https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [30.04.11] Loss of Consciousnees


[30.04.11] Loss of Consciousnees

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: ночь с 29 на 30 апреля, после полуночи
Места: темный переулок недалеко от центрального госпиталя Сент-Луиса
Герои: Elza Volf,  Julia Bruno
Сценарий: Как обычно запоздало возвращаясь с очередного дежурства, Джулия сокращает путь до дома и натыкается на странную девушку. Говорят же, не ходить по темным переулкам ночью! Вот и пожалуйста, попробуй решить, что тут более странно - синие волосы девушки или кровавый бок? Неожиданная встреча приводит в чувство и растерянную Эльзу, которая не имеет ни малейшего представления о том, как оказалась в темном переулке, да еще и раненая.
А имеющиеся при ней ритуальный кинжал и амулет, украденные у колдуна - отнюдь не признак спокойствия. Попробуй теперь убедить незнакомку, что она не сбежавший с места преступления маньяк!

0

2

Время штука такая странная. С одной стороны кажется такой хрупкой и неуловимой, его так легко потерять и нельзя вернуть. Прямо как мозги людям, что постят подобные ванильные цитаты, вот только эта мразь чаще любит подставлять всех остальных людей. Замечают они его, не замечают не суть важно. Но кто же дал право так жестоко издеваться над человеческим сознанием. Вот хорошо животным, нет у них чувства времени, этого сковывающего ощущения. Они не знают прошло его много или мало, важен лишь сам факт, событие. Хотя факты тоже штука вредная, да и вообще, всё в этом мире бывает как милым, словно маленькие пушистые щеночки, но так же и отвратительным, как вонючий подгузник. Не осознавая себя, не чувствуя ни времени, ни пространства девушка провела рукой по лицу. Кажется даже по своему. Конечно, её рука что-то чувствовала, а в голове всё так же крутился магнитофон с кассетой, вот только кто-то забыл нажать на кнопку записи или же лента оказалась совершенно битой. С момента, как она появилась к квартире звонкой Роше прошло больше суток, а с тех пор как они с Анитой ушли, гораздо меньше. Оставалось только понять, куда немка умудрилась просрать весь день, вот только сейчас она не могла ничего понимать. Вообще, видать эта битая кассета была не первой в её голове, может просто чья-то злая шутка? Сознание, словно капризный ребёнок, убегало и пряталось, не позволяя поймать себя. Оно изменялось, мутировало прямо перед невидящими глазами, выскальзывало между пальцев, отказываясь снова возвращаться в плен черепушки. Возможно много маленьких Эльз в голове одной большой сейчас бегали и кричали, а может спали, забывшись крепким сном, а может даже планировали побег, вот только большая Эльза их не слышала. Словно они возвели гигантскую стену отключая хозяйское сознание от тела. А может это революция? Восстание? Теракт? По чем вы, обычные обыватели, пытающиеся заглянуть куда-то глубже, влезть под эту синюю шевелюру, покупали уверенность в том, что перед вами живой человек, а не киборг прибывший из будущего? Может маленькие Эль это просто наноботы. Произошел сбой и они просто нажали на рубильник, отключающий искусственный интеллект, ошибочно называемый сознанием, беря всё управление на себя. Вдруг ИИ начал догадываться, что он не человек и ему решили сделать перезагрузку? Ведь каждый сам себе говорит о том, что он не робот, но ни как не может этого доподлинно доказать. Нехватка знаний, технологий, банальный тупизм.
  Вот только где-то за углом звонко засигналила машина и раздался визг тормозов. Может случайная кошка, может заснувший водитель. Но этот звук, такой близкий, такой реальный, что казался почти осязаемым, он ворвался в уши Орлицы, заставляя снова слышать. Вдыхать настоящий, свежий воздух, заполняя ноздри знакомыми и, местами, не самыми приятными запахами. Глаза вновь открылись, позволяя вставить вместо битой, новую хорошую кассету, а может, наконец, нажать на кнопку записи. А ещё звуки, чудовищная смесь из тишины и гула, смеха, плача. Осознание пришло почти мгновенно. Это город, этот чёртов безжалостный монстр тормошил её, будил, кричал и стонал. Заставляя полностью очнуться, вдохнуть поглубже и распахнуть глаза на полную. Этот проклятый город решил не дать ей сгинуть в невидимой бездне, заблудиться в бескрайнем лесу, он звал её. Словно бы переживал за-то, что эта чёртова неугомонная немка исчезнет из его чрева. Сбежит и не вернётся, а может чего хуже, испортит все планы, одним движением руша карточные домики. Этот ненасытный монстр, в котором наёмница слишком глубоко застряла, неужели он и правда умел заботиться о тех, кто был важен.
  Сознание быстро справилось с первичными выводами, выставляя ей целый список пробелов. Взгляд скользнул по одежде. В ней она вышла утром, точно, утро! Рука тут же дёрнулась к карману, на часах глубокая ночь, но дата почти та же. Прошло меньше суток с того момента, как девушка последний раз помнила и осознавала себя. И вот теперь Эльзе стало по-настоящему страшно. Чертовски, почти до женской истерики, страшно. Она не помнила этот день, совершенно. И даже боль в боку и кровь, обильно украшающая одежду, не так волновали. Вульф боялась не столь многих вещей. Основная часть из них была весьма реальна и осязаема, даже был план на случай, если эти вещи случатся. Но это, нет, это было хуже и страшнее всего. Она потеряла контроль, потеряла время и память, кусок собственной жизни. Знаете, многие говорят о национальных стереотипах, пожалуй они правы. Все смеются над немцами из-за пива, хвалят качество изделий, вот только забывают о том, что толкает этих людей вперёд и позволяет добиться успеха. Контроль, не обязательно тотальный и всепоглощающий, но хотя бы банальный контроль над ситуацией. Холодный, расчётливый, методичный и каждодневный контроль. А теперь мы можем вспомнить уроки истории, что бывает, когда эти люди теряют контроль? Другим бывает страшно, ибо вместе с ним они теряют и смысл. Помните панков? Да, тем самых, грязных, пьяных и дурно пахнущих, просто эти люди когда-то потеряли контроль. Над своим имуществом, жизнью, решениями, всё стало бессмысленным, разделившись лишь на два цвета. Чёрный и красный. Это как полярность у магнита, либо плюс, либо минус. Вам страшно, когда вы встречаете таких вот отчаявшихся на своём пути, а когда они поджидают вас в переулке или за углом? Сейчас Эльзе было ещё страшнее, привычный мир накренился и стремился куда-то упасть. Не так страшно было убить, расчленить, получить ранение, да даже быть на грани жизни, ибо сознание, хотя бы урывками, оставалось при ней. Девушка хоть немного контролировала ситуацию, да даже своё собственное тело. Но теперь, теперь с ней сыграли отвратительную шутку и чертовски хотелось поймать этого шутника, чтобы причинить ему столько боли, сколько будет возможным. А сознание продолжало балансировать на тонкой грани, либо провалиться в пучину страха, страдания и самобичевания, либо попытаться как-то разгрести весь этот ушат помоев, что на неё вылили. От чего-то она инстинктивно прижала к себе предмет, что держала в руке. Им оказался кинжал, такой красивый, такой знакомый. Вот только необдуманные действия вызвали острую боль в левом боку. Знакомую боль, ножевое ранение. От неожиданности Вульф тихо заскулила и захныкала, с силой прижимая правой рукой сочащуюся рану. Не сказать, чтобы боль была невыносимой, но уж очень противной. А в купе с душевным состоянием такой гадкой, что хотелось её выплюнуть, словно горькую конфету. Девушка зашморгала носом, на половину готовая разрыдаться прямо в этом самом всеми богами забытом переулке, словно раненая дворняга. Закусив губу она глянула на рану, краем глаза замечая болтающийся на шее амулет, что привезла из проклятой Мексики, а ещё, кажется, силуэт. Вроде бы кто-то шел, а может эта была лишь тень города, словно обманывающая глаза, которые начинала застилать пелена слёз. Но рука всё-таки оторвалась от раны, чтобы прятать амулет под майку, а кинжал под полу кофты. Наверное, гордо проще было бы, если бы маленькие Эльзы внутри её головы оказались наноботами, вот только сейчас они тоже сидели и подвывали, в такт накатывающей боли. Тело не начинало экстренно регенерировать, запуская протоколы восстановления. И пусть все эти безмозглые людишки так и не смогли забраться в её мозг, под синюю шевелюру, пусть они даже и правда считали её сверх технологичным киборгом, но она то знала, что это не так. Вульф проходила тест Тьюринга. И её собственное сознание было точно уверено, что оно не высокотехнологичный ИИ, как жаль, что оно не было столь же уверено в том, где это тело шаталось весь день, с тех пор, как утром, вернувшись от Иви и переодевшись, вышло из дома.

Отредактировано Elza Volf (12.09.17 18:21:30)

+1

3

"В голове гудит… Почему всегда так тихо кажется на улице после работы? В отделении ведь соблюдают относительную тишину…"
Она улыбнулась звездам и ветру, теплому, срывающему с ее одежды, кожи и волос вуаль больничного въедливого запаха. Относительно спокойная смена закончилась позже, чем она рассчитывала, но такое случалось: если кто-то из коллег заболевал или в отделении внезапно было много тяжелых пациентов. Поэтому и три лишних часа переработки не были внове. Решив сократить путь до стоянки авто, она пошла через знакомые дворы, уже доставая из сумки ключи и мечтая о теплом душе, чае и постели.
"Что за...  только не говорите, что это труп", - Джул нахмурилась и подошла к фигуре, лежавшей прямо на асфальте, у стены, где она всегда читала, проходя мимо, одн уи ту же надпись: "Forever Young!".
- Вот зараза, - когда ты работаешь в больнице, о таких вещах почти не думаешь. Просто видишь тушку без сознания (для начала учат предполагать именно это), и мчишься к ней на всех парах, чтобы оказать первую помощь. Тут не действуют законы обычной логики, просто приоритеты расставляются иначе. Разве что сама Бруно на автомате уже натягивала запасные латексные перчатки поверх своих, тонких, тканевых. Глупые вопросы типа "Ты в порядке?" задают только в глупых же сериалах и фильмах. Если человек лежит на все еще влажном после дневного дождя асфальте навзничь и не шевелится (а, нет, все-таки двигается!), то, вряд ли он в порядке. Или она, как в данном случае. Конечно, оставался еще вариант с опьянением или наркотой, но что-то слабо верилось.
Быстро прощупав у девушки пульс - частит, но пока ничего настораживающего; Джулия лишь сейчас в тусклом свете, лившемся из окон ближайших к ним квартир, рассмотрела темное пятно на одежде пострадавшей, а затем и на асфальте. Запах лишь после картинки врезался в нос также сильно, как осознание серьезности кровопотери.
- Хэй, не двигайся, надо лежать, иначе хуже будет, - она мягко, но настойчиво прижала ее ладонью к земле и осторожно начала поднимать одежду девушки. Поняла, что проще распахнуть кофту и осмотреть под майкой рану. Самое поганое, что после такого осмотра придется лезть в сумку и оставлять там следы чужого присутствия. Но это все потом. - Я осмотрю рану, не бойся, я в больнице ближайшей рабо… - и тут она мысленно выругалась: небольшое с виду, но явно проникающее ранение в брюшную полость заставило ее лицо моментально преобразиться. Не показывай пациенту, что дела плохи. Пациент должен быть уверен, что все гуд и помогать медикам, а не мешать паникой и воплями "Мы все умрем!".
Минимальный набор для обработки даже не ран, а так, царапин, у нее с собой был, но это ерунда для глубокой полостной раны. Впрочем, уже вскрывая упаковку с антисептическими салфетками и тщательно обрабатывая рану, она старалась говорить ровно, постоянно поддерживая контакт с девушкой.
- Эй, как тебя зовут? Меня - Джулия. Тебе надо в больницу. Сейчас перевяжем тебя и я вызову скорую - приедут в считанные мгновения, и минуты не пройдет, вот увидишь. Ну-ка, ну-ка, лежи, тебе нельзя вставать.
Из раны хлынула кровь, окрашивая новой порцией алого майку и кофту, сползая и на джинсы.
"Какая сволочь сделала такое? И ведь наверняка из-за банальных двадцати баксов в ее кошельке. Надо не забыть вызвать полицию", - руки действовали так, словно обладали собственным разумом, быстро и ловко накладывая давящую повязку. впрочем, валик из стерильного бинта и верхняя салфетка быстро пропиталась, хоть и не до конца. Джулия прерывисто и с явным облегчением выдохнула - из раны перестала хлестать, но это не означало, что нет внутреннего кровотечения. Судя по бледности кожи и мелкому бисеру пота на лбу и висках пострадавшей, геморрагический шок мог развиться быстрее болевого.
Пару секунд на размышления: нет, сначала она поищет телефон у девушки.
- У тебя должен быть телефон, так ведь? - она уже осторожно осматривала карманы на предмет мобильного. - Пара минут, и ты будешь, как на курорте, честное слово. Да где же он?
"Главное, не касаться ее как-то иначе. Платье придется выкинуть... жаль, оно мне нравилось... Боже, Джул, какое еще платье? Мобильный ищи лучше!"

Отредактировано Julia Bruno (18.09.17 19:28:31)

+1

4

Всё-таки чужая тень оказалась не обманкой. Не бредовой и параноидальной галлюцинацией и даже не тенью от знаменитой старухи с косой, даже если у той и была собственная тень. Провидение, удача, судьба, а может и сам город ниспослали ей медика. Одного из тех самых, что медики до мозга костей, которые готовы лезть в огонь и под пули, лишь бы вытянуть с поля брали раненного. Вульф даже изобразила некое подобие усмешки, на сколько это сейчас позволяла ситуация. Бывают же в жизни совпадения. Незнакомка начала осматривать её, щупать пульс, даже влезла под майку, вот только немке не особенно понравилось, как медработник осеклась на полуслове. Да и, в общем-то она не и не боялась. Не сильно боялась незнакомки, не боялась ранения. Вот только не скажешь же девушке прямо сейчас, что это далеко не первое твоё ранение. А шрамов или отметин, как у Джейка нет лишь потому, что Эльза в силу своей педантичности или некоего очередного бзика в воспалённом сознании методично удаляла с тела все следы подпольной работы. Хотя, это всего лишь был логичный ход. Ведь её работа не предполагала подобных рисков, а как тогда пояснять тем же родителям, откуда у тебя шрам от огнестрельного ранения. Да и порой начальник любил делать новомодные вылазки всем бравым персоналом, в какой-нибудь аквапарк, например. Вот и поясняй коллегам, откуда эти странные ожоги на ноге. Пожалуй да, так просто было легче жить, стирая со своего тела все напоминания о происшествиях и передрягах, в которые девушка умудрялась с завидной периодичностью встревать. Но что же тут поделаешь. Хорошо хоть каждый случай давал небольшой плюсик к накопленному опыту. Или хотя бы помогал с каждым разом немного спокойнее переживать все последующие ранения. Вот и сейчас она не собиралась впадать в панику, истерику или же причитания и молитвы. Нет, немку не столько беспокоила рана или же возможные последствия, сколь её беспокоил тот факт, что её жаждут сунуть в карету скорой помощи. А те, в свою очередь, обязаны сообщать обо всех подобных происшествиях и пострадавших полиции. И тут то уже и начиналось "веселье". Ладно ещё, если бы это была неудачная разборка, можно было бы как-то отмазаться, но тут. Она ничего не помнила, совершенно. А вдруг её где-то видели? Вдруг она сотворила что-то незаконное? Сам факт свершения проступка не пугал так, как мысль, что вот сейчас может приехать полиция и арестовать её. А дальше, дальше всё могло быть ещё хуже и хуже! Она попыталась дёрнуться, скорее проверяя на сколько всё плохо, нежели реально собираясь вот прямо сейчас сбегать из этой чертовой подворотни. Нужно было срочно как-то отмазаться от скорой. При чем история должна быть простой, не перегруженной деталями и душещипательной, чтобы ей поверили. При этом, даже если пообещают вызвать медиков, которые не сдадут, нужно и от этого увернуться. Ведь кто-то мог её узнать или же просто пустить слух на курилке около больницы. А дальше, дальше больше. У теневой части города глаза и уши были повсюду, а информация, даже столь незначительные и несвязанные крупицы, могут в итоге встать ей очень дорого. И не обязательно в деньгах.
  - Менья зовут Наташа, - с едва ощутимым налётом русского акцента отозвалась немка, Шарп научил её по большей части русским ругательствам, правда всё равно незнакомый язык давался ей с сильным акцентом, однако после нескольких дней попыток удалось отчасти перенести акцент и на привычный английский, никогда не знаешь, в какую задницу вляпаешься, - не надо скорую. Девушка с силой зажмурила глаза, из-за чего застывшие в них слёзы скатились едва заметными каплями, затекая в уши, от чего появилось ещё одно неприятное ощущение. Вульф позволяла перевязать себя и сделать всё необходимое. Однако Джулия совершала одну ошибку за другой. Вряд ли ей нужен был чужой телефон, дабы найти родственников. Скорее вызвать скорую и полицию. Немка свободной рукой ловко перехватила чужое запястье в перчатке, совсем близко от нужного кармана.
  - Пожалуйста, не нужно никого вызывать. Прошу, - она умоляюще посмотрела на незнакомку, стараясь заглянуть той в глаза, - они найдут меня. Они убьют меня, - история в её голове от части рождалась прямо из воздуха, что могло быть чревато последствиями не состыковок, благо у них с Шарпом были заранее оговоренные варианты и роли, но выбора сейчас не было, - как убили моего отца. Полиция не поможет. Эльза, которая на эту ночь превратилась в Наташу, русскую иммигрантку с тяжёлым политическим прошлым отца. А дальше, дальше начинался уже полёт её собственной фантазии. Главным было не допустить вызов полиции и здесь уже все средства убеждения хороши.
  - Джулия, - чужое имя девушка нарочно почти прохрипела, словно была на предсмертном одре, пускай она и считала психологию слишком коварной наукой, но не брезговала пользоваться её фишечками, - не надо звонить. Они повсюду, они узнают. Прошу, не отдавайте меня им в лапы, - Вульф нарочно закашлялась, хотя в какой-то момент задумалась, что может переигрывать, она разжала пальцы, выпуская чужое запястье - лучше просто бегите, но не звоните никуда!
  Что же, пожалуй самым простым вариантом и правда будет тот, в котором испуганная Джул решает, что своя жопка себе дороже и подхватив вещички сбегает с места событий. Правда, разве медики до мозга костей позволяют себе это? Оставалось надеяться, что незнакомка хотя бы не выберет худший вариант, решит таки позвонить. Тогда придётся применить к девушке силу, чего бы ей ой как сейчас не хотелось. Но, увы, выбор сейчас стоял не перед ней. Оставалось лишь надеяться на лучшее и гадать, каким способом стоит оглушить незнакомку, если всё-таки та примет неверное решение.

Отредактировано Elza Volf (18.09.17 21:27:17)

+1

5

Пострадавшие часто несут околесицу - болевой шок с геморрагическим бонусом не оставляет шансов на абсолютно ясное сознание, все равно образы в голове раненого человека будут смешиваться, путаться и преображаться в нечто, что заставляет вести не всегда адекватные речи и совершать действия иногда слишком... слишком, в общем. Вот как сейчас.
Джул замерла, почти не дыша, испуг мелькнул во взгляде, брошенном на собственное запястье, сердце заколотилось где-то в горле. Сдвинься ткань рукава платья выше, и вполне возможно, она вновь стала бы свидетелем для полиции. А Бруно, признаться, малодушно не желал сейчас видеть в подробностях, что произошло с этой девушкой на самом деле.
- Х-хорошо, только... только отпусти мен, ладно? - медленно, стараясь говорить уверенно и спокойно, словно с психом, Джулия потянула руку на себя, мягко высвобождая запястье из цепкой хватки своей нечаянной пациентки. Может быть, если бы она достаточно времени готовилась бы, она могла бы заглянуть за этот горизонт, но когда это происходило внезапно, самообладание почти покидало экстрасенсорика. Она медленно выдохнула и посмотрела в глаза плакавшей Наташи, слушала ее сбивчивую испуганную речь с явным русским акцентом, и уже знала, что никуда она не позвонит. Надо бы, очень надо, но...
- Но тебе нужен врач, понимаешь? Так или иначе. Хотя бы... хотя бы нормально обработать и зашить рану, я уж не говорю о полном обследовании - тебе могли повредить что-то из органов внутри, - Джулия осмотрелась, оглянувшись, проверяя, что ни единой души вокруг, вздохнула прикрыв глаза и закусив губу, думая, что и как можно сделать.
Дома, по идее, есть куда более расширенная версия аптечки, даже шовный материал имеется на всякий случай, но тащить совершенно незнакомую девушку в дом, где ей еще жить предстоит?.. Нет уж, это просто выше ее сил.
- Так, ладно, - она посмотрела на темневшие в ночном свете кляксы крови на перчатках, перевела взгляд на медленно расплывавшееся пятно на повязке, запахнула кофту на девушке - и без того ей вряд ли удобно валяться на асфальте. - Если тебя нельзя везти в больницу, а ко мне - точно не вариант, - пояснять, почему не вариант, не стала, и без того очевидно, то она ввязывается во что-то... что-то не слишком хорошее. Но, боже, она в конце-концов, давала клятву заботиться о своем пациенте, будь он стар иль млад, любого пола, расы, возраста, вероисповедания и политических взглядов. - То куда? Ты говоришь, что за тобой могут придти или не знаю, узнать, где ты -тогда, куда тебя везти? И еще, я предупреждаю, - тут голос ее стал тверже, как бывало всегда с упрямцами, не желавшими слушать разумных доводов, - я снимаю с себя ответственность за твое выздоровление, так как я даже не знаю, что у тебя там, с раной.
"Надо поймать такси... вызывать в таких обстоятельствах - опасно. Могут отследить звонок и.... да о чем я думаю, вообще?! Какое еще такси? Моя машина же буквально за углом!"
Она вновь наклонилась над раненой и выпростала, все же, руку из рукава с поврежденной стороны, пояснив попутно:
- Нам надо максимально придавить брюшную стенку, потому что если сейчас мы будем тебя двигать, это может плохо кончиться. Вот так прижми руку сильнее к повязке. Умница. Держи, хорошо? Крепко держи!
Поверх согнутой в локте и прижатой к ране руки она запахнула кофту и привязала рукав к углу подола с противоположной стороны, Чуть сильнее натянув ткань, проверила - крепко ли прижата урка? Да, если что, можно подтянуть по дороге.
- Наташа, лежи, не двигайся вообще, ты поняла? Нам надо с тобой... - "Я с ума сошла, определенно!" - перебраться в мою машину. Я сейчас пройду на стоянку и приведу ее сюда. Одну я тебя тут не оставлю, но надо потерпеть, подождать. Хорошо? Пожалуйста, не пытайся встать, это очень важно.
Удостоверившись, что находившаяся в шоке пациентка не имела возражений, она встала с корточек и, кое-как оттирая ладони в перчатках влажной салфеткой, пошла к арке между дворами. Квест "Открой машину, заведи ее и не обляпай все кровищей" пройден был так себе - кровь, уже подсыхающая и от того более липкая, осталась на ключах, дверном замке и, частично, на руле.
"Ладно, все равно придется абсолютно все тут драить после этого. Жаль, нет пленки..." - она с досадой посмотрела на пассажирское сидение, но в итоге завела машину и вывела ее со стоянки на проезжую часть, в это время пустынную. Лишь редкие скорые проносились дальше, к приемном упокою, расцвечивая синими всполохами окружающую действительность и оглушая навязчивой сигналкой. Джул аккуратно въехала в знакомый двор и остановилась очень близко к Наташе. Выйдя и обойдя машину, открыла аккуратно дверь со стороны пассажирского сидения, и встала сбоку от Наташи. Считается, что тяжело поднимать человеческое тело, особенно без сознания, но вся проблема лишь в биомеханике, в том, как ты приложишь рычаги силы и какую точку опоры найдешь для эффективного поднятия чужой тушки. Медсестер этому обучают в первую очередь. Единственная проблема в случае с Джул - ей нельзя было позволить коснуться себя, иначе они обе поваляться и, возможно, получат еще травмы.
- Так, план действий на ближайшие пять минут: ты ничего не делаешь. Вообще ничего. Не хватаешься за авто или меня, наоборот, стараешься расслабиться максимально. Знаю, будет больно и в какой-то момент ты побоишься упасть, но я тебя удержу, ладно? Хвататься за детали машины будешь только когда я тебе скажу. Ок?
Джулия аккуратно приподняла девушку за плечи и просунула под ее лопатки руку, затем встала ближе к двери и, словно младенца, почти обняв Наташу, словно специальными грузовыми цапками, приподняла ее и аккуратно выпрямилась, так дотащив до сиденья. Вот тут начались сложности - расставленные для опоры ноги давали мало простора для маневра. К тому же оттянутый карман кофты девушки чем-то твердым саданул по ноге. Видимо, телефон, который она не нашла. О штуке, наверняка оставившей синяк, она забыла почти сразу, потому что тут же возник риск упасть, потеряв равновесие. Впрочем, все же, Джул положила девушку спиной на сидение, затем подтянула ее ноги, согнув их в коленях. Только тогда она откинула спинку сидения назад, почти в кушетку превратив его. Не идеально, но хоть что-то. Залезла, запинаясь об длинное платье, в машину сзади, подтянула девушку за плечи, отметив с досадой, что пятно на повязке вновь стало алым и расползлось еще сильнее.
- Мы все делаем не правильно, но, надеюсь ты знаешь что делаешь, Наташа, - это она проворчала уже застегивая ремни безопасности поверх туловища девушки. И еще она заметила, что платье и правда придется выкидывать. Сейчас главное, не задеть эти пятна. - Так куда едем, адрес назовешь?
Она включила свет в салоне и чертыхнулась - обшивку кресла она изгвоздала просто в хлам.
"Не сейчас... просто не сейчас..."

Отредактировано Julia Bruno (22.09.17 15:19:08)

+1

6

Что же, на мгновенье можно было спокойно выдохнуть и перевести дух. Медичка приняла правильное решение, передумав куда-лишь звонить. По крайней мере на данный момент это как минимум сохраняло ей жизнь и здоровье, а Эльзе значительно упрощало жизнь. Что же, она прекрасно понимала надобностью медицинского осмотра. Хотя не появись над её телом Джул, девушка бы просто напросто позвонила бы Майку, чтобы тот подобрал её и всё устроил. Ведь не первый раз наёмница попадает в передрягу, а со временем ты учишься заводить полезные связи в разных кругах. Где-то при помощи обаяния, где-то знания, а где-то самым банальным способом - деньгами. На самом деле всё до безобразия просто, вот только не сегодня, не в этот вечер или на дворе уже глубокая ночь? Немка видела только тени, блики фонарей и фар машин. Сколько же времени просто с того момента, как она вышла из дома? Новый накативший приступ внезапной боли заставил лишь сильнее стиснуть зубы. Некоторые говорят, что к физической боли можно привыкнуть. Врут, нагло врут. Можно лишь научиться терпеть её, не впадая в истерику, отключаться, чтобы было проще. Хотя, возможно у мазохистов всё было как-то иначе, вот только всё-равно у каждого есть свой предел, свой порог. Сознание, словно назло, всё ещё местами было в проплешинах и провалах, не даваясь предельно чётко оценить ситуацию. При этом девушка даже не могла понять из-за чего это. Провала в памяти, боли, недосыпа или стресса из-за всей этой эпопеи с Шарпом? Но факт оставался всё тем же проклятым фактом, с ней что-то творилось. Что-то пудрило мозг, при чём с каждым разом закидывая всё более крупную горсть.
  - Я понимаю, - медленно вдохнула и выдохнула импровизированная Наташа, стараясь почувствовать боль внутри тела, а не только непосредственно на коже. Это было далеко не первое её ранение, Вульф прекрасно знала своё тело и его ощущения, в чем-то помогла йога со всякими своими дыхательными упражнениями и прочими примочками, а какие-то последствия травм она просто выучила. Приятной новостью было то, что кроме явной дырки в боку и накатившей головной боли, словно на неё надели жестяное ведро и как следует стукнули черпаком, и явного провала в памяти ничего больше не было, по крайней мере немка не ощущала. На озноб и лёгкую дрожь, которую пока удавалось подавить без особых усилий, Эльза вообще не обращала внимания, относя их в самый конец списка пунктов, о которых стоит беспокоиться вот прямо сейчас.
  - Всё будет хорошо, я привыкла, - и если Наташей она не была, то тут уже не лукавила, жизнь наёмника, она такая, - хостел, около парка есть хостел. С таким дурацким названием, Усталый путник. И вывеска с мужчиной в шляпе, - на несколько мгновений девушка замолчала, чтобы перевести дыхание и не усугублять рану перенапряжением, - там комната, тайная, - возможно, звучит словно вы попали в реальность Гарри Поттера сами того не осознавая, вот только Вульф лишь подыгрывала истории, давая больше почвы истории Наташи, стараясь использовать простые выражения, слова, нарочно упуская сложные для пояснения детали, - она для плохих случаев, о ней ни кто не знает. Там есть одежда и большая аптечка. Немка говорила тихо, стараясь сохранить налёт акцента и при этом не ругнуться на родном немецком, а то придётся ещё больше нагружать новоиспечённую сказку подробностями, что было совершенно нежелательно, ведь хрупкая конструкция не выдержит дополнительных тяжёлых материалов. Тем более данный хостел и правда существовал, даже больше, в нем всегда была зарезервированная комната. Естественно, на липовое имя и документы. При этом наёмники не рисковали хранить там нечто особо запрещённое вроде оружия или подозрительных вещей. Всего то два личных чемодана с одеждой, предметами личной гигиены каждого, наличкой, весьма расширенная аптечка, так же в двух экземплярах. Липовые документы на вымышленные имена, на уж самый крайний случай. Это был не тайник, скорее перевалочный пункт. Отлежаться, подлечиться, скинуть нежелательный хвост. Да и для подобных моментов это было идеальное место. Не может же она потащить Джулию прямо к ним домой. Для начала придётся всё с порога пояснять Шарпу, а так же незнакомка, у которое неясно что и когда климанёт в голове, может навести на их жилище полицию. Не сказать, чтобы это было так страшно, скорее просто неприятно, да и лишних проблем сейчас и так было пару вагонов с целым набором тележек.
  Немка не сопротивлялась, когда её руку высвобождали из плена кофты, лишь сильнее прижимая локтем другой к здоровому боку свою заветную игрушку, которую она не готова была вообще хоть кому-то показывать. И помимо необъяснимой привязанности к кинжалу был ещё и практичный расчёт, ведь это сейчас она несчастная жертва на асфальте, а окажись у неё в руках холодное оружие, то картина сразу предстала бы совершенно в ином свете, чего нельзя было допускать. Наташа лишь послушно едва заметно кивала в ответ, не рискуя сильно дёргать головой. Пока всё шло без особых проблем. Её верили, согласились не звонить в полицию и вообще, вызывать кого-либо из вне. Руками она прижимала перебинтованную рану, вновь оставшись одна, лёжа на твёрдом асфальте. Где-то на задворках сознания проскользнула мысль позвонить Шарпу и предупредить его, вот только этот вариант был быстро отвергнут. Как минимум она не знала, где он, с кем и чем занимается, а чем дальше, тем сложнее, как-то же придётся всё это разруливать и пояснять. Чем меньше вокруг людей, тем проще с ними взаимодействовать и убеждать в чем-то. Поэтому она просто продолжала спокойно лежать, при этом стараясь не думать, вообще ни о чём. Сосредоточившись лишь на ране, чтобы не упустить какие-либо изменения в состоянии собственного тела, которые могли проявиться в любой момент. Девушка просто ждала, ждала чего-то неизбежного. Чего-то большего, чем приближающаяся машина Джулии, чего-то более неизвестного. И это пугало, по-настоящему, ещё хуже чем потерянная память, ведь там что-то уже случилось, что-то, чего уже не суждено было изменить или вернуть назад. А впереди, впереди была ещё более гнетущая неизвестность, цепочку которой явно запустило то самое что-то. Немка не была глупой, она прекрасно знала как работают причинно-следственные связи и каждое действие ведёт за собой свою цепь событий. Словно в играх квестах с множеством концовок, генерируемых в зависимости от выборов и решений игрока. Девушка едва заметно улыбнулась, совсем рядом услышав двигатель чужой машины. "Как жаль, что я сейчас не в игре. Нельзя поставить всё это на паузу и сходить за чаем. А ещё лучше загрузить предыдущее сохранение, чтобы не упасть в эту яму забытья". Медсестра хлопотала над ней, стараясь всё сделать как можно лучше. А липовая Наташа лишь слегка безумно, но едва заметно улыбалась, расслабившись и позволяя внезапной спасительнице сделать всё самой. Рана была явно не так страшна, как могло показаться. Ну да, кровотечение, с кем не бывает. Вульф совершенно спокойно смогла прижать рукой перебинтованную рану, стиснуть зубы и самостоятельно сесть в машину, дабы всё было в разы проще и быстрее. Она даже думала в какой-то момент так и сделать, но в какое-то мгновение пришло осознание того, что она вечно сама всё делает, упрощает ситуацию, взваливает на свои плечи все проблему тех немногих людей, чья жизнь и существования её на самом деле волнуют. А сейчас выдался шанс по-настоящему побыть жертвой. Просто лежать и смотреть, как о тебе хлопочут. Не гнаться спасать чужой мир. "Видать у меня и правда какой-то комплекс героя, отвратительно". Хмыкнула про себя Орлица, задумываясь, где же умудрилась подцепить подобную гадость. Может это всё Черри с её мохнатым рыжим засранцем, что так внезапно исчезла, а может и Ричард постарался, в один момент свернув линию личного фронта и исчезнув? Вот только она не находила ответа в собственной голове, лишь всё новые и новые вопросы и догадки.
  - Всё будет хорошо, - вновь повторила девушка, словно эта фраза была магической и могла, как рукой, снять все тревоги и переживания Джул, - это не первый раз. Всё ещё старательно играя роль русской иммигрантки девушка продолжала выдавать фразы, об истинном смысле которых приходилось задумываться. Она назвала точный адрес хостела и прикрыла глаза. Вновь погружаясь в личное небытиё, где всё было таким мирным и спокойным. Какая-то её часть отчаянно сопротивлялась расслаблению, стараясь вспомнить, что же произошло. Хоть что-то, эпизод, картинку, какой-то знак или объект, может чужой голос или звук. Но ничего, словно в этот период кто-то чужой управлял её телом, отключив сознание.
  Как-то так они и доехали до хостела. Только тут уже Эльза не собиралась позволять грузить и носить себя. Ведь им надо вызвать как можно меньше вопросов. И если с персоналом всё было проще, хосте, выдающему ключи, приплачивали за "слепоту и глухоту", то случайные свидетели были совершенно не кстати. Как только машина припарковалась немка подтянула тело к двери машины, готовая самостоятельно выбраться на улицу. Кинжал она продолжала прижимать к боку, как и зажимать рукой рану. По ощущениям кровотечение заметно уменьшилось, хороший признак. Дверь распахнулась и, пропуская мимо ушей все возражения Джул, Наташа самостоятельно выбралась из машины.
  - Будет странно, если ты меня понесёшь, - весьма будничным тоном сообщила девушка, неторопливо поковыляв к входной двери. Дабы отвлечь внимание от раны на боку Вульф начала ещё и слегка прихрамывать. Словно она накреняется не из-за дыры в боку, а из-за боли в ноге.
  - Не бойся, с ногой всё хорошо, так надо, - предполагая вопросы и беспокойства сказала немка, продолжая двигаться к двери. Войдя в помещение она на пару мгновений прищурилась, позволяя глазам привыкнуть к яркому свету. Мужчина за стойкой лишь одарил девушек безразличным взглядом и рукой уже потянулся нащупывать нужный ключ под стойкой. Джейк и Эльза были колоритными персонажами, сложно спутать с кем-то девушку с синими волосами или одноглазого мужика. Но он всё ещё ждал имени, на которое был зарегистрирован номер, всё-таки лишняя уверенность никогда не помешает.
  - Пятый, на Бориса Гражкова, - липовое имя Шарпа, иногда ей казалось, что мужчина специально выбрал столь сложную для произношения фамилию, дабы лишний раз поиздеваться, - спасибо. Взяв в руку привычный ключ Наташа едва заметно кивнула мужчине и побрела в сторону номера.
  - Этот номер записан на дядю, - коротко пояснила немка, не переставая прихрамывать и пошатываться, всё больше усилий прилагая к тому, чтобы не уронить кинжал, - аптечка в ванне, я не умираю, не торопись. Наташа слабо улыбнулась, надеясь, что Джул задержится с аптечкой и даст её пару лишних минут, чтобы спрятать кинжал и амулет подальше.

+1

7

"Завтра придется часа три потратить на уборку в машине. Тщательную."
Убедившись, что девушка точно не съедет с сидения, она села на водительское и, вновь вытерев руки в перчатках, застегнула ремень безопасности. Завтра в машине будет не продохнуть от запаха антисептика, видимо. Выруливая на дорогу уже после арки, она поглядывала на бледную пассажирку рядом и кусала губы, уже жалея, что ввязалась в это все - надо было вызвать полицию.
- Ой, нет, - остановила она новую знакомую жестом руки, второй рукой крепко держа руль, - без подробностей, зачем вам в отелях такие комнаты. Много буду знать - не дадут состариться. Извини, - она покачала головой, попутно глянув в зеркало заднего вида, следя за дорогой более сосредоточенно, чем обычно, вспоминая, как проехать по названному Наташей адресу. Ей и в голову не пришло, что это не настоящее имя девушки - слишком уж явным был акцент. - Мне и правда не следует знать всего. Я бы хотела знать подробности только непосредственно относящиеся к твоему ранению - например, чем тебя пырнули? Это поможет... оказать помощь. Ладно, прости за резкость - если тебе хуже станет, скажи обязательно..
Остаток пути они проехали в молчании. Она лишь включила очень тихо музыку, радио передавало что-то из старого рок-н-ролла, но обычно переводящий на порядок выше настроение ритм сейчас лишь раздражал - пришлось переключиться на классику. Уже на стоянке перед хостелом она выключила этот фон, сразу пожалев, что стало слишком тихо, как бывает лишь ночью в пригороде. И вот теперь ей стало страшно. Что она делает тут? У черта на куличках, с незнакомой жертвой поножовщины, не сообщив в полицию или даже кому-то из коллег или знакомых?
Пальцы дрогнули, отстегивая раненую Наташу, но уже в следующую секунду она по чисто профессиональной привычке улыбнулась ей.
- Я сейчас, погоди, помогу вылез... эй! ты куда?! - она поспешно отстегнулась сама и, схватив сумку, выскочила из машины, захлопнув дверь и обегая авто спереди. - Ты что?! Кровоте...
Но ее будто и не слушали, она нахмурилась, понаблюдав за хромотой девушки и слушая ее совершенно невнятные пояснения, но решила, что, как говаривал один санитар у них в отделении, "каждый сам себе придурок", поэтому мысленно махнула рукой на попытки образумить русскую и двинулась за ней, стараясь быть как можно ближе, чтобы успеть, если что, подхватить ее.
Местечко, надо сказать, было не самым респектабельным. Да что там, она бы точно не стала здесь останавливаться - иные мотели выглядели симпатичнее, хоть и не сказать, что все было ужасно совсем. Просто складывалось впечатление, что здесь всем будет плевать, если та же Наташа окажется, скажем, серийной убийцей.
"Очень смешно, Бруно. Хватит горячку пороть. Ей самой бы не помереть с такими... хотя, для полостных повреждений у нее вид почти цветущий. Я бы и шевельнуться боялась в таком случае. Хотя, быть может, в данном случае знание - зло? Если не знать последствий, то вот так скакать можно довольно долго."
Номер, как номер, если бы не довольно просторная ванная, даже было бы сопоставимо с дешевым мотелем, но ванная сразу поднимала на пару пунктов уровень хостела. Чистые простыни и полотенца - туда же.
- Хорошо, только... - она все же набрала воздуха и высказала, - знаешь, это было бы почти нечестно по отношению ко мне, то, что ты совершенно меня не слушаешь, как медика, если бы я не понимала, что у тебя шок, и что я сама на это подписалась. Но хотя бы сейчас - ляг и не двигайся, ладно?
Нажим совсем легкий в голосе, но с некоторыми пациентами иначе и нельзя - слишком колется у тех шило в заднице. Неодобрительно качая головой, она ушла в ванную. Тщательно вымыла руки, стянув перчатки, уже никуда не годные, заменив на те, что нашла в упомянутой аптечке. И правда, поразительно: почти мини-операционная была под крышкой, при чем, индивидуальные стерильные упаковки каждого инструмента намекали, что аптечку собирал не совсем профан.
"Скорей всего, кто-то из парамедиков со скорой. Вопрос лишь, зачем бы предполагать, что понадобится шовный материал в домашних условиях? С другой стороны, я же держу пару упаковок у себя… Так, ладно, анальгетики есть, перевязочного материала - в избытке. надо будет что-то придумать с дренажем, но это уж по ходу дела разберемся…"
На подготовку ушло минуты четыре, она было подумала о стерильности воздуха, но что тут поделать? Ультрафиолетовых ламп хостелы не предполагали. Толкнув дверь в ванной, она вынесла оттуда большой чемодан и направилась к постели.
- Ты как? Мне понадобится весь имеющийся здесь свет. Потерпишь? Обычно при кровопотере обостряется светочувствительность. Но можно укрыть глаза полотенцем, если что…
Пока справлялась о самочувствии, уже готовила тумбочку под импровизированный операционный столик.
- Аллергии на лекарства нет? - включая свет везде, где нашла, включая настенные бра у кровати, она с досадой подумала, что все равно освещение тусклое, но, что есть, то есть. Работать придется с этим, а не с мечтами о галогеновой лампе направленного света. Очень аккуратно она подложила под спину и бок девушки впитывающую стерильную пеленку, развязала импровизированную "повязку" из кофты и безжалостно разрезала на боку топ - все равно на нем уже намертво засохла кровь, его только в мусорку теперь. - Старайся периодически что-то говорить и сообщать о своем самочувствии, хорошо?
Она срезала бинты и сняла повязку, с неудовольствием отметив гематому вокруг раны. Значит, кровотечение, все же, было сильным. Но признаков геморрагического шока нечаянная пациентка по-прежнему не проявляла.
- Так болит сильнее? - она аккуратно нажала на живот, пальпируя полость в сторону раны. Крови почти не было. Уже хорошо. Надев одноразовую маску и обработав антисептиком руки в перчатках, а затем и рану, она взялась за шприц с анальгетиком, вколола в мышцу руки, а затем и очередь до местной анестезии дошла. Через пару минут рана была полностью обколота. - Как ты, Наташа?
Глядя на бледный профиль, она вздохнула. Бурная жизнь задевала ее чаще всего лишь на работе, чужие криминальные разборки обычно проходили по касательной.
- Ждем, когда анестетик подействует, - прикрыв пока что рану салфеткой, она выкинул использованные шприцы в мусорку рядом с кроватью. - Знаешь, в полиции не все продажные твари…
Ну, надо ж было о чем-то говорить.

+1

8

Всё казалось таким странным и непривычным. Даже не так, всё проходило не по типичному сценарию! Обычно тебя ранят ты вызываешь скорую или же Шарпа с Майклом, а дальше уже осмотр, хирургический стол и далее по привычному распорядку, но тут всё иначе. Девушка задумалась, а в какой момент всё пошло иначе, где та отправная точка после которой что-то сломалось, типичный автобан её жизни перекрыли на ремонт и пустили движение по другой дороге. Долго искать эту точку не пришлось, вроде как всё слетело с настроек либо после той проклятой ночи в баре, либо с момента пропажи Шарпа, в любом случае не особенно большой временной отрезок. И вот, казалось бы, такое мелкое событие, капля в океане, а всё так перевернулось. Эльза обречённо вздохнула, у неё всё больше складывалось ощущение, что жизнь летит в какую-то пропасть, с каждым ключевым моментом всё ускоряясь и ускоряясь, а после путешествия в Мексику так вообще, приближаясь к первой космической. Вот только времени на размышления у девушки будет ещё больше чем предостаточно. Сейчас нужно было радоваться, что Джелия не интересовалась подробностями её жизни, а значит не имело смысла перегружать легенду подробностями.
  - Я не видела, что это было. Всё произошло так быстро. Я убежала, - отозвалась немка на вопрос о ранении. Всё-таки паршиво было, что память вообще ничего не подсказывала. Хорошо хоть это было не огнестрельное ранение. Шум выстрела привлекает слишком много внимания, да и раны в разы серьёзнее.
  Медсестра продолжала протестовать в ответ на действия Вульф, что было неудивительным. Наверное человек, что впервые получил подобные ранения, лежал бы на её месте и не рыпался, может молился, боялся умереть или же впал в истерику. Но для немки это всё было настолько привычно-будничным, что вызывало лишь соответствующую реакцию. "Жизнь разносилаась как туфляяяя, тьфу, что за хрень в голову лезет? - она едва заметно мотнула головой, дабы из неё вылетела неизвестно откуда взявшаяся и уже залипшая песня, - фуфуфу, где я вообще это услышала? Хотя в чем-то это правда. Отвратительная правда".
  Импровизированная Наташа открыла дверь в комнату и тут же заковыляла к кровати. Наблюдать за внезапной спасительницей она не могла, но была в состоянии прислушаться к передвижениям той.
  - Да, конечно, прости, - стараясь сделать тон как можно более виноватым, отозвалась девушка. Как только медсестра зашла в ванну Эльза быстро открыла ящик тумбочки и спрятала туда свои самые сокровенные вещи. Кинжал и амулет. Конечно, подобные резкие действия вызвали очередную волну боли, на которую девушка просто не обратила внимания, лишь сильнее стиснув зубы. Сокровища были запрятаны подальше от посторонних глаз, а значит можно было хоть немного передохнуть и расслабиться, полноценно подумать о ране и как лучше устроить полноценное и долговременное молчание медсестры. Вульф ногами стянула с себя же кеды, совершенно не заботясь о том, что может повредить обувь и о появившейся боли, от туго завязанных шнурков. Стягивать носки было вообще для неё делом привычным. Девушка аккуратно улеглась на спину и прикрыла глаза, сверху накрывая их уставшим запястьем руки, которая всё это время так усиленно прижимала рану и кинжал. Пускай всё летело в неизведанную чёрную дыру, но изменять своим привычкам немка не собиралась, ощущая ступнями прохладный и гладкий пододеяльник. Всё-таки кровать, даже в этом паршивом хостеле, была в разы лучше чем холодный и сырой асфальт во всеми забытой подворотне. Вдруг подумалось, что последнее время она чаще обычного попадает не в общественные места, а в подобные. Пустые, забытые, безлюдные или же уединённые.
  - Лучше, - она слабо улыбнулась, - тут тепло и мягко, - скорее по инерции пояснила Наташа, нежели подобное и правда нуждалось в каком-то особенном разъяснении, - да, всё хорошо. Кисть закрывающая глаза на несколько мгновений поднялась, позволяя получше рассмотреть лицо Джулии. Что же, молодая, но скорее всего немногим старше. Особенное внимание привлекли перчатки под перчатками, как у Люси. И это было странным, даже слегка пугающим. Но, раз уж девушка была медиком, то точно знала что делает и вряд ли самовольно захочет лезть туда, куда не стоило бы. Вульф прекрасно помнила какие ощущения описывала англичанка, которые приходили к ней после использования силы.
  - Нет аллергии, - спокойно отозвалась Эльза, вновь накрывая глаза запястьем, при это согнув ноги в коленях и слегка подтянув к себе. Сложно сказать почему, но сведённые вместе колени дарили ей такое-то внутреннее спокойствие и чувство дополнительной защищённости.
  - Если можешь, прикрой шторы, пожалуйста. Наверное бессмысленным было пояснять зачем нужно в подобных местах закрывать окна. Немка спокойно переносила все действия с её одеждой и телом. В какой-то момент всё стало таким тихим и спокойным, ожидание лекарств было привычным. Хотя вряд ли она погрузится в пучины сна от анестезии, просто не будет чувствовать кусок себя и соображать будет сложнее. А значит, главное не взболтнуть в этот момент чего-нибудь совершенно лишнего.
  - Если будет больно или неудобно, я скажу, - немка говорила не громко, но отчётливо, словно берегла силы или боялась разбудить спящего за стеной ребёнка, - нет, - отозвалась она, когда руки медика аккуратно надавили на живот. А дальше, наконец, начинался уже привычный и протоптанный путь. Хоть что-то в этой ночи было таким привычным и типичным, от этого осознания на губах даже скользнула едва заметная улыбка.
  - Я знаю, но они как муравейник. А в муравейнике сложно хранить тайны. Одной быть проще, спокойнее. Говорят что один может хранить тайну, двое уже с натяжкой, а вот у троих это уже ни как не получается. Тайны - это сложно. Лекарства начали потихоньку действовать, помогая девушке полностью расслабиться и скинуть все переживания в одну большую коробку, которая вывалит своё содержимое назад в её голову уже только завтра. А сейчас можно было не беспокоиться про вчера, выпавшее сегодня, даже завтра. В какой-то момент Эльза задумалась что даже не знает, а который сейчас час. Вечер вообще, ночь или совсем скоро начнётся утро. Но это всё было таким далёким и не важным. Хотя в голове крутилось пару мыслей, которые ни как не хотели окончательно сформироваться, не говоря уже о том, чтобы озвучиваться. Но приходилось слегка под напрячься. Речь могла выйти путанной, но это мало беспокоило немку.
  - В шкафу чемодан, синий, в нем одежда, - звучало словно русские сказки о Кощее, в сундуке заяц, в зайце утка и так далее, - если тебе надо переодеться. Она новая, в пакетиках. Ещё там деньги, возьми все, за машину. Папа говорил, за труд надо платить. Сложно было сказать воспользуется этой одёжкой Джул или нет, но она там и правда была. Вообще в шкафу стояло два чемодана. Чёрный и синий, чёрный предназначался Джейку. Вначале она хотела купить им синий и красный чемоданы, но наёмник на отрез отказался складывать свои вещи в ярко красный, мол он не молоденькая длинноногая стюардесса. Что же, это был его выбор. В чемодане Эльзы помимо привычной одежды из дома, которой было всего ничего, лежала целая кипа пакетов из ближайшего торгового центра, снова приехавшая девушка решила выкинуть основную часть старого тряпья, а после пошла шопинговать на всё оставшееся место. Так что если вдруг у Джулии и есть силы подобные Люсиным, то она может почувствовать лишь мысли продавца, что упаковывал вещи. Вульф хорошо знала свой размер, поэтому подобное покупалось просто зайдя в магазин, без примерок и прочего муторства выбора. Тело ощущало себя иначе, точнее вообще не особо что-то ощущая некоторыми частями, но так и должно было быть
  - Джулия? - негромко позвала девушка, не открывая глаз, - ты расскажешь мне сказку или интересную историю?

+1

9

Видимо, есть разница в мировоззрении - она бы и не подумала про шторы, если честно. По крайней мере, приоритеты сейчас были несколько иными. Поэтому до тяжелых плотных занавесок она добралась лишь тогда, когда закончила с анестезией. Что ж, все равно ждать ее действия, а перчатки обрабатывать дополнительно. Джул бросила короткий взгляд во тьму внутреннего двора, куда выходило это окно, и задвинула шторы так, чтобы и щели не было лишней. Затем вернулась к кровати и попутно тронула ступни девушки, которая уже скинула кроссовки.
"Холодные... оно и не удивительно при такой кровопотере. Жаль, нет даже капельницы, чтобы хоть частично восполнить объем крови. Ладно, мечтать - не вредно."
Она на автомате укутала ноги Наташи одеялом, спеленав их для тепла, только тогда села рядом, посмотрев в лицо девушки, отмечая бледность и синяки под глазами.
- Хм... ну, эту тайну знают уже трое, как минимум: ты, я и тот, кто тебя пырнул. Это при условии, что он был один, - она качнула головой но вдаваться в тему не стала, предпочла посмотреть в сторону шкафа, на мгновение задумавшись о том, что одежду придется действительно или выкидывать, или крайне тщательно отстирывать. Она было открыла рот, чтобы отказаться категорично, но вдруг подумала, что, в конце концов, можно взять деньги хотя бы за платье - его действительно уже только на помойку отправлять. - Давай, я после всех процедур возьму сумму за платье. Пожалуй, это все. А чужие вещи я не... - она запнулась на глаголе, вовремя опомнилась, - ну, скажем так, я привередлива по части гардероба. А к крови на одежде мне не привыкать.
На автомате она пропальпировала пульс на запястье пациентки. Где-т на задворках сознания мелькнула вновь мысль - прикоснуться и узнать в итоге, что на самом деле произошло с девушкой, - но благоразумие всегда было ее основной положительной чертой характера. Корчиться тут от чужой фантомной боли и орать от ужаса она не хотела точно. А еще это добавит проблем не только ей самой: Наташа явно не слишком горела желанием сама узнать обидчика или обидчиков, иначе бы уже позвонила бы кому-то, наверное, хотя бы из друзей.
- Сказку? Ох, нет, я вряд ли подхожу на роль рассказчицы, Наташа, - коротко рассмеявшись, он вздохнула и предложила. - Давай просто сыграем в "Правда и только правда"? - вообще, вся эта болтовня нужна была лишь для одного: чтобы была обратная связь с Наташей во время наложения швов. Если та отключится, может, это будет и неплохо для пациентки, но в отсутствии хоть каких-то противошоковых препаратов, крайне хреново для оказывающего медпомощь. Ведь не известно, что там с ней, в этой бессознанке. - Ммм... обязуемся отвечать на вопросы честно, если вопрос точно неприятен или из области, на который ты не знаешь ответа, то называешь себя самой красивой Идет?
С этими словами она иглой проверила область шва - реакции не последовало. отлично!
Обработав руки заново, Джул взялась за упаковки с шовным материалом и иглодержатель, вновь обработала рану, обильно смазав омнисептом, вскрыла упаковку с иглой, к которой уже была прикреплена нейлоновая нить.
- Я первая. У тебя есть парень?
Зажав иглу в иглодежателе, она свела края раны и проткнула сначала один ее край, а затем и второй, отцепилась инструментом, ловко подхватила иглу с другой стороны и вывела нить. Это все делалось почти на автомате, а вот за лицом Наташи приходилось следить. - Ты как? Если пятна перед глазами пойдут - срочно говори об этом...
"Мда.. швов шесть, не меньше..."

+1

10

Эльза хотела дёрнуться от неожиданных прикосновений к ступне, но общая усталость, потеря крови и уже действующие лекарства дарили лёгкую сонливость и успокоение, позволяя не обращать внимания на подобные мелочи. Хотя когда её ноги начали заворачивать одеялком, словно бабушка в детстве, стало чертовски приятно от ощущения, что о тебе ещё кто-то в этой жизни заботится. Конечно, Шарп тоже урывал её пледом, если девушка засыпала в зале за работой или дожидаясь возвращения наёмника с новостями. Но это уже было таким привычным как и тот факт, что Джейк продолжал пить свой противный кофе. Хотя сейчас такие маленькие проявления чужой заботы были вдвойне приятнее, ибо Эльза понимала, что вляпалась в зыбучую лажу. Как пески, только проблемы и прочие неприятности во власти которых приблизить её собственную кончину. Почему-то перед глазами всплыло восставшее из могилы и ожившее лицо Моники. Жаль, что у них не было ещё чуть больше времени для вопросов. Ей так и не давала покоя мысль о каких-то жертвенных дарах. Поднимая в голове всю перечитанную за жизнь литературу, по подобным вопросам, она предположила и так явный вывод, мисс Гордон кого-то избегала и явно пряталась. Вот только осознание этого момента порождало лишь ещё больше и больше вопросов, на которые у неё точно не было ответа. Может на часть из них ответа не знала и сама покойная. Девушка поморщилась, вспоминая этот чёртов запах и постаралась как можно быстрее выгнать его из своей памяти.
  Замечание о тайне было с одной стороны верным, а с другой имелся ряд факторов, которые Джул сейчас явно не учитывала.
  - Думаешь он бегает с плакатом: Я пырнул девушку в переулке? - усмехнулась немка, не рискуя даже пытаться рассмеяться, да и вообще, она не была уверена, что этот некто до сих пор жив, пусть Шарп так и не сделал из неё машину для убийств, но искусство самообороны она усвоила очень хорошо, - так что можно сократить список до нас с тобой. Мне тоже нет смысла про это кому-то рассказывать. Жалость - это не то чувство, на котором стоит акцентировать людское внимание. Как захочешь, - Вульф едва заметно кивнула, - стиль штука индивидуальная. А химчистка салона явно не для всех. Она улыбнулась, пытаясь намекнуть, что это было некое подобие шутки. Этакий странный юмор от человека под обезболивающим. При этом как и всегда, в этой шутке была доля шутки. Девушка сама не особенно любила когда к машине прикасается кто-то посторонний. Её девочка была слишком красивой и личной, чтобы её салон лапали непонятные работники. Поэтому Эльза всегда ездила к одному механику и на одну авто мойку. Где все были знакомы и знали, что если что-то будет не так, то владелица авто может что-нибудь оторвать. Однако в какой-то мере ответ мог подтверждать догадку о ношении перчаток, но этой сейчас казалось таким не важным. Чем сильнее на тебя действуют лекарства, тем меньше вещей тебе кажется важными или значимыми в этот момент. Да и она осталась без сказочки, вроде мелочь, а грустненько. Однако новая знакомая предложила нечто более занимательное. С одной стороны девушка понимала, что это верный способ для них обеих узнать чуть больше друг о друге при этом не вдаваясь в излишние вопросы, так же был и отходной путь, если вопрос мог пустить вопрошающе в излишне глубокие личные дебри. Что же, немка постаралась собрать в кучку оставшееся сознание с подозрительностью и здравым смыслом, чтобы в случае чего не взболтнуть чего-то лишнего.
  - То если если что, то с каждым разом я буду всё красивее и красивее? - губы растянулись в улыбке. Забавная игра, стоит запомнить и сыграть с девчонками. Интересно, кто же из них по итогу будет самой красивой? Анита со всеми своими зомби в шкафах или же Эвелис с неизвестным мужчиной вампиром? Хотя, может и она отхватит пальму первенства, решив не расчехлять своих десантных тараканов и бесчисленное количество тайн с секретами. Она не двигалась, совершенно не чувствуя прикосновений и действий медсестры, но это не пугало.
  Интересно, почему людям всегда в первую очередь так интересна твоя личная жизнь? Может это всё влияние всяких сериалов и ток-шоу? А может просто дурное чисто человеческое стремление выудить чью-то подноготную? Хотя, сейчас девушка узрела в этом и зерно рациональности. Ведь если бы у неё был молодой человек или не очень молодой мужик, то логичнее всего было бы в первую очередь позвонить ему. Чтобы приехал с апельсинами и держал бледную ладошку, нашёптывая, что всё будет хорошо. Правда, стоило это представить, чтобы стало на мгновение дурно. Конечно, ей тоже хотелось, чтобы кто-то заботился, говорил всякие милости, нежности и прочее. Вот только за свои четверть века девушка стала излишне подозрительной. Она банально не доверяла. Всем этим смазливым или брутальным мачо, во всём и везде искала подвох. Всем всегда просто было что-то нужно. Тайны, деньги, просто одноразовый секс, почесать собственное ЧСВ или выиграть в споре, поставить галочку в блокнотик. Всегда было что-то ещё. Ни кто не жаждал просто так приблизиться к этому синеволосому адепту несуществующего культа. У всех была цель, подвох, нужда, расчет на выгоду и собственную пользу. Хотя, вдруг у кого-то и зарождалось зерно искренности, вот только немка уже в это не особо верила. Она смерилась с мыслью, что просто стоит подходить к этой дилемме с учётом минимального риска и максимальной выгоды для собственной жизни. Чувства самое дурное, что может быть, они могут сломать или сбить с привычного пути. Медленно выдохнув через нос Вульф собралась с ответом и уже заготовленным вопросом.
  - Неа, я одиноко одинокий одиночка. Моя очередь. Ты всегда хотела быть медиком? Казалось бы банальный вопрос, но девушке он всегда очень нравился. Было интересно, почему люди выбирают тот или иной путь в своей жизни.
  - Нормально, ничего не чувствую и пятен не вижу. Спокойно отозвалась Эльза уже задумываясь о том, что же спросить в следующий раз. Про перчатки явно будет слишком палевно и может насторожить собеседницу. Нужно действовать мягче и обходительнее, но так лень сейчас думать.

+1

11

- Ну, я в любом случае благодарна за предложение: редко когда предоставляется шанс вот так взять и просто получить вещи на халяву.
"Почти на халяву... с риском для жизни и умственного здоровья, видимо. Интересно, если назавтра из-за Наташи ко мне в квартиру явятся здоровяки с утюгом, чистосердечное признание облегчит мою участь?" - шутить даже про себя было привычно и отвлекало от невеселых дум. А учитывая, что организм решил подложить свинью и напомнить о банально мотдыхе, так и вовсе захотелось ножками потопать и капризно прокричать "Не хочу-не буду!", поэтому, да, шутеечки сарказм здоровый отвлекали.
Стоило сесть и расслабиться, как навалилась тяжелая, почти свинцом ощущавшаяся в мышцах усталость. Тот вид ее, когда физический перенапряг вкупе с всплеском адреналина дают боль в мышцах, дрожь их и желание зевать просто бесконечно. Чистой воды физиология, но стало действительно сложнее держать инструмент - пришлось на секунду замереть, выдохнуть и взять себя в руки: игла показала острый кончик именно там, куда метила Джул, чтобы быстро перехватить ее и вновь начать цикл наложения еще одного шва.
- Да, куда уж красивее-то? Загореть бы только, а так - хоть сейчас на обложку журнала, особенно зайдут свежие швы для Хэллоуина. Сфоткать? - она кивнула на аккуратные три шва и прикинула, что для надежности и лучшей заживляемости еще такой же порции вполне хватит.
Это на сейчас что, заигрывает с пациенткой? Ой-ой и а-та-та, Джудия Бруно. Еще чего не хватало! Но сосредоточенность на деле и внешности Наташи помогали не упасть лицом в грязь, как профи, и этим же лицом в кровь и рану, как до хрена уставший человек. Поэтому ответ несколько отвлек, заставляя недоверчиво выгнуть бровь при взгляде на лицо бледной синеволосой пациентки.
- Хм. Ты не очень похожа на ту, кто одинока. Впрочем, ответ ведь не обязан быть развернутым, так? - она улыбнулась, туго завязывая четвертый узел и задумываясь уже над вопросом Наташи.
Признаться, она никогда особо не думала, что и когда побудило ее к решению стать медиком, но сейчас вдруг поняла, что немалую роль в этом деле сыграла гибель отца. Все мы пытаемся убежать от демонов прошлого или исправить то, что не сделали, сделали не так или попросту не успели или не смогли сделать. Нет, взвешенное решение Джул приняла сама и больше уповала на способности свои и помощь людям, но если уж копать глубже, то...
- У меня отец был полицейским, очень добрый и веселый был человек, - она мягко и искренне улыбнулась девушке, шепнув "Потерпи" и тут же с неудовольствием вытаскивая очередной довольно большой поверхностный тромб. Что ж, темный, стало быть, еще одно подтверждение тому, что девушка буквально в "рубашке" родилась. - Но когда я была маленькой, он погиб, помогая людям. Пожалуй, именно он стал... ну, причиной, скажем так, моего желания быть медиком. Если он не может продолжать помогать людям, - она вновь подняла взгляд от раны, пока готовила нить и иглу по новой, почти не глядя заправляя первую в держатель второй, - то я точно могу. Хотя, в полицию меня бы не взяли, и, вуаля! Я здесь латаю незнакомую мне до сегодняшней ночи девушку и нарушаю все мыслимые и немыслимые инструкции. Особенно меня беспокоит нарушение правил асептики и антисептики.
Она хохотнула, пытаясь сгладить это признание шуткой.
- Почему синие? Нравится цвет? - она глянула на волосы Наташи, уже отрезая нити от пятого шва. - Что ж, хорошие новости, Наташа, последний шов предстоит. Ты как? Могу еще анестетик тебе вколоть.. Этот вопрос прошу не учитывая в игре.
Она хмыкнула и снова пришлось на пару секунд остановиться, зажмуриться, помотав головой и фокусируя взгляд.
- Мда, зря я не выпила энергетик перед выходом с работы...

+1

12

Фраза про халявные вещи показалась Эльзе немного забавной. В молодости, особенно когда она плотно тусила с крафтерами и прочими фриками, ради которых это всё крафтилось, они часто менялись уже наскучившими вещами или просто раздавали их. Что-то мало, что-то наоборот стало великовато. Какие-то вещи просто надоели или не подходят под новый образ жизни/стиль. Где-то просто поставил несмываемое пятно, а какой-нибудь начинающий художник забрал себе и обрисовал вокруг пятна не хилую абстракцию. Возможно это и не всегда была совсем халява, но всё-таки и не оставлять всю стипендию в торговых центрах. Хотя кого она тут пыталась переубедить, сама же все деньги с мелких халтур спускала на фигурки или ещё всякие эдакие покупки, он которых Шарп только недоумевал. Вот только ему пришлось смириться с нетипичным вкусом Вульф в плане оформления интерьеров, всяких фигулин и декоративных штук на стены. Хотя часть оружия, что была выставлена в их доме на обозрение была весьма настоящей, очень не малая часть, надо сказать. Но ни кто пока не пытался проверять его на подлинность или же вообще трогать. Поэтому на все вопросы они спокойно кивали, мол дааа, сувениры, нее, совершенно не заточены, это всё вам кажется. Хотя, скорее всего, кто-то из гостей догадывался, что кое где не подделки, но это точно были люди со знаниями или же школой жизни Шарпа. Как показывала практика зачастую бывалые оружейники просто посмотрев различали реплики, подделки и оригиналы, словно заправские художественные критики и оценщики. Но это совершенно другая история уносящая разум девушки куда-то прочь, подальше от всех житейских проблем, а в особенности от незапланированных ранений.
- Ахах, купить в ближайшем бьюти магазине автозагар с запахом клубники и вперёд, покорять глянец и интернеты, - немка усмехнулась, стараясь дышать глубже, чтобы безболезненно подавить приступ смеха, - боюсь до Хэллоуина всё уже совсем затянется и ничего видно не будет. Так что не надо, я не любитель хранить у себя странные фотачки. В какой-то части ещё оставшегося сознания мелькнула мысль о том, что нужно остерегаться и не дать новой знакомой добраться до своего личного телефона. Ведь мало ли куда её заведут дебри интереса познания, а там было слишком много того, что было бы излишне сложно пояснить с позиции русской Наташи. Может, правда, это всё проклятая паранойя, которая постоянно нашёптывала, что никому нельзя доверять, всегда где-то есть подвох и если он вскроется не сейчас, то потом, а может и вообще потом-потом, от чего накопится и вылезет адской жопенью.
  Комментарий про одинокость весьма поразил девушку. Ибо она никогда особенно не задумывалась, а как, собственно, отличить одникого человека от того, кто состоит в отношениях. Помимо очевидного кольца на пальце или стоящего рядом партнёра. А вот правда, как? Народ же не ходит с каким-нибудь амулетом активного поиска на шее. Хотя, возможно тут всё дело было в самодостаточности. Вульф была весьма самодостаточна и не нуждалась в некоей половинке, чувствуя себя полноценно целым человечком. Вполне возможно некая часть населения не чувствовала себя целым и из-за этого выглядела какой-то .. не полной или вечно ищущей кого-то среди людей. И как следствие, одинокой. Сложно это всё, хотя в принципе всё связанное с людьми и их отношениями - сложно. Взять даже Джейка с Люси. Если бы не проблемы у Эвелис и не вся эта канитель с собственной потерей памяти, то немка точно бы ради прикола выдала нечто эдакое. Повесила бы картинку на холодильник с тем чуваком и надписью: Я видел порно, которое начиналось так же. Или же вообще, из злобной вредности, повесила растяжку над дверь, тип ура, они потрахались. Но, этим двоим повезло. Горячая ванна успела унести оснjвную часть противных мыслей, а всякие навалившиеся с новой силой проблемы так и вовсе, закинули ненужные события того вечера куда-то в дальний угол.
  - Наверное нет, - тихо хмыкнула Эльза, не рискуя пожимать плечами, дабы не испортить процесс наложения швов, - хотя я не очень понимаю, как ты определяешь похожих и не очень.
  Дальнейший рассказ девушка слушала молча. У каждого есть свои причины, а уж тем более сложные истории связанные с родственниками или родителями. В чем-то она понимала сидящую рядом, зачастую ходящая совсем рядом смерть может или излишне смутить, испоганив всё, а может и наоборот, помочь обрести некую цель, волевой стержень, который будет почти невозможно сломить. В любом случае, у Джул были свои причины и в чем-то даже тянущие на героические. Ведь и правда, далеко не многие бы согласились помочь, если бы увидели окровавленную девушку в переулке поздно ночью.
  - Иногда нужно нарушать правила, чтобы быть в ладах с собственной совестью, - изрекла умную мысль Вульф и потёрла зачесавшийся кончик носа. Конечно, она могла бы выдать что-нибудь в классическом киношном стиле: твой отец гордился бы тобой! Или нечто подобное, но всё это бессмысленно, а по итогу может даже сделать хуже, разозлив или огорчив Джул.
  - Я ожидала подобного, Холмс! Попытка спародировать голос и манеру речи Шерлоков из фильмов и сериалов вышла средненькая, хотя может так казалось лишь из-за препаратов.
  - Примерно так. Ты часто смотришь в после закатное или летнее ночное небо, когда оно ещё не совсем чёрное, но и не ярко голубое, как утром или в солнечный день. Мне всегда нравилось такое небо, тёмно синее, сложное, немного усталое, но при этом оно может казаться таким мудрым. Может из-за того, что старость сравнивают с закатом жизни. Не могу сказать, что я обыденно типичный человечик, по крайней мере типичным девочкам не хочется носить небо на своей голове. Им хочется краситься и обсуждать мальчиков, а не быть частью чего-то бескрайнего и такого... такого непостижимого и не узнанного. Хотя я обычно не говорю людям про небо, неправильно понимают. Проще сказать, что я адепт Ктулхизма. А после этого слушать офигительные теории и прочее. Я нормально, только устала очень за этот бесконечный день. А антисептик, - немка на пару мгновений задумалась, - как ты считаешь нужным. Ты же тут квалифицированный медик. Я то обычно всё перекисью заливаю и нормалды.
  Вид у девушки и правда был уставшим, видимо смена удалась ещё та. Хотя, после филиала ада развёрнутого масками, теперь всё выглядело таким мирным и не напряжным. Не зря же говорят, что всё познаётся в сравнении.
  - На кухне должен быть кофе, не самый противный и зелёный чай. А в холле точно был автомат. Сухарики, чипсики, энергетики и презики, всё что нужно для крутого отдыха в мотеле, - усмехнулась девушка, - там вообще автомат на все случаи жизни, только что наркоты и детских памперсов нет. Так, моя очередь, - голова совершенно переставала соображать, скидывая все резервные ресурсы на самые жизненно важные вопросы вроде оставаться в сознании и придерживаться образа Наташи.
  - Тебе когда-нибудь приходилось притворяться кем-то другим? Вопрос задался сам собой, уже после девушка начала осознавать возможный прокол краем мозга, но тут же в закромах архивов планов на все случаи жизни нашлась нужная папка с чёткими инструкциями, как действовать в подобной ситуации.

+1

13

Едва сдержав улыбку, Джулия кивнула, задумавшись на счет кофе параллельно с тем, что, пожалуй, девушке, лежавшей на постели и правда очень идет этот цвет волос, равно, как и это ее особое отношение к небу. Очевидная фальшивость имени не скрывала того, насколько органично выглядит "Наташа" в этом образе, особенно когда так рассуждает. Джул не стала допытываться дальше, так как понимала, что и ей самой дальнейшее копание в чужих потемках души не сулит ничего хорошего, и все участники этого шоу знали свои роли, значит, и Бруно сыграет свою - лезть из статистов на первый план, когда это небезопасно для жизни - нет уж. Не сегодня. И даже при всей "ненастоящности" подставного образа, новая знакомая оставалось самой собой, по крайней мере, Джулии так казалось. И она не превращается в одну из многих, просто пытающихся выделиться на фоне "серой массы" за счет яркого цвета. Просто такая, какая есть, и все тут. В иных обстоятельствах, Джул была бы рада поболтать подольше и о более "глубоких" вещах, но если она срочно не примет дозу кофеина, свалится прямо здесь. Все же, сутки на ногах без сна даром не проходят. Нитки последнего шва обрезаны, и пока она обрабатывала кожу вокруг антисептиком и накладывала сухую повязку, бинтуя, осторожно отвечала в их внезапной игре.
- Хм… вопрос интересный, но я не знаю, как ответить на него, Наташа. Я не называлась никогда чужим именем, но… мне кажется, почти каждый человек хоть раз в жизни хотел казаться лучше или вообще не таким, каков он есть, - она пожала плечами и вздохнула, вспомнив свою бывшую девушку. - Особенно, когда есть что-то, что скрывать ты просто обязана или… не знаю… принято? А если скрываешь - уже автоматически выдаешь себя не за ту, что ты есть. Я тут подумала, что из меня была бы так себе шпионка, - она покачала головой, улыбаясь и вновь оглядываясь через плечо на кухню, встала. Если чашки там не одноразовые стаканчики, это может быть рискованно. Может, в холле есть и автомат с кофе? Лучше, чем ничего. Или энергетиком.
Экстрасенсорик слишком задумалась о многом, потому пропустила пару фраз, однако ж чудомашина на ресепшене, до вопроса из их игры, упомянутая Наташей, вырвала у Джул вздох облегчения.
- Ладно, я тогда схожу за кофе, и мы может быть продолжим, если ты не заснешь. Окей?
Она еще раз проверила повязку, сменила перчатки, накрыла Наташу пледом уже полностью. Теперь она почему-то была уверена, что, несмотря на акцент, имя не настоящее.
"Русская, но скрывается и называется правдоподобным русским же именем? Интересно, как ее зовут на самом деле?" - единственное имя, которое она вспоминала из русских, было "Олья" или как-то так. - "Боже милостивый, во что я вляпалась? Русской мафии еще не хватало…" - впрочем, вслух она лишь вздохнула и приглушила свет еще немного прежде, чем выйти в холл с кошельком в руках. Наверное, хорошо, что никого нет - кровь на ее одежде наверняка вызвала бы вопросы, совершенно ненужные и неловкие. Или полицию.
Аппарат с волшебным напитком (что наверняка не исключит его гадкого вкуса) нашелся сразу. А вот дрожащие от усталости и всего пережитого пальцы дважды промазали мимо кнопки с "американо" и еще раз - мимо добавки сахара. Пришлось продышаться и медленно выдохнуть. Лишь тогда внутри железного "баристы" загудело и начался процесс приготовления кофе. На Джул накатило какое-то отупение. С одной стороны, ей было жаль девушку в той комнате, но с другой - хорошо, если все участники этого эпизода просто разойдутся в разные стороны и больше никогда не встретятся. И размышления о сожалениях по поводу того, что она сделала не все возможное, были тоже какими-то отупелыми, не слишком эмоциональными. Вот как раз, как на недавней бесконечном дежурстве после пожара - когда уже просто нет сил на эмоции, а мозг будто работает отдельно от души и тела.
"А я так смогу? Что же делать? Позвонить ей позже и просто спросить, как самочувствие? Ну так, для очистки совести. Она имя-то свое не назвала, так что, вряд ли оставит номер…"
Аппарат выплюнул на поставку полный стаканчик с пластиковой ложкой и затих. Джул подняла это чудо цивилизации, вдохнула аромат пережженного кофе и усмехнулась. Ничто так не бодрит, как эта кислятина с горчинкой.
- Знаешь. я тут подумала, может я…
Наташа спала. Притвориться спящим можно, но микромимика лица редко обманывает - расслабить мышцы настолько хорошо редко кому удается. Разве что, если годами практиковать медитации различного толка. Джул вздохнула, села на край кровати, отпила горячий кофе и вновь шумно вздохнула. Надо было принимать решение, и желательно сделать это до того, как закончится капельница. Полчаса у нее есть точно. Девушка говорила, что у нее есть те, кто ей поможет, но как эти неведомые они узнают о беде, в которую та попала? Телефон Джул не видела у нее или просто не заметила, никаких документов также из карманов одежды Наташи не вываливалось. И именно это обстоятельство даже посеяло зерно сомнений - не остаться ли до утра здесь, чтобы проследить за пациенткой? Но чем дольше она остается, тем больше рискует узнать.
А много будешь знать - не дадут состариться.
- Так, ладно… - она осмотрелась и, все же, решилась. На листке из блокнота для записей возле телефона она чирканула свой номер. Только его и ничего больше, хотя при нынешних технологиях узнать владельца труда не составит, но хотя бы дольше искать будут. Кто? Джул лишь надеялась, что вообще не узнает, кто именно на это способен, и кому оно надо. Сложенный вчетверо листок убрала в карман джинс девушки так, чтобы кончик торчал - заметит, наверное. На втором листке коротко по пунктам написала, что надо делать и чего - категорически не стоит после наложения швов и такой кровопотери. Он также отправился в карман джинс Наташи. Остается надеяться, что внезапная пациентка рекомендациям последует и пойдет на поправку очень быстро.
В последний раз коротко осмотрев девушку на предмет ран - она вряд ли что-то пропустила при первом осмотре, но чем черт не шутит? - ничего, кроме пары синяков не нашла, успокоилась хоть немного.
- Спокойного сна, Наташа. Поправляйся скорее.
Вновь мелькнул соблазн прикоснуться и узнать больше, чем ей скормили, но Бруно мотнула головой, отгоняя эту навязчивую и крайне неблагоразумную идею, подняла сумку, оставила свет в ванной включенным, зато выключила в комнате, кроме ночника возле кровати, и вышла, с тихим щелчком замка притворив за собой дверь.
Пора было домой.

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [30.04.11] Loss of Consciousnees