https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [01.10.10] Дуэль


[01.10.10] Дуэль

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Время: 1 октября 2010 года, вечер, время Дуэли
Места: Сент-Луис. «Circus of the Damned»: Каменный зал, Коридоры, Спальная Мастера города; Окраины: Загородный дом Арно
Герои: Колберт, Жан-Клод, Герарт, Янош, Ашер, Кристоф Баккара-Нуар, Бьёрн Торвар, Джейсон Шуйлер (NPC)
Сценарий: назначенная дуэль состоялась. Колберт, желающий уничтожить нынешнего Принца города и заодно взять в свои руки Сент-Луис, и Жан-Клод, готовый пожертвовать своей жизнью, только бы снова не попасть в рабство...

0

2

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Путь до захваченного дома проделали в молчании. Кристоф повидал много побед своего мастера за века, но спокойствие и  уверенность Жан-Клода внушили ему опасения. Хорошо, что щиты воздвигли сообща и накрепко, и все чувства Кристофа оставались при нём, а на недовольной замкнутой физиономии читался прежде всего скверный характер колдуна, подробности мыслей шрифтом на лбу не проступали.

Когда мужчины вернулись под крышу, милой беседы не случилось. Им было невпервой оказываться в ситуации, когда Колберт кормил свою спесь, устраивая поединки один на один, отрезал от себя триумвират и низвергал противника только при помощи собственных сил. Но поведение, сходное с тем, что показал им нынешний Принц Сент-Луиса, было вовсе не из типичных. И это ой как нервировало вудуиста. Может, привычка вглядываться в тёмные знаки и тени смертельных опасностей обострила в Кристофе совершенно особое чувство, направила силы его интуиции на случаи, связанные с близким скольжением Смерти, но как бы там ни было, с момента объявления о дуэли мужчина не чувствовал себя спокойно, уверенно и уютно.

Лишь раз он попытался заикнуться при Колберте о том, каков будет их план "Б", но в ответ прозвучало:

- Я не меняю решений.

Кроме того, что Колберт будет стоять до конца, но с выбранного пути не свернёт, это также значило, что слуги вольны делать что угодно, но только не обращать на себя внимание своего мастера до окончания дуэли. Такое поведение мэтра было знакомо Кристофу, однако на сей раз вызвало чувство досады, да и опасения, пусть и беспочвенные на данный момент, не желали рассеиваться. Что-то угнетало его, висело тяжестью над душой, от этого чувства хотелось то ли убежать, то ли обплеваться. И когда колдун решил не игнорировать тягостное предчувствие, а прислушаться получше, чтобы понять, как себя же самого урезонить, как утешиться, он понял, что нужно действовать. Надо двигаться, предпринимать что-то. И если у мастера не бывает плана "Б", он будет у Кристофа. Потому, что колдуна оставила уверенность в их общей безнаказанности, в их неизменном триумфе, это было гадко, но это, тем не менее, Было и рассеиваться, как дурной сон по утру, не собиралось, не смотря на все попытки мужчины отвлечься от мрачных мыслей.

Не вступая в заговор с Бьёрном, который был, видимо, не меньше занят своими собственными измышлениями, колдун покинул дом за пару часов до рассвета. Телефон у него оставался при себе на случай объявления о месте дуэли. Обязанности почти-секунданта с него никто не снимал.

Он взял машину, закинул на заднее сидение свои, сугубо профессиональные инструменты, и направился в сторону ещё более глухих окраин.

---» ◕ Окраины города » Заброшенное кладбище «---

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (22.02.13 16:31:09)

+1

3

ЧЕТВЕРТЫЕ-ПЯТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[30 сентября; понедельник; ночь]

◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»

Земля не спала. Не смотря на всю свою древность, она таила в себе так много силы, злобы и тьмы, что зачерпнув из неё по незнанию, можно было захлебнуться. Но Кристоф был как минимум ровесником старых могил, а то и старше некоторых из них. Подумать только, что для американского городского кладбища - пять столетий? Прорва времени! И Америка-то толком не сформировалась, когда Кристоф уже ходил по земле. Однако же, он не зарывался. И заранее сочувствовал тому, кто явится на эти земли с меньшим запасом опыта и почтения к местной тьме.

Колдун потратил добрую часть часа, чтобы обойти территорию и выбрать то место, которое ощутил самым удачным для задуманной магии. И всё же, требовалось учесть небольшую деталь. Ну, как небольшую? По кладбищу бродили гули. Не толпой. Но и этой приятной и трогательной группы хватило для того, чтобы взяться за огненную самопальную смесь, заранее трепетно приготовленную колдуном дома. Не суровое профессиональное оружие. Но огонь в сочетании с толикой магии творит нечто невообразимое с гулями. Трое, они сгорели с небольшой разницей во времени. Расправа над ними заставила Кристофа чуток побегать. И тьма старого места настороженно замерла, касаясь вторгшегося в её границы колдуна так же, как он касался её.

Кристоф, чуть-чуть опалённый, самую малость попортивший свои вещи жаром, занялся организацией колдовского круга. Необходимая ритуалистика была соблюдена. Мужчина никуда не спешил. Он знал, что спешка никогда не была помощником в подобных делах. И лучше вообще не сделать, чем сделать наспех, а после оказаться сожранным чудовищем, сотворённым твоими же руками.

Земля шепталась, как густой прибой внезапно уплотнившегося океана, расступалась и выпускала тела. Но колдуну не требовались мыслящие зомби. Та кровь, которую он расплескал по могилам, смешанная с пахучим травяным составом, не была предназначена для вселения разума в мёртвую плоть. Кристоф лишь обзавёлся материалом.

Под тёплым осенним небом, звёздным и поразительно светлым для ночи, творилось колдовство. Из мёртвой ткани множества останков, из праха, едва прикрывшегося ошмётками возвращённой плоти, кадавр создавал чудовище. Многолапое, похожее на гигантского костяного паука, оно звалось Умкову. И дабы обрести власть над посланником Смерти, Кристоф кормил тварь своей кровью, содрав с запястья лоскут кожи своим клинком.

Что дальше делать с суставчатой громадиной, созданной из старых останков? Кормить её близкой смертью, тенями, холодом почти подступившей погибели, и, разумеется, вкусными ротозеями, которые полезут, куда не просили. Ротозеев Кристоф намеревался обеспечить к завтрашней ночи, сойдут какие угодно люди, о нескольких опустившихся бомжах никто не придёт спрашивать, никто не начнёт серьёзного расследования, пропади из города чуток вонючих и грязных попрошаек. Равнодушие многолюдного города играло колдуну на руку. Ему были ни к чему паиньки-девственницы из хороших семейств, не требовалось кормить дрянь исключительно белой плотью, умкову не гурман, лишь бы человек был живой, тогда твари вкуснее всего. Кристоф был уверен, что справится, как справлялся и в прежние века.

Но вот монстр есть на старинном кладбище, а колдуну надо возвращаться в дом. Не приглашать же монстра в салон арендованного автомобиля? Разумеется, нет. Это не входило даже в планы полубезумного Кристофа. Умкову был опасен, но чрезвычайно удобен, если речь шла о мобильности. Прах к праху, тлен к тлену, монстр рассыпался, въедался, впитывался в землю, и под нею следовал за своим хозяином. Его перемещения не ограничила бы и святая земля, ибо был Умкову не грех, но жадная пасть погибели. Куда хозяин, туда и монстр. Разве что Кристоф решит привязать его к одному конкретному дому.

Но чуял колдун своей пятой точкой, что скоро вопрос дома будет на повестке дня. Вечно торчать в чужих стенах невозможно. Он и вовсе поражался, почему тюфяк-Арно не попытался отправить в дом копов с претензией на выселение захватчиков? Это был бы элементарный и очень действенный способ заставить триумвират съехать из его гнёздышка куда-то ещё. И съехали бы как миленькие. Другое дело, что Арно, видимо, опасался, что триумвират пошлёт копов к такой-то матери и перестреляет всех к чертям собачьим? Тогда малыш явно переоценивал злобных дяденек и не учитывал всю тяжесть официальной подоплёки их приезда в США. Триумвират не стал бы мозолить глаза людским властям. Но то, что для хозяина дома, который они захватили, такие моменты остались не очевидными, пришлось весьма кстати.

Дело было сделано незадолго до рассвета. Утомлённый призывом и сложной лепкой, привязкой мощного потустороннего духа к получившейся конструкции, а также предшествовавшей всему этому небольшой бойне при помощи огня с гулями,  Кристоф поехал обратно. Он едва помнил себя от усталости, но и это было кстати. Так хотя бы оставался шанс уснуть, не думая о тревоживших его перспективах.

---» ◕ Окраины города » Загородный дом Арно

Умкову дремал под домом, за западной стеной. Магия работала чисто, даже по ворсу травы было не увидеть, что под нею упрятано зло. Кристоф вернул машину на место, его хватило и на то, чтобы вынуть из салона свои шмотки, дотащиться с ними до комнаты, где он недавно свалил грудой свои вещи. Раздеваться не было ни сил, ни желания. Но две минуты стараний через "Не могу" дали бы куда лучший сон. Спать одетым, а тем более обутым - всегда не так сладко, как нагишом. Колдун не помнил, как раздевался. Он вмазался лицом в кушетку и провалился в тёмный живописный сон, полный знакомых кошмаров.

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (22.02.13 01:44:09)

+2

4

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Солнце едва успело зайти за горизонт, как граф уже открыл глаза.
В его спальне црил полумрак и та особая прохлада, свойственная всем старым  помещениям, не имеющим окон и каминов.
Герарт  чувствовал, что Яношу оставались еще мгновения до пробуждения, а что касается Арно, то тут и вовсе не сказать было наерняка.
Сон так стремительно отнял дневные часы, что, казалось, грядущая дуэль будет происходить в ту же ночь, что и беседа о ней.
Герарт сходил в душ - пренебрегать давней привычкой совршать омовение каждый вечер после пробуждения (хотя это было и не обязательно, ведь вампиры не потеют и не нуждаются в душе после "сна") он не собирался, тем более в столь ответственный день, переоделся и заплел волосы в свободную косу.
Мысли его кружили отнюдь не вокруг "завтрака". Джульетта была столь щедра, что, по сути, Граф мог еще сутки не питаться будь в этом особая необходимость. Нет, Герарт думал о Жан-Клоде.
Каково сейчас ему - просыпаться и готовиться к дуэли, с которой, вполне возможно, он не вернется?
Нет, Граф от всей души желал своему давнему другу победы. Но готоиться предпочитал к худшему.
Встрепенулся старый страх, и Герарт пожалел, что не может своим приказом отослать Яноша в безопасное место. Нет, конечно, приказать-то возможно. Но обижать спутника, отсылая его в такой критический момент граф не желал.
Оставалось только надеяться, что вверенный его заботам Арно вместе с юной Софи будет в безопасности в театре. И уповать на милость Господа, если, конечно, он считает возможным не отворачиваться от детей Тьмы.
Перед тем, как постучаться в спальню Яноша, Граф неслышно вошел в комнату, которая так и не стала принадлежать Марьян.
Гроб с ее телом, аккуратны и какой-то почти кукольный, стоял на отполированной до блеска столешнице.
Тонкие пальцы Герарта легли на крышку, но открыть последнее пристанище племянницы Граф не решился.
Просто мысленно еще раз попросил прощения у нее, а заодно и попрощался. На случай, если живыми они не вернутся.
С другой стороны, может, там и свидятся, если есть в этом мире место. принимающее исстрадавшиеся вампирские сущности? Даже в мыслях Герарт не думал "души".

В комнате Яноша царил такой же сумрак и та же прохлада. Герарт подошел вплотную к постели, где еще спал его подопечный.
Янтарные глаза с жадностью смотрели в лицо спящего, боясь пропустить мгновение пробуждения.

" Если все завершится не в нашу пользу, пусть я запомню этот  закат".

Яно был бледен - в отличие от Герарта он вчера не поел перед сном.
И Граф сделал себе заметку - перед дуэлью вс они должны как следует поесть. Вот только где же успеть напитать второй голод Арно?
Никогда не живший под одной крышей с представителями линии Белль, Герарт и не задумывался о способах утоления их спецефической жажды. Даром, что про horreur знал все, что только можно.

Отредактировано Gerart (09.03.13 23:20:49)

+2

5

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Пробуждение было коротким и быстрым. Никакой знакомой людям сонной истомы, никакого желания растянуть, продлить ощущение дремоты. Янош открыл глаза и увидел смотревшего на него графа. Улыбаться было легко, неестественным казалось не улыбнуться. Даже не смотря на воспоминания о том, какой сегодня будет вечер.

- Здравствуй.

И голос не подвёл, хотя горло, конечно, пересохло. То жгущее ощущение, что было в нём и спускалось ниже, пронизывая всё тело, ничто иное как кровавая жажда. Голод по живой крови из чужих вен стал сильней, чем был перед рассветом, когда Янош отказался от идеи применять вампирские трюки на испуганной девушке. "Роза, её звали Роза".

Вампир сел на постели, простыня прикрывала нижнюю часть его тела. Перед сном он успел раздеться, снять обувь и вообще довольно уютно устроился. Теперь же было пора снова приводить себя в порядок.

- Нам пора в "Цирк Проклятых"? - Янош, кстати говоря, вовсе не собирался просиживать штаны в опере, пока Герарт будет поблизости от места дуэли. Но повисла пауза. Недолгая. Однако достаточная для того, чтобы мужчина засомневался в том, что мыслят они одинаково. - Так. Надеюсь, ты понимаешь, что куда ты, туда и я, - фраза прозвучала полувопросительно.

- Наш новый друг может самостоятельно добраться до театра.

Янош не хотел спорить с графом. С его точки зрения не о чем тут было спорить вообще. Он поднялся с кровати, придерживая вокруг бёдер простыню, и направился в ванную комнату. Замерев на пороге, Янош набрался дерзости и сказал:

- Твой взгляд означает, что ты меня порицаешь за то, что я не понимаю того, как надо правильно действовать в нашей ситуации или за то, что я иду принимать душ в одиночестве? - он приподнял бровь над зрячим глазом и улыбнулся. Пока на графа действовал эффект неожиданности, улыбавшийся Янош ушёл под струи душа. "Неужели он просто отправит меня нянчиться с едва знакомыми вампирами?"

Отредактировано Janosh (09.03.13 23:51:14)

+1

6

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Настроение Карателя было препаршивым с самого момента возвращения в конфискованный дом.
Нет, Колберт прекрасно знал, зачем именно они едут в этот проклятый всеми богами Новый Свет. Но принесший столько проблем Арно, внезапно решивший проявить упрямство, загордившийся своей властью Жан-Клод, а заодно и присутствие при нем полоумного астрийца со своим прихвостнем изрядно попортили изначально такой тонкий и изящный план Белль Морт.
О, он с огромным удовольствием оторвет голову этому завравшемуся предателю, и как же приятно будет швырнуть ее под ноги Госпоже! О судьбе Арно Колберт даже не размышлял - вознамерившись получить власть над всеми подчиненными Жан-Клода, он обеспечит наказаниями любого, кто посмеет открыть рот. Правда, ушлый принц передарил мальчишку австрийцу... Что ж, с ними он тоже разберется. Кристоф, кажется, вскользь думал о том, как интересно было бы пообщаться с Герартом тет-а-тет.
А ведь это именно Жа-Клод в свое время был виноват в том, что австрийская диаспора вампиров так и не присоединилась к Белль!..
С наступлением заката Колберт пробудился и тут же мысленно потянулся к своему триумвирату.
Он чувствовал недовольство Кристофа по поводу своего решения устроить поединок один на один еще со вчерашней ночи. Это были не прочитанные мысли, скорее отзвук ощущения, а заодно и умение распознавать настроение своих по одному лишь выражению лица. Даром, что у Кристофа на лице все написано. Кроме того, экспрессивный колдун, похоже, притащил к дому одну из своих вудуистских тварей.
Бьёрн, как всегда, был безукоризненно аккуратно одет и собран. Сытый, полный силы, он молча закатал рукав сорочки еще в дверях, готовый по максимуму вложиться в силу Мастера.
И, похоже, он тоже был недоволен.

- Ты не одобряешь моего решения, mein Bjorn. Что именно послужило причиной вашего опасения? - Колберт говорил ровно, даже равнодушно, а после острые клыки вспороли кожу оборотня. Тот даже не поморщился, хотя когда-то обладал такой привычкой.

- Это не опасения, - возразил Бьёрн, удобнее устраивая руку в хватке вампира. - Но неизвестность относиельно силы Жан-Клода неприятна. И, кроме того, ты в одиночку посмотришь все веселье.

Мэтр только покачал головой, и закончив свой "ужин", чувствуя, как течет по жилам многократно увеличенная, благодаря крови Зверя Зова ила, только покачал головой, повторяя вчерашние слова:

- Я не меняю решений.

Впрочем, Кристофу он пообещал развлечение с австрийским безумцем. Настроение после ощущения силы стало куда лучше, и Коберт, проявляя своеобразную заботу, решил заодно повысить настроение и у своего триумвирата.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Каменный зал

+2

7

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Ощущение совершенно особого дня было жутким. Словно перед казнью, на которую выслали гонца с помилованием для Арно, и не было известно наверняка, успеет ли заветное письмо спасти обречённого. Но он готовился к любому исходу. Мужчина поднялся из новой для него постели, которая могла стать для него ложем в первый и последний раз. Он тщательно привёл себя в порядок. Одетый, причёсанный, пахнущий только парфюмерией из душевой комнаты, вампир вышел из комнаты, которую мог бы, наверное, теперь называть своей. Он прикрыл дверь за спиной и замер в каменном холле.

"Теперь такси, театр. Репетиция. Дуэль. И что там дальше? Тьма или свет? Для вампиров свет не в радость, но если говорить о моральной стороне, то тьма - это боль, а свет-надежда. Жан-Клод - наша надежда. Если Колберт погубит его, наступит время тьмы. Такого не может желать ни одна нормальная душа".

Арно поднялся на первый этаж, снаружи уже село солнце. Нельзя было медлить. Сколько минут у них осталось? Колберт назвал такой незначительный срок! Было неясно, как он собирается столь скоро оказаться в цирке, двигаясь от загородного дома Арно? "Как будто он намекал, что просыпается много раньше заката".

Раздался звонок. Из глубины дома раздался голос графа, который сказал, что знает, что Арно в холле, а дверь нужно открыть. Мужчина послушался. На пороге его ждал водитель. Такси приехало за Арно, чтобы везти его в театр. Времени оставалось не много, требовалось отрепетировать. Требовалось сконцентрироваться на том, чтобы думать о тексте оперы, а не о дуэли.

- Спасибо Вам, мсье граф, - сказал Арно, обернувшись. - Я буду счастлив, когда увижу вас с принцем на втором акте.

-----» ◕ Центральный Сент-Луис » Fabulous Fox Theatre

+1

8

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Перспективы, нарисованные перед буйным воображением Кристофа с подачки его мастера, пожалуй, отвлекли от пораженческих настроений. Хотя назвать их пораженческими - слишком сильно. Пожалуй, слово "мрачные" больше было бы уместно. Так вот, колдун был именно что мрачный, нахохленный, недовольный.

- Обещания и перспективы - это чудесно, но туда мэтр идёт без нас, увы! Когда дуэль закончится, пожалуй, лучше будет звонить на мобильный. Мы ведь обязуемся ставить щиты, чтобы не тревожить мэтра.

Кристоф паясничал. Но делал он это за счёт интонаций. Фактически его слова были правдой. Он демонстративно повертел телефон в поднятой руке, мол, взял его с собой.

- Вчерашний звонок перед рассветом по поводу места дуэли заставил подумать о том, что они оттягивают время. Отсюда не так-то просто добраться к цирку за час после рассвета. Пробки, знаете ли, оживлённое городское движение.

Был способ добраться быстро. И был способ продемонстрировать силу. Левитация. Но надо ли тратить энергию вот так перед важным поединком? И считает ли Колберт его таким уж важным? Кристоф завис на мысли о том, как же поступит вампир, и решил, что не хочет знать ответа. Пусть только быстрее кончится бой. Он закатил глаза, бормоча сквозь зубы ругательства. Не адресно. А так, вообще. Он злился на саму ситуацию.

- Раз я не нужен, я предоставляю самого себя самому себе. До звонка, господа! Мэтр! Вы поступите так, как должны.

Вампир выглядел сытым и собранным, второе - как обычно, первое - так это уже успел постараться Бьёрн. Колдун пристально, с прищуром поглядел на каждого по очереди. Оценивающий взгляд не выявил никаких недостатков. "Так откуда проклятущий тремор?!"

Он раскланялся, едва не рыча, и покинул дом. Тварь тёмного мира, которую колдун оставил перед рассветом под землёй дома, спала без дальнейших приказаний.

"Ей бы ещё найти еды. Всё после. После дуэли!"

-----» ◕ Территория Округа » «Danse Macabre»

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (10.03.13 01:20:11)

0

9

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Бьёрн был собран и полностью готов ко всему, что б там ни ждало их всех в будущем. Он хорошо поел сам и напитал  ardeur, прекрасно зная, что так его кровь  даст Колберту еще больше силы.
И, пока Мэтр пил его, подпитываясь  многократно усиленной кровью, оборотень молчал, задумчиво глядя в пространство.
Его тревожил Кристоф. Обычно самоуверенный и ироничный колдун нервничал, дерзил и был таким мрачным с самого их возращения, что Бьёрну невольно передавалось его беспокойство.
Медведь не обладал даром чуять приближение смерти и был с Колбертом уже достаточно давно, чтобы знать, что его Мастер способен  в одиночку одолеть противниа даже куда сильнее себя. Не говоря уже о таком, как Жан-Клод.
И все-таки тревога, с подачи колдуна, витала в воздухе. как незримый, но плотный туман.
Колберт задал вопрос, Бьрн ответил на него честно. К чему было лукавить. когда сами мысли, сама суть твоя так прочно срослась с Мастером, что без него ты уже и не ты?
Да, он не одобрял  выбора Колбрта. Но вовсе не по той же причине, что Кристоф. Просто Бьёрн, как хороший телохранитель, коим он стал за века для вампира в дневное время, не мог смириться с тем, что его оставляют в стороне.

-Обещания и перспективы - это чудесно, но туда мэтр идёт без нас, увы! Когда дуэль закончится, пожалуй, лучше будет звонить на мобильный. Мы ведь обязуемся ставить щиты, чтобы не тревожить мэтра.

Кристоф еще поерничал прежде чем уйти. Бьёрн только головой покачал.

"Ты какой-то слишком взвинченный, даже для себя самого."
Мысль оборотня не пробилась скозь щит Кристофа, напоминающий сейчас не просто металл, но металл, увитый колючками. Но все-таки Бьёрн ментально коснулся колдуна, пусть не беседуя, просто оглаживая ощущением мысли, как потерся бы о висок мужчины в реальности, выражая поддержку.
Колберт смотрел на этот цирк почти веселясь:

- Чтож, мой медведь, ты тоже желаешь быть предоставлен себе самому?

- Нет, - Бьёрн не улавливал ноток иронии. Он отвечал честно. - Я собираюсь отвезти тебя в Цирк. И быть рядом. Правила дуэли не запрещают приводить с собой Зверя Зова. Публики там наверняка будет достаточно. Вмешиваться я не буду.

Он не спрашивал, просто информировал. Каким бы ни был исход дуэли, а кто-то должен быть рядом с Мастером. Кристоф уехал, стало быть, вариантов нет.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Парковка | Черный ход

Отредактировано Bjorn Thorwar (18.03.13 16:56:55)

+1

10

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Герарт смотрел на Яноша молча, с легкой улыбкой слушая его.

-Так. Надеюсь, ты понимаешь, что куда ты, туда и я

- Понимаю, - Граф кивнул, покорно принимая тот факт, что не имеет никакого права требовать от Яноша, чтобы тот находился подальше. в безопасности. Однако сама мысль о том, что история Тандэр-Бэя может повториться, вводила в почти коматозный ужас.
- Твой взгляд означает, что ты меня порицаешь за то, что я не понимаю того, как надо правильно действовать в нашей ситуации или за то, что я иду принимать душ в одиночестве?

О, вот тут Герарт не выдержал и весело хохотнул.

- Пожалуй и то и другое, Min Herz, - пробормотал он уже в закрывшуюся дверь ванной. Он собирался последовать за Яношем, но сперва нужно было проводить Арно в театр. Вызванное такси приехало очень быстро.

-Спасибо Вам, мсье граф. Я буду счастлив, когда увижу вас с принцем на втором акте.

Герарт улыбнулся, его рука ободряюще сжалась на плече Арно.

- Ты будешь великолепен, я уверен. А мы постараемся успеть хотя бы на финал.

Граф провожал Арно, от всего сердца надеясь, что этот талантливый вампир будет в безопасности.
Каков бы ни был исход дуэли, итог будет одинаков - теперь Граф чувствовал ответственность за Арно. А паника, таящаяся в глубине огромных бирюзовых глаз заставляла еще отчаяннее желать защитить. Чтобы навсегда стереть со столь прекрасного лица страх.

- Все будет хорошо. Мы в любом случае увидимся вечером, Арно. - Герарт еще раз улыбнулся. Своими словами он ясно дал понять вампиру, что, каким бы ни был исход поединка, а граф его не бросит.

Когда такси отъехало от особняка, увозя в театр его внезапного подопечного, Герарт вернулся в комнату Яноша, разделся до пояса и прошел в ванную. О, как все это было похоже на первую ночь после того, как Янош вернулся!
Однако сейчас Герарт не собирался сдерживать свои желания. Мотив был прост - это могла быть последняя возможность, стоило ли ею пренебрегать?

- Я подумал, что не могу спорить с тобой о том, где лучше тебе было бы находиться сегодня. но могу хотя бы исправить  о, что в душ ты ушел в одиночку, - Граф улыбнулся светловолосому вампиру, как улыбаются солнцу. Он  был его солнцем. А сейчас, без сомнения, один из тех моментов, когда можно позволить себе очень, очень многое.
И Герарт позолил. Он стремителньо подошел к Яношу, стоящему под теплыми струями воды, и поцеловал. Это был один из тех самых поцелуев, когда кажется, что вокруг бущует ураган, и не осталось ничего ни до ни после. Каждый их по-настоящему серьезный поцелуй был таковым - как в последний раз. А сейчас, могло статься, он и был последним.
Прекраснй повод нарушить их давние правила Игры.

Отредактировано Gerart (10.03.13 21:21:42)

+1

11

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

- Я подумал, что не могу спорить с тобой о том, где лучше тебе было бы находиться сегодня, но могу хотя бы исправить  то, что в душ ты ушел в одиночку, - Герарт появился в ванной комнате, и улыбка его согревала куда лучше почти шпарящих струй душа.

Граф двигался быстро, исключительно по-вампирски быстро. Будь тут сторонний наблюдатель, человек, для него всё выглядело бы так: вот вампир у двери, а вот он уже под душем, словно кадры совместили монтажом. Но происходившее было не для сторонних зрителей. Взаимное обожание, горечь недавних утрат, опасность новой ночи - всё это сделало поцелуй совершенно особым. Яношу не нужно было отрываться, чтобы Герарт услышал его: "Не смей делать его прощальным! Всё будет, как надо. Мы выстоим".

Силясь вычленить из поцелуя привкус отчаянной решимости, оставить только ощущение друг друга, Янош взял в мокрые  ладони бледное лицо Герарта. Тусклым задним планом мелькнула мысль, что им пора, что времени нет, что они уже должны быть не тут, мокрые, а при параде и на пути к цирку. Не сдержав рычания в борьбе с самим собою, вампир остановился.

- Мы должны двигаться очень быстро, чтобы всюду успеть вовремя. Извини, что вчера... так вышло с Розой.

Янош понимал, что хлопот было бы меньше, если бы он не церемонился перед рассветом с одной из гостий. Но что сделано, то сделано.

- Я был ей противен, это было бы неправильно, не в то утро. Прости.

От потянулся рукой назад, перекрыл воду, горячие потоки больше не лились на мужчин. Тот, кто придумывал истории про нечисть и текучую воду, видно, не учитывал вертикальные потоки.

Взгляд Яноша замкнулся, он опустил щиты. Он твёрдо про себя решил - пойдёт на что угодно, но Герарт будет в порядке. А как не отдать его на растерзание новых обязательств, пока думать не время.

- Нам пора. Ты вымок, - пальцы тронули стянутые в косу тёмные пряди, потяжелевшие от воды. Как будто сам Янош не был мокрым! Но он ведь и собран пока не был. "Медлю? Похоже. А нельзя".

+1

12

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Янош обхватил ладонями его лицо, и Герарт обнял его, прижался всем телом к бледной мокрой коже, не желая думать ни о чем, хоть на несколько мгновений выбросить из головы необходимость куда-то ехать, возможно,. чем-то жертвовать.
О, Герарт бы отдал многое за то, чтобы продлить этот поцелуй!
Но Янош был прав. Им было пора, нужно было как можно быстрее добраться до Цирка.

- Да, -Герарт провел ладонью по лицу, стирая с него капли, - Не извиняйся, Mein Herz. Ты во всем был прав. Однако сейчас нам стоит поторопиться, ты должен непременно поесть перед дуэлью.

Тонкие пальцы коснулись его волос, граф улыбнулся, подумав, что, если только все завершится в их пользу, непременно повторит и продолжит такой вечер.
А пока следовало как минимум привести себя в порядок. Тонкая шелковая рубашка и камзол, предусмотрительно снятые заранее, были спасены от воды, но брюки  выокли насквозь.
Герарт подал Яношу полотенце, поцеловал в мокрый висок и кивнул в сторону двери:

- Нужно переодеться. Пожалуй, на меня странно посмотрят, если я появлюсь в клубе в мокрых штанах.

В своей комнате Герарт  стянул с себя мокрую ткань, мерзко липнущую к коже и нагим остановился у гардероба. Белья он не носил. К тому же, модели брюк были довольно узкими, чтобы иеть возможность заправить их в сапоги.
Пожалуй, современная мода была одной из тех вещей, которые Герарт не мог понять и, несмотря на  присутствие одежды из современных материалов, заказывал гардероб, состоящий из вещей привычного кроя.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры

Отредактировано Gerart (10.03.13 23:47:51)

+1

13

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Граф ушёл, таинство было прервано. Янош сам его прервал, серчать здесь было не на кого, разве что на себя самого. Он надеялся всем сердцем, пусть оно и не билось, что им ещё предстоит наверстать упущенное из-за сегодняшней спешки. Он надеялся, что у них будет новый вечер! Если бы вампир был уверен, что может молиться, то свои мысли назвал бы молитвой.

Времени практически не оставалось. Стоило вспомнить о бытовом прогрессе и воспользоваться феном. Мужчина собирался быстро, на сверхъестественных скоростях. Он поднялся из подвала в холл первого этажа. Одетый почти так же, как вчера, вампир стянул волосы в хвост на затылке, не пряча лицо. Но, вместе с тем, он стал всё чаще задумываться о том, что нужно носить повязку на незрячем глазу. Вчерашний испуг на лице гостьи стал последней каплей. Но улаживать вопрос эстетики было не время. "Позже. Сразу после", - сказал себе мысленно Янош. О, сколь многие сверхъестественные существа жили сегодня мыслью про "после"!

Граф и его спутник вышли из дому, чтобы максимально быстро добраться в ближайший клуб с донорами. Пришлось задержаться на четверть часа, но тем не менее, кровавая жажда была утолена. Сейчас любой способ увеличить силы был к месту, пожалуй. А из клуба вампиры направились прямиком к "Цирку Проклятых".

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры

+1

14

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Территория Округа » Особняк графа -----»

Их пропустили в клуб безо всяких задержек. Очевидно, история о вчерашнем визите Колберта успела разойтись среди персонала, во всяком случае, оборотни-охранники были напряжены сильнее обычного. Напряжение чувствовалось и в воздухе, густой, почти осязаемой волной. При желании эту волну можно было бы использовать и обратить в удас сомнений и опасений при помощи horreur.
Герарт попросил одного из молодых ликои сообщить принцу, что они уже здесь.
И, в целом, более у них с Яношем не было забот кроме как ожидать распоряжения Жан-Клода.
По возможности Герарт хотел бы, конечно, уидеть его перед дуэлью.
Вспоминая, с чего началась их давняя дружба - столь редкое понятие среди вампиров! - граф подумал о том, что сегодняшнее противостояние Колберту и, через него, Белль, как и тогда, Жан-Клоду приходится выстоять в одиночестве.
И на месте принца Герарт чувствовал бы себя жутко одиноко.
Графу нельзя было отказать в наблюдательности, он видел, что Ашер, так много веков бывший бок о бок с Принцем, вчера был крайне недоволен. Не важно, что причиной тому невольно послужил он, Герарт. Важно то, что, вполне возможно, Жан-Клоду просто нужно услышать слова поддержки. Которых Ашер мог и не сказать.
Впрочем, это лишь домыслы и, может быть, он слишком сурово судит Ашера?
Так или иначе, увидеть Жан-Клода до дуэли было бы хорошо.
И, кроме того, у Графа была еще одна важная мысль.
Он повернулся к стоящему рядом Яношу, взял его за плечи:

- Если все завершится плохо... Если будет реальная опасность... - он не знал, что сказать. Требовать убегать и тем самым оскорбить подопечного, дав понять, что не верит в его силы? Бред. Приказать держаться подальше? Уйти сейчас? - Я не могу позволить себе снова тебя потерять. Я прошу тебя, Янош, будь осторожен.

Возможно, эти слова будут лишними, возможно, дуэль завершится в их пользу, а Колберт смирится с поражением. Возможно. Но не сказать этого Герарт не мог.

Отредактировано Gerart (11.03.13 00:35:16)

+1

15

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Гостиная | Зала -----»

Прежде чем появиться в подземных коридорах для встречи Герарта и Яноша, Жан-Клод успел много чего сделать. Пробудившись за несколько часов до заката, Принц покинул пустую залу и добрался до своей комнаты, принял душ и оделся. Сегодня его выбором стала черная шелковая рубашка "слим", заправленная в тесные кожаные белые штаны. На ногах были непривычные черные туфли с пряжками под серебро. Обычно Жан-Клод отдавал предпочтение сапогам до колен, но сегодня ему хотелось чего-то кардинально нового.

Кровавый ужин так же не заставил себя долго ждать, как и Ребекка, которая вручила Мастеру города два билета в театр "Фокс". И прежде чем заняться прочими делами, Жан-Клод заглянул в комнату к дочери, которая тогда еще безмятежно "спала". Поцеловав ее в висок, мужчина оставил билет на прикроватном столике с запиской, содержащей в себе ценные указания и план действий на первую ночь октября.

Цепляясь за какие-то мимолетные проблемы, Жан-Клод тем самым заставлял себя не думать о грядущем. Не думать о том, что даже сегодня все стараются говорить как можно меньше в его присутствии. Возможно, это происходило инстинктивно, когда люди и оборотни просто не знали что можно сказать такому вампиру, как Жан-Клод в такой ситуации, как скорая дуэль... Принц закрывал на это глаза, продолжая раздавать поручения, одним из которых был конечно же звонок человеку-слуге Колберта, Кристофу. Ребекка сообщила колдуну, что местом дуэли было выбрано помещение в глубине подземелий Цирка Проклятых, и что до "каменной залы" Карателя Белль Морт проводят охранники.

Ашера со вчерашней ночи Принц так и не видел, но ему и не нужно было лицезреть бывшего любовника для того, чтобы знать - тот намеренно избегал встречи. "Его поведение в очередной раз доказывает, что мой выбор был неоспоримо правильным..." - вампиру только и оставалось, что соглашаться с самим собой. Быстро вошедший в кабинет оборотень оторвал Жан-Клода от созерцания картины, изображающей счастливые лица двух вампиров и Джулианны. Он сообщил о прибытии Герарта и Яноша, и Мастер города интуитивно поспешил к ним на встречу.

- Доброй ночи, mes amies! Рад, что вы успели прибыть до начала дуэли, - Жан-Клод оказался подле вампиров достаточно быстро, используя свою сверхскорость. Томиться в ожидании было ни к чему, а погрузившиеся в удушающее молчание стены уже порядком опостылели. Но Принц все равно улыбался и старался быть самим собой, хоть и каждая клеточка его тела трепетала от непроизвольно накатывающихся драматичных мыслей.

+1

16

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Территория Округа » Особняк графа -----»

Волнение витало в воздухе, как призрачная паутина, захватившая враз всё внутреннее пространство "Цирка Проклятых". Оно в какой-то мере передавалось всем, кто проникал внутрь. И трепет напополам с отчаянием снова вспыхнул искрами между графом и его спутником. Герарт просил Яноша быть осторожным. Но оба понимали, что граф хотел бы иметь право приказать Яношу бежать прочь. Всё, что мог сделать Янош в ответ, он сказал:

- Я сделаю всё, что будет в моих силах, всё, что смогу, и всё, что не смогу, тоже сделаю.

Атмосфера в цирке была такой, словно все задержали дыхание перед тем, как глубоко нырнуть в тёмные страшные воды. Неведомое будущее тяготило не только людей, но и могущественных сверхъестественных существ. Янош искренне сочувствовал Принцу, эта ночь была совершенно особой именно для Жан-Клода. Он находился на острие кинжала событий, которые неслись с чудовищной, даже для вампиров не воспринимаемой скоростью куда-то во тьму грядущего, и бездна ли впереди или взлёт? Вампирские чары не имели ничего общего с предвидением будущего. Но то, как Принц держался, восхищало. Янош и прошлой ночью отдавал мысленно должное талантам Жан-Клода, управлять таким городом, столь сложной и разветвлённой системой, немалым количеством подданных - это тяжкий труд. А самолично сражаться а свои земли - такое было под силу много веков назад правителям-воинам, которые уже давненько перевелись. Но, как видно, перемены не касались вампирской среды.

- Доброй ночи, mes amies! Рад, что вы успели прибыть до начала дуэли.

- Доброй ночи, Принц. Удача будет с Вами! - не столько гарантия, конечно, сколько традиционное напутствие воину. Янош смотрел га улыбавшегося принца и улыбался в ответ. Если нужно держаться так, словно ничего сверх ординарного не происходит, значит, Янош тоже присоединится к игре.

В основном разговор перед дуэлью был диалогом принца и графа, потому, выразив свои добрые пожелания, Янош не вмешивался. Сильные и как будто равнодушные к своей судьбе, вампиры готовы были говорить и о том, что следует делать, если Жан-Клод потерпит поражение. Яношу оставалось слушать и оценивать масштабы бедствия. "О, Принц, не смейте погибать! Вы взвалили на себя бремя руководства городом и всеми тёмными душами в нём, так и продолжайте в том же духе! Вы не имеете права проигрывать! Нет! Это было бы слишком просто".

+2

17

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Жан-Клод был верен себе. О, как в свое ремя поразила Графа эта привычка его друга оставаться непринужденно-беспечным даже тогда, когда все тучи мира, кажется, сгустились над его головой!
Удивительное существо. Уникальное. Способное заботиться о безопасности едва знакомого вампира в счет собственного здоровья, даже жизни.
Пожалуй, это было одно из тех качеств, столь редких в среде детей ночи, что  сблизили Герарта и Жан-Клода в первую встречу, несмотря на то, что они находились, фактически, по разные стороны баррикад.

- Доброй ночи, mes amies! Рад, что вы успели прибыть до начала дуэли.

- Я не простил бы себе, если бы не успел с тобой повидаться до начала, - граф смотрел на Жан-Клода, отражая его улыбку, но на душе скребли даже не кошки, а целые вертигры. Потому что в эту ночь он несказанно волновался не только за Яноша. И даже не только за Арно. Он знал, что Жан-Клод уже не единожды выходил победителем из схваток, которые казались заведомо им проигранны. Случай ли это, невероятное везение или судьба, граф не знал. Но точно знал, что сейчас от всей души желает Жан-Клоду победы не потому, что он ринц, и не потому, что в случае его проигрыша на плечи Герарта упадет бремя нежеланной власти.
Граф просто хотел, чтобы его друг остался в живых.  Он успел слишком хорошо распробовать вкус горечи от потери близких, чтобы не дорожить такой крепкой и давней дружбой, пусть даже о ее давности знали лишь они с Жан-Клодом.
Потому сейчас граф крепко сжал руку Принца:

- Я сделаю все, что потребуется, в случае неудачи. Но все-таки, мой друг, постарайся выжить.

Их с Колбертом дуэль один на один должна была происходить в буквальном смысле наедине. А им оставалось лишь ждать. Результата, или же, в случае нарушения правил, призыва Мастера Города.
И как же сильно Герарт наделся, что Колберт это условие нарушит! Нет ничего хуже бездействия, когда буквально за стеной решается судьба небезразличных тебе существ.

+2

18

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Их улыбки озарили подземные коридоры лучом надежды. О большем Жан-Клод и мечтать не смел. Присутствие давнего друга и его подопечного разбавили несколько часов унылого молчания и сочувствующих взглядов. Кто-то из подопечных сочувствовал Принцу, а кто-то - самому себе, горевал о своей судьбе, которая могла искаверкаться в руках нового властителя.

- Доброй ночи, Принц. Удача будет с Вами!

- Благодарю, Янош, - он кивнул светловолосому вампиру, - сегодня она точно не будет лишней, - легкая усмешка. Жан-Клод был признателен повелителю ламий за все. Пусть они и не были знакомы так давно и так близко, Принц чувствовал его поддержку, ощущал некое сопереживание, хотя, здесь вполне могла идти речь о Герарте, но это не было столь важным сегодня.

Но самым важным во всей сегодняшней эпопеи было присутствие Герарта. На секунду вампир словно переместился во времени, к моменту их самой первой встречи. Кто бы мог подумать, что пролетевшие события так сильно повлияют на обоих мужчин. Дружба, сохранившаяся на долгие почти два столетия, была крепка и неприступна наперекор всему вампирскому сообществу.

- Я не простил бы себе, если бы не успел с тобой повидаться до начала. Я сделаю все, что потребуется, в случае неудачи. Но все-таки, мой друг, постарайся выжить.

Принц накрыл руки Герарта своей ладонью и сжал ее, и этого было достаточно. Объятия и признания не требовались им для выражения своих чувств, но Жан-Клод все же решил переступить эту грань. Как знать, возможна эта встреча была для них последней.

- О таком друге прежде я не смел и мечтать... Je t'aime, - как ни крути, но это была настоящая дружеская любовь, выраженная с особыми, не вызывающими ревность, интонациями. Жан-Клод хотел, чтобы Герарт просто это знал. - Скоро увидимся, - вампир кивнул для убедительности не только Герарту, но и самому себе. Он постарается. Он сделает все возможное и невозможное, чтобы выйти победителем в этой бессмысленной дуэли. "Надеюсь, этого будет достаточно..." - Принц выпустил руки графа и двинулся в сторону назначенного места, в сторону огромного каменного зала, который станет либо спасением, либо его могилой.

"Белль, неужели ты действительно так сильно ненавидишь меня?"

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Каменный зал

+2

19

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»

Уверенность – то, что ощущалось каждой клеткой тела. Колберт шёл по подземным переходам где-то глубоко в недрах логова и твёрдо знал, что сегодня будет поставлена точка. История со скандальным красавцем завершится. Веками так или иначе он напоминал о своём существовании, добавляя карателю забот. Странная приверженность госпожи к тому, кого можно было стереть в порошок столетия назад – всё, что спасало Жан-Клода от гнева и погибели. Но всему когда-то приходит конец. Ему больше не за чем было прятаться. Он нарушил достаточно правил, чтобы быть покаранным без оглядки на госпожу и её симпатии, смешанные с яростью, направленной на всё того же вампира. Теперь дело было не в удовольствии госпожи. Теперь Колберт сам требовал ответа. И Жан-Клод не мог отвертеться и не принять вызова, если его власть хоть чего-то стоила. Было бы нелепо, признай Жан-Клод тут же свою неправоту. Но Колберт не любил рассуждать о пустом, о том, что жило в области теорий. Его интересовали факты, а ещё то, что с этими фактами можно сделать. Они же помогли ему добиться сегодняшней дуэли. Все правила были соблюдены. Намереваясь уничтожить Жан-Клода, Колберт нигде и полудюйма закона не преступил.
Волки из охраны Жан-Клода вели Колберта к месту поединка, но мэтр воспринимал их разве что в качестве живых и движущихся указателей направления. Он знал, что когда победит нынешнего принца, cтая не посмеет бунтовать против него. С чего бы? Хотя волк и не его призывной зверь, бизнес есть бизнес. Крысы ведь тоже работают на Жан-Клода, призывающего волков. Думать о том, что будет позже тоже не следовало. Смаковать только одну мысль, одно событие сейчас было чрезвычайно приятно. Каждый шаг в буквальном смысле всё больше приближал его к схватке с Жан-Клодом. Колберт не сомневался в том, что отрезанный от своих помощников, принц Сент-Луиса окажется вскоре у его ног.
Возможно, сама неприязнь к Жан-Клоду была одним из самых острых чувств, что вообще ещё испытывал Колберт, итак далёкий от сферы эмоций. Но цепляться за едва ли не единственный отголосок ощущений в своей душе было бы не в его стиле.
Для дуэли был выбран зал, который всем своим видом говорил о древности катакомб, над которыми находился нынешний довольно современный «Цирк Проклятых». Если снести нелепую макушку у айсберга, плюсов в таком логове множество. Колберт также отметил про себя, что шли они достаточно долго, чтобы оказаться довольно далеко от здания самого цирка, над ними, скорее всего, была пустота магистрали или вовсе промышленная зона. Не собирался ли Жан-Клод замуровать здесь их обоих в случае провала? Может, его план был в том, чтобы дать потолкам обрушиться, но не выпустить Колберта наружу? Ведь не мог же он, в самом деле, надеяться, что выиграет дуэль у карателя?
Охрана покинула зал. Дуэль официально была начата. Не требовалось обмениваться каким-то словами, приветствия были уже ни к чему. Вчерашний вызов был принят, официально оба они теперь были врагами. А с противником не стоит цацкаться, когда бой всё ещё впереди.
Колберт дал принцу фору ради забавы. Но, почувствовав ментальную патоку в воздухе, тут же ответил аналогичной, выставив меч на меч. Ничего толкового обладателям ardeur друг с другом не сотворить. Колберт был в этом уверен до такой степени, что в  чём-то его уверенность была частью его же щита от подобных сил. Сражаться дистанционно было не интересно. Вампирские силы, скорость и ловкость куда выше людской – всё это прекрасно и очень полезно, но когда речь идёт о поединке двух сверхчеловечески одарённых существ, можно вычеркнуть все преимущества такого рода, так как силы оказываются равны. Стоит противникам оказаться рядом, как в рукопашной сильнее будет тот, кто лучший боец. Как если бы драка была человеческой. Потому, что достаточно скор, силён и ловок, достаточно крепок каждый, а банальный боевой навык развит совершенно по-разному, что чрезвычайно устраивало карателя.
Колберт сократил расстояние меж ними. Он не брал с собой свой привычный топор. Об оружии не договаривались. Сила на силу, талант на талант. И по части умений у Колберта было хорошо развито по крайней мере одно – превращать красивых существ из сонма любимцев Белль Морт в некрасивых. В первый момент вампир недооценил Жан-Клода. Красавец, верно, поняв, что собирается делать каратель (он всё ж таки уже видал его расправы не раз и не два), дал отпор. Да так лихо, что Колберт ощутил, как кожа на его скуле лопается, выпуская поток крови на кожу. Это острые ногти располосовали лицо по касательной. Рука принца сжалась на плече Колебрта, и пользуясь его же инерцией Жан-Клод перебросил англичанина через себя. Вампир отлетел в стену, помещение содрогнулось. Но ещё в полёте он успел кое-как сгруппироваться. Жан-Клод не собирался упускать возможностей, не ждал, пока Колберт придёт в себя и приготовится к нападению, потому принц атаковал вновь, ещё до того, как каратель повернулся к нему. Лицо Колберта поздоровалось с грубой поверхностью стены подземного кармана, где проходила дуэль. И ещё раз, и ещё. Пальцы Жан-Клода держали затылок накрепко, вплетаясь между длинными волосами Колберта. Но такое не могло продолжаться долго. Колберт понял свою ошибку. А боль пока можно было сбросить со счетов, его тело восстанавливалось достаточно быстро, чтобы разбитое лицо вернулось к норме словно в перематываемой научной плёнке о регенерации. Колберт вывернулся. Он ударил принца локтем, отшвыривая Жан-Клода прочь, в пальцах принца, скорее всего, остались тёмные пряди карателя. Ох, какую ярость в груди будило оказанное сопротивление. И какой дьявольский азарт! Ведь так гораздо занимательней, это уже не похоже на избиение младенца. Но оставив Жан-Клоду первый короткий триумф на недолгую память, Колберт принялся за него всерьёз, больше не шло речи о форе или каких-то подобных попустительствах.
Каратель озверел, выпуская наружу свою нечеловеческую суть. Если у многих старых вампиров стирались со временем качества, которые прежде делали их более человечными, то Колберта это не касалось постольку, поскольку всё человеческое ему было чуждо ещё до обращения в вампира. Современные медики назвали бы его психопатом и ничуть не ошиблись бы. Колберт не умел верно чувствовать. Химия его тела, его мозга не была заточена на правильное функционирование. Он был равнодушен ко всему подавляющее большинство времени. И именно поэтому так хорошо умел убивать, именно потому был столь глубоко заинтересован в процессах уничтожения, что не имел и капли сострадания в своём сердце ни после принятия тьмы, ни прежде.
Когда Колберт вновь сократил расстояние между ним и Жан-Клодом, он предварил момент сближения несколькими короткими фразами. То были староанглийские слова, ругательства, ничего почтенного и вразумительного. Но дело было не в словах, а в магии голоса. На теле принца стали появляться один за другим длинные диагональные рассечения. Но когда дистанция была сокращена, и Колберт оказался на расстоянии удара от Жан-Клода, рассечения уже не были самыми серьёзными повреждениями для красавца. Избиение, а это было уже именно оно, оглушало, заставляло терять ощущение пространства и времени, казалось, оно длится чудовищно, катастрофически долго. Колберт делал с Жан-Клодом именно то, что и хотел – превращал его красоту в окровавленный ужас. Изламывая его тело, криками раздирая кожу на сетки разрезов, круша кости ударами кулаков или бросками об пол и каменные стены, каратель улыбался. И сам перемазанный кровью, частично даже своей, он был почти в экстазе. Но помнил о том, что сильная и резкая боль, которой он снабжал принца в достатке, отгоняет намеренные попытки пробудить ardeur.
Бесконечно длиться такая кара не могла. Тело принца было сломано, остатки его вещей пропитались кровью, в которой был измазан практически весь периметр помещения. Глаза карателя горели магической зеленью, и он, как и обещал, накрепко держал свои щиты на месте, оставляя себя по-прежнему один на один с Жан-Клодом. Принц лежал на полу в луже крови. Так странно много крови было в его ещё недавно прекрасном теле. С вампирами всегда так, Колберт наблюдал подобное не впервые. Он остановился подле распростёртого и уже едва шевелящегося Жан-Клода, у того, что от принца оставалось, чтобы закончить поединок. Руки Колберта почти нежно легли по сторонам лица Жан-Клода, превращённого в кровавую маску с двумя синими сполохами посреди багрянца. Волосы карателя слиплись от крови и тёмными сосульками свисали перед его склонённой головой. Он смотрел на принца сверху вниз, скалясь в нечеловеческой улыбке.

- Вот и всё, мой принц. Жаль, что ты так и не закричал для меня.

Напряжение прошло по его рукам, Колберт собирался раздавить голову Жан-Клода в ладонях и увидеть самолично угасание его ярких глаз. Грубый и замкнутый, каратель вновь оказался сильнее красивой игрушки Белль Морт.

Отредактировано Colbert (13.03.13 01:21:34)

+1

20

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

Признание в добрых чувствах прозвучало, и словно сорвало пелену. Яоша потрясла мысль, дотоле далёкая и не такая опасная, что, быть может, они видят Жан-Клода в последний раз. "Он идёт навстречу смерти. Вот бы им разминуться!" Дело уже было не в том, что в случае гибели принца Герарт окажется привязан к слабым вампирам Сент-Луиса, а в самом Жан-Клоде. В его неповторимом, неукротимом блеске, в его человечности и стремлении вопреки всему оставаться совершенно особым, идущим против течения костного вампирского мира, чувствующим, сострадательным, отважным. Был ли Жан-Клод уже вот таким уникумом при своей человеческой жизни? Он ведь умер, чтобы родиться во тьму, довольно рано, слишком был молод для абсолютной цельности. То, каким он стал, скорее всего завершило своё формирование уже в годы существования под сенью ночи. И Янош лишь радовался, что когда-то Жан-Клод перестал быть человеком, чтобы вампиром прожить века, а не растаять зыбким силуэтом в их глубине, как происходило с людьми, пусть и с самыми впечатляющими из них. "Возвращайся, яркая звезда, на тебя надеются слишком многие, как на чудо, чтобы ты прекратил сбываться". Видно, в страхе за принца на Яноша накатил какой-то совершенно острый лиризм. Но визуально он разве что зубами не скрежетал, так был напряжён и собран. И в полуслепом взгляде едва ли читалась какая-то поэзия. Что выражал собою Янош внешне? Пожалуй то, что его лучше не задевать ненароком, слишком велико было напряжение нынешнего ожидания. Его пальцы сами собой сжались в кулаки. Вампир чуть пошевелился, чтобы костяшками задеть рукав графского одеяния. Ощущение его близости утешало. Он верил, что шансы ещё есть, не все они растрачены, даже при таких безумных обстоятельствах у принца есть возможность вернуться победителем. Думать об ином исходе он не имел права. Надо было призывать добрую удачу. Думать о ней, манить её на сторону принца. Суеверие, возможно, но Яношу так было спокойней. Ничем практическим помочь принцу сейчас он не смог бы, потому ограничивался хотя бы тем, что неистово верил в его победу. Как оголённый провод, Янош реагировал на любую перемену среды. Кто-то из охранников тяжко вздохнул и присел на корточки, сжимая голову в ладонях. Сказывалось адское напряжение. Янош повёл глазом, но остался стоять, где стоял. Для старых вампиров настал миг статики, когда они словно бы сливались с пространством даже посреди людного холла. Как много существ сегодня находились в том же ожидании? Тех, кто разделял чувства и эмоции Яноша по поводу происходившего было не мало. Вампиры разных рангов, оборотни, и не только волчьего вида. Что-то это говорило о значимости Жан-Клода, о том, какое влияние он оказывал на жизни всех тех, кто нынче переживал и всем сердцем желал ему успеха, вне зависимости от того, билось это сердце или нет. Взгляд Яноша задержался на лице графа. Какая буря сейчас бушевала внутри его сознания? И не пробиться. Да Янош и не пытался, сам отгораживался, так пережидать казалось проще, хотя на самом деле он цеплялся за любые иллюзорные ориентиры чего-то, что считал пристанью лучшего исхода.

- Он вернётся, - сказал вампир и едва узнал звучание своего голоса. Ответом ему были чужие взгляды, полные тревоги и надежды, кивки и улыбки, и тишина. Хотелось думать, что она была и теперь знаком солидарности.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Каменный зал

Отредактировано Janosh (17.03.13 01:40:48)

+1

21

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

- О таком друге прежде я не смел и мечтать... Je t'aime. Скоро увидимся.

- Je t'aime, - повторил Герарт, глядя, как Жан-Клод уходит в зал, где должен состояться поединок.
Все взгляды присутствующих провожали его, и в них  светилась такая неистовая надежда и такая преданность, что граф улыбнулся.
Нет, Колберт уже проиграл. Даже, если он убьет Жан-Клода, он останется в проигрыше, потому что такая любовь и такая верность  никуда не исчезнут. Этот город Крателю будет чертовски сложно покорить.
Тем не менее, напряжение росло. Из-за каменных стен  было не слышно, что происходит в зале, даже сверхчуткому нечеловеческому уху. И звенящая тишина, наполненная смесью страха и надежды, разбевляемая лишь звуком дыхания оборотней казалась живой.
Янош коснулся его руки, и Герарт почти безотчетно поймал  его пальцы, сжал. Это утешало их обоих.
Время тянулось, словно  нагретая на солнце смола, и про себя Граф уже решил - если никаких вестей не будет слишком долго, он сам нарушит правила. Пусть это будет началом не дуэли, но настоящей битвы, ему будет проще и желаннее стоть бок о бок с Жан-Клодом, защищаясь, чем ждать, ждать, ждать...
Нет ничего невыносимее ожидания и бездействия. Если бы страх Герарта мог принять какую-то конкретную форму, это было бы именно бессилие.
Он был бессилен когда убивали Атиллу и Рэйна, когда Яноша и Марьян заколачивали в гробы. Он не мог ничего сделать, когда их вмеровывали в стену, предлагая сдаться. Или - потерять их навсегда.
Он был бессилен лишь однажды, и не желал больше повторения.
Потому сейчас, собранный, напряженный, словно натянутая тетива, Герарт ждал. Плохого или хорошего. Хоть чего-то. Что могло послужить сигналом к вмешательству.
Время шло непростительно медленно. И, когда казалось, что  еще секунда - и напряжение, охватившее подземелья, прорвется, как лопнувшая струна, Граф не выдержал. Дуэль не могла длиться так долго.
Герарт решительно направился к дверям.

- Не стоит, - предупредил он дернувшихся было за ним ликои. И в его голосе, необычайно суровом и властном сейчас, было что-то, что заставило оборотней замереть. - Мы идем туда одни. Янош.
Ему не нужно было пояснять, что именно он хочет от  подопечного. Тот был вооружен, а современных молодых людей, пусть даже оборотней,  вид оружия порой усмиряет лучше слов.
Граф не хотел пускать в зал охранников. Если Жан-Клод мертв, это будет лишним риском. Если же жив...Наверняка ранен, иначе бы вышел к ним сам. А видеть хозяина в состоянии близком к отбивной подчиненным не стоит.
Герарт решительно толкнул двери, готовясь отражать метафизический удар, horreur сгустился вокруг него подобно щиту.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Каменный зал

Отредактировано Gerart (16.03.13 12:20:43)

+2

22

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры -----»

Каменные стены коридоров гулко отражали ровную поступь шагов Принца города. И там, где отремонтированные помещения резко обрывались, переходя в средневековую эпоху правления инквизиции, этот звук перерастал в звенящее эхо. Тьма, разбавленная яркими брызгами электрических ламп, постепенно сгущалась от монотонности образов. В этот момент Жан-Клод думал о солнце. Шесть сотен лет он не видел искрящихся лучей... не видел ослепительных бликов и кровавых закатов. Сердце жизни было ему недоступно... одни лишь холодные звезды, пустые и далекие, напоминали о ее существовании.

Вампир не боялся смерти. Глупое чувство - страх. Но было бы великим проявлением эгоизма позволить кому-то уничтожить себя. Будь он один во всей вселенной, без тех, кто верит в него и его победу, без близких существ, которые будут оплакивать его скоропостижную погибель, тогда да, может быть... Но не сейчас. Позволить себе такую роскошь он не мог. Как жаль, что некоторые вещи происходят вне зависимости от чьих бы то ни было желаний.

Принц вздохнул, приподнимая подбородок вверх, втягивая ноздрями воздух и приближающуюся волну жестокой магии. Колберт был уже на месте. Так распорядилась судьба, что изувер прибыл немного раньше. Их взгляды встретились, но ни приветствий, ни прочих слов не последовало. Дуэль началась трагически тихо.

Магия столкнулась в воздухе, разлетаясь на метафизические осколки, и Колберт двинулся на врага подобно смерчу, уничтожающему все на своем пути, но Жан-Клода это не удивило. Ему уже не раз случалось лицезреть бои изувера, который приветствовал грубую силу, свою мощь и умение наносить смертоносные удары. Принц подался в сторону, резко и быстро. С карателем Белль Морт можно было сражаться лишь внезапностью! Не позволять приближаться, не давать ни секунды передышки, ни мгновения собраться с мыслями. Жан-Клод внезапно ощутил внутри себя пустоту... отчаяние и боль отошли на второй план. Их вытеснили первые брызги вампирской крови. С садистом нужно драться без сожалений и сомнений, без жалости и эмоций.

Жан-Клоду слишком легко удалось перехватить инициативу, оцарапать лицо противника и припечатать его к стене. В воздухе запахло медью и солью, каменной крошкой и смертью, когда после очередного удара о стену, Колберт вывернулся и отшвырнул Жан-Клода прочь... Принц врезался в стену с невероятной силой. На секунду потемнело в глазах, и боль пронзила все тело от затылка и до копчика. Неровности неотесанных камней творили чудеса... И сила Колберта  превосходила все ожидания. Изувер приближался, что-то бормоча, но инкуб не распознал слов, он лишь успел закрыть лицо руками, как на него осыпался град режущих ударов. Сотни невидимых лезвий кромсали его кожу, не щадя одежды. Руки, защищающие голову, от запястий и до локтей прекратились в кровавое месево. Рубашка мгновенно окрасилась алым, роняя тяжелые капли на пол. Принц как в замедленной съемке наблюдал за столкновением тяжелой жидкости со слоем каменной пыли. Брызги микрочастиц разлетались в разный стороны, требуя еще влаги, но... Тянущийся миг резко оборвался сокрушающим ударом, и последующие уже не давали ему упасть. Жан-Клод чувствовал каждую сломанную косточку, каждый порез. И их становилось все больше и больше. Кровь заливала глаза, разлеталась в разные стороны... инкуб вдруг остро ощутил, как раздробился его нос, расплющился и низвергся фонтанами красной жижи. Ребра треснули, словно сухие тосты, рука выломилась в плече и загнулась назад, ключица провалилась куда-то внутрь... И после бесчисленных секунд, переломов и удушающей вечности в кипящем адском вареве, Жан-Клод перестал сопротивляться. Боль пульсировала, закладывала уши и не давала даже попытки совершить что-либо... ну хоть что-нибудь. Вместо стонов Мастер города закашлялся кровью, утопая половиной своего некогда прекрасного лица в вековой пыли. Регенерация не справлялась... было потеряно слишком много сил и крови, которая расплескалась едва ли не по всему помещению. Мысли путались, сбивались, и ни одна так и не обрела сознательную цепочку. Жан-Клод не знал о этой способности Колберта - уничтожать голосом. Надо же, изувер превзошел его, затаив козырь в рукаве. Смертоносный козырь.

- Вот и всё, мой принц. Жаль, что ты так и не закричал для меня.

Глядя на противника единственным целым синим глазом, вампир мог лишь прочитать по губам небрежно оброненную фразу. Разрезанные уши могли слышать одну только дробящую мелодию непрерывной боли и медленных ударов сердца... "Это конец" - единственная четкая мысль и снова разум погрузился в трясину отчаяния и беспомощности. Шевелиться принц не мог из-за переломанного в нескольких местах позвоночника, ног и рук, поэтому Колберт так просто обхватил его лицо руками. Практически любовно, лелея каждый момент своего превосходства.

- Отпусти... - нежный голос появился внезапно так близко и так далеко одновременно. Он был повсюду, заглушая боль и отчаяние. В воздухе запахло розами, а лицо Колберта исказила гримаса искреннего удивления. И в тот момент Жан-Клод знал, что увидел перед собой изувер. Он увидел прекрасное лицо Белль Морт, зажатое в своих ладонях, ощутил прикосновение ее шелковистой кожи и мягких волос. Она произносила слова своим голосом и чужими изувеченными губами. Вампир отдернул руки, все еще не веря глазам своим, но точно зная, что сие видение было реальностью. И в этот момент тяжелая волна силы обрушилась на Жан-Клода, но не для уничтожения, а для спасения. Глаз мгновенно затянулся синевой, и проснувшийся ardeur вырвался на свободу из выстроенных болью решеток. Он рванул вперед, как ураган, как лавина, как цунами. Он был всем и ничем одновременно. Он мог дать жизнь и забрать ее. Жан-Клод внезапно ощутил власть над этой мощью, всего на секунду, но не позволил себе упустить момент. Он спустил цербера с толстых цепей.

Колберта сбило с ног, а ardeur устроил неистовые пляски над оказавшимся беспомощным телом. Он пожирал его силу, пожирал его жизнь и мощь... теперь все это будет принадлежать другому хозяину, его хозяину. Сила возвращалась, возобновляя регенеративные процессы, но ее было слишком много... тело вампира не могло принять ее всю. И она стала искать выход.

Запах роз исчез внезапно, и лишняя сила низверглась, подобно вулкану. Огромным столбом ярости она вырвалась наружу, вверх, и унеслась прочь, забирая с собой сущность Колберта, который обездвижено повалился на пол с застывшим удивлением и широко распахнутыми глазами на мертвом лице. Это последнее, что смог разглядеть израненный вампир... и перед тем, как отключиться пришло осознание - несколько секунд назад он приобрел нечто большее, чем просто еще одна разновидность ardeur.

Все стихло, погрузилось в оглушающее молчание, и лишь кровавые лужи свидетельствовали о том, что здесь была настоящая бойня. В одной из них, утопая в собственной крови, лежал Мастер города, которому, видимо, суждено было остаться им сегодня. Он не шевелился и не подавал каких-либо признаков жизни, как и его недавний противник, но, в отличие от второго, он был жив! Регенерация собирала его косточки, сращивала сухожилия и вены, но заломленная правая рука и вывернутая в обратную сторону кисть левой не могли встать на место самостоятельно. Единственной вещью, оставшийся на бездыханном теле были штаны, превратившиеся в разодранные шорты. Все остальное висело лохмотьями, пропитанными кровью и пылью.

* * *

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Спальная Мастера города

+1

23

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры -----»

Защищаться, как и атаковать, не понадобилось.
В зале стояла  невероятная тишина. Тишина, пропитанная кровью и смертью. И еще - запахом роз, витающем в воздухе едва ощутимо, подобно шлейфу почти выветрившихся духов. "Белль?"
Неужели Колберт прибег к помощи своей Госпожи? Но все равно проиграл.
Герарт  бросил взгляд на Колберта. Изувер лежал в луже крови, уже и не ясно, чьей. Его шартрезовые глаза были широко распахнуты. И он был, без сомнения, мертв и словно высушен, выпит до дна.
Граф не мог понять, где Жан-Клод взял силы, чтобы противостоять не только англичанину, но и Родоначальнице, но это было и не важно.
Принц  лежал на полу и даже издалека выглядел очень плохо.
Граф стремительно приблизился, упал на колени прямо в кровавую лужу, осторожно перевернул окровавленное тело и облегченно выдохнул. Принц был жив. Избит, с множеством ранений и переломов, измочален, но- жив.
Герарт затопило облегчение такой огромной силы, что на мгновение даже закружилась голова. Было сложно предугадать, чем в последствии обернется эта победа для всего города, но это было и не важно. Главное- его друг был жив.
Регенерация, крайне медленно, но все же затягивала исполосованное глубокими ранами тело вампира. Однако неестественно вывернутая рука выглядела очень плохо. Похоже, кости начали срастаться под таким диким углом.

- Как отрицательно, - пробормотал Граф и осторожно поднял бесчувственное тело на руки. В идеале сейчас Жан-Клоду нужно усиленное кормление для скорейшего заживления, судя по всему, все эти лужи кровищи в зале - именно  из принцевых ран. Стало быть, Жан-Клод совсем обессилен. Но прежде всего нужно что-то решить с рукой. Вправлять на место сломанные и начавшие срастаться кости - то еще удовольствие. Но делать это нужно хотя бы не  валяя принца еще больше в каменной крошке и крови.- Янош, будь добр, помоги мне.  Жан-Клоду придется заново ломать кости, это малоприятное зрелище, но один я не справлюсь. Подержишь его.
Граф отошел  в сторону, где пол был не в выбоинах от ударов и не в кровавых пятнах. Осторожно опустил принца, кивнул подопечному. Подождал, пока он зафиксирует тело Жан-Клода - боль обещала быть нешуточной, даром, что пока Жан-Клод без сознания. Дернуться и навредить себе еще больше после того, как выжил в схватке с сильнейшим вампиром Старого света было бы по меньшей мере нелепо.
Герарт выдохнул прежде, чем взяться за руку принца. Вампирская сила позволяла шутя ломать любые кости, но все-таки не просто осознанно сломать их близкому тебе существу. Пусть даже и ради его же блага.
Движения Графа были резкими и нечеловечески быстрыми. Со стороны могло показаться, что он вовсе ничего не делал, только  в тишине раздался звонки хруст сломанных костей. Едва успевшая сростись рука внувь была сломана, и Герарт обеими руками держал ее в правильном положении. Иначе все могло вновь пойти не так, и пришлось бы начинать все с начала. А порванные сухожилия и переломы - это больно даже для не-людей.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Спальная Мастера города

Отредактировано Gerart (17.03.13 18:45:54)

+2

24

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Подземные коридоры -----»

Граф решил двигаться к месту дуэли, и Янош тут же извлёк из кобуры свой пистолет. Для начала, это внушило оборотням кое-какую уверенность, что они там сейчас не будут нужны. К тому же, Янош понимал, что даже Колберту трудно быть быстрее пули. А такая частность была нынче весьма кстати. Раз уж они вознамерились нарушать правила, соблюдать церемонии с карателем было уже незачем. Если Колберт окажется на ногах, а Жан-Клод нет, первое, что сделает Янош, выпустит изуверу в голову всю обойму. Разбираться можно и после, что там было честно, а что нет. Город, вне зависимости от того, есть у него ещё Жан-Клод или уже нет, не будет отдан на растерзание "послу Старого Света".

Когда они оказались внутри каменного зала, Янош, глядя над стволом, воззрился на карателя. Тот, похоже, уже не представлял опасности. А граф кинулся к Жан-Клоду. Но что такое для вампира ранга Колберта застывшее тело? Это мало для окончательной победы. И всё-таки он не шевелился. И всё-таки стоило перестраховаться. Он мог быть в каком-то особом анабиозе. И пока Герарт разглядывал явно живого, хоть и пострадавшего до крайности Жан-Клода, Янош решался для своего же спокойствия поставить в деле точку.

- Есть шанс для такого, как он, что он ещё вернётся.

Если бы вампир стрелял в каменном кармане, это могло бы грозить даже сверхъестественно устойчивому слуху. Палить в череп карателя было излишне. Он не трепыхался. Янош убрал пистолет, раз стрелять было не в кого, оружие не требовалось. Он опустился на колено рядом с мёртвым телом и пустил в ход силу своих рук и остроту своих когтей. Если вампиру не мешать, то его силы вполне хватит на обезглавливание голыми руками. Янош действовал быстро и чётко. Голову карателя он попросту оторвал, а после выдрал из грудной клетки его сердце. Разложив куски в приличной дальности друг от друга, вампир рассудил, что после всё это стоит сжечь, и прах нужно будет развеять над текучей водой. Уж больно силён был Колберт, чтобы без оглядки пустить всё на самотёк.

- Янош, будь добр, помоги мне.  Жан-Клоду придется заново ломать кости, это малоприятное зрелище, но один я не справлюсь. Подержишь его.

В каменном зале гулко разносились звуки голоса. Только что Янош разрушал одно тело, чтобы наверняка не дать ему существовать, а теперь шёл через зал, чтобы повредить другое во имя его же жизни. Главное сейчас было действовать, а не полоскать в сознании свои впечатления от происходившего.

Мужчина сделал, как велели. Он зафиксировал принца максимально надёжно и кивнул Герарту, что готов на случай, если Жан-Клод сейчас забрыкается. А было от чего к самому потолку подскакивать. Кости успели срастись, притом совершенно неверно. Хруст разламывающихся костных тканей прозвучал коротко и ужасно. Принц очнулся от причинённой ему боли, но он был слишком слаб, чтобы сбросить с себя сразу Герарта и Яноша. Каким-то образом его обескровленное тело нашло возможность восстановиться, но на том силы и канули.

- Ты победил, - сказал Янош, встретившись взглядом с Принцем, разбуженным из забытья вспышкой боли. - Его больше нет.

После он вновь обратился к графу:

- Принцу нужна кровь. И ещё... похоже, нужно отвести глаза тем, кто ждёт снаружи. Тело могло ещё где-то срастись неверно, слишком много крови и грязи, чтобы увидеть сейчас. Но там, снаружи, ждут вестей. Я выйду к ним на минуту.

В коридоре и впрямь ждала охрана, как они всё ещё соблюдали приказ не вторгаться, Янош не понимал. Но то, что приказ работал, восхищало.

- Ваш Принц победил во время демонстрации силы. Освободите дорогу до его покоев. По пути не должно быть ни души. И ещё. Когда мы выйдем, в зале нужно собрать останки тела. Собрать в три отдельных пакета. Сжечь по отдельности. И на рассвете развеять над тремя разными текучими водами.

Похоже, слова Яноша не звучали для охраны как некий сектантский бред. Что делать при смерти или тем, что ею кажется, когда речь идёт о старом и сильном вампире, не было в новинку для тех, кто работал в катакомбах цирка в качестве хранителей местного порядка. Яношу ответил высокий мужчина со стянутыми в хвост тёмными волосами. Его звали Лисандро и он был крысолюдом. Похоже, в сегодняшней смене он был старшим. А выглядел так, словно был старшим вообще во всех сменах. Он не собирался спорить, сомневаться, пренебрегать. Он отнёсся к словам вампира со всей серьёзностью. И, слушая Лисандро, Янош переставал терзаться, что нечто будет не сделано или сделано наперекосяк. А коридоры, меж тем, живо обезлюдели. Янош вернулся в зал, однако как добираться до покоев Жан-Клода, он не знал. Когда мужчина вновь вошёл в каменный тупик, то увидел, что Герарт поднял Жан-Клода на руки. Это всегда было легко - брать на руки вес чьего-то тела, когда только одной можно выжать минивен. Да и сколько весит обескровленный вампир? Но такое всегда выглядело странно, потому, что тело на руках не смотрелось маленьким и невесомым. Янош не хотел запоминать Жан-Клода в крови и каменной крошке, не хотел запоминать его вскинувшимся от боли нового перелома, пусть и сделанного во имя его же блага. Он запоминал Жан-Клода, очнувшегося победителем. Он фиксировал в памяти образ мужчины, отстоявшего свой город. Как бы ни выглядел Жан-Клод, он был первейшим, а поверженный лежал в зале по кускам. И скоро от них уже тоже ничего не останется. Эта мысль утешала.

Граф не даром почти каждую ночь прошедшего года проводил в пределах "Цирка", рядом с Жан-Клодом. Он как раз был в курсе, что делать и куда идти. Он сообщал об этом Яношу мысленно, не размыкая губ. Их новая связь позволяла бесперебойно держать контакт друг с другом на ментальном уровне. Янош шёл чуть впереди, буквально в метре перед графом, несшим на руках истерзанного и обескровленного Принца. Вампиры пользовались умением, которое было у всех, кто достаточно давно был мастером. Они применяли нечто сходное с массовым гипнозом, находясь в самом центре коридора, где в любой момент мог повстречаться охранник, особенно ретиво следивший за пустотой коридоров, но не бравший в расчёт самого себя. Лучше уж Жан-Клода сейчас не увидит никто. Оборотни слушались приказа, и скорее приказа Лисандро, чем слов Яноша. Они итак старались не замечать, а толика магии лишь усиливала эффект. Мимо пронеслись тени, а что там с ними? Не уследить. Вампиры отводили глаза, они словно тёмный ветер продвигались вперёд, быстро и чётко, а их не видели. Они были на самом заметном месте у каждого поворота, но что-то в их образах заставляло пытавшихся украдкой увидеть, что же за шествие следует каменными туннелями, не замечать, что именно происходит. Перемещение. Кто-то идёт, ничего важного. А кровь на теле Принца уже достаточно спеклась, чтобы не оставлять кровавого следа за ними.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Спальная Мастера города

Отредактировано Janosh (17.03.13 02:37:02)

+1

25

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Каменный зал -----»

Жан-Клод на руках, казалось, вовсе ничего не весит.
Он то приходил в сознание от боли, глядя в никуда невозможно-синими от голода глазами, то вновь проваливался в забытье.
Благодаря Яношу, взявшему на себя труд по полной ликвидации тела Колберта, распорядившегося о порядке среди оборотней, они двигались по почти безлюдным коридорам.
Граф улыбался - им предстояло привести Жан-Клода в более презентабельный вид, всем не грех было бы поесть, да и грядущие разборки с Белль Мор по поводу гибели ее послов обещали быть малоприятными.
Но все это было ничем по сравнению с возможным вариантом победы Колберта.
Граф опустил израненное тело на кровать, и взгляд его тал задумчивым.

"Я всегда знал, что ты силен, мой друг. Но никогда не подозревал, до каких вершин ты способен подняться. Возможно, ты и сам не подозревал".

Избавив Жан-Клода от рванья, в которое превратилось его великолепное облачение, Герарт повернулся к Яношу.
В глазах автрийца еще не до конца угас огонек недоверия, что все завершилось, и страха за Яноша. Но Граф улыбался.
Эту ночь можно село вписать в историю, как замечательный повод для празднования.

_ Нужно привести принца в надлежащий вид. Думаю, с питанием у него здесь проблем нет. И мы обещали Арно в случае успеха присутствовать хотя бы на втором акте его оперы.

Герарт умолчал о том, что там, в зале, присутствует еще и Софи, и, если Герарт хоть что-то понимал в характерах юных особ, у Жан-Клода должен будет состояться весьма экспрессивный разговор с дочерью, ведь ее не посвятили в тайну сегодняшней дуэли.
Ах, потом, все потом! Герарт по привычке взмахнул руками, резко дернулись и опали кружевные манжеты его рубашки.
Для начала следовало  позаботиться о ванной. Регенерация - вещь хорошая. Но все-таки малоприятно, когда в кожу врастают грязь и каменная крошка.
Граф никогда не был в ванной комнате личных покоев Жан-Клода, однако без труда разобрался в весьма типовой системе подачи воды, так что через какое-то время огромная ванна, больше похожая на небольшой бассейн, была наполнена горячей водой.
Герарт с сомнением посмотрел на весьма глубокую емкость и решительно снял с себя камзол.

- Боюсь, что нам нужно будет непосредственно поучаствовать в омовении. Иначе наш принц бесславно утонет в собственной ванне, пережив дуэль. Будет неловко перед подчиненныи, не находишь? - Граф улыбнулся. В последнее время он как-то очень часто принимал участие в водных процедурах, которые не касались лично его сиятельства.

+2

26

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Каменный зал -----»

Судя по тому, как повеселел его спутник, беспокоиться за вампира уже не следовало. С человеческой точки зрения с Жан-Клодом были нелады, с вампирской - всё обратимо, главное, что он выжил. Янош смотрел, как Герарт разоблачается и с задумчивым видом направился в ванную принца. Да, она была скорее бассейном, особенно в глубину. Нет, разумеется, Жан-Клод не умер бы, даже если бы его на год оставили под водой. Но было просто нехорошо ронять его на дно, а продержится ли он сейчас сам? Не стоило экспериментировать. Уверившись, что ситуация совершенно особая (не то, чтобы Янош в этом сомневался, он доверял графу и его действиям, скорее ему было любопытно, в чём, собственно, дело), мужчина кивнул на дверь, которая вела из роскошных покоев наружу:

- Я пока выйду и выясню, кто тут его "яблоко крови", найду ещё дополнительных добровольцев, одного сейчас окажется маловато для полного восстановления.

Вампир очень отчётливо помнил, как выглядел каменный зал. Судя по обилию крови в периметре, на полу и стенах, Жан-Клод лишился почти всего своего запаса. Его тело спасала и заживляла чистая метафизика, но жажда есть жажда. Без крови вампир выглядит очень печально, хотя, надо заметить, энергетически Жан-Клод не ощущался слабым, что странно после такого-то боя. Но было не до деталей такого рода. И Янош, как и говорил, отправился прочь из покоев.

Искать не пришлось. Буквально за порогом была пара охранников. Не долго думая, Янош попросил их связаться с Лисандро, излагать суть проблемы было проще ему лично. Подождав, пока Лисандро выйдет на линию, Янош обратился к нему при помощи выданной охранниками рации:

- Принцу нужен его донор. И лучше ещё несколько добровольцев, речь о сильных оборотнях. Не больше троих. Как можно быстрее. Жан-Клод находится в его же покоях.

Чудо-человек был этот Лисандро! Он понимал всё сразу, он не задавал лишних вопросов. Он производил впечатление настолько умелого профи, что любо дорого было наблюдать за тем, как работает система под его контролем. Янош даже чуть-чуть пожалел, что крысы - не его звери. Ламия, конечно, сильнее крысы, но общение с загадочной дамой давало мало результатов, понять бы её ещё! А тут такое сокровище ходит. Идеальный боевик. Вскоре труды Лисандро принесли свои результаты. К покоям подошли, как и заказывал Янош, четверо. Один из оборотней, ликои, представился как Джейсон, блондин невысокого роста, он как раз и был частым донором принца, с ним было ещё трое, и не все были волками. Церемоний не разводили. Постучавшись, но не дожидаясь ответа, так как отвечать было некому (граф и принц уже были в ванной), Янош отворил двери в покои.

- Мы подождём здесь. Когда принц будет готов, он выйдет к вам.

Но в чём же это он выйдет?

Янош с сомнением поглядел на дверь ванной. Негоже мешать. Он вспомнил о ментальной связи, пока такой новой для него. Он потянулся мысленно к графу и не ощутил сопротивления щитов.

"Герарт! В ванной есть халат Жан-Клода? Или нужно найти что-то? Я в комнате с оборотнями для Принца. Но... сам понимаешь".

Отредактировано Janosh (18.03.13 00:47:34)

+1

27

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Округ: «Circus of the Damned» » Каменный зал -----»

Из обморочного состояния Жан-Клода выдернула резкая боль и сиюминутное желание ее прекратить. От этой резкой перемены между тьмой и светом голова пошла кругом и, кажется, с губ сорвалось что-то невразумительное, но очень похожее на французское ругательство. Сознание вернулось неподобающе быстро и взгляд в один момент прояснился, улавливая перед собой лица знакомых вампиров. Принц внезапно почувствовал себя очень даже хорошо, но эта была лишь иллюзия, навязанная болевым шоком. Мозг снова отключился.

Периодически сгущающуюся над ним тьму разбавляли яркие вспышки коридорных ламп. Вампир узнавал их и на доли секунды понимал, что идет он не сам, что его куда-то несут. Сопротивляться было невозможно из-за банальной нехватки физических сил. Потеря крови сделала свое гнусное дело - превратила Жан-Клода в тряпичную куклу.

И когда Принц окончательно пришел в себя, то даже не вспомнил всего того, что происходило с ним во время непробудной тьмы. Шум воды и знакомый запах одеколонов и банных принадлежностей вывели его из транса. Вампир моргнул, сбрасывая морок и наваждение. Его взгляд прояснился и тут же идентифицировал помещение. Ванная. И Принц сидел в чаше для мытья, наполненной водой... рядом раздевался Герарт. Жан-Клод улыбнулся, следя за грациозными движениями своего друга.

- Hallo, - пожалуй, после пережитого "привет" - это было очень верное слово, но звучание собственного голоса очень удивило Мастера города. Голос был сиплым, словно Принц голосил всю ночь не хуже мартовских котов. - Подожди, mon ami, я справлюсь, - вампир кивнул головой. Граф был вовсе не обязан лезть в воду, окрашенную красным и серым, да и сам Жан-Клод ощущал себя вполне способным совершить обряд омывания. Подумаешь, слабость.

Он оперся на край ванны, чтобы дотянуться до гелей и шампуней, но не тут-то было. Привычно сильная рука настолько ослабла, что не могла удержать вес тела своего хозяина. Кисть соскользнула, и Принц ушел под воду с головой. Благо, тут же смог вынырнуть и навалиться на бортик ванной. Намокшие черные волосы облепили лицо, скрыв обзор.

- Похоже, что нет, - опечалено заметил он, убирая пряди волос с глаз. Но как бы ни был силен Граф, мыть полуживое тело в одиночестве - занятие не самое простое... и очень кстати Принц уловил приближение вервольфов, в частности Джейсона. Хоть в последнее время Жан-Клод и не пользовался его услугами в качестве постоянного донора, сейчас он был очень кстати. На этого светловолосого волка вампир мог положиться и доверить сохранение тайны о его нынешнем состоянии и внешнем виде.

- Пожалуй, мне нужна кровь сейчас... Иначе, я даже до двери не дойду, - и инкуб мысленно позвал своего вервольфа. "Джейсон..."

Блондин, стоящий в покоях Принца, оживился и ослепительно улыбнулся Яношу.

- Мастер зовет меня, я могу войти?

+1

28

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

-  Hallo.  Подожди, mon ami, я справлюсь.

Герарт отвел было в сторону руки, улыбаясь и показывая, что он не настаивает.
Слышать голос Жан-Клода, пусть даже невероятно хриплый, было приятно. Возможно, они с Яношем недооценили силу принца, и он действительно справится сам? Граф, во второй раз за ночь оставшийся раздетым до пояса, отодвинулся было, но тут же дернулся обратно, стоило Жан-Клоду погрузиться под воду.
Принц успел вынырнуть, но Герарт все равно на всякий случай подхватил его под локоть, не давая снова соскользнуть в воду.

- Нет, так решительно не годится. Только не говори мне, что ты вздумал утопиться, - Граф шутил, но глаза его внимательно оглядывали руку Жан-Клода. Нужно было убедиться, что кости срослись верно. На всякий случй он предупредил, - На твоем месте я бы не слишком активно пользовался этой рукой хотя бы минут двадцать. Мне пришлось заново ломать тебе кости, чтобы регенерация прошла как надо.

Жан-Клод заговорил о крови, и Герарт посмотрел на него с некоторым сомнением.

- Ты уверен, что  твоему донору стоит видеть тебя..ммм...таким? Тогда как скажешь. Но уж прости, Жан-Клод, отпускать тебя в свободное плавание я пока не собираюсь. Тебе удалось победить в поединке Силы, мне не простят, если после этого ты окочуришься в собственных же покоях.

Джейсона Герарт знал лишь поверхностно - видел его в коридорах и был в курсе, что тот танцует стриптиз в клубе. Пару раз сталкивался с ним у дверей кабинета Жан-Клода. Но и только.
Однако Жан-Клод позвал именно его, значит, этому улыбчивому парню можно доверть.
Блондин присвистнул, глядя на  своего Мастера, и без лишних слов скинул майку.

- Не хочу заляпать кровью, раз уж все обошлось, у меня впереди еще работа, - с улыбкой пояснил он и подошел к ванной, опустился на колени так, чтобы его шея находилась ровно напротив бортика.
Убедившись, что Джейсон удерживает принца над водой, Граф уделил внимание вопросу Яноша относительно халата. Оборотни, конечно, существа без комплекосв, и наготой их не удивишь. Но все-таки подчиненные - это не любовники, с ними нужно соблюдать какой-никакой регламент.
Черный шелковый халат, отороченный мехом, нашелся на крючке у самой двери, и Герарт сам себе кивнул. Вот и прекрасно.

"Все в порядке, Mein Herz. И с халатом, и с кровью, похоже. Правда, я не уверен, что одного этого хиляка Жан-Клоду хватит после такой ночи. Но он, по крайней мере, будет способен сам передвигаться и отдавать распоряжения".

Отредактировано Gerart (18.03.13 16:49:27)

+2

29

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

◕ Окраины города » Загородный дом Арно -----»

Он остался в машине, как и обещал.
Всю дорогу до Цирка Колберт, по обыкновению молчал, оборотень тоже не спешил нарушить молчание. Обычно тишину в машине прерывал Кристоф, но сейчас его с ними не было. А тишина, в общем-то, была вовсе не напрягающей.
несмотря на поднятые щиты, они прекрасно чувствовали друг друга. Молчать Бьёрну было уютно.
Когда Колберт вышел из машины, оборотень только кивнул ему - "Удачи тебе, Мастер".
Он не сомневался в его силе ни разу, как и в скорой победе. Как не сомневался никогда - слишком много на своем веку Бьёрн повидал, особенно того, что касалось расправы Колберта над неугодными. В нем ли сомневаться?
На стоянке сегодня было довольно просторно, то ли еженощное шоу еще не началось, то ли его вовсе отменили сегодня, заботясь о безопасности людей.
Бьёрн равнодушно разглядывал  напряженных охранников, не иначе, как в честь приезда их пугающих персон оставшихся стоять снаружи. Совсем молодые, всего год или два, как впервые покрылись мехом.
Бьёрн успешно ломал таких даже в те далекие годы, когда сам еще не был альфой. Метафизика метафизикой, но чисто физически что такое пара-трока волков против огромного медведя?
Однако волчата не спешили затевать разборки, и датчанин тоже соблюдал некоторую вежливость. До поры, до времени.
В руках медведь вертел мобильный телефон, белесые брови сошлись на переносице. Бьёрн прокручивал в голове то так, то эдак поведение Кристофа и не мог понять, откуда у него в душе это смутное мерзейшее чвство какого-то подвоха?
Обычно взбалмашный и крайне нервный, в эту ночь Кристоф прямо-таки побил все сови собственные рекорды. Он нервничал, был раздражен, как целый рой потревоженных пчел. Разве что не кусался. Такому поведению должны были быть причины.
Бьёрн опустил свой щит - на слчай, если эксцентричный вудуист расколошматил мобильный и думает связаться с ним привычным способом. Да и к чему ставить ментальные стены, когда двое других в триумвирате наглухо закрыты?
Бьёрн ощущал их так ясно, словно касался щитов руками - металл и скала.
Время шло, и оборотень хотел было выйти на улицу размяться, когда ужасающая слабость навалилась на него, подобно удару рукояткой меча по голове.
Перед глазами заплясали цветные мушки, а потом пришла ужасающая, невероятная тишина. Он не чувствовал и не видел больше ни скал, ни металла. Он упал бы, не сиди сейчас за рулем.
Оборотень навалился на руль всем корпусом резкий звук автомобильного гудка резанул по ушам, возвращая в реальность.
Бьёрн никогда не думал, что пустота может быть такой оглушающей. Мертв? Мертвы?
Попытка потянуться по привычным нитям связи не дали ничего - нити были оборваны, он почти видел эти перерезанные узы. Неужели Колберт проиграл?
Непослушными пальцами скандинав нажал кнопку быстрого набора на телефоне. Какая глупость - пользоваться людской связью, когда самая прочная и надежная связь больше не существует! И все-таки он слушал гудки. Один, второй, третий.
На десятом или двенадцатом мобильный полетел на пол и развалился на несколько частей где-то под ногами.
Истории о том, что Зверь Зова может пережить своего Мастера, были легендами, редчайшими исключениями. Кажется, их число пополнилось еще одним.
Бьёрн резко ударил о тормозам. В Цирке от Колберта осталось не больше, чем кучка пепла. Туда было незачем рваться и некого защищать.
И где-т ов городе еще вот-вот найдут тело мертвого Кристофа...
Машина рванула с места так резко, что шины взвизгнули.
Он мчался обратно, за город, в их временное убежище, не совсем четко понимая, что теперь делать. Впервые за более чем пятьсот лет Бьёрн позволил себе такую роскошь, как страх.
Впервые за более чем пятьсот лет он чувствовал такое одиночество.

-----» ◕ Окраины города » Загородный дом Арно

+2

30

ПЯТЫЕ-ШЕСТЫЕ ИГРОВЫЕ СУТКИ
[1 октября; вторник; ночь]

- Нет, так решительно не годится. Только не говори мне, что ты вздумал утопиться. На твоем месте я бы не слишком активно пользовался этой рукой хотя бы минут двадцать. Мне пришлось заново ломать тебе кости, чтобы регенерация прошла как надо.

Так вот, что это было тогда. Резкая боль во имя его же блага, правда Жан-Клод совсем не помнил, как именно его рука была сломана... Но теперь она была целой. Принц, словно не доверяя самому себе, пощупал больную конечность пальцами другой руки. Кости срастались правильно, и мужчине даже показалось, что он чувствует странное движение под кожей.

- Спасибо, - коротко сказал он, со всей благодарностью глядя на Герарта. - Не хотелось бы впоследствии принимать приглашения на главную роль в "Notre-Dame de Paris", - он издал смешок и поморщился. Похоже, еще не все кости достаточно срослись для резких движений.

- Ты уверен, что  твоему донору стоит видеть тебя... ммм... таким? - Жан-Клод лишь уверенно кивнул. Джейсон подходил для этой роли куда лучше остальных. Он был беззаботным, веселым и преданным юношей. Именно поэтому Принц его так ценил. - Тогда как скажешь. Но уж прости, Жан-Клод, отпускать тебя в свободное плавание я пока не собираюсь. Тебе удалось победить в поединке Силы, мне не простят, если после этого ты окочуришься в собственных же покоях.

- Да, будет крайне неловко, - вампир не выдержал и рассмеялся, но тут же снова поморщился от боли. Оказалось, что легкие еще недостаточно регенерировали, но это не сильно заботило их обладателя. В ванную, как к себе домой, ворвался вервольф. Жан-Клод был несказанно рад его видеть. Такого живого, настоящего и бодрого. Никакого сочувствия не было в голубых глазах. Джейсон просто стянул майку и опустился рядом со своим Мастером.

- Хреново выглядишь, босс... но мы это исправим, не волнуйся, - он уже сидел около ванной и придерживал Жан-Клода. Даже у такого маленького волчонка силы было хоть отбавляй. Принц склонил голову и успел зацепить взглядом глаза Шуйлера. Метафизики в нем было больше обычного, поэтому легкое зачарование ему ничего не стоило. Вампиру просто не хотелось причинять боль кому-то сегодня. Достаточно пыток.

Клыки мягко погрузились в кожу, пуская кровь. Живительная влага потоками хлынула в рот, смачивая горло и растекаясь по венам. И с каждым новым глотком Жан-Клод чувствовал, как его регенерация ускоряется за счет крови оборотня. Силы возвращались, но не бурным потоком. Осторожно, по капельке собирались глубоко внутри...

Принц оторвался и облизал губы. С Джейсона было достаточно. Ему еще выступать. И вампиру было достаточно для того, чтобы иметь возможность доковылять до дверей. Легкие чары, маскирующие боль, растаяли, и юноша поднялся с пола и оделся.

- Ладно, я погнал. Поправляйтесь, босс, - вервольф отсалютировал вампирам и скрылся за дверью ванной. Жан-Клод вопросительно глянул на Герарта, все еще стоявшего обнаженным по пояс. Зрелище было чарующим, но Принца встревожил вопрос, который он должен был задать еще в самом начале своего пробуждения.

- Колберта уже сожгли?

+1


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [01.10.10] Дуэль