https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [14-16.10.10] Пробуждение


[14-16.10.10] Пробуждение

Сообщений 31 страница 48 из 48

1

Время: с вечера 14 октября 2010 г. по вечер 16 октября
Места: Сент-Луис; Цирк проклятых: коридоры, кабинет Мастера города
Герои: Kristof Baccara-Noir, Jean-Claude, Alice Willson, Asher, Shannyn Otero
Сценарий: Кристоф неожиданно для всех, включая самого себя, восстает вампиром в подземельях Цирка Проклятых. Свидетелями тому становятся Жан-Клод и Элис. Впрочем, не только пробуждение колдуна ставит в тупик Принца города. Цирк Проклятых скоропостижно покидает Ашер, а Кристофа находит незнакомая девушка-оборотень, Шаннин, чтобы разобраться в наведенном колдовстве вудуиста.

0

31

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Знакомство с Кристофом было вполне чинным-благородным. Он улыбался ей, и в глазах его не было и следа той бури, что бушевала получасом ранее, разве что самую малость. Его глаза - лужицы абсента на бледном лице, - сейчас смотрели задумчиво, и было нелегко понять, что скрывается за этим  почти мечтательным взглядом. Элис и не пыталась.
Ей просто было приятно, что  неловкая ситуация в кабинете завершилась, ну, или по крайней мере, пошла на убыль.

-Доброй ночи, прелестная леди. Полагаю, Ваше имя звучит чаще не "Ma cherie", а Элис, верно?

Девушка улыбнулась, пожав плечами:

- Мне нравятся оба варианта. Кроме того, за время моей жизни мы с Мистресс побывали во многих странах, и почти в каждой из них меня называли по-разному. Так что я, честно говоря, не очень обращаю на это внимание.

Она знала, что Жан-Клод ее точно понимает. Его собственное имя на американский манер звучало несколько иначе, да и в принципе, когда живешь достаточно долго, такие мелочи уже не особо отвлекают. Насчет Кристофа девушка ничего не могла сказать - о том, насколько он был стар, когда стал вампиром, она, конечно же ,не знала, знала лишь, что как вампир он - неофит.

- Элис, я прошу прощения у Вас за сцену внизу. Я не хотел Вас огорчать. Если бы я мог как-то загладить свою вину...

Она почувствовала на себе сразу два обжигающих взгляда - Кристофа и Жан-Клода. И улыбнулась мысленно - ей очень хорошо было знакомо это ощущение, когда на тебя смотрят вот так. Девушка, несмотря на наивный внешний вид, все-таки прожила не мало, чтобы прекрасно понимать, когда она нравится мужчине. А Жан-Клод и Кристоф, все-таки, были мужчинами. Сильными, мудрыми и не совсем человеческими в общепринятом смысле этого слова. И визуально все было более чем прилично, даже совершенно незаметно. Но тут на помощь приходило какое-то особое женское чутье, седьмое, десятое чувство, которое невозможно было описать и объяснить, но которое с древнейших времен позволяло женщине догадаться о симпатии в свой адрес безо всяких магических примочек. Может, то была пресловутая женская интуиция, кто знает. Но сейчас Элис была уверена наверняка в том, что оба ее собеседника к ней не совсем равнодушны. Впрочем, пока она не знала, что делать с этим открытием - пребывая сама в несколько смятенном душевном состоянии, она не решила пока для себя, может ли вообще позволить себе такие слабости, как проявление чувств. Хотя хотелось, очень. Но - Мистресс. И ее слова о вампирах линии Белль Морт. И еще немного - собственный давний страх. Все это заставляло держаться очень дружелюбно и вежливо. Но не переступать черту.
Снова улыбнувшись, она покачала головой.

- Не стоит, Кристоф. Это во многом была моя вина. Иногда в задумчивости я совершенно не смотрю, куда иду, а так далеко по коридорам Цирка мне и вовсе не следовало уходить, - она благодарно улыбнулась Жан-Клоду, его синие глаза поймали ее взгляд в ловушку, и эти мгновения снова заставили ее сердце пропустить удар. Потом она опять посмотрела на Кристофа, - Мне интересно, как же так вышло, что перед тем, как стать вампиром, вы бродили здесь, как..мм.. Призрак?

Это и вправду было загадочно. Следы его пребывания были вполне материальны - например, пятна крови на стене. Или вот еще - жуткий крик, прозвучавший у дверей ее комнаты. Но Элис никогда раньше не слышала, чтобы умершие и обращенные в вампиров люди бродили призраками до пробуждения. Это было странно даже по меркам странного мира, в котором все они жили.

+3

32

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

◕ Центральный Сент-Луис » The Scorpion Bar -----»

Нервозное состояние никак не отступало. Разговор с Ромусом, столкновение с Мелиссой, предстоящая встреча с Жан-Клодом... Неужели все это могло настолько выбить Шанну из колеи? Или все дело в неумолимо нарастающей луне? Девушка прижалась виском к холодному окну вагона и закрыла глаза. До нужной станции по этой ветке ехать нужно было еще около двадцати минут. То самое время, чтобы успокоиться и привести себя в порядок.

Сердце начинало лихорадочно колотиться, стоило вспомнить события минувшего дня. Да, именно что минувшего. Пусть у Шанны и было ощущение, что за те трое суток, которые он проспала, прошла чуть ли добрая половина ее жизни, но последнее, что отпечаталось в памяти, будто бы случилось вчера. Яркие картинки, образы, ощущения с одной стороны и огромная пустая и холодная бездна с другой. Такого не бывало раньше. Никогда. Шаннин себя знала... она не стала бы помогать тому, кто ее нисколько не привлекает. Альтруизмом пусть занимаются те, кому это свойственно, а ей нет ни до кого дела... Раньше не было. А что случилось теперь? Какая чертова муха ее укусила? Куда делись эти блядские скептицизм и сарказм, когда они так нужны? Ну конечно... в полупустом вагоне метро их просто некому было демонстрировать, чтобы скрыть истинные, бьющие через край, эмоции.

* * *

У Цирка проклятых гудела невероятная толпа. И не было в этом ничего удивительного... Ведь сколько бы раз девушка не проходила мимо, столько раз ее едва ли не сбивали с ног желающие лицезреть вампиров. Знали бы они, насколько кровожадными они могут быть в действительности. Кровопийцам нельзя верить. Ни одному из них... "Так почему же я сейчас иду к самому главному немертвому этого города? Вопрос на миллион!" Потому что так надо? Потому что нужно найти виноватых? Отомстить? Но за что? За кого? А кому от этого станет легче? Ей?.. Наверно, ей.

В фойе ее сумку буквально перевернули вверх дном, но при этом не проверили на наличие оружия, которое было заткнуто за пояс джинсов со спины и прикрыто сверху толстовкой. Зато у Шаннин попросили документ, удостоверяющий личность. Может быть, охранники решили, что у такой юной, невинной и миниатюрной девушки не может быть пистолета... или чего еще похуже. Но, в общем-то, тигрица все равно не планировала убивать кого-либо сегодня. Да и какие у нее вообще могли быть шансы против Мастера города? Которого, наверняка, не возьмут даже серебряные пули в упор... а только разозлят. А, быть может, дело обстояло вовсе не в ее миловидной внешности, а в ажиотаже, что творился вокруг. Народ буквально ломился внутрь, толкался и пихался... будто бы бежал от чего-то. От взрывов? Ерунда все это! Или все вдруг решили, что добрые вампиры спасут город в очередной раз, так же, как когда-то от огромных костяных пауков? Если бы.

Пару минут Шанна с умным видом изучала план помещения, составленный явно для посетителей, но еще и для своих. Думалось девушке, что персонал в этом Цирке меняется с завидной периодичностью, учитывая постоянные опасные ситуации в городе. Стратегическим образом маршрут уже был проложен в голове тигрицы, осталось только попасть на заветную лестницу. К счастью, там не было ни души, и Шаннин с видом совершенно наглым, да еще и медленным шагом, типа не вызывая подозрений, поднялась на второй этаж и прошлась по коридору до заветной двери... точнее до того месте, где раньше определенно была дверь. И об этом свидетельствовало не только бурное воображение девушки, но еще и щепки, торчащие из косяков, а так же одиноко повисшая и хорошо смазанная железная петля.

Шаннин слышала приглушенные голоса, точнее преимущественно женский. И ее ни коим образом это не смутило. Тигрица, быть может, и вовсе собиралась навсегда покинуть этот злачный город после разговора с Принцем, так что та дама, которая тут явно остается, вполне может и подождать. Она, а не тигрица. И Шанна с полной уверенности физиономией показалась в проходе. И даже успела сделать шаг внутрь, пока ее хваленая наглость-второе-счастье не разбилась о непробиваемую стену зеленых глаз. Стоило ей появиться, как все три пары разноцветов обратили на нее свое пристальное внимание. Но девушка внезапно перестала обращать внимание на окружение. Она смотрела только перед собой, только на того, кого считала мертвым. Погибшим бравурной трагической смертью. Так умирают ведь только в показушных фильмах, верно?..

- Крис?.. - она не хотела ничего говорить, но его имя само сорвалось с губ. Тихо, неверяще, с едва заметно дрожащими нотками, - живой... - кожаные ручки, что Шанна держала в руке, выскользнули из внезапно ослабевших пальцев. Сумка свалилась на пол с соответствующим грохотом. В ней все-таки был лэптоп, и оставалось надеяться, что он выжил после такого падения. Но волновалась ли об этом Шанна? Нисколько. Она все смотрела на вудуиста большими изумленными глазами. Она точно знала, что это он, а никто иной просто похожий. Не брат-близнец, нет. Но он больше не являлся тем, кем был раньше. Он больше не был человеком. - Вампир.

Отредактировано Shannyn Otero (04.12.13 08:55:08)

+3

33

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Перед глазами пронеслись события нескольких последних дней его человеческой жизни, когда он увидел на пороге комнаты Шанну. Кристоф помнил обстоятельства своей человеческой смерти, и понимал, что она была рядом, что её потрясение сейчас куда глубже, чем его собственное. И чем он был, собственно говоря, потрясён? Ему не приходилось испытывать шока от того, что он видит её. Он был рад отметить для себя, что с отзывчивой и нежной девушкой всё в порядке, по крайней мере, она выглядела нормально. Но что она делала тут? Её пути с Жан-Клодом тоже загадочным образом пересеклись?
- Ты ли это, спасительница? - негромко с улыбкой, пытающейся искупить её боль, сказал колдун. Он вновь сделал то, что случилось в коридоре с принцем. Так хотел оказаться рядом, что чуть переусердствовал, и нарисовался перед девушкой почти вплотную за доли секунды. Он смотрел на неё сверху вниз, и его глаза пытались подметить какие-то перемены в её облике. Кристоф вдумчиво и торопливо оглядывал её лицо, и в его отталкивающе ярких глазах затаилось странное выражение, смесь подозрения и участия.
- Я восстал этой ночью. Упакованный, как мои обычные подопечные. Как ты... эти три дня? - он осёкся, потому, что понимал, она точно пришла не к нему. Скептическая улыбка (скепсис лишь по отношению к своему порыву) обозначилаьс на лице мужчины, он так и не притронулся к ней и произнёс:
- Теперь мне лучше в глаза не смотреть. Впрочем, ты пришла не ко мне.
Он посторонился, жестом руки обозначив, что готов её пропустить вперёд, в кабинет мимо себя. Он не понимал, что творится, и готов был видеть заговоры повсюду. Обидит ли тигрицу Принц? Или они уже стали друзьями? Что происходит? Рада она тому, что видит его стоящим тут при клыках или предпочла бы вообще не видеть? Ночи хаоса и тьмы не приносили ему полезных сведений о том, чем живёт мир. Теперь пора было бы наверстать. Кристоф был достаточно наглым созданием, чтобы не торопиться тактично покинуть кабинет, покуда от него не потребуют этого в ультимативной форме.
Смятение от нежданной встречи охватило его всецело, он терялся в догадках и желал знать, что к чему.

+4

34

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Неверно, слишком опрометчиво было вот так игнорировать действительность и то, что происходит вокруг. Жан-Клод, эта незнакомая девушка стали невольными свидетелями очень странной встречи, что по логике вещей совсем не должна была состояться. Стали свидетелями радостного и в то же время печального сна, в который вдруг провалилась Шаннин.

Он оказался рядом невероятно быстро, но тигрице все же удалось заметить смазанное движение. Она ведь больше ни на что не отвлекалась... и все равно замерла от неожиданной близости, а сердце пропустило удар... два. На мгновение Шанне показалось, что оно и вовсе больше не "заведется". Воспоминания нахлынули с новой силой, с более яркими красками, но что-то определенно было не так. Не так, как раньше. Они взывали к той самой части души девушки, вместо которой теперь зияла зловещая дыра. Они тыкались в никуда, в чернеющую пустоту, бились головой о стену, но не находили отклика... И это было больно. Шанна чувствовала, как нечто ее буквально раздирает на части, пытается заполнить тот вакуум, но не понимает чем и как это сделать.

- Как быстро... - теперь все поменялось. Он стал быстрее, сильнее, неуязвимее. "Восстал сегодня? Какое совпадение... Разве такое бывает?" - Кажется, я была в коме, - отстраненно ответила девушка, - пришла в сознание утром. Сегодня.

Какие вообще могли быть разговоры? Шанна пребывала в каком-то вязком состоянии. Время замедлило свой ход, будто бы давая тигрице возможность разглядеть Кристофа более детально... На нем была все та же одежда, у него был все тот же голос, глаза, жесты... улыбка. Как такое может быть? Как ее может это одновременно невыносимо притягивать и отталкивать в другой конец комнаты? Девушка медленно проследила взглядом за рукой вудуиста, проигнорировав его слова. Голубые глаза обратили свое внимание на Жан-Клода, но лишь на мгновение. Вампир стоял с совершенно непроницаемым лицом, и Шаннин при всем желании не смогла бы определить его отношение к сложившейся ситуации. А по сему мгновенно потеряла какой-либо интерес.

Она снова смотрела на Кристофа затуманенным взором... шагнула к нему навстречу. Взгляд уперся в полоску кожи, что демонстрировал распахнутый фрак, и Шанна медленно развела его края в разные стороны. Тело мужчины было измазано кровью, но свежие раны не просматривались. Запах от крови был именно что застарелый, и девушка его уже ощущала однажды, чтобы спутать с чем-то другим.

Кончики пальцев осторожно коснулись кожи. Она была непривычно холодной и гладкой на ощупь, и даже когда девушка прижала к груди колдуна ладонь целиком - не появилось того ощущения шероховатости, что остается после пулевых ранений.

- И шрамов не осталось... - Шанна, будто бы пребывая под действием седативных, провела ладонью до середины обнаженного мужского живота, но так и не нащупала ни одного шрама, а ведь кровоточащих дыр в теле тогда было предостаточно... Неужели все исчезли? Тигрица приподняла голову, устремляя взор в бесконечную изумрудную бездну. И как только она перестала касаться Кристофа - словно кто-то щелкнул выключателем. Состояние некоторой заторможенности, удивления и ощущения нереальности событий лопнуло, подобно воздушному шару. Шанна вернулась в гнетущую действительность неожиданно для себя самой. Резко отрезвился рассудок, заставил девушку тряхнуть головой и сделать шаг назад. К ней тут же вернулась подозрительность... еще и от того, что она все никак не могла расшифровать взгляд колдуна, да и сама смотрела на него уже не так, как мгновения раньше.

- Да, я пришла не к тебе. Но из-за тебя. И раз ты здесь, мне не за чем говорить с посредниками. Я спрошу напрямую.

К счастью или к несчастью, но Шанна была очень наблюдательной и умела делать выводы на основе фактов. А по сему прекрасно воссоздала картину и вспомнила, что, когда она вошла в кабинет, Кристоф смотрел на ту девушку со светлыми волосами. Он всем своим телом был обращен к ней. И не только телом, по глазам было видно, что еще и мыслями. И это кое-что объяснило Шанне. Пусть не совсем верно, но для нее самой - вполне логично. Хотя, определенно, появилась некая уверенность, что колдун не был причастен ко взрыву в ее квартире, иначе он очень сильно удивился бы их встрече...

- Я хочу знать правду. Я запуталась и ничего не понимаю. Ты здесь, с тем, кого ненавидел... Моя квартира взлетела на воздух в ночь твоей... смерти. Я чудом осталась жива, - Шаннин должна была удостовериться, что сделала верный вывод относительно непричастности вудуиста ко взрывам, увидеть реакцию по глазам. - Очнулась в мотеле, но... без каких-либо чувств к тебе. Только я совсем не дура и точно знаю, что они были. И ты это знаешь. Но их выдернули с корнем, а у меня внутри зияющая черная дыра размером с Техасский штат осталась, - тигрица выдохнула, а затем глянула на девушку, стоящую в сторонке, и покачала головой, закусив губу, - не нужно было со мной так поступать. Достаточно было просто сказать - и я бы близко к тебе не подошла больше, а теперь... То, что происходит теперь - еще хуже. Кристоф, верни все на место. Прошу тебя... Я все равно уеду отсюда. Не буду мешать. Просто верни то, что принадлежит мне, - ее слова, в отличие от бывших чувств, были далеко не безосновательны. Она знала про магию вуду, и что Кристоф преуспел в ней куда лучше многих. И с помощью этой магии можно было творить очень многое... Очень. Других вудуистов девушка больше не видела в принципе, вампиры на такое не способны, а чувства не пропадают сами собой. Нет уж. И раз колдун внезапно оказался живым, да еще и в кабинете врага, все начало вставать на свои места. Для Шанны.

- А я верну то, что частично принадлежало тебе, - ей снова пришлось приблизиться к мужчине. Она взяла его за руку и вложила в широкую ладонь браслет, что носила на запястье, и кожаный шнурок которого только что ловко развязала. Несомненно, Кристоф должен был узнать свои собственные "бусинки" (таких в его волшебном чемоданчике было достаточно), но, разве что, теперь вперемешку с другими цветными.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» » Коридоры Цирка

Отредактировано Shannyn Otero (07.12.13 21:48:02)

+2

35

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Она говорила искренне, но её слова ставили Кристофа в тупик. Он знал, что ни в чём из названного не может быть виноват. Но слова Шанны звучали так уверенно, что прислушаться к её ощущениям и принять их за реальную проблему стоило. "Это что такое? Вспышка ревности в сторону Элис? Всё куда серьёзней, судя по тому, о чём ты говоришь".
Пока он её слушал, на лице колдуна сменяли выражения, с удивления, через настороженность и к обескураженности, когда он услышал о взрыве.

- Погоди, пожалуйста.

Он не знал, в каких она на самом деле отношениях с Принцем, знакомы ли они уже, и умышленно следил за тем, чтобы не называть девушку по имени. Свои, колдовские странности.

- Я ничего не делал с тобой такого, чтобы ты испытывала то, о чём говоришь. Ты прекрасно знаешь всё, что было применено на тебе мною. И... это лучше обсудить наедине, никому не интересны подробности минувших дней. Тем более, касающиеся только нас двоих. - мужчина обернулся к Принцу города: - Дай нам время поговорить, Жан-Клод. Я не стану никому вредить в твоём доме, если не станут вредить мне.

Дождавшись ответа Принца, мужчина кивнул ему и Элис:

- Было приятно побеседовать. Я помню про полки.

Он вышел в коридор, кивком головы позвав за собой тигрицу. Он выглядел озадаченным, собранным, явно решал какую-то головоломку про себя. Но ему не хватало деталей. И Кристоф очень надеялся, что Шанна даст ему ответы.

- Прошу тебя, пойдём. Я не лгал тебе ни мгновения нашего знакомства. И сейчас между нами нужна новая порция правды, если мы хотим разобраться в том, что происходит. Я тебе не враг. И лучше бы нас с тобой сейчас не слушали лишние уши.

-----» ◕ Округ: «Circus of the Damned» Коридоры Цирка

Отредактировано Kristof Baccara-Noir (07.12.13 19:50:15)

+1

36

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Ночь с самого начала обещала выдаться насыщенной. И сейчас целиком и полностью оправдывала все надежды. Когда на пороге появилась девушка - Жан-Клод сразу признал в ней беловолосую оборотницу, что была с Кристофом в ночь его смерти. Только вот, что она хотела лично от Принца города так узнать и не удалось. Все ее внимание перехватил колдун. Марк Диксон буквально часом ранее связался с инкубом и просил принять одну жертву взрыва. Оборотня. Разумеется, вампир готов был оказывать содействие всем вертиграм, но он не думал, что мир окажется таким тесным. "Значит, она вертигр..." Еще раньше, дня два назад, вампир-адвокат сообщил, что на его человека-слугу было совершено покушение. Жан-Клод в тот момент предположил, что, возможно, это дело рук Арлекина, ведь тогда они много чего натворили и не упустили бы возможности сделать инкубу еще какую-нибудь пакость. Вампир уже ничему не удивлялся и ничему не верил. Ни вампирскому правосудию, ни Совету... В этом мире полагаться можно только на самого себя, своих друзей и собственные силы.

Логическая цепочка начала собираться тонкими, но крепкими звеньями. Арлекин появляется в городе, начинают происходить похищения вампиров, взрывы в квартирах вертигров и покушения на аниматоров. Большинство из этих "сюрпризов" для Арлекина увенчались успехом. Стало быть, ситуация намечалась чрезвычайно плохой...

- Дай нам время поговорить, Жан-Клод. Я не стану никому вредить в твоём доме, если не станут вредить мне.

- Никто не будет вредить тебе, Кристоф. Просто не давай повода... Ты ведь знаешь ситуацию, - Жан-Клод жестом указал на дверной проем. Если беловолосая незнакомка получит все ответы именно от Кристофа - многое станет гораздо лучше и проще, как для нее, так и для Жан-Клода, ибо он все равно мало что понял из ее слов, обращенных к вудуисту. Сейчас расхлебывать чьи бы то ни было душевные терзания у Жан-Клода не было ни малейшего желания. Ашер, колдун, Арлекин... Было бы многим проще, не собирайся все беды в одном месте в одно время. И не требовали бы единомоментных и мгновенных решений.

- Сегодня происходят очень странные вещи, - внезапно констатировал мужчина и подбадривающе улыбнулся Элис, когда Кристоф с девушкой покинули кабинет. - Похоже, скоро здесь это станет нормой, - вампир покачал головой и достал из руин полок и штукатурки документы, которые Ашер оставил для него. Оглядел их быстрым, но вдумчивым взглядом, а потом отложил в сторону, на другой край стола, где еще осталось хоть немного порядка. - Я склонен полагать, что Кристоф не сможет ответить на интересующий тебя вопрос, Элис. Потому что мы и сами хотим знать, как так вышло, - инкуб говорил о вопросе, который Элис задала вудуисту до того, как их беседе помешала оборотница. - На самом деле он не должен был становиться вампиром. Ни при каких обстоятельствах, - Жан-Клод прекрасно понимал, что делает, и ни в коем случае им не руководила ревность. Элис ведь ему ничего не обещала, а он - ничего не предлагал, но... Кристоф, по скромному мнению вампира, был не самой лучшей партией для девушки. И если до оборотницы ему не было никакого дела, то за свою прекрасную нимфу он действительно беспокоился. Вудуист был злом. И Принц не верил в чудеса и во взмахи волшебной палочки, благодаря которым зло вдруг начинало становиться добром. Впрочем, инкуб себя тоже не считал невинным младенцем, но он хотя бы не выпускал в город монстров. - Ты... просто будь осторожна. Со всеми.

+4

37

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Похоже, сегодня кабинет Принца Города был не самым уединенным местом в городе. Во всяком случае, за прошедшие полчаса эта комната не знала недостатка в посетителях.
Последней вошедшей была девушка ненамного старше самой Элис, с пронзительными синими глазами и белыми волосами. Она явно знала Кристофа и явно не ожидала увидеть его здесь.
Оба в итоге ушли, оставив Элис с Жан-Клодом наедине.
Девушка только успела кивнуть на прощание Кристофа и еще... еще ей почему-то было немного не по себе от взгляда беловолосой незнакомки - та  смотрела на нее всего мгновение во время своего разговора с Кристофом, но было в ее взгляде что-то, что заставляло чувствовать себя виноватой, хотя Элис и не понимала, в чем.

Сегодня происходят очень странные вещи.  Похоже, скоро здесь это станет нормой, - Жан-Клод нарушил повисшее в комнате молчание, и Элис, как всегда, не могла найти в себе силы, чтобы не улыбнуться ему в ответ на его улыбку.

- Остается только порадоваться, что пока это не вошло в норму, - она, конечно, догадывалась, что жизнь принца Города едва ли легка и проста, и наверняка у него ежедневно бывает масса посетителей, но едва ли каждый второй приносит разрушения в кабинете или внезапно восстает из мертвых.
Она кивнула на его слова о Кристофе - Элис уже догадалась, что зеленоглазый вампир вампиром стал вовсе не по желанию Жан-Клода, скорее, даже вопреки. И, судя по словам незнакомой девушки и Кристофа, он не был просто человеком до того, как  обратился.
А вот последняя фраза Жан-Клода заставила девушку улыбнуться.

-Ты... просто будь осторожна. Со всеми.

- Не волнуйся, - она посмотрела на него, прямо в глаза, и в ее взгляде не было ни девчоночьей глупой наивности, ни доверчивости, присущей юности. Как бы ни была Элис молода по сравнению с Мистресс или с Жан-Клодом, для самой себя она казалась уже очень старой и достаточно мудрой, чтобы понимать, что с малознакомыми вампирами лучше держаться настороже. Да и с хорошо знакомыми, на самом деле, тоже. И до встречи с Жан-Клодом она неплохо справлялась, правда. Но с ним все было не тогда и не так, как ожидалось, и вот, пожалуйста, - прошло всего несколько дней, а Элис так невероятно хотелось безоглядно ему верить. Но она не смела. И это стоило больших трудов - все убеждения в том, что Жан-Клод всего лишь исполняет роль радушного хозяина ради Лидии и Герарта, а после того ,как Мистресс вернется, они уедут из этого города, и он тут же забудет ее, разбивались вдребезги, стоило Жан-Клоду только улыбнуться. - Я буду осторожна. Я всегда осторожна, простому человеку иначе не выжить в мире вампиров.

последние ее слова прозвучали с неожиданной горечью - Элис хорошо знала, что по сравнению с  обычными людьми она все-таки имеет определенные преимущества. Но всех их было не достаточно, чтобы помогать Мистресс, и как человек-слуга она была довольно бесполезной обузой.

+2

38

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

В небесных красках ее взгляда плескались ум, рассудительность и определенного рода знание, которое девушка приобрела за свою уже достаточно долгую жизнь. Жан-Клод не мог определить с точность до года, сколько лет Элис находится под крылом Лидии, но... по ощущениям и нажитому опыту мог сделать определенный вывод, что не так уж и много.

- Почему твой голос окрашен печалю? - вампир чуть склонил голову набок, пытаясь понять и прочитать мысли и сомнения Элис. - Ты жалеешь о том, что осталась простым человеком? - он сделал пару шагов навстречу и остановился прямо перед девушкой, при этом не нарушая ее личного пространства. Вопрос, что он задал Элис, неожиданно заинтересовал и его самого. С высоты своего возраста и, можно сказать, опыта, Жан-Клод понимал и принимал всю ценность человеческой жизни. Быстротечной, мимолетной, способной оборваться в самый неожиданный момент и при самых порой несуразных обстоятельствах. В этом был свой определенный шарм. Люди живут ярко, быстро, стремительно, а не загнивают подле своих Мастеров. Они свободны, по крайней мере для самих себя. А большинство вампиров и этим не могут похвастаться. Людям незачем менять систему - их век слишком короток, чтобы привести в движение огромное колесо изменений и новаций. А вампирам, что уже не одну сотню лет терпят побои судьбы, ничего не остается, кроме как занять свое место в верхних кругах вампирского сообщества. - Ты бы хотела стать такой, как твоя мистресс? - их разделял всего один шаг, одно обычное и самое простое движение, и инкубу становилось все сложнее бороться с желанием сократить столь малое расстояние. Он нисколько не упрекал девушку, скорее наоборот. Сам бы он ни за что не променял свое вампирское существование ни на одну из человеческих жизней.

+3

39

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

- Почему твой голос окрашен печалю? Ты жалеешь о том, что осталась простым человеком? Ты бы хотела стать такой, как твоя мистресс?

Он подошел очень близко, настолько, что ей  уже приходилось немного поднимать голову, чтобы по-прежнему смотреть  ему в лицо. Элис покачала головой.

- Нет... Нет. Не хотела. Лидия предлагала мне стать ее чайлдом, по-настоящему принадлежать ее миру. Но я не смогла... Я не могу отказаться от солнца. Мысли о том, что я больше никогда не смогу увидеть день, что смогу по неосторожности лишить кого-то жизни... Это было невыносимо. Мне было всего восемнадцать, Жан-Клод, и я мало что понимала, а голова была забита нравоучениями о том, как дорога бессмертная душа и как страшны создания тьмы. И, наверное, я струсила. Но я не жалею. Вампирская жизнь не для меня. Просто иногда я думаю о том, что, наверное, я обуза для Лидии. Человек-слуга обычно обладает какой-то магией, метафизикой, и укрепляет силы Мастера. А я никак не могу помочь Мистресс, даже когда хочу. Это... немного горько, - Элис пожала плечами и улыбнулась чуть печально. - Я всегда старалась быть осторожнее, чтобы не доставлять ей лишних забот. И у меня хорошо получалось держаться подальше от вампиров, кроме Лидии, конечно. Знать, что вампиры довольно опасное соседство, избегать их, когда это возможно, держаться настороже - это было легко. Но... Но почему же с тобой у меня этого никак не получается?

Она говорила негромко, и последние слова почти прошептала, жадно вглядываясь в идеально прекрасное, точеное лицо, словно пыталась прочесть там ответ на свой вопрос. И сама сделала маленький, едва ощутимый шаг вперед. Это было неправильно - и девушка сама не понимала, почему именно рядом с ним ей хочется быть предельно откровенной. Может, потому, что при взгляде его пронзительных, нечеловеческих глаз, таких внимательных и таких нежных, Элис вообще обо всем забывала. Перво-наперво об этикете. Воспитании. И о том, что леди не подобает быть настолько...открытой.

+2

40

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Он внимательно смотрел на нее. Сосредоточенно слушал и так многое хотел сказать. Подбодрить, утешить - что угодно, лишь бы исчезла эта горечь из ее голоса, стерлись отголоски печали из ясного взгляда и с четко очерченной линии губ... Жан-Клод не знал, какие помыслы были у Лидии, когда она привязывала к себе Элис, но мог сказать наверняка, что то было взвешенным решением. Первая дочь Морворен, безусловно, была достаточно мудрой и опытной, но все же... почему она позволила девушке чувствовать себя обременительной обязанностью? Был ли у женщины какой-то определенный план или же все творилось во имя развлечения и выветривания скуки - вампир не знал. Да и с чего бы? Лидия была как минимум в два раза старше и еще... она все-таки была женщиной.

- Но... Но почему же с тобой у меня этого никак не получается?

Жан-Клод улыбнулся. И вышло это так, словно уже очень давно он ждал этих слов. Словно знал то, что неведомо другим, а понятно лишь ему и ей. Им обоим не следовало делать то, что буквально рвалось наружу. В силу своего опыта и прошлого Элис знала, что ей стоит держаться подальше от вампиров, и инкуб не мог ее осуждать, ведь он сам должен был понимать - предаваться мимолетным чувствам в такой ситуации, которая творилась в городе - это... как минимум странно. Неуместно. Но когда это чувства пытались воззвать к здравому смыслу? 

Последний шаг, и никакое расстояние больше не разделяло девушку и вампира. Он ласково коснулся нежной кожи девичьего лица кончиками пальцев.

- Вам не следует думать об этом... Вы принадлежите другому вампиру, - его пальцы скользнули по линии женской щеки, опустились к подбородку и чуть приподняли его навстречу поцелую. Его действия разнились со словами, и он поцеловал ее. Осторожно и намеренно очень сдержанно, как паук мог бы поцеловать ничего не подозревающую букашку.

+2

41

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Жан-Клод сократил то крохотное расстояние, что еще оставалось между ними, и теперь он стоял так близко, что не оставалось никаких сомнений в том, что будет дальше. Он улыбался ей, и тревожное волнение Элис сменилось трепетом предвкушения, даже предостерегающий внутренний голос, так похожий в ее мыслях на голос Лидии, смолк. Нельзя убегать вечно, и противиться себе тоже нельзя.
Его прохладные пальцы коснулись щеки, и девушка на мгновение прикрыла глаза, улыбаясь. Краем сознания прислушивалась к себе - не чувствует ли она тягучую тяжесть метафизики? Не совсем человек, она была куда более устойчива к силам вампиров благодаря меткам Лидии, и умела  ощутить магию, направленную на себя. Но сейчас метафизики не было. Были только они двое, и мягкий сумрак кабинета.

- Вам не следует думать об этом... Вы принадлежите другому вампиру.

- Как легкомысленно, - прошептала она, подразумевая не то себя, не то его.
А потом Жан-Клод приподнял ее лицо и поцеловал. Он касался Элис очень осторожно, словно она была хрупким цветком в его ладонях или призраком, готовым рассыпаться туманной пылью от одного лишь неловкого движения. И Элис ответила ему, ответила со всем пылом, самостоятельно устанавливая уровень страсти.
Инкуб или нет, прежде всего Жан-Клод был мужчиной, бесподобно прекрасным, волнующим, обаятельным мужчиной, которому, по хорошему, и не нужна была бы магия, чтобы кого-то обаять.
Он целовал ее, и это не было похоже ни на один из  поцелуев в ее жизни - когда кажется, что сознание куда-то проваливается, и в голове совершенно пусто, а вокруг словно не существует ничего, кроме его сильных объятий и губ, заставляющих все тело трепетать от невыразимой сладости.

+3

42

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Она ответила на его поцелуй, и вся сдержанность разлетелась на мелкие осколки. Жан-Клод обнял девушку, прижал к себе так, словно больше никогда и никуда не намеревался ее отпускать. Ткань легкого топа смялась под его ладонями, под прикосновениями пальцев к тонкому девичьему стану - вампир желал почувствовать живое тепло и бархатистую кожу Элис даже сквозь такую маленькую преграду.

Ее запах опьянял. Как тогда, в ночь их первой встречи, в моменты их первых прикосновений и ощущений друг друга, так и сейчас... но сегодня, определенно, было нечто новое, что заметить мог лишь инкуб. Желание. Необходимость ласк и объятий. И не только вампир был прямым порождением этих чувств.

Но, в этот деликатный момент безумного сплетения очень осторожных с одной стороны и неудержимо страстных - с другой действий, ни к чему было думать о нравственности и брать ее хоть в малейший расчет. Сейчас существовали лишь он и она... больше никого, и даже выбитая дверь кабинета не была тому помехой.

Инкуб оторвался от чувственных и манящих губ буквально на несколько секунд, но это время показалось ему вечностью. Он провел пальцами по мягкости ее волос, с той стороны, где не было невидимок. Хотел сказать что-то очень нежное, но все эпитеты потеряли свою ценность перед поднимающимся из глубин ardeur. И вампир снова поцеловал девушку.

Жан-Клод пробовал вкус поцелуя, словно любимую конфету, которую вот-вот могут забрать, и при этом не намеревался совершить неопрятность - поранить девушку острыми клыками. Только вот эта мысль внезапно отошла совсем на дальний план... Вампир желал ощущать и чувствовать всю девушку, целиком и полностью, не отвлекаясь даже в мыслях на что-то совершенно неважное и ненужное. Его мысли должны были витать только вокруг нее, вокруг ощущений поцелуя и ароматной девичьей кожи под его пальцами... и чуть задравшегося в районе поясницы голубой майки.

+3

43

14 октября; понедельник
[20:00 - 00:00; вечер]

Это были воистину пьянящие минуты. Жан-Клод самозабвенно целовал ее, и Элис отвечала не менее пылко. Ее ладонь скользнула по прохладной гладкой щеке, пальцы запутались в мягких волосах вампира, перебирали идеально-гладкие волны локонов.
Он отстранился лишь на мгновение, словно давая девушке передышку, и она, задыхающаяся, раскрасневшаяся,  снова рухнула в сгустившуюся синеву его глаз. Жан-Клод провел  по ее волосам, глядя на Элис внимательно и очень нежно, и снова наклонился к ее губам.
Девушка чувствовала, как горят ее губы, как бегут мурашки по оголившейся коже там, где он касался ее.
В ее жизни случалось очень мало моментов, во время которых Элис настолько теряла чувство реальности.  Еще меньше этих моментов случалось по вине мужчин. И, боже, если бы ей сказали всего месяц назад, что она фактически сама упадет в объятия мужчины, тем более, вампира, - и Элис бы рассмеялась, решив, что собеседник как минимум нетрезв, а как максимум - сбрендил. Сейчас же все ее воспитание - наставления учительниц в интернате, предостережения Лидии, собственный опыт, - все это замолкло, отошло на задний план, стало вдруг совсем не важным и не существенным.
Жан-Клод прижимал ее к себе так пылко, словно никогда больше не намеревался отпускать. Было нечто упоительное в этом - находиться в объятиях мужчины, который был способен переломить ее тело пополам безо всякого напряжение, если бы захотел. По сути, сейчас Элис была в его полной власти.
Зная это, тем более сильно ощущалось, каким деликатным оставался Жан-Клод даже в моменты страстных порывов. Он целовал ее настойчиво и жадно, но очень аккуратно, хотя морально Элис и была готова к тому, что в конце концов поранится о клыки. Это и произошло - но то была только ее вина. Никогда прежде девушка не целовалась с вампирами,  строго соблюдая свой негласный моральный кодекс. И сейчас не удержалась от любопытства, коснулась кончиком языка правого клыка Жан-Клода и тут же почувствовала в их поцелуе металлический привкус своей крови, ощутила, как напряглось тело Жан-Клода.
Это было (Элис старалась быть честной сама с собой, и потому не обманывалась на этот счет) весьма странно и не менее заводяще. Ладно, это было чертовски заводяще.
И, почувствовав, что еще мгновение, и ею окончательно будут попраны все возможные правила поведения, включая те, в которых говорится, что юная леди определенно не должна быть такой доступной на первом же свидании (хотя и свиданием-то никаким не пахло), Элис мягко отстранилась, прервав поцелуй, впрочем, оставаясь при этом в надежных объятиях Жан-Клода.
Улыбнулась, ласково скользнув ладонью по скуле вампира:

- Я совершенно никудышная посланница и нарушаю сейчас абсолютно все правила вампирского этикета, так ведь? - говорить получалось  шепотом, Элис не была уверена, что ее голос не будет подрагивать от переполнявшей страсти. Хватало и просто сбившегося дыхания, и идиотичной, совершенно глупой улыбки.

+2

44

Неожиданно во рту вампир ощутил такой знакомый и пряный вкус чужой крови. Тело в один момент напряглось... и не от неловкости, что он своими клыками поранил девушку, а от того, что желание бо́льшего, желание продолжения всего начатого под соусом из горячей солоноватой крови стало невыносимым. Только Жан-Клоду, как никому другому, было известно, что его личные пристрастия, да и вообще пристрастия вампиров в целом достаточно агрессивно отличаются от понятий о сексуальности большинства людей. А сейчас в его голове крутились мысли и образы, о которых прекрасной нимфе лучше бы никогда не знать...

Жан-Клод моргнул, когда губы Элис перестали касаться его. Этого мгновения было достаточно, чтобы придти в себя и успеть схватить ardeur за поводок. Но, даже если поцелуй и прервался, инкуб не перестал обнимать хрупкую фигурку Алис.

- Ну что ты, - Жан-Клод заговорщицки улыбнулся, - все совсем наоборот. Этикет инкубов несколько отличается от привычного вампирского. Но так ли он важен в этот момент? И не только в этот... - вампир пожал плечами. Лично он уже давно не видел смысла в этих глупых подставлениях шей, запястий и прочих частей тела, в дарах в виде людей и оборотней для увеселения гостей-вампиров различной степени развращенности. Во всей этой системе слишком много злобы, насилия, унижений... Никто никогда не задумывался о том, что кровожадность большинства Мастеров, возможно, и кроется в излишках злобы в их вечных скитаниях по миру.

Жан-Клод вдруг отогнал от себя ненужные мысли и мгновенно переключился, взглянув на Элис будто бы по-новому. То, что он сейчас собирался ей предложить, наверно, не слишком вписывалось в ту нагнетенную Арлекином атмосферу, что окутывала Цирк Проклятых, да и всех вампиров в целом, но упускать возможность не хотелось. Не хотелось сидеть и бояться чего-то, даже если страх оправдан... Боялся ли Жан-Клод Арлекина? Ну, он все-таки был разумным созданием и не верил в человечность Дикой охоты.

- Элис, как ты относишься к опере? Завтра состоится изумительное представление, которое не следует пропускать...

+3

45

- Элис, как ты относишься к опере? Завтра состоится изумительное представление, которое не следует пропускать...?

Разговор перешел в менее интимное русло, однако Жан-Клод все равно сумел удивить девушку. Предложение прогулки в оперу прозвучало до невозможности мирно, и от того словно бы неуместно для того положения дел, какое установилось в Сент-Луисе. Будто всплеск чего-то очень мирного и милого посреди войны. Но тем ценнее для Элис оно было. Девушка ничем этого не показывала, но за несколько дней, безвылазно проведенных в Цирке, она совершенно измучилась. Ее угнетала неизвестность, угнетало почти осадное положение, на которое перешли вампиры и оборотни после похищения Герарта и Ашера, а больше всего ее угнетала неизвестность. От Лидии по-прежнему не было никаких вестей, и она так плотно закрыла все ментальные щиты, что Элис никак не удавалось к ней пробиться. Она знала только, что Мистресс еще жива - в противном случае, ее человек-слуга тоже не выжил бы, - но и только.
Жан-Клод словно каким-то седьмым, восьмым чувством понял, чего сейчас так не хватало Элис. И за это она была ему благодарна.
На предложение Жан-Клода она с радостью согласилась, ее глаза вспыхнули детским восторгом:

- О, это было бы чудесно! Я уже почти полгода не была на опере, и ужасно скучаю по хорошим голосам!

О, она с огромным удовольствием понеслась бы в тетр прямо сейчас. Но и завтра было очень приятной перспективой.
Девушка приподнялась на цыпочки, мягко коснулась губами идеальной прохладной щеки вампира.

- Спасибо.

+3

46

*Цирк Проклятых: Кабинет Мастера города*

От реакции Элис на предложение в сердце Жан-Клода поселились довольство, радость и умиление. Здесь нечего было таить - вампир хотел доставить девушке удовольствие... И пусть даже пока что таким вот скромным способом. Вампир прежде не был достаточно осведомлен о всех тех чувствах, что испытывала его юная леди во время всего пребывания в Цирке. Он знал наверняка, что люди, связанные метками с вампирами, достаточно быстро привыкают к ночному образу жизни, ограничивающему свободу действий и передвижений, однако, инкуб изначально не взял в расчет тот факт, что Лидия, Мастер Элис, способна "жить" и при свете дня. Гулять, не страшась ни солнечного света, ни всяких возможных последствий. По правде говоря, инкуб этого даже не знал. Ну, и конечно же, он понятия не имел, чем живет Лидия... О том, что женщина, вопреки устоявшемуся мнению о вампирах, привыкла путешествовать и всегда стремилась к свободе. Она ведь никогда не была Мастером ни одного города, никогда не желала связываться узами крови с другими вампирами. Но то были лишь слухи... вампирские сплетни, обычно верить которым чревато так же, как и людским.

И только сейчас, глядя, как предвкушение и радость заискрились в светлых глазах девушки, Жан-Клод понял, насколько тяжело ей было все эти дни. А, возможно, и будет еще какое-то время... Тут все зависело только от Лидии и ее сообщений. Но, насколько знал вампир, от дочери Морворен все еще не было никаких известий.

Жан-Клод с очень довольным выражением лица принял благодарный и совершенно невинный поцелуй.

- Тогда я зайду за тобой завтра, сразу после заката... А теперь, ma cherie, позвольте Вас проводить, - он хитро улыбнулся и предложил Элис взять его под руку. И уже в следующую минуту в кабинете Принца города не было и души.

+1

47

*Цирк Проклятых*

Элис и Жан-Клод вернулись из оперы под самый рассвет, и девушка, счастливая и взбудораженная, не сразу смогла уснуть. А когда, наконец, уснула, ее разбудили почти тотчас же.
В изголовье кровати стояла Лидия. Ее лицо скрывалось в тени капюшона - Мистресс, хоть и могла передвигаться днем, никак не желала попадать под солнечные лучи. День клонился к вечеру, но до заход было еще несколько часов.
Лицо женщины было печально.

- Мистресс, - Элис сияюще улыбнулась ей, с облегчением чувствуя, как  притаившийся в душе страх за нее наконец-то отступил. Но улыбка девушки тут же угасла, стоило только Лидии заговорить.

- Моя бедная девочка, - она покачала головой, без слов, безо всяких пояснений зная, как очаровал ее Элис этот вампир. Очаровал не силой своей, но собою самим. Это было еще невыносимее - используй Жан-Клод чары своей линии крови, чтобы влюбить в себя Элис, все было бы проще и сложнее одновременно. Но то, что видела вампирша в голубых, полных счастья, глазах подопечной, не имело никакого отношения к ardeur. И от того еще горе ей было произносить:

- Мы уезжаем, милая. Немедленно, сейчас.

Элис растерянно спустила ноги с кровати. Она не могла и не хотела верить - только что ее жизнь было настоящей сказкой, и сейчас ее так жестоко у нее отнимают.

-Но почему?

-Я все объясню тебе потом. У нас не так много времени. Оставь, не нужно сборов. Плевать на все эти вещи.

- Но...

- Позже, Элис, - Мистресс не так уж часто называла ее по имени, и только сейчас девушка поняла, что все действительно настолько серьезно. В ее глазах стояли непролитые слезы.

- Я могу хотя бы... Я могу попрощаться, мистресс?

- Я попрощалась за нас обеих. Идем, дитя мое. Возможно ,сейчас тебе кажется, что это неправильно. Но пройдет время, и ты поймешь. Идем.

Словно во сне Элис повиновалась. Они оставили Цирк незаметно, и никто из охранников не смог бы сказать, что сюда вообще кто-либо приходил или же покидал это место. Лидия умела оставаться невидимкой, когда хотела того.
На столе Жан-Клода в кабинете остался лежать запечатанный конверт из плотной дорогой бумаги. Внутри лежала короткая записка.

"Не ищи ее и как можно скорее забудь. Я не могу позволять Элис еще больше влюбляться в тебя. Особенно теперь, когда в твоем городе стало так небезопасно. Грядет буря, и я не хочу, чтобы она оказалась в ее эпицентре. Спасибо за все.
Я не прощаюсь. Лидия."

А в комнате Элис на тумбочке у кровати белели несколько листов с портретами Жан-Клода, которые Элис нарисовала еще в первый день своего пребывания здесь. А поверх них - черная жемчужина на тонком кожаном шнурке.

+3

48

*Цирк Проклятых*

Прошлой ночью все было удивительно хорошо, но, пожалуй, Жан-Клод слишком сильно расслабился и предался мимолетным ощущениям. Он отодвинул на второй план реальность и действительность. Отодвинул даже присутствующего в городе Арлекина... всего лишь на несколько часов, промелькнувших подобно мимолетному видению. Тогда, сидя рядом с ним на заднем сидении лимузина, Элис сжимала своими пальцами его мужественную ладонь, и, наверно представить себе не могла, что это их последние совместные мгновения... А он мог. Для Жан-Клода итог сего увлечения был более чем прозрачен.

Как только последние лучи солнца поглотила тьма, синие глаза вампира открылись, в тело интенсивно началась вливаться ночная жизнь. Но Жан-Клод даже не обратил внимания на те ощущения, которые ловил при каждом пробуждении. Его мысли были далеко от бренного тела. Реальность и бытовые проблемы навалились на него с новой силой. Все, что было отложено вчера, нужно было решать сегодня. Был ли он окрылен прошлой ночью? Пожалуй... Но недостаточно для того, чтобы забыть обо всех насущных делах. Однако, он должен был навестить Элис.

Дверь в предоставленные ей апартаменты была приоткрыта, и, кажется, в Цирке были уже все в курсе, кроме Жан-Клода. В курсе того, что Элис здесь больше нет. Но никто из обитателей этого "дома" и не догадывался, что уход какой-то малознакомой девушки отразится в синем взгляде темным изумлением. Он увидел лишь кулон на подушке, который еще вчера поблескивал на шее девушки. И она не забыла его надеть, уйдя на прогулку или ожидая Жан-Клода в его кабинете. Любому другому человека даже не пришло бы в голову, что она могла уйти навсегда, ведь все вещи лежали на своих местах, а комната казалась такой уютной и все еще сохраняла ее запахи. Но инкуб осознал все сразу.

Пальцы подцепили чернеющее на фоне коже украшение, Принц какое-то время рассматривал его, прежде чем его губы тронула легкая ухмылка. Ему хотелось думать, что расставание с вампиром далось Элись не так просто, как ему - с ней. Эгоистично? Жестоко? Пусть так... Но у инкуба не было другого выбора. Он не мог связать себя узами привязанности с человеком-слугой другого Мастера, который и в Сент-Луисе-то больше никогда не появится.

В своем кабинете он сразу заприметил конверт из бумаги, которую найти не так-то просто, что умиротворенно лежал поверх бумаг. Он смотрелся весьма лаконично на общем фоне самого кабинета... Намеренно ли так задумала Лидия, или же все было совпадением, случайностью. Мысли и чувства ее человека-слуги, ее взгляды, эти поцелуи и прогулки... все это - случайность? А теперь настало время вернуться в жесткую реальность. Принц разрезал конверт гравированным ножом для бумаги и одной рукой развернул записку, а пальцы второй при этом оглаживали лакированное дерево столешницы. Очень умело Лидия выдернула свою девочку из лап черноволосого инкуба, как беззащитную лань - из когтей зверя с окровавленной пастью. Все-то она рассчитала... быть может, на деле и подсунула к нему Элис тоже не просто так. Вампир хмыкнул, вновь пробегаясь взглядом по аккуратно выведенным строчкам.

Когда в кабинет вошел Джейсон, как обычно без стука, вампир стоял около стола и не подавал никаких признаков жизни. В руке его была зажата какая-то записка, а синий взгляд - устремлен куда-то в сторону, но мимо стен, полок и прочих предметов. Наверно, на какое-то время инкуб и правда перестал существовать - его разумом овладели разного рода мысли, начиная от самых приятных и заканчивая полным хаосом. На пятый оклик Жан-Клод вдруг очнулся и поглядел на Джейсона таким уставшим взглядом, что впору было задуматься - а не устают ли вампиры в действительности. Сколько времени вампир простоял вот так не знал даже он, но... Но настала пора очнуться. Инкуб неожиданно улыбнулся и, смяв бумагу, выкинул ее в мусорную корзину. Шесть сотен лет и столько женщин... что Казанова позавидовал бы, а тут всего одна. Единственное, пожалуй, о чем сейчас жалело и стенало его мужское нутро... - это о том, что ему так и не удалось попробовать ее на вкус.

+3


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том I » [14-16.10.10] Пробуждение