http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [18-19.10.10] Культурная программа


[18-19.10.10] Культурная программа

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: вечер после заката 18 октября 2010 года, переходящий в ночь с 18 на 19-ое.
Места: Модная андеграундная выставочная галерея, функционирующая на базе не работающего корпуса старого завода
Герои: Пьер-Пауль, София Риччи
Сценарий: Провокатор от "Арлекина" приглашает "дочь" Жан-Клода на эксклюзивную экскурсию вовсе не из любви к искусству или прелестной девушке...

Отредактировано Pierre-Paul (14.03.14 11:19:20)

0

2

*Галерея в корпусе бывшего завода*

Нагнетание было намеренно привнесённой частью программы. Он усугублял всё - романтику, опасность, тайну, элитарность события. Только она и он, сумерки, окраина, до скрипа модная галерея, куда одни лишь входные билеты для публики начинаются от трёхзначной суммы в долларах. Ажиотаж для избалованных, окупаемость гарантирована... и всё-таки месяц назад у галереи сменились хозяева. Эту не самую стандартную покупку по вовсе не выгодной стоимости сделал сам Пьеро. В его лихорадочном сознании уже вычерчивались контуры ныне реализуемого плана. И пусть на том этапе в нём не учитывалась конкретно Софи, но теперь всё складывалось одно к одному.
Впервые он повстречался с ней около недели тому назад на пафосном приёме, устроенном в доме людей-вампироманов с очень солидным для таких придурков достатком. Эти люди благоговели не просто перед вампирами, а перед Софией в частности. Она была на том вечере жемчужиной. И он, конечно, её заметил.
В другой раз он уже организованно подошёл к ней, когда вовсе не случай свёл их на представлении в "Цирке Проклятых". Понимал ли Принц, какую удобную площадку для общения со своими близкими создал для заезжих чудищ? И если понимал, с чего так откровенно брался рисковать? Отстаивал авторитет себя самого, как смелого и опасного монстра? Вполне. Но как бы там ни было, вторая встреча закончилась для Пьера-Пауля и Софии тем, что он получил у неё согласие посетить вместе с ним эксклюзивную экскурсию в "ту-самую-модную-галерею", о которой так гудели "золотые" мальчики и девочки города. В такое место не попёрся бы чванливый профессор-искусствовед, а вот всяческие хипстеры от перспективы попасть на показ впадали в дрожь экстаза.
Он сказал ей, что покажет новую коллекцию, уникальное собрание предметов, принадлежавших монстрам, чьи имена звучат в истории до сих пор с одних сплошь заглавных букв. Он сказал ей, что коллекция эта будет экспонироваться для публики только в ноябре. В общем, не сказал он ей только то, что эта галерея теперь принадлежит ему. И что многие опасные штучки, которые помогли ему туда стащить оккультисты, пашущие на Серветту, на самом деле являются бомбами замедленного действия. Ох, и не стоило в той галерее лапать что попало. Трогать экспонаты было чревато чем-то большим, нежели выкриком музейной бабули в адрес нерадивого посетителя. Но такие детали Пьер-Пауль не стал озвучивать. Ему было любопытно, вляпается ли София по своей же вине или нет.
Он ждал её в оговоренном заранее месте. Машина Пьера-Пауля стояла на пересечении загородной трассы и подъездной дороги, ведущей к корпусу завода. Он не гасил фары, только сложил кожаную крышу серебристо-чёрного спорт-кара и ждал, когда прибудет прекрасная принцесса. План был не в том, чтобы утащить красавицу в логово чудовища. Пьеро не особенно изощрялся, но всё-таки был не на столько прост в своих затеях. Эта ночь должна была оказаться очень длинной и совсем непростой для них обоих.
Из кабриолета Пьеро звучала претенциозная музыка Сержа Танкяна, мужчина в совершенно расслабленной позе полулежал на разложенном водительском кресле и смотрел на ночное небо.
Он понимал, что дама имеет право опаздывать, и совсем не испытывал волнения, ожидая её.

Отредактировано Pierre-Paul (14.03.14 11:48:32)

+1

3

Как бы странно это ни было, но внешне взбалмошная и юная София не любила опаздывать. Многие из попадающихся ей людей, всегда провожают ее восхищенными взглядами и с завистью вздыхают о вечности. Вечность - как думают они - это свобода. Очень жаль их расстраивать, но хотя вампиры и обладают возможностью превратить свою жизнь в нескончаемую ночь, в это же время каждый солнечный день из их жизни вычитается. Если не хочешь устроить бесплатное огненное шоу, так или иначе научишься быть пунктуальным.  А это же была Мисс Риччи. Крайне занятая особа. Чтобы все успевать, ей всегда и везде нужно быть вовремя. С ней же все хотят встретиться, каждому нужно поговорить и повидаться. Почему? Зачем? Потому, что она сама этого хочет. И вы не отказываете Софии Риччи во внимании, если она его хочет.
    Поэтому, сначала дальний свет фар, а затем и сам темный автомобиль вынырнул из-за поворота, особо не заставив себя ждать. Шофер, с виду еще довольно молодой мужчина, припарковался напротив уже ожидающего кабриолета, очевидно по велению той, что скрывалась на заднем сидении. Безусловно, Софи умела водить. Но обычно, вид довольно юной и привлекательной девицы за рулем шикарной тачки, да еще и ночью, никогда не оставался без внимания копов. Намного проще было просто позволить себя отвезти куда угодно.
    Не смотря на то, что шофер вроде как попытался сделать какое-то движение, возможно собираясь вылезти и открыть дверцу леди, задняя дверь резко распахнулась настежь, поймав блики лунного света.  Девичья фигура выпрыгнула оттуда с такой легкостью, будто вместо многолетнего опыта  и мудрости у нее за плечами были только пара юных и пьянящих лет подростковой жизни. Ветерок тут же подхватил легкие ткани ее красного платья и выбил пару непослушных темных локонов из  прически на затылке.
- But I know a place where there's always a show, the dollar decides how far you can go…- под оглушительный рокот музыки, Софи оценивающим взглядом изучала не особо знакомую для нее местность. И почему музеи и галереи всегда находятся в столь суровых местах? Или это именно наличие пугающего искусства нагоняет на окрестности подобающую атмосферу? Какая разница, девушка ожидала очень многих впечатлений, предвкушала новые знания и возможность потешить свою любознательность. К тому же ее уже дожидался приятный спутник, благодаря которому она сможет с пару недель пользоваться своим преимуществом от увиденного и дразнить окружающее ее общество интригующими впечатлениями от того, что ей сегодня удастся увидеть раньше других. 
   Наконец захлопнув дверцу, тем самым приглушив рвавшийся наружу рок, София повернулась и зашагала ко второй машине, намереваясь остановиться на пересечении света от автомобильных фар.  Ночная встреча на безлюдной улице и при свете фар,  навеяла ей некую ассоциацию с гангстерами или подпольной мафией, что еще больше подзадорило. Не хватало только чемодана с деньгами. Было в этом всем действительно что-то странное, но девушка не хотела обращать на это внимания и руководствовалась гениальной тактикой "На месте разберемся". 
В конце концов, гангстеры нынче не самое страшное явление…- оправдывалась Софи, как раз встречаясь взглядом с Пьеро. - И не такое симпатичное.
- Сегодня приятная ночь. – Проронил шелковый голос, вместо приветствия одарив вампира очаровательной, мягкой улыбкой.

+3

4

*Галерея в корпусе бывшего завода*

Роскошная, она была похожа на прекрасное видение в кровавом, алом, чувственном сне. Такие ассоциации были понятны, пожалуй, только вампиру или маньяку. Он погасил фары и заглушил мотор. Машина осталась стоять на обочине. Мужчина выпрыгнул из кабриолета, не открывая дверей. И летящей походкой нелюдя пошёл к ней навстречу. Улыбка выдавала в нём опытного пользователя клыков, он не показывал их, даже демонстративно сияя от радости.

- Теперь-то точно ночь стала хороша, - сказал он. Если бы она протянула руку, он бы поцеловал её. Но век на дворе был уже двадцать первый.

- Я оставлю машину тут. Придётся идти пешком, это призвано быть прелюдией к показу.

Он посмотрел на её обувь:
- Там не всюду асфальт, часть пути будет по щебню. Ты справишься?

Он смотрел на неё, хрупкую и красивую куклу, сверху вниз из-под тяжёлых век со знакомым ей выражением мужского интереса и плохо скрываемого обожания, но вёл себя прилично. Девушку из линии блудниц и альфонсов такие взгляды пугать не могли.

- Но, если что, я с удовольствием пронёс бы тебя на руках... хотя бы во имя спасения твоих сапожек. Что скажешь?
Он подставил ей руку, чтобы она взялась за её локоть своей лёгкой нежной ладошкой. Монстры, а они оба были ими, чудесно видели в темноте. И отсутствие фонарей вокруг закрытого заводского корпуса не могло быть препятствием к прогулке.

Психопат, он удачно имитировал нужные эмоции, подсмотренные у нормальных людей, раньше - в чужом общении, а с приходом века кинематографа и вовсе не требовалось следить за живыми людьми, достаточно было хороших кинолент.
И что же он изображал сейчас? Очарование, заинтересованность, подавляемое хорошим воспитанием стремление флиртовать с ней. Он без всяких фокусов готов был признать, что она красива. Каким бы пришибленным на самом деле он ни был, Пьеро чудесно отличал, кто красив, а кто не очень.

- Одно твоё слово, и мы полетим, - в каждой шутке была только доля шутки. В общем-то, и на сей раз было именно так. Он не знал, может ли она левитировать. А вот он за двоих справился бы.

Отредактировано Pierre-Paul (16.03.14 17:33:35)

+1

5

Как реагирует обычная девушка, на комплименты от приятного ей кавалера? Чаще всего дарит ему короткий смущенный смешок, небрежно отмахивается рукой и скорее всего, парирует лесть множеством убедительных отнекиваний. Однако София не была девушкой такого разряда. Истинная итальянка никогда не отказывалась пофлиртовать, о чем свидетельствовали лукавые огоньки в ее глазах, и, тем не менее, она делала это крайне разумно и культурно.  Поэтому, намеки на то, что ее присутствие украшало темную и загадочную ночь, она всегда встречала с добродушной и благодарной, но снисходительной улыбкой. Да, она являлась украшением любой ночи, и она прекрасно это осознавала.
- Чем не пожертвуешь ради такой компании, даже каблуками. – С наигранным тоскливым вздохом, она приподняла одну из навеки оставшихся миниатюрными ножек, демонстрируя свои сапожки на низкой подошве.  – Я даже жалею, что не услышу, как стучат каблуки в совершенно пустых коридорах.
   Это было искренней правдой. Многие из трусливых смертных, запах страха которых ей, кстати, не особо нравился, скорее всего, скончались бы от сердечного приступа еще до того, как цокающая в темноте каблуками Софи вынырнула к ним из-за угла. Но в отличие от них, эта очаровательная фарфоровая куколка, когда-то сполна насмотревшаяся на ужасы голода и чумы, была любительницей подобных приключений. Таинственные истории с примесью готических романов, вызывающие легкий трепет и мурашки, могли бы стать ее страстью.
- Летать в платье, было бы не самой лучшей идеей, не находишь?
    И она подарила своему спутнику тот самый якобы лукаво-возмущенный взгляд, которым девушки так часто шутки ради уличают мужчину в намеке на что-то непристойное.
   Тонкие девичьи пальцы крайне осторожным движением ухватились за предложенную им опору. Учитывая, что Софи, особенно без каблуков, ростом была значительно ниже Пьеро, ей было вполне комфортно устроить руку на более крепкой и мужественной, тем самым давая и ему очень удобный способ покровительственно вести ее куда вздумается. Несчастный шофер, провожая недовольным взглядом элегантную парочку, заглушил мотор. Риччи даже не оглянулась на него. Ее не интересовало, чем именно тот мог быть недоволен. Может он завидовал этому вампиру, и пытался понять, как тому удалось заполучить столь прелестную собеседницу в эту ночь, а может он просто не хотел помирать тут со скуки, пока эти двое будут веселиться. К слову, первое интересовало и саму Софи. Пьер-Пауль выражал свою симпатию откровенно и был чрезвычайно рад ей понравиться, но ее зацепило не это. Проницательная девушка, видела в нем какой-то ей не понятный и пока не известный подтекст, поэтому, как и все загадочное, он интересовал ее как загадка, которую она собиралась решить. Возможно даже этой ночью.
- Ну, милый, я надеюсь, ты не забыл ключи? – спросила она на ходу, с легкой полуулыбкой убирая за маленькое ушко кудрявый локон.

+2

6

*Галерея в корпусе бывшего завода*
Её ужимки и поведение были очаровательны. Девушка, без всяких примесей современного шершавого, устроугольного феминизма, от которого могло разве что передёргивать создание прошлых веков. Пьер-Пауль готов был пронаблюдать за ними вплоть до финала не без удовольствия. Все перемены в её поведении были ему любопытны. Нечто от внимания лаборанта к реакции химикатов было в его внимании к ней. Он жаждал видеть, как она флиртует, как она любопытствует, как она начинает бояться, как она отбрасывает кокетство к чёрту. И здание, в которое он её вёл, было нафаршировано сюрпризами, приготовленными специально для крошки Софии.
- Никаких полётов, конечно. Но вот ключи - не наш способ.
Он вытянул руку, указывая в темноте на ряд вертикальных заводских окон.
- Не было бы всего приключения, если бы мы вошли через парадную дверь, - с загадочной улыбкой сказал вполголоса Пьеро.
И, да, он в самом деле свернул с асфальтированного подъезда, ведущего к центральному входу в корпус. Тут и получили они свою порцию щебня под подошвами. Ему нравилось, как камешки хрустят под ногами, и тот особый холодный запах, что идёт от них, тоже нравился Пьеро.
- Вот там бочки, те, что стоят лесенкой, видишь? Нам по ним, вверх. В заводское окно. На самом деле оно отодвигается, оно на петлях. Веришь?
Звучало это так, как будто он хотел обвести её вокруг пальца и втянуть в преступление по незаконному проникновению в чужую галерею. Не иначе как собрался либо вынести оттуда пару ценностей, либо дискредитировать дочь Принца Города. И всё же, формула была иной. Опередив Софию с лукавой улыбкой, он легко взбежал по бочкам, почти беззвучно, словно ничего не весил. Толкнув пальцами блок матовых квадратных окошек, Пьеро проследил, как ладно отъехало окно на петлях назад.
- Вуаля. Решишься шагнуть во тьму со мной? - его взгляд был само подстрекательство на грех, обаяние и искус в одной подаче. Он смотрел на неё и пил своим взглядом её жгучую, пленительную красоту.
"Жан-Клод выбирал себе дочь уж точно не по одним моральным качествам. По крайней мере, он верен себе".
Что мог знать о верности себе тот, кто отродясь не имел своих пристрастий? В приверженностях и принципах Пьеро был полный профан.

Отредактировано Pierre-Paul (18.03.14 00:04:52)

+1

7

Без труда распознавший в темноте ту самую лесенку из бочек, взгляд Софии неким образом переменился. Хотя она прекрасно умела это делать, девушка не стала скрывать своего изумления. Этот блеск, с которым  обрамленные длинными ресницами сапфиры загорелись откровенным любопытством, мог послужить наградой умелому искусителю. Ей не нужно было быть и вампиром, чтобы понять, что происходит что-то захватывающее, и скорее всего это еще цветочки в сравнении с тем, что ожидало за окном. 
   Азартный и привлекательный вампир, если бы пожелал, заманил бы сюда любую наивную девочку, но Риччи велась не на это. Если бы ей нужны были флирт или комплименты, она бы сейчас была на каком-нибудь шумном мероприятии. Она чувствовала, что он опасен и затягивает ее в какую-то авантюру, которая так просто вряд ли закончится, и в то же время понимала, что сейчас сказать что-то вроде "прости, я больше не хочу туда идти" было бы крайне нелепым. Пьеро как будто бы очень умело подцепил ее потребность почувствовать себя значимой, весомой. Вот она зайдет туда, и докажет самой себе, что может справиться со всем, что последует. В ней не промелькнуло ни тени страха, ни проблеска некоего недоверия, это было что-то личное, до чего он каким-то образом крайне удачно достучался, возможно даже сам того не заметив. Она собиралась принять предложенное им приключение не нырнув в него с головой как захваченная романтичностью преступления девочка, а как вампир, который за более длительную жизнь не привык поворачивать обратно.
  Если бы за ними наблюдали люди, их взгляд не успел бы проследить за тем, как Софи хоть и ловко, но довольно женственно и медлительно поднялась по бочкам. А вот он, конечно, видел все это отчетливо. Каждое движение, каждый лишний раз сверкнувшую из под платья коленку. В какой-то степени ей бы даже захотелось появиться перед ним неожиданно, но она почему-то решила казаться более слабой, чем на самом деле, раз уж все равно не смогла бы его удивить. Зато когда они поравнялись, две хрупкие ручки подтолкнули его в окно значительно сильнее, чем ожидалось от миниатюрной девушки. Если бы они были людьми, Пьеро мог бы заслуженно ее поругать, человека бы это заставило ввалиться в окно и растянуться на полу. Если бы. А он же страшный и сильный вампир! Поэтому и жест был таким простым и безмятежным, что за него нельзя было упрекнуть. Кроме того, София снова улыбнулась мягкой улыбкой, как бы показывая, что она ни за что и не думала бы, что сможет ему навредить. Это была ребяческая пакость за то, что ее пытались поймать на "слабо".
- Если я лезу сюда как воришка, для чего же мне ты? – спросила девушка, без всякого труда проскальзывая в окно и оглядываясь, прежде чем ступить на пол. Око за око. Шутка за шутку. Она протянула одну руку, желая чтобы кавалер помог ей, хотя очевидно в этой помощи особо не нуждалась.

+1

8

*Галерея в корпусе бывшего завода*

Она толкнула его, он шутливо закачался, она протянула руку, он оказал вовсе не нужную помощь, условности были завораживающей игрой, подспорьем для того, кто не знает, что такое искренность. Пьеро подходил такой ритм игры, как никакой иной.
- Ты ведь не знала, какое окно - это вход, - парировал он с обезоруживающей улыбкой, чуть-чуть приукрашенной лёгким оттенком самолюбования. Да, мужчина фанфаронил перед очаровательной девушкой, что в этой песне нового?
- Пойдём, всё самое интересное впереди, - он указал жестом на совершенно пустой заводской цех. И что тут могло быть интересного, хоть впереди, хоть сзади? Большой бетонный короб со стальными перекрытиями и столбами через равные промежутки, высокие потолки, пыль, тишина, темнота.
И всё-таки он, вновь предложив ей руку, довольно уверенно и с нарисованным на лице предвкушением, двинулся в сторону западной части пустующего цеха. Там, за проржавелой массивной дверью, начиналось волшебство. Он взялся за ручку, нажал на неё, опуская вниз, и потянул дверь за себя. Лязг не смазанных петель чьим-то высоким тревожным криком взвился под потолок цеха. Если бы их задачей было не выдавать своего присутствия неким загадочным сторонним наблюдателям, тут бы они и потерпели фиаско.
- Уж-жасно, - он встряхнул головой, словно намеревался вытряхнуть из ушей застывшие там звуки. Но весёлости не поубавилось ни во взгляде, ни в улыбке Пьеро.
За дверью начиналась экспозиция. За дверью, которая была установлена в толстой полуметровой стене, висела с той стороны проёма плотная завесь из разрезанного на широкие ленты пласта чёрной резины.
Тот, кто проходил через завесь, вынужден был ощущать на своей коже, своём теле, как плотные тягучие полосы резины нехотя выпускают идущего из своих тяжёлых щупалец. Видимо, это тоже было частью задумки? Дело в том, что Пьеро работал на совесть. Информация о выставке уже просочилась в прессу, в средства массовой информации, интернет. И всё, что было приготовлено, совершенно всерьёз прорабатывалось, как если бы выставка предназначалась не только для мисс Риччи. Искусная ложь не может зиждиться на бутафории, вот, как считал Пьеро. И расстарался он во всю ширь своей больной фантазии.
Стоило только пройти под завесь, как оба азартных ночных странника оказались в маленькой комнате, квадратной, три на три метра, обитой тёмным бархатом по стенам и потолку. Первая часть экспозиции, первая комната в туннельной череде подобных. Кроме них двоих и черноты пространства в комнате был первый экспонат, так, для затравки. Но в абсолютной тьме даже вампирскому глазу нет возможности различить очертания пространства. Нужен хоть малейший, бледный свет. А сомкнувшиеся за ними резиновые полосы напрочь отгородили их от неверного света луны, что проникал в помещение оставленного позади пустого цеха.
- Не потеряйся, - бархатно выдохнул Пьеро над её аккуратным ушком, он прижал её к себе одной рукой, ничего вызывающего, одно лишь касание боковой линией тела к телу. А вторая его рука уже шарила по стене. Свет начал загораться медленно, энергосберегающие лампы тускло-голубого света разгорались словно бы нехотя. Мужчина отпустил маленькую вампиршу, не перегибая с объятиями невзначай. И вот в пронизанном голубым светом пространстве стало возможным увидеть первый экспонат. Ни о каком музейном стекле не было и речи. В углу комнаты совершенно будничным образом стояло кресло, перед которым на стуле стоял там-там, а на подлокотнике кресла лежал высокий чёрный цилиндр.
- Ну, что, София, есть догадки? - поинтересовался вампир, хитрыми глазами глядя на свою очаровательную спутницу.

Отредактировано Pierre-Paul (18.03.14 10:32:29)

+1

9

Что же, как только они оказались внутри, пути назад уже не было. Постойте, вряд ли он у нее был изначально. Но именно огромная дверь, скрип которой вынудил Софию сморщить свое юное личико, как бы запугивая и заклиная поскорее уйти, наложила эту самую ощутимую печать безысходности. Пришлось подставлять руки и убирать с пути еще одно не приятное но вполне ожидаемое препятствие, чтобы то не ударило по лицу. Холодные и жесткие длинные полосы неприятно ударили по ногам.
"Прощайте новые колготки".
  Девушка уже инстинктивно собралась закрыть глаза, чтобы те поскорее привыкли к темноте. Неспособность ориентироваться в пространстве насторожила. Риччи мысленно приказала себе подтянуться, понимая, что ее почему-то больше удивило наличие света, а не его отсутствие. Под тихий щелчок нагревающихся ламп, ее проницательный взгляд первым делом в очередной раз изучил мужчину, давая ему некую оценку заново.
  Изначально можно было подумать, что он, заметив в ночном обществе привлекательную леди, выдумал историю с галереей и редкими экспонатами, просто чтобы добиться ее внимания. Когда он предложил пролезть сюда через окно, эта догадка стала бы еще убедительнее. Только в отличие от вампирши, Пьеро точно знал куда идти, какие двери стоит открывать, и почему-то она была уверена, что какие не стоит – он знал еще лучше. Это был вампир значительно старше и сильнее ее, к тому же он хорошо подготовился.
"Не знаю, куда ты вляпалась, моя милая, но это будет веселая ночка".
-Я не знаю, но ты так хитро смотришь, что мне хочется усадить тебя в это кресло. Может, примеришь? – поинтересовалась Софи, и потянулась рукой за цилиндром, чтобы подать его вампиру. Однако передумала, так как отвлеклась на иную мысль. – Тебе доводилось их носить? Думаю, ты был бы очарователен, mon chère*.
   За данный комплимент, учитывая с какой искренней задумчивостью "знатока", Софи его произнесла, многие завистники готовы были бы перегрызть друг другу глотки. Но девушка даже не улыбнулась, ибо она не флиртовала. Ее изначально заинтересовали исторические аспекты жизни Пьер-Пауля, прошлое, своя история, и сейчас она видела возможность подойти к этому вопросу.  А вот там-там она нарочно игнорировала. Он ассоциировался с чем-то более мрачным и даже зловещим.

*мой дорогой.

+2

10

*Галерея в корпусе бывшего завода*

- О, мадемуазель, я не стал бы такое примерять даже за половину мировых сокровищ. Но, да, когда-то, когда это было модно, я тоже носил такие головные уборы. Считался тем ещё франтом.
Он сделал несколько шагов и оказался вплотную к экспонатам.
- Эти предметы взаимосвязаны. Я имею в виду барабан и цилиндр. Есть мнение, что ими пользовалось вудуистское божество. И что если обращаться с этими вещами без должного уважения, он может обидеться. А таких, моя дорогая София, лучше не злить.
Разглядывая с внимательным прищуром там-там, мужчина присел на корточки. Он был в паре дюймов лицом от музыкального инструмента. Словно хотел разглядеть его на молекулярном уровне.
- С виду обычный этнический инструмент, таких полно в соответствующих лавочках.
Он поднял глаза на Софию и с улыбкой спросил:
- Как думаешь, на сколько это правдиво? И причастность духа к вещам, на вид вполне новым? И вообще, что он в самом деле может существовать?
Рядом что-то зашуршало, негромкий звук, напоминающий то, как кто-то перелистывает страницу. Мужчина тут же повернул голову на лёгкий шорох и озадаченно сдвинул брови. Он выпрямился, сделал шаг к Софии и указал кивком головы на пол ровно позади неё. На бетонном чисто вымытом покрытии лежала потёртая, засаленная от времени и частого использования карта из классической колоды. Трефовый туз.
- Занятно. Это откуда же?
Потолок над ними не был столь же высоким, как в предыдущем пустом цеху, на отметке в три метра шёл натяжной чёрный материал, на обтянутых чёрным бархатом стенах ничего не было прикреплено, когда они сюда вошли. Цепкий вампирский взгляд заметил бы маленький прямоугольник светлой карты на черной плоскости. Пьеро выглядел искренне озадаченным. А потом он улыбнулся, прошептав:
- Вампиры не боятся карт, верно?
Но мгновенного объяснения маленькому событию не находилось. Разве что карта каким-то образом попала между складок бархата на стенах, а теперь вот выпала. Ну и в самом деле, кто может бояться карт? Мужчина посмотрел на засаленный туз с потрёпанными краями, согнутый немного дугой, и чуть было не отпихнул карту носком ботинка в сторону. Но почему-то передумал, и поставил ступню на место.
- Нда. В таком месте лучше ничего не трогать, - с улыбкой, но без ехидства во взгляде, он посмотрел на Софию: - Знаешь, я почему-то склонен был поверить тем, кто собирал эти экспонаты, что они не фикция. Ну, или хотя бы большинство этих предметов, что расставлены по экспозиции дальше. Кстати про дальше. Идём?  - он указал кивком головы на одну единственную дверь (кроме тех резиновых полос, что они миновали). Маршрут на первый взгляд был не хитрым.

Отредактировано Pierre-Paul (19.03.14 10:31:36)

+1

11

-Считался? – переспросила София, явно намекая на то, что роль франта подошла бы мужчине и сейчас.
   Любопытствующая девичья мордашка принялась более тщательно изучать экспонаты, склоняясь через плечо вампира. Благодаря своей импульсивной и энергичной натуре, которая награждала часто необдуманными и поспешными действиями, девушка чуть было не попыталась нахлобучить цилиндр на голову своему спутнику. Кто знает, если бы она успела сделать это, неизвестный дух разозлился бы? Что бы тогда стряслось с Пьер-Паулем? Честно говоря, София не была из тех, кто мгновенно проникался симпатией к не особо знакомым личностям. Но в какой-то степени это была бы именно ее вина, если бы с ним что-то случилось. И даже если бы она совершенно искренне не стала бы корить себя долгие годы за то, что навредила едва знакомому красавцу, подобное происшествие могло бы поднять очень много шума. А вот доставлять новых хлопот своему приемному отцу ей никак не хотелось. Обостренное в процессе нового приключения воображение, нарисовало парочку запоминающихся заголовков о неожиданных происшествиях в еще закрытой галерее. Самым ироничным было то, что если бы подобная их вылазка выплыла бы за пределы самого близкого круга общения, любые слухи или скандалы которые могли бы поползти, только прибавили бы популярности и успеха данным экспонатам.
"Несколько веков назад даже сама приемная дочь Мастера одного из городов приходила взглянуть на наши экспонаты. Скажу вам по секрету, данная экскурсия закончилась не самым счастливым образом. Каким? Пройдите и узнайте!" - противный голос глашатая отозвался в голове, и девушка даже улыбнулась понимая, что их с Пьеро оставленные тут жизни только увеличили бы стоимость посещения, да привлекли побольше посетителей.
  Поежившись от подобной перспективы, София поспешила выпрямиться, откидывая с кроткого лица один из непослушных локонов. Она уже было собиралась ответить вампиру некой шуточкой и в очередной раз покорить его своим остроумием, когда непонятный звук заставил ее обернуться.
-Карта?- пришлось вновь склониться, дабы осмотреть появившуюся вещицу. - А почему туз? Или увидеть в подобном месте карту шута было бы уже слишком банальным?
Экскурсия начинала превращаться в более интересную. Вот и первая загадка, которую Софи крайне хотелось решить тут и сейчас. Сапфировый взгляд принялся изучать помещение, цепко выискивая мельчайшие подробности и не лишая внимания даже потолок. Если бы ее сводили на человеческое представление современных магов, она самой первой оказалась бы на сцене, раскрывая вовсе не премудрые хитрости, при помощи которых лже-волшебники творили свои "чудеса".
-У карт может быть слишком много смыслов и толкований… - с неким разочарованным вздохом протянула София, тем не менее, направляясь к следующей двери.
"Возможно, в одной из следующих комнат я пойму и значение этой карты. Главное, чтобы она не оказалась запоздалым предупреждением о чем-либо".

+1

12

*Галерея в корпусе бывшего завода*

Если бы он был нормальным, он бы волновался за собственную шкуру в ходе этой прогулки. Если бы он был нормальным, он бы задумывался о том, а смогут ли жрецы, одолженные у Меро, удержать под контролем те силы, которые призывали. Но, увы, он был совершенно конченным существом.
София шла потому, что не знала, по сколь тонкому лезвию она идёт. Он шёл, хотя и знал, что всё куда более опасно, чем кажется, куда более опасно даже для того, кто знает все механизмы трюков, заготовленных на нынешнюю ночь.
Новая  комната поразила сразу. Пьеро не рискнул приглашать даму вперёд. Он даже так и сказал:
- Не рискну пропускать тебя вперёд себя, потому прости меня, но я попираю этикет и дальше.
Он первым встал перед дверью, распахнул её, дверь отъехала вбок, в стену, только краешек с ручкой остался в проёме. Впереди было мало что видно. Темнота, едва побеждаемая бледным светом из покидаемой ими комнаты, неохотно раскрывала секреты. Теперд ними была, похоже, совсем пустая квадратная комната всё в той же черноте на стенах, но на первый взгляд это была уже не ткань, скорее краска.
- Хм, странно... - пробормотал Пьеро и шагнул вперёд.
Шагнул и исчез. Он рухнул в темноту куда-то вниз. Как только он сделал шаг, его нога потревожила сенсоры, начисто отрубающие свет в предыдущей комнате, чтобы мрак вновь стал совершенным. Софии оставалось либо безрезультатно вглядываться во тьму, либо звать его, либо, очертив голову, прыгать следом в полную неизвестность и тишину.

0

13

В поведении вампира сквозило чем-то, что настораживало саму Софию. В такой ситуации, она ожидала бы, что кавалер должен испытывать настороженность, некое предвкушение, возможно ожидая, что его спутница испугается какого-нибудь неожиданного звука и прильнет к нему протекции ради. Может быть хотя бы любопытство или интерес? Понравится ли девушке галерея, находит ли она экскурсию достаточно захватывающей. Риччи не нужно было даже руководствоваться разумной логикой. Она любила внимание в любых его проявлениях, поэтому когда чего-то подобного начинало не хватать, она сразу ощущала это практически на подсознательном уровне. Ее темно-синий взгляд, напоминавший ночное море стал подозрительным именно в тот момент, когда Пьер-Пауль решил пройти в следующую комнату первым.
  Это было уже чем-то. Или впереди действительно ожидает что-нибудь стоящее, или он хотя бы попытается создать видимость подобного. Первые подозрения временно уступили любопытству, и Софи попыталась взглянуть на комнату впереди из-за высокого плеча мужчины. Тот что-то пробормотал, провоцируя темноволосую заинтересоваться еще больше.
- Что там? - начала спрашивать она, будто маленький ребенок, который не видит разноцветной игрушки за слишком высоким прилавком.
  Как же должен был испугаться этот ребенок, увидев, что шагнувший вперед провалился сквозь землю в прямом смысле слова. Свет резко погас, и вампирша пару мгновений стояла в совершенной темноте, закрыв глаза и прислушиваясь. Когда одно из чувств отказывается помогать, стоит полагаться на оставшиеся. В каком-то роде она даже было понадеялась, что ей просто почудилось. Сейчас она откроет уже привыкшие к темноте глаза, и ее кавалер будет стоять там. Это просто была какая-то глупая игра света и все. Только вот никакие звуки, в таком случае, не выдавали его присутствия. Конечно мертвые умели оставаться более тихими чем люди, но в данной ситуации, если бы Пьеро сделал хоть шаг с того места, она должна была услышать. Глаза распахнулись, вновь украшая галерею двумя насыщенными сапфирами, но никого не нашли даже привыкнув к тьме, в которой уже несколько столетий прекрасно видели.
-Пауль?- стены отразили более уверенный и ровный голос, чем сама Софи могла бы предположить.
"Это что, шутка какая-нибудь? Сейчас пройду вперед и он прыгнет из-за угла? Тогда мне ничего не грозит. Но если с ним что-то случилось? Ему нужно помочь." - девушка шагнула вперед на пол шага и опять остановилась."- А если там что-то с чем я не справлюсь? Хотя... Лучше лишний раз растрепать прическу, чем вот если я пойду назад и окажется, что это была шутка, ведь получится крайне неловко". 
   Не то чтобы Риччи сильно волновало мнение окружающих. Хотя, в какой-то степени ее волновало и оно. Девушка ни за что не позволила бы себе навредить репутации приемного отца. Только вот в данной ситуации, если ее начнут считать трусихой, которая отворачивается от вампиров в беде, лучше не станет. Вздохнув, она пошла в следующую комнату, но постаралась сделать это таким образом, чтобы не наступить туда же, куда наступал Пьеро. Ничего говорить она не стала. Если кто-то или что-то надумает к ней приближаться, она хочет услышать это пораньше.

Отредактировано Sophia Ricci (22.04.14 23:10:57)

+3

14

*Галерея в корпусе бывшего завода*

Дело в том, что не наступить туда, куда наступил Пьеро, было мало реально, пол комнаты представлял собою дециметровую кромку вдоль стен, а всё прочее пространство пола занимал пролёт пустой шахты. Когда-то в этом месте на заводе был лифт. Теперь - ловушка Арлекина. Конечно, вампиры умеют левитировать, но для этого надо концентрироваться, да и умела ли это делать София? Такой дар был не каждому дан. Итак, Софии не оставили выбора, ещё один шаг и "Алиса упала в кроличью нору".
Внизу, на дне шахты её уже ждали. Стоило ей упасть на чёрный гамак из плотного полиэтилена, как её накрыли чехлом ринувшиеся к ней с трёх сторон создания в мантиях и капюшонах. Они действовали молниеносно, рассчитывая на эффект внезапности и свою звериную силу. Делом Пьеро было упасть вниз и моментально скрыться за занавесью. Софию в коконе бросили в гроб, закрывающийся на мощные стальные рычаги. Его нутро было покрыто вязью священных символов, гроб опутали цепями в крестах. Ох, всё было плохо.
Она могла кричать, могла биться внутри, могла включать свою силу ardeur, на существ снаружи она не действовала, она действовала на кресты изнутри гроба, и довольно быстро стало бы очевидно, что при попытках заворожить похитителей София просто сгорит. А не могла она, пожалуй, прежде всего, выбраться наружу.
Её куда-то несли. Куда-то бросили. Раздался звук заводимого мотора. Прошло около получаса, но могло показаться многим больше. Гроб-ловушку из прочного сплава вынули из машины, куда-то вновь понесли. Поставили вертикально и, судя по грохоту, сняли внешние цепи... после всё вокруг стихло.

*Новая база Меро и Мегары, окраины Сент-Луиса*

Гроб открылся автоматически. Его поставили в пазы заранее сделанного агрегата, ничьи руки не были нужны, чтобы открыть запоры. Крышка чуть сдвинулась вперед, оставшись в пазах напольного устройства. Образовавшаяся щель в дюйм размером не дала бы девушке выбраться, разве что пальцы просунуть. Снаружи послышался знакомый голос Пьеро.

- Если ты будешь сопротивляться, сработают струйные огнемёты, Софи. Ты хочешь выжить? Хочешь увидеть ещё раз своего папочку? Будь умницей. Крышка сейчас отодвинется. Выйди на центр комнаты. И чур без трюков. Если ты будет вести себя плохо, я тебя подожгу.

Крышка сдвинулась, раздался характерный звук стравливания пара. Это был звук работы той системы, что до конца открывала запоры гроба и отводила крышку вперед и в сторону. Софии, чтобы выйти на свет, ещё предстояло пободаться с полиэтиленом, из которого делают мешки для трупов, чтобы оглядеться в помещении.

Комната была стальным карманом. По верху за бронированным стеклом блестели линзы камер слежения. По периметру в стенах чернели отверстия огнемётных пушек. Пьеро не шутил. Он был готов зажарить её, если она не будет сотрудничать.

- Мне не важно, будешь ты сотрудничать или нет. Будешь ты жива или нет. Это важно только тебе и Жан-Клоду. Так что одна твоя ошибка, и прощай, моя маленькая итальянка.

Она в бункере была одна. Голос Пьеро шёл из скрытых динамиков. Трусливо? Может быть. У него в мыслях не было воевать с ней, он взял её в заложники, но ему не принципиально было, доживёт ли она до встречи с Принцем города или нет.

Кроме гроба в комнате был ещё один массивный предмет - стол. Он был частью стального пола, и торчал на ножке-трубе, а на его круглой, не более фута в диаметре, столешнице стоял поднос. Он был издевательски выполнен из серебра. А на нём лежали серебряные же ножницы.

- София, ты готова сотрудничать?

Было ли ему дело до неё? Пьеро и на свой счёт не волновался. Недавно ему был отдан приказ от Капитана - пленить дочь Принца и прислать Жан-Клоду кусочек Софии. По возможности намекающий, что основная её часть жива и цела, но не обязательно было с нею цацкаться. Его задачей было вывести Принца из себя настолько, чтобы он и впрямь явился один, куда приказано. А после Пьеро должен был проиграть Жан-Клоду битву. Он знал, что завтра обязан погибнуть в бою, поддаться, если потребуется. Он довольно спокойно воспринимал тот факт, что завтра идёт умирать. Приказ был странным, но разве верно в нём сомневаться? Это же было частью плана самого Капитана. Пьеро слепо и равнодушно подчинялся ему веками, он был подмят авторитетом Капитана. И не оспаривал его приказы, никакие, никогда. До недавнего исключения, но ведь оно не имело ничего общего с поездкой в Сент-Луис. Так что вовсе не было важным. Или было?..
А было ли ему дело до Софии? Ответ был очевиден до дрожи.

Отредактировано Pierre-Paul (25.04.14 12:26:35)

+1

15

*Галерея в корпусе бывшего завода*
    Еле успев осознать, что под ногами никакой опоры не оказалось, Софи вскрикнула. Нет, она не завопила в паническом ужасе. Конечно, если бы шахта действительно оказалась кроличьей норой, и вдоль стен появились бы шкафы с банками мармелада, девушке было бы спокойнее, но начать паниковать она еще не успела. Где-то в глубине души еще возможно таилась наивная надежда, что это только трюк для посетителей.
   Да ладно, кого мы обманываем. Инстинкт выживания брал свое, Риччи сразу поняла, что ее без особого труда надурили и заманили в какую-то пока ей непонятную ловушку. Ей показалось, что она даже успела кого-то пнуть, до того как ее замотали и кинули в ящик. Если бы она была человеком, подумалось ей, тут была бы ее смерть. Воображение нарисовало синеющее личико с широко раскрытым ртом, в попытках вдохнуть воздуха через пакет. Но она не была беспомощным человечишкой, и в своем заключении, безгранично радуясь, что не страдает клаустрофобией, она пыталась найти спасение, используя все физические, метафизические, ментальные, в конце – то концов, способности.
  Ничего, из того, что она додумалась предпринять, ей не помогло, и в гробу обосновалась смертельная тишина. Вместо того, чтобы тратить энергию попусту, Софи начала размышлять, сопоставлять факты, разрабатывать возможные окончания данного «приключения». Пока гроб небрежно кидали и возили, она несколько раз заново пережила знакомство с вампиром, назвавшем себя Пьер-Паулем, в поисках малейших зацепок или намеков в его словах, поведении, чем-либо еще. Ей нужно было понять, что ее ждет. Перевезут и оставят гнить и иссыхать от голода долгие века? Или выпустят и что-нибудь потребуют за ее свободу? Кто такой на самом деле этот вампир, и что именно ему может быть нужно? Как бы там ни было, самостоятельно из этого ящика ей не выбраться, нужно было ждать. Но как только его откроют… О, скорее всего, первый, кто окажется рядом, умрет сразу.

*Новая база Меро и Мегары, окраины Сент-Луиса*
  Когда на некоторое время стало тихо, и гроб застыл в стационарном положении, София начала разрывать пальцами отвратительный  пакет. Особо места для действия в тесном ящике не было, но когда крышка слегка приоткрылась, пропуская полоску света, вампиресса  с такой силой попыталась ее отшвырнуть куда подальше, что возникал серьезный вопрос, где она нашла столько пространства для размаха.
  Знакомый, но теперь уже, к сожалению, знакомый голос заставил ее успокоиться, а слова об отце – послушать. «Меня собираются выпустить, это уже что-то. Не будем лишать себя подобного удовольствия».  И она стала смирной, безропотной. Подождала пока крышка уйдет в сторону, и, щурясь от света, неловко выбралась наружу, обрывая и стаскивая с себя ошметки бывшего пакета. 
  Пока Пауль продолжал выкладывать свои угрозы, девушка внимательным взглядом изучала свою новую темницу. Если бы у нее была возможность наблюдать за всем со стороны, она даже потешила бы свое самолюбие. Такой вот страшной и опасной ее считали, так замуровали, что прям не выберешься. Промелькнула даже мысль вернуться обратно в гроб, подальше от огнеметов. Но вампиры сами были виноваты в том, что гробы одновременно были и уютным спасением от солнца, и самым суровым наказанием, придумав заточать туда сородичей. Иронично, правда? Как и то, что приключилось с Риччи.
- София, ты готова сотрудничать?
   Сотрудничать? Да он даже в одной комнате с ней находиться боялся, потому что знал, какое бы у них сейчас тут творилось сотрудничество. Не показываться ей на глаза было разумной идеей, поставив перед ней цель, было бы очень трудно с ней разговаривать. Темно-синие глаза, изучали единственные предметы в помещении с отвращением.  Пока Пауль, рассказывал, что с ними нужно делать, взгляд итак своим цветом напоминавший ночной океан, наполнился слезами. Но София мужественно сдержалась и не проронила ни одной слезы. Ибо это был не страх. Это была суровая и беспомощная злость, обида на саму себя. Она чертовски глупо попалась в эту западню, и разбираться с этим теперь придется ее отцу.
«Серебро ведь меня прикончит?» - размышляла она, поглядывая на серебренные ножницы. Ей вполне хватило бы смелости и безрассудства покончить с собой, чтобы не подставлять отца и не затягивать его в опасные ситуации. Но он учил ее иному, и она была хорошей ученицей. Даже если она умрет, они доберутся до Жан-Клода иным путем. Бессмысленная потеря. А если она отсюда выкарабкается, она еще сможет помочь ему дробить их конечности. – «К тому же, если я тут умру, papa  самолично найдет способ прибить меня вторично».
   Усмехнувшись, София приподняла юбку, и достала из ножен свой нож, который никто не подумал у нее найти. Такой вот она была. Дочь Мастера города. Дочь Жан-Клода. Способная рыпаться и поступать по своему даже в таких, казалось бы, безвыходных ситуациях. Она не доставит никому удовольствия наблюдать, как ее хрупкие ладошки обгорают о серебро. И хотя, по инструкциям Пьеро, она довольно покорно обрезала один свой локон, затем, испортила одно из своих любимых платьев, оторвав край от легкой юбки, и полоснув свою кисть лезвием, пропитала ткань парой выступивших капель, прежде чем неглубокая рана затянулась, она все же сделала все это с наименьшим ущербом для себя. Вряд ли, это задело ее похитителя, но для нее это было важно, и она обязательно кому-нибудь похвастает после. Если сможет.
А вот в гроб она возвращалась нехотя и крайне медленно. Комната тоже была той еще темницей, но хотя бы предоставляла возможность двигаться. София не была дурочкой, любой бы понял, что за тем, что она оставила на столе, должны будут зайти. Это был бы шанс к спасению. Но, увы, такового ей не давалось. Чтобы не сгореть заживо, она вернулась гроб, в этот раз, не выпуская из рук своего ножа. Кто знает, сколько времени ей предстояло там провести, и кого она увидит в следующий раз, когда крышка откроется. Паулю она так и не сказала ни слова. Это было выше ее гордости. Дразнить и обзывать смысла не было, к тому же подобное ребячество только доказало бы, что она признает свой проигрыш, а этого она никогда и ни перед кем не признает.

Отредактировано Sophia Ricci (25.04.14 23:06:56)

+3


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [18-19.10.10] Культурная программа