей своего отца итальянке и самой не помешала бы поддержка ее пушистых зверей.

*мой ласковый/милый друг (франц.)

+3

16

- Хочешь себе такой же? - услышал Роан, когда взял тяжелую лампу, чтобы убрать ее со стола, но на миг задержался, оценивающе глядя в сторону Эстель. Взвесив лампу в руке, Бюр прищурился, словно собирался прицелиться в затылок пантеры, уверенный, что этот удар весьма компенсирует подкол, но не сделал ничего. Лишь убрал лампу подальше, чтобы ни он, ни гость ею не воспользовались.
- Я бы мог сказать "да", но с учетом многих "если бы". - Конечно же, леопард знал, что в этот раз Мереш не пыталась его разозлить. Они двое были на взводе из-за того, что понятия не имели, кто этот странный незнакомец. У них были странные способы успокаивать друг друга словами. Оборотень предпочел бы коснуться своей напарницы. Прикосновения все же лучше для леопардов, чем слова, которые скорее помогают им тренироваться в остроумии, чем в спокойствии.
Когда София и ее друг оказались в комнате, у Роана и Эстель уже было все готово. Пропустив вампиров внутрь, Бюр встал ближе к двери, в то время, как Эстель держалась ближе к хозяйке. Каждый из них знал свое место. Когда один ближний, то второй дальний, и они работали по отработанной на их кошачьей интуиции схеме, предчувствуя действия не только друг друга, но и действия хозяйки.
Эральд стал осваиваться в апартаментах, а пантера и леопард пристально наблюдали за ним. И если Эстель делала это с интересом, то Роан с настороженностью и недоверчивостью. От кого бы не был этот подарок, и как бы хорошо к нему не относилась Риччи, сам Бюр не мог себя заставить расслабиться настолько, чтобы просто выполнять свою работу телохранителя. Ему хотелось высказаться по этому поводу, подвергнуть этого парня проверке. Но также юноша знал цену оплошности и чрезмерного пренебрежения расположенности к нему хозяйки, поэтому разумно молчал, сжигая взглядом гостя, который портил подушки. А это ведь могли быть любимые подушки Роана. Хорошо, что он спал в комнате Софии. Теперь он смотрел на девушку с легкой ухмылкой. Как предусмотрительно, маленькая леди. Не зря ты дочь своего отца...
По помещению прошелся еле уловимый аромат, который оборотень узнает из тысячи других. Его до сих пор обнаженные плечи напряглись, когда ореховый взгляд замер на обладательнице этого аромата. Что сказал этот вампир такого, что Риччи причинила сама себе боль? Глухой рык снова вырвался из груди леопарда, когда он хмуро взглянул на странного паренька на диване. Хорошо, что вампиресса решила поскорее отдать его на попечительство "кормежки".
Роан бросил быстрый взгляд на Эстель, чтобы она занялась звонком к Жан-Клоду, так как у него не было с собой мобильника, и София подошла ближе. Бюр чуть наклонился, чтобы ручка хозяйки достигла его лица, и аккуратно перехватил ее, вдыхая аромат ее крови и кожи с пальцев. Прикрыв глаза, телохранитель ощутил, как спокойствие волнами расходится по его телу. Переложив пальцы девушки себе на щеку, Ро позволил им пройтись вниз по чуть заросшей щеке. Когда ранка Риччи оказалась на уровне губ Роана, он открыл глаза и позволил себе провести по ней языком, глядя в глаза Софии. Кровь жгучим взрывом вкуса осела на его языке, и он слегка усмехнулся, облегченно выдохнув. Ему стало лучше. Чуть сжав ручку маленькой леди в своих пальцах, он наклонился еще ниже, чтобы оставить поцелуй на коже ее лба, показывая, что он рядом.

Отредактировано Roan Bures (18.11.15 22:12:29)

+3

17

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*

Образы перепутанными картинками сменялись перед глазами Эральда, его состояние было так далеко от нормального, что выстроить их во что-то более осмысленное никак не удавалось. Казалось, что он идет по картинной галерее и никак не может понять как он там оказался и с какого зала начал смотреть, теперь оставалось лишь терпеть и ждать, когда же они исчезнут и тогда он сможет забыться и забыть эти образы. Что-то не давало ему покоя, внутри головы болезненно пульсировала какая-то истина, но как ее постичь, этот вопрос еще одним болезненным импульсом вонзался в мозг.
Откинув голову на спинку дивана, вампир закрыл глаза, пальцы беспокойно теребили подушку, а в следующий миг Эральд вздрогнул всем телом, крылья носа дрогнули, а пальцы напротив замерли, сжав ткань подушки так крепко, что она треснула. Тонкий аромат крови, едва уловимый, слишком сильно растворенный в воздухе, но все же ощутимый для столь голодного вампира. Раздались шорохи движения, но он по-прежнему крепко сжимал веки, не желая видеть, точнее желая не видеть, кажется оборотни двигались по комнате, но к вампиру не приближались.
Софи заговорила и ее голос коснулся чего-то глубоко внутри, звуки складывались в слова и проникали в сознание по капле и только так удавалось их понимать. Девушка призывала его из темноты и он шагнул к ней навстречу, словно вырываясь из глубин ада. Открыв глаза, он долго смотрел на нее, склонил голову к плечу, затем к другому, словно разглядывая вампирессу с разных сторон. В сознании тягуче ворочались мысли и голос девушки острым уколом вонзился именно в ту, что все настойчивее напоминала о себе. Жажда. Он так долго терпел, что почти привык, а теперь приходилось вновь вспоминать что он делал прежде, чем первый горячий глоток наполнял рот вкусом первозданной силы.
Небрежным движением отбросив остатки подушки, он, по-прежнему глядя только на Софи, протянул руку в сторону пары оборотней, пальцы словно ощупывали воздух, что разделял их, а потом изящным жестом аристократа, что с молоком матери впитал в себя точность и выверенность малейшего движения, поманил одного из них. Молодой волк приблизился и опустился на колени перед сидящим вампиром и откинул голову назад и вбок, открыв шею. Едва уловимое для глаз движение и ноги вампира обвили тело оборотня, притягивая его еще ближе, пальцы коснулись лица, очерчивая линию челюсти, а потом тьма в глазах вампира вспыхнула черным всполохом. Клыки вонзились в шею молодого волка и слабый стон оборотня стал той вишенкой, которой словно украсили оборотня. За первый глотком последовал второй, третий, четвертый, а потом Эральда сорвало в головокружительный вихрь. Руки сомкнулись на спине волка, ноги скрестились на бедрах, оборотень словно попал в лапы паука, а вампир пил его и не собирался останавливаться. Глоток за глотком он осушал живое тело, лишая его крови, и все никак не мог насытится.

+3

18

Вся комната будто бы застыла в ожидании чего-то. Нет, какие-то действия и движения в ней явно происходили, да и переплетающиеся голоса Софии и Эральда не давали комнате погрузиться в тишину. Но не могло быть так, что такой неожиданный визит закончится на простой беседе. И пока существа, не полностью или вообще не понимающие суть происходящего, находились в некой дремоте, пока "старшие" о чем-то шушукались, киллера из этого непонятного состояния вывел внезапно окутавший комнату аромат крови хозяйки. А поскольку Мереш находилась чуть-чуть позади Риччи, то ей понадобилось лишь слегка опустить глаза, чтобы найти откуда просочилась кровь и что послужило этому причиной. Моргнув, телохранитель вернула свой спокойно-холодный взгляд на Эральда, но зверь внутри настойчиво требовал прикоснуться к безумно очаровательной чертовке, которая сейчас, похоже, была сильно встревожена словами другого вампира.

Но Эстель слишком хорошо знала законы, поэтому свою поддержку выразила тем, что не бросилась, к ней ластиться, а осталась неподвижной тенью за спиной Риччи. Спустя считанные секунды, вампиресса, словно только что пробудившаяся бабочка, легко и небрежно порхнула ближе к гостю. Мысль о том, что вампиресса решит дать ему свою кровь, болезненно отозвалась где-то в глубине. И это не было ревностью. Скорее просто инстинкт не дать самому дорогому существу пораниться. Вскоре последовала просьба-приказ вызвать Жан-Клода. А если во все это надо вмешаться и Принцу, значит дело действительно серьезное. У хозяйки было такое качество, справляться со всем, каким бы трудным это что-то не казалось. И учитывая все последние действия, просто впечатывало в подсознание мысль, что сюрпризы, возможно еще не закончились. Поймав взгляд Роана, кошка отошла к стене, пытаясь дозвониться до Принца, пока София общалась с Бюром.

Попытки найти Жан-Клода успехом не увенчались. Трубку никто не брал, но Мереш оставила сообщение, так как если Принц находится где-то вне зоны, он хотя бы потом, как найдется, будет знать, что в цирке произошло ЧП и вернется частично подготовленным.

-Никто не ответил, но вкратце суть дела изложила в голосовом сообщении. Остается только ждать. - Кошка не спешила подходить вплотную к напарнику и хозяйке, давая время и простор насладиться присутствием друг друга. Пока Эральд, в это время уже начал трапезничать одним из оборотней.

От цепкого взгляда кошки не ускользнула ни одна деталь - начиная от медленного касания пальцами лица оборотня и заканчивая мертвой хваткой жертвы. Она прекрасно понимала, хотя скорее даже просто знала, что если его не остановить, оборотень погибнет. Но вмешиваться не стала. Хоть и не показывая вида, но София следила за всем происходящим, и если понадобится, то вампиресса запросто остановит весь беспорядок происходящий в комнате. Поэтому, просто оставшись грозной тенью недалеко от хозяйки с Роаном, Мереш ожидала дальнейших приказов.

Отредактировано Esthel Meresh (02.12.15 01:02:11)

+2

19

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*
Пока совсем недалеко от них Эстель пыталась дозвониться до Жан-Клода (ведь и мобильный Риччи сейчас был у ее преданной кошки), а Эральд наконец-то наслаждался возможностью утолить жажду, с которой он томился в том посыльном ящике пока что неизвестное для дочери Принца количество времени, София могла позволить себе немного успокоиться. Точнее, она была обязана взять себя в руки, не поддаваясь самой разрушительной панике на свете. Да, ее друг из Румынии не предвещал ничего радостного, но впадать в истерики было еще рано. Сначала, она узнает все, что только сможет, чтобы, когда Принц приедет в Цирк, уже рассказать ему достаточное количество информации. К счастью ли, или наоборот, но с виду маленькая и безобидная вампиресса, слишком хорошо знала каким именно образом стоит выуживать бесценную информацию у присланного ей предсказателя. Именно для этого ей нужно было успокоиться.

Теплая, ласковая и такая привычная сила верлеопарда, окутала переживающую девушку будто самым мягким на свете пледом и обычно склонная к игривости и лукавству итальянка, только тихо прикрыла глаза позволяя своему коту запечатлеть поцелуй на ее лобике. Вероятно, ей стоило бы обсудить с Роаном и кое что еще, помимо юноши, присланного ей в качестве подарка. То самое, о чем как ей кажется оборотень изначально догадывался. А учитывая то, что альфой он стал относительно недавно, да и его характер, как и их отношения в целом… Бюр в эти последние дни демонстрировал просто удивительные выдержку, терпение и главное - непоколебимое доверие хозяйке. Позже, она обязательно его за это вознаградит. Пока же, ее хрупкая ручка еще раз погладила парня по щеке, щекоча большим пальцем мужскую щетину, пока девушка прислушивалась к словам пантеры. Занятые каждый по-своему коты постепенно успокаивались, а это влияло и на саму черноволосую красавицу. Позади нее будто вливаясь в общую атмосферу спокойствия, постепенно замедлялся пульс одного и вервольфов. Все медленнее, медленнее и медленнее…

-Стоп. - Софи вдруг отшагнула от Ро, высвобождая собственную руку и оборачиваясь на Эральда. Ох и не стоило же им, не зная сколько времени вампир провел в пути, так безмятежно подсовывать ему живого оборотня. Наблюдая за тем, как предсказатель продолжает опустошать волка даже не думая останавливаться, дочь Принца все больше хмурилась. - Он его убьет. Точно, убьет.

-Роан, - как можно более невозмутимо, девушка направилась к паре у дивана и приказным тоном поманила за собой кота, - пора поменять оборотней. – Говорить, что первого сначала нужно спасти она не стала, ибо не хотелось, чтобы тот, что дожидался своей очереди, сделал ноги из ее комнаты. Эральду, конечно, вполне хватило бы и одного вервольфа, но итальянке хотелось, чтобы предсказатель хотя бы немного опьянел. Особенно учитывая то, что скорее всего с ним придется сделать после трапезы.

На ходу так же махнув и второму волку, Риччи подала знак и своей кошке, которая все равно не могла дозвониться до Принца. Мереш была настоящим бойцом с железной дрессурой. Она не двинулась бы с места без приказа хозяйки. Так что сейчас, движением хрупкой и бледноватой руки, ей поступило невербальное требование подвести поближе второго оборотня и не пропустить момента подсунуть его куда нужно. Сама же вампиресса держалась поближе к Бюру, который собирался разжимать руки вампира. Голодный и гневный вампир, у которого забирают пищу может быть крайне жестоким, а Роан хоть и быстр, но не обскачет в этом детей Ночи. Правда, коты и между собой были достаточно слаженной командой, так что дочь Принца приблизилась скорее для того, чтобы облегчить всю процедуру, переманивая внимание на себя.

- Herald, mon cher, - не резко, но с капризными нотками в обворожительных интонациях, София позвала своего друга, почти тем же самым голоском юной девочки, которым она порой выражала свое недовольство по поводу тех или иных событий из его занимательных историй, требуя поменять их так, чтобы ей больше нравилось. А ведь только многим после, обдумывая это все, она начала понимать, что в них была как минимум часть реальности. – Второй волк очень расстроится, если ты не попробуешь и его, - заботливо добавили яркие девичьи уста, как только их обладательница поняла, что ее слушают, чтобы вампир, как и сами вервольфы, думал о ситуации именно в подобном ключе и не сопротивлялся, пока коты оперативно освобождают уже ослабевшего в тисках его жажды оборотня.

+2

20

Роан прикрыл глаза принимая ласку своей хозяйки в ответ. Это было секундное расслабление, потому что он помнил, что в комнате они не одни и позволить себе большее он не имеет права. Именно поэтому стоило Эстель возвратиться, как глаза леопарда хищно распахнулись и обратились на пантеру. Жан-Клод не отвечал, а Эральд... Бюр перевел взгляд на вампира и с силой заставил себя не ощериться. У его Зверя буквально встала дыбом шерсть - Роан чувствовал это под своей кожей. Огромный пятнистый кот в его теле недовольно ворочался, и парень перевел взгляд на хозяйку моментально. И она тут же откликнулась, сама выбираясь из транса их минутного спокойствия. Бюр с большой неохотой выпустил девушку из собственного пространства.
Но ее голос действует на него моментально, словно ведро холодной освежающей воды на голову. Оборотень выпрямляется во весь свой рост и неспешно, по-кошачьи плывет в сторону почивающего гостя. Вервольф в его руках уже не выглядит таким живым и радостным, как всего несколько мгновений назад.
Юноша обходит этих двоих и становится за спиной Эральда, внимательно проследив за тем, как Эстель по команде маленькой леди помогает приблизиться другому вервольфу. Когда Мереш и другой юноша подошли достаточно близко, а София встала рядом, обволакивая звуком своего голоса слух гостя, Роан с необычайной для него учтивостью и нежностью прошелся ладонями по рукам вампира, аккуратно разжимая его пальцы, чтобы освободить жертву. Действуя все также аккуратно, чтобы не спровоцировать Эральда, Бюр сжал свои пальцы на его запястьях, разводя их в чуть в стороны, чтобы Мереш выцепила беднягу-вервольфа из крепкой хватки ног длинноволосого юноши и заменила на другого - новенького и свеженького. В движениях верлеопарда чувствовалась уверенность и готовность усилить хватку, если придется. И его выдержки хватило, чтобы выдержать запах крови и нового вампира слишком близко.

Отредактировано Roan Bures (02.12.15 19:59:07)

+3

21

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*

Эральд не замечал никого и ничего вокруг, весь его мир сосредоточился на тонкой пульсирующей нити, по которой перетекала чужая жизнь в его холодное тело. Это быть столь волшебно, что не хотелось останавливаться и хотя его телу вполне было достаточно, что он взял, вампир продолжал глоток за глотком обескровливать несчастного оборотня. Волк в какой-то миг дернулся в попытке вырваться, но безжалостные руки вампира сжали его так крепко, что затрещали ребра, стон едва слышно сорвался с холодеющих губ, словно последний вздох. А перед глазами Эральда сияли в танце звезды и он кружился вместе с ними, слыша хрустальную музыку их хоровода. А потом эти звуки наполнились капризными нотками чарующего голоса Софи, Эральд на миг очнулся, замерев в своем пиршестве, но осознать что именно хотела от него прекрасная вампиресса так и не смог, лишь понимал, что девушка что-то хочет.
Его раздумья были прерваны когда чужие руки сомкнулись на его запястьях и попытались развести их в стороны. Вампир заметался в собственном сознании, не понимая этого ли хотела от него Софи или что-то другое. Он поддался властному движению, сочтя, что Софи не станет тревожить понапрасну, но стоило рукам выпустить обмякшего оборотня, как зрение сфокусировалось и вампиру стало совершенно ясно, что руки, что держат его совсем не Софи.
Одним рывком отпихнув ногами оборотня, Эральд извернулся, вырываясь из рук Роана и впившись пальцами в горло оборотня, зашипел:
- Не смей ко мне прикасаться, еда.
Столь бешенное движение сдвинуло диван, ножки пронзительно скрипнули по полу, Эральд по инерции навалился на спинку и закачавшийся диван опрокинулся, придавливая оборотня и вцепившегося в него вампира.

+3

22

Первой, кто быстрее всего сориентировался в данной ситуации была конечно же София. И если кто-то мог подумать, что она считала себя хозяйкой ситуации лишь потому, что вампиресса разговаривала с незнакомым вампиром на одном языке, не просто глубоко заблуждался, а даже больше - совсем недооценивал юную Софию, что в некоторых ситуациях могло означать смерть для глупца. Риччи уже знала, чем грозит обернуться для волка эта встреча с Эральдом, если ничего как можно быстрее не предпримится. Ловко манипулируя всеми в комнате, как послушными, но не подозревающими об этом марионетками (что в частности и было правдой, но большинство послушались из уважения и сильной любви к вампирессе, хотя смысл их действий не всегда был понятен им самим сразу же, а лишь спустя некоторое время), хозяйка уже приводила свой план в действие. Ей понадобилось всего одно незначительное движение, чтобы подчинить кошку себе. И даже до того, как Роан последовал приказу помочь вампиру переключиться на другого волка, Мереш скорее почувствовала, нежели заметила, как сильно Бюру не нравится вся эта ситуация, и его намерения помочь волку. У Мереш же была иная точка зрения. Она, хоть и была киллером, но после встречи с Софией, поняла, что есть жизни тех, кого действительно стоит ценить. И если бы вампиресса позволила осушить хоть одного из оборотней, значит, на то были веские причины. Что касалось второго оборотня, то хозяйка абсолютно точно подметила, что без чьего-либо вмешательства, оборотень мог сбежать. По его телу уже заметно бегали мурашки, и даже начинало слегка трясти от страха, когда он заметил движение пантеры в его сторону, но более опытная и старшая кошка не позволила бы ему сбежать. Взяв парня за руку стальной хваткой, но не до такой степени, чтобы причинить боль, киллер подвела его к пирующему вампиру, и как только Роан освободил уже бессознательного оборотня от рук Эральда, подхватив волка, чтобы тот не упал на пол, Эстель уже было ставила второго юношу на колени, но тут вся ситуация перевернулась с ног на голову.

Причем как в переносном, так и в буквальном смысле. Бархатный голос Софии видимо, успокаивал гостя, и он на время будто бы отвлекся от еды, но внезапно, и неизвестно по каким причинам, он из пассивного стал агрессивным и что-то выкрикнув, набросился на напарника пантеры. На мгновение, у Мереш перед глазами пронесся недавний случай в полицейском участке, в котором и она сама успела поучаствовать. Такой же психопат набросился на служителей закона. Поэтому, мгновенно реагируя, чтобы не допустить никаких потерь, Мереш частично выпустила  ничем не повинного волка, доставая освободившейся рукой из кобуры пистолет с серебряными пулями, а другой обхватила паникующего оборотня, чтобы во-первых, держать его около себя и в безопасности, а во-вторых - чтобы парень не сбежал и не поднял хаос в цирке. Но это были не единственные причины. С одной стороны, у Эстель было предчувствие, что Эральд ни при каких обстоятельствах не станет трогать вампирессу, но с другой стороны, ввиду недавних событий, она не станет рисковать. Задумай он свернуть Роану шею, Мереш не успеет подобраться даже на половину расстояния,  но выстрелить все-таки сможет, а с такого расстояния киллеры не промахиваются. Если же вампир попытается напасть на Софию, кошка использует этого же волка, чтобы отвлечь гостя от Риччи.  Единственной причиной по которой она все еще ничего не сделала было то уверенное и ласковое предрасположение ее хозяйки, с которым она относилась к странному гостю. А каждый из телохранителей вампирессы прекрасно знал, что Софи ничего не делает без веских оснований. Поэтому, когда хозяйка кинулась спасать свое яблоко, Мереш держала Эральда под прицелом, готовая выстрелить, но ждала или приказа девушки или очевидных и несущих угрозу действий со стороны самого вампира. Как говорится, доверяй, но проверяй. Пусть вслух она этого никогда не признает, в основном именно потому, что дерзкий кот потом пол года ей этого не забудет, но Бюра она в обиду никому кроме себя давать не собиралась.

+3

23

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*
Исключительного цвета взгляд ее друга слегка рассеялся выхватывая юное личико вампирессы из прочего контекста, и София уж было подумала, что все пройдет тихо да гладко. Может быть Эральд был слишком голоден или просто утомился в пути. Что на самом деле очень уж бредовая надежда, если учитывать, что вампиров в целом довольно трудно утомить, если речь не идет о каком-нибудь исключительно тухлом и монотонном разговоре. Тем не менее, еще до того, как предсказатель дернулся в сторону, а Эстель успела окончательно оттащить обессилевшего вервольфа, по тому же самому вдруг оживившемуся взгляду юноши, дочь Принца тут же поняла, что так просто эта замена не случится.

Вампир был быстр, но задорная и подвижная итальянка не уступала ему в этом. Правда в отличии от него, ей пришлось пролететь вокруг дивана, так что когда обогнавшая зрение оборотней Риччи будто по чуду телепорта, обычным движением выглядевшим только для Эральда, оказалась между обоими парнями, рука предсказателя уже сжимала горло ее кота. О Софи можно было сказать много разного. Много хорошего, и не мало дурного (особенно подобное любило слетать с уст завистливых дам и мужчин, обозленных тем, что им не уделили внимания), но было то, в чем ее никогда и никому не следовало даже думать упрекнуть. Кто бы из тех, что сами не сумели заполучить ее расположения, чего себе там не думал, София Риччи – прекрасная хозяйка и еще более замечательная дочь своего приемного отца. Поэтому, не смотря на то, что большинство Мастеров не стали бы вмешиваться в такой ситуации, а так же то, что по ее личному мнению, особая опасность Роану не угрожала, всколыхнув воздух в пропитанной колоритными эмоциями спальной для гостей, вампиресса оказалась между вампиром и оборотнем, красивым и решительным личиком к первому и ароматным водопадом волос ко второму, уже на ходу пальчиками одной руки хватаясь за протянутую руку предсказателя и надавливая на сгиб локтя, чтобы ему просто пришлось выпустить верлеопарда, сгибая руку. Когда вторая ее ладошка легла на грудную клетку темноволосого друга успокаивающим и одновременно сдерживающим жестом, девушка попыталась перехватить его взгляд, в это время подталкивая музыканта в обратную сторону своей только с виду хрупкой спиной.

- Все хорошо, Эральд, - начала было свою успокаивающую речь на французском маленькая итальянка, даже не зная точно, кого в этой ситуации она больше защищает. Своего кота или все-таки своего друга? Ведь если Роан и уступал вампиру в скорости, в силе не так уж и сильно, к тому же в отличии от Эстель, Бюр мог действовать намного свободнее и более непредсказуемо.

Впрочем, цирковая мебель внезапно решила подвести предсказателя, прерывая попытку вампирессы растащить обоих парней в разные стороны. Только теперь уже не известно, к худшему это было или к лучшему, ведь, когда опрокидывая диван Эральд налетел на них с Роаном, краешек сапфирового зрения уловил мелькнувший в руках пантеры пистолет. Мереш достала свое любимое оружие в присутствии хозяйки да без ее пожелания? Вот это да! Кажется, кто-то только что заработал официальный статус друга в списке этой прирученной убийцы. Вот Ро, наверное, обрадовался.

- Эстель, убери немедленно! – чуть ли не выкрикнула Софи, так как просто из-за падения назад ее голос вырвался наружу даже слишком уж резким ругательством. Впрочем, вряд ли это будет лишним. Мало ли что там именно подумает пантера, увидев, как незнакомый вампир слетел на ее хозяйку с напарником, прежде чем всю эту компанию еще и прикрыло дорогим, но как оказалось неустойчивым диваном.

+3

24

Конечно, ничего не бывает просто так. Конечно, все всегда идет не так, как мы хотим. Особенно, если мы особенно этого желаем. Роан очень хотел, чтобы с этим вампиром произошло все без происшествий. Он в своей жизни доверял только двум вампирам - Софии и Жан-Клоду. Остальные доказывали каждый раз, что у этих существ есть свои закидоны. Да, у оборотней тоже, даже у людей, но к ним Бюр чувствовал себя ближе. Он мог предугадать поведение любого своего собеседника, имеющего Зверя внутри. Но вампиры... Нет. Вампиры это совсем иное.
Кошачье чутье очень редко подводило Роана Бюра.
Эральд слишком резко извернулся, поворачиваясь лицом к оборотню, но при этом выпуская вервольфа. Значит, что половина задачи выполнена, и Бюру больше не нужно волноваться о бедненьком щеночке. Но стоит волноваться о своей шее. Пальцы длинноволосого юноши жестко скользнули по коже на шее верлеопарда и казалось что вот-вот бы сомкнулись. За эти несколько секунд Роан успел оскалиться и зашипеть, попытавшись перехватить его руку, но его агрессивное выражение лица тут же исчезло, когда вдруг перед его лицом появился каскад темных волос с знакомым, приятным запахом. Юноша удивленно воззрился на спину Софии, которая закрывала его от своего давнего приятеля. Она защищала его, своего кота. Как он пытался защитить ее. Или она защищала от своего кота своего друга, зная нрав Роана? Она пыталась оттолкнуть его, но это мгновение было слишком медленным, чтобы Роан успел отойти и морально, и физически. Оно было медленнее, чем диван, который по инерции направился за французом.
Единственным инстинктом Бюра в тот момент была защита его хозяйки. Прежде, чем оказаться на полу, придавленным и диваном и вампирами, юноша успел обвить рукой талию девушки и прижать ее спиной крепче к себе, а коленями своих длинных ног упереться в спину дивана, чтобы он не давил на них троих. Стоп... что это? Звук взводного курка? Ого, Эстель, кто бы мог подумать... Бюру казалось, что чтобы добиться ее дружбы, ему придется пахать лет сто, не меньше. Второй приятный сюрприз для оборотня за этот вечер. Хоть какое-то удовольствие... Юноша перевел взгляд на фиолетовые глаза длинноволосого вампира и тяжело вдохнул запах волос Софии. Роан мог бы легко отпихнуть диван с них своими ногами, но такие командные нотки Софи в сторону Мереш, да и еще тот звук оружия так приятно ласкали его слух... А если еще пантера вытащит их из завала, как настоящая героиня, то парень ее расцелует и дооолго будет над ней издеваться.

Отредактировано Roan Bures (07.12.15 22:38:31)

+3

25

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*

Все то, что для людей казалось бы размытым фотоснимком, для оборотней было стремительным калейдоскопом кадров, а для вампиров же произошедшее было соразмерно их скорости, а потому они видели, реагировали и действовали так, словно не было этих едва различимых глазом передвижений. Когда оборотень, что пытался его хватать, оскалился и зашипел, Эральд выгнулся и, явив почти аналогичный оскал, зашипел в ответ, не хуже взбешенного кота. Собственный зверь не выносил неволи или контроля, а потому ринулся доказывать чужаку, что главный здесь он, но появление Софи в поле зрения, а главное ее голос, заставили зверя замереть и прислушаться к голосу, что проникал в самое сознание.
Рухнувший диван грозил подмять их всех под собой, но оборотень сумел поймать его упором ног и позволить вампирам избежать свалки на коте. Эральд чуть отодвинулся, посмотрел на Софи, которую продолжал обнимать Роан, потом перевел взгляд на оборотня и губы вновь обнажили клыки. Вампир молчал, он даже не шипел, лишь яростно скалил зубы, а потом резким ударом руки, словно лапой с острыми когтями ударил по плечу верлеопарда. Ударил и отпрянул, скользнув в угол дивана, прижимаясь спиной к сиденью, что было теперь спинкой.
Протянув руку, он мягко поманил Софи, а когда девушка оказалась рядом, совершенно не обращая внимания, в каком он положении, сказал:
- Я подумал, все же ты не права, Макиавелли весьма точно описал способы приобретения власти, это исключает всякие сомнения, что описывал он вампиров. Да, выражения все человеческие, но разве мог он написать иначе, ведь его сожгут.
Эральд вернулся к прерванному разговору, словно и не было разлуки, он даже не осознавал, что не видел Софи больше года, он просто продолжил, начатый когда-то разговор так, будто начал его час назад. И для него опять не было никого вокруг, кроме Софи, словно они опять во мраке подвала, во дворце, где они познакомились и откуда начались видения о синеглазом вампире, что все чаще появлялся в сознании предсказателя. Он не видел его, он лишь видел глаза, глаза такой глубины, что в них можно было утонуть. И теперь он видел его глаза - застывшие и пустые, они покрывались трещинами и постепенно становились все мутнее. Синева уходила из них, постепенно становясь цвета запекшейся крови, словно кто-то вливал в них бурую краску. И руки, ломкие девичьи руки, закрывающие ладонями эти глаза, принимая на себя потоки краски.
В его речи практически не было паузы, когда он продолжил, но говорил уже совсем об ином, совершенно спокойно переключаясь на другу тему и, казалось, забыв о том, что говорил минуту назад:
- Синие глаза превратятся в стекло... но кто-то есть рядом с ним...
Принюхавшись, совсем как кот, он чуть покачал головой из стороны в сторону, словно пробуя воздух то так, то эдак, а потом добавил:
- Его ждет дочь, это ее руки.

Отредактировано Herald (08.12.15 20:57:27)

+3

26

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*
А кто-то еще говорит, что получив вечность вампиры начинают дико скучать и в итоге сходят с ума за неимением никакого разнообразия в своей жизни. Падая наземь между оборотнем и вампиром, да еще и с увесистым атрибутом в качестве дивана поверх, София была в корне не согласной с подобными мыслями. Да, в ее вечности частенько бывали тихие и совершенно безмятежные периоды, в основном благодаря однажды шагнувшему в ее жизнь черноволосому аристократу, вытащившему ее из грязной и вонючей камеры смертников. Но эти тихие и спокойные промежутки так или иначе забывались, ибо их вытесняли более красочные и эмоциональные происшествия. Конечно же не падение, а само появление Эральда в качестве подарка, например.

Один юноша сделал все возможное, чтобы вампиресса упала как можно мягче, другой, хоть и только с виду, а практически такой же юноша, позаботился о том, чтобы она смогла выбраться из странного положения. Первым делом, будучи самой настоящей леди, итальянка оправила свое уже все равно испорченное платье и бросила взгляд поверх дивана на кошку, хотя надобности в проверке ее исполнительности на самом деле не возникало. Эстель всегда слушалась ее беспрекословно. В это же время, Эральд продолжал говорить на типичном для него старофранцузском, заставляя аккуратные бровки Риччи приподниматься с неким смятением. Ей понадобилось некоторое время чтобы переварить сказанное им и озадачено разглядывая его лицо, протянуть тонкую ниточку к давнему спору состоявшемуся в далеком Румынском подвале.

И все-таки, не смотря на то, что для самой Софи с того времени прошло не мало времени (только лишь потому, что ей довелось пережить не мало испытаний с тех пор), она смогла вспомнить один из разговоров, в который предсказатель влился с таким воодушевлением. Кажется, тогда они так и не смогли закончить это обсуждение… Почему же так случилось?.. Потому что за Софией тогда пришел Барон. Тот самый кровожадный вампир так сильно усугубивший ее пребывание в «гостях» у Присциллы Цепеш. Вампиресса нахмурилась и даже напряглась будто по ее спине пробежал вполне такой человеческий холодок, встречая последующие слова своего друга с уже практически нескрываемой за сапфировыми глазами бурей. В Румынии ей было плохо. Очень плохо. И понимал это Эральд или нет, ему там было немногим лучше. Но чем хуже было им, тем веселее было местной Принцессе, которая наверняка ни за что не отпустила бы ни одного из них просто так. Особенно предсказателя.

- Эстель, проводи пожалуйста наших гостей, - с удивительно разыгранной лаской обратилась итальянка к своей пантере, бросив не менее теплый взгляд на выползающего из-под дивана Ро. Она еще загладит эту ситуацию перед своим вспыльчивым и растерянным котом, но не сейчас. – Спасибо большое, зайдите ко мне завтра мы обсудим Ваши дела, - кивнула девушка на прощанье вервольфам, которые обязательно должны были что-то получить за такое приключение. В конце концов, это ведь были оборотни ее отца, а ни София, ни Жан-Клод не слыли должниками.
Как только оборотни удалились и больше посторонних свидетелей в гостевых апартаментах не было, потемневший от серьезности и напряжения сапфировый взгляд упал на освежившееся лицо насытившегося вампира. Время игр прошло. Предсказатель сообщал слишком опасные и пугающие юную итальянку вещи чтобы она дожидалась не предпринимая ничего.

- Эральд, почему ты тут? – наконец поинтересовалась вампиресса, в этот раз не брезгуя смотреть в фиалковые глаза сверху вниз. – Что такого случилось в Румынии, что Присцилла прислала тебя сюда? Или это сделала не она? – не мешая парню думать сколько понадобится, и тем более отвечать, девушка совершенно небрежным и ничем не подозрительным движением положила свою руку на край дивана, который должен был быть сидением, но сейчас способствовал спинкой, будто она хотела облокотиться, хотя вампиры как таковые в опоре не нуждались. – Что там произошло и зачем ты тут, mon ami?

Это была только первая и самая легкая часть интересующей ее информации сейчас. То, что она собиралась выведывать у него после, обещало стать важным, но страшным и тем более жестоким, учитывая, как именно это придется делать не имея времени на другие средства. Но повидавшая достаточно на своем относительно коротком веку, София не боялась. Она лишь хотела убедиться, прежде чем поступать так со своим другом, что то, что она собирается сделать – действительно необходимо.

- Эстель, одолжи мне пожалуйста мой подарок, - вдруг попросила дочь Принца на английском, даже не моргнув и не пытаясь отвести взгляд от собеседника. Единственное, что изменилось в ее позе – она раскрыла лежавшую на диване ладошку для того, чтобы пантера вложила в нее то, что попросили. Может, оно внезапно и к лучшему, что Предсказатель не понимает этого языка.

+2

27

Вот знала же кошка, что им с Бюром стоит подучить французский. Вампиры то и дело прибегали к помощи этого языка, и они постоянно оставались в беспомощном неведении, продолжая строить собственные догадки и угадывать суть происходящего только по лицам. Что было практически бессмысленным, ведь мимике особо старых вампиров доверять было просто бесполезно. Впрочем, может так было и к лучшему. Мереш раньше многих переросла свою любопытствующую юность. Она умела оставаться неподвижной статуей сколько потребуется и дожидаться приказов. Правда эта с виду молоденькая девочка с причудливыми кудрями и яркими глазами, постепенно что-то в ней меняла. Если раньше, Эстель могла часами смотреть на то, как ее хозяина избивают до полусмерти, то сейчас она готова выхватывать пистолет при угрозе даже для кого-то вроде Роана. Это потому, что Бюр дорог ее хозяйке, или все-таки пацан стал дорог и ей?

Рука кошки непослушно дрогнула, когда вся троица полетела скрываясь за диваном, так что грозная команда со стороны хозяйки пришлась как нельзя кстати. Щелкнув обратно предохранителем, пантера спрятала пистолет на его любимое место и не пошла ближе к дивану только потому, что кому-то стоило остаться поближе к двоим вервольфам. Софи показалась из-за дивана почти сразу же, а незнакомый голос уже тараторил что-то на странном языке любителей лягушек. Значит, все и вправду обошлось.

Следуя просьбе так же точно, как если бы это был приказ, Эстель помогла не пострадавшему вервольфу закинуть на плечо практически опустошенного собрата и проводив их до двери, сначала открыла ее перед ними, а затем плотно закрыла обратно. Пока она возвращалась обратно поближе к дивану, хозяйка продолжала говорить что-то вампиру, по интонациям очень похожее на многочисленные вопросы, но кошку насторожила именно мимика вампирессы. Это серьезное выражение означало, что вот именно в этот момент, котам бы лучше понимать, о чем идет речь.

Подтверждением этой догадке стала неожиданная просьба. Мереш даже не сразу отреагировала, пытаясь сообразить правильно ли она поняла Риччи. Самый дорогой и ценный подарок от маленькой леди для нее – любимый нож. Но зачем Софи просить у нее нож, особенно когда с ней в комнате двое котов? Кошка помедлила пару мгновений пытаясь припомнить, может она получала какой-то более подходящий для такого момента подарок хозяйки. Так ничего иного и не придумав, не позволив всем этим сомнениям и подозрениям отразиться на ее как всегда невозмутимом лице, пантера достала из ботинка охотничий нож с зубчатым и посеребренным лезвием, послушно вкладывая его безопасной для обеих девушек рукояткой в тонкую руку.

+2

28

Эральд хотел поговорить с Софи, услышать ее мнение, ведь было так интересно что она думает, как она говорит, как живут при этом дивной жизнь ее руки, он так часто следовал за их движениями, словно за путеводной звездочкой, что касалась его лба. А сейчас Софи была почти неподвижна и ее руки молчали и было совсем непонятно, что она говорит, настолько скупы были ее движения, словно крошечными капельками росы замирая на тонкой паутинке. Незнакомый язык, непонятные слова и даже взгляд был обращен не к нему, Эральд обхватил свои ноги руками и положил голову на колени, как часто его оставляли в непонятных сомнениях и ускользающих тайнах, поймать нити, которых ему не было дано. Зато ему было дано иное познание тайн и подчас новое знание являлось совсем не ко времени и месту, вот как сейчас. Он хотел повторить их ночи, когда только тьма была их арбитром в долгих разговорах и спорах, он хотел остаться с Софи наедине, он хотел побыть собой, просто побыть собой рядом с ней. Тогда можно было бы помолчать, просто молчать и позволить своему сознанию очиститься, опустошить память и раскрыться навстречу темному покою, когда последние отзвуки чужих реалий оставляют его в покое. Рядом с Софи ему удавалось быть просто собой. Так было всегда, но сегодня что-то изменилось и стоило лишь взглянуть в встревоженные глаза прекрасной вампирессы, как внутри начинало что-то шевелиться, словно огромное колесо медленно и с невыносимым скрипом пытается начать движение, а пока лишь качается вперед-назад, набирая мощность для первого оборота.
- Эральд, почему ты тут? Что такого случилось в Румынии, что Присцилла прислала тебя сюда? Или это сделала не она? Что там произошло и зачем ты тут, mon ami?
Софи знала как обращаться с Эральдом, а потом ее фраза начиналась с его имени, заставляя вампира собраться и услышать то, что она говорила. Так много вопросов, так требовательно звучит голос и все же это нежное mon ami. Не мог вампир отказать той, что считала его своим другом, не просто считала, но и давала ощутить эту нежную любовь и заботу. Эральд задумался и постарался разложить прошлое на небольшие отрезки, размером примерно в вопрос, что задала Софи, и начал отвечать, словно ступая по нитям, перешагивая с одной на другую.
- Я должен тебя спасти, я видел твою боль, она была такая сильная, что сломала тебя.
Он поднял голову, посмотрел в глаза Софи и добавил:
- Потому я здесь.
А потом поднялся на ноги и встал перед девушкой.
- Румыния? Я не знаю, что это, но Присцилла отмахнулась от меня, когда я сообщил ей, что Колода Карт пришла в движение и теперь Бог и Господин играют на жизнь того, кто покинул Смерть. Она приказала мне замолчать и убираться, но прежде ее гостья спросила у меня какой была Смерть и я сказал "Прекрасной".
Эральд взял Софи за руку, нежно удерживая тонкую ладошку между своих, и тихо добавил:
- Ты была совсем, как сломанная кукла, которую забыли на лужайке под дождем и по твоим глазам стекали холодные капли, а ты даже не закрывала глаз. Это напугало меня больше всего. Ты ведь живая и не можешь безразлично смотреть в никуда. Только не ты.
Отпустив руку Софи, вампир отошел на три шага назад, развернулся и удивленно огляделся, словно впервые видя эту комнату.
- Я знал, что за мной придут и ждал. А потом из меня словно вынули занозу и стало так легко, что даже захотелось дышать, я дышал и дышал и все никак не мог насытиться этим чувством.
А потом без малейшей паузы он добавил:
- А гостью звали Ванесса Мартел.

+3

29

Все еще пряча лицо за волосами Софии, Роан внимательно следил за вампиром над ними, который вел себя как... как кот. И когда Эральд оскалился, Бюр почему-то ощутил себя огромным матерым леопардом, который встретил молодняка, хотя он прекрасно понимал, что у них с юношей напротив весьма огромная разница в возрасте. Тем не менее, когда гость на кошачий манер легонько ударил Роана по плечу, тот лишь тихо прыснул, сдерживая смешок. Ладно, допустим они выяснили свои отношения. Да и парню по ходу уже плевать на голод.
Вампиры снова заговорили на своем языке, а Бюр закатил глаза, засопев громче, ибо Эстель вообще не спешила. Ро подумал громко мяукнуть для прикола и чтобы поторопить киллершу, но это бы не сработало. И София уже стала сама выбираться из под завала. Оборотень придержал для нее и Эральда диван, позволяя им вылезти свободно, после чего слегка оттолкнул мебель от себя и выбрался следом.
Проследив за уходящими вервольфами, парень понял, что начинается самое вкусная часть этой ночи. Встав чуть позади Риччи, Бюр снова взглянул на вампира перед ними. Глаза юноши заискрились любопытством, а Зверь заставил вдохнуть запах, словно для него эта была какая-то находка. Словно они только что не находились под одним диваном. Дело в том, что атмосфера в комнате явно изменилась. Леопард не мог этого игнорировать. Тем более, когда Риччи вдруг запросила свой подарок для Мереш. Переглянувшись быстро с пантерой и в очередной раз убедившись, что он не один не понимает, что происходит, Ро весь обратился во внимание, наблюдая за маленькой леди и странным юношей. Их разговор затронул тему прошлого, когда сам Бюр не знал Софию и наверняка еще не был оборотнем, а наслаждался жизнью избалованного подростка. Вампиресса рассказывала верному коту о своем детстве, но о Румынии никогда не было и речи. Типичное кошачье чутье подсказало, что это тема влечет за собой проблемы, и оборотень в очередной раз взглянул на Эстель, зная, что она знает побольше него. Он искал в ее лице поддержку, но...
- А гостью звали Ванесса Мартел.
Роан резко дернулся, вернув взгляд к Эральду, ощутив как шерсть под кожей поднимается на загривке. Его взгляд бешено заметался по всем присутствующим в этой комнате, а Зверь оскалился, словно Ванесса Мартел стояла прямо за его спиной, протягивая к его плечу гниющую руку.
- Софи... - низкий голос окрасился хрипотцой, а глаза потемнели от злобы, становясь совсем черными, вместо привычно орехово-карих. Бюр позволил себе вольность подать голос, потому что связь с Мартел его была непозволительно близкой и прямой.

+2

30

*Цирк проклятых: гостевые апартаменты*
Роковое имя само по себе способное быть столь прекрасным, в считанный миг сгустило тучи и отяжелило атмосферу в довольно просторной комнате для каждого из присутствующих помимо самого гостя. Он назвал имя женщины, которая в каждом вызывала собственный злобный отклик, индивидуальный, мотивируемый разными причинами, и все-таки… были в мире такие личности, повидав которых хоть однажды, к ним уже не получалось относиться совершенно нейтрально, а если говорить о Ванессе Мартел, был ли хоть кто-то способный смотреть на нее с лучиками позитивного отношения? Разве что ее ручной псих. За сапфировыми зеркалами души Риччи, вереницей воспоминаний проскочили картинки из пережитого благодаря этим двоим.

Итак, могла ли такая вампирша как Ванесса повлиять на Присциллу и заставить ее прислать Эральда Софи? О, безусловно. Странно только почему его одного, да еще и живого. Задумчиво разглядывая аристократично-распрямленную спину предсказателя вампиресса пыталась найти хотя бы малейшее оправдание такого поступка. Но можно ли было понять мотивы Мартел? Никак нет. Даже если бы какой-то вариант очевидным образом напрашивался занять место в выстраиваемых итальянкой логических цепях – ему нельзя было доверять до последнего. Эта стерва была слишком умна. Вероятнее всего самая хитрая из женщин, каких только доводилось встречать Риччи.

- Софи... – злобное дыхание Роана предупредительно разнеслось практически над ее плечом, но в этот раз хозяйке не было как и зачем успокаивать своих котов. Причастие такой личности ко всему происходящему только еще больше усугубляло всю ситуацию и требовало действий. Даже самых радикальных.

- Я знаю, - на еле слышном английском отозвалась вампиресса, будто бы даже не колыхнув потяжелевшего воздуха в апартаментах, но для чуткого слуха ее верлеопардов этого было более чем достаточно.

- Мне знакома эта женщина, -
почти беззвучно приблизившись и переключаясь на французский, Софи осторожно пробежалась своими пальчиками по спине вампира, чтобы он хотя бы отдаленно понимал, что она разговаривает с ним, но сделала это еле ощутимо чтобы резкое и мощное касание не испугало. – Но о какой боли ты говоришь, Эральд? От чего ты хочешь меня спасти? – не убирая своей руки, позволяя пальцам брести по измятым во время пребывания в гробу тканям, маленькая леди медленно пошла вокруг своего друга. Ей было бы намного легче воспользоваться так услужливо подставленной им спиной, но не смотря на весь эгоизм спрятанного внутри ее хрупкой фигуры монстра, к юноше которого она сейчас ласково поглаживала свободной рукой, дочь Принца действительно относилась очень трепетно и сентиментально. Будучи ее другом и единственной радостью во время одного из самых мрачных периодов ее существования, он в ее понимании заслужил хотя бы лицезреть ее сопереживающий и извиняющийся сапфировый взгляд в своих предстоящих мучениях. – Поделись со мной тем, что ты видишь, - начал просить ее бархатистый голос, - расскажи мне все и освободи себя от этой ноши, - к этому времени итальянка уже остановилась напротив предсказателя, поднимая к его лицу свой внимательный взгляд, нож она все еще прятала от его глаз, повернув его лезвием назад в опасной близости к ее собственной бледной коже. Может, он все же скажет ей достаточно и без кровопролития? Может, за столько времени он уже насмотрелся на детали вдоволь?

+2


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [15-16.04.11] Every Day Is a Present