https://forumstatic.ru/files/000d/56/27/98803.css
http://forumstatic.ru/files/000d/56/27/46484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме отображение ресурса
браузером не поддерживается
-->

Circus of the Damned

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ!

спасибо всем, кто был с нами все это время ;)




П Е Р С Ы  И  А К Т И В  М Е С Я Ц А

Sophia Ricci

Jean-Claude

О Б Ъ Я В Л Е Н И Я

    26.08: Конкурс "Веселята августа"!

    27.07: Конкурс "Июльские веселята"!

    20.07: Обновлены Правила ролевой!

    29.06: Конкурс "Июньские веселята"!

    28.05: Конкурс "Майские веселята"!

    24.02: Конкурс "Веселые февралята"!

    17.02: Обновлена Новостная лента!

    11.02: Новое объявление на форуме!

    15.01: Внимание! Объявление!

    26.11: Пополнился Словарь терминов!

    25.11: Конкурс: "Веселые ноябрята"


П О П У Л Я Р Н О С Т Ь

П Л Е Й Л И С Т

К О Р О Т К О  О Б  И Г Р Е

Представьте себе наш мир, в котором есть все столь привычное нам: географическое положение, политическая структура, история и многое другое, а все мифы и легенды про вампиров и оборотней - это не просто красивые слова и мистические выдумки, а самая натуральная реальность. Что жили эти существа во все времена, существовали и бороздили просторы Земли, страшась лишь охотников и священнослужителей. Представьте мир, где фразу «Вампиры? Оборотни? Шутите? Их же не существует!» можно услышать только в дешевой мелодраме с дешевыми спецэффектами.

События игры разворачиваются в городе Сент-Луис, штат Миссури, где не так давно, как и во всех Соединенных Штатах Америки (остальные страны, кроме Великобритании, еще не так сильно "подружились" с монстрами), вампиры и оборотни были признаны полноправными гражданами. Теперь, в силу гуманности и развитости этих двух стран, "монстры" признаны разумными, как и люди.




РЕЙТИНГ ИГРЫ: NC-21 [18+]

СИСТЕМА ИГРЫ: эпизодическая

Р А З Ы С К И В А Ю Т С Я

Мы будем рады видеть в игре любых персонажей, вписанных в игровые реалии, от оригинальных чаров до акционных и канонических. Разумеется, предпочтение отдается двум последним категориям, но вовсе не обязательно переступать через себя и брать уже придуманного героя. В игре мы больше всего ценим индивидуальность, колорит и личностные характеристики персонажа. И замечательно, когда у игроков получается оживить канон и форумный канон.




О Г Р А Н И Ч Е Н И Я

Временно остановлен набор персонажей-неканонов:

   наемники

   наемники-оборотни и маршалы-оборотни !

   оборотни, умеющие скрывать свою силу

   вампиры линии крови Белль Морт

Р Е Г И С Т Р А Ц И Я

Правила ролевой

Основной сюжет

Шаблон анкеты


Гостевая

Список ролей и NPC

Занятые внешности


Готовые персонажи

Акционные персонажи

Заявки на персонажей


Оформление профиля

Аватары, внешности


И Г Р О В О Й  М И Р

Словарь терминов

Описание мира

Законы в мире


Люди и Обладающие даром

Вампиры и Мастера вампиров

Оборотни и Альфа-доминанты


Ламии и Ламмасы

Джинны и Призыватели

Персонажи игровой реальности


Бестиарий

Профессии


В А Ж Н Ы Е  З А М Е Т К И

Лента новостей

Сборник квестов

Личные дневники


Поиск соигроков

Отсутствия в игре

Создание локаций


Заявки (квесты и ГМ)

Награды и подарки

Подарки друзьям


Календари и погода

Оформление эпизодов

А Д М И Н  С О С Т А В

Администратор:

Jean-Claude


Главный модератор:

Sophia Ricci


Квестмейкеры:

Sophia Ricci

должность вакантна


Мастера игры:

должность вакантна


PR-агенты:

Nathaniel Graison

должность вакантна


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [20.03.11] Kulehull i drommene*


[20.03.11] Kulehull i drommene*

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время: Вторая половина дня.
Места: Городская больница Сент-Луиса
Герои: Эльза Вульф, Винсент Мортенссон
Сценарий: Сразу после переполоха в кафетерии выжившие девушки несутся в больницу. Горе врачу, который был в этот момент дома и дрых без задних ног.

*Пулевые отверстия во снах

Отредактировано Vincent Mortensson (25.08.15 09:02:53)

0

2

Вибрация браслета на руке со злобным остервенением вырывала Винсента из сна. Полезное все-таки с точки зрения доктора изобретение, связанное с мобильным телефоном. Хотя рыжий норвежец, когда все-таки получал по ней звонки, эту вещицу тихо ненавидел. Но не кипятился и не бросал эту штуку в стену. Принимая более удобную позу на диване, Винсент спугнул кошку, которая удобно до этого устроилась у него на коленях.
- Прости, - в полусне выдавил из себя извинения доктор, чувствуя себя довольно паршиво. Его слишком часто будили в Сент-Луисе, как казалось Винсенту. Все-таки это был не самый благополучный город и уровень преступности был достаточно высок. И как-то было не так уж мало людей, которые попадали с такими травмами, которые сложно было интерпретировать двояко. Несмотря на все человеколюбие, Винсент был рад в каком-то смысле тому, что не каждый получивший травму во время преступления человек обращался в больницу. В основном потому что тогда бы пришлось отвечать на неудобные вопросы. Мортенссон устало вздохнул и достал телефон.
- Да, - голос как всегда хриплый и отдавал легкой болью в горле. «Надо бы делать паузу перед пробуждением, а уже потом отвечать. Я не хочу думать о том, за какую старую клячу меня считают по ту сторону трубки».
- Ты что, спал?
-Кхмммм! - Винсент не смог придумать внятный ответ, который не содержал бы едкого сарказма, когда вопрос был столь глупый. Казалось бы, вроде как все коллеги в курсе о его недуге. Но нет, блин, каждый считает своим долгом удивиться тому, что Винсент не бодрствовал в то или иное время.
- Послушай, Винсент, нужна твоя помощь. К нам едут две девушки, с пулевыми ранениями. У одной из них точно задеты внутренние органы… - голос на том конце трубки замялся. О способности знали некоторые коллеги и вполне принимали то, что Морт может вылечить простым прикосновением. И если подобный поворот они принять могли, то вот спокойно говорить и просить об этом им было куда тяжелее.
- Ладно, - угрюмо буркнул Винсент после недолгого молчания и бросил трубку. Поднявшись с дивана он кое-как добрался до кухни на ватных ногах и включил кофемашину, в последний момент спохватившись и поставив под нее первую попавшуюся кружку. Кажется, он ее даже не вымыл от старого налета.  Норвежец упер кулаки в стол и смотрел мертвенным взглядом на текущую жидкость, источающую пар. Он должен прямо сейчас взять телефон, набрать номер и сказать, что не придет. Не директор звонил ему, не главный врач отделения, а просто коллега. Он не обязан идти в больницу. Но рука так и не двинулась к телефону. Накинув куртку и замотав шею легким шарфом, Винсент прямо с кружкой вышел из дома. Потом еще вернулся и запер дверь. Идти было недалеко, что было крайне важно с учетом того, что врач не умел водить машину.

Мрачный и сонный, Мортенссон прошел в вестибюль больницы, успев выпить только половину чашки. Дэниел, доктор, который его вызвал, встретил норвежца еще у ресепшна и подошел, нервно потирая руки.
- По последним известиям из машины, та, которая ранена тяжелее, еще жива. О состоянии второй, едущей в гражданской машине, ничего не известно. Рентген уже готов, операционная тоже. Ты это, будешь ассистировать? - парень изрядно нервничал и чувствовал себя неловко. Винсент поразился, что они ровесники. Дэниел выглядел скорее на двадцать пять, как будто еще даже медицинский университет не окончил.
- Нет.
- Что? Но почему?
- Потому что. Я уже четвертый раз за последние семь дней выхожу сверхурочно. Я не Христос, Дэниел, чтобы спасать каждого. У меня тоже есть запас сил. И то, что я могу сильно упростить работу за счет своей жизни – не значит, что буду делать. Может, та девушка без меня умрет. И мне будет жаль ее. Но сегодня я способности использовать не буду. Я буду ассистировать Крейгу. Он ведь наверняка взял на себя ту, что в гражданском?
- Его смена в другой день. Сегодня Лизбет, - угрюмо и обиженно ответил Дэниел, оскорбленный и от души отказом. Винсент прямо читал мысли коллеги по его мимике, знал, что он думает, будто Морт ему отказал по воле какого-то каприза. Для себя подобную моральную дилемму доктор уже решил. Когда чувствует, что реально не может уже, когда предел по ощущениям близко – значит надо останавливаться. Ведь иначе уже он будет медленно умирать.
- Тем более, ей помощь нужна. Наверно я даже просто заберу заботу о другой пациентке на себя. И Дэниел. Я не хочу думать о том, что будет, если она погибнет из-за того, что ты, обиженный на меня, не приложишь все усилия. Ты врач на смене, а не ребенок, - Подвесив слова в воздухе, Винсент пошел в сторону раздевалки, попивая кофе.

Отредактировано Vincent Mortensson (25.08.15 00:40:40)

+1

3

От машины до дверей больницы девушка дошла сама, наотрез отказавшись от носилок и прочего, лишь Мак её подпирал, чтобы Эльза точно не поцеловалась с асфальтом или же с больничным кафелем. Подойдя к стойке регистрации она тихо по ней постучала, привлекая внимание медсестры, что копошилась с бумагами, совсем не обращая внимания на прибывших.
- Ну что там ещё, не можете минуту подождать? - недовольно воскликнула женщина и, наконец, подняла глаза на пришедших, бледное лицо незнакомки видимо ей показалось нормальным, однако взгляд скользнул ниже и дамочка за стойкой охнула, прижимая ладони к щекам, - Святая Мария, да ты же ранена! Создавалось такое ощущение, что женщина первый день попала за эту стойку или привыкла сидеть с терапевтом, который только гриппозников принимает.
- Представляете, огнестрел, - усмехнулась Вульф, у которой мир перед глазами уже начал расплываться, становясь всё менее чётким, - мне тут доктора обещали, не посмотрите?
- Да, да, как ваше имя? - медсестра тупо пялилась на окровавленный бок, который девушка усиленно зажимала рукой, и хлопала глазами, - вы записаны?
- Представляете?! - уже начала не выдерживать программист, чувствуя, как начинает терять привычную опору и проседает куда-то вниз в пространстве, - Эльза Вульф, должна быть у вас такая. Мак тоже не выдерживал этого идиотизма, начиная тихо материться, на счастье мужчина обладал титаническим терпением и закипал очень медленно, но не дай Бог вам довести его до точки кипения!
- Тише, Мак, тише, скоро меня вылечат и тебя вылечат, - ласково улыбнулась девушка и положила голову ему на плечо, понимая каким-то краем сознания, что долго она так не выстоит. Медсестра снова подняла голову, уже собираясь что-то сказать посетителям, но заметила кого-то за их спинами и обратилась уже к неизвестному.
- О, доктор Мортенссон, ваша пациентка прибыла, заберёте сейчас? - уже защебетала медсестра, быстро выкладывая какие-то бумаги и папку. "Слава Ктулху, меня заберут куда-то от неё!" Мысленно порадовалась Орлица, медленно поворачиваясь и пытаясь уловить лицо доктора. Правда вместо этого в мозгу размыто отображались лишь белый халат, светлая кожа, да рыжие волосы.
- Док, заберите меня, - с натянутой с трудом улыбкой, но без тени сарказма, выдала девушка, отчаянно пытаясь сделать хоть малый шажок вперёд, подальше от странной медсестры, однако равновесие она уже не держала и начала падать на мужчину, краешком сознания надеясь, что её либо поймает врач, либо удержит Мак, а лучше два в одном.

+1

4

Винсент по телефону на ходу набрал медбрата, чтобы организовал носилки ко входу, говоря, что приедет раненая девушка на гражданском автомобиле. После чего пошел переодеваться, надеясь, что ничего не забыл. Наверняка уже рентгеновский стол уже был подготовлен вместе с операционной. Пока снимал куртку, почему-то испытал какой-то приступ слабости. Где с пару минут он стоял, прислонившись лбом к холодной дверце шкафчика, чувствуя себя крайне паршиво. «Ох, прямо совсем неправильно день пойдет, прям задницей чую.» Однако несмотря на то, что ощущения были омерзительными, норвежец выпрямился и, отпив еще пару глотков пошел спокойно обратно. Никто ему не звонил, не предупреждал о том, что надо сейчас бежать спасать жизнь. Винсент спокойно позвонил той коллеге, которой решил помочь, после чего побрел с чашкой кофе дальше.
Вернувшись в вестибюль, доктор лениво брел в сторону своего отделения и надеясь, что все будет нормально. Он не особо обращал внимание на шум от людей, все-таки середина дня и народ всегда о чем-то разговаривал, ходил туда-сюда. Рабочий день в этой больнице мало чем отличался от предыдущих. Однако неожиданно его окликнула медсестра, заставив Винсента с немного удивленным видом обернуться. «Пациентка, какого черта?» Сфокусировав взгляд на синеволосой девушке, которая стояла рядом с ресепшном, врач неслабо так офигел от того, что похоже это была та самая раненая девица, которая должна была прибыть. Вот только какого черта она делает здесь на своих двоих, почему она не носилках с медбратом? Глубоко вздохнув и мысленно прокляв весь день, глянул на вход. Ну да, медбрат возвращался с пустыми носилками.
- И вам доброго дня, - немного мрачновато ответил Винсент в ответ на обращение, наблюдая за девицей. Вот только дальше одного шага у нее дело не пошло, врачу пришлось свободной рукой подхватить ее за плечо и удержать от встречи с полом вместе с компаньоном пациентки. Кофе в другой руке, правда, при таком быстром жесте, залил немного ладонь врача,  но он уже довольно сильно остыл, потому на это Винсент почти не обратил внимания. Оглянувшись на медбрата, он кивнул ему и помог положить девушку на подъехавшие носилки. При этом бросил он косой неодобрительный взгляд на парня, пытаясь понять, какого черта только что произошло. Почему пациентка бродит с пулевым ранением, когда должна лежать?
- Она очень настойчиво отказывалась… - подобное объяснение вызывало приступ порицания, Винсент молча покатил вместе с медбратом носилки в сторону отделения. Хотя, конечно, он постарался запомнить, что надо будет сделать определенный выговор или, как минимум, уведомить кого-то, чтобы сделали выговор за него. Ладно, пациенты идиоты, с этим уже Морт давно смирился. А вот то, что медбрат ее зачем-то послушал, это было куда более идиотским.
Винсент решил, что действовать надо как можно быстрее и по пути осматривая, продолжал волочить. Было единственное пулевое отверстие на теле, выходного не было. Потому рентгенологический кабинет был необходим, чтобы понять, какая ситуация. Остановившись, правда, Винсент, правда, первым делом разрезал ножницами свитер, после чего взял из шкафчика бинты, сложил в тампон и плотно прилепил к ране на пластыри, чтобы замедлить кровотечение, после чего вместе с медбратом уложил на стол девушку, подстроил аппарат и пошел к компьютеру делать снимок. При этом он чуть не сбил головой пациентки кружку с кофе, которую по рассеянности поставил на носилки.
- Пока свободен, через минуты две зайдешь - небрежно бросил Винсент. Медбрат тихо смылся, а доктор остался один на один с пациенткой и тихо работающей техникой, делающей снимок.

Отредактировано Vincent Mortensson (25.08.15 19:13:39)

+1

5

Веки были тяжёлыми, а в боку всё ещё противно ныло, сделав над собой почти титаническое усилие девушка всё-таки смогла приоткрыть веки. Белый больничный потолок, вроде на иной мир не похоже, попробовала двинуть рукой, под ней каталка. Губы дрогнули, пытаясь изобразить усмешку, но вышло криво. В голове витали какие-то остатки мыслей, хотелось сказать что-то саркастическое и остроумное, но на языке крутилась одна банальщина про ангелов, тот свет, белый потолок и прочий наигранный трагизм, что так любят использовать в трагичных фильмах, где после извлечения из тела пули главный герой резво вскакивает, мочит гангстеров пачками, а дальше два исхода, либо пафосно уйти в закат, либо закинуть на плечо пышногрудую блондинку и пафосно уйти в мотель. Во рту пересохло, сказывалась потеря крови. Сделав ещё одно усилие Эльза смогла чуть повернуть голову на бок, чтобы снова лицезреть всё то же рыжее пятно волос и бледную кожу. Почему то в голове всплыл дурацкий вопрос: доктор, а вы правда, настоящий. Сфокусировав взгляд Вульф, наконец, смогла разглядеть хоть что-то. Этим волшебным чем-то оказались мешки под глазами, весьма увесистый груз. Губы вновь дрогнули, теперь изображая улыбку.
- Как в первый раз, - голос будто был не её, если около стойки Орлица ещё узнавала его, то теперь это вообще было сложно назвать голосом. Хрипота какая-то, словно в горле кто-то возякал наждачкой по металлической тёрке, пытаясь убедить окружающих, что так и должны звучать вибрации голосовых связок. Не дожидаясь каких либо ответов или комментариев девушка продолжила, сложно сказать, говорила она с мужчиной, что сидел рядом, сама с собой или кем-то ещё, просто сотрясала воздух, заполняя гнетущую тишину. Хотя нет, тишину уже заполняло тихое гудение аппаратов, а пациентка сотрясала воздух.
- Видимо нельзя ловить пули на пустой желудок, надо будет запомнить, - Эльза облизнула губы, стараясь хоть немного почувствовать себя лучше, в оголённый бок было прохладно, хотя залитая кровью часть свитера уже начала неприятно прилипать. Надо будет такой же купить, чтобы маменьку не расстраивать. Синеволосая вновь воззрилась на мужчину, пытаясь разглядеть ещё какие-либо детали. Но в нос бил лишь запах кофе, слишком сильный.
- Вы кофейный монстр! Не люблю этот запах. Она даже нашла в себе силы чтобы рассмеяться, всё-таки программист не умирала, по крайней мере не собиралась, но чувствовала себя определённо очень паршиво. Девушка даже понимала, что её слова похожи на бред сумасшедшего, но пусть всё спишут на болевой шок, можно же хоть раз найти оправдание своему поведению.

+1

6

Компьютер, за которым сидел Винсент, мигнул пару раз. Все-таки довольно предусмотрительно со стороны местной администрации вести электронный оборот карт. И вот сейчас Винсент, сидя за компьютером под своей учетной записью, получил уведомление с картой пациентки. Впрочем, внимание карте уделил Винс самое минимальное – узнал имя и просмотрел список врожденных заболеваний. Аллергий на необходимые медикаменты не было, каких-то проблем, которые бы привели к осложнениям  - тоже. Ну и поглядеть группу крови и резус фактор. В принципе, ничего безумного.
Аппарат еще работу не закончил, а девушка в очередной раз подала голос. Винсент сморгнул, припомнив, что она и до этого что-то про пойманные пули что-то говорила. Пока работал и делал, как-то умудрился по рассеянности все проворонить. «Да уж. Вот так прилетит какое-то важное откровение в духе «а я беременна», а я тут все пропущу. Возможно, надо брать в качестве ассистента врача, который бы не клевал носом и мог услышать что-то подобное».
- Фрёкен Вульф, вариант «не ловить пули совсем» не рассматривается? - довольно спокойно и отстраненно спросил доктор,  зевая в кулак. Непонятно было, то ли шутит, то ли ворчит.  Истина где-то посередине. Жалобу про кофейный запах Мортенссон проигнорировал начисто. Можно было конечно съязвить в духе «я тогда подожду, когда придет другой доктор, от которого лучше пахнет». Но было лень.
Наконец на компьютере появилась картинка с рентгеновского аппарата и Винсент облегченно вздохнул. Пуля была достаточно глубоко, но она была в мышцах. Удивительно, что она не прошила тело насквозь, однако выяснять аспекты попадания он не собирался. Зато понятно было, что внутренние органы не задеты и самое худшее что может быть – перебиты несколько сосудов, но серьезного внутреннего кровотечения не было ввиду отсутствия доступных полостей, в которые бы эта кровь могла бы особо обильно затекать.
- В каком-то смысле можете вздохнуть спокойно. Сегодня не умрете, - лениво зевнув и потягиваясь, Винсент поднялся на ноги, после чего пошел к шкафчикам и нашел анестезию. Все равно медбрат еще не вернулся, чтобы перетаскивать девушку обратно на носилки и тащить в операционную. Правда, перед тем, как ставить уколы, добрый доктор допил недалеко стоящую кружку кофе одним залпом и отставил ее куда подальше, дабы больше не мешала. После чего начал аккуратно обкалывать бок девушки, смазывая места уколов предварительно спиртом. Конечно, он был на редкость рассеянным, но при этом многие процедуры были на автоматизме. Пока он делал инъекции, вернулся медбрат.
- В ваших интересах, фрёкен Вульф, не пытаться что-либо делать. Наркоз же поставлю, а вам потом с головной болью и мутью еще просыпаться. Впрочем, как бы на ваше усмотрение, могу и так поставить, -  невесело хмыкнув, выдал доктор, после чего аккуратно перенес вместе медбратом пациентку обратно на носилки и покатил ее в операционную. Задача, впрочем, действительно стояла несложная. Дойдя до операционной и уложив пациентку на стол, Винсент ушел мыть руки, надевать перчатки и маску с шапочкой. Вернувшись, он подошел к больной и спросил, тяжело упираясь руками на стол.
- Ну что, чувствуете что-нибудь? Наркоз делать? - врачу было клинически в принципе, наплевать, какие там предпочтения у этой самой Эльзы Вульф. Да и вообще у него сейчас с глазах в основном было желание спать, а не искренняя забота о здоровье пациентки.

Отредактировано Vincent Mortensson (25.08.15 23:40:59)

+1

7

Она внимательно слушала хриплый голос мужчины, на сколько могла внимательно в своём состоянии.
- Может и вариант, вот только они сами меня находят, хочу я этого или нет, - слабо усмехнулась Эльза и закрыла глаза. Работающая часть сознания всё ещё показывала белый больничный потолок, потом почему-то всплыла картинка с потолком её комнаты, странно всё это. Мысли всё ещё путались, но всё-таки зацепились за обращение, что использовал мужчина. Сразу стало как-то немного приятнее от того, что он тоже не американец до мозга костей. Не то чтобы немка не любила страну в которой жила или как-то ещё, но всё-таки, в тоске по родному краю порой было приятно встретить кого-то, кто любит не только полосатый флаг со звёздочками.
- Ураааа, - попытка рассмеяться и поднять руки вверх не увенчалась большим успехом. Точнее руки удалось немного приподнять и слегка потрясти кистями в руках, а вот голос вновь подвёл, наверное сейчас тембру её голоса позавидовал бы любой монстр из фильма ужасов. Губы, наконец, смогли растянуться в улыбке, по крайней мере очень похоже было на улыбку. Вульф вновь закрыла глаза, стиснув зубы, пусть боль от сидящей в теле пули всё ещё не отпускала её, ощущения от уколов она любила гораздо меньше, поэтому приходилось терпеть и ждать, пока лекарства подействуют. Наркоза ей совсем не хотелось, тем более, что после веселья у стойки регистрации, девушке явно жаждали впаять общий, дабы вырубить окончательно и без лишних заморочек. Поэтому Орлица медленно выдохнула и замолчала, стараясь максимально расслабиться. В такие моменты она была рада, что целых пару месяцев пыталась заниматься йогой, хотя то, в каких позах порой приходилось влазить и вылазить из начинки серверов, позавидовали бы не только йоги, но и величайшие практики камасутры. Спокойно ожидая своей дальнейшей участи девушка вслушивалась в происходящее и прислушивалась к своим ощущениям. Боль ушла под действием медикаментов, как и ощущение целого куска собственного мяса, как бы плохо это не звучало, но она даже к этому умудрилась привыкнуть. Глазки открыла лишь от нависшей тени доктора, теперь он был уже в маске, от чего усталые глаза выглядели ещё более тоскливо и сонно.
- Чувствую руки, ноги, бок не чувствую, режьте так, я привыкла, - слабая усмешка и Эльза снова закрыла глаза, погружаясь куда-то в пустоту. Сознание решило не тревожиться и выкинуть все мысли. Вопросы и разговоры оставив на потом, когда ненужный кусок металла покинет тело.

+1

8

Мысленно Винсент пожелал сейчас, чтобы какой-нибудь человек придет сюда с чашечкой кофе. Гнать медбрата за ней довольно необдуманно, мало ли, должен на помощь прийти, если вдруг у норвежца рук не будет хватать. Потому он решил спокойно начать работать. В данном вопросе всегда главное сделать первые несколько действий, а дальше все пойдет на полном автоматизме. И главное чтобы волна усталости не пришла на середине процесса.
Узнав, что вроде как фрёкен больше не чувствует свой бок, Винсент аккуратно снял недавно наложенную им повязку и обтер место ранения спиртом. «И такой банальностью придется заниматься еще кучу времени. Нет бы, блин, дома сидеть и заниматься подобными вещами где-нибудь в свое рабочее время, а не фиг знает когда.» Однако было понятно, что несмотря на подобное мысленное ворчание, все равно будет он лечить людей, извлекать из них посторонние предметы, вправлять кости и так далее. А все потому что принцип есть такой – людям помогать.
Сделав пару надрезов, Винсент разомкнул края раны, после чего аккуратно полез пинцетом доставать пулю. Конечно, можно было доставать ее со спины, в каком-то смысле это было бы даже легче, но врач не настолько был садистом, чтобы делать в пациентах избыточное количество отверстий. Вдоволь повозившись в дырявых мышцах, Винсент наконец услышал, как что-то стукнуло и смог аккуратно выудить маленький кусочек свинца.
- Наверно было бы куда проще, если бы люди до сих пор стреляли из луков и арбалетов… - мрачно пробормотал  врач, после чего начал не менее кропотливую часть работы по остановке кровотечения. Несколько сосудов были порваны и потому их требовалось ушить. Что было тоже тонким и муторным делом. Хорошо хоть мышцы не были полностью разорваны и не требовали какого-то оперативного вмешательства.
- Вы же можете ее просто… вылечить, - неожиданно подал голос медбрат, который до этого лишь молча подавал необходимые инструменты. Винсент мрачно посмотрела на парня, решив отложить вопрос с разбором полетов. Он предпочел сделать все как обычный человек, не пользуясь своими врожденными способностями. Да, это заняло кучу времени, но зато он точно не почувствует никакой боли по окончанию этого дела. Хотя, конечно, соблазн возник. Все-таки он будет мучиться пару суток максимум, а девица будет страдать не одну неделю, да еще и при этом ходить, вероятно, не сможет нормально. Порванным мышцам будет необходим покой. А потом еще долгая реабилитация.
Разобравшись с сосудами, Винсент аккуратно все осмотрел, остался удовлетворен результатом и начал зашивать рану нитками. Проверил пульс, запоздало подумав, что нужно было кучу всего сделать, чего он забыл в рамках обычной операции, типа отслеживания давления и температуры и прочих показателей. Но так как операция была не сложная, он слишком расслабился и по рассеянности многое упустил. «Хорошо хоть только медбрат видел, который в этом все равно не разбирается. За подобное могут и по шее надавать и лицензию отобрать. Хотя, конечно, угрозы для жизни не было и близко.» Зашив рану, он плотно перевязал ее, заставив медбрата приподнимать девушку каждый раз, когда он просовывал бинт под ее спиной.
- Скажи кому-нибудь, чтобы подыскали палату, пижаму по размеру. На несколько дней она точно тут, пока не убедимся, что не будет осложнений, - прогнав с такими словами несчастного идиота, Винсент устроился на табуретку недалеко, стаскивая маску с шапочкой и перчатки. Хотелось курить. И кофе. Последнее больше всего. Винсент даже пожалел, что прогнал медбрата, а не сказал ему, что оставил в рентгенологическом кабинете кружку и что надо бы ее наполнить.

+1

9

Девушка спокойно лежала с закрытыми глазами, смотреть как тебя разрезают далеко не всем приятно или интересно, многие так вообще, не терпят подобных зрелищ. А ей просто не хотелось мешать докторам, а то их тоже явно нервирует, когда пациент зыркает во все стороны и прочее. Лично Эльзу бы такое очень отвлекало от работы, любые посторонние вещи и движения отвлекают. Вот и сейчас она просто лежала и думала о своём. О каких-то будничных делах, продуктах в холодильник, что пора менять масло в машине. Тихая едва различимая фраза доктора вызвала лёгкую улыбку. "Интересно,на сколько корректно будет ему сейчас сказать, что когда-то я умела не плохо стрелять из лука и арбалета? Может стоит снова вспомнить старые навыки? Дядя говорил, что это как коньки. Один раз научился и больше не забудешь, мышечная память гораздо лучше обычной". Помусолив эту мысль ещё несколько минут Вульф решила всё-таки промолчать, так будет лучше. Тишина порой была просто необходима, особенно в операционной. Время тянулось медленно, словно маленькая улиточка по экрану, которую ставил один из знакомых, чтобы визуально разделять рабочий день. А улитка всё ползла и ползла, совсем не собираясь ускоряться или же находить некий конечный рубеж в своём путешествии. Мысли улетели не так далеко, как хотелось. В голове ещё крутилась работа и та часть кода, которую нужно было заменить, да ещё и мелкие ошибки выискать. Занудство трудоголика, двумя словами. Всё было тихо, правда фраза мед брата немного удивила, но девушка не обратила на неё особого внимания, всё и так налаживалось, она не умирает, значит можно не волноваться. Вот только валяться в больничной палате совсем не хотелось. Дома на кровати было гораздо приятнее. Она не сопротивлялась перемещению части тела в пространстве.
- Не будет у меня осложнений, я лучше домой поеду. Там есть кому за мной присмотреть, - Эльза открыла глаза и перевела взгляд с потолка на доктора, - тем более несколько дней, это непростительно долго для моей работы. Они уже послезавтра начнут меня понемногу дёргать. Она попыталась вяло улыбнуться, приподымая руку и перекладывая её поверх повязки.

Отредактировано Elza Volf (29.08.15 18:36:52)

+1

10

Винсент чувствовал, что засыпает и, опустив веки, с силой надавил пальцами на глазные яблоки. Сонливость не исчезла, но боль отвлекла его от желания задремать. Он уже думал уйти куда подальше, как вдруг пациентка подала голос. Впрочем, ничего особо нового она Винсенту не сообщила. «Ладно, повторим подобный диалог сто пятидесятый раз. Наверно каждый второй пациент начинает такие вещи говорить. Когда смерть отступила, сразу перед глазами наверно все дела, которые надо делать, как можно быстрее вернуться в привычный режим жизни. Возможно, это какая-то психологическая реакция на потрясение. Все-таки ее только что подстрелили. Впрочем, плевать».
- Ох. Если бы мне давали по доллару каждый раз, когда я слышал бы подобное… Ладно. Здесь явно не хватает кофе, чтобы вести подобные диалоги, - хмыкнув, Винсент встал и покинул операционную, после чего пошел в рентгенологический кабинет. Оказывается, он был уже занят кем-то, но врач тихо просто прошел, забрал свою кружку и вышел, не обращая внимания на косые взгляды. Добравшись до кофейного автомата, он закинул пару монеток в него и подставил чашку. Пока мудрая электроника жужжала и что-то делала, норвежец прислонился лбом к холодной поверхности. Жутко хотелось спать. Однако стоило ему прикрыть глаза, как кто-то похлопал его по плечу и Винсент встрепенулся и, оглянувшись, увидел коллегу, который глядел на него сочувствующе. Пробормотав что-то, отдаленно напоминающее извинения, доктор забрал кружку и, отпив пару глотков, вернулся в операционную.
- Да уж. Сколько людей не понимают, что между состоянием «при смерти» и «здоров и полон сил» есть очень-очень много состояний. Я мог бы рассуждать тут насчет того, что покой, реабилитация это тут не просто так. Но знаете… давайте-ка лучше с вас начнем, фрекен Вульф. Сколько? Сколько именно денег вы заработаете за примерно два месяца? Без учета официальной зарплаты, потому что больничный у вас будет. И да, насколько незаменимой вы себя считаете, что ужасного произойдет, если вы будете заниматься своим здоровьем, а не какими-то еще делами? Мне просто интересно, какова цена у физической неполноценности, у огромного количества ненужной боли, у возможных операций. А это весьма вероятно будет вас ждать, если вы не будете соблюдать постельный режим, а потом еще и не пройдете курс реабилитационной физкультуры. Какова цена у всего этого, на ваш взгляд? - С легкой, чуть печальной улыбкой спросил врач. На самом деле, он действительно интересовался этим вопросом, а не упивался сарказмом. Мало ли, может действительно человек будет настолько убежден в правильности своих действий, что считает, что даже собственное здоровье – достаточная цена для выполнения своей работы. Может, это какая-то работа ради идеологии, ради своих близких, ради собственных убеждений. Если там какие-то высокие чувства, которые сильнее инстинкта самосохранения, то Винсент мог бы лишь восхититься подобной решительностью и принципиальностью. Хотя, конечно, осуждать он тоже будет, если цель окажется, на его взгляд, все-таки идиотской.
Усевшись на табуретку и закинув ногу на ногу, Винсент пил кофе и думал. Все-таки он сам в каком-то смысле сделал шаг, подобный тому, к которому стремилась Эльза Вульф. Но при этом он считал, что он был прав. Что да, убитое здоровье и исчезнувшие по мановению руки годы жизни – для него достаточная цена за попытки помочь. Даже провальные. Ибо мысль, что он мог вложиться больше, все равно жгла ему рассудок, хотя он и так сделал свой максимум. А если бы были сомнения или даже знание, что можно было сделать больше, и он бы мог их спасти, то Морт не знал бы, как жить дальше.

+1

11

Эльза лишь сдавленно рассмеялась на заявление врача. Она молча смотрела в потолок и думала о том, что же на это всё скажет Шарп. Посмеётся, пожалеет, назовёт сумму за голову этого уродца, а может даже скидку для своих даст? Рука инстинктивно потянулась к карману, нащупала самый личный мобильный и успокоилась. Как бы смешно это не было, но программист очень не любила быть оторванной от информационного мира. Можно жить одной в лесу, но главное чтобы ловила связь или интернет, иначе в какой-то момент наступал информационный голод, в такие моменты казалось, что вместо крови по венам течёт двоичный код. Пока доктор где-то бродил девушка влезла в задний карман в поисках какой-то наличной сдачи из кондитерской, пересчитав она, к сожалению, не нашла купюры в один доллар, поэтому когда доктор вернулся с уже свежим кофе и закончил свой короткий монолог протянула ему пятёрку.
- Вот, держите, за все мои дурацкие вопросы и стандартные фразы. Скорее всего они избиты и заучены вами лучше, чем симптомы стандартных заболеваний, но всё-таки. Я тоже часто слышу одно и то же, почти от каждого клиента и понимаю, как это должно быть бесит, простите. Девушка улыбнулась, стараясь изобразить самое виноватое лицо, на которое сейчас была способна. Она и правда прекрасно понимала все эти стандартные процедуры и искренне ненавидела часть из них. Но что поделать. Как-то с подпольной медициной было попроще. Нет, там не промывали рану водкой, а вместо обезболивающего не использовали пару литров алкоголя, там всё было так же цивильно и чисто. В некоторых местах оборудование даже превосходило по уровню здешнее, просто там всё имело не малую цену и задавили лишь один вопрос, не придут ли за вами во время операции. Но вопрос доктора был достаточно неожиданным. Это вызывало интерес, живой интерес, а подобное Орлица в людях ценила, не столь многие были на такое способны.
- Деньги в этой ситуации меня волнуют меньше всего. Дело не в них, просто, - Вульф хмыкнула, переводя взгляд с доктора на потолок и назад, - я очень не люблю лежать в больницах. Из-за такого я чувствую себя слабой, даже беспомощной, а это невыносимо. Невыносимо это ощущение безысходного бездействия. Ты просто лежишь и не можешь ничего сделать, разве бывает хуже? - она заглянула в полусонные глаза медика, в надежде найти там ответ, но увидела лишь гигантские мешки под нижними веками, - для меня не проблема нанять сиделку. У нас даже есть для этого одна пожилая итальянка. Она выглядит как тётушки в фильмах. Такая большая, громкая и любил охать, при этом всплеснув руками. Знаете, если я или напарник под её присмотром только попытаемся встать, то она тут же уложит назад, по причитает, обматерит и отчитает, - Эльза рассмеялась, вспоминая женщину, - такая забавная. Умудряется уложить даже его, хотя этого терминатора ещё попробуй уложить на лопатки. А что касается дел и незаменимости, кхм, это сложно. Для напарника моё здоровье важнее и он будет меня пичкать лекарствами, с работы будут названивать так, словно я единственная, кто может их спасти. Да и начальник, злобный дядька, прекрасно знает, что я могу и в постельном режиме не особо напрягаясь работать. Руки то у меня в порядке, пальцы тоже, а значит, да ничего больше значения не имеет. Ах да, вы же про цену спрашивали, - рука автоматически скользнула к лицу, накрывая глаза, - вот я идиот, такими темпами усыплю вас окончательно. А цена за здоровье, ммм, даже и не знаю. Никогда об этом не задумывалась, даже когда гонками занималась. Я просто просыпаюсь и верю, что сегодня не умру. Пока это работает, моё тело поймало уже достаточно пуль, осколков, уколов, надрезов и даже ожогов. Кто-то скажет что это всё дурное, но мне нравится моя жизнь. В отличии от обычной толпы я чувствую себя по-настоящему живой и кому-то нужной. И если моя цена за наслаждения этой жизнью пули и ранения, то я готова её платить, пока меня это устраивает. Наверное вы считаете меня идиоткой, - Орлица рассмеялась, мягко улыбаясь и изучая черты лица мужчины, - кстати, а как вас зовут, доктор?

+1

12

Винсент когда получил неожиданно от пациентки в руки пятидолларовую бумажку, хмыкнул и, повертев между пальцев банкноту, вернул ее обратно. Шутки шутками, а как бы не в его правилах брать у пациентов что-либо, пусть даже и для поддержания контакта. Потому и остался без пяти долларов. Все равно бы в пустоту канули, где-нибудь бы забыл их и оказались бы они у кого-то еще в кармане.
Слушая исповедь раненой пациентки, Винсент смотрел в пустоту усталым взглядом, не выражающим абсолютно ничего. Все такая же усталость и скука в глазах, как будто он больше думает о чем-то своем, чем о своих проблемах, а никак не пытаясь понять, о чем же там рассуждает фрекен Вульф. Но на самом деле он слушал весьма внимательно и старался вникать во все аспекты.
По поводу больницы было довольно странно. Во всяком случае, Винсент как-то миновал момент в своей жизни, чтобы связывать отдых в палате с беспомощностью и бездействием. В принципе, он пусть и был в достаточной мере деятельным человеком, все равно неуемной энергии у него не было. Норвежец балансировал где-то между желанием помогать людям и усталостью, помноженной на некоторую лень, в результате спокойно действуя тогда, когда можно и нужно действовать, а в другие моменты с чистой совестью отдыхая. Винсент думал спросить у синевласой фрекен о ее боязни больницы с целью найти компромисс, но решил помолчать. В медицинской карте о каких-то явных фобиях ничего указано не было, хотя подобные вещи вообще нужно знать. Врач на мгновение задумался о том, что вообще произошло. Все-таки не каждый день привозят людей с пулевыми ранениями. Вполне могло оказаться так, что у девушки проблемы с законом и потому тут оставаться она не хотела. Впрочем, Винсент решил, что это не его дело.
А вот дальше нехорошие чувства продолжили проникать в его сознание. Первым делом от того, какие слова и выражения применяла девушка. Особенно норвежец зацепился сознанием за слово «напарник». Нечасто в его представлении, люди кого-то называют так. Само слово не обладало какими-то невероятными особенностями, просто оттенок был какой-то странный. Друг, приятель, знакомый – все это нормально и весьма однозначно показывает личные отношения. Коллега, партнер, сотрудник – это уже к деловым отношениям. А вот как понимать «напарника»? У Винсента подобное название ассоциируется с тем, что с этим человеком занимаются какими-то совместными и при этом неофициальными делами. Сомнения в легальности дел фрекен Вульф только упрочились.
Когда же речь зашла о начальнике, Винсент даже усилия приложил о том, чтобы глаза на лоб не полезли. Никакой нормальный начальник, работающий в официальной компании или конторе, не заставит своего подчиненного работать во время больничного, если не хочет потерять место. До суда дело дойти может довольно легко и этот суд неугомонный руководитель сможет выиграть с огромным трудом. Потому количество неофициальности в деятельности фрекен Вульф явно переваливало за все нормы.
Устало вздохнув, Винсент отпил пару глотков. Ну, допустим. Ну вот какое ему дело? Он врач, его дело – лечить других людей, а не выяснять, как они живут. Кому-то сообщать о своих подозрениях он не собирался. Не его дело. Придет по задницу этой девицы полиция – ну значит придет. Нет – так чего усложнять кому-то жизнь?
- Винсент Мортенссон. Впрочем, не думаю, что мое имя принесет вам много пользы – не факт даже, что я буду считаться вашим лечащим врачом, все-таки сегодня не моя смена. Впрочем, роль врача невелика в вашем дальнейшем здесь пребывании – проверять и убеждаться, что операция прошла нормально и повторно вскрывать вас не требуется.  Что касается вашего идиотизма – ну, не более идиотка, чем многие другие люди вашего возраста. Может, изменитесь со временем и станете более ответственной и рассудительной. Может, нет. «Обычная толпа» как вы выражаетесь, не менее живая, чем вы, это так, к слову. За каждой частичкой «серой массы» все-таки есть живой человек с желаниями, идеями, с какими-то безрассудными и иррациональными поступками. Вопрос лишь в том, какие возможности подкинули человеку и какие обстоятельства стоят на пути его полета мысли. Это наверно единственная мысль, которую я думаю, стоит до вас донести. В остальном – ну, дело ваше. На несколько дней вы все равно тут застряли - сказано это было весьма равнодушным голосом, безо всякого эмоционального окраса. Хотя, конечно, врачу было интересно посмотреть, будет ли фрекен Вульф предпринимать дальнейшие попытки, чтобы уговорить его выпустить ее.

+1

13

Девушка лишь усмехнулась, закрывая глаза, чтобы не видеть противный потолок.
- Что значит имя, роза пахнет розой э цетера, э цетера(et etc). Забавно, но этот город научил меня не забывать имён тех, кто когда либо помог или согласился помочь. Будь то по воле судьбы, желания, приказы или же лишь из-за клятвы Гиппократа.  Знаете, ведь не каждый врач готов помогать людям не в свою смену. Мне пришлось повидать и таких. После этого девушка замолчала, обдумывая слова мужчины и одновременно прикидывая план спасения из этих невыносимых белых стен. Не самый приятный для неё лично и не привычный запах больничной палаты щекотал ноздри, заставляя слегка морщиться. Лучше бы тут пахло кровью или внутренними органами, более резкий запах, но он сразу даёт понять, что отсюда есть лишь два выхода. Ногами вниз и самому, либо ногами вперёд и на каталке. Эльза медленно выдохнула, пытаясь прогнать всплывшие в голове сцены из кровавых ужастиков про больницы. Как ни странно, но именно они постоянно лезли ей в голову, стоило попасть в привычное место. Даже если в очереди в терапевту сидишь, всё равно кажется, что сейчас пухлая медсестра превратиться в двух озлобленных сестричек из Сайлент-хила. Орлица тихо беззвучно рассмеялась своим мыслям, её забавлял ответ доктора. Обычно люди реагируют по-другому, но только не этот.
- Вы зовёте меня фрёкен. Это же, вроде, норвежское обращение. Так забавно, словно я почти дома, в Берлине. У нас тоже был один сосед норвежец, такой забавный дяденька. Возраст, - девушка произнесла это слово медленно, словно пробуя на вкус, - возраст, забавная штука. Но мне нравится ваша точка зрения, пусть такой и останется. Вы правы, толпа живая, настоящая, она словно огромный муровейник! Гудит, бегает, перетекает, может поднять бунт и свергнуть кого-то. Но, счастливы ли эти люди? Желания есть у всех, но далеко не все готовы их реализовывать. Кто-то ссылается на семью, кто-то на нехватку времени, кто-то на финансовую сторону, кому-то просто лень. Вот и выходит, что они бегут по своей колее, в перерывах о чём-то мечтая, но ничего не меняют. А я счастлива от своей жизни. У меня нет этой избитой колеи. Может так жить не очень хорошо, как многие считают, но это лишь ширма для собственного сознания. Я повидала много людей. И все, кто вышел за пределы этой колеи были по-настоящему счастливы. Хотя, - Эльза тихо хмыкнула, открывая глаза, - каждому своё. А вы счастливы, господин Мортенссон? Вы же тоже, должны о чём-то мечтать. Девушка снова умолкла, повисшая тишина немного раздражала, поэтому она снова нарушила её.
- Видимо это из-за наркоза, до меня ваша мысль дошла только сейчас, я зацепилась за более первичную фразу, - Вульф тихо рассмеялась, прикрывая глаза рукой, - простите, но я всё-равно найду способ покинуть эти стены. Сбегу сама, попрошу меня украсть или же придётся пуститься по поту бюрократии, это уже не столь важно. Пока вы тут сидите, мне хоть не скучно, вы необычный, herr Мортенссон. Пожалуй стоило сказать что-то ещё, последние слова требовали продолжения, но его так и не озвучили. Может она не смогла выбрать нужное, а может и не хотела выбирать, решив оставить это дело собеседнику. Ведь не так часто кто-то столь резко выделяется из привычно обыденных кругов общения.

+1

14

«Да уж, нашел занятие - с больной, пережившей операцию, разговаривать. По идее надо выдать успокоительное, антибиотики и дождаться, когда придет медбрат. А я тут ее раздражаю, донимаю разговорами.» Винсент хмыкнул и продолжил сидеть и слушать. Все-таки с ним разговоры велись и фрекен Вульф, несмотря на то, что анестезия может начать скоро проходить, держалась во вполне живом состоянии и продолжала разговаривать с ним. «Ну ладно, дам обезболивающее, если вдруг совсем плохо станет. К чему лишнюю нагрузку на почки организовывать».
Рассуждения по поводу его действий Винсента скорее утомляли, чем подпитывали его чувство собственной значимости. Он и сам прекрасно знал, что он делает кучу добрых дел и его самооценка была на нужном уровне. Хотя его часто беспокоило то, что некоторые бывшие пациенты начинали беспокоить его вне рабочего времени, без записи на прием, просто с какой-то поразительной прозорливостью узнавая его номер телефона. Что не могло не огорчать вечно сонного доктора, который совершенно не считал себя каким-нибудь диспетчером, который обязан быть все время на связи и в распоряжении других людей. Он надеялся, что тот факт, что фрекен Вульф узнала его имя, не сделает ее очередной раздражающей его особой. Винсент бы наверняка ее точно бы добавил в черный список на своем телефоне. Однако свои опасения норвежец держал при себе. Все равно делать Винсенту было нечего, кроме как подкидывать всякие нехорошие для него идеи пациентке.
- Это право этих людей. Есть разница между какими-то альтруистическими убеждениями и клятвой Гиппократа. Эти врачи тоже будут защищать интересы пациента и привлекать любые средства для его выздоровления. Ну и плохих людей тоже хватает. Один из них как раз лечит ту девушку, которая прибыла на скорой из одного места с вами, уж не знаю, приходится ли она кем-то вам или просто случайно пересеклись в одной передряге.
Выпив пару глотков кофе, Винсент почувствовал, что все равно клюет носом. Откинув голову назад и прикрыв на мгновение глаза, он почувствовал, что начинает проваливаться куда-то в дремоту. «Тревожный симптом. В какой-нибудь момент меня может банально вырубить независимо от моего желания. Ладно, если заснем, так заснем. Надеюсь, к тому времени моя кружка будет пуста и мне не зальет штаны, как обычно.» С мыслей сбила очередная реплика синевласой фрекен и Винсент понял, что прослушал кучу всего. Однако он примерно понял, о чем шла речь, и мог лишь хмыкнуть, осознавая собственное бессилие. Впрочем, он догадывался о том, что научить людей думать иначе невозможно. Пока их собственная ошибка не отвесит им хороший удар по голове, ничего человек не усвоит. И эта девица наверняка будет высокомерно делить людей на две кучки, пока в какой-то момент не обманется как следует. Развивать диалог на тему этики совершенно не хотелось. Ну и что, что некоторые люди не смогли реализовать свой потенциал. В жизни бывает и больше огорчений. К тому же он донес свою точку зрения, а то, что дальше фрекен болтала о своем – дело ее.
- Если что, «фрекен» произношение скандинавское. А не норвежское. Шведский, датский и норвежский – очень схожие языки. Вроде как из германской группы происходят.
Вдаваться в особенности языков Винсент не стал, решив умолчать о данной тематике. Все равно он не был таким уж большим специалистом в данной области.
- На данный момент нет, не счастлив. Счастье весьма краткосрочное понятие. Вечная человеческая неудовлетворенность и в привыкаемость не стоит игнорировать. Я был когда-то счастлив, но на данный момент я просто сонлив.
Ответив достаточно мрачно, Винсент решил не уточнять, что его счастье умерло у него на руках после двухмесячной агонии, пока он изо всех сил боролся за ее жизнь. Нечего уточнять такие детали.
- А сбежать – да пожалуйста, дело ваше. Это больница, не тюрьма, здесь все-таки людей лечат, а не держат в заточении. Ну, по поводу вороха проблем, к которым приведет это – не маленькая уже, с последствиями своих поступков разбираться будете.
Винсент пожал плечами, решив не вдаваться в детали того, какие же проблемы ждут. По его представлению – немаленькие, ведь все-таки девица, являющаяся свидетельницей преступления, исчезает. Плюс ко всему, страховые компании не любят, когда пациенты сбегают, в то время, как они за них платят. Но Винсента не беспокоил ни первый, ни второй пункт этих последствий. К нему они не особо относятся, он не обязан приковывать пациентку к больничной койке и следить, чтобы она никуда не сбежала до полного выздоровления.

+1

15

Бок медленно возвращался, в какой-то момент это начало напоминать присоединение космического шаттла к спутнику. Сцепка за сцепкой, медленно, но основательно спутник срастается с шаттлом, образуя одно целое. Так и сейчас, сигнал по нейронной сети вновь передавал в мозг импульс, сообщая о наличии у носителя куска мяса. Боли особо не было, ничего непривычного. Вот только откуда-то всплыло чувство, которое, почему-то, так любят называть именно по французски: déjà vu. Вульф глубоко вдохнула и медленно выдохнула, стараясь полностью почувствовать раненые мышцы. Слова мужчины всё-равно каким-то образом частично ускользали, точнее их смысл ускользал от неё. Девушка подняла руку, разводя пальцы в стороны, через них она смотрела на белёсый потолок. Ладошка казалась темнее обычного, но количество пальчиков не менялось, уже хорошо. Эльза наблюдала, точнее подглядывала за доктором. Мужчина в какой-то момент выглядел очень забавным. Эти мешки под глазами, растрёпанные волосы, щетина, Винсент ярким пятном выделялся среди знакомых лиц, пусть и таких разных, он всё-равно оставался уникален. Мужчину явно начало клонить в сон, а значит не стоит его больше утомлять своей пустой болтовнёй. Девушка мягко улыбнулась.
- Так вы не имеете норвежские корни? - бровь изогнулась подтверждая изумление, - жаль, если так. Счастье странная штука. Доктор, нет, господин Мортиннсон, а есть что-то, что заставляет вас улыбаться или чувствовать себя чуточку счастливее, а может просто некие приземлённые человеческие мечты?
После этого Орлица потянулась к карману, извлекая оттуда мобильный. Она решила промолчать на последние высказывания, всё-таки, мужчину совсем не должны были волновать эти вопросы. Пальцы без труда набрали номер Шарпа, который и так был отпечатан в памяти. Трубку на другом конце сняли довольно быстро.
- Джейк, ты уже вернулся? А я в городской больнице. Прошу, сейчас же оформи мне перевод в какую-нибудь частную клинику, чтобы ночевала я уже дома и позвони нашей тётушке. Вульф медленно выдохнула, выслушивая одновременные беспокойства и лёгкое недовольство в трубке.
- Нет, прости, машину я не успела забрать, возьми мою, - рука широким движением прошлась по лицу, усталость накатывала волнами, - хорошо, я подожду тебя и дома всё расскажу. Ах да, купи мороженку, пожалуйста, буду её к ране прикладывать. Эльза рассмеялась, голос возвращался, прогоняя хрипоту.
- Простите, доктор, наверное я вас утомила.

+1

16

- Имею, имею, успокойтесь, - проворчал доктор, решив не особо вникать в вопрос о своей родословной. Иногда в приступе хандры он на самом деле даже жалел, что имел подобные корни. Не имел бы – не поехал бы в Норвегию и учился бы где-нибудь в другом месте. Не встретил бы Люми, может, встретил бы кого-то другого, и жизнь бы повернулась совсем иначе. Правда, когда хандра проходила, Винсент скорее винил себя за подобную слабость и после этого шел по своему жизненному пути дальше. Все-таки иначе бы это было каким-то предательством по отношению к покойной жене. Ведь  с ней он-то был счастлив, и просто лишь утратив это, позволял себе подобные мрачные мысли, произрастающие из сожаления.
- Ну, например, я работаю в согласии со своими принципами о помощи людям. Что для меня вполне хорошо. Также у меня есть кошка Мэнни, которая составляет мне вполне достаточную компанию дома. Ну и много других моментов, которые окрашивают мою жизнь в светлые тона, что заставляет меня идти вперед. А у вас что в жизни считается за хорошие вещи, которые стоит удержать в вашем мире? - а почему бы не позадавать встречные вопросы? Не то, чтобы Винсенту было особо интересно, какой жизнью там живет фрекен Вульф, просто собирался поддержать диалог. К тому же психология подсказывает, что люди иногда неосознанно затрагивают такие темы для разговоров,  которые для них самих являются болезненными. Хотя в случае фрекен Вульф это было, вероятно, не так. Синевласая девушка не производила впечатления измученной жизнью и неспособной найти положительные стороны в окружающем мире. Разве что Винсент отметил для себя то, что, вероятно,  его пациентка и другая прибывшая девчушка никак толком не связаны. Раз фрекен Вульф никак не отреагировала на его замечание о том, что за ее жизнь ведет борьбу доктор, о котором Морт не самого высокого мнения.
Диалог между пациенткой и незнакомцем по ту сторону телефонной трубки ни капли не волновал доктора. Каждый человек в каком-то смысле является кузнецом своего счастья. Хочет девушка работать и получить в конечном итоге неправильно сросшиеся мышцы – ее право. В принципе по идее перевод даже делать было не необходимо. Достаточно было прийти какому-нибудь родственнику девушки и сделать волеизъявление забрать ее. Пациентов в таком вопросе слушают редко по той причине, что после операции они считаются временно недееспособными. Особенно если они на болеутоляющих каких-нибудь.
- Вы меня утомить больше, чем я утомлен по жизни, вряд ли в состоянии. Даже если вы со мной будете несколько часов подряд болтать с перерывами на мои проблемы организма. Как ваше скорее состояние? Если сильно болит, я могу дать вам обезболивающее или снотворное, не делаю это из-за того, что и так я делал вам анестезию, а подвергать ваши почки излишней нагрузке я считаю не совсем правильным делом. - зевнув в кулак, Винсент продолжил дуть кофе. Медбрат, походу, совсем потерялся. Удивительно то, что вообще никто не приходит и не выгоняет их из операционной. Все-таки это не палата, чтобы тут сидеть много времени. Провели операцию – освободили помещение и дали уборщицам убраться. Но тут, походу, все совсем плохо. «Видимо потому что я не на смене, я не хожу и не заявляю о своем присутствии. Потому все и забыли обо мне и об этой пациентке».

+1

17

Девушка уже успела погрузиться в свои мысли, а точнее составляла список фильмов и сериалов, которые ей предстояло пересмотреть за ближайшие несколько дней, со списком книг было попроще. Он и так всегда был, просто прочёл - вычеркнул. Запах кофе щекотал нос всё меньше, заставляя спокойнее себя воспринимать. "Интересно, а Джейк купит достаточно мороженки? Он же не додумается купить шоколадную, зная, что я не люблю шоколадное мороженное. А вдруг какую-нибудь хрень купит, типо грушевого?" Мысли резко прервались размышлениями собеседника. Пришлось достаточно оперативно перепрыгивать с мысли на мысль, но сознание потихоньку прояснялось.
- Кошка это хорошо, а у меня только одноглазый сосед, - Эльза тихо рассмеялась, она не считала Шарпа домашним любимцем, хотя иногда подкалывала его на похожие темы, - хмм, мой список хороших вещей достаточно длинный, может даже слишком длинный. Я люблю поспать, хорошо поесть, почесать сторожевого пса в офисе. Мне нравится моя работа, мой дом, мои приятели. Даже иногда противные заказчики не так плохи. Один некогда близкий мне человек научил меня, что всегда могло быть хуже, а значит надо радоваться теперешнему состоянию. Хотя, в жизни есть и грустные грани. Преодолевая их ты становишься, словно, более счастливым и умиротворённым. Знаете, не смотря на очень обширный круг знакомых, я достаточно одинока. Но я не вижу в этом чего-то грустного. Это просто называется самодостаточность, вроде, или довольствоваться малым. Каждому из близких людей я готова доверить свою жизнь. Вульф замолчала, не замечая, как проваливается в свои мысли, пытаясь с ходу пересчитать всех, комк можно доверить сохранность любимой заднички. Губы изогнулись в немного грустной улыбке. Цифры выходили совсем не утешительными. Что же с ней сделал этот город, в кого превратил, а может она всегда была такой.
- Я рада, редко последнее время удаётся найти столь стоящего собеседника. Многих интересует лишь их персона или же  мода и сплетни. Это достаточно скучно и однообразно. Разве так важно, с кем спит твоя соседка или сколько внебрачных детей у начальника. А моё состояние в норме. Не надо никаких лекарств, только если они не помогут мышцам быстрее срастаться, - Орлица мягко улыбнулась, скользя взглядом от переносицы, до кончика носа доктора, дальше оказалась кружка, - боль почти не чувствуется. А уснуть я и сама скоро смогу, главное по привычке не ворочаться. Доктор, а сколько времени уже прошло? Вдруг задумалась Эльза. Из-за анестезии и прочего она совершенно теряла ощущение реальности, даже на телефон не глянула, когда звонила Шарпу. А вот теперь, стоило мужчине заикнуться о часах, зависимость от часовой стрелки снова проснулась. Не то чтобы ей было куда спешить, но как-то это всё было немного странно. Странно что никого больше не было рядом. На секунду даже показалось, что больница вымерла, может зомби апокалипсис подкрался совсем незаметно? Хотя нет, глупости.

+1

18

Как обычно, полного согласия с мнением пациентки у Винсента, но при этом ему было практически наплевать, и давить на нее со своим мнением он не собирался. Да, подкинет пищу для размышления. Вот и сейчас в вопросе позитивных и негативных моментов у них было расхождение, но было понятно, что это расхождение вполне минимально, потому достаточно просто уточнить.
- Зависит от ситуации. Жизнь нередко делает так, что на смену одним проблемам приходят другие. Потому если акцентировать на них внимание, можно начать в какой-то момент воспринимать свою жизнь как сплошную черную полосу и получить хандру в свою голову. Это так, к слову.
На рассуждениях о том, какой он прекрасный собеседник Винсент решил не акцентировать свое внимание. Куда больше его заставил задуматься вопрос от девушки о том, сколько времени прошло. Раз уж она начинает подмечать, то точно пора кому-то вправлять мозги.
- Минут десять, наверно уже есть. Много. Пойду, наверно, найду утерянного медбрата, - Поднялся врач неторопливо и пошел на выход, прикрыв за собой дверь.
Заплутавшего парня искать долго не пришлось. Заглянув в комнату медсестер, он нашел несчастного в довольно странной позе, когда тот стоя, облокачивался на стол и общался на одной высоте с сидящей коллегой. Винсент даже говорить ничего не стал, просто прислонился к косяку в ожидании, когда голубки его заметят. На его взгляд, не замечали его довольно долго, затем девушка, наконец, бросила на него изумленный взгляд, а следом за ней и парень. Отослав медбрату не предвещающий ничего хорошего взгляд, доктор молчал. Паренек, впрочем, сообразительный и вместе со своей пассией метнулся на выход, после чего прихватил недалеко стоящие носилки с лежащей на ней больничной ночнушкой. Винсент неторопливо пошел вслед за ними в операционную. Увидев, что молодые люди уже начали аккуратно перекладывать пациентку на носилки, он отсалютовал фрекен Вульф чашкой с кофе.
- Они вас до больничной палаты отвезут и переоденут. Постарайтесь хотя бы поспать немного прежде чем вас могут тормошить из-за вашего перевода в другое лечебное заведение. Я пока к администратору схожу - мрачным тоном добавил Винсент, в некоторой мере адресуя эту фразу и своим коллегам. Обернувшись, он уже думал покинуть операционную, как вдруг вспомнив кое-что и решил высказаться еще, - Ваши пожелания я тоже упомяну. Если вдруг больше не увидимся, то всего доброго, фрекен Вульф.
После этого врач пошел к по коридору, зевая в кулак и надеясь на то, что он не заснет где-то по дороге. Надо было и свои претензии к работе медбрата высказать, которая никуда не годилась, и еще отметить, что пациентка Эльза Вульф, похоже, подбила каких-то родственников или близких, чтобы ее перевели в частную клинику.

+1

19

Доктор ушёл, оставляя девушку одну в операционной. Пустота окружала, обволакивала, в какой-то момент одурманенному сознанию показалось, что они и она в ней растворяется, но это всего лишь игры разума.
- Тихо, тишина, - голос звучал уже совсем привычно, звуки враз разогнали давящую пустоту. Даже показалось, что мир снова ожил, словно выныривая из петли времени, заставившей всё вне помещения замереть. За дверями кто-то проехал с скрипучим колёсиком каталки, кто-то встретил знакомого. Некая девушка шумно высморкалась, совсем рядом ведро по полу возякала уборщица. Жизнь текла и бурлила за стенами операционной, а Вульф лишь усмехнулась, раздумывая, стоит попытаться дёрнуться или лучше побыть телом. Просто лежать и осматриваться вокруг. Запах кофе всё ещё оставался в палате, несмотря на уже долгое отсутствие мужчины. А может он просто засел в сознании или же одежда тоже пропиталась этим ароматом. Эльза тихо рассмеялась, придутся пояснять Шарпу, каким макаром она умудрилась подцепить сей аромат. Но вот пустоту операционной окончательно прогнали пришедшие работники. Без лишних слов и сопротивлений девушка оказалась уже на носилках. Орлица слабо улыбнулась и помахала доктору, отмечая про себя, что кружка, видать, уже снова полная.
- Доброй, уже видимо, ночи, доктор Мортенссон, не волнуйтесь, всё устроить лучшим образом для нас обоих! Девушка проводила мужчину взглядом и вновь потянулась за телефоном. Она уже собиралась провести несколько часов в больничной палате, как на входе её уже перехватил Шарп. Наёмник явно пугал медперсонал своим внушительным видом, было заметно по их лицам. Эльза тихо хихикала с этого и без лишних вопросов отправилась домой.
  Уже после их возвращения пришла добродушная сиделка, по причитала, но выполнила просьбу мисс Вульф. На следующий день в больницу, на имя Винсента Мортенссона доставили посылку с упаковкой одного из лучших сортов кофе. Девушка не бредила и не лукавила тогда, она и правда помнила всех тех, кто хоть когда-либо сделал ей бескорыстное добро. А добро всегда должно быть вознаграждено.

0


Вы здесь » Circus of the Damned » Сборник рукописей, том II » [20.03.11] Kulehull i drommene*