http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [30.09.10] Цирк Проклятых


[30.09.10] Цирк Проклятых

Сообщений 91 страница 106 из 106

1

Время: ночь 30 сентября 2010 года
Места: Сент-Луис. «Circus of the Damned»: Главный вход, фойе; Спальная Мастера города; Кабинет Мастера города
Герои: Жан-Клод, Герат, Янош, Арно, София Риччи, Ирис Янг, Ашер, Аурэл, доктор Лилиан (NPC)
Сценарий: безобидная встреча друзей неожиданно разбавилась не самыми приятными известиями о визите посланника Белль Морт.

0

91

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Зыбкость невольно поставленного Яношем щита была все-таки достаточной, чтобы доступные до этого мысли стали нечеткими и нечитаемыми, словно в спокойную водяную гладь был брошен камень, и стало нереальным разглядеть дно сквозь круги на воде и взметнувшийся ил. Но Герарт не настаивал. Ему страстно хотелось прикоснуться к Яношу, но не так мимолетно и не там, где они сейчас находились. И собственная страсть заставила собраться, еще раз испытав на прочность свою волю, и отвлечься на мысли куда менее жаркие и куда более практичные.
Неловкость Яноша Граф находил совершенно очаровательной, возможно, это была одна из причин, по которой порой Герарту было так трудно удержаться от того, чтобы подразнить своего светловолосого подопечного.

Подумать только, как жжётся собственная страсть. Мне думается, ты знаешь хотя бы часть того, что я решил закрыть от тебя только что.
- Я...догадываюсь, - граф улыбнулся в ответ, тонкие пальцы дрогнули в воздухе, словно Герарт перебирал невидимые струны. - Но, пожалуй, это не лучшее место для столь... личных бесед, верно?

Герарт не сомневался, что Жан-Клод удалился не только для того, чтобы подготовить своих подданных к визиту и организовать  достойный прием, но и для того, чтоб дать им с Яношем возможность побыть наедине. Однако на вопрос подопечного ответил:
- Принцу нужно успеть организовать прием, который прибывающий посол не сочтет оскорблением. А в случае с Колбертом... - Граф задумался и покачал головой. - Белль Морт доставила бы большие волнения, пожалуй, только если прибыла бы лично... Ты ведь не имел несчастья увидеть ее придворного палача, верно, Mein Herz?
Герарт лишь однажды присутствовал на званом вечере при дворе Белль Морт и о Колберте знал немного, но все-таки счел нужным рассказать Яношу все, что знает, пока именитые гости не переступили порога "Цирка".

+1

92

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Янош только согласно кивнул в ответ на слова о том, что тут не место развивать личные темы. Да, разумеется, так забываться не стоило. Однако не каждый день устанавливались столь тесные узы, чтобы не потерять голову хотя бы на миг, хорошо, даже не на один миг. Возможно, эта слабость и была чрезмерной, но Яношу хватило ментальных порок от самого себя за последние часы, и он не стал зацикливаться.

- Ты ведь не имел несчастья увидеть ее придворного палача, верно, Mein Herz?

Вампир отрицательно покачал головой. Он слушал графа, глядя в его лицо, больше смущаться было нечего, так как тему успешно сменили. И кто его знает, когда будет время для новых смущений, так как пока что на горизонте было военное положение, которое вуалировали под приём посольства, а не романтические переживания.

- Я не видел инкубов прежде. Никогда и никого из линии Бэлль Морт до этого вечера, Герарт. Мне не приходилось встречаться с инкубами и их окружением так, чтобы выпадала возможность оказаться в одном тесном помещении или обменяться словами. Но ты-то имеешь некоторый опыт. И я не говорю про год жизни в Сент-Луисе. В тот раз, что ты был при французском дворе, ты встречал на приёме палача? Видел, что он делает с кем-то?   - Янош очень надеялся, что общение Герарта с Колбертом ограничивалось максимум взглядом глаза в глаза. Хотя мало заманчивого было даже просто в том, чтобы заглянуть в бездну, которая наверняка жила в глазах придворного мучителя.

- Я лишь слышал, что на подобных приёмах Бэлль Морт было свойственно устраивать не только чувственные плотские забавы или морочить чьи-то мозги, но и мучить кого-то руками своих чудовищ. Так сказать, боль предусматривалась в программе вечера. Это правда? - внимательный взгляд единственно зрячего глаза был столь остёр, словно Янош уже был сам против того щита, что установил между ними, и отчаянно хотел увидеть глазами графа все события ночи, которую несколько веков назад Герарт провёл при дворе Бэлль Морт.

Нередко, выпытывая у Герарта какую-нибудь историю, вампир потом злился так, что про себя сетовал, что лучше бы и вовсе не лез с расспросами, но обманываться было бесполезно, дознаться до истины ему всегда было ценнее блаженного неведения. Впрочем, акценты стояли не на истине всего мира как таковой, а сугубо на событиях, касающихся сиятельного графа.

0

93

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- Я не видел инкубов прежде. Никогда и никого из линии Бэлль Морт до этого вечера, Герарт. Мне не приходилось встречаться с инкубами и их окружением так, чтобы выпадала возможность оказаться в одном тесном помещении или обменяться словами. Но ты-то имеешь некоторый опыт. И я не говорю про год жизни в Сент-Луисе. В тот раз, что ты был при французском дворе, ты встречал на приёме палача? Видел, что он делает с кем-то?

Граф кивнул, он и сам знал ответ на свой, по сути, риторический вопрос. А вот вопрос Яноша заставил его задуматься.
Он не слишком баловал свою семью рассказами о путешествии на прием к Белль Морт, и в случае с каждым членом их клана у графа были свои причины: Марьян и Рэйн были слишком юны, Джулиа - утонченна, Генриэтт - впечатлительна, Атиллу мало что занимало, кроме его книг и научных исследований, а Янош... Янош всегда довольно негативно относился к линии Белль и их темному дару, потому  делиться деталями своей поездки и расстраивать его граф не желал. Возможно, будь  в замке Лидия, она оценила бы историю целиком, а еще вероятнее, пожелала бы присутствовать там лично, но эту экстравагантную особу на ту пору они не видели уже несколько сот лет.
Потому его рассказ о бале Прекрасной Смерти выходил довольно скудным и обобщенным, а подробности, в общем-то, никакой роли и не играли.
Тем не менее, сейчас Герарт  почувствовал некоторую неловкость  (которая, конечно, была неуместна для такого старого умудреного жизнью вампира) от того, что Янош может негативно воспринять то, что происходило много сот лет назад при французском дворе.
В мыслях стремительным калейдоскопом промелькнул хоровод образов - Белль Морт в золотом и белом, с бриллиантами в высоко убранных волосах, с глазами цвета гречишного мёда.  Колберт со своим триумвиратом, безумный колдун с шартрезовыми глазами и огромный беловолосый скандинав - они не отходили от хозяйки далеко, словно были живой демонстрацией ее силы. Удушающий аромат роз, убранный цветами зал, обилие самых разнообразных гостей. Тяжесть ardeur, колотящаяся где-то в горле, обжигающее безумие, накрывающее незримым девятым валом  всех в зале - быстрее всего тех, кто находился ближе к Белль Морт, медленнее - тех, кто, как сам Граф, успел отойти  дальше, к колоннам, увитым цветами, к балконным дверям... И все-таки недостаточно далеко, чтобы не попасть в эту сметающую волну. Растерянные серые глаза молодого вампира, стоящего рядом, на лице которого ужас сменялся вожделением.
Герарт тряхнул головой, пришла его очередь ставить щиты, ограждая Яноша от своих мыслей.
- Прости, Mein Herz. Это не слишком приятные воспоминания, несмотря на то, что я на том балу был приглашенным гостем, а не жертвой Колберта. Белль Морт любит потешить себя, демонстрируя силу гостям. Но помимо этого она любит еще и устрашить свою свиту, устраивая прилюдную порку неугодным. Так что да. Слухи правдивы. Она обожает унижать тех, кто еще вчера был у нее в фаворитах. Но в тот вечер Колберт был лишь наблюдателем. Он не единственный палач Белль, хотя, без сомнения, самый устрашающий. Я позволил себе удалиться из зала прежде, чем юная Валентина устроила ментальное истязание какому-то оборотню.
Остаток того вечера Граф провел, прогуливаясь по воистину огромному парку, где было несравнимо спокойнее и куда как приятнее, чем в обществе хозяйки бала. Хотя, признаться, в первый момент она очаровала его, и в момент их парного контр-данса и менуэта казалась дивным созданием из иного мира, это очарование быстро поблекло, стоило лишь покинуть ее общество и понаблюдать со стороны. Оставалось лишь порадоваться тому, что все формальности были соблюдены, вежливость не нарушена, и более никакой связи с Белль Морт ни он, ни его семья иметь не обязаны. И какое это было счастье - что никто из его клана не присутствовал на этом приеме! Уже тогда Герарт для себя решил, что его семья должна держаться как можно дальше от этой двуличной соблазнительницы и ее свиты, чтобы не нажить себе неприятностей. Слава Небу, Австрия не интересовала Прекрасную Смерть ни как возможная территория для расширения власти, ни как возможный соперник.

+1

94

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

То, что его щит рухнул, Янош почувствовал не сразу. Вампир вник в это, когда понял, что тянется сознанием и погружается в образы из воспоминаний Герарта. Но вот фейерверки пёстрых картинок резко пресеклись, и вместо соцветий пышного бала он увидел черноту металла, бесконечной стены, которую граф поставил перед ним в ментальном смысле. Тёмно-синее, почти чёрное, или чёрное с отблеском, шероховатое с виду, но гладкое наощупь, матовое и одновременно мерцающее, как сугроб снега, если бы снег был воронова крыла, так ощутил вампир ту преграду, в которую уткнулся.

Проба Герарта отключиться от постороннего внимания к его мыслям была куда более впечатляющей и эффективной, нежели те зыбкие пределы, что почти нечаянно возводил Янош. Тут нечему было удивляться. Для начала, Герарт был на сто с добавкой лет старше, потом, он общался с теми опасными созданиями ночи, к которым Яноша (или вернее будет сказать, которых к Яношу...) не подпускал и близко, а при такой компании приходится учиться отгораживать себя от чужого любопытства, это актуально, если в ваших интересах бороться за существование, за то, чтобы оставаться не только немёртвым, но и независимым.

- Извини, я бесцеремонен по инерции.

Герарт сказал, казалось, всё, что хотел сказать по поводу приёма у Бэлль Морт. Не стоило пытаться выяснить больше. Иначе "по инерции" уже не будет правдой. Яношу не хотелось доводить до того, что Герарт укажет ему на то, что границы личного пространства попраны им. Но с другой стороны, вампир понимал, что в какой-то момент ему станет невыносимо любопытно, что же такого происходило в ту давнюю ночь, что Герарт не желает показывать ему?

"Если он не хочет, я не буду лезть с расспросами. И я не хочу залезать к нему в душу без спроса. Но чисто теоретически, что может быть такого особого, что Герарт предпочитает скрывать? Не касательно даже к приёму у Бэлль Морт. Вообще. Какие события он бы скрыл от меня? Я знаю его достаточно давно, чтобы строить догадки. И первой в череде не подтверждаемых, ведь я не спрошу его, будет та, что он молчит потому, что тайна принадлежит не ему одному. О, всё стало ещё более притягательным! Меня это не касается".

С собою самим порой договориться непросто. Особенно, когда приходится балансировать на грани между признанием чужого права на личное пространство и желанием быть так близко, что и кожа уже не граница.

- На приёме для посольства какая роль отводится тебе и мне? Допустим, моё место при тебе, клятва, которую я принёс, делает меня твоим, скажем так, пажом в глазах послов. Но сам ты? Какие функции при дворе Принца ты официально выполняешь, если остаёшься рядом при подобном визите? И, конечно, я понимаю, как всё обстоит с нашей точки зрения. Я спрашиваю об официозе.

Вновь внимательный прямой взгляд. Переход к насущному от того, что оказалось (вновь оказалось!) скользкой дорожкой. Янош подзабытым жестом провёл пятернёй по своим волосам, сгоняя все пряди назад, за плечи, и его лицо оказалось полностью открыто. Никакая игра свет и тени, никакие случайно упавшие на лицо со стороны слепого глаза волосы больше не отвлекали от облика трансильванца. Вампир был в привычном для него обществе, и без вызывающе совершенных инкубов поблизости переставал неосознанно или же намеренно прятать своё несовершенство, так как вовсе переставал на нём зацикливаться.

+1

95

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Монолитность собственного щита граф ощутил и сам в полной мере. Склонив голову к плечу, он мягко улыбнулся Яношу, безмолвно извиняясь за невольную резкость. Он удержал в тайне тот факт, что именно тогда на балу, а вовсе не год назад, они впервые повстречались с Жан-Клодом. Но Герарт считал себя не в праве показывать такие воспоминания кому бы то ни было. Положение Жан-Клода при дворе Белль Морт было не слишком завидным в то время, а подрывать авторитет  Принца, да и  вызывать неприятные воспоминания у Жан-Клода граф не желал.
Потому, усевшись в кресло для посетителей, положив ногу на ногу и устроив на колене сцепленные в замок руки, Герарт перешел к менее щекотливой теме, так любезно  подкинутой Яношем.

- На приёме для посольства какая роль отводится тебе и мне? Допустим, моё место при тебе, клятва, которую я принёс, делает меня твоим, скажем так, пажом в глазах послов. Но сам ты? Какие функции при дворе Принца ты официально выполняешь, если остаёшься рядом при подобном визите? И, конечно, я понимаю, как всё обстоит с нашей точки зрения. Я спрашиваю об официозе.

- Не пажом, Янош, - голос графа звучал немного раздосадованно. Ему не нравилось, что даже в официальном ключе в мыслях подопечного он отводит себе роль подчиненного. В систему мира Герарта, когда в его семье все равны, никогда не вписывались традиционные вампирские отношения, завязанные на магии и силе. Но с точки зрения посторонних Янош был прав. - Давай остановимся на том, что ты мой подопечный. Мне хотелось бы назвать тебя иначе, но... но тогда я нарушу правила нашей игры.
Граф улыбнулся своим мыслям и продолжил:
- Я не занимаю при Жан-Клоде никакого особенного места, Mein Herz. Я по-прежнему не стремлюсь к власти, ты же помнишь. Потому на приеме мы будем просто представителями Поцелуя Жан-Клода. Если, конечно, принц не решит сам отвести нам какие-то роли.

Отредактировано Gerart (09.01.13 15:48:22)

+1

96

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- То, как и что заведено в нашей семье, едва ли волнует здесь кого-то... кроме Жан-Клода. Похоже, он не поверхностно относится к вашей дружбе.

Круг тем для беседы был сужен, так как место было мало подходящим, а на ментальном уровне между мужчинами на всякий случай был поставлен щит. Герарт определил для Яноша их положение при Принце на время визита европейского посольства, и вампир кивнул, соглашаясь.

- Расскажи мне про Колберта, каков он? Что из себя представляет? И его связи со слугами достаточно старые и сильные, чтобы это могло стать проблемой для всех нас. Я думаю, даже если в кабинет кто-то вдруг войдёт, пока я буду тебя слушать, в любом случае, это будет не кто-то из гостей.

Янош расположился рядом с креслом, в которое опустился граф. Он уложил локти и кисти рук на вершину спинки, нависая над Герартом. Кончики его пальцев расслабленно свисали рядом с правым виском графа. В таком положении многое было от привычки. Когда Герарта слушала семья, вокруг него собирались трогательным кружком. И обычно место Яноша было примерно там же, где он остановился сейчас. Но никаких рефлексий на сей счёт мужчина не испытал, он даже не задумался о том, что поступает согласно привычке.

- Его слугу-человека уже не в первый раз называют полоумным. С ним в самом деле всё так плохо? Я имею в виду, как можно так долго быть в союзе с кем-то на самом деле тронутым? Это не безопасно ни для кого в связке. И потом, мне кажется, расчётливость хозяина не может увязаться с непредсказуемостью слуги.

Он говорил о своих соображениях, глядя перед собой с лёгким прищуром, взгляд упирался в стену, но не её созерцал Янош, он пытался представить тех монстров, которых описывал Герарт. Удивительно, что такие существа в изобилии водились при Белль Морт. Впрочем, у дивы были тысячи лет для того, чтобы отыскать подобные экземпляры по миру.

0

97

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- То, как и что заведено в нашей семье, едва ли волнует здесь кого-то... кроме Жан-Клода. Похоже, он не поверхностно относится к вашей дружбе.

" У него на то есть свои причины", - подумал Герарт, а вслух сказал:
- Жан-Клод весьма нетипичный образчик вампира, ты прав. Но здесь дело еще и в том, что он как никто знает, что значит воистину любить кого-то.

Герарт улыбнулся, чувствуя привычное присутствие Яноша за спиной. Едва повернув голову, он коснулся расслабленных пальцев светловолосого вампира щекой и и опустил руки на подлокотники, обдумывая ответ.

- Колберт... О нем мало что известно даже приближенным ко двору Белль, и то это больше легенды, недели реальность. Во всяком случае, на мой взгляд. Он очень стар и очень жесток. Говорят, он стал карателем при Белль Морт после того, как даже ее сила не сумела по-настоящему вызвать в нем страсть, - Герарт убрал ментальный щит, вызывая в памяти  образ зеленоглазого вампира и его свиты.

- Его  призывной зверь - медведь, здоровый скандинав, который выглядел устрашающе даже в человеческом виде. А что касается колдуна...

Граф словно в живую увидел  Кристофа. Его безумные кошачьи глаза, обилие вудуистских украшений из человеческой кожи и зубов, разрисовнное жуткой маской лицо...

- Он колдун-вуду. И, возможно, его методы и его поведение вызывают иллюзию безумия. Но он не сумасшедший. Во всяком случае, для психа у него слишком  острый ум. Изощренный, но... По сути, почти любого старого вампира можно назвать не меньшим безумцем, если подумать. За такое  количество времени связь между ними укрепилась настолько сильно, что каждый из их трио наверняка приобрел какие-то черты двух других членов триумвирата. Могу только сказать, что  ничего положительного никто из них не несет, едва ли с веками Колберт неожиданно перестал быть прожженым садистом, а его  медведь - хладнокровным убийцей. Сам суди, что при таком раскладе мог перенять от них человек-слуга. Боюсь, что триумвират опасен еще и потому, что со временем их уровень жестокости только увеличивается.

Это было непросто признавать, но при всей  их силе ни Герарту, ни Жан-Клоду по сути нечего было противопоставлять Колберту в открытой борьбе. Тот, кто ни к кому и ни к чему не привязан и не знает, что такое любовь, не имеет  слабостей, а у Жан-Клода и Герарта они были.

+1

98

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

----->>

Все приготовления к визиту триумвирата из Европы должны были завершиться не менее, чем через час. Но при этом Жан-Клод был уверен, что к прибытию гостей готово будет всё и все. У каждого охранника был парадный костюм, выбранный лично Принцем города. Надо сказать, что размер одежды он всегда определял предельно точно, а в купе с достаточно хорошим вкусом результат поражал. Но часть охранников были типичными мужиками в буквальном, а так же общепринятом смысле этого слова. Это ни в коей мере не являлось их минусом, но весь шик и блеск они были не в состоянии или же попросту не готовы оценить. Они идеально подходили для работы телохранителей, а другого от них и не требовалось. Безопасность Принца и внушительная сумма за каждый месяц службы. За приличное количество долларов многие были готовы нарядиться хоть в рюшь со стразами.

Жан-Клод успел отыскать Ашера и поведать ему вкратце обо всем, что случилось за эту ночь. Заместитель Мастера города был с самого начала вечера занят отбытием Виорики и прочими немаловажными делами, но, Принц знал, что всплеск силы для него не остался незамеченным. Естественно, златокудрый вампир обязан был присутствовать на встрече с триумвиратом, так как был вторым лицом после Жан-Клода, который в свою очередь не сильно радовался данному факту. Ашер, все еще страдающий от перемен в своей внешности, увидит в Колберте того, кто не раз уродовал и его и прочих вампиров, оставляя на теле жуткие шрамы, а иногда и вовсе лишая жизни под пытками. Но сомневаться в своем друге он не имел права - если он увидит тень сомнения в близком человеке, это разобьет его сердце окончательно.

На подходе к кабинету вампир уже слышал разговор, а значит Герарт и Янош завершили задуманное. На самом деле Янош был бы под защитой, если бы всецело принадлежал Графу, и душой и телом, но Принц не знал столь пикантных подробностей, да и клятва крови ни в коей мере не должна была повредить их отношениям. Возможно, она только усилит их. И если за юного австрийского вампира (по какой-то причине Жан-Клоду хотелось называть его юным... возможно причина крылась в слове "подопечный") вампир не беспокоился, как и об Ашере, и Герарте, принесшим Принцу клятву крови, то об остальных, всех тех, кто не принадлежит кому-либо, в пору было задуматься.

С этими мыслями Принц и зашел в кабинет, сначала немного приоткрыв дверь, подготавливая своих гостей ко вмешательству нового посетителя.

- Mein freund, теперь за жизнь и судьбу Яноша я спокоен, - он улыбнулся светловолосому юноше, - но перед нами встала новая задача, которую в столь короткий срок решить достаточно трудно, - Жан-Клод  подошел к стеллажу с книгами и вновь развернулся к вампирам лицом.

- По хорошо известным нам правилам, триумвират должен будет получить от нас ответные дары. А я ни секунды не сомневаюсь в том, что Белль приготовила нам сюрпризы с намеками - она это любит... - Принц замолчал. Он никогда не думал, что когда-либо ему придется ублажать и задабривать Колберта и его скандинава с вудуистом подарками. Это было настолько нелогично, что хотелось просто проигнорировать эту обязательную часть визита. Тем не менее Жан-Клод продолжил. Нежелание проблемы не решало, к сожалению...

- Они уже нарушили этикет, вторгнувшись на чужую территорию без должного заведомого предупреждения. И не будь они посланниками Белль Морт, не избежать им наказания. А теперь ее имя на устах в какой-то мере связывает нам руки.

+2

99

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Посмотрев на графа, Янош увидел в лице Герарта одобрение его намерению говорить первым. Граф не припятствовал. И мужчина начал:

- Позвольте узнать, Принц, какой их проступок может развязать нам руки? - он сказал именно "нам", открыто афишируя, что теперь для него Сент-Луис и его сверхъестественная братия - родные. - Вы сказали, что имя основательницы связывает руки, но что будет достаточным прегрешением против этикета, чтобы не считаться более с капризами и требованиями?

Янош, вероятнее всего, торопил события. И, понимая это, он добавил:

- Конечно, поставить гостей в такое положение, при котором они будут ответчиками, загодя едва ли получится. Но если этого не сделать до их визита, вероятно, можно привести ситуацию к тому, что во время оного всё на шахматной доске обстоятельств выстроится в нужную нам комбинацию.

Он не мнил себя ни юным, ни недостойным. А положение ощущалось им как военное. Потому он не считал необходимым осторожничать, отмалчиваться или вуалировать смыслы, сказал, как думал. И это тоже значило, что вампир ощущает себя  как дома. Конечно, он не строил иллюзий, что пришёл к такой идее только он один, но не будучи уверенным на все сто, посчитал предпочтительным произнести свои мысли вслух. Возможно, он был слишком прямолинеен, но он не ощущал, что перегибает, даже, если его мнения не разделил бы кто-то из присутствовавших в кабинете мужчин. Увы, ему никогда не были искренне свойственны те особые грани тактичности и деликатности, которыми обладал сиятельный граф. Яноша всегда забавляло, что умение Герарта вовремя замолчать некоторые принимали за признак мрачности. И не исключено, что тот факт, что его спутник быстрее Яноша ощущал тот момент, когда пора бы сбавить обороты и закрыть рот, и что именно Герарт порой его одёргивал, объяснял отчасти, почему граф мало куда брал с собой трансильванца, если речь шла об общении с изощрёнными придворными умами. Таких кровью не пои, дай найти бы, к чему придраться и на что бы в ответ жестоко оскорбиться. Подобные вертлявые крокодилы и прямолинейный Янош не должны были существовать в одном пространстве, если никто не желал схватки. Впрочем, вампир не был полным дураком. Нечто извиняющееся промелькнуло в его простой улыбке, Янош поднял руки ладонями кверху, обнаруживая свою благонамеренность:

- Господа, не тревожьтесь, при гостях я буду исключительно молчать.

+2

100

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Mein freund, теперь за жизнь и судьбу Яноша я спокоен. Но перед нами встала новая задача, которую в столь короткий срок решить достаточно трудно. По хорошо известным нам правилам, триумвират должен будет получить от нас ответные дары. А я ни секунды не сомневаюсь в том, что Белль приготовила нам сюрпризы с намеками - она это любит... Они уже нарушили этикет, вторгнувшись на чужую территорию без должного заведомого предупреждения. И не будь они посланниками Белль Морт, не избежать им наказания. А теперь ее имя на устах в какой-то мере связывает нам руки.

Граф улыбнулся тому, как к нему обратился Жан-Клод. Фразы на родном языке, которые они иногда произносили по отношению друг к другу, в высшей мере свидетельствовали о том, как ценна обоим их дружба.
Кивнув в знак согласия со словами Яноша, Герарт перевел задумчивый взгляд на свой идеальный маникюр и чуть пошевелил в воздухе  пальцами - привычка, которая была присуща  графу  в минуты раздумий на протяжении многих веков.

- Если я верно помню этикет, - начал Герарт, все так же обращаясь словно в пустоту, в мыслях же в это время он прокручивал фразы и Принца, и Яноша, стараясь половчее уложить все в один узор и найти ответы на все вопросы разом. - Если я верно помню этикет, то ты не обязан выставлять им какие-то особые дары, mon Prince. Они не уведомили тебя о своем прибытии заранее хотя бы за пару месяцев, дабы ты мог подготовить достойный прием; они без разрешения вторглись на твою территорию и в дикой спешке  потребовали аудиенции. В прошлые века уже одно это могло послужить причиной попросту убить послов. С другой стороны, не сделать ответного жеста - значит оскорбить члена Совета и твою...Die Quelle des Blutes. Значит, стоит подумать заранее о том, кого из своих подчиненных ты готов передать на ночь твоим гостям. И очень четко проговорить условия, это важно. Я думаю, что любой из твоих вампиров или оборотней перенесет, если придется отдать свою кровь или помочь напитать их ardeur. Но не более того. Никакого насилия, садизма, увечий или убийств. Если кто-то из триумвирата нарушит физическую или моральную сохранность кого-то из наших, это будет достаточным поводом для  того, чтобы развязать нам руки. Даже в глазах совета. Несоблюдение требований хозяина земель карается независимо от того, кто есть нарушитель.

Герарт, наконец, поднял взгляд на Жан-Клода, и его глаза были холодными и сосредоточенными. Он думал сейчас, как полководец перед боем. О том, что, кого бы не выбрал Жан-Клод в качестве "подарка", это существо окажется фактически тем самым "живцом", на которого они будут ловить шанс на победу в этой холодной войне и право выдворить прочь представителей Белль Морт.

- Я понимаю, что это крайне нежелательный выход. Но ты понимаешь, что, скорее всего... Скорее всего, что-то может спровоцировать их нарушить твои требования? Это будет выгодно с точки зрения политики. Но, возможно, под удар попадет кто-то из твоих подчиненных. Надеюсь, это будет самой крайней мерой. Но все-таки, подумай о ком-нибудь, кто действительно заслуживает подобного...

Герарт не строил иллюзий. И при Жан-Клоде, каким бы замечательным он не был, находились не самые приятные личности. Те, кто вымолил жизнь после смерти Николаос. Те, кто сам надеялся занять трон. Да мало ли.
Другой вопрос, что Кристоф и его компания наверняка пожелают в качестве развлечения кого-то, кто действительно дорог Жан-Клоду.

- Я надеюсь, что для начала в качестве подарка их устроит банкет. Если, конечно, его получится подготовить в пару ночей. Пока они находятся не в самой выгодной позиции, это дает надежду, что требовать слишком нахально чего-либо они поостерегутся.

Отредактировано Gerart (15.01.13 02:12:32)

+3

101

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Первым подхватил разговор Янош. Жан-Клод сразу же ощутил его решимость и желание помочь. Такие качества редко встречаются у вампиров, многие из которых готовы стелиться перед более сильными или главенствующими, а остальные - вовсе не желают вмешивать себя любимых в политические интриги, предпочитая оставаться в тени, а затем наносить удар в спину, дабы занять давно приглянувшийся верховный трон.

- Любое оскорбление, неуважительное отношение к кому-либо из связанных со мной вампиров или ликантропов... Но я склонен полагать, что они этого не допустят. Все намеки будут лишь намеками, поэтому это стоит учитывать и... - Принц не знал как много раз Янош был на подобных визитах, и был ли вообще, поэтому счел необходимым сообщить ему кое-что важное... хотя, австрийский вампир скорее всего это и так знал... - не давать триумвирату и самой крохотной возможности уличить нас в чем-то подобном. Но ты прав, эта битва будет проходить на нашей территории, а значит они в меньшинстве, а значит условия диктовать будем мы...

- Господа, не тревожьтесь, при гостях я буду исключительно молчать.

Жан-Клод усмехнулся. Это выражение лица Яноша вкупе со фразой выглядело забавно. Но вряд ли ему удастся сдержать свое обещание. Не по своей воле, разумеется.

- О, они это непременно заметят и тут начнут задавать вопросы именно тебе... или же просто обращаться за твоим личным мнением. Способов много, а они будут давить и давить, искать и искать то, к чему можно прицепиться, - вампир пожал плечами, - но я уверен, что этот раунд они проиграют.

Принц не сомневался в Яноше, не сомневался и в Герарте... он сомневался лишь в адекватности гостей. И слова Графа заставили его задуматься. Задуматься над тем, чего он больше всего опасался.

- Да. Все так и будет в том случае, если гости не получат ответных даров. Они попросят в свою постель или куда им будет угодно одного из моих подопечных. И просто кровью или сексом тот не отделается, - Жан-Клод сел в кресло, оперся локтями на стол и уместил подбородок на сцепленные между собой пальцы. - Колберта не интересует секс. Кровь ему может дать и его подвластный зверь, а может быть и pomm de sang - мы до сих пор не знаем сколько людей они привезли с собой в Сент-Луис. Единственное, что может ублажить Изувера, а ведь дары должны понравиться - в этом их смысл, это насилие и пытки... - Принц посмотрел на Графа долгим взглядом, - и захотят они не просто оборотня из свиты.

Основная опасность состояла в том, что Колберт будет метить в самое сердце, а именно, в Ашера. Жан-Клод знал это, потому что только о связи со златокудрым вампиром известно Изуверу. И если случится невероятное - и триумвират узнает о Софии, то они будут метить еще и в нее. Принц отмел эту мысль и порадовался тому, что Герарт с Яношем будут в относительной безопасности. Колберту просто нечего будет им предъявить. Против них у него нет ничего. По крайней мере, исходя из того, что знал Жан-Клод.

- Если они согласятся присутствовать на банкете - мы сможем выиграть время, но и они смогут много чего вынюхать... Но ты прав, их положение не столь радужное. Так что будем уповать на их здравый смысл, а подопечных постараемся оставить в целости и сохранности, - Принц улыбнулся. Эта мысль грела его сердце, пусть даже и не совсем живое. В конце-концов, он должен защищать тех, кто верен ему, иначе чем он отличается от остальных Мастеров?

+3

102

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Спальная Ашера ----->>

Ашер находился перед массивной и до боли знакомой дверью в кабинет Жан-Клода. Сколько существ проходили через эти врата, ведущие одних к почти райскому существованию под надежным крылом Принца Города, а других – к вечному аду. Куда была уготована долгая дорога старому вампиру… не знал никто и никто не мог ручаться за гарантию уравновешенности Ашера. Он был всегда несколько непредсказуем после всех событий, что приключились в его жизни. Именно поэтому держать Ашера при себе – это равносильно почиванию на пороховой бочке, но златокудрый вампир старался быть примерным, ради Жан-Клода, ради надежды, ради веры в свое хоть немного счастливое существование.

События, связанные с неожиданным приездом Виорики слегка выбили его из привычной колеи. Ашер не знал, что ему следовало бы делать: радоваться или огорчаться, злиться или дать возможности взрасти зерну былого интереса к этой девушке.

Золотая волна взметнулась вокруг качающейся головы вампира, который пытался отогнать круговорот мыслей в его голове. Сейчас было не место и не время распускать слюни, он не имел права расклеиться, ведь Белль Морт, будь она не ладна, не преминула упустить шанс и забросить особый «подарочек» на земли Жан-Клода в виде триумвирата, где только одна мысль о его участниках вгоняла в дрожь.

«Колберт…»

Имя, произнесенное даже мысленно, прокатилось ощутимым отголоском боли по телу Ашера, будто все шрамы, нанесенные этим беспощадным изувером, разом вспухли и лопнули, начав кровоточить.  Вампир вздрогнул и распахнул прикрытые глаза… Он все также смотрел на дверь кабинета Мастера Города, за которой шла оживленная беседа Жан-Клода и его гостей. Принц набирал силу, и его златоглавый друг просто не мог бросить в такой важный момент, позволяя хоть малейший шанс Белль Морт на отмщение. 

Угрюмое выражение лица растворилось, и привычная маска непроницаемости уже надежно украшала видную окружающим половину лица. Ашер уже слишком сильно задержал гостей, но, увы, его нежелание переступать сейчас порог этого помещения было очень велико, однако, он сумел найти в себе силы, и уверено толкнул дверь, делая шаг вперед.

В кабинете находилось три вампира, обсуждающих будущий план действий. Уже привычно Ашер сперва устремил свой испытывающий взгляд на Жан-Клода, обводя до боли любимые, а временами и ненавистные черты лица. Как и всегда – Принц был совершенен! Эта ночь была разбавлена красными оттенками, будто каплями свежей крови, оставленной на наряде Жан-Клода. Красные перчатки на руках призывали оказаться под прикосновениями их владельца, а  алый шелковый платок вызвал неосознанное желание вдохнуть аромат и прижаться губами к шее своего давнего друга и…

Смущение от столь необузданных тайных мыслей встряхнуло вампира, и Ашер почувствовал, что он  бесцеремонно (хотя, кто как ни он в праве позволять себе эти секундные вольности, учитывая, что это все, что теперь позволено ему) глазеет на Принца Города при двух абсолютно посторонних и чужих людях. Губы тут же сжались в прямую линию, что могло говорить о чем угодно, однако, для Ашера это означало разочарование. Переведя взгляд на гостей, он попытался сосредоточиться на сути разговора. Последние слова Жан-Клода были таковыми:

- Если они согласятся присутствовать на банкете - мы сможем выиграть время, но и они смогут много чего вынюхать... Но ты прав, их положение не столь радужное. Так что будем уповать на их здравый смысл, а подопечных постараемся оставить в целости и сохранности.

«Всегда… Всегда печется о своих птенцах! Вопреки всему обучению Белль, вопреки всему»
Два мужчины внимали его словам, чувствуя себя весьма комфортно среди мрачных стен  «Цирка».
«Герат и Янош» -  догадался Ашер, рассматривая теперь их и оценивая, насколько они могут быть полезны в их нелегком «сотрудничестве». Пауза слишком  затянулась, и вампир поспешил поприветствовать присутствующих, дабы не портить всем настроение и настрой, способствующий решению их главной проблемы – Белль!

- Доброй ночи, mein freund! Рад видеть Вас на наших землях! – кратко обратился Ашер к Яношу и Герарту, надеясь изначально расположить их к себе и, улыбнувшись воспоминанию, в котором Принц поведал ему краткую историю их прибытия, поприветствовал их чуть теплее, чем мог бы в своей обычной манере. Затем он встал по правую руку от Жан-Клода и уже обратился непосредственно к нему. – Mon ami, прошу простить моё столь долгое отсутствие, но скоропостижный отъезд мадмуазель Виорики вызвал чуть больше хлопот, чем ожидалось.

Кончики пальцев обеих рук вампира грациозно соприкоснулись друг с другом, образуя идеальную вершину треугольника. Сейчас он был отрешен от всех мыслей, кроме одной: «Война с Белль ничего хорошего не принесет. Не прогадай, Жан-Клод со своими планами, не прогадай! Эти вампиры не внушают такого доверия, какое даешь им ты…»

----->> ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

Отредактировано Asher (18.01.13 11:54:24)

+2

103

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

"В кабинете снова началось броуновское движение", - подумал было Янош. Но ошибся. Никакого паломничества, никаких чрезвычайных происшествий на сей раз, только один вампир. Очень внушительный вампир. Он не производил впечатления слабого или юного создания, а также был настолько вызывающе красив, что будь у Яноша чуть меньше самообладания, он дал бы своему удивлению отразиться на лице. "Молодец, что не уронил челюсть!" - с издёвкой похвалил он самого себя и в ответ на странное приветствие только вполне вежливо кивнул. Мужчина рассудил так, что год обитающего почти каждую ночь в пределах "Цирка" Герарта зашедший в кабинет вампир явно должен знать. Судя по манере его поведения, златокудрое видение было не из посторонних, так что обращение "друг мой", подчёркнуто в единственном числе, он тоже мог себе позволить в адрес графа. Но вот Яноша не удостоили никаким отдельным приветствием, именно потому сам он посчитал уместным вслух ничего не отвечать. Тем более, что вампир, присоединившийся к беседе, стал обращаться к Принцу Жан-Клоду, значит, стоило просто далее не отсвечивать из угла.

Красавец говорил о каких-то хлопотах и назвал женское имя, ничего Яношу не сказавшее. Вероятно, это было плохо, что Янош не особенно следил за историями посторонних вампиров, и кто такая Виорика, вовсе не ведал. Но вот уж точно было нехорошо, что он понятия не имел, кого же видел перед собой нынче. Герарт попросту не успел рассказать Яношу о том, кто окружает Жан-Клода. Сам Ашер не был принцем никаких значительных территорий, чтобы просто быть в курсе, кто это. При дворе Белль Морт некуртуазный трансильванец никогда не появлялся. Словом, он был дремуч настолько, что понятия не имел, кто такой блистательный Ашер. И что ещё ужаснее, даже не имел и малейшего представления, что такие пробелы в знаниях чреваты неприятностями. Однако его никто за язык не тянул, и Янош помалкивал себе, надеясь, что имя мсье прозвучит как-то само собою из чьих-то уст.

Волосы, удивительные и роскошные золотые кудри Ашера, обманули его. Янош был совершенно уверен, что изъянов в красавце попросту не существует, все шрамы были от него закрыты драгоценным потоком локонов. И как сам Ашер мгновения назад глазел на Жан-Клода, так же взгляд Яноша прикипел к профилю белокурого вампира. Как тут было не смотреть? Всё же знакомства с представителями линии Белль Морт не проходят для психики бесследно.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

Отредактировано Janosh (22.01.13 06:20:24)

+1

104

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- Да. Все так и будет в том случае, если гости не получат ответных даров. Они попросят в свою постель или куда им будет угодно одного из моих подопечных. И просто кровью или сексом тот не отделается.  Колберта не интересует секс. Кровь ему может дать и его подвластный зверь, а может быть и pomm de sang - мы до сих пор не знаем сколько людей они привезли с собой в Сент-Луис. Единственное, что может ублажить Изувера, а ведь дары должны понравиться - в этом их смысл, это насилие и пытки...И захотят они не просто оборотня из свиты.

Граф наклонил голову, показывая, что согласен с доводами, но все-таки возразил:

- Колберт, конечно, индивид крайне неприятный. Но, если, опять же, мне не изменяет память, в этикете нигде ничего не сказано о долге утолять любые капризы и экзотические потребности гостей, так что игрушку для битья и садизма ему никто не должен. Акт вежливости - предложить им кровь и плоть. Если он в силу собственных привычек нарушит  заранее оговоренные условия, это будет чистой воды провокация. У меня сильное подозрение, что он пожелает Арно. Возможно, даже захочет выторговать его в обмен на то, что триумвират уберется восвояси. И это будет вызовом тебе. Поскольку я  не сомневаюсь, что даже ради спокойствия твоих земель ты не намерен жертвовать кем-либо из своих, остается только тянуть время и ждать, пока они сами себя скомпрометируют.

Герарт не был знаком с Колбертом лично, но не сомневался, что сбежавший сперва из Франции, а потом и из лап изувера Арно был для англичанина, говоря языком некуртуазных современных подростков, той еще занозой в заднице.С другой стороны, прозрачным был и тот факт, что Белль Морт плевать на Арно, она всего лишь желает, используя его в качестве наживки, подцепить рыб покрупнее.
Нет ничего хуже отвергнутой женщины. А под крышей "Цирка" сейчас собралось аж трое  мужчин, когда-то блиставших подле ее ног, а после сбежавших по собственной воле. И, если на побег Арно Белль, возможно, было плевать, то ушедшие Жан-Клод и Ашер глубоко задели самолюбие Прекрасной Смерти.
Граф  только вспомнил в мыслях златокудрого вампира, когда почувствовал его за дверью. Horreur, кормившийся только накануне, безошибочно почуял спонтанную волну страха, столь же острую, сколь и короткую, а  спустя мгновение в кабинет вошел Ашер. Превосходное умение владеть собой, по-видимому, оттачивалось  им годами, однако Граф ощущал призрак  секундной слабости Ашера, как тончайший шлейф духов, остающийся в комнате еще долго после того, как надушенная дама покинет ее. Это было уже не полноценным страхом, лишь обещанием оного, легкая тень, столь слабая, что даже не провоцировала  метафизического голода. И Герарт мысленно поаплодировал Ашеру, который умел так превосходно сражаться со своим ужасом.
Непринужденно улыбнувшись, Граф изобразил учтивый кивок. Несмотря на год пребывания в Сент-Луисе и довольно тесное общение с Жан-Клодом, Герарт был почти не знаком с Ашером. Первый помощник Принца, как успел для себя оценить граф, был довольно нелюдим, а может быть, просто именно Герарт не вызывал у Ашера особой приязни, которая могла бы перейти в крепкую дружбу. Это не вызывало у австрийца негативных эмоций - он легко принимал любое к себе отношение и придерживался мнения, что он не золотой дублон, чтобы нравится всем и каждому. Тем более, что за века своего эксцентричного существования  Герарт  чаще сталкивался с негодованием и неприятием, нежели с пониманием. Ашер всегда был нейтрален и приветлив, что полностью устраивало обе стороны.
Граф бросил взгляд на Яноша, застывшего с видом человека, долго блуждавшего в темноте ,и неожиданно вышедшего на солнце, и понимающе улыбнулся.
Ашер выделялся особой красотой даже среди фаворитов Белль Морт, где скорее странно было бы увидеть кого-то непривлекательного, нежели красавца. Как и Жан-Клод, златоволосый вампир был своего рода бриллиантом коллекции Белль. Не удивительно, что его красота завораживала. И, хотя Герарт знал о печальной истории Ашера и даже видел  его шрамы на одной из картин у прежнего Мастера, которые в свое время Белль так любила заказывать у знаменитых художников, а после дарить союзникам или вывешивать в покоях, чтобы подразнить и унизить своего падшего ангела, мнения о красоте Ашера граф не переменил. Любой, получивший подобные ожоги, какие были изображены на том полотне, стал бы ужасен. Ашер же лишь утратил свое неземное совершенство, став чуть более земным. На вкус Герарта, до трагедии золотоволосый вампир был немного слишком красив. Той красотой, что страшит своим великолепием, как страшит красота океана или пейзажа с высоты горного хребта. Настолько, что в ней хочется утонуть, сделать шаг вперед и погрузиться с головой.
Но, конечно, все размышления на эту тему граф оставлял при себе.

- Рад тебя видеть, Ашер, - Герарт  поприветствовал вошедшего вампира по имени специально для Яноша. Его подопечный не знал Ашера в лицо, но был наслышан о нем еще с тех времен, когда слухи о бежавших от Белль фаворитах гуляли по всей Европе, так что теперь имел возможность сам для себя сделать какие-то выводы. - Позволь представить тебе Яноша. Какая жалость, что это знакомство ведется в такой неожиданно напряженной обстановке.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

Отредактировано Gerart (22.01.13 18:45:00)

+2

105

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Разговор был прерван на считанные минуты, когда дверь медленно открылась, и в проходе появился Ашер. Выражение его лица было привычно нейтральным, но Жан-Клод все равно попытался обнаружить на нем хотя бы тень дружелюбия... но его не было. Принц изучал своего друга лишь мгновение, пытаясь уловить эмоциональное состояние, но кольнуло его вовсе не злость или отчаяние - черноволосый мужчина остро ощутил сексуальное влечение, направленное в свой адрес. Брови как-то сами несколько приподнялись от удивления. В такой пропитанный умными речами и мыслями момент подобные чувства были резкой неожиданностью. Но Жан-Клод испытал настоящее удовольствие - он был счастлив, что иногда Ашер становился именно тем, кем был много лет назад.

Жан-Клод развернулся было к Герарту, чтобы продолжить разговор, но его внимание привлек Янош, который просто замер на месте, совершенно открыто разглядывая Ашера. Принц не сдержал улыбки - вся эта нарисовавшаяся кабинетная картина приобрела умилительно-трогательный оттенок. Граф и Ашер обменялись приветствиями, при этом Герарт еще и представил Яноша, а Жан-Клод поспешил представить своего заместителя.

- Янош, это Ашер - мой заместитель и моя более, чем правая рука, - Принц улыбнулся, - он тоже будет присутствовать на встрече с триумвиратом... - Жан-Клод поднялся с кресла, понимая, что пора заканчивать разговоры и направляться в гостиную, но так же он помнил, что не ответил Герарту.

- Ты прав, mein Freund, безусловно прав... Арно они не получат, но постараются использовать его - в этом нет сомнений, - легкая пауза. - Пора бы узнать их истинные намерения. Mes amis, гостиная уже готова к приему гостей, предлагаю  дождаться их там.

Принц дошел до двери и дождался, когда все вампиры покинут помещение. Затем закрыл ее на ключ и двинулся в компании своих коллег в столь нелегком деле к гостиной.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

0

106

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города -----»

Многие свято верят в ветхую истину, что с годами человек становиться мудрее и сдержаннее, ибо груз прожитых лет ложиться на плечи подобно венцу Соломона. Возможно с людьми, вампирами и ликантропами это так, но ламия оказалась исключением, не в первый раз она оказывалась за метафизическим бортом. Природа создала ее род, подобный цветку, которому не понять ценности жизни.
Женщина быстрым шагом, едва не срываясь на бег, покидала кабинет. И с каждым ударом сердца пелена  негодования и злости отступала, давая возможность мыслить здраво, не прячась за наигранной уязвленностью. Совсем недавно она негодовала, готова была брызгать ядом на всех и вся, стараясь задеть за живое, сейчас слова адресованные принцу обрели для Ирис иной оттенок, заложенный на подсознательном уровне, она хотела надавить на слабое место мужчины, и его дитя оказалось как нельзя кстати. И вот остановившись у самой лестницы, женщина вздохнула, ей не нужно было обряжаться в костюм монстра, корить себя за сказанное и критиковать поведения. Ведь для нее каждый находящийся в кабинете был чудовищем, готовым всеми правдами и неправдами защищать себя и свое окружение.
- Где же мой идеальный мужчина, - желудок предательски заурчал, - Невысокий, желательно упитанный и обязательно клерк…
Если бы рядом посчастливилось проходить существу способному читать мысли, то оно обязательно подавилось бы смешком, ибо мечтательно-влюбленное выражение лица змеи никак не подходило к мыслям. После кормления Яноша ламия была опустошена и чувствовала себя пакетиком с вишневым соком, который одним залпом осушили и поставили обратно в холодильник до лучших времен. К слову о холодильниках…
- Увы, мой идеал недосягаем, по крайней мере, сейчас, - Ирис легко переключилась с проблем масштабных к маленьким неурядицам, все же в первую очередь ее заботил голод и только потом нежданные гости, к слову ламия не была до конца уверена в необходимости своего присутствия перед визитерами.
- Мальчики?, - поднимаясь по лестнице, окликнула недавно пропустивших ее охранников.
- Да, киска, -  кажется, один из оборотней упорно олицетворял ее с этим животным, - Потерялась?
- Хотела глотнуть кофе, но не помню, где кухня, - мирно ответила ламия, и не было в голосе былого пренебрежения и раздражения, которым был наполнен ее тон при общении с охраной ранее.
- Прямо, потом налево. Там еще дверь круглой ручкой, - второй оборотень оказался быстрее приятеля, даже не вставил пару колкостей в речь, что немного удивило змею.
- Спасибо, - слово донеслось приглушенно, ибо женщина уже направлялась к нужной двери.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» Столовая | Кухня

Отредактировано Iris Young (31.01.13 18:40:51)

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [30.09.10] Цирк Проклятых