http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [20-21.04.11] Rise of Honour


[20-21.04.11] Rise of Honour

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время: под вечер 20 апреля, ночь с 20 на 21 апреля, 2011 г.
Места: заброшенный дом на границе Сент-Луиса
Герои: Хантер (Хъюго) Ганди, Павел Чехов, отряд полицейских и военных сил Сент-Луиса, трое чернокнижников, две ведьмы, их вооруженные люди, Элиза
Сценарий: желая устроить разруху в городе, стоит тщательно подобрать тот, в котором некому будет дать отпор. Злодеи найдены, дочь мера города обнаружена, и настала пора героям Сент-Луиса выйти на тропу мести, дабы навести порядок и отмыть опороченный город кровью обидчиков. Этой ночью, маршал и комиссар защитят всеобщую Честь жителей, но какой ценой?..

Отредактировано Maître (10.02.16 15:15:43)

+3

2

*Полицейский участок*
Дверь полицейского участка привычно распахнулась, пропуская внутрь помещения с извечно суетливой атмосферой рослую и широкоплечую фигуру мужчины в черной кожаной куртке. Такие люди не могут оставаться незамеченными в толпе посредственных людей, и среди полисменов этого участка подобным образом выделялись всего лишь два индивида, один из которых сейчас находился в своем кабинете, а второй... молчаливой и хмурой тенью двигался по направлению к первому.

Хъюго знал, что комиссар в участке. Он бы мог сказать, что почувствовал его запах и незримую простым людям энергетику альфы, но... как ни странно, Ганди просто засек автомобиль русского на служебной парковке и сделал соответствующие выводы. На него здесь обращали особенное внимание, как и всегда, учитывая принадлежность мужчины к федералам. Здесь федералов не любили и поглядывали на них с некоторым опасением и недоверием. И если Роджеру каким-то образом удавалось находить общий язык с простыми служащими, то Хъюго плевал на это с высокой колокольни. Да, разумеется, ему приходилось и улыбаться и время от времени заводить с кем-то разговоры, пользуясь мимикой и манерой общения Роджера, но радости наемнику это не доставляло. И зачем только они с братом в какой-то момент решили использовать за основу характера Хантера именно поведение Роджера?

Хъюго хмурился, вышагивая по коридору уверенной и тягучей походкой. Самомнение бежало вперед него метров на двадцать, и, наверно, именно поэтому в участке, да и вообще где бы то ни было, его редко когда останавливали и попросили документы. Широкая мужская ладонь сжимала однотонный бумажный сверток, и даже если кого-то содержимое этого свертка и интересовало - спросить никто не решился. Да и зачем? Обычным полицейским незачем общаться с федералами... это прерогатива их начальства. Их комиссара, дверь в кабинет которого оказалась предусмотрительно распахнутой настежь.

Маршал остановился в проеме, заполняя его собой практически полностью, и оглядел помещение, в центре которого за столом сидел Чехов. Обстановка достаточно скромная, без изысков и излишеств, но при этом достаточно строгая и мужская... что маршалу непременно прошлось по нарву. При желании Ганди можно было бы использовать в качестве новой запасной двери, но, глядя на плечистого комиссара в кресле, наемник понимал, что является не единственным обладателем столь внушительных габаритов.

Он сделал все, чтобы целиком и полностью обратить на себя внимание Чехова, и только когда их такие разные взгляды встретились, Ганди сделал шаг вперед и проследовал к рабочему столу полицейского. Он не здоровался и не задавал принятых в обществе вежливых вопросов, не желая тратить на них ни свое время, ни годное расположение духа. Хъюго все-таки сильно отличался от Роджера, и почему-то именно перед комиссаром ему не хотелось строить из себя покладистого мальчика-зайчика. С таким человеком, как Пол, этот номер бы не прошел. К тому же, к великому удивлению Хъюго, комиссар оказался тоже оборотнем. Наверно, это было основной причиной, почему маршал решил с ним разговаривать именно с позиции силы и твердости, альфовости, если хотите, нежели с позиции лебезения.

- У меня есть информация, - он быстрым движением развернул бумажный сверток, который оказался на деле картой города, и положил ее прямо перед носом комиссара поверх всех его рабочих бумаг и документов. Левой рукой он оперся на край стола, противоположный тому месту, где сидел Чехов, а пальцем правой ткнул в место на карте, отмеченное небрежным красным крестом и обведенное такого же цвета кружком на скорую руку.

- Место дислокации пропавшей Элизы Томпсон, - убедившись, что информация донесена предельно четко, Ганди выпрямился и сложил руки на груди. Маршал знал, что копам так и не удалось найти следы пропавшей дочки мэра, но все же все сведения комиссару выдавать не спешил. Он наблюдал за его реакцией.

+6

3

  - Ты, по-моему, слишком загоняешься по этому делу, - произнес Питер Паркинсон, листая дело. Он привалился боком к столу комиссара полиции, словно самого комиссара тут даже не было, хотя он определенно обращался к нему. Сам Павел Чехов стоял около окна, рассматривая крыши соседних зданий. Предчувствие того, что кто-то может наблюдать за ним оттуда не покидало мужчину с тех пор, как на полицейский участок было совершенно нападение. Стены здания постепенно отмылись от крови сотрудников. Асфальт и полы были восстановлены после взрывов, но здесь больше никто не чувствовал себя в безопасности. И Павел винил в этом себя. Он только вступил на эту должность, а уже оказался в дерьме по уши. Начинало казаться, что правы оказались те, кто в нем сомневался.
  - Ты вообще меня слушаешь? - голос мужчины, который привалился к столу, звучал недовольно, но даже это не заставило Чехова обернуться. Он лишь сложил руки на груди, нахмурив брови. Под окнами полицейского участка прошлась массивная фигура, так напоминающая самого Пола, что тот без промедления догадался о том, кто решил заглянуть в гости к комиссару. И это придало ему немного сил и вдохновения. Немного надежды на то, что он не зря цепляется за это дело своими медвежьими когтями, пытаясь разгадать загадку Масок и пропавшей дочери мэра.
  Ведь федеральный маршал по имени Хантер Ганди вряд ли придет зря в место, где его недолюбливают.
  - Потом поговорим, - закончил недоразговор Пол, оборачиваясь лицом к своему приятелю. - Сейчас ко мне зайдут, и этот человек тебе вряд ли понравится.
  Паркинсон работал здесь достаточно давно, и с маршалами полиция контактирует достаточно давно. Питер, наверняка, уже когда-то видел господина Ганди, и, наверняка, знает кто он такой. Приятель непонимающе взглянул на Чехова, а затем оглянулся на дверь, когда в проеме появился маршал. Павел спокойно сел за стол, пока Питер рассматривал гостя с недоверием в глазах. Оно постепенно перемешивалось с недовольством, в то время, как Хантер и Пол взглянули друг другу в глаза. В отличии от всего остального участка, Чехов не недолюбливал федеральных маршалов. Более того, он уважал их и их работу, и не видел смысла с ними враждовать.
  Когда помощник комиссара понял, что в повисшем молчании ему никто ответов не даст, он взглянул напоследок на своего начальника, а затем вышел из кабинета в открывшийся проем, когда Ганди прошел внутрь, не обращая внимания на его персону. Иногда понятливость Паркинсона возмещала все его недостатки.
  Ни Чехов, ни Хантер не произнесли ни единого слова, похожего на приветствие, потому что их взгляды уже все сообщили за них. Пол лишь внимательно проследил за движениями мужчины напротив, который достал и развернул на столе карту города. Чутье комиссара не подвело его - Хантер Ганди пришел с надеждой. Элиза Томпсон была найдена.
  Человек с духом медведя оторвал взгляд от красного креста на карте города, который был поставлен буквально на границе Сент-Луиса, и взглянул на маршала.
  - Это точная информация? - лишь спросил он, но уже поднимался с места, чтобы взять из шкафа свой любимый плащ-пыльник, не смотря на апрель месяц на дворе. Он мог носить его даже летом.
  Комиссар ощутил, как его мышцы налились свинцом от предстоящей работы. Было очевидно, что девчонку держат в заложниках, а это означало, что с собой нужно брать отряд захвата. Но зная маршалов, он понимал, что это не понравится Ганди. Сам Чехов для начала просто хотел проверить место, но если все окажется правдой, то отряд понадобится немедленно. С этими мыслями, Чех взглянул на Хантера, напряженно нахмурив брови.

Отредактировано Pavel Chehov (10.04.16 01:57:11)

+6

4

*Полицейский участок: кабинет комиссара*

На наличие в кабинете комиссара еще одной персоны Ганди не обратил никакого внимания - словно бы в помещении находились только он и Чехов. Только оборотни. Только хардкор. Хотя, насколько все в действительности могло оказаться жестким - маршалу оставалось лишь догадываться. За его спиной закрылась дверь - учтивый Паркенсон, по всей видимости, решил оставить федерала и комиссара наедине, отсекая их возможный разговор от любопытных ушей сотрудников. Возможно, так было надо, возможно, это и было правильно, но Хъюго было наплевать. Услышат его или нет - это трудности услышавших, но уж точно не его собственные.

А вот реакция самого Чехова порадовала и даже несколько воодушевила наемника. Он, в бытность своего реализма, допускал вариант, что разговор с русским может выйти... сложным и наполненным всякого рода недоверием. "Что? Зачем? Почему? Ты уверен? С чего ты это взял?" - но подобных вопросов, к удивлению маршала, не последовало. Не было и тени недоверия со стороны комиссара, который уже поднялся с места и практически облачился в профессиональный плащ. Даже вопрос о достоверности информации прозвучал скорее как констатация факта, на которую последует точно такой же утвердительный ответ. Комиссар действительно заставил Хъюго перестать хмуриться.

Однако, ответного стремления куда-то двигаться от Ганди не последовало. Он лишь обернулся на Чехова, продолжая стоять около его стола со сложенными на груди руками и разглядывать лицо русского. Порывы полицейского к действиям были очень похвальны, но их вектор нужно было направить в несколько иное русло.

- Информация точная, - повторил он. - Я был там сегодня ночью. Это территория заброшенных ангаров для хранения зерна и уборочной техники. Их должны были снести еще полгода назад, но по непонятным причинам снос отложили. Владелец участка - некий Майкл Браун. Некогда обеспеченный, но ныне ничем не примечательный гражданин, исправно оплачивающий все свои счета и мизерные штрафы за парковку в неположенных местах. Живет один в спальном районе за рекой. Соседи сообщили, что не видели его уже порядка недели, - информация недостаточно важная, но отметающая ненужные вопросы и проверки. - Но что примечательно... пропавшая Элиза Томпсон прибыла в отмеченное на карте место по собственной воле. На неприметном автомобиле, определенно ей не принадлежавшем. В этих ангарах, господин комиссар, происходит что-то крайне занимательное. Я обошел периметр лишь снаружи и не могу судить о количестве людей там, но несколько хорошо экипированных и вооруженных ребят мне все же удалось разглядеть, - унюхать в том числе, если быть точным, но такие подробности Чехову были ни к чему. - И либо дочка мэра - любительница ролевых игр с большими мальчиками и пушками, либо на окраине Сент-Луиса расположилась вооруженная банда в то время, как в центре происходят теракт за терактом. Я не верю в совпадения, Пол. А Вы?

Отредактировано Hugo Gandy (10.04.16 18:44:30)

+5

5

  Вопреки мыслям Павла, Хантер предложил другой расклад дел. Девчонка, дочка мэра, прибыла в то место, что было отмечено на карте, самостоятельно, без чье-либо ненужной помощи и на чужой машине. Сразу же появились мысли о том, что, вероятно, это некий акт бунта против собственного отца и города, в котором она живет. Насколько нужно было испортить отношение со своим родителем, чтобы додуматься до подобного? Мужчина по привычки убрал руки в карманы плаща, на некоторые мгновения отведя взгляд в сторону. Все складывалось так, как Чехов предполагал когда-то давно, еще в начале всего этого. Маски и Элиза Томпсон были связаны. Черт бы побрал этих подростков и их чокнутые умы. Если она еще и на наркоте сидит, Чех даже не удивится.
  - Для начала просто проверим, - взглянув на Хантера, сказал комиссар, решив, что вопрос Ганди был риторическим. Теперь они оба знают, что это не совпадение. Девчонка все же не заложница. Значит церемониться с теми, кто будет в тех ангарах тоже нет смысла. Главное, чтобы Элизу не убили, потому что он обещал вернуть ее отцу, а раз она сообщница, то опасность для нее представляют только сотрудники полиции и один федеральный маршал, который вышел на охоту. Дочь мэра нужно взять живой. Мертвой она окажется, только если застрелит сама себя или ее ее съехавшие дружки в Масках. Но даже если она вернется к отцу живая, то они будут видеться чаще через решетку камеры, а мэру явно придется покинуть свой пост. Большинство горожан, наверняка, будут против того, чтобы их городом управлял человек, который не может доглядеть даже за собственным отпрыском.
  Пройдя мимо Ганди, Пол вышел из кабинета, чуть не сбив дверью подслушавшего Паркинсона. Смерив его взглядом, Чехов взглянул на сотрудников участка, шныряющихся по офисам.
  - Собери отряд. Мы отправляемся на место, где, вероятно всего, обосновались Маски и дочь мэра. Но никакой огласки этому, - снова на краткий миг скосив взгляд на своего помощника, комиссар дождался, что маршал проследует за ним и направился на выход из участка. Когда машины били готовы, их небольшая делегация отправилась по маршруту господина Ганди к окраине города, обозначенной крестом на карте.

*Окраина С-Л: место обозначенное на карте*
  Машины остановились на краю трассы, чтобы подойти ближе можно было как можно тише. Чехов видел здания ангаров издали  и почему-то он был уверен, что их обитатели на месте. Обычно они нападали ближе к вечеру, а ошиваться до этого должны были где-то. И судя по словам Хантера, это было то самое место. Чехов послал три группы вперед по всему периметру вокруг площади, держа при себе рацию. Обнаружение себя было запрещено, как и близкий подход к ангару. Следовало докладывать обо всем увиденном.
  - Поучаствуем? - спросил он маршала, пусть тот все уже и видел, прочистив тут все прошлой ночью. Чехов не любил отсиживаться в стороне, поэтому последовал за одной из групп, чтобы увидеть все собственными глазами.

+4

6

Статус: отряд полицейских и военных сил Сент-Луиса
Группа: 19 человек (9 полицейских и 10 спецотряд)
Инвентарь: три полицейские машины, военный бронетранспортёр, табельное оружие, снайперская винтовка, винтовки, дробовики, световые гранаты, дымовые шашки, оборудование ночного видения, армейские ножи.

Шумиха по поводу недавних терактов и нападений не сбавляла обороты, выуживая из неоткуда какие-то новые факты и обстоятельства, известный лишь пронырливым журналистам и акулам пера. Этих хапуг интересовали лишь кровавые деньги, которыми можно было туго набить карманы на этой бойне в вампирских клубах. Честные стражи порядка никогда не любили этих жадных до сенсации ублюдков. Но теперь эта нелюбовь начала перерастать в искреннюю ненависть, слишком уж извращённо газеты мусолили нападение на участок. Особенно громкие заголовки о неподготовленности, бессилии и бесчестии продажных копов. Хотя почему вдруг весь участок стал продажным ни кто не знал, но при этом каждый трудяга считал своим святым долгом упомянуть об этом в кабаке или же прямо посреди улицы, в очень нетрезвом состоянии, собираясь порой плюнуть очередному патрульному в лицо. Этот город сковали крепкие цепи страха, страха и собственного бессилия. И самым худшим был подрыв уважения к представителям власти. Пожалуй, если бы нападения имели большие промежутки, то после разгрома участка часть горожан пошла бы его доламывать. В первых рядах таких уже маршировали мелкие и не очень преступники. Недавно вышедшие, воры в законе с невысокими должностями или постами. В людях жил первородный страх за себя и семью, просто они умели его очень хорошо прятать.  Но после подрыва доверия к органам правопорядка этот страх дошёл до своего пика, развращая человеческие умы и заставляя обратиться к инстинктам. Первобытно общинному строю, где либо ты убиваешь тигра, либо он тебя.
Командир спецотряда видел весь этот страх в людских глазах, он словно заглядывал им в души. Мужчина, которого проще было принять за пожилого из-за ранней седины, чем угадать его реальный возраст. Но он был не стар, совсем не стар, хотя многочисленные мотания по горячим точкам сделали своё дело. Командир видел многое, прошёл через многое, но вечно отказывался от званий и постов. За все те годы, что прошли в дали от дома, он решил для себя лишь одно, что до потери сил будет защищать свой родной Сент-Луис. От мыслей его оторвал голос водителя броневика, который сидел рядом и украдкой наблюдая за своим командиром.
- Капитан, а вы уверены, что они согласятся? - вопрос водителя звучал немного робко, а взгляд постоянно перескакивал на зеркало заднего вида, украдкой глядя на экипированный спецназ, что сидел сзади.
- Кто они? - голос мужчины звучал как всегда спокойно.
- Полицейские. Всё-таки эти парни не запрашивали подкрепления или же какой либо помощи. Разве мы не должны выезжать только на определённые вызовы?
- Так мы и будем на них выезжать, только теперь на все важные вызовы и делать это вместе с рядовыми патрульными. Наш город нуждается в нашей защите и мне плевать что может по этому поводу думать кучка рядовых офицеров которые только и делают, что просиживают штаны в офисах. Капитан нахмурился, от чего сразу проявились все морщины, столь дополняющие побелевшие раньше времени волосы. Через несколько минут они подъехали к зданию участка.
- Подождите меня здесь, - громко и чётко сказал мужчина всем присутствующим и вышел из машины. Полицейская стоянка выглядела отвратно, не везде ещё успели прибрать после проделок снайпера, личных авто тоже заметно меньше обычного. Однако тут внимание бывалого вояки привлекло движение, к очагу которого он сразу же направился.
- Могу я узнать что тут у вас? - обратился капитан к единственному мужчине без формы и полной боевой экипировки, - я капитан Грайк, военные силы Сент-Луиса, спецотряд.
- Паркинсон, помощник комиссара. У нас есть зацепка и Чехов направляется с людьми проверить, - полицейский внимательно и быстро осмотрел седого мужчину, отмечая что-то про себя.
- Вот как, тогда надеюсь ваш комиссар не будет против нашей помощи и прикрытия, пора бы уже принести в этот город мир и покой, - хмыкнув, капитан развернулся и направился к своим парням, - мы поедем следом за полицейскими машинами, - громко оповестил он Паркинсона тоном, который сразу отсекает все возможные вопросы и возражения. Вновь оказавшись на пассажирском сиденье бронетранспортера капитан махнул рукой в сторону отъезжающих машин.
- Следуй за ними. Парни, готовьтесь отстоять честь нашего отряда и города! Громко крикнул он назад, после чего послышался одобрительный гомон он военных, которым уже надоело сидеть без дела, отвергая вариант собственной беспомощности.

*Окраины города. Старые амбары.*

Место оказалось глухим, хотя чего ещё можно ожидать от бандитов, не в торговом же центре они броники с разгрузниками закупают. Полицейские, которых удалось собрать, неодобрительно косились на находящиеся впереди здания. Тёмно-красная краска уже давно пошла трещинами, местами грязные, исцарапанные, но целые амбары. Почти нет окон и дверей, внутри много места разделённого на уровни, идеальное убежище. Один из молодых курсантов, что совсем недавно поступил на службу после академии так и рвался вперёд. Юношеский максимализм, паренёк готов был нацепить повязку рембо и кинуться с одним табельным пистолетом на всех неизвестных врагов, остальные копы лишь качали головами на все эти воодушевлённые россказни. Капитан тоже покачал головой подходя к пареньку и положил ему руку на плечо.
- Горячее сердце это хорошо, но голова всегда должна оставаться холодной, иначе рискуешь нарваться на пули, которых так ищешь. После этих слов Грайк протянул мальцу армейский нож в чехле, с ним он прошёл через все горячие точки. Но сейчас они не на войне, а этот мальчуган только начинает познавать мир. Ещё раз окинув взглядом окрестности мужчина подошёл к комиссару и маршалу.
- Капитан Грайк, спецотряд Сент-Луиса, сегодня мы с парнями поступаем под ваше командование, - добродушно улыбнувшись, на сколько это получалось, капитан пожал руки мужчин и выслушал все указания. Коротко кивнув в подтверждение он окинул взглядом своих бойцов и жестами указал разделиться на группы, при этом перемешавшись с полицейскими, чтобы уровнять силы. Одному же он приказал взять снайперские винтовки и занять наиболее выгодные позиции. Неясно, что за чертовщина могла твориться внутри, предосторожности лишними не бывают. Повторять дважды ни пришлось не кому, три группы, в каждой по шесть бойцов, медленно направились к указанным строениям. Вблизи амбары выглядели не лучше, ещё больше трещин, кое где краска совсем облупилась, вокруг валялся мусор, явно от молодёжных тусовок. Тихие и отдалённые местечки с крышей всегда привлекают студентов, которые волнуются лишь о масштабах вечеринки и собственном социальном статусе. Мужчины продвигались медленно, внимательно осматривая всё вокруг. Но вот одна из групп добралась до отдалённого амбара, заглянув внутрь тут же связались с комиссаром.
- Здесь больше десятка джипов, при чём все бронированные, есть ещё неприметная легковая машина. Эти парни внутри явно профессионалы. После этих слов на волне появился снайпер, который уже занял выгодную позицию и начал осмотр территории через прицел.
- Вижу двоих на крышах, хорошо вооружены и экипированы. Одного могу снять сейчас, второго закрывают ветки, жду указаний. Группы принимали каждое сообщение, после каждого лишь сильнее сжимая оружие в руках и стараясь как можно бесшумнее двигаться.
- Трое бывалых наёмников с автоматами и в бронежилетах только что вошли в основное здание, удалось заметить ещё нескольких. По предварительным подсчётам их там больше двух десятков, все вооружены до зубов и прекрасно экипированы, ждём дальнейших указаний.

Отредактировано Maître (14.06.16 15:23:26)

+4

7

*Полицейский участок: кабинет комиссара*

- Как скажете, комиссар, - хмыкнул Хъюго и, засунув пальцы в плотные карманы джинсов, развернулся на пятках, чтобы последовать за Чеховым прочь из кабинета. Паркинсона он вновь обделил своим вниманием, как, впрочем, и всех остальных работающих в участке копов. Не то, чтобы ему было совсем на них наплевать... Да ладно, кого Ганди обманывал? Ни одна личность в этом помещении его не интересовала настолько, чтобы рисковать собственной шкурой, но... Долг маршала. Работа, которую Хъюго выполнял уже много лет, и в этот раз должна быть исполнена безупречна, ведь на кону, как-никак, стоит его репутация. Его и Роджера, которого подвести маршал был просто неспособен.

Холодный взгляд соскользнул с выкрашенных в один цвет стен на любопытное лицо зависшего около комиссара Паркинсона. Тот с недоверием, подозрением, но в то же время любопытством, поглядывал на Ганди, словно бы решая и представляя, можно ли ему доверить командование этой операцией. На самом деле у Паркинсона, как и у всех этих копов, просто не было выбора. Впрочем, как и у Чехова... как и у Хъюго. Он - маршал, стоявший в линейке званий выше всех остальных в участке. За его плечами десятки военных операций, в том числе под его негласным руководством. Ну а что остается делать, когда голова назначенного командира на вражеской территории вдруг разлетается от пули сорок пятого калибра, как спелый арбуз - от удара об асфальт? Когда паника срывает крыши даже самым, казалось бы, стойким? Правильно - стать еще более жестким и завершить начатое. Но Хъюго не хвалился и никогда не кичился этим. Он просто знал и умел делать правильную работу так, как это было нужно... и с минимальным количеством жертв. А остальные предрассудки его не интересовали. Единственное, пожалуй, что он требовал взамен - это полное подчинение и отсутствие желание спорить и пререкаться. Лишние разговоры в работе только мешали... хотя, его собственные изречения он всегда находил более чем уместными.

*Окраины Сент-Луиса: старые амбары*

Когда сборы завершились полной боевой готовностью всех участвующих в операции, Ганди наконец-то позволил себе вольность отправиться к месту дислокации на собственном автомобиле. В машине у него находилось много чего полезного и интересного, включая оружие, патроны, экипировку и даже сменную одежду. Хъюго не спорил с тем, чтобы комиссар выполнял свою работу и отправил несколько вооруженных групп на разведку... в какой-то мере это было даже разумно, но с другой стороны... маршалу все никак не давали покоя слова Жан-Клода о якобы зачарованных людях под этими масками, что держат в страхе весь город. И пусть ни маршал, ни сам принц особо ничего не смыслили в чарах - стоило предположить, что устроившие теракты по всему городу могли оказаться не так просты и человечны.

- Поучаствуем?

Хъюго молча глянул на комиссара, как раз надевая поверх белой футболки бронежилет. От серьезного оружия эта штука, конечно же, не спасет, да и без нее Хантеру был куда комфортнее двигаться, но он ве-таки прикидывался простым и адекватным человеком, который без лишней страховки в пекло не сунется.

- Разумеется, комиссар. Не лишайте бедных маршалов куска хлеба, - его уголок губ чуть приподнялся, и в следующее же мгновение вервольф кинул Чехову свой запасной бронежилет. Как удачно вышло, что они с комиссаром были одной комплекции. - Пригодится, - Хъюго принимал эту игру в человечность и не собирался даже краем уха указывать этому русскому проныре, что в буквальном смысле унюхал его маленький секрет.

Тем временем группы капитана Грайка докладывали обстановку в рацию комиссара. Впрочем, точно такая же рация болталась на поясе и у самого Хъюго, но зачем пользоваться дополнительной, если и в одну все прекрасно слышно? Наемник продолжал собираться: проверял магазины, застегивал наплечную кобуру с двумя пистолетами в правом и левом отсеке, а так же прятал по ножу в голенище сапог... и все это под искаженные голоса, доносящиеся из рации комиссара. Последним штрихом стала черная куртка из плотной ткани с карманами поверх броника. Поправив воротник, маршал устремил взор в сторону темных ангаров... словно бы с такого расстояния реально мог что-то разглядеть.

- Слишком тихо... - как-то отстраненно сказал он, закидывая автомат на плечо. - Капитан Грайк, - его тон вдруг сменился на командный, но при этом подозрительно спокойный, - Вам приходилось участвовать в операциях с противоестественной подоплекой? Вампиры, оборотни, ведьмы?.. Ваши парни знают, что делать, если на пороге нас встретят нелюди? - это был не праздный интерес, а жизненно важная информация. И пока капитан размышлял, маршал обернулся к Чехову, - Комиссар... центральную группу поведу я - на нее придется основной удар врага. Можете не сомневаться. Вам разумнее будет взять под командование правую или левую и зайти с тыла. Но в первых рядах будет куда интереснее, - и маршал совсем несвойственно ситуации осклабился.

+5

8

  Русский поймал бронежилет одной рукой, замерев на месте. Он взглянул на него так, словно видел в первый раз. И это не потому что он вдруг забылся, что надо вести себя человечнее или потому что никогда не видел ничего подобного, а потому что у них с маршалом Ганди, похоже, оказался один размер. Бросив еще один взгляд в сторону Хантера, Пол также усмехнулся в ответ, копируя усмешку маршала, и снял свой плащ-пыльник, чтобы натянуть на свою белоснежную, но мятую рубашку бронежилет.
  - Спасибо, - искренне поблагодарил комиссар. На его массивное тело было очень сложно найти броню подходящего размера. В России, скорее всего, не было бы таких проблем, учитывая комплекции мужчин, работавших в правоохранительных органах. Здесь мерки были иные. Так что то, что у Ганди оказался запасной бронежилет, было счастливой случайностью. Пусть, скорее всего, не такой уж необходимой.
  То что к ним присоединился спецотряд слегка напрягало полицейского, пусть и должно радовать. Тем не менее, он снова ощутил груз ответственности за людей, которые могли умереть, если все пойдет не по плану. Чехов, естественно, был готов, что им сейчас же придется начать захват, если все их мысли с Хантером подтвердятся. Павел понимал, что у него есть все права на то, чтобы начать захват даже без доказательств того, что там остановился отряд Масок. Уже то, что в этих амбарах велась какая-то деятельность, было подозрительно. Тем не менее, комиссару ничего не оставалось, как просто кивнуть капитану Грайку, позволяя выполнять свою работу. Это напомнило Чехову о его военных годах, а это не было хорошим знаком.
  Перехватив рацию в руку с пояса, мужчина медленно ступал по одной из тропинок, прислушиваясь к голосам, которые докладывали обстановку один за другим. Вновь натянув свой плащ, русский проверил оружие и количество патронов в нем, после чего нахмурился. Обратив свой взор на Ганди, когда тот заговорил с Грайком, Пол мысленно согласился с тем, что тут наверняка замешан кто-то сверхъестественный. Из горла русского вырвался ироничный смешок. Хотел, Пол, защищать людей от не-людей? Получай.
  В отличии от маршала, комиссару эта ситуация ни сколько не симпатизировала, поэтому он лишь кивнул, соглашаясь на предложение Хантера, а сам направился с группой, которая пошла по левому краю, предоставляя капитану Грайку группу правого края. Когда все группы подошли на допустимое расстояние к амбарам, комиссар сильно сжал свои челюсти, всматриваясь в даль. Они были готовы, а те, кто ходил среди амбаров - нет. Неожиданность будет их преимуществом. Поэтому Павлу ничего не оставалось, как выпрямиться и сказать в рацию:
  - Начинайте захват.

+4

9

Статус: отряд полицейских и военных сил Сент-Луиса
Группа: 19 человек (9 полицейских и 10 спецотряд)
Инвентарь: три полицейские машины, военный бронетранспортёр, табельное оружие, снайперская винтовка, винтовки, дробовики, световые гранаты, дымовые шашки, оборудование ночного видения, армейские ножи.

*Старые амбары за городом*
- Эта тишина означает лишь одно, они чего-то выжидают, - ухмыльнулся капитан, проверяя гранаты и кобуры на поясе, - они здесь явно не первый день и должны понимать, что в любой момент в их дверь могут постучать, - покачав головой, словно в ожидании некой неприятной неизбежности, мужчина поднял взгляд на Хантера, - я побывал в стольких горячих точках, что солдаты столько не служат. Мы живём в городе, где мистика является реальностью, мои люди уже давно не удивляются всей этой бесовщине. Поэтому мы и спецотряд, - Грайк подцепил за цепочку достаточно крупное серебряное распятие и выудил из-под бронежилета, - не только полицейские защищаются от правонарушителей. Его губы изогнулись в недоброй улыбке, а кисть подхватила с пояса рацию, чтобы отдать чёткие приказы солдатам, приказы о том, что надо готовиться к самому худшему и если что-то помолиться, то лучше сделать это сейчас. Мужчина прекрасно понимал, что не все из них смогут выйти живыми, но молчал ибо не имел права втаптывать в грязь смелость и храбрость этих людей. После он присоединился к своей группе, продолжая аккуратно продвигаться вглубь.
Капитан напрягся, стараясь различить хоть что-то среди листвы и грязного стекла единственного окна. Его группа обходила этот проклятый амбар справа, давая подход к окну. Но заранее заглядывать в него командир запретил. Враг не такой идиот, чтобы забыть про столь стратегически важный объект как окно! Для снайпера был не подходящий угол и его прицел не мог дать больше информации, приходилось действовать своими силами. Военные бинокли прекрасно справлялись со своей задачей. В помещении было точно больше десятка вооружённых до зубов мужчин и ещё одна небольшая кампания. Капитан внимательно разглядывал не наёмников, а тех, кого они защищали.
- Внутри есть ведьмы и ещё кто-то обладающий силой. Вампиров или оборотней в форме зверя не видно, - тихо сообщил он, рука металась по поясу между световыми гранатами и дымовыми шашками. Выбор был не прост, им нужно было действовать максимально быстро и с минимальными потерями.
- Начинайте захват, - искажённый голос комиссара прозвучал в рации и именно в этот момент рука легла на световую гранату. Губы Грайка растянулись в хищной улыбке, потеряв возможность видеть они и стрелять в слепую меньше будут, в дыму бывалым проще ориентироваться.
- Всем одеть очки ночного видения и закрыть глаза, снайпер по сигналу, - сразу после этих слов рука стиснула гранату и метко закинула в окно, а сразу после мужчина зажмурился. Послышался звон стекла, крики, выстрел снайпера и звук упавшего с крыши тела.
- Быстро, быстро, - тихо зашептал мужчина, пропуская вперёд бойцов, чтобы те успели скрыться на стеной дома до того, как второй снайпер успеет прицелиться. Но уже через пару минут с другой стороны дома послышались знакомые выстрелы из дробовика и снова звук падающего тела. Спецназовец, что шёл в группе с Чеховым не первый день работал в связке со снайпером. Быстро отделившись и сменив позицию он высматривал второго снайпера, закрывать глаза было нельзя, иначе можно визуально потерять цель и не успеть. Правда, пришлось поплатиться, но это была необходимая плата. Сразу после вспышки и шлепка о землю он выстрелил два раза в слепую. Глаза жутко резало болью и застилало пеленой, но руки не дрогнули и цель была поражена. Ещё один глухой шлепок совсем рядом. Мёртвые не создают лишнего шума.
Центральная же группа под предводительством маршала так же последовала приказу и одела оборудования, зажмурившись. Хотя даже через закрытые веки и двери было слишком светло. Уже через несколько секунд бойцы вышибли дверь и ворвались в помещение, собираясь разнести здесь всё на щепки. Короткая очередь, один из наёмников лёг, но в тот же момент предсмертный крик оглушил остальных. Одного из полицейских их группы уже голыми руками рвал неизвестный человек, глаза которого были налиты кровью. Одна пуля, вторая, третья, но наёмнику было всё равно даже на то, что они серебряные, он быстро надвигался на остальных. Собираясь дальше сеять смерть.

Отредактировано Maître (14.06.16 15:20:31)

+3

10

Статус: группа наёмников со стороны ведьм
Группа: 30 человек
Инвентарь: бронированные джипы, автоматы, винтовки, несколько снайперских винтовок, обрезы, пистолеты, гранатомёт, лимонки, армейские ножи, метательные ножи.

Статус: ведьмы и чернокнижники, экстрасенсорик
Группа: 2 ведьмы, 2 чернокнижника, 1 менталист (люди)
Инвентарь: большой ассортимент готовых зелий, древние книги, защитные заклинания, импровизированные щиты из стальных дверей

*Старые амбары за городом, примерно за час до нападения*

Выбор места для базы лёг на плечи наёмников и они не подвели. Тихое, уединённое местечко о котором все позабыли. Разобраться с владельцем - пара пустяков. Дни шли и ничего не менялось, всё та же тишина, покой и никаких посторонних. Но вот, чернокнижники, что не вылазили из своих книг встрепенулись. Они что-то почувствовали, непонятно как, непонятно чем, хотя все эти предчувствия угрозы витали в воздухе уже не один день. Связываться с копами не самое приятное занятие, а тем более когда к расследованию подключают маршалов. Пускай мужчины не покидали укрытия, но глаза и уши в городе не переставали снабжать их столь важной информацией. Оружие наготове, часовые всегда на посту, оружие заряжено.
- Скоро они будут здесь! - громогласно объявил один из мужчин, даже сейчас не выпуская из рук свою книгу, - приготовьтесь, - и амбар загудел, словно проснулся от векового сна. Ни одного лишнего движения, всё чётко и оперативно. Первым делом выставили двух снайперов, которые должны были следить за периметром. К сожалению, ритуал и начерченный на полу круг силы не позволяли ведьмам выходить за его пределы. Охрана вооружилась до зубов, пряча ножи в голенища, вещая на пояс гранаты, заполняя дополнительные магазины и так же удобно располагая их. Совсем скоро полная подготовка наёмников закончилась и наступила тишина. Нельзя было спугнуть нападавших, нельзя было их пропустить.
Все случилось слишком быстро, и ведьмам теперь нужно было сделать все и сразу. Встав друг напротив друга, женщины приложили ладони друг к другу, восстанавливая связь с находящимися вдали масками, но добраться бы те не успели без привлечения внимания, поэтому, задействовав свою магию, они продолжили исполнять ритуал. Иного выбора не было. Чернокнижники тоже защищали своих, откопав в сене какие-то старые металлические двери, они поставили их на подобии щитов перед ведьмами, ибо они будут самыми беззащитными. Сразу после разделили зелья, выбрали из толпы несколько наёмников, в чей организм сразу после нападения должна попасть сила берсерка. Они прекрасно знали, что мужчины не выживут, но ведь это всего лишь расходный материал, которым надо умно распорядиться. Так же под рукой оказались зелья разнообразного боевого действия.

*Амбар, совместная атака полицейских и спецотряда*

Разведка не давала результатов, снайперы молчали, несколько часовых вошли в амбар, лишь коротко кивнув остальным, без лишних слов будущие берсерки заняли позиции и откупорили склянки. Примерно через минуту послышался звон стекла и яркий свет ослепил всех в помещении. Ведьмы вздогнули, щурясь, они не успели закончить заклинание. Ритуал прервался, связь с потусторонним миром была разорвана. Преградой между ними и пулями врагов удачно послужили двери. Не самая лучшая идея, но на войне все средства хороши. Чернокнижники тоже зажмурились, но один не растерялся и кинул им под ноги склянку с дымом, который скрывал людей от глаз нападающих.
Один из снайперов лишь успел сказать в рацию о том, что напарника сняли, как тут же послышались выстрелы и мужчина затих. Берсерки в этот момент уже пробудились. Человеческие глаза налились кровью, пускай они всё ещё плохо видели, но вместо этого словно кожей чувствовали присутствие рядом присутствие других. Один из них набосился на радям стоящего парня одним лёгким движением сворачивая несчастному шею, сразу после этого отрывая голову и кидая куда-то себе за спину, после этого в том же направлении полетели конечности. Берсерк рвал свою жертву голыми руками, не чувствуя ни жалости, ни усталости. Отвлекли его лишь пули, которые вошли в грудь. Зарычав словно зверь, одурманенный бросился на толпу, при этом намереваясь вначале свернуть шею самому крупному, от которого чувствовал угрозу. Второй берсерк ринулся к окну, одним ударом плеча наёмник вынес крепкую стену вместе с рамой и направился к стоящим рядом людишкам. Он совершенно не обращал внимания на кровоточащие от металлических порезов раны, на куски дерева торчащие из плеча и головы, даже на пули которые входили в тело. Одурманенный просто пёр напролом, снося кусты, деревья, но чёртовы жертвы были слишком юркими и постоянно уходили от ударов. Уворачивались, словно маленькие мурашики. Мужчина заревел и упал на лицо, жизнь покинула тело. Причиной были не раны он стены амбара и не истощение организма, даже не пули. Чей-то армейский нож торчал в шее, частично пробив артерию оружие вызвало слишком обильную кровопотерю, при этом не закупоривая рану. А в помещении уже творился первородный хаос. Наёмники стреляли в слепую, стараясь ориентироваться по вскрикам и голосам нападавших. Добивать не удавалось, но часть пуль хотя бы вскользь умудрялась задевать нападавших. Ведь не зря же ведьмы принялись за заклинания повышенной меткости и удачи для своих защитников. Пусть это некоторым и кажется всего лишь глупостью.

Отредактировано Maître (14.06.16 15:31:51)

+2

11

Хъюго молча кивнул словам капитана Грайка под типичный щелчок магазина, умело вставленного в приемник. Его воодушевленность играла маршалу только на руку, подкидывая мысли о том, что раз капитан так говорит, то его ребята точно знают, на что идут. И что самое главное - в критической ситуации не сдрейфят и не ускачут на вольные хлеба, сверкая пятками. Не то, чтобы Хъюго прям так нуждался в их помощи, но... если отбросить важность собственной персоны и включить здравый смысл - становилось вполне ясно, что несколько вооруженных и обученных людей в схватке с врагом могут куда больше, чем один оборотень в шкуре маршала. Ганди еще не настолько от ума отстал, чтобы кидаться в самое пекло не пойми чего, рискуя при этом не только собственной шкурой, но еще и тушками принца и Роджера.

Однако, ситуация его забавляла. И, похоже, что его одного... Остальные казались какими-то чересчур серьезными. Хотя... Ганди бы поспорил на счет капитана Грайка. Скрытая "веселость" мужчины вскрылась, когда все участники сего торжества разделились по группам, и из рации послышалось:

- Внутри есть ведьмы и ещё кто-то обладающий силой. Вампиров или оборотней в форме зверя не видно.

- О, а у капитана есть особый дар, очевидно, - прошелестел в рацию искаженный помехами голос Ганди, - Уже жалею, что наша группа лишена такого индивида, - звучание прекратилось за несколько секунд до того, как комиссар отдал приказ. Хъюго хмыкнул. Теперь ситуация казалась еще более привлекательной, учитывая выводы, которые делал капитан сходу. Уж не знал Ганди, что там внутри происходит - тут уж Грайку было виднее, но ни один простой, пусть даже опытный, человек не способен на расстоянии распознать в персоне вампира или человека со способностями. А по сему... закрадывалось сомнение - а точно ли он знает, что делает, и не придется ли потом маршалу в одиночку лавировать меж автоматных очередей.   

Он присоединился к центральной группе, которая топталась неподалеку от ангара, который все дружно решили захватывать. Оставалось надеяться, что остальные помещения разведчики осмотрели тщательно, и никто из них не вылезет в самый неподходящий момент. Под его командование попало семь человек, трое из которых были копами, а оставшиеся четверо - более профессиональными из спецотряда. Хотя, их должности маршала не особо волновали. Куда больше его интересовали их профессиональные данный и подготовка... А еще в голове роились сомнения - не слишком ли мало они взяли с собой людей?

- Ну что ребята, повеселимся? - добавил он после того, как сообщил всем стоящим за его спиной, что до конца операции они выполняют Его и только Его приказы... и ничьи больше. Энтузиазма, впрочем, те не поддержали, но хотя бы оценили синхронными кивками голов в касках. К слову, сам Хъюго не носил головных уборов на заданиях...

А потом началось черти что. Наверно, соответствующее выражение отразилось на лице маршала в тот момент, когда капитан скомандовал своим надеть очки и закрыть глаза. "Он же не собирается..." - но худшие опасения Ганди подтвердились, и в здание залетела ослепляющая граната. К слову, ослепляющая и своих и чужих... и, наверняка, Грайк об этом если и не знал, то определенно точно должен был догадываться. Нет, безусловно, в какой-то ситуации такой способ захвата был бы действенным, но... Впрочем, какая уже теперь разница? Что сделано, то сделано. И им теперь оставалось лишь действовать в соответствии со сложившейся ситуацией. Это маршала ничуть не пугало, и даже не расстраивало, а остальных не должно было демотивировать и подавно, ведь спецотряд на то и спецотряд, чтобы реагировать на самые внезапные внезапности.

Может быть, кто-то и считал, что выбора у группы маршала не было - и нужно было атаковать сразу, ломая двери. Но, это было верхом глупости.

- Всем стоять на местах, - сквозь зубы процедил наемник, прижавшись спиной к стене около центральной двери. Если группа Грайка отвлекала на себя внимание, то у них славно получилось. Сначала яркая вспышка света, потом вооруженные люди, лезущие в окна... засевшие в ангаре преступники, наверняка, переключат все свое внимание на незваных и нежданных гостей. Впрочем, о нежданности Хъюго оставалось лишь догадываться.

Отсчитав нужное количество времени, необходимое на рассеивание света, а так же дождавшись первых выстрелов, Ганди отдал приказ наступать. Железную дверь он выбил собственным плечом, особо не рассчитывая силы. Кому какое дело - был на ней замок или нет? Тут же сгруппировался и совершил перекат влево, тем самым избегая возможное попадание шальной или прицельной пули. И несмотря на полное обмундирование, двигался он легко и проворно... в какой-то мере даже грациозно и очень отточенными движениями. Часть его людей последовала за ним, в самопальное укрытие из нагромождения каких-то ящиков. Часть - ушла вправо, а вот четверо остались по центру брать удар на себя и одновременно прикрывать впереди идущих. Хъюго лишь мельком успел осмотреть обстановку и расположение вражеских единиц. Для более полной картины, ему нужно было высунуться и осмотреться еще раз... но не тут-то было. Внимание всей группы привлек человек, появившийся словно из ниоткуда. Они, вроде бы, все контролировали, маршал старался уследить за всеми своими, но вот столь внезапное появление врага прямо перед носом заставило его нахмуриться.

- Оборотень? - раздалось встревоженное за спиной, когда враг начал голыми руками и зубами рвать одного из полицейских.

- Нет, - процедил маршал, доставая пистолет и уже тактично прицеливаясь. - Оборотни так не действуют. Слишком мало силы... Это человек, - и последнее слово сопроводил выстрел, звук от которого затерялся во множестве других, доносящихся с разных сторон. Череп нападавшего разлетелся подобно спелому арбузу, упавшему с высоты на асфальт, забрызгав при этом лицо и шею того, кого еще он мгновение назад пытался разорвать. Пострадавший полицейский осел на пол под грузом серьезных повреждений, и маршал перестал фокусироваться на всем и сразу. Коп не доберется до укрытия, а сдохнет прямо в центре этого ангара от чьей-нибудь пули. Так стоит ли рисковать? Все думали, что нет, оставаясь за своими укрытиями и отстреливаясь от наступающих врагов.   

- Вот дьявол, - буркнул он, и уже в следующее мгновение перекатом оказался около раненого. Какие-то доли секунды, и маршал взвалил его на плечо, чтобы, практически не сбавляя темпа, пробежать открытую полосу и спрятаться уже за правым укрытием.

- Эй, парень, ты меня слышишь? - спросил он, фиксируя рукой в перчатке трясущееся окровавленное лицо спасенного. Глаза того бегали, как шальные, а зубы стучали друг о друга. Более боеспособной единицей он не являлся, но и нянчится сейчас с ним времени совсем не было. Хъюго усадил его, привалил спиной к ящикам и вложил в его руку его же запасной пистолет.

В следующую секунду маршал уже стоял на ногах, прижимаясь плечом к краю укрытия, и вглядывался в центр ангара, стараясь разглядеть остальные группы, их командиров и оценить обстановку и потери. Однако, первое, что бросилось в глаза - это двое людей около раскрытой книги на постаменте.

+2

12

  Подчинение приказу произошло незамедлительно, но не так, как планировал Чехов. По его мнению, захват должен был начаться тихо, но капитан решил иначе. Павел глубоко вздохнул, отвернувшись в тот момент, когда ослепляющая граната залетела в помещение, а затем началась кутерьма. Звуки, голоса и выстрелы перемешались, и комиссар понял, что их появление все же не было неожиданностью. Их ждали. Ждали будто бы все это время. Но как они узнали, что группа захвата явится именно сегодня, когда даже сам полицейский этого не знал. Невольно мысли обратились к Хантеру, который работал в центральной группе, но какой-то конкретикой они не обладали. Либо их ждали все это время, несколько дней подряд, либо в группе их противников есть предсказатель будущего. Пол ставил на первый вариант.
  Группа Грайка кинулась вперед, принимая на себя первый удар, но вот группа Ганди ждала момента. Чехов не стал дожидаться, пока свет полностью затухнет, и дал распоряжение заходить сразу после первой группы, оставляя Хантеру возможность зайти на десерт. Они оказались внутри со звоном стекла, перемахнув через небольшое окно один за другим, пока группа капитана получала себе пули наемников. Группа Чехова распределилась по периметру на левой стороне за небольшими укрытиями в виде ящиков и металлических балок. К одной такой сам комиссар прижался плечом, потому что если бы он встал спиной, то рисковал получить пулю из-за своего широко разворота плечей. Оружие уже было сжато меж ладоней, когда сквозь дым и запах пороха, комиссар попытался осмотреть помещение, чтобы понять обстановку. Все что он видел - это суета, которую создали его люди, вперемешку со спецназом. Бойцы рядом с ним выглядывали из укрытий, отправляя редкие выстрелы в наемников. Павел лишь пару раз последовал их примеру, да и то, только чтобы увидеть необычную постройку из дверей по кругу. Комиссар пытался рассмотреть, что кроется за ними, но вход группы Ганди заставил Чехова отвлечься.
  Хантер и его группа действовали весьма слаженно, учитывая, что они знакомы всего несколько мгновений. Он даже смог спасти полицейского, который оказался на линии огня. Пол и сам дернулся, но пуля тут же звякнула о железо около его виска, и мужчине пришлось остаться на месте. Уловив взгляд Ганди, который сидел в укрытий напротив Чехова, Пол взглядом указал ему на постройку, в это же время замечая тех двух людей, что стояли около постамента с книгой. Комиссар посчитал, что основная проблема исходит от этих двоих и от "дверной постройки". Наемники были чересчур сильны для людей. Значит им помогали. Полицейский достал рацию.
  - Первоначальная задача покончить не с наемниками. Их поддерживает магическая защита. Устраните ведьм и колдунов.
  На самом деле, Чех не разбирался во всех этих магах и ведмаках и чем они отличались друг от друга. И это сейчас не так важно. Убрав рацию, полицейский глубоко вдохнул и выглянул из своего укрытия, прицеливаясь за долю секунды, чтобы выстрелить в одного из чернокнижников.

+2

13

Статус: отряд полицейских и военных сил Сент-Луиса
Группа: 18 человек (8 полицейских и 10 спецотряд)
Инвентарь: три полицейские машины, военный бронетранспортёр, табельное оружие, снайперская винтовка, винтовки, дробовики, световые гранаты, дымовые шашки, оборудование ночного видения, армейские ножи.

*Старые амбары за городом*
Брови сурового капитана на мгновение сдвинулись на переносице, образуя сплошную линию. Нет, ни полиция, ни, тем более, маршалы не обязаны ему подчиняться. Он не глава этого смешанного кулака правосудия, он не вправе, да и не хочет особо кому-то перечить. Но слишком уж неуместным Грайку показался комментарий Ганди. Да, он видел многое, да, он пережил это многое, да, он был уверен в своих и даже местами излишне самоуверен, но будь Грайк на пару военных лет младше, то точно бы дал в нос тому, кто смеет подрывать авторитет командира среди его же бойцов. Капитан медленно выдохнул, прекрасно понимая, что не стоит вести себя словно незрелый мальчишка.
  - У меня много способностей, а жалеть не стоит, вас там хватает выше крыши! - ни одна мышца больше не дёрнулась на сосредоточенном лице мужчины, на кону стояло слишком многое, чтобы позволить себе совершить ошибку.
   Противник показал себя во всей красе, видимо с самого начала решив вскрыть карты. Что же, чем меньше козырей останется у плохих парней, тем больше матерей сегодня не будут заливать подушку слезами забываясь в мольбах об упокоении светлой души их чада. Конечно, у наёмников тоже были родители, но какие у них были отношения, уже не так важно. Грайк верил, что добро во-первых, должно быть с кулаками и запасным ножом, во-вторых, должно побеждать, да и вообще, порой лишь смерть сможет спасти заблудшие души. Нападавший испустил последний дух, открывая прекрасный обзор на происходящее и дополнительный вход. Их группа быстро переместилась за условное укрытие, полностью сосредоточившись на правом фланге. Израненный паренёк не остался незамеченным. Хотя, как можно такое пропустить, когда прямо около уха другой полицейский еле сдерживается на шепоте:
  - О нет, Грувер, нет!
   Капитан тихо хмыкнул, выпуская короткую свинцовую очередь, он вспоминал, как в первые дни войны так же трясся за каждого из сослуживцев. Широкая ладонь легла на плечо встревоженного мужчины.
  - Быстро выводи его отсюда, в машине есть аптечка, мы прикроем! - Грайк коротко кивнул и подтолкнул полицейского к напарнику, - Дейв, иди к маршалу, ты там нужнее! Короткий кивок одному из своих верных бойцов, этим парням не надо было повторять дважды. Обескураженный таким решением полицейский на мгновение застыл, но сразу после пригнулся и быстро побежал к раненному товарищу, за ним направился и боец спецотряда. Правый фланг прикрывал своих, всеми силами стараясь отвлечь внимание, но одна из пуль всё-таки задела бегущего полицейского. Кусочек свинца вошёл в плечо, намертво застревая в тёплом теле, но мужчина даже не дрогнул, лишь быстро юркнул за укрытия, подхватывая раненного.
   Перестрелка продолжалась, казалось, что силы были совершенно равными. Либо обе стороны были слишком криворуки и тупы, чтобы не попадать в цель, либо слишком умны и виртуозны, что позволяло в последний момент уходить от смертельного выстрела. Молодой паренёк полицейский, что оказался в группе Грайка явно плохо справлялся с эмоциями. Запах крови, гари, пороха, даже смерти кружили ему голову, заставляя делать самые безумные и отчаянные поступки. А после ранения сослуживца в плечо, так и вовсе юнец стёр для себя все границы разумного и дозволенного.
  - Ах вы продажные суки, горите в аду! - с дикими криками парень выскочил из укрытия посылая в слепую длинную очередь в то место, где по его мнению было больше всего наёмников. У парня просто сдали нервы, полицейская академия учила стрелять, учила защищать слабых, учила придерживаться закона, но она совершенно не готовила к тому, что твой товарищ может умереть у тебя на руках или же по твоей вине. Буквально на долю секунды в этом проклятом амбаре стало тихо, люди опешили от подобного, эффект неожиданности всегда работал хорошо, если за ним стоял чётко продуманный план. Но, сейчас плана не было, наёмников в том месте тоже почти не было, хотя их смертоносные пули уже полетели в юного бедолагу. А в голове седеющего на глазах капитана вереницей пронеслись лица вот таких же, совсем зелёных бойцов, которые просто хотели мира и справедливости, которые совсем не были готовы к войне и не смогли вернуться с поля боя. Его бойцов, которых самому Грайку пришлось хоронить. Поддаваясь выработанным годами инстинктам мужчина выскочил из укрытия и закрыл спиной этого идиота, тут же стараясь повалить его или же оттеснить назад, за их укрытие. Ещё один мальчишка сегодня вернётся домой, сейчас это было важнее всего. Раскалённая пуля вошла в плечо, прямо в старую рану, разрывая шрам, что белел под одеждой и защитой. Сразу после правая рука мужчины перестала подчиняться хозяину и повисла плетью. Дикая боль от потери связи с нервами в руке пронзила всё тело, но Грайк не вскрикнул и не дрогнул, это была слишком малая цена за чужую жизнь. Капитан не видел наёмника, что быстро бежал к ним сзади, уже расчехляя метательные ножи, так же он не видел, как кто-то из группы Чехова уложил этого наёмника на лопатки, заставляя его душу покинуть этот бренный мир. Теперь они были за укрытием, в относительной безопасности. Мужчина взглянул на спасённого, парень еле сдерживался чтобы не разрыдаться в голос, словно маленький ребёнок упавший с качелей.
  - Держим оборону, стреляй короткими очередями или одиночными, - сквозь зубы процедил капитан, силясь не пропустить и нотки боли в голос.
  - Ваша рука... - кое как выдавил из себя паренёк, не смея ослушаться приказа он занял позицию.
  - У меня есть вторая, - попытка усмехнуться вышла не очень удачной, лицо перекосила гримаса боли. Грайк умел стрелять и левой рукой, не так хорошо и метко, но достаточно для того, чтобы какое-то время сдерживать противников.
   Ад вокруг лишь продолжался, переходя на новый виток, раскрывая перед собравшимися всё новые оттенки алого. Словно невидимая рука безумного художника без разбору ляпала эти пятна по всему амбару. Наёмники были меткими, даже очень, их пули проходили буквально в миллиметре от доблестных стражей правопорядка, либо застревали в броне. Хотя кому-то всё-равно царапнуло щёку, кому-то попало в ногу, заставляя мужчину продолжать бой без возможности смены позиции. Они все слышали приказ комиссара, все слышали крик паренька, видели действия капитана, они все хотели выжить. У некоторых так и чесались руки, чтобы быстро схватить с пояса гранату и метнуть в это чёртово сборище ублюдков, но на их стороне магия, а с ней шутки плохи. Выстрелы летящие в непонятные двери словно отводила невидимая рука, совсем немного, словно играя злую шутку с нападавшими. Задерживавшийся из-за снайпера боец быстро включился в происходящее. Оценив ситуацию свежим взглядом он продвинулся к Чехову и занял оборонительную позицию.
  - Комиссар, мы их так не пробьем. Вам с маршалом лучше пойти вперёд, мы прикроем, - почти сразу после этих слов из рации послышался голос полицейского. Раненные, но всё ещё живые парни смогли вырваться из этой людской мясорубки и были уже близко к машинам. Каждый из полицейских вздохнул с облегчением, а боец спецотряда улыбнулся где-то под маской, отмечая для себя, что штатные полицейские крепче, чем может показаться.

Отредактировано Maître (14.06.16 15:20:06)

+3

14

Статус: группа наёмников со стороны ведьм
Группа: 28 человек
Инвентарь: бронированные джипы, автоматы, винтовки, несколько снайперских винтовок, обрезы, пистолеты, гранатомёт, лимонки, армейские ножи, метательные ножи.

Статус: ведьмы и чернокнижники, экстрасенсорик
Группа: 2 ведьмы, 2 чернокнижника, 1 менталист (люди)
Инвентарь: большой ассортимент готовых зелий, древние книги, защитные заклинания, импровизированные щиты из стальных дверей

*Старые амбары за городом*

Берсерки оказались не столь эффективны, хотя бывалые бойцы и не особо многого от них ожидали. Все эти банки, склянки, жидкости и прочая ересь очень не нравилась людям, которые издавна привыкли добывать средства на кусок хлеба при помощи собственных кулаков или ножа. Хотя с развитием технологий нож сильно эволюционировал. Вот только сознание бродячих бандитов осталось тем же. Испустившие последний дух снайперы и отправившиеся в ад души берсерков совсем не заботили оставшихся мужчин. У них не было совершенно никакой привязанности или чувства долга перед этими людьми. Им было просто плевать на всех и вся, кроме чужой и навязанной заклинаниями воли. Кто сказал, что ведьмы могут лишь наводить порчу - тот жестоко ошибся. Кто-то из этих безликих убийц даже порадовался тому, что их численность сократилась, тогда ожидающая в конце награда увеличилась. Наверное, он даже ожидал остаться последним, стать героем в Маске на радость своему хозяину. А проклятые копы, словно маленькие муравьишки, перебегали между укрытиями. Глаза всё ещё побаливали после резкой вспышки света, но теперь гораздо чётче различались силуэты.

- Сукины дети, хорошо укрепились, - негромко сказал один из наёмников, выпуская короткую очередь в высунувшуюся из-за столба бородатую морду, - но у них раненные, а эти ублюдки слишком сентиментальны.

Некоторые из близко стоящих негромко гоготнули на данное заявление. Здесь были не самые изысканные профессионалы. Скорее кучка неотёсанных бандитов с пушками, которым дали задание защищать и пожертвовать жизнями в случае необходимости. И пока что этой кучке удавалось дать отпор силам правопорядка. Хотя потеря снайперов была серьёзной промашкой. Но вот один из легавых дёрнулся на открытое пространство. В него тут же полетели пули со всех сторон, это было нечто вроде негласного соревнования, кто подстрелит бэмби, тот может считать себя чуть более крутым. Вот, одному из них повезло, правда не долго продолжалось это везение. Мужчине пришлось слишком высунуться из укрытия и пуля прилетела прямо в ногу, немногим выше колена. Наёмник стиснул зубы. Помощи он не ждал, да и не дождался бы, поэтому подобрал с пола какую-то тряпку в остатках мазута и сделал перевязку выше ранения. Лучше чем ничего, да и желание сильно высовываться совсем отпало.

А безумие вокруг продолжалось, в ушах уже начало закладывать от постоянного грохота выстрелов. Под ногами валялись пустые гильзы, магазины, где-то в деревяшки пола уже воткнули охотничий нож. Один из наемников попытался выйти из укрытия и хорошенько пройтись по ящикам, за которыми скрывались добрые парни. Вот только получилось разнести лишь пару деревянных контейнеров, ибо очень быстро около уха просвистела пуля, ясно давая понять, что противники не шутят. Но этот чудак оказался не единственным безбашенным в этом амбаре, вдруг откуда-то справа выпрыгнул мелкий щегол, как обычно коп кричал какую-то бравурную чушь, вот только им было плевать на его жизнь, им нужна была лишь его смерть. Хищно оскалившись, мужчины быстро перевели всё внимание на правый фланг, на горизонте появился новый Бэмби, а за ним сразу и заботливый папочка. Основная часть пуль намертво засела в прочном кивларе, но одна всё-таки сделал своё чёрное дело. Воодушевившись идиотизмом мальца и пользуясь моментом, когда все копы отвлеклись на этого придурка, один из наёмников быстро достал гранату, через несколько секунд лимонка уже летела аккурат в левый угол. Разнесёт часть амбара, не страшно, главное, чтобы этим скотам досталось как можно больше веселья.

И стоило оглушительному взрыву затопить все прочие звуки неразберихи в этом амбаре, как пыл наемников вдруг сошел на нет. Все они, словно подчиняясь воле невидимого кукловода, встали на месте, как вкопанные и устремили остекленевшие взгляды перед собой. Синхронности малознакомых людей можно было позавидовать, а так же той слаженности, с которой они выудили кто из карманов, кто из поясных сумок свои Маски. Они были тряпичные, ничего особенного - символика животных с прорезями для глаз, но, примерив на себя зверские образы, эти наемники словно сами по себе стали зверьми, желающими отведать чужой плоти и крови. Гул стоял в ушах, и не взрыв был тому причиной, а чей-то монотонно нашептывающий голос, заставляющий совершать совершенно нелогичные поступки: кидаться на пули, бросать оружие и нападать на вооруженных людей голыми руками, не чувствуя ни боли, ни сожаления.

Перед стоящими на постаменте людьми стали собираться наемники, держа перед собой листы стали и стремясь укрыть чернокнижников и ведьм от пуль, образуя уже второй слой щитов. Магам нужно было успеть завершить ритуал призыва, после которого все закончится массовым кровопролитием. Никто не уйдет от зловещей сущности, что в скором времени должна была предстать перед взором общественности. Никто из этого ангара, кроме призывавших демона чернокнижников (да, колдунам не было дела до защищающих их наемников), и та самая персона, ради которой и были совершены все предыдущие нападения на клубы. Принца города давным-давно пора было сменить на кого-то более подходящего требованиям... Требованиям кого? Но вряд ли ответ на этот вопрос можно было бы получить от стоящих перед раскрытыми фолиантами магов.

Они не успели завершить ритуал до того, как на них обрушились полицейские, но все же сумели запастись еще одним козырем, которому была обещана не просто награда, а нечто большее... То, ради чего многие готовы пойти на смерть или даже убить. И пока козырь готовился вступить в игру, менталист усилием собственной безграничной воли направил две группы по десять наемников в масках по направлению к двум укрытиям, за которыми прятались основные группы полисменов под предводительством двух важных в городе персон. Их огнестрельное оружие смотрело вперед и только вперед, неустанно извергая из своих пастей очереди жалящих пуль. К слову, у двух их наемников были огнеметы, которые то и дело выдыхали пламя перед собой, наводя ужас на полицейских. Десяток людей в масках не боялись ничего, не боялись смерти или ранений, они не чувствовали боли и были готовы идти до последнего, подчиняясь приказам своего Мастера, который, облаченный в черные одеяния, стоял в круге силы, среди прочих магов. Идти до последнего и забрать с собой в могилу как можно больше людей.

Отредактировано Maître (14.06.16 15:32:41)

+3

15

Неразбериха творилась полнейшая. И среди всего этого бедлама маршалу приходилось то и дело молниеносно реагировать и цепляться глазами за самое важное. Не упустить из вида комиссара, следить за количеством раненых, наблюдать за тем, как ведет себя каждая группа в отдельности... насколько слажено, насколько синхронно они работают. И в определенный момент Хъюго для себя решил, что попал в передрягу не с горсткой простачков, ничего не смыслящих в этом жестоком мире монстров, а с самыми настоящими профи. Конечно же, они ни в какое сравнение не шли с ним самим или Роджером, но уже само внутреннее признание Хъюго многого стоило. Пожалуй, даже больше всяких слов.

Ганди хоть и был самовлюбленным засранцем, но он умел рассчитывать силы и выделять таланты других. А сегодня, в этой свалке железа и крови, многие ими прям-таки блистали. Но, как оно всегда бывает, в любом правиле есть исключения. Вот, например, этот парнишка, вылетевший вперед и решивший, что он - непобедимый Халк - не меньше. Благодаря его глупости и неспособности унять собственный страх капитан Грайк из левой группы потерял подвижность руки. Недопустимая роскошь в такой ситуации! Кидаться под пули ради спасения одного?.. Маршал стиснул зубы и глянул в сторону полицейского, которого мгновения назад он сам вытащил с линии огня. Над ним уже хлопотал другой раненый, и сие печальное зрелище, не иначе, натолкнуло наемника на весьма прозаичную мысль - раненых будет становиться все больше и больше, если они продолжат ныкаться по углам и отстреливаться короткими очередями.

Маршал снова выглянул из своего укрытия в эпицентр событий. Взгляд зацепился за фигуру комиссара, а потом и за его выражение лица, которым он ясно давал понять, что надо сделать что-то с постройкой из дверей. Хъюго кивнул, соглашаясь с командиром правой группы... но это ровным счетом ничего им не даст. Постройка на уровне глаз.. чтобы ее разрушить - придется уничтожить всех наемников, или сдохнуть самим. Но ни один из вариантов не казался маршалу разумным. А потом вдруг прогремел взрыв со стороны группы капитана Грайка, и ту, дальнюю половину амбара, заволокло дымом и стонами раненых. Хъюго смачно выругался.

- Дохнем здесь как крысы... - пробурчал он, - а я-то рассчитывал минимум на геройскую смерть, - он отступил на шаг назад и уже вовсю разглядывал те самые наваленные ящики и паллеты, за которыми они прятались. Военный рядом покосился на маршала, но промолчал. Никому не хотелось сдохнуть в этом богом забытом месте, пусть даже и по-геройски. Этого и сам Ганди не желал, но это не мешало ему болтать. За разговорам, признаться, ему легче думалось. 

- Сэр, часть вражеских сил образовала новую линии укрытия, используя двери на манер щитов... Другая часть из десятка человек движется в нашу сторону, - сообщил полицейский, что все это время следил за обстановкой вне укрытия.

- Стрелять на поражение, - Ганди отдал приказ и добавил, - но не вздумайте геройствовать. Это моя прерогатива здесь. Ваша задача - уничтожить всех их к чертовой матери и выжить. Все ясно?

- Да, сэр!

- Приступайте, - он снова глянул вверх, оценивая балки и перекрытия под крышей. Нихрена с его нынешней позиции он не сможет сделать. Отсюда вывод - ее надо сменить. - Комиссар, - прошелестел его голос в рации, - используйте гранаты, не стесняйтесь. Грайк, доложите обстановку!

А дальше маршал спрятал оба пистолета в кобуры, перекинул автомат за спину, повесив его на себя за черную ленту, и подпрыгнул. Он ухватился руками за выступающий край одного из паллетов, подтянулся, закинул ногу и крайне быстро оказался на двухметровой высоте над уровнем пола. Маршал тут же присел, чтобы не выдать свою позицию, и снова осмотрелся. Отсюда вид был не таким уж и идеальным, вервольф практически не видел людей на постаменте, потому двинулся дальше на полусогнутых ногах, выискивать более удачное место. Еще несколько раз ему пришлось преодолевать препятствия, подниматься на руках и запрыгивать на крайне сомнительные выступы, хвататься ладонями за железные трубы, но на все про все ушло достаточно малое количество времени. Хотя, в такой ситуации каждая секунда на счету. Но чего стоят эти секунды, если ты ничего не можешь сделать?

В конечном итоге он оказался с левого края от центрального входа, но на четырехметровой высоте. Маршал не высовывался, он был предельно осторожен, чтобы раньше времени не сдать себя и не полететь камнем вниз. Ему не было дела до масок, которые наемники на себя нацепили, этим пусть занимается комиссар в свободное время, а ему нужно было всего лишь прицелиться. К слову, с его места открывался шикарный вид на постамент, хозяев которого сверху не защищали никакие щиты. И наемник выдохнул, выставляя перед собой руку с пистолетом. Ему нужно было быть точно, желательно несколько раз подряд, но Ганди не был наивным. Он не делал ставку на стопроцентную меткость из пистолета с такого расстояния, но у него не было выбора. Мир вокруг остановился, когда глаза сфокусировались на женщине, стоявшей к нему лицом, но носом - в книге. Сначала обезвредить ее, и пока остальные разворачиваются - он успеет спрятаться. Хъюго так и сделал. Он целился в тело, как можно центрее, чтобы не промахнуться... и выстрелил. Здесь, наверху, этот выстрел прокатился подобно грому, но там, внизу, его никто и не заметил среди множества других. За ним же последовал второй, в ту же самую точку, с неудержимым намерением уничтожить эту ведьму... или кем бы она ни была. После этого маршал резко присел, спрятался за укрытия, и перезарядил оружие.

Отредактировано Hugo Gandy (26.06.16 20:25:40)

+4

16

НПС

Имя: Элиза
Раса: человек
Статус: маска, глава женского отряда
Инвентарь: катана обычная, либо катана с серебряным лезвием
Внешность: блондинка выше среднего роста, спортивное телосложение, подтянутые мышцы, молодая, выглядит неформально: короткие волосы с модной короткой стрижкой, чёлка закрывает половину лица, носит тёмно-синие спортивные штаны с розовыми полосками и чёрный спортивный топик, так же на плечах часто красуется розовое боа, на голове бывает маска Белки (сейчас нет)
Особенность: фанатична, знает город и все его секреты

Имя: Мирьям
Раса: человек
Статус: маска, член женского отряда
Инвентарь: глок и нож, либо зависит от задания
Внешность: среднего роста, подтянутая, на первый взгляд узкие плечи и бёдра создают обманчивое впечатление о излишней хрупкости, тёмные волосы и немного смуглая кожа, крупный нос, чаще всего ходит в облегающих спортивных майках и широких восточных штанах, носит маску Кобры
Особенность: профессиональный убийца и специалист по ядам, на каждом холодном оружии, что при ней, всегда есть яд

В грязной комнатушке за исключением шума, усиливаемого эхом ангаров, были только она и полутьма. Единственная тусклая лампочка раскачивалась и мигала то и дело выключаясь, потому что всего одним лестничным пролетом ниже разразилось целое адово пекло. Там, внизу, рекой лилось настоящее веселье, уже больше часа длилась вечеринка, на которой ей пока было не место. И Элизу это чертовски бесило. Ей было скучно в светлом и просторном доме отца, где можно было разбивать все так ценимые им атрибуты интерьера, а в пустой подсобке, в которой так издевательски хорошо слышно все творящееся совсем близко веселье, она вообще не находила себе места. Улыбчивая и довольно симпатичная девушка, с безобидным личиком и белокурыми волосами, сейчас металась по комнате подобно стрелке, пытающейся сорваться с циферблата и нужно было быть истинным слепцом чтобы не заметить клокочущей в ней неисчерпаемой агрессии.

Ей говорили, что она тут самая нужная и самая важная. Что она ценный козырь и поэтому ей в итоге будет веселее их всех вместе взятых. Что она получит желаемое, что далеко не совпадет с желаниями ее отца (что только еще замечательнее). Но никто не предупредил, что и этого надо будет ждать. Что чем ценнее она является, тем позже она сможет вступить в игру, тем меньше она сможет рисковать собой и всех их делом, вынужденная прятаться. Поэтому, Элиза уже не была уверена ни в чем. Правильно ли она поступила соглашаясь с ними? В последнее время ее начали посещать сомнения. И чем чаще ее оставляли в стороне, тем больше этих сомнений было, тем более безрассудной и невнимательной она становилась, даже не догадываясь, что именно эта ошибка стоила им этой осады.

Но время на размышления подошло к концу. Будто ощущая, что девушке вот-вот надоест, и она сорвется испортив все, Они разрешили ей действовать. С неприятным скрипом дверь в подсобку открылась впуская девушку в маске Кобры, окруженную ореолом ворвавшихся выстрелов, взрывов, криков и даже запахов. Не сказав ни слова Элиза отпихнула чучело с промытым мозгом в сторону, не осознавая, что и сама стала таким же пугалом, и ринулась на железную и совершенно не защищенную от шальной или специальной пули лестницу. Девушка споткнулась о порог и почти рухнула вниз, сумев устоять лишь потому, что уцепилась за широкие стальные перила. С огромным грохотом вниз полетел всякий разный, металлический и деревянный хлам, поднимая лишний шум и привлекая к ней внимание. Но это Элизу не волновало. Перед ее светлым взглядом раскрылась самая настоящая бойня. Реки крови в которых подобно мелкой рыбешке плавали гильзы, а над нею клубилась пыль вперемешку с мелким мусором и дымом от перегревшихся орудий, словно туман, что желал смягчить или наоборот, мистифицировать увиденное.

Как же она хотела туда, вниз! В этом побоище, переполненном огнестрельного пламени, ее катана сверкнула бы своим лезвием ослепляя всех своей ледяной красотой! Блондинка потянулась рукою вниз, представляя, как сквозь свои костлявые пальцы она увидит там омываемое кровью лезвие своего клинка. И пусть окружающие видят в этом жесте не мечту завороженной, а крик о помощи. Она все равно хочет быть там. Хочет настолько отчаянно, что когда Кобра схватив ее за волосы утаскивает девушку обратно в темную бездну, Элиза пытается сопротивляться практически искренне, хватаясь за железные перила и края прохода, словно сам демон пытается утащить ее в свое царство. Но этому противостоять она не может. Кобра пересиливает с виду ослабевшую пленницу, и они обе снова скрываются в этом темном, полном скуки уголке.

+3

17

  Естественно, они ни на что не надеялся, когда стрелял туда. Расстояние было слишком велико и все еще могла быть магическая защита, которая была не видна даже глазу оборотня. Поэтому пуля Чехова угодила в очередного наемника, который оказался на пути выстрела совершенно случайно. Кажется, из горла комиссара вырвалось рычание, показывая, что Пол, наконец, вырвался из состояния хладнокровия и спокойствия. Внутри него постепенно начало взращиваться нечто необузданное, подобное тому, что охватывало наемников. Оно росло медленно, давая пока Павлу возможность сдерживаться. Он был не из тех, кто давал волю своим эмоциям, потому что в юности это сослужило ему плохую службу. Но эта ситуация была весьма специфичной, похожей на военные действия. Чехов давно был на войне, и здесь другие люди. Большинство из них никогда не воевали. Выскочивший, на вид зеленый юнец, который не смог справится с нервами, был тому доказательством. Полицейский на миг прикрыл глаза, когда капитан Грайк получил за него ранение. Сомнительный риск, учитывая, что опытный член спецотряда стоит десяток таких юнцов. Даже если это был полицейский, который числился в участке Чехова.
  Запах крови распространился по всему амбару, перекрывая любые другие запахи для медведя. Мужчина старался дышать через рот, но даже так привкус ржавчины оседал у него на глотке. Нахмурившись, Пол перезарядил оружие и снова выглянул из своего укрытия, чтобы осмотреться, при этом сделал несколько выстрелов, чтобы никто не попытался опередить его и ранить. Вдруг прозвучал взрыв, содрагая половину амбара. Посыпались опилки и пыль, послышались новые крики. Мужчина тихо выругался, а затем снова высунулся, чтобы пересчитать потери. За это мгновение он успел увидеть, как наемники, словно подконтрольные куклы стали образовывать новую фигуру атаки. Распределившись на две группы, они начали атаковать в двух разных направлениях, приближаясь прямо к... Чехову и Ганди? Проверив свой пояс по совету Хантера, Павел обнаружил всего лишь две гранаты. А он-то думал, что они ему не пригодятся. Раз уж пошли в ход такие приемы, то им нечего терять. Давно нечего, с тех пор как они сюда добрались. Отцепив чеку, комиссар подкинул гранату в толпу наемников, которые направлялись в его сторону. Очередной взрыв сотряс помещение, и будто бы из-за этого дверь наверху, к которой вела железная лестница, раскрылась, и из нее вылетела... дочка мэра. Полицейский не мог поверить своим глазам. Нет, он доверял информации маршала, тем более, что она оказалась правдивой. Но Элиза смотрелась в этом хаосе как-то неправильно. Ее взгляд безумно блуждал по побоищу, она будто бы рвалась в бой, но при этом, девушка в маске кобры пыталась удержать ее от глупостей, впихивала ее обратно в помещения, из которого они обе вырвались.
  Павел быстро осмотрелся, чтобы понять, что ни Хантер, ни кто-либо еще это не видел. А сам Чехов достаточно близко находится к лестнице.
  - Капитан Грайк, заберите командованием моим отрядом на себя, - попросил комиссар, затем тронул за плечо полицейского, что был рядом с ним. Показав, что собирается сделать, мужчина дал знак, чтобы его прикрыли. Получив согласный кивок, Пол подждал момент и в два прыжка взобрался по шаткой железной лестнице, похожей больше на стремянку, что положили по диагонали. Удивительно, что она выдержала такого громилу, как этот русский. Не теряя ни минуты, он влетел внутрь помещения, в котором были Элиза и Кобра, наставив на обеих пистолет, так как дочь мэра все еще находилась в "объятиях" своей...  надзирательницы? Напарницы? Пленница ли Элиза или все же зачинщица?
  Но в чем точно был уверен русский, так это в том, что кто носил Маску, был опасен. Комиссар без колебаний выстрелил в Кобру.

Отредактировано Pavel Chehov (06.07.16 19:50:10)

+2

18

НПС

Имя: Элиза
Раса: человек
Статус: маска, глава женского отряда
Инвентарь: катана обычная, либо катана с серебряным лезвием
Внешность: блондинка выше среднего роста, спортивное телосложение, подтянутые мышцы, молодая, выглядит неформально: короткие волосы с модной короткой стрижкой, чёлка закрывает половину лица, носит тёмно-синие спортивные штаны с розовыми полосками и чёрный спортивный топик, так же на плечах часто красуется розовое боа, на голове бывает маска Белки (сейчас нет)
Особенность: фанатична, знает город и все его секреты

Имя: Мирьям
Раса: человек
Статус: маска, член женского отряда
Инвентарь: глок и нож, либо зависит от задания
Внешность: среднего роста, подтянутая, на первый взгляд узкие плечи и бёдра создают обманчивое впечатление о излишней хрупкости, тёмные волосы и немного смуглая кожа, крупный нос, чаще всего ходит в облегающих спортивных майках и широких восточных штанах, носит маску Кобры
Особенность: профессиональный убийца и специалист по ядам, на каждом холодном оружии, что при ней, всегда есть яд

Задумка сработала именно так, как и планировалось изначально. Вскоре дверь распахнулась настежь и к их скромной компании присоединился господин комиссар собственной персоной. «Совершенно один» - удовлетворенно подумала Элиза и ее глаза внезапно переполнились потоками жалостливых слез. Этот мужчина разговаривал с ее отцом намного больше чем сама дочь мэра и это при том, что на службу он поступил совсем недавно! Что же, зато и пробудет на ней совсем недолго. Блондинка собрала все страдания своей жизни и пустила их на самое испуганное, избитое и печальное выражение лица на свете, которое обратила к полицейскому в поисках помощи, в которой на деле не нуждалась. Мастерская актерская игра, и… ошибиться невозможно – агрессивная девушка в маске Кобры тут же решившая кинуться на комиссара держала испуганную и рыдающую дочь мэра в заложницах.

Прогремел выстрел, для маленькой светлокудрой Элизы ставший освободительным. Пару мгновений девушка продолжала неподвижно стоять на месте испуганно хлюпая носом и осознавая, что происходит. К смерти девушки она даже тайно не прониклась ни каплей жалости. Ее любимый говорил ей изначально, что все они – пушечное мясо. Все, кроме нее, драгоценного алмаза, тайного козыря, которому суждено исполнить самое важное предназначение во всем этом аду. И вот, стоило моменту настать, а ей остаться наедине с главным представителем безопасности и защитником Сент-Луиса, как ждать стало более нечего.

Всхлипнув и плаксиво протянув что-то неразборчивое, но очень похожее на «спасибо», девушка кинулась к своему спасителю не смотря на то, что он направлял пистолет и на нее. Расправив руки она налетела на торс мужчины желая его обнять с такой силой, что чуть не пролетела мимо, разворачивая их обоих так, что они оказались боком к распахнутой двери. В одной из ее хрупких и дрожащих от испуга рук все еще оставался меч, но пока он был опущен лезвием вниз и покоился в ножнах, о никакой угрозе даже думать было нечего. Бедная девочка слишком долго пробыла под гипнозом с этим смертоносным орудием в руках, чтобы так сходу додуматься его выбросить. Она еще не осознала самое себя и возможно даже не знает, что держит в руках что-то подобного. Главное – в спасшем ее человеке она признала полицейского. Спустя такое длительное время пленения ей было плевать на все остальное. Заливаясь солеными слезами в грудь мужчины, которому ростом-то и до подмышек с трудом доходила, девушка практически повисла на нем, не желая выпускать свою единственную соломинку, ведущую к спасению.

Примерно так все и выглядело некоторое время. Все то самое время за которое катана в руке Элизы совершенно незаметно поднялась лезвием выше, а тонкие пальцы нашли начало ножен и приготовились с легким щелчком освободить оружие. О, как это иронично, страж закона признанный ее отцом, умрет от рук дочери своего начальника… от оружия, подаренного им же. Плачущая девушка кажется немножко успокоилась и собралась с духом, наконец немного отстраняясь чтобы посмотреть на мужчину и внять к его словам. Все происходило одновременно. Ее движение заглушило легкий щелчок ножен, которые соскользнули с клинка и ее многие годы тренированная кисть уже поворачивала меч под нужным углом, чтобы пронзить комиссара серебряным лезвием. Если повезет, то серебро ее клинка пронзит этого мужчину в тот самый момент, когда ножны предательски стукнутся о пол предупреждая его об опасности, но будет уже поздно….

Заплаканный взгляд Элизы встретился с серьезными мужскими глазами. В нем не было никакой жестокости, скорее одна только пугающая пустота, которой никогда не должно оказаться в душе ни одного человека. Особенно столь молодого. Прожил ли господин Чехов свою жизнь намного лучше, чем она? Был ли он хорошим человеком смерть которого принесет большие потери в ряды общества? Элиза очень надеялась на это.

Ощущая, как лезвие впервые соприкасается с кожей, уже возможно начиная слышать, как края только раскрывающейся будущей раны начинают шипеть обгорая, прекрасно зная, какой именно запах скоро полоснет ее выжидающие ноздри, Элиза даже не улыбнулась. Все они, полицейские или нет, считают себя хорошими людьми и кричат о желании помочь. Но никто. Ни один из них не помог ей. Никто не дал ей того, чего ей хотелось, пока ее любимый не вложил ей в руки меч и не задал направление. Уже рисуя себе в воображении как тяжелое тело полисмена рухнет на грязный пол, девушка мысленно бежала в самый центр ангаров к тому, кто единственный в этом мире действительно ее ждал…

+2

19

Мир сузился до одного единственного фрагмента реальности, который Хъюго видел подсаженным на мушку собственного пистолета. Все остальное не имело значения: ни свои, ни чужие, ни прогремевший взрыв разлетевшейся на осколки гранаты, ни последовавшие за ним стоны раненых. Уничтожить ведьм. Уничтожить тех, кого наемники так усиленно защищали. И не важно колдовство ли толкало их на тропу войны, или то была пресловутая жажда наживы, но стоит зачинщикам сего беспредела сгинуть, как в дальнейшей бойне просто не будет смысла. Колдовство, если оно есть, лопнет подобно мыльному пузырю, а здравый рассудок быстро поймет, что мертвые вряд ли оплатят столь щедро предоставленные им услуги.

Он не чувствовал ничего: ни страха, ни сожаления, ни жалости, ни даже азарта... Одна лишь холодная пустота, завязанная в одby узел с некоторым подобием скуки и разочарования. В этой битве не было ничего интересного, ничего захватывающего или будоражащего сознание оборотня. Ни человеческой его составляющей, ни звериной. Возможно, правы были те, кто говорил, что Хъюго был рожден для этого. Рожденный убивать, не испытывающий при этом всех тех чувств, что усиленно навязаны абсолютному большинству людей религиями, моральными проповедями, принципами, пугающими историями о Рае и Аде. Порой Хъюго хотелось рассмеяться им в лицо, а потом крепким словцом сообщить, как же сильно они облажались, насколько сильно они заблуждались, думая, что могут привить ему что-то человеческое. Тому, кто был рожден Зверем.

Однако, Зверь тоже не был впечатлен развязавшейся внизу битвой. Скучно... Его не заводил ни запах крови, ни страх, волной прокатывающийся по помещению, ни отчаянные крики людей. Все дело было в том, что ему нельзя было охотится. Ему нужно было защищать и пользоваться оружием, а не охотиться, используя зубы и когти. Так какой во всем этом смысл? Волк скептически наблюдал за кровавой картиной, в то время как человеческий взгляд засек движение чуть выше развернувшегося внизу действа.

Элиза. Он узнал ее, увидел ее тонкий силуэт и ощутил вдруг непреодолимое желание сорваться с места и кинуться в ее сторону. Волк вдруг оживился, направив свою морду в сторону грамотно разыгранной пьесы с захватом пытающейся сбежать заложницы. Он не был уверен, что это именно спектакль, зато он точно знал, что Элиза - не жертва. Он собственными глазами видел ее здесь, видел, как она флиртовала с одним из мужчин, лица которого, к великому сожалению, Ганди не смог разглядеть. И теперь волчье чутье подсказывало, что и впредь добра от этой дочери мэра ждать не стоит. Только вот что может она одна, стоящая там, где-то наверху, пока взрослые дяди разбираются между собой? Для кого вообще была эта постановка?

Ответ на вопрос нашелся очень быстро... во взлетевшем по лестнице комиссаре. Неужели он и есть цель? Цель, которая по собственной воле прибыла сюда и теперь оказалась перед врагом на блюдечке с каемочкой из собственного неравнодушия к простым людям? "Дьявол!" - оружие оказалось в кобуре, а в следующий же момент Хъюго перемахнул через железное ограждение балкона второго этажа, который тянулся по всему периметру помещения, и до которого маршал уже успел добраться, используя ловкость рук и силу собственных мышц. Он ни о чем не думал, даже не знал, что именно его ждет, когда придется столкнутся с Элизой и комиссаром. Каждый из них мог учудить что угодно, действуя в согласии с собственными принципами, а его задача состояла лишь в том, чтобы сохранить как можно больше жизней. В конце-концов он же притворялся порядочным маршалом.

Он не мог бежать во всю прыть, он не мог мчаться подобно ветру, не рискуя быть замеченным и получить пулю в лоб. Это было бы очень не кстати, но он старался. Лавируя между наставленными по пути ящиками, маршал то и дело пригибался, стремясь сохранить свою шкуру в полном порядке... однако, в какой-то момент удача подвела его - и прицельная пуля врезалась в кевлар его бронежилета с правой, внешней, стороны. Наемника шатнуло инерцией удара, и он врезался левым плечом в ржавую железную дверь. Место ранения протяжно заныло, но Хъюго доводилось сталкиваться с куда более серьезными и болезненными травмами, чем эта, потом он продолжил свой путь, до конца которого осталось с десяток метров.

Заветная дверь, в которую маршал влетел, не задумываясь, лишь бы укрыться от града пуль, а за ней небольшой коридорчик, с правой стороны которого была еще одна... открытая... и именно оттуда доносился женский плач. Он слышал голоса, но не мог разобрать слов, однако факт общения комиссара и Элизы не заставил наемника убрать оружие. Он взвел курок. Зачем? Почему? Вопрос на миллион баксов.

Ножны катаны предупреждающе звякнули об пол, но прежде чем Элиза успела вонзить острие в бок комиссара - прогремел выстрел, слившийся в звучании со множеством других. Хъюго стоял в проходе, уверенно и невозмутимо удерживая только что изрыгнувший пулю пистолет в правой руке. Его взгляд был холоден, как лед северных айсбергов, а кровь, хлынувшая из живота дочери мэра, оказалась невообразимо горячей по сравнению. У маршала не было особого выбора куда стрелять. С такого положения "сбоку" - либо в голову, либо в бок. И Хъюго выбрал второй вариант, при удачном исходе которого жертва вполне могла была бы остаться живой, но...

Катана с характерным звуком повалилась на пол, сообщая собравшимся, что пир окончен. И в этот же самый момент внизу воцарилась тишина. Менталист погиб одновременно с дочерью мэра, повалившись на пьедестал безвольной игрушкой. В это же время остановились все наемники и оставшаяся ведьма, пребывающие под властью его магии.

+2

20

  Кобра не успела достигнуть своей цели. Ее дело безвольно замерло, а затем с глухим стуком оказалось на полу между комиссаром и дочкой мэра. Чехов хмуро смотрел перед собой почти невидящим взглядом, чувствуя как очередная чужая душа оседает неприятным зудом у него в легких. И в очередной раз его разуму пришлось сделать щелчок с напоминанием о том, что это было необходимо, и что так он выполнил свой долг перед народом. За сверхсекундное мгновение в его мыслях пронеслись все те случаи нападения Масок, когда он опоздал и души невинных были унесены прочь кровавыми убийствами.
  Прийти в себя ему помогает Элиза. Ее неприятный и сопливый плач заставил русского взглянуть на нее. В это же мгновение девушка, не обращая внимания на еще теплое мертвое тело между ними, кинулась к Павлу, чтобы обнять его. Комиссар поднял руки наверх, словно побоялся касаться ее или того, что она выхватит у него из пальцев оружие, которое он сжимал слишком крепко. Проявление лишних чувств и эмоций не было в приоритете у полицейского, особенно когда внизу все еще продолжалась бойня и умирали люди.
  - Элиза, - требовательно позвал ее по имени мужчина, кладя свободную ладонь на ее плечо. Он попытался отодрать дочь мэра от себя, но та достаточно сильно обхватила его торс руками. Это было необычно для такой хрупкой девушки. Мужчина попытался приложить немного силы в свой захват, но побоялся, если сожмет ее плечо еще сильнее, то причинит ей боль. Она была сейчас в таком состоянии, что любое воздействие будет ощущать острее.
  - Элиза, мне нужно обеспечить твою безопасность, но пока мы здесь, это будет трудно осуществить, - настойчиво произнес Чехов, и кажется это сработало. Девушка медленно отстранилась. Это выглядело странно, но Павел посчитал, что это воздействие шока.
  Время будто бы замерло. В очередной раз.
  Оставалось пару мгновений до смерти, и в том мире, куда отправляются все души, Павел Чехов всегда будет думать лишь о том, как хладнокровно его убила дочь мэра - цель, которую он согласился принять. Цель, которую он достиг и которую потерял за одно лишь мгновение.
  Русский успел подумать, что такими глазами могли смотреть лишь люди, которым нечего терять. Которым плевать на все вокруг.
  Или такими глазами могли смотреть те, кто поддался гипнозу.
  Лезвие сделанное из чистого серебра разорвало ткань бронежилета, который оказался не так крепок, как казалось на первый взгляд, а затем и кожу, пуская алую жидкость, которая тут же стала окрашивать тело и одежду комиссара в алый цвет, словно какой-то захватчик пришедший на чужие территории. Запахло паленым и плотью. От собственного запаха у оборотня помутилось перед глазами, а пальцы, крепко удерживающие пистолет, дрогнули. Чехов попытался пересилить себя, взять себя в руки, чтобы оттолкнуть девчонку прочь... но вместо этого, выпустил оружие из пальцев. Он ждал его металлический стук об пол и очередной влажный звук, который оповестил бы, что лезвие прошло дальше в его тело.
  Вместо это он услышал выстрел.
  Глаза Элизы буквально на одну секунду сверкнули осознанностью, словно она поняла, какую ошибку совершила, но теперь для нее было слишком поздно. Комиссар, который до этого успел сказать спасибо всем известным богам за предоставленную жизнь, понял, что его смерть откладывается. Зато его обещание мэру полетело в пекло вместе с дочерью главы города. Чехов проследил за падением девушки, еще некоторое мгновение рассматривал, как из ее прострелянного бока вытекает и образуется озеро крови, смешиваясь с первым, которое образовалось из головы Кобры.
  Оторвавшись от зрелища, мужчина перевел взгляд на маршала, который весьма вовремя подоспел на помощь. Стоило взглянуть в его холодные глаза, как Пол вдруг вспомнил, что он все же ранен. Боль разошлась ядом по венам, заставляя оборотня судорожно выдохнуть сквозь зубы.
  - Весьма вовремя, - вымученно усмехнулся комиссар, прижимая ладонь к боку. Взглянув на свое оружие на полу, ему пришлось приложить достаточно усилий, чтобы наклониться за ним. Ствол оказался испачкан в чужой крови, которая пробуждала звериное естество одним своим ароматом.
  - Спасибо, я... - полицейский вдруг понял, что позади Ганди, внизу все затихло. Медленно приблизившись к Хантеру, Пол переглянулся с ним и вышел на площадку. Все враги полицейских замерли, словно изваяния, словно их заморозили. Словно жизнь Элизы была тем, что заставляло их работать.
  Павел ощутил привкус ржавчины и как что-то стекает вниз по его подбородку. Утерев рукой с края рта кровь, мужчина нашел взглядом своих полицейских и отряд капитана Грайка.
  - Арестуйте их всех, пока толком не очухались, - чуть громче, чем обычно произнес комиссар, чтобы его услышали. А затем оглянулся назад и сказал тише: - А мне предстоит серьезный разговор с мэром.

Отредактировано Pavel Chehov (17.07.16 19:55:09)

+2

21

Статус: отряд полицейских и военных сил Сент-Луиса
Группа: 18 человек (8 полицейских и 10 спецотряд)
Инвентарь: три полицейские машины, военный бронетранспортёр, табельное оружие, снайперская винтовка, винтовки, дробовики, световые гранаты, дымовые шашки, оборудование ночного видения, армейские ножи.

Статус: группа наёмников со стороны ведьм
Группа: 28 человек
Инвентарь: бронированные джипы, автоматы, винтовки, несколько снайперских винтовок, обрезы, пистолеты, гранатомёт, лимонки, армейские ножи, метательные ножи.

*Старые амбары за городом*

  В какой-то момент хаос творившийся в этом душном помещении достиг своего апогея. Кровь, мясо, внутренности, запах горелой плоти и не только плоти, дым, смрад, противный привкус железа во рту. Каждый из тех, кто управлял сейчас своим сознанием уже давно прокляли этот день, перестали верить или же цеплялись за остатки этой самой мифической веры, хотя прекрасно знали, что сейчас они спасают не только свои задницы, но и весь город. Город который сейчас спал и одновременно гудел, он уже начал тихонько подымать голову в надежде, что мифические ворота в преисподнюю, из которых вылезли ублюдки в масках, уже закрылись, позволяя Сент-Луису вернуться в привычный ритм жизни. Вот только город не знал о том, что очередная шальная пуля, пролетевшая в нескольких сантиметрах от уха одного из полицейских, могла стать для них обоих решающей. Словно скрытая война высших сил, исход которой решит будет ли город оставлен в покое или превратится в дымящееся пепелище.
  Казалось, что удача отвернулась от служителей закона, пытаясь вывернуть и показать всю слабость человеческой натуры, выжать остатки надежды, заставить сдаться. Но вот, в нескончаемом шуме выстрелов прогремел ещё один, почти спасительный. Одна из ведьм упала, отдавая свою душу на растерзание невидимым силам, наёмники даже не заметили, что одна из тех, кого они так усиленно защищали, пала. Они вообще ничего особо не замечали, словно бездушные куклы с едино заданной целью. А вот эту какофонию разбавил голос комиссара, капитан лишь кивнул в ответ, отвлекаться сейчас было нельзя. Тем более сейчас Грайк остался единственным командиром на этом уровне здания. Хотя этим парням не особенно нужен был командир, они и сами прекрасно знали свои роли и задачи. Каждый из них следил за своей спиной и за спиной соседа, словно они были на настоящей войне, а не просто на выезде на перестрелку за город.
  В ход снова пошли гранаты, одна из них снесла половину стены, на счастье не задев несущую балку, а иначе они все оказались бы погребены в этом проклятом месте. Вот очередная пуля-дура прошла совсем рядом от бронежилета и засела в крепком мужском плече, заставив руку повиснуть плетью. Словно в отместку снайперский выстрел поразил одну из вражеских целей в голову, заставляя выдохнуть в последний раз.
  От едкого дыма начало сильно резать глаза, прицелиться становилось всё сложнее. Пожалуй именно в такие моменты люди теряют последние остатки надежды и веры, они опускают руки, готовые сдаться. Уже всё становится не важным, даже каким-то бессмысленным. Остаётся лишь жалость, жалость к себе, к миру, к потраченному времени и всепоглощающая злость. Потому что ни кто из них не хотел сегодня умирать, а кто-то поссорился с женой, не успел перезвонить матери, где-то чей-то маленький сынишка не мог уснуть из-за монстра в шкафу, пускай там и нет монстра, но ведь папа не проверил, не спугнул это жуткое чудовище. Последние капли на глазах таяли от этого адского пламени, уже почти опустились руки и последний рубеж пал, когда вдруг одна из чаш невидимых весов вселенной резко упала вниз, словно на неё скинули все те невинные души, которые пали за последние дни, а может просто со второй кто-то смог скинуть тяжёлый камень собранный из самых тёмных людских помыслов. Но как итог все наёмники замерли, словно у тряпичных кукол за раз обрезали нити и они утратили способность двигаться, послышался грохот от упавшего оружия, всё что эти люди держали в руках теперь валялось на полу, а их головы и руки были опущены. Настала тишина, нарушаемая лишь лёгким ветром, который прорывался сквозь образовавшиеся прорехи в стенах, если там вообще ещё оставалась стена.
  Густой дым опутавший людское сознание, въевшийся в подкорку гипноз, в один миг всё прекратилось. Словно мир замер, опустел и утих, шквальный ветер выдул из головы всё, что там когда-либо было, осталась лишь тишина и недоумение. Гнетущая неизвестность, которая тихонько будила от сладкого плена, заставляя дрожать ресницы, слегка дрогнуть кончики пальцев. Это чем-то было похоже на пробуждение от долгого сна, когда ты ещё лежишь в полудрёме, не желая выскальзывать из-под покрывала Морфея, а всё тело затекло от долгого лежания. Вот только этот миг затянулся, ни как не желая отпускать своих подопечных.
  Полицейские застыли в недоумении. Неужели вот так вдруг, за несколько мгновений всё закончилось. Они победили, выжили, они смогут вернуться домой к своим семьям, к своему городу. Из немного оцепенения их вывел громкий голос Чехова, который доносился откуда-то сверху. Словно по команде бойцы подняли головы в поисках мужчины, будто он был последним якорем реального мира, который мог уверить их в том, что это сейчас не сон, не очередная ловушка, не чёртовы игры разума. Взгляды сошлись на мощной фигуре комиссара, на краснеющем пятне на белой рубашке и тут же переместились вниз, на побеждённых марионеток. Не торопясь, боясь ещё больше повредить раны или же всё ещё проверяя реальность на ощупь, мужчины достали наручники и направились к наёмникам. Про права ни кто говорить не стал. В амбаре стояла всё та же тишина, нарушаемая лишь лязгом стальных браслетов, которые через каждое мгновение защёлкивались на чужих запястьях.
  Но в какой-то момент их блаженную тишину прервали. Гул и рокот, а ещё вой сирен. Остальной мир силился ворваться в их амбар, наполнить его звуками, людьми, их живыми голосами. Несколько медицинских вертолётов приземлились прямо около развороченной стены, ещё одна машина с спецназом появилась почти вместе с вертушками, вой сирен полицейских и скорой помощи заполнил весь лес, разгоняя всю живность и ещё не убравшихся подальше пьяниц. Новые люди попали в амбар одновременно и каждый из них ужаснулся последствиям прошедшей бойни, кто-то громче, кто-то тише, кто-то молча перекрестился или же приложил руку к груди в области сердца. Без промедлений каждый бросился исполнять обязанности, медики почти силком оттаскивали раненых от их побеждённой добычи, кого-то обслуживая сразу на месте, кого-то сразу запихивая в вертолёт. Спецназ продолжил обезоруживание и взятие под стражу виновных, внимательно высматривая возможные растяжки или же валяющие под ногами снаряды. Через несколько минут вертолёты уже подымались в воздух чтобы успеть спасти ещё хотя бы несколько жизней, ведь правило золотого часа действует для всех ситуаций. А вой сирен дошёл до предела, окружив здание со всех сторон, всё новые люди вбегали в помещение на мгновение застывая от ужаса, щуря глаза и зажимая нос от оставшейся после бойни вони. Уже почти все нарушители правопорядка были полностью обезоружены и скованы, теперь их медленно повели конвоем по машинам. Каждого наёмника провожали злыми взглядами, каждого бойца правопорядка, словно героя. Ни кто не задавал лишних вопросов, да и вообще почти ни кто не разговаривал, кроме медиков. Коронеры тоже быстро подоспели, молча пакуя безжизненные тела в свои непромокаемые чёрные пакеты, которые обезличивали всех, кто в них попадает. Вот вынесли два таких же одинаковых чёрных мешка со второго этажа. По поводу одного из них мужчины несколько минут совещались между собой, после пометив его.
  Грайк не торопился покидать место событий, он отказался от вертолёта, отдав своё место другому раненному. Дождавшись, пока комиссар и маршал спустятся, он подошёл к мужчинам и протянул левую, ещё действующую, руку.
  - Мне было чертовски приятно работать с вами, господа, простите что левая, - перепачканные в крови и саже губы мужчины изогнулись в неком подобие улыбки, - надеюсь мы больше никогда не встретимся при таких обстоятельствах, город заслуживает таких героев как вы. Пожав руки обоим он не торопясь побрёл в дальней из карет скорой помощи. Его дома ни кто не ждал, некому было звонить или писать, не к кому было торопиться, поэтому он пропускал вперёд себя всех остальных, для кого в окошках дома до позна горел свет.
  Несколько хитрых журналюг тоже умудрились проскользнуть среди всего этого молчаливого действия. Эти акулы пера жаждали сделать сенсационные фото, успеть узнать что-то из первых уст, вот только когда им открылась вся эта бойня, то даже бывшие на местах буйства масок папарацци на несколько мгновений застыли. Их глаза им не врали, хотя очень хотелось бы поверить в оптическую иллюзию. Несколько снимков всё-таки удалось сделать до того, как их выпихнули из ангара и оттеснили за ограждения. На одном были развороченные стены, на другом реки крови и чёрные мешки, кто-то умудрился запечатлеть Чехова и Ганди, а один, который не решился идти в амбар, зачем-то сфотографировал неторопливого Грайка, с его повисшей правой рукой. Это место ещё на долго останется под стражей, да даже после снятия ограждений вряд ли кто-то решит сюда сунуться по доброй воле, может только любопытные мальчишки в поиске трофеев в виде стреляных гильз.
  Город уже не спал, он снова гудел, теперь уже новостями о победе, о героях, о павших бойцах. Коронеры и медики не торопились считать трупы, до последнего делая всё возможное. Кто-то рыдал от счастья в телефонную трубку, а кого-то ждали трагичные новости. Ваш сын или муж пал как герой. В определённых кругах кто-то подал идею о создании мемориального комплекса в честь павших в эту ночь, вот только пока не ясно, дойдёт ли эта идея до реализации или же так и останется лишь молвой на устах. Но теперь город точно знает, что он может спокойно засыпать, что он может вновь отстраиваться и восстанавливать по кусочкам разрушенное. Ещё долгие недели и месяцы будут идти панихиды по павшим, будут литься слёзы, свежие цветы ложиться на свежие могилы. Не торопясь жизнь вернётся в прежнее русло, сотрёт остатки страха из людского сознания. Пожалуй, ближайшие недели даже банды притихнут, ведь если мирных людей отпускает страх перед жуткими людьми в масках и в их сердцах крепнет вера в служителей правопорядка, то в головах бандитов наоборот, рождается страх перед этими доблестными людьми.
Сент-Луис никогда не забудет потерь, которые ему пришлось понести, не забудет жертву, которая безмолвно легла на алтарь ради его спасения и дальнейшего процветания. И пускай через годы и десятилетия имена погибших сегодня будут стираться из памяти, но усилия, приложенные ради возможности иметь будущее, никогда не забудутся.

Отредактировано Maître (25.07.16 17:55:01)

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [20-21.04.11] Rise of Honour