https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [30.09.10] Незваные гости


[30.09.10] Незваные гости

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Время: 30 сентября 2010 года, ночь, время после полуночи
Места: Сент-Луис. «Circus of the Damned»: Парковка, черный ход; Гостиный зал
Герои: Жан-Клод, Герарт, Ашер, Янош, Колберт, Кристоф Баккара-Нуар, Бьёрн Торвар
Сценарий: встреча незваных гостей в резиденции Принца города. Ничем хорошим не сулит эта встреча...

0

2

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»

Колдун понял, что несколько переоценил пробки Сент-Луиса, и дорога могла оказаться на добрую часть времени короче. То бишь, судя по всему, выехали они рановато. И Кристофу совсем неулыбалось бесить Колберта тем, что прибыли они не тютелька в тютельку. Однако, видимо, думая о том же самом, Бьёрн повёз их чуть иначе, чтобы по пути успеть посмотреть не только и не столько местные достопримечательности, сколько способы выбраться из лабиринта улиц и дорог центра. Никто не был против того, что авто немного покружило по кварталу вампиров, но после, когда время подходило, пора было искать подъезды к "Цирку проклятых". И в вечерний час на парковке было не протолкнуться. Весь пафос визита пошёл на уменьшение, когда перед триумвиратом встал вопрос - где же парковать чёртову машину? Со стоянкой для "своих" творилось примерно то же самое, что и на гостевой. Видно, время шоу-программы притащило в "Цирк Проклятых" в избытке и глазеющих людей, и работающих для их забавы монстров. Кристоф даже немного пожалел о том, что у него нет возможности посмотреть представление, он не был любителем цирковых номеров, но ему быть любопытно, какие выкрутасы придумывают клыкастые конферансье, чтобы поразить публику почище всякого "дю Соле".

- Прибыли, уважаемые джентельмены!

Колдун бросил взгляд на огни вывески, с которой пучеглазил клыкастый клоун, и поёжился:

- Вашу ж мать, какие идиоты занимались дизайном? - он также проследил, что из цирка вышли и сели в машину двое довольно зрелых людей с двумя детьми старшего или даже среднего  школьного возраста, и картинка умильного семейства, приукрашенная видом надувных шаров зверских форм и сиянием сладкой ваты в руках девочки, заставила его брови удивлённо приподняться: - США, удивительная страна. Они тут все немного придурки.

Колдун рассуждал про себя, с какого же входа им стоит прийти? Пожалуй, всё же не с того, что для публики, ведь они пришли не на шоу. С другой стороны, дверь входа для работников - тоже не вариант. Они здесь не работают. Да и потом, вид у двери мало отдаёт парадностью. "Чёрный вход без всяческих претензий на оригинальность. Да, совсем не солидно".

- Я бы предложил идти через главный. Только бы по пути не наступать на карапузов с мамашами-фриками.

Багажник открылся. И из его недр колдуну досталась завёрнутая в жёсткую музейную упаковку картина. Упаковка больше напоминала личный чемодан картины. Внутри были сделаны крепежи, чтобы она не болталась, внизу предусмотрены колесики, а наверху - ручка, так что, да, это был специальный чемодан для полотна в раме. Бьёрн взял себе подобный, но побольше по всем параметрам, этакий сейф на колёсах. Кристоф знал, что внутри надёжного предмета багажа находится старинный, антикварный и жутко дорогой ковёр, когда-то ужасно давно его сделали в Персии и увезли в Европу, а последние веков пять коврик провёл во Франции. Дело было не столько в том, на сколько вещь ценна как предмет декоративно-прикладного искусства, сколько в том, какие с ним были связаны чудесные мгновения, застывшие в прошедших веках. Зная все подвохи, колдун был страшно доволен и предвкушал момент вручения подарков. Вот уж в такой ситуации ему больше нравилось дарить, чем получать презенты.

От парковки для персонала нужно было немного обойти здание, чтобы попасть в "Цирк" с парадного входа, и ещё нужно было пройти под рожей клыкастого сияющего клоуна, Кристоф беззвучно выругался, проартикулировав кое-что грязное и слэнговое, когда они проходили под монстром из лампочек. Но в фойе на радость Кристофа было не так уродливо.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Главный вход | Фойе

0

3

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Парковка | Черный ход -----»

Мужчины со своеобразным багажом, больше похожим на передвижные сейфы нестандартной конструкции, остановились в фойе. И Кристоф нашёл взглядом местного администратора, который послушно торчал за отведённой ему стойкой. "Наверное, я сначала дозвонился тебе, прежде, чем попал на беседу с верзилой где-то в местных отнорках?"

Включив на половину мощности улыбку на своём лице, Кристоф направился к стойке, как только Колберт кивнул ему. Колдун обратился к администратору, который должен был быть в курсе того, что его хозяин ждёт гостей. По крайней мере, Кристоф считал, что тут все уже должны трепетать в ожидании особых визитёров. И не его проблемой было, если кто-то не подготовил циркового администратора этой смены насчёт их прибытия.

- Доброй ночи! - он мельком глянул на табличку и добавил к приветствию то имя, которое значилось на бэйдже. "Вообще довольно умилительно. Хоть клуб имени Содома и Гоморры открывай, а администратор с бэйджиком - это закон!"

В ответ Кристофу работник "Цирка Проклятых" улыбнулся не менее сиятельно, но показав в улыбке зубы, дал колдуну убедиться, что перед ним вовсе не вампир.

- У нас назначена встреча с Принцем Сент-Луиса. Проводите нас на аудиенцию.

Кристоф не сомневался, что их, ну, как минимум, сейчас начнут перепоручать чужим заботам, "Вас проводит тот, этот, подождите минутку, сейчас выясню, бла-бла-бла", действо станет несколько нелепым и суетливым. Однако, прямиком подойдя к администратору в "цивильной" зоне "Цирка Проклятых", он на это и рассчитывал. Придерживая одной рукой рукоять своего передвижного плоского сейфа, пальцами другой он лениво шевелил флаеры на стойке. Улыбка ни на миг не сходила с его лица. Кристоф прикипел взглядом к лицу администора-не-вампира и улыбался, казалось, он был готов ждать ответа вечность, само терпение о обаяние.

Но судя по дальнейшему поведению, администратор был предупрежден о визите гостей. Ему дали четкие описания трех личностей, поэтому он узнал триумвират, но на всякий случай уточнил:

- Вас трое?

Кристоф утвердительно кивнул. "Выходит, тут ожидали пышную свиту. Ну, что ж, мы скромные".

Затем администратор сообщил гостям, что их проводят. И четыре внушительных размеров охранника появились рядом с ним, как чёртики из табакерки.

Дальнейшие перемещения заставили колдуна преисполниться скепсиса. Их провели в подземелья, вход в которые находился за совершенно неприметной дверью на улице, недалеко от служебной парковки. Оказывается, несколькими минутами ранее они кружили рядом со входом, через который их итак повели. Хождения туда-обратно немного парили Кристофа. О том, какие чувства вызывает подобный маршрут у мастера и у Бьёрна, он даже думать не хотел.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (21.01.13 23:31:34)

0

4

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»

Мэтр молча окинул взглядом помещение, и его губы презрительно скривились. Цирк! Ну конечно, где же еще могла быть лежка этого Мастера? Жалкое сборище клоунов-отщепенцев, решившихся на саботаж и дерзнувших добровольно оставить свою сиятельную госпожу. Внутреннее оформление было, конечно, не столь плачевным, как наружные щиты. Клыкастые клоуны и уродливые афиши с разного рода нечистью... Кристоф был прав - того, кто оформлял Цирк, стоило подвергнуть мучительной смерти, предварительно вырвав обе руки.
Пока его слуга-человек выяснял у местного администратора, когда и кто проводит их триумвират к Жан-Клоду, а Бьёрн стоял поодаль с двумя подарками, Колберт достал из внутреннего кармана своего сюртука небольшую бархатную коробочку. Особый привет Белль Морт своему золотоволосому ангелу.
Внутри, надежно устроенный в специальное атласное гнездо, лежал золотой овальный медальон, инкрустированный мелкой россыпью сапфиров по ободку. Простой и элегантный, он долгое время пролежал у Белль Морт, и вот, наконец, выдалась такая дивная возможность вернуть его хозяину. Впрочем, первоначально хозяйкой этой вещицы была та самая простолюдинка, с которой Жан-Клод и Ашер составляли милый тройничок на протяжении пары десятков лет.
Тонкие пальцы нажали на крышку, медальон раскрылся, являя взору два миниатюрных портрета на обеих створках. Два красавца - один с темными локонами, второй - с золотыми волнами волос. Миниатюры были выполнены искусно, и даже в таком крохотном исполнении передавали неземную красоту обоих мужчин.
Правда, один из них теперь влачил жалкое существование изувеченного урода, прячась за спиной бывшего любовника. Который, в свою очередь, променял благосклонность Белль Морт и ранг фаворита при ее дворе на этот убогий цирк и свою так называемую свободу.

"О нет, Жан-Клод. Как бы ты ни обманывал себя, в глубине души ты знаешь, что по-прежнему принадлежишь Ей. Как бы ты ни упирался и ни бежал от этого, она твоя создательница. И вся твоя хваленая сила - ничто по сравнению с Нею."

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

Отредактировано Colbert (22.01.13 18:46:00)

+1

5

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города -----»

Неистово вибрирующий мобильник в кармане пиджака оповестил Жан-Клода о прибытии триумвирата. "Как вовремя..." Учтивый администратор сообщил о странной формы вещах, которые они принесли с собой, и которые не стали осматривать. И это было верным решением - не зачем трепать нервы и так не самым добродушным гостям. Принц каждую минуту заставлял себя думать о триумвирате, как о чем-то нейтральном, но получалось не всегда. Эти прихвостни Белль Морт слишком много на себя взяли и теперь считают, что любой проступок сойдет им с рук. Заявись они подобным образом в места правления Прекрасной Смерти, что бы она сделала? Вампир усмехнулся сам себе - она всегда делает то, что к себе считает неприменимым хамством.

- Гости уже прибыли, - осведомил Мастер своих спутников на подходе к гостиной. Все шло по плану. Еще минута - и они окажутся в заранее подготовленной зале, а гости прибудут не раньше, чем минут через семь, а то и десять. Подземные коридоры были глубокими, широкими и длинными, а косметический ремонт они и вовсе перенесли полгода назад. Жан-Клод никогда не понимал стремления некоторых старых вампиров оформлять свои места дневного отдыха так, словно жили они в подземельях средневековья. Мрачные стены, факелы, сырость и грязь - все это было далеко от эстетики. Единственным исключением была, пожалуй, Белль Морт. В ее обители царил шик, блеск, золото, шелк и красные розы. Прочие же представители немертвой расы обставляли свои жилища согласно моде и так стремительно меняющимся стилям.

Около двери, ведущей в гостиную, скопилось некоторое количество охранников. Здесь были не только волки, но и веркрысы, умеющие стрелять и прошедшие не одну человеческую войну. Быть может, если верить в мир во всем мире, то гости вовсе и не собирались причинять вред кому-либо из подчиненных Мастера Сент-Луиса, но обезопасить всех он был обязан, к тому же за своих охранников он был спокоен - ни один из них не подойдет для желаний Колберта и его прихвостней. Телохранители для того и созданы, чтобы защищать, а не ублажать нужны незваных вампиров, да и любителей мужчин среди них не было...

Двойная высокая дверь бесшумно отворилась, пропуская вампиров в свою скромную обитель. Жан-Клод отошел в сторону, пропуская вперед Герарта и Яноша, а когда порог переступил Ашер - Принц положил руку ему на плечо и немного сжал пальцы. Едва ли заметный жест, но вампир хотел удостовериться, что с его другом все в порядке и тот сможет выдержать этот визит не поморщившись. А еще это жест давал понять Ашеру, что гости будут метить не только в Принца, но и в его заместителя, наступая на самые больные мозоли и ковыряя не зажившие раны... Естественно, с улыбкой на лице.

- Располагайтесь, - Жан-Клод улыбнулся уголками губ, указывая своим спутникам на кресла и диван, которые те могли смело занимать. - Гости уже близко.

+1

6

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»

Бьёрн тоже не был в восторге от места обитания Мастера Города. Его успели вывести из себя еще на парковке, куда в ночное время суток было просто некуда приткнуть этот чертов автомобиль. Парковки, которые были рассчитаны явно на меньшее количество железных колымаг, чем их прибывало, всегда здорово портили оборотню настрой, ведь из их триумвирата, так уж вышло, что только он водил автомобиль, а значит, и все проблемы, с автомобилем связанные, волей-неволей тоже приходилось решать ему, Бьёрну. Тем не менее, в итоге машина была пристроена, дары от Белль Морт с величайшей осторожностью извлечены из вместительного багажника, и трио вошло под своды Цирка. По пути Бьёрн успел мысленно пройтись по неприязни клоунов со стороны Кристофа. Открытые щиты давали дивную возможность без слов уколоть шпилькой колдуна, обычно бравировавшего своей крутостью.

"Только не говори мне, что у тебя коулрофобия, Крис!"

Поймав взгляд вудуиста, Бьёрн позволил себе плутоватую улыбку, каковая не часто возникала на его лице, и тут же выражение веселья сменилось на непроницаемое.
В их триумвирате огромный скандинав был еще и силовиком, исполнявшим роль охранника. Колберт имел право привезти с собой и обычную охрану, но, в силу своей недоверчивости, не считал это нужным. Ему хватало своего Зверя Зова, которому можно было всецело доверять и который в любой схватке стоил пятерых горе-телохранителей, подчас не способных даже трезво мыслить. Да и потом, по сути, никакая охрана им не была нужна - обладающие безумной мощью внутри триумвирата и подпитываемые извне силой Белль Морт, они представляли собой пугающую силу.
Кристоф взял на себя труд переговоров с местным администратором, Колберт  предавался своим мыслям, так что Бьёрну оставалось только придерживать дорогие подарки и ждать.
К счастью, ожидание длилось недолго. Их, наконец, соизволили пригласить "следовать за мной", и на этот раз провожатым был  не человек. Ликои не самого высокого ранга, от которого волнами исходила тревога, успел несколько раз нервно обернуться, пока мрачный триумвират двигался следом за ним по  коридорам. Будь оборотень в звериной форме ,у него бы шерсть поднялась на загривке от того,  что они у него за спиной. На очередном повороте, сопровождавшимся еще одним нервным взглядом из-под челки, Бьёрн поймал глазами глаза волка.
"Я твой страх чую так остро, что могу его намазать на  хлеб и сожрать." Впрочем, только этой мыслью все и ограничилось. Ни к чему размениваться на шестерок.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала

Отредактировано Bjorn Thorwar (22.01.13 19:13:12)

+1

7

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города -----»

Гостиная была такой сливочной и светлой, как будто пронизанной настоящим светом, что даже удивляла, ведь находилась она под землёй, где-то наверху был мир воздуха, наверное, над ними была расположена парковка, а, может, всё ещё зона арены.

Вид вооружённых охранников-ликантропов заставил Яноша вновь подумать о воздухе. В подобном помещении его бы не хватило такой группе надолго, если бы вентиляцию не обеспечивали искусственно. Наверняка, в недрах цирка проведены воздуходувные установки, чтобы те, кому дышать критично необходимо, не сомлели. "Интересно, сколько людей занято в обслуживании цирка? Нужны такого количества живущих здесь существ обслуживать не так-то просто. Тем более при сочетании внешнего блистающего гламура и гарнизонных порядков".

Только задумавшись о трудностях существования в пределах "Цирка", который, конечно, обладал ещё и огромным плюсом, являясь крепостью под землёй, Янош проникся к Жан-Клоду чуть большим уважением, чем уже испытывал. "А если возвести эти заботы в масштабы города? О, какая картина получается! Принц несёт ответственность за такое количество народу, заведений и прочего, что если бы не солнце, отнимающее право работать, наверное, он делал бы это круглые сутки. Бедный Жан-Клод! И почему это я его жалею? Вопрос власти должен быть ой каким лакомым. Верно? Нет. Века подле Герарта научили меня другому. Контроль - то, что среди первейших интересов любого мастера вампиров. Но контроль и власть не синонимы".

У Жан-Клода завибрировал телефон. Новости, которые ему сообщили, заставили подобраться ещё пуще прежнего. Спина стала прямее сама собою. Янош не готовился к бою, но физическое столкновение было бы во много крат понятней, чем этикетные дуэли.

Принц предложил располагаться, возвестив, что гости близко, и Янош посмотрел на графа, молча спрашивая у него, куда им лучше переместиться? Все расположения, соотношения, расстояния и прочая мишура были чем-то вроде языка цветов в букете. Стоило составлять комбинации с вниманием и осторожностью. И Янош предпочёл это дело передоверить графу, чтобы не сплоховать. "И кстати о контроле. Что я сейчас делаю? Не решаю сам. Даю решить Герарту. Это потому, что не умею контролировать ситуацию? Нет, не так, не накручивай сам себя, Янош. Это потому, что ты ничерта не знаешь о придворных салках".

+1

8

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города -----»

Несмотря на долгое общение, Граф бывал далеко не везде в Цирке, обычно в этом просто не было необходимости. Герарт знал, что подземелья здесь представляли собой разветвленную и сложную систему, которую основала еще Николаос, а при Жан-Клоде эти подземелья облагородили и сделали более пригодными для жизни не только вампиров, но и прочих обитателей Цирка.
Словом, в этой светлой зале Герарт еще не бывал. Сейчас лишь обилие охраны вдоль стен напоминало о том, что их ждет вовсе не уютный дружеский вечер, а малоприятное путешествие меж рифов и подводных камней политических игр.
Граф повернулся к Жан-Клоду, и голос его был спокоен и дружелюбен, а на губах играла легкая улыбка, словно они и правда пришли сюда исключительно ради собственной забавы:
- Очаровательное цветовое решение, Mon Prince.
Дружелюбное спокойствие - это была своеобразная маска графа в ситуациях напряженных и трудных. Кто-то прятался под маской надменности, кто-то  - равнодушия, у Герарта был вот такой вариант.
Он поймал взгляд Яноша и уловил ощущение неуверенности, мелькнувшее в мыслях подопечного. Это было объяснимо - светловолосый вампир  не присутствовал на приемах дележки власти, потому что в Австрии таковых не было, а на иностранные граф  его не возил. Конечно, Янош был наслышан и о правилах, и об этикете. Но практики в его жизни не случалось, к добру это было или к худу. Лишь в последние годы в Тандер-Бэе им приходилось присутствовать на особо крупных приемах, но присутствовать, дополняя собой огромную свиту - это не то же самое, что находиться  практически тет-а-тет с послами, Мастером и его заместителем.
Герарт отошел к дальним креслам, стоящим почти впритык к стене, вроде бы рядом с диваном, но все же чуть поодаль. Он сделал это намерено - Жан-Клод, как хозяин, должен будет занять центральное место. Ашер - подле него. Если подтянется кто-то еще из свиты, они тоже должны будут расположиться согласно этикету, вокруг своего Мастера. До поры граф не стремился вмешиваться в политические дебаты открыто, но одним своим положением давал ясно понять и своим, и чужим, на чьей он стороне и кого поддержит в случае, если переговоры свернут не туда.

+1

9

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Кабинет Мастера города -----»

Знакомство с новым вампиром прошло успешно, да и Ашер был крайне вежлив в этом. Совладал с чувствами и выдавил неподдельную улыбку. "Принц решил окружить себя блондинами?"

Но размышлять более не было времени, и Ашер послушно вышел из кабинета, ведомый Жан-Клодом и неизменным чувством долга. Пусть на душе у него не было спокойно, а мысли о Колберте вызывали приступы ярости, он все равно шел следом, неотрывно наблюдая за колыхающимися от движения черными волосами. Сегодня они были прямы - от привычных и некогда любимых кудрей не осталось и следа. "Он изменился... А я?" Брови сдвинулись к переносице, но лишь на мгновение, которое никто не заметил, ведь вампиры были слишком заняты размышлениями о предстоящей встрече. "Будь ты проклят, Колберт! Ты и твой чертов триумвират!" Да как они посмели вторгаться в едва-едва налаживающуюся жизнь?

Будь Ашер человеком - ему непременно пришлось бы замедлить шаг, а то и вовсе остановиться, чтобы перевести дух и сделать несколько успокаивающих вдохов-выдохов. Но блуждающим в ночи не нужен воздух для существования, поэтому гнев пришлось усмирять иным способом. "С таким настроем я долго не протяну..." - Ашер прекрасно понимал, что при встрече с триумвиратом нельзя будет ни расслабиться, ни показать хотя бы легкий намек на страх или ненависть. Эти животные используют любую возможность, дабы причинить вред Жан-Клоду и всему его окружению... Но чего уж точно не будет ожидать эта мразь с постным лицом - это вампиров иной линии крови. Мгновение воодушевления и радости от осознания реального превосходства тут же слетели на нет, ведь этим самым спасителем окажется не он, Ашер, а Герарт. Резкий и колкий взгляд полоснул по черноволосому мужчине, шедшему впереди, а затем скользнул по другому, чей волос был столь же темен и столь же прям. "Ты умеешь заводить друзей, да, Жан-Клод?"

Гостиная была точно такой же, как и после первого ее ремонта. Ашер помнил сколько усилий пришлось вложить в интерьер этого помещения... чтобы какие-то слизни портили ее одним лишь своим существованием и нахождением в этом совершенстве? Мужчина незаметно, практически про себя, фыркнул и сел на диван, по правую руку от Жан-Клода, который все еще стоял на ногах. Ну правильно - ему же встречать гостей. 

- Очаровательное цветовое решение, Mon Prince.

Ашер глянул на Герарта. Нравился ли он ему? Определенно нет. Но легкая улыбка тронула губы золотоволосого вампира, который сделал вид, что согласился с оброненной фразой. Янош заместителю Принца города понравился значительно больше... в хорошем и самом не пошлом смысле, хотя Ашер до сих пор метался между двумя установками: то ли недано в кабинете австрийский вампир застыл на месте из-за прекрасной внешности и золотых волос бывшего фаворита Белль, то ли все-таки заметил эти чертовы шрамы?

(с) created by Jean-Claude

Отредактировано Asher (30.01.13 13:51:55)

+2

10

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Главный вход | Фойе -----»

Колберт вошел первым, как и полагалось Мастеру. Бьёрн и Кристоф следовали за ним и остановились за правым и левым плечом соответственно, когда англичанин дошел до середины зала и остановился в круге мертвого электрического света.
"Какая пошлость... При Николаос в этих подземельях не было этого мерзкого наплыва современных побрякушек..."
Впрочем, внешне Колберт ничем не выражал каких бы то ни было эмоций. Его лицо было нейтрально-холодно,  словно то было лицо статуи, зеленые глаза равнодушны. Он наклонил голову, обозначая вежливый поклон, и произнес голосом, столь же равнодушным, как и его взгляд:

- Приветствую тебя, Жан-Клод, Мастер города Сент-Луис.

Равнодушная зелень глаз скользнула по присутствующим в комнате, в голове мелькнула презрительная мысль о том, как скудна оказалась свита этого мальчишки, возомнившего себя  правителем. О, да, Колберт помнил фактически мальчишкой и Жан-Клода, и присутствовавшего здесь Ашера, которого и вовсе никто не считал за мастера в Европе. Очевидно, слухи не лгали, и здесь этот изуродованный шут, достойный только развлекать придворных при Белль Морт, действительно занимает  высокий пост при своем бывшем любовнике. Забавно, весьма...
Колберт не стал предлагать Жан-Клоду ни шеи, ни запястья. Никто, кроме Госпожи, не удостаивался такой чести уже много сотен лет, а тем более такого жеста недостоин был этот фигляр.
Куда больше Ашера Колберта заинтересовали двое, сидевшие в тени чуть поодаль. Лицо блондина было незнакомо, а вот австрийского Мастера- самодура, попиравшего своими выходками все приличия и нормы, Колберт узнал мгновенно.
"Надо же, а ведь было столько слухов о его гибели... Очевидно, спасся. Живучий. Говорили, что в Тандэр-Бэе после визита Арлекина не выжил никто. А второй, судя по всему, один из пресловутых подчиненных, которых он зовет своей семьей... Очень мило. И что же такой рьяный семьянин забыл на границе конфликта интересов?"
Колберт с подозрением относился к австрийцу еще тогда, когда в первый и последний раз его видел, а слухи, долетавшие о нем в Европе, только усугубляли это. Англичанин всерьез считал, что Герарт, наверняка, давно повредился рассудком с этой его любовью к прогрессу и семейными ценностями. Странно, что еще живой.
Вслух же палач Белль Морт лишь едва заметно наклонил к плечу голову, обозначая любопытство:

- Приветствую и тебя, Герарт. Не знал, что ты жив, и что ты в Поцелуе Жан-Клода.

Мысленно Колберт  приказал Кристофу и Бьёрну приглядывать за этими двумя - как бы неожиданное явление графа не стало у них всех костью в горле. А сам между тем взмахнул рукой, призывая вынести вперед дары.

- От имени нашей Госпожи и от моего лично позволь преподнести тебе эти подарки. Госпожа Белль Морт крайне огорчена вашим, - колючая зелень глаз скользнула с Жан-Клода на Ашера и обратно, - отдалением от нее, но она не держит на вас зла и просила передать это в качестве своего особого расположения.

Подарки были распакованы: в первом оказалась картина в тяжелой золоченой раме, портрет Белль Морт в полный рост. На картине она была изображена как богиня Афродита. В полупрозрачном хитоне и с розами в волосах, она, казалось, ослепляла своей красотой, пусть даже это было только изображение ее. Оно манило неслышной музыкой, притягивало взгляд, заставляя разом всколыхнуться все воспоминания и пожалеть о разлуке с нею любого, кто покинул Ее.
Вторым подарком был роскошный персидский ковер. Ценность этого драгоценного предмета была не только в его шедевральности и редкости. Колберт позволил себе  змеиную улыбку одним уголком губ. Он прекрасно знал, что эта холодная улыбка, заставляющая его врагов ежится и трепетать, прекрасно дополнит воспоминания, вызванные этим ковром.  О том, как много  раз и как много различных  существ имели на нем и Жан-Клода, и Ашера. О боли, унижении, пытках. Обо всем, что заставляла их  переносить Белль Морт и ее Каратель. О, подарок был выбран безупречно. Внешняя красота и дороговизна его не позволяли усомниться в условной вежливости, и ритуал был полностью соблюден. но Белль Морт точно просчитала, чтобы каждый ее дар  был кинжалом, загоняемым в глубину памяти обоих ее "ангелов".
Наконец, Колберт извлек бархатный футляр и протянул его Ашеру:

-Это госпожа просила передать лично тебе. В знак ее особого расположения и как напоминание, что она помнит.
О, да. Белль, как никто, умела помнить все нанесенные ею обиды. Крестьянская шлюха, с которой  ей посмели изменять оба ее фаворита, несомненно, входила в число тех обид, что не забываются никогда. И золотой медальон с их портретами на внутренних сторонах золотых половинок, принадлежавший сожженной Джулианне, был очень ярким тому доказательством.
Но так или иначе, а формально все было идеально. Как по нотам.  И Колберт уже предвкушал грядущее основное веселье.

+1

11

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Главный вход | Фойе -----»

Они вкатились. С пафосом и помпой. Строго и чинно. С точки зрения Кристофа, сейчас моменту не доставало хорошей операторской работы. Он живо представлял себе это мгновение через прицелы кинокамер, через ракурсы, убыстрение, замедление. В общем, эффекты, которые явственно говорят "и вот в кадре появились очень крутые ребята", его воображение щедро приписывало появлению триумвирата. Не сказать бы, что со стороны Кристофа придаваться таким фантазиям было уместно или умно, но он уж точно не был самым умным из присутствующих в кабинете персон. Такие "мелочи" его не парили. Он был уверен, что их душевный коллектив самый сильный в этом улье. И поэтому его буйная фантазия дорисовывала киношные приёмчики и для изображения местных вампиров. "Этакая тусовка напудренных престарелых гомиков прекратила секунду назад взбивать розовой пуховкой свои дряблые щёчки и обернулась испуганно к двери! О, да. Тут все как по струнке! Кто твой папочка, сучка?" - этот живописный бред остался лишь затаёнными мыслями Кристофа, а на лицо выползла только бледная тень от них. Он улыбнулся кривовато и по своим меркам совсем чуть-чуть, так, почти и не улыбался.

Мастер говорил, приветствовал тех вампиров, которых почитал необходимым отдельно отметить. Конечно, мастер города. И ещё один хмырь. Прочие, видно, с точки зрения Колберта были такими типичными балонками королевы, что на них не стоило расточать приветствия. А охранники-оборотни и вовсе как будто больше не существовали.

"Вот же жаль, что я не могу сейчас снять видео момента! Перекошенные рожи после получения подарочков - это жемчужина домашнего архива. Была бы. Впрочем, о чём я? Они достаточно стары, чтобы психовать себе потихонечку где-то там в дремучем нутре своего "я" и обломать мне весь кайф наблюдения за их истерикой. Ну, козлы, одним словом".

Вудуист молчал, переводя свой вечно немного неадекватный взгляд с одного на другого, ни на ком особо не задерживаясь. "Жан-Клод, красавчик и хитрец, такой, что вечно "тут-бы-тебя-и-выеб", вредная заноза все века насквозь и большая проблема для Белль. Я точно знаю, что предпочёл бы разговорам с ним вечерний коктейль "ты в цепях, а я с кнутом". Ашер, так, его друг из жалости. Вообще давно не учитывается. И разве можно ещё думать, что он душка, раз увидев его шрамы? По-моему, его можно мучить, просто тыкая мордой в зеркало. Австрияк, чудик и главный папа-свинтус среди своих Die kleinen Schweine. По-моему, достаточно странный тип, чтобы с ним гульнуть на неделю из чистого интереса. Но главное, чтобы его выводок шустрых горных кабанчиков рядом не сновал, а то граф автоматически начнёт кормить их грудью, отвлекаясь от нашего веселья. Одноглазый, кто-то из его зверинца, судя по тому, как жмётся поближе к австрияку. Брал бы, что ли, пример с Ашера. Людям же противно, ну! ...И всё? Ну, не серьёзно же! Я не верю, что всё! Жадные гады, а!"

"Они прячут от нас дофига вампиров. Это несерьёзно, надеяться, что тут нет больше ни одного мастера", - достаточно громко подумал Кристоф, чтобы быть услышанным на общей триумвиратской волне, однако только на ней.

Его делом сейчас была схема принеси-подай. Компрометировать своего мастера лишним чихом он не собирался. Ему не велели вступать в разговор, раздавать приветствия, и он оставался в тени, только помог Бьёрну распаковать подарки и предъявить их мастеру города. А поскольку в беседу его не вводили, то, выложив дары перед носом Жан-Клода, а точнее, уложив к его ногам, Кристоф снова встал позади Колберта, шаря глазами по кабинету. Со стороны могло показаться, что он видит во всём что-то чрезвычайно увлекательное, как будто каждая зона зала заставляла его подумать: "Ух, ты! Ишь оно как бывает!", но это было бы неверное впечатление. И создаться оно могло у того, кто был не в курсе, что Кристоф чаще всего вот так смотрит на мир, как будто вот-вот засмеётся и как будто он чуть-чуть не в себе.

"Если начнётся жара, тут неприятно много охраны с пушками. Но было бы наивно ожидать от нас прямой драки. Слишком выгодная в руках колода карт, чтобы вместо разыгрывания партии начать лупить карточным веером противника по бледной роже".

Кристоф не вёл себя неприлично, стоял себе и стоял. Он не распускал клешни своих талантов, но некое облако силы всё равно клубилось вокруг него. Нечаянный отзвук былой смерти почти там же, где он нынче стоял, заставил его прочувствовать момент того, что было тут с кем-то года два назад. Развлекалась Николаос, достаться могло кому угодно.  Этот кто-то стал персонажем короткометражного фильма, мелькнувшего перед внутренним взором колдуна за считанные мгновения. Губа мужчины брезгливо приподнялась, он словно наступил голой пяткой на кусок детского конструктора. Хотя откуда бы ему такие ощущения были известны? Детей в его окружении не водилось. Это тоже было отголоском пойманной смерти. Здесь умер совсем молодой вампир. Он был человеком этого века, кусочки "Лего" попадались под ноги ему, пока вдруг не выросла пара чудных клычков, а всего через какие-то месяцы Николаос не разъяснила ему, что к чему в тёмном мире. Для Кристофа пятно былой смерти было как чернильная лужа на белом ковре. Он поспешил отгородиться плотнее. Его глаза, зрачки в которых стали почти что точками, смотрели с лихорадочным блеском куда-то в стену, он отвернулся ото всех, перекрывая связи: свою колдовскую связь с местными отзвуками былых жертвоприношений во имя чужой мании величия, а также свою ментальную с триумвиратом. Буквально на минутку. Он не поворачивался к "шишкам" спиной, только повернул голову в сторону, и остался в магическом смысле наедине с самим собой.

+1

12

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Жан-Клод кивком головы поблагодарил Герарта. Это было не обязательно, но Граф все равно счел нужным отметить старания Принца в области интерьера. Его удивительно легкое отношение ко всему происходящему еще с давних пор поражало Мастера города. Чего нельзя было сказать об Ашере. События минувших дней навсегда изменили его... и Принц не считал эту новою сторону лучшей. Но сейчас ему оставалось лишь надеяться на грядущие перемены, толчок которым он совершит лично.

Жан-Клод глянул на своего заместителя, лицо которого уже прикрывала извечная маска отчужденности. Слова здесь были лишними - одного взгляда было достаточно как для поддержки... так и для уничтожения. Первое Принц отдал с радость, а вторым будет резать Колберт...

Пульсирующая аура заполняла коридоры подземелий. Жан-Клод чувствовал это... чувствовал силу палача Белль Морт и нечто инородное, совершенно не похожее на метафизические способности вампиров. "Вудуист..." Догадаться было не сложно, ведь о Кристофере ходили те еще слухи. Ни при каких обстоятельствах ни один человек не пожелал бы встречи с этим безумным колдуном. "Будет ли он так же безумен на приеме? Или же Колберт как следует выдрессировал своих хорьков?"

Дверь открылась, и гостиную затопила удушающая тишина. Мерная поступь Колберта была страшнее любого кошмарного сновидения... когда-то. Лицо, не выражающее ничего лишнего, было встречено вежливой улыбкой со стороны Жан-Клода. Встреча, пусть и не самая приятная, не должна была омрачаться кислыми лицами обеих сторон, тем более на радость гостям.

- Приветствую тебя, Жан-Клод, Мастер города Сент-Луис.

- Приветствую тебя, Колберт - он сделал акцент на слове "тебя" и легонько поклонился в знак приветствия... вежливо, и никак иначе, - верный каратель Белль Морт... - у изувера всея Европы не было ни города, коим бы он управлял, ни прочей территории. Основными его занятиями были поиск и наказание тех, кто не угодил госпоже. Это знали все, поэтому данный титул стал фактически официальным. К тому же, поприветствовать столь важную персону одним именем - было бы оскорблением.

Предложения запястья или чего-то иного Жан-Клод не дождался, да и не наделся особо на такое снисхождение со стороны Колберта. По личному мнению Принца, палач Белль был слишком высокомерен и строг в первую очередь к самому себе. Его собственно ЭГО, подпитываемое пытками и бесконечными смертями, не давало ему возможности даже на мгновение задуматься о том, что кто-то может иметь различное с ним мнение и отдельную от его госпожи жизнь. Жан-Клод скрыл улыбку добродушия, утопив ее в красивой маске своего лица. Теперь он, как любой уважающий себя вампир, мог бросить вызов Колберту, не подчинившемуся супер-силе Мастера города, но он не собирался совершать опрометчивых поступков, потому что алчность и жажда бесконечной власти еще не настолько сильно затопили его разум. Но если изувер надеялся получить что-то от него в знак приветствия и признания силы, то Жан-Клод должен был разочаровать своего гостя.

- От имени нашей Госпожи и от моего лично позволь преподнести тебе эти подарки. Госпожа Белль Морт крайне огорчена вашим отдалением от нее, но она не держит на вас зла и просила передать это в качестве своего особого расположения.   

Приветствия закончились, и началось самое интересное - вручение подарков со смыслами. Кристофер, которого Жан-Клод заметил с самого начала... и, естественно, сделал определенные выводы, как и на счет Бьёрна, выложил подарки около ног Принца, все это время стоящего посреди гостиной. Вампир поднял взгляд с даров, язвительной кучкой лежащих на ковре гостиной, на Колберта. И эта улыбка превосходства не ускользнула от синих глаз.
Ковер был достаточным поводом для гнева или ярости, для всех самых темных чувств и мыслей, что таились в недрах души под огромным замком. Один лишь взгляд на это произведенное на свет персидское сокровище мог сорвать все оковы... но Колберт слишком плохо знал Жан-Клода и слишком сильно верил в собственные силы. Веками ранее такой широкий жест со стороны Белль Морт, возможно, и оскорбил бы его, но не теперь. Принц вздохнул. Никто и правда никогда не пытался узнать его настоящего. Всем было наплевать. Не пришло ли время наплевать на них всех?

- Передай Белль мою искреннюю благодарность, - совершенно искренняя улыбка, и вампир поднял с пола портрет, внимательно оглядел его взглядом эксперта. - Этот портрет чудесен! О, и надо отдать должное мастеру, столь деликатно передавшему всю красоту и обаяние Прекрасной смерти. Надеюсь, он еще жив? - непринужденный смешок. Никто не хочет шутить? Какая жалость. Когда золото оправы прелестного лика легло на одно из свободных кремовых кресел, Принц взял ковер и уложил его рядом. - Вкус госпожи безупречен... Но, к великому сожалению ваше внезапное появление в Сент-Луисе не оставило нам возможности подготовить столь же живописные ответные дары...

- Это госпожа просила передать лично тебе. В знак ее особого расположения и как напоминание, что она помнит.

Удар ниже пояса. Жан-Клод на секунду замер, боясь предположить, что сейчас произойдет... Нужен был отвлекающий маневр - Колберту не удастся бить по близким Жан-Клоду людям безнаказанно. И как ни кстати у вудуиста проскользнул брезгливый жест на лице, а затем мужчина и вовсе отвернулся. Какая бестактность.

- Кристоф... - взгляд Принца, коим тот наградил человека-слугу Колберта не был пустым, он был скорее заинтересованным, - тебе здесь не нравится? - голос мужчины скользнул по коже, словно шелковый платок, оставляя приятные ощущения.

+1

13

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Главный вход | Фойе -----»

Оборотень первым делом оценил пространство и расположение охраны. Не взирая на метафизическую мощь, он оставался воином до мозга костей, и воин в нем заранее оценивал, где, возможно, придется драться. Кольт, заряженный пулями с серебряными насечками, ощущался приятной тяжестью в наплечной кобуре, надежно скрытой от глаз элегантным темно-серым пиджаком.
Совсем не плохо иметь при себе оружие, учитывая, что у охранников-оборотней  оно тоже имелось.
Бьёрн осторожно втянул носом воздух, пробуя на вкус собравшиеся в зале запахи. Вампиры пахли почти неслышно, как и было присуще их виду. Зато оборотни разили так, что можно было без труда считать не только их виды, но и эмоции. Они были собраны, готовы к бою, но под всем этим густо ощущался страх. Триумвират нагонял ужас даже на самых отчаянных бойцов, и их страх не вызывал у оборотня презрения. Настоящая смелость не в том, чтобы не боятся - то удел безумцев и глупцов. А вот смотреть в глаза своему страху - это заслуживает уважения. Бьёрн уважал противника. Даже, если собирался без сантиментов оторвать ему голову пару секунд спустя.

"Крысы и волки. Не новички, но едва ли  кто-то есть старше сотни. Вооружены." - и мысленно согласился с Кристофом. - "Похоже, Жан-Клод или не посчитал наш визит столь значимым, чтобы созывать всех своих, или же боится их показывать. А говорили, что он любит устраивать пышные зрелища... Врали небось."
Хаотичные мысли Кристофа угадывались помесью бесконечных образов обо всех присутствующих, и Бьёрн мысленно улыбнулся. Внешне же его лицо оставалось непроницаемо-нейтральным. Ровно таким же, как и лица присутствующих охранников.
Колдун полыхнул силой, прежде, чем закрыться, и Бьёрн через  связь триумвирата почувствовал вкус смерти на нёбе, словно горький леденец. И тут же все прекратилось - Кристоф перекрыл свою связь с ними, глядя куда-то в бок, в стену, пока Мэтр и Мастер города обменивались скупыми фразами возле драгоценных даров.

+1

14

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Происходящее напоминало те неловкие мгновения, когда вдруг случайно оказываешься посреди чужого семейного разбирательства. Люди, которым есть что сказать друг другу не оконченными, обрывочными фразами, или просто взглядами, полными скрытых смыслов, всегда заставляют нечаянных свидетелей их прений ощущать себя не в своей тарелке. Но всё было даже хуже, чем просто неловко, потому что эти давние знакомцы не ссорились, они обменивались вполне мирными фразами, только подтекст, явно тяжёлый и неприятный, от Яноша ускользал. И, к тому же, собравшиеся в зале могли внезапно начать убивать друг друга с упоением и без лишней жалости, ситуация куда похлеще бытовой сцены. Атмосфера не становилась легче или приятней, нагнетаемая тяжесть беседы почти давила на плечи. И Янош признал, что такой уровень политеса, который при всей тяжести разговора всё ещё соблюдали Жан-Клод и Колберт, ему пока сугубо чужд. Вряд ли у вампиров бывает аллергия на дипломатические тонкости, но Янош подумывал стать первым.

Он не глядел ни на кого конкретно, быстрым скользящим взглядом прочертив по всем новоприбывшим за первые мгновения после их появления в зале и на том ограничив своё любопытство. Да, пришедшие впечатляли. Но они не были ему знакомы. И, в конце концов, представляли собой просто группу европейских монстров. Вероятно, очень особенных монстров. Но у всех было по паре глаз, по одному рту и одному носу, ничего сверх-человеческого в их фигурах не было. И вся их метафизическая мощь не была поводом пялиться на них во все глаза. В общем, с точки зрения Яноша, долго смотреть было не за чем, да и не на что.

"Я молчу. Я не смотрю ни на кого. Почти как все охранники в зале. Тот рассеянный взгляд, когда, не цепляясь глазами за какую-то одну точку, успеваешь заметить малейшее движение, как в лесу на охоте. Но это ужасное напряжение заставляет желать только того, чтобы всё поскорее закончилось".

Он был достаточно стар, чтобы вот так замирая, словно бы перестать существовать в периметре, но делал это не намеренно, а попросту ушёл в себя, стараясь не отсвечивать. "А жаль, что мне не вернули пистолет".

В общем и целом выходило, что Янош за века остался "очень домашним мальчиком", так как не особенно поднаторел в интригах. И, пожалуй, именно выросшие метафизические возможности дали ему шансы на выживание в жестоком тёмном мире, а вовсе не хитрость. Хотя, вероятно, если бы он так же стал вампиром, но не провёл века под крылом графа, заботливого, сильного и прекрасно воспитанного, то сформировался бы в среднего ломовика, и всё, чем занимался бы веками, совершенствовал своё владение оружием, оставшись бойцом-исполнителем, которым и был при жизни. Вся интеллигентность, что была в нём, привилась резковатому трансильванцу и развилась в нём в доме Герарта. Предпочёл бы он вместо сложной цепи диалогов обменяться с гостями парой ударов? Пожалуй, века назад он бы сразу ответил "да", сейчас же он предпочитал воздержаться от ответа, чтобы не портить игру тем, кому политика была ближе, чем ему самому. Так как он привык к мысли, что дело не в кулаках, физических или метафизических, и у руля остаются те, кто умеет править куда более тонкими материями.

+1

15

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Герарт сидел в своем кресле с изящной непринужденностью и  оглядывал зал исключительно доброжелательным взглядом, словно происходящее и вправду было  лишь встречей старых добрых друзей в атмосфере всеобщей любви и согласия.
Казалось, гнетущая обстановка и угрожающее подрагивание воздуха от метафизической силы триумвирата нисколько не волновали графа.
Он наклонил голову в знак приветствия, когда  зеленые глаза Колберта остановились на них с Яношем.

- Приветствую и тебя, Герарт. Не знал, что ты жив, и что ты в Поцелуе Жан-Клода.

- Здравствуй, Колберт, - Герарт позволил себе беспечную улыбку и развел руками, - Как видишь. Доходящие до старого света слухи обычно редко бывают правдивыми. Так что истории о моей скоропостижной гибели сильно преувеличены.

Он знал, что одним своим присутствием рядом с Жан-Клодом представляет для  карателя Белль ту еще занозу, ведь они с Яношем не являлись потомками линии Белль Морт, а значит, рычагов давления  на них у триумвирата критически мало.
Потому граф позволял себе оставаться внешне расслабленным и дружелюбным, хотя морально сейчас он был напряжен, как туго натянутая струна.
Он чувствовал исходящую от колдуна-вудуиста метафизическую рябь, словно  воздух нагревался от его силы.
Видел, как неприятно улыбался Колберт, пока вручались обязательные дары, и не сомневался, что они несут в себе куда больше смысла, чем это может казаться непосвященным личностям.
Опасны,  критически опасны. Но это была не его холодная война, потому оставалось только молчать и быть незримой поддержкой для Жан-Клода.
Герарт почувствовал растерянность Яноша и мысленно коснулся его, успокаивая.

Отредактировано Gerart (04.02.13 21:24:29)

+1

16

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Ашер был возмущен. До самого основания своей вампирской сути. Его полный скептицизма взгляд утопил вошедшую троицу в море презрения. Колберта он уже давно не переносил на дух за его призвание и методы. Редкостная сволочь, завязшая в трясине садизма. «Интересно, он сам умеет принимать решения? Или Белль Морт делает за него все?» А остальных членов триумвирата вампир недолюбливал заочно, поскольку те были с этим возомнившим себя пупом Земли карателем.

И вот он зашел, не удосужившись ни улыбнуться, ни уж тем более оказать почести Принцу, чьи территории только что пересек без должного разрешения и предупреждения. «Вот это наглость!» Ну да ладно… Ашер мужественно стерпел, стараясь не концентрировать взгляд на Колберте и двух его прихвостней. В противном случае был риск сорваться и налететь на гордеца если и не с кулаками, то чем-нибудь тяжелым – точно.
Жан-Клод по своему обыкновению был просто мистер-само-дружелюбие. «Почему?» Потому что в противном случае завяжется драка – Ашер это понимал, но принять не мог. Любезничать с ненавистным элементом было выше его сил и моральных убеждений. Его взгляд, бесхозно блуждающий по гостиной случайно наткнулся на фигуру графа. «Интересно, чему это он так радуется?» Вампир подавил желание фыркнуть. Выражение лица Герарта ему не понравилось, впрочем, как и его присутствие здесь… Ашер отвернулся, сохраняя лицо неизменным, а точнее - совершенно безэмоциональным. Где-то внутри крохотной пташкой билась надежда высидеть весь этот спектакль без звука и без лишних эмоций, но она сдохла, как только вудуист, больше походивший на спятившего хиппи с его-то кучей браслетов на руке, выложил к ногам Жан-Клода дары от Белль Морт.
«Ковер… Мать всея Тьмы, как же она оригинальна», - Ашер во всех красках представил, как стекает по спинке дивана и немного заваливается набок, а затем подпирает голову рукой в знак великой Скуки. Но ковер оказался не простым, как изначально подумалось вампиру. Прекрасная Смерть выбрала тот самый, где не раз совершались показательные наказания в виде насилия над провинившимися. Зубы стиснулись сами собой. Однажды Белль сказала ему: «Повезло твоей крестьянке, что вовремя сдохла… Она бы не выдержала ковровых пыток!» И звонкий, как разбивающееся стекло смех, зазвучал в ушах, прикрытым золотом волос. Ашер прикипел взглядом к портрету своей Создательницы, но не из-за ее неописуемой красоты, а из-за глубокой, всепожирающей ненависти.

- Это госпожа просила передать лично тебе. В знак ее особого расположения и как напоминание, что она помнит.

Взгляд Ашера переместился на узкое лицо Колберта. Он не думал, что изувер обратиться к нему, тем более так невежественно. Он ожидал какого-то знака со стороны Жан-Клода или кого бы то ни было, но Принц уже начал диалог с вудуистом, оставив своего заместителя наедине с Колбертом и футляром…

Вампир смотрел на изувера достаточно долгое время, а затем решился встать. «К черту тебя! Мне не нужны ее подарки!» - хотелось крикнуть и выйти из гостиной, но он не мог. Не мог… Его пальцы сжались на футляре, и когда тот оказался в руке вампира – что-то ёкнуло. Ашер будто бы догадался, что там спрятано, но открыть не решился. Мерной походкой он вернулся к дивану и сел, продолжая сжимать вещицу в руке. Его затрясло. Незаметно снаружи, но колотило неимоверно – мир вокруг запрыгал, словно резиновый мячик, брошенный на пол. Мысли спутались и утонули в черном океане воспоминаний. «Столько лет прошло… Прости меня, Джулианна...»

(c) created by Jean-Claude

Отредактировано Asher (05.02.13 16:47:42)

+1

17

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Ох, уж этот голос Жан-Клода! Кристоф уже его слышал. При различных обстоятельствах. Ассистировать Колберту при определённых ситуациях было одно удовольствие! Ощущение от голоса оказалось отдалённо знакомым и пробудило смутные воспоминания, не образы даже, так, лёгкий туман старых впечатлений, намёк на тень, а не очертания мгновений.
Колдун перестал глядеть в сторону и перевёл глаза, вмиг заблестевшие любопытством, на прекрасное лицо Принца Сент-Луиса.

- Сам Жан-Клод, владетельный принц Сент-Луиса, обращается ко мне, скромному слуге его гостя! Я так польщён, - чудак тягуче поклонился, в издёвке его было не упрекнуть, так как сделано движение было крайне старательно и почти танцевально. Когда он снова выпрямился и вновь заговорил, улыбка с его губ пропала. - Мне не может не нравится здесь. Принц вознаградил вниманием мелькнувшее на моём лице недовольство, должно быть? Разумеется, оно там было, я не стал бы отрицать. Но вызвано лишь тем, что я не был тут раньше, когда на этом самом месте происходили столь увлекательные вещи, которые просто обидно пропускать, мой Принц! - и снова поклон. Он мог бы носить колпак с бубенцами, только, пожалуй, те были бы в форме черепов. Проще говоря, Кристоф был тот ещё шут, не только в смысле того, что вёл себя чуток придурковато, а ещё и потому, что оборачивал тройные смыслы в блестящие обрётки нелепостей.

Он про себя всё решал, нравится ему изменившийся Жан-Клод или нет. Тот стал сильнее, поднаторел в коварстве и дипломатичности, но, что главное, вроде как стал сам себе хозяин. И хотя у Белль Морт на этот счёт были иные соображения, по ощущениям Кристофа от Жан-Клода пёрло такой полноценностью и уверенностью в себе, что в пору ставить памятник. "При жизни. При жизни? Вампиру?! Ой, как бы не разоржаться..." Уголки яркого рта дрогнули и приподнялись. Кристоф задал вопрос, и голос его, не обладающий такими вот фокусами, как у Принца, зазвучал чуть ниже, чем в прошлый раз, с теми особенными интонациями, что бывают у мужчин при разговоре на темы, волнующие их в самом чувственном смысле слова:

- Принц желает узнать, какие именно здешние события мне жаль было пропустить? Или же принц утратил к теме интерес?

Пожалуй, ответь Жан-Клод, что интерес при нём, Кристоф принял бы это за разрешение пошуровать своей силой по углам и посмотреть, кого и как успела тут замучить Николаос буквально пару лет назад, или найти какой-нибудь очень свежий след, оставленный забавами Жан-Клода, устанавливавшего свои порядки. "Без силы и внушения ужаса в вампирском мире не обходятся. Нашкодить мог даже такой бутончик, как ты, синеглазый".

+1

18

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Реакция на дары была, конечно, не бурной, и все-таки несколько минут удовольствия Колберт получил просто от одного яростного взгляда Ашера. Казалось, от его гнева воздух раскаляется, словно клинок в огне. Да, он всегда был истеричкой и нюней, а после того, как церковь поработала над его внешностью, стал совсем невыносим. Недели апатии сменялись  вспышками гнева, и тогда он вот точно так же сверкал глазами, полными ненависти, пока Колберт наказывал Жан-Клода за истерики его любовничка.  Белль Морт никогда не приказывала мучить Ашера, за любой его проступок карался ставший бесправным на добрую сотню лет нынешний Принц города. Госпожа прекрасно знала, что это будет куда более сильным наказанием для ее светлого ангела, чем самые изощренные пытки. В пытках, впрочем, не было недостатка. Колберту не нужны были причины, чтобы  позволить себе или своему триумвирату развлечься. Почти ностальгические воспоминания.

- Вкус госпожи безупречен... Но, к великому сожалению ваше внезапное появление в Сент-Луисе не оставило нам возможности подготовить столь же живописные ответные дары...

- Госпожа всегда безупречна во всем, - кивнул Колберт, продолжая улыбаться  краем рта, - Не бери в голову, Жан-Клод. Мы не предупреждали о нашем визите, и явились сюда не знаками внимания. Нарушить установленный регламент посещения чужих земель меня заставило весьма деликатное дело. Я бы даже сказал, личное.

Как жаль, что сейчас он не может покончить с этим цирком сразу! Впрочем, это даже интереснее. Его планы путал только  идиотски лыбящийся австриец со своим одноглазым дружком. Если за улыбку и шутки Жан-Клода  англичанин надеялся прописать тому пару лишних часов боли, то с Герартом это не пройдет. Какая жалость, что Белль Морт не подчинила себе это недоразумение из глуши вместе со всей его родней!

- Здравствуй, Колберт. Как видишь. Доходящие до старого света слухи обычно редко бывают правдивыми. Так что истории о моей скоропостижной гибели сильно преувеличены.

-Да, я вижу, - процедил Изувер сквозь зубы, и, казалось, потерял к графу всякий интерес. Куда больше его заинтересовала беседа Жан-Клода с его человеком-слугой.

"Кристоф, не увлекайся," - мысленно предупредил его Колберт. Пока еще не время. Пока еще.
Опустившись в кресло напротив Жан-Клода, Колберт неопределенно взмахнул рукой, показывая, что не собирается прерывать беседу. Подошедший Бьёрн остановился за спинкой, словно гигантская скала. Триумвират сгруппировался в центре залы,  и сила, вспыхнувшая от этой близости, прокатилась по помещению, словно невидимый порыв ветра. Колберт не сдерживал ее - по вампирским законам, он имел полное право продемонстрировать свою мощь. Тем более, раз уж Жан-Клод этого явно делать не собирался, должен же хоть кто-то!
Пока Кристоф беседовал с принцем, Колберт еще раз окинул взглядом скудное число присутствующих. Жан-Клод даже не потрудился создать хотя бы видимость силы и какой-никакой свиты. Присутствующих считать таковой было бы просто смехотворно.

+2

19

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Как там любят говорить американцы? "Show must go on"? И Кристоф, хотя Жан-Клод все время хотел назвать его Христофером и самозабвенно делал это в своем мозгу, был тому ярым подтверждением. Не являясь уроженцем Соединенных Штатов, он вел себя как настоящий янки-подросток с багажом амбиций. Фокус заключался лишь в том, что мсье Нуар был пятисотлетним колдуном-вуду при поддержке триумвирата силы во главе с Колбертом. За полвека даже подростки обретают не только ум, но и невероятную силу. Прикрываясь расслабленностью и дуростью, они тем не менее остаются мощными соперниками.

- Сам Жан-Клод, владетельный принц Сент-Луиса, обращается ко мне, скромному слуге его гостя! Я так польщён.

Жан-Клод сложил руки на груди - очень человеческий жест, ожидая продолжения столь внезапного проявления активности со стороны, казалось бы, молчаливого юноши. Выглядел Кристоф лет на двадцать по нынешним-то меркам, поэтому казался весьма забавным во всем своем неподдельном, но тщательно сокрытом нахальстве.

- Мне не может не нравится здесь. Принц вознаградил вниманием мелькнувшее на моём лице недовольство, должно быть? Разумеется, оно там было, я не стал бы отрицать. Но вызвано лишь тем, что я не был тут раньше, когда на этом самом месте происходили столь увлекательные вещи, которые просто обидно пропускать, мой Принц

Кажется, игра с поклонами затянулась. Ашер завис где-то между диваном и футляром, буравя Колберта взглядом, полным ненависти. Жан-Клоду не нужно было поворачиваться, чтобы знать это. От золотоволосого мужчины ярость ощущалась, как сладкий аромат роз от огромного букета. И Колберту нравилось это. Принц в очередной раз с болью в сердце ощутил, насколько же собравшиеся в этом неприметном городе вампиры отличаются от тех, что живут на другом континенте. Ашер плотно закрылся щитами, что и послужило сигналом "Оставьте меня в покое!", и Жан-Клод оставил. Сейчас был не самый подходящий момент для успокоения всех и каждого. Да, в какой-то мере он любил Ашера, но собственная гибель в этой зале из-за чьей-то глупости никому не принесет сочных плодов... Ну, окромя Колберта и Белль Морт, разумеется.

- Принц желает узнать, какие именно здешние события мне жаль было пропустить? Или же принц утратил к теме интерес?

Жан-Клод никогда особо сильно не вникал в магические ритуалы жрецов-вуду, а так же не столь много знал об их способностях. Но, тем не менее, кое-какие отрывки некогда прочитанных книг отпечатались в его памяти. Черная магия притягивает смерть, а значит Кристоф мог уловить остаточные воспоминания, хранимые этими отреставрированными не так давно стенами. Кто правил Сент-Луисом до Николаос Принц не знал, но сама она творила в подземельях много чего непотребного и злого. Не одна невинная жертва извивалась под пытками на этом сокрытом толстым ковром каменном полу. Возможно, Кристофер настолько увлечется сладкой для него темой, что перестанет оказывать должную поддержку триумвирату. Хотя, сам Жан-Клод в это не верил.

- Я и так знаю, Христофер, - и все же какая ирония - названный Несущим Христа на самом деле несет смерть и нарушает все известные заповеди, а Принц все-таки не сдержался, произнеся его имя неправильно и на французский манер с раскатистым "р". - Но раз тебе это по нраву - наслаждайся... - "пока можешь" - хотелось добавить, фраза буквально вертелась на языке, но Принц превратил ее в несколько лукавую улыбку - негоже Принцам говорить подобное и портить отношения с дорогими гостями. - Считай это моим ответным подарком - не зря же ты проделал весь этот долгий пусть сюда, верно? - вампир чуть склонил голову набок, позволяя улыбке перерасти в нечто совершенно очаровательное. Секундный обмен взглядами, хотя Крис в определенной мере рисковал, играя в гляделки с вампиром, а после Принц вернулся к разговору с Колбертом, понимая, насколько сильной эта троица себя считает.

- Любое личное дело вполне может быть решено с помощью новомодных средств технического прогресса, или же по старой схеме - почтовым письмом, - быстрая улыбка, говорящая о не слишком веской причине для визита. - И что же заставило тебя покинуть великолепную Европу и пересечь Атлантический океан?

Колберт стал полыхать силой, словно лампа накаливания под переменным напряжением. Какой именно реакции ожидал он - Жан-Клод так и не понял. Но одно он знал наверняка - придворный каратель Белль Морт был весьма раздосадован тем, что встретил здесь Герарта. Принц сел на диван, рядом с Ашером, все еще судорожно сжимающим футляр. Плечи вампиров соприкоснулись, и от этого они оба почувствовали облегчение и прилив сил. А перекрикиваться волнами силы с Колбертом Принц Сент-Луиса не собирался. В конце концов здесь собралось цивилизованное общество, а не свора мартышек, сверкающих зубами для устрашения остальных.

+1

20

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Намеренное коверканье имени сработало на Кристофе, как звук гвоздём по стеклу. Но пребывая в определённом амплуа, он реагировал не так, как мог бы вот хоть тот же Ашер. Тихо звякнули браслеты, раскрытая пятерня впечаталась в грудь чуть левее середины, колдун трагично выгнул брови:

- За что такое пренебрежение, Принц Сент-Луиса Жан-Клод? Миг назад ты помнил моё имя, но только что - уже забыл. Я понимаю, что с наших последних встреч прошло немало времени, и ты возвысился, - взгляд намеренно прошёлся особо пристально по брошенному в кресло ковру, - и теперь ты уже - Принц, принимающий дары визитёров. Но так откровенно обижать верного слугу своего брата по крови, это почти то же самое, что обидеть его самого.

"Полишинель на глазах мутирует в Пьеро, дамы и господа, но под белым лицом и помпонами, мы видим всё тот же озорной красный нос!"

Колберт одёрнул его мысленно. Кристоф пожал плечами, как будто за ниточки потянули, и покорно замолчал, оставив на своём лице ту улыбку, которая была из сорта "в пространство", а не "по случаю". Поигрался и полноте. Все его выкрутасы не влияли на разобщение триумвирата. "Собачка лаяла, но не кусалась. Ав-ав. Пусть потом моей утешительной сахарной косточкой будешь ты, Жан-Клод, надо же вернуть ковру былую славу".

Говорили мастера. И он больше не лез. Он слушался годно и быстро. Но про себя, конечно, накапливал сизую тучу возмущения. Было диковато соблюдать правила приличия при Жан-Клоде, вообще считаться с его статусом было неправильно. Но если Колберт велит заткнуться, Кристоф затыкается сам, пока ему не стали помогать.

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (07.02.13 21:07:43)

+1

21

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- Любое личное дело вполне может быть решено с помощью новомодных средств технического прогресса, или же по старой схеме - почтовым письмом. И что же заставило тебя покинуть великолепную Европу и пересечь Атлантический океан?

Колберт не стал останавливать свое внимание на диалоге своего слуги-человека и Жан-Клода. Он лишь протянул руку, касаясь кисти Кристофа небрежно и машинально, как треплют за ухом любимого пса, успокаивая его и себя заодно.
После Мэтр изобразил на лице любезную улыбку, соединил вместе кончики пальцев, а в глазах его полыхнуло зеленое пламя.

-Боюсь, это личное дело невозможно решить с помощью писем или техники, votre altesse, - титул в его произношении прозвучал почти оскорблением. - Дело в том, Жан-Клод, что я не мог оставить без внимания тот факт, что ты принял клятву крови у моего птенца Арно. Подобное нарушение вампирских законов означает лишь одно. Ты бросил мне вызов, мастер города Сент-Луис. Более оскорбительный способ вызвать на дуэль придумать сложно. Что ж, я готов ответить на него.

Слова Колберта прозвучали в абсолютной тишине. Он видел, как открытый взорам глаз Ашера вспыхнул неподдельным страхом, и позволил себе  улыбнуться ему в ответ.
Ашер еще не знал, какой сюрприз приготовила лично для него. Он не был Мастером города и не обладал сверх-силой настолько, чтобы сопротивляться воле своей Родоначальницы линии крови. Он не был привязан к Жан-Клоду и не принадлежал метафизически никому в Сент-Луисе настолько, чтобы иметь хоть какую-то причину не вернуться назад к Белль Морт по ее требованию. Но это распоряжение  Ашеру он скажет позже. Пока же его всецело занимал Жан-Клод.

"Глупый сентиментальный сопляк, решивший, что может спасти всех! Неужто ты всерьез думал, что возьмешь под крыло этого бездарного щенка, и это сойдет тебе с рук? Совет только и ждет  твоей ошибки, и ты ее уже совершил. "

+1

22

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

"Надо же..."
Вампир, доселе изучающий лицо Колберта, медленно перевел взгляд на его человека-слугу. Определенно, искаженный вариант имени задел Кристофа, но при этом стоило отдать ему должное - лицом он этого никак не выдал. Жан-Клод во всем своем неподдельном изумлении приподнял брови вверх. О, его лицо и правда выражало искреннее удивление - никто бы в жизни не усомнился в обратном.

- Разве Кристоф - это не сокращение от Христофера? - в задумчивости своей, он прижал палец к губам, - как минимум производная... - он всплеснул руками, почти как Граф в моменты досадный неувязок, - ох, за прогрессом даже мне не всегда удается уследить, - очаровательная улыбка, которая одновременно выражала и неловкость и уверенность в собственной правоте. Принца не за что было упрекнуть. А вот Колберт одернул своего верного слугу, что непременно означало - вуду-колдут не имеет должной выдержки. Он слишком вспыльчив для подобных визитов.

- Боюсь, это личное дело невозможно решить с помощью писем или техники, votre altesse.

Лицо Жан-Клода на мгновение стало пустым - ощущение было таким, словно плюнули в лицо увесистой слюной, а не сказали "ваше высочество". В этом был весь Колберт. Сочувствия или понимания от него ждать не стоило - одно лишь презрение. Но как же так? Почему? По всем прописным истинам карателю должны были быть до лампочки жизнь Жан-Клода, его статус и прочие бытовые мелочи, но он всем своим видом показывал обратное. Было ли это поведение своеобразной интерпретацией ревности - Принц не знал, но теперь задумался по какой именно причине Колберт до сих пор не обзавелся своим собственным городом и свитой.

- Дело в том, Жан-Клод, что я не мог оставить без внимания тот факт, что ты принял клятву крови у моего птенца Арно. Подобное нарушение вампирских законов означает лишь одно. Ты бросил мне вызов, мастер города Сент-Луис. Более оскорбительный способ вызвать на дуэль придумать сложно. Что ж, я готов ответить на него.

- Здесь нет нарушения закона, Колберт, - Жан-Клод сцепил пальцы между собой, и удобнее устроился на диване - видимый жест, ведь ведь вампир мог простоять на ногах целый день и не почувствовать усталости. - Птенцы имеют обыкновение улетать из своих гнезд, а останавливать их соизмеримо прекращению распространения всего вампирского сообщества. Арно вполне может стать Матером города в будущем и править им во имя госпожи - для этого она и создала всех нас. Чтобы мы наполнили Землю своим влиянием, - улыбка уже не украшала лицо вампира. Оно было предельно серьезным - Жан-Клод не собирался идти на поводу у Колберта, который возомнил себя членом Совета. - Арно прибыл сюда по собственной воле и по своему собственному желанию - тебе это известно. Прежде у него не было Мастера, коему бы он приносил клятву крови ранее. У него был только Создатель, отрекшийся от него. И теперь ты, в обход всех установленных правил, вторгаешься на чужую территорию и подвергаешь пыткам вампира, тебе уже не принадлежащего?.. И кто в этом случае нарушает закон? - пауза. - Если вампир может побуждаться самостоятельно - то он может и самостоятельно передвигаться по миру, ища свое место, разве нет? Особенно, если все отвернулись от него...

+1

23

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- Птенцы имеют обыкновение улетать из своих гнезд, а останавливать их соизмеримо прекращению распространения всего вампирского сообщества. Арно вполне может стать Матером города в будущем и править им во имя госпожи - для этого она и создала всех нас. Чтобы мы наполнили Землю своим влиянием. Арно прибыл сюда по собственной воле и по своему собственному желанию - тебе это известно. Прежде у него не было Мастера, коему бы он приносил клятву крови ранее. У него был только Создатель, отрекшийся от него. И теперь ты, в обход всех установленных правил, вторгаешься на чужую территорию и подвергаешь пыткам вампира, тебе уже не принадлежащего?.. И кто в этом случае нарушает закон?

Колберт даже позволил себе обозначить удивление, приподняв одну бровь. Похоже, Жан-Клод слишком долго просидел в Америке и успел подзабыть правила вампирского общества, не отравленного демократией и прочей чепухой. Новый Свет дурно влияет на представителей их вида, это Колберт понял давно.

- Нет, Жан-Клод. Это твое виденье закона не соответствует действительности. Он покинул Европу самовольно, без информирования своей Госпожи и своего Создателя. Он не Мастер города, он вообще не Мастер, - тут Колберт презрительно скривил губы. Его птенец был бесполезным настолько, что даже смешно. Еще одно пополнение в компанию к бездарю-Ашеру, который, став так называемым "мастером" довольно давно, был столь жалок, что даже не имел призывного зверя. То, что у Арно его и вовсе может не быть, Колберт почти не сомневался, а подобных недо-мастеров в Европе считали лишь чуть сильнее рядового вамира-подчиненного. "Стоит только перестать просыпаться по воле Мастера, и эти сопляки уже мнят себя пупами земли!" - Он солгал тебе. Даже если сам верит в свою ложь. Я не отрекался от него, не давал ему воли уезжать за пределы Европы и уж точно не давал ему позволения служить у другого Мастера. И уже одним этим он заслужил наказания. Ни одно правило не было нарушено нашим триумвиратом. Мы прибыли к твоему двору в течение  двух ночей, оказали соответствующие почести и изложили проблему. Не говоря уже о том, что, сбегая, не принадлежащий мне вампир напал на моего Зверя. Так-то ты встречаешь гостей, Жан-Клод?

-Если вампир может побуждаться самостоятельно - то он может и самостоятельно передвигаться по миру, ища свое место, разве нет? Особенно, если все отвернулись от него...

- Не зарывайся, mon prince, - голос Колберта стал совершенно безразличным и таким ледяным, что казалось, по зале пронесся зимний ветер. -То, что нынче ты завладел троном, поверь, никак не дает тебе права перекраивать вековые законы по своему желанию. Я прибыл сюда как посланник члена Совета. Арно принадлежит ей. Как Родоначальнице Крови. Она желает, чтобы он вернулся. Приняв его в свой Поцелуй, ты сделал мою миссию несколько более личной. Решай сам. Стоит ли один скандальный юноша твоей власти, а возможно, и жизни тех, кого ты любишь?

Колберт посмотрел на примолкшего в углу дивана Ашера, потом перевел взгляд на Жан-Клода.
Конечно же, Белль Морт всего лишь нужен был предлог, способный обратить на Жан-Клода внимание Совета. Оказывать помощь было не в ее правилах. А вот как следует помучить - это да.
Англичанин откинулся на спинку кресла. Похоже, Жан-Клод окончательно огрубел и позабыл  всю науку ведения  политических игр. Сколько Белль его не учила... Каких-то паршивых сто лет, и все. Не в коня корм.
Что ж, сейчас он зарывает все глубже и себя, и свою свору. Прогонит посольство - нанесет прямое оскорбление Белль Морт, выставит себя не в самом приятном свете в Совете. Им не нужны смутьяны на тронах. А Арлекин всегда карает так быстро... Австрийцу явно не везет в Новом Свете, пора задуматься о том, что это он навлекает проклятье на своих гостеприимных хозяев.
Если же они останутся в городе... Что ж, тогда у Жан-Клода будет какое-то время ,чтобы решить, стоит ли недоносок Арно подобного риска. И как только он снова окажется во Франции... О, Колберт уже предвкушал расправу над дерзким птенцом.
А Белль Морт желала, в принципе, самой малости - ей нужен был Жан-Клод. Подчиненный, свергнутый и покорный, как прежде. Госпожа слишком привязана к этому смазливому красавцу.

- Может быть, самое время пригласить сюда Арно? Чтобы лично спросить его, откуда он набрался такой смелости, чтобы подставить тебя, mon prince?

Отредактировано Colbert (12.02.13 00:21:45)

+2

24

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Апартаменты Софи -----»

Дверь открылась, обнажая перед Арно ад. Ещё мгновение он видел перед собой лицо Жан-Клода, кажется, даже поприветствовал его, но собственные слова утонули в белом шуме шока, заполнившего всё сознание вампира, когда он оглядел залу и наткнулся взглядом на триумвират.

"Всё. Он откупится мной".

Никакой логики уже не было и в помине. Кое в чём Колберт был прав насчёт Арно, до того момента, когда он сможет отвечать за территорию, было ещё чертовски далеко. Он выпал из политики, из интриги и возможностей себя выгородить, он даже мысленно не предположил, что пришёл не на заклание, что Жан-Клод ещё не отказался от него. Но тому была причина. Пару часов назад речь шла лишь о том, чтобы спрятать его от визитёров получше в катакомбах под цирком и ни в коем разе не дать им пересечься, а теперь его вызвали сюда, на ковёр перед живодёрами.

Лицо Арно замкнулось. И вспыхнувший животный ужас ему удалось затолкать в себя достаточно глубоко, раз он до сих пор не предпринял дурацкой попытки спасаться бегством. На сей раз, он понимал это, побег не поможет. Охрана не выпустит его из цирка, их слишком много, послушных оборотней и мастеров, чтобы надежда не истаяла.

Дверь за спиной оглушительно громко неумолимо закрылась. За спиной вампира сомкнулся ряд охранников, расступавшихся, чтобы пропустить его вперёд. И если по мнению визитёров в зале было маловато свиты, с точки зрения Арно всё обстояло как раз иначе. "Всех их слишком много, чтобы я что-то мог решать сам. Что ж, прежде мне не редко казалось, что это конец. Может, они только вернут меня в Европу и обойдутся наказанием, но не смертью. Может быть. Если Бьёрн не убьёт меня за то, что я сделал с ним сегодня. Или не Бьёрн".

Не имея права смотреть в глаза Колберту, не находя сил на это или на взгляд в глаза его слуг, Арно почти отсутствующе посмотрел в лицо Принцу. "Можно было просто засунуть меня в багажник их машины. Зачем было растягивать фарс?" Мысли остались при нём, за плотным-плотным щитом. Пожалуй, только вампиры, жрущие страх, как десерт, могли уловить, как он полыхает. А так он был чертовски близок к моральной коме.

+1

25

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Что-то определенно не сходилось. У Жан-Клода появилось гнетущее ощущение, что они с Колбертом говорят о несколько разных вещах. Вампиры в ранге мастера могли свободно перемещаться по Земле в случае отсутствия покровителя. Принц мысленно прокрутил весь разговор с Арно. "Мог ли он солгать? Нет, определенно нет... я бы понял... Он был уверен в том, что останется без покровителя, коли я не приму его... Тогда о Колберте не было и речи" - Жан-Клод мысленно помотал головой - какая-то его часть знала, что Арно просто сбежал, другая верила, что "побег" - это всего лишь метафора, и от Арно действительно отреклись. Но была еще и третья, которая вопила, что он, Принц Сент-Луиса, все равно принял бы его в свой Поцелуй. Возможно, другими методами и по всем этим пресловутым вампирским правилам... "Птенец Колберта и правда думал, что волен сделать выбор? Да, однозначно. Я тоже так думал когда-то, но... почему же Белль не пожелала вернуть меня обратно после побега?" Этот пунктик закона Жан-Клод никогда не понимал и не принимал. Вампирами становятся по большей части из-за воли создателя. Так почему же птенцы обязаны им по гроб жизни? Похоже, с этим была солидарна и сама Белль Морт. К тому же Арно был мастером в буквальном смысле этого слова, но спорить с Колбертом о фактическом определении этого понятия Жан-Клоду совершенно не хотелось.

- Ни одно правило не было нарушено нашим триумвиратом. Мы прибыли к твоему двору в течение  двух ночей, оказали соответствующие почести и изложили проблему. Не говоря уже о том, что, сбегая, не принадлежащий мне вампир напал на моего Зверя. Так-то ты встречаешь гостей, Жан-Клод?

- Нет разницы, кому принадлежал Арно ранее. Имеет значение только то, кому он принадлежит сейчас. Ты напал на моего подопечного, и он вынужден был защищаться, Колберт. Если желаешь копаться в нарушениях - это было одним из них. В остальном с моей стороны нареканий нет, а, как представители Советы, Вы были приняты подобно дорогим гостям... с нашей стороны нарушений не было, - Жан-Клод мило улыбнулся, словно и вправду считал триумвират достойным этого звания.

- Не зарывайся, mon prince. То, что нынче ты завладел троном, поверь, никак не дает тебе права перекраивать вековые законы по своему желанию. Я прибыл сюда как посланник члена Совета. Арно принадлежит ей. Как Родоначальнице Крови. Она желает, чтобы он вернулся. Приняв его в свой Поцелуй, ты сделал мою миссию несколько более личной. Решай сам. Стоит ли один скандальный юноша твоей власти, а возможно, и жизни тех, кого ты любишь?

- Ох, Колберт, не нужно драматизировать, - какое американское выражение... и откуда только Жан-Клод нахватался их? - Блистательная Белль Морт, быть может, и хотела вернуть беглого Арно ко двору, но теперь все несколько осложнилось. Ты не можешь выполнить ее просьбу, поскольку его прямым Мастером уже не являешься. Твоя миссия, как представителя посольства, окончена. Совету нет никакого дела до смены Мастеров у одного единственного вампира - это личные дела самих Мастеров... И мне не нужно ничего решать. Что сделано - то сделано, - слова были спокойнее и тверже стали. И Жан-Клод прекрасно понимал к чему все ведет - к поединку. Однозначно. Когда-то Колберт был сильнее, хоть и не намного старше. Как обстоят дела теперь - Принц не знал. Сила, исходящая от изувера, давала понять - он понабрался мощи. И если в поединке с ним Жан-Клод еще сможет выстоять, то со всем триумвиратом - вряд ли. Если уж поединок - он должен быть честным. Хотя, что такое честь в понятии вампиров?

- Может быть, самое время пригласить сюда Арно? Чтобы лично спросить его, откуда он набрался такой смелости, чтобы подставить тебя, mon prince?

Жан-Клод кивнул. Мудрая мысль, хотя и безрезультатная. Возможность изменения ситуации с присутствием Арно стремилась к нулю. Принц подал знак охраннику, который слышал весь разговор, дабы тот привел "виновника торжества". И, не прошло и пяти минут, как длинноволосый юноша показался в гостиной. Его локоны выделялись среди толпы охранников подобно золотому слитку, упавшему в чернозем. Но лицо при этом было бледнее бледного, а взгляд - отсутствующим и напуганным одновременно. Не нужно было иметь в способностях horreur, чтобы понять - Арно боялся. И не только триумвирата.

- Арно, mon ami, - мягко произнес Принц и улыбнулся той самой улыбкой, которая говорит "все хорошо, все будет хорошо", - почему ты решил покинуть Европу и примкнуть к моему Поцелую, если у тебя уже был Мастер? - Принц ожидал лишь честного ответа, который, конечно, мало что менял. В любом случае отдавать кого-либо садистам он не собирался.

"Он мой!"

+1

26

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

- Арно, mon ami, почему ты решил покинуть Европу и примкнуть к моему Поцелую, если у тебя уже был Мастер? - Жан-Клод улыбался медово и ласково, очень утешающе, но в том состоянии, в котором находился Арно, невозможно было удовлетвориться этим, чтобы совершенно прийти в норму. Пора было отвечать. И вампиру уже стало казаться, что он молчит вечность. Хотя заминка для тех, кто не был так же взвинчен, как он, вышла пустяковой. Что ещё было делать? Тянуть дальше было бессмысленно. И Арно положился на силу своего голоса, который не имел права дрогнуть. Так должна быть верна скрипка под пальцами музыканта, играющего на тонущем корабле до последней секунды.

- Я решил покинуть Европу и примкнуть к новому Поцелую потому, что моя бывшая госпожа, которой я принадлежал ранее, стала игнорировать меня. Я провёл в ожидании её внимания четыре года, и по истечении срока покинул Европу, желая примкнуть к другому мастеру за пределами Старого Света, и не терзаться больше неизвестностью, будут ли ко мне когда-либо вновь расположены. Белль Морт не создавала меня. Мой создатель - мэтр Колберт. Но Госпожа всегда обращала внимание на то, что я Её воспитанник, ведь Колберт никогда не хотел... обременять себя птенцом. Аудиенции Белль Морт было не добиться. Потому, не дождавшись её изволения на разговор, я покинул страну. Я посчитал, что отсутствие интереса со стороны Госпожи  равно тому, что я уже не нужен там. И имея силы, чтобы совершить самостоятельное дальнее путешествие, двинуться дальше по миру без поддержки мастера, я отбыл в Америку. Уведомлять мэтра Колберта при моих прошлых переездах ни разу не требовалось. Потому я не уведомил его и об этом. Мои перемещения в принципе интересовали только Госпожу. Но не в последние годы.

Он оправдывался, но это касалось содержания, а никак не тона, который оставался спокойным и выдержанным, что составляло поразительный, почти гротескный контраст с тем, что плескалось в зрачках Арно и в застылости его черт. Однако под конец монолога он успокоился. Ему нечего было добавлять к сказанному. Он вручил себя на суд мастеров, противостоять которым напрямую не смог бы при всём желании. Если бы его спросили о чём-то ещё, он бы послушно и размеренно ответил. Но Арно подозревал, что больше вопросов в его сторону не последует ни от кого из присутствовавших в зале вампиров.

0

27

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

-Блистательная Белль Морт, быть может, и хотела вернуть беглого Арно ко двору, но теперь все несколько осложнилось. Ты не можешь выполнить ее просьбу, поскольку его прямым Мастером уже не являешься. Твоя миссия, как представителя посольства, окончена. Совету нет никакого дела до смены Мастеров у одного единственного вампира - это личные дела самих Мастеров...

- О нет, Жан-Клод. Ничего и ничем не осложнено. Ведь Арно по-прежнему принадлежит Ей, как и все мы. Пусть через тебя - но принадлежит. И вернуть его обратно, тем самым выполнив ее просьбу, будет для меня величайшей радостью.

Вошедшего птенца Колберт даже не удостоил вниманием. Холодный взгляд зеленых глаз лишь на мгновение задержался на Арно, а после  снова вернулся к Жан-Клоду.
Но по окончании недолгого монолога англичанин позволил себе снисходительную улыбку.

- Получается, Жан-Клод, ты отобрал моего птенца лишь на основании его "я подумал" и "мне показалось"? При всем желании это не сойдет за весомую причину подобного поступка.

А далее Колберт обратился уже непосредственно к Арно:

-Тебе могло показаться все, что угодно. Вполне возможно, твое воспаленное сознание нарисовало тебе и куда более неправдоподобные картины. Но то, что Госпожа не обращала на тебя внимания, вовсе не означало возможность такой вольности, как побег. Тем паче, что, - Колберт кивнул в сторону Жан-Клода, - В отличие от других беглецов, ты не владеешь ни городом, ни достаточной властью, чтобы хоть кому-нибудь доказать, что такое никчемное существо имеет право на собственное мнение и способно приносить хоть что-то, кроме тревог и забот.

Слова Колберта били по Арно наотмашь, словно плети, и англичанин это знал. Видеть животный ужас в лице теперь уже бывшего воспитанника было ни с чем не сравнимым удовольствием - его слова ясно намекали, что Арно будет возвращен ко двору Белль Морт, и ничего хорошего там ему не светит ни за побег, ни за своеволие.

+1

28

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Всю беседу Жан-Клода с Колбертом Граф  сидел молча, предпочитая не вмешиваться. То, как именно обстоят дела при дворе Белль Морт, он не знал, а следовательно, не мог помочь ничем существенным. Только усугубить.
Потому Герарт с вежливым любопытством разглядывал в высшей мере интересных спутников Колберта и время от времени ободряюще улыбался Яношу.
Но, когда в зал вошел Арно, ситуация поменялась.
Юноша полыхал таким неприкрытым ужасом, что, с точки зрения графского horreur, был подобен лесному пожару. Метафизически  это полыхание перекрывало все прочие силы, сгустившиеся в воздухе. И в глазах этого золотоволосого  молодого вампира  плескалась такая безнадежность и такая тоска, в противовес безумно самодовольному выражению лиц Колберта и его триумвирата, что Граф позволил себе вмешаться в разборки, которые не касаются его, тем самым нарушив свои же вековые правила. "Ничему не удивляйся," - мысленно попросил он Яноша прежде, чем заговорить.

- Я прошу прощения, что прерываю вашу беседу. Но дело в том, Колберт, что ты не учел еще одной детали, - Герарт по-прежнему был дружелюбным, но в голосе его звучал металл. - Дело в том, что Жан-Клод уже обещал Арно мне. В качестве подарка. Мне кажется, что таким образом, твое стремление увозить его затрагивает уже мои интересы.
Чему Герарт научился за  свое существование - так это уметь скрывать свою ложь от других вампиров. И теперь прекрасно знал, что создал Колберту препятствие. Арно, принадлежащего  мастеру другой линии крови, будет уже не так-то просто куда-либо забрать. Хотя, конечно, не решит вопроса дуэли.

+1

29

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

Колберт подавил желание закатить глаза. Ну конечно, австриец не мог просто заткнуться и сидеть молча.
С самого начала англичанин знал, что присутствие графа в этой зале обернется проблемами. И ожидания оправдались в полной мере.
Перевоз Арно во Францию действительно осложнялся - если паршивца передадут Герарту, спор перестанет касаться только их линии крови. А устраивать разборки с австрийцем из-за одного паршивца пока не входило в планы. Следовало расправиться с Жан-Клодом. А вся его скудная свита свое еще получит.

- Не могу даже представить, зачем тебе может понадобиться это никчемное существо, - прошипел Колберт, обращаясь к Графу. "Не иначе, как привык собирать вокруг себя  ущербных. Странно, что Ашер еще не в коллекции этого проходимца."

- Тем не менее, Жан-Клод, вдвойне странно не только принимать к себе чужого подопечного при живом Мастере, но и распоряжаться им. Я по-прежнему считаю твои действия вызовом. И настаиваю на дуэли. Завтра, через час после заката, один на один, - Колберт поднялся и кивнул Бьёрну и Кристофу. Проходя мимо Жан-Клода, он  на мгновение задержался. Вызов был брошен, так что продолжать поддерживать хотя бы видимость вежливости было ни к чему. - А когда я убью тебя, я наведу порядок в этом городе.

Колберт стремительным шагом вышел из кабинета, и глаза его горели такой лютой яростью, что охрана на входе шарахнулась в стороны.

-----» ◕ Окраины города » Загородный дом Арно

Отредактировано Colbert (13.02.13 23:31:59)

+1

30

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

В кабинете появился треклятый Арно. И затянул свою печальную песню о бедном маленьком котёночке.
"Шлюха пришла порыдать: "О, не проси, мой добрый брат, открыть тебе, кто виноват!" Да, да. Читали, слышали. Это уже ничего не изменит".

Дальнейшие па интриганов Жан-Клода и Герарта по передаче прав на инкуба были сродни поднятому среднему пальцу в сторону триумвирата. Им откровенно давали понять, что вывернутся во что бы то ни стало, а добычу не отдадут. Кристоф не строил иллюзий, что дело в Арно, он знал, что не в нём, опять. А в том только, кто кого переиграет, кто окажется самым хитрым и в конечном счёте всё равно оставит трофей при себе, связав кружево интриги. "Хитрожопые твари, играют себе в бадминтон, а шлюшка вместо воланчика. Он хоть осознаёт свою никчёмность, м? О, нет, судя по незамутнённому блеску глаз, он нихрена не понимает. А вот кто тут самый сильный покажет завтрашняя дуэль. И куда бы ни девали Арно, поединку быть при любом раскладе. Ну, а пока Колберт будет укатывать Жан-Клода в асфальт, мы выцарапаем Арно откуда угодно, и своего он ещё огребёт".

Раскланялись наконец. Колберту, похоже, выяснять больше ничего не хотелось. На вираже перед выходом, Кристоф посмотрел на Жан-Клода, на Ашера, про себя сожалея, что вся эта его ангельская красота - прикрытая кудрями ложь, и вместо прощания сказал:

- Мой мастер оставил за Вами выбор места дуэли, Принц Жан-Клод. Мой личный номер телефона имеется у Вашего администратора, я буду ждать звонка.

Не совсем секундант, конечно, так как Колберт скорее всего настоит на том, чтобы они с Бьёрном даже не являлись к месту поединка, но судя по тому, как слёту Кристоф добавил слова, касавшиеся единственного фрагмента, которого в картине завтрашнего боя не хватало, ему не впервой было выяснять подобное. А после, более не медля, он вслед за мастером покинул кабинет. Оборотень замыкал их шествие, не проронив и слова.

Все они прошли чертовски близко от проблемного беглеца Арно, но внимания он не удостоился ни от одного из членов триумвирата. Он был им уже совсем не интересен. Пожалуй, исключение составлял только его загородный дом.

-----» ◕ Окраины города » Загородный дом Арно

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (22.02.13 16:38:38)

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [30.09.10] Незваные гости